Творения, 2

Во второй том нашего собраний творений святителя Филарета Московского (Дроздова) вошли творения святителя, не относящиеся к жанру проповеди или беседы.

Это разные тексты административного характера, письма, сборник «Государственное учение Филарета, митрополита Московского», сборник «Мысли и изречения», богословские сочинения, знаменитый стихотворный диалог Филарета Московского и Пушкина и многое другое.

Сюда же вошла прекрасная, глубокая ежедневная молитва святителя Филарета Московского:

«Господи: не знаю, чего мне просить у Тебя? Ты один ведаешь, что мне потребно.Ты любишь меня паче, нежели я умею любить себя.

Отче! Даждь рабу Твоему — чего сам я и просить не умею. Не дерзаю просить — ни креста, ни утешения! Только стою пред Тобою; сердце мое — отверсто.

Ты зриши нужды, которых я не знаю. Зри! — и сотвори со мною по милости Твоей: порази и исцели, низложи и подыми меня. Благоговею и безмолвствую пред Твоею святою волею и непостижымими для меня Твоими судьбами.

Приношу себя в жертву Тебе. Предаюсь Тебе. Нет у меня желания, кроме желания — исполнить волю Твою… Научи меня молиться. Сам во мне молись.»


Молитвы

Ежедневная молитва свт. Филарета

Господи: не знаю, чего мне просить у Тебя? Ты один ведаешь, что мне потребно.Ты любишь меня паче, нежели я умею любить себя.
Отче! Даждь рабу Твоему - чего сам я и просить не умею. Не дерзаю просить - ни креста, ни утешения! Только стою пред Тобою; сердце мое - отверсто.
Ты зриши нужды, которых я не знаю. Зри! - и сотвори со мною по милости Твоей: порази и исцели, низложи и подыми меня. Благоговею и безмолвствую пред Твоею святою волею и непостижымими для меня Твоими судьбами.
Приношу себя в жертву Тебе. Предаюсь Тебе. Нет у меня желания, кроме желания - исполнить волю Твою... Научи меня молиться. Сам во мне молись.

 

Молитва в день воспоминания тысячелетия России

 

Господи Боже, Царю веков, глаголяй на язык и царство и созиждаяй и насаждаяй их! (Иер. 18:9). Ко Твоему величеству припадающе со страхом и благоговением, благодарне исповедуем милости Твоя, многочастне и многообразне в десяти веках явленные народу и царству Российскому.
Ты бо, Господи, возглаголал еси Твое зиждительное слово на сей народ, и создал еси в нем царство, и насадил, и укоренил, и возрастил, и разширил еси его на земли обитания его, и поставил еси над ним от Тебе сущую власть, и укрепил еси его на сопротивных, и оградил еси его законами, наипаче же просветил и одушевил еси его спасительною верою, и аще иногда и жезлом посещал еси неправды его, но милости Твоея не удалил и не удаляеши от нас.
Тя убо, Владыку, Господа и Благодетеля славим, хвалим, благодарим, поем и величаем, и, от самых щедрот Твоих в вере и уповании утверждение и дерзновение пред Тобою приемлюще, смиренно молим: сохрани престол и царство Благочестивейшаго Самодержавнейшаго Великаго Государя Императора Александра Николаевича всей России в истинном величии, твердости и славе.
Прости, всемилостиве Господи, вся грехи наша и отец наших, и направи стопы наша к деланию заповедей Твоих.
Соблюди в нас православную веру в ея чистоте и силе, и да пребудет она, якоже бысть, средоточием общественнаго единения, источником просвещения, основанием и твердынею народнаго благонравия, правды законов, благодетельности управления, нерушимости благостояния.
Да не увянет и не изсохнет древнее насаждение добра, но да привиется к нему новое стеблие лучшаго, и да изыдет новый цвет благолепия и плод совершенства.
Тако призри на нас, и ущедри нас, да благословляеми Тобою, от дне до дне и от века до века благословим Тя, Господи.
Слава Тебе Богу, Благодетелю нашему, во веки веков. Аминь.
По окончании молебна и по возглашении многолетия Благочестивейшему Государю Императору и Высочайшей Фамилии следаны протодиаконом еще следующие провозглашения:
Просветившим Россию христианскою православною верою равноапостольным Великому Князю Владимиру и Великой Княгине Ольге, преемственне в течение веков созидавшим и укреплявшим единодержавие России Благоверным Царем и Великим Князем, новосозидавшим Российское царство и разширившим и прославившим оное в Бозе почившим Благочестивейшим Императорам и Императрицам, вечная память.
Всем избранным сынам России, в течение веков верно подвизавшимся за ея единство, благо и славу, на поприщах благочестия, просвещения, управления и победоносной защиты Отечества, вечная память.
Времена и лета в руце Своей положивый Господи, Твоим премудрым всеблагим Промыслом тысящелетне сохраняемому и возвращаемому царству Всероссийскому, пробави велию милость Твою и сохрани оное в вере и правде, во Богозаконии и благоустроении на лета и веки многие.

 

Молитва заключенного в темнице

 Господи Боже, Создателю и Спасителю мой, Благословенно да будет имя Твое святое!
Благодарение и слава Тебе, Господи, о всех благих, яже приях от Тебе в житии сем.
Ныне же скорбь и болезнь обретох и имя Твое призываю.
Поношения нападоша на мя. Положиша мя в рове преисподнем, в темных и сени смертней. Скорблю о сем, и по сей скорби разумеваю, яко согреших пред Тобою, и по грехам моим приидоша на мя беды. Ибо праведники Твои не унывающе и в темницах пояху Тебе, и во страданиях радовахуся.
И аще беззакония назриши, Господи, Господи, кто постоит? Яко несть человека, иже не согрешит.
Но Ты, Господи, грехи всего мира носиши и покаянием очищаеши. Верую, яко и мене, грешнаго, не отвержеши от лица Твоего. За весь мир Единородный Сын Твой излия Свою Божественную кровь. Верую, яко и мене от грехов моих омыти может и хощет.
Сего ради с Давидом глаголю: исповем на мя беззаконие мое, Ты же, яко благ, остави нечестие сердца моего.
Страшуся суда и осуждения человеческаго, но наипаче да будет мне в страх Твой неумытный суд и вечное осуждение.
Аще неправда восстанет на мя: дерзлю словом Давидовым молитися Тебе: услыши, Господи, правду мою, и вонми суду моему, и правдою Твоею избави мя.
Аще же неправду сотворих, милосердием Твоим неправду мою уврачуй.
Не попусти уклонитися сердцу моему во словеса лукавствия, к сокрытию истины и к ложному оправданию.
Помози мне и уразумети, и возненавидети неправду мою, возлюбити же правду и во истине окрести облегчение души моей.
Облегчи время бедствия моего. А еще понести мне суждено, да понесу с терпением ради очищения грехов моих и ради умилостивления Твоего правосудия.
Аще и стыд покрыет мене пред некими человеки, да потерплю со смирением, да умилостивлю Тебе, Господи, да не постыжен буду пред лицом всего мира на Страшном Суде Твоем.
Прихожу к Тебе скорбнын и печальный, не лиши мене духовнаго утешения.
Прихожу к Тебе омраченный, яви мне свет упования спасения. Припадаю к Тебе изнемогший, возстави и утверди мене благодатию Твоею.
Паче же всего даруй мне желание и помози мне, Господи, творити во всем Твою волю, да в мире совести прославлю имя Твое святое, Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

 

Молитва к 700-летию Москвы

 Господи Боже Вседержителю, Словом Твоим утвердивый небеса и Духом уст Твоих всю силу их, положивый светила на тверди небесней в знамения, и во времена, и во дни, и в лета, и в бытие видимых созданий Твоих в круги времен заключивый, благословивый начатки времен, и числа исполнения их освятивый! Ты, Господи, усты пророка Твоего Моисея, первым в месяцех лета нарекл еси месяц, в оньже агнцем избавительныя пасхи спасительное таинство Агнца закланного прежде сложения мира, Господа нашего Иисуса Христа, предобразил еси людем Твоим Израилю. Ты, в древнем законе Твоем, в предел седмицы дней и седмицы седмиц, праздники Твоя, в память благодеяний Твоих, поставил еси; и исполнение седмицы седмилетий, во обновление памяти судеб Твоих, летом оставления венчал еси; со благословением безтруднаго изобилия. Се ныне Твой новый Израиль, от древнего образа к новоявленной истине прешед, первый в месяцех, и новое лето начинает от явления во яслех вифлиемских Агнца, вземлющаго грехи мира, Господа нашего Иисуса Христа, и от начатия Его всеспасительныя крестныя жертвы, в страдательном пролиянии крове обрезания. Царствующий же град сей не месяца токмо и лета начало пред собою ныне зрит, и не седмицы дней токмо и лет исчисляет, но седмь протекших над ним веков помянув, судьбам Твоим чудится, и в помышлении о судьбах осьмаго своего века, пред лицем Твоим, Царю веков, благоговеет. Исповедуем милости Твоя древния, и о настоящих благодарим, и о будущих молим. Славим Твое благодатное избрание, и богатый о нас Промысл, яко малую некогда весь во град велий возрастил еси; и, прежде сбытия, еже славну быти граду сему во всех градех российских, и взыти рукам его на плещи враг его, и прославитися Тебе в нем, угодником Твоим святителем Петром предвозвестил еси; таже и приносимый престол Православия зде утвердил еси; и корень Единодержавия всероссийскаго зде насадил еси, и престол Царства возвысил еси, и угасшему светильнику царскаго рода отселе с вящшей светлостию возсияти даровал еси, и святым Твоим зде пожити и во благоухании святыни почити благоволил еси, ихже молитвами овогда убо, аки адамантовою стеною, от напастей ограждал еси град сей, овогда же и бедствующий вскоре избавлял еси, и во дни наши, мневшийся погибнути, от пепела и разрушения еси возставил, и новым благолепием украсил, и обилием исполнил.
Отце щедрот и Господи милости! Призри благосердием на сие благодарственное исповедание наше и не остави милости Твоея от нас. Благослови венец новаго лета благостию Твоею: и венец седми веков, иже на версе царствующаго сего града, и во осмем да не увядает. Обнови и умножи благословения Твоя на превознесенном Тобою рабе Твоем Благочестивейшем Самодержавнейшем Великом Государе нашем Императоре Николае Павловиче, и на державном его роде. Долгоденствие и благоденствие, и в делах царствия и во всех добродетелех преуспеяние им даруй. Сохрани Церковь Твою Святую неколебиму на основании Твоего Божественнаго слова, на камени Апостольския веры, и никоеже дерзновенное своемудрие человеческое да не прикоснется кивоту Божию. Реки, Господи, мир на люди Твоя, и на обращающия сердца к Тебе. Да будет близ боящихся Тебе спасение Твое, вселити славу в землю нашу. Милость и истина в ней да сретаются, и правда и мир да лобызаются. Не предаждь нас призрети в суеты и неистовления ложная, но да призрим на вся заповеди Твоя, и не постыдимся. Даруй нам благодать и благую ревность, да Твоего вечнаго царствия и правды его прежде и паче всего ищем, яко да и благая временному житию потребная вся приложатся нам, предстательствующими и покровительствующими молитвами Преблагословенныя Приснодевы Богородицы и святителей Петра, Алексия, Ионы и Филиппа, с нимиже во обращении веры Тебе Единому Триипостасному Богу, Безначальному Отцу и Собезначальному Сыну и Соприсносущному Святому Духу приносим подобающее благодарение, и поклонение, и славу, во веки веков.

 

Помянник, писанный рукою его высокопреосвященства <митрополита Филарета> от 9 октября 1844 года [1]

Помянник, "писанный рукою" свт. Филарета, в 1855 году был передан в ризницу Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, где собирался архив Святителя. Теперь подлинник находится в Российской государственной библиотеке, в 1999 г. он был показан на выставке "Духовные светочи России" в Музее имени Андрея Рублева в Москве.
Даже если бы не сохранился бесценный автограф и написанный здесь летящим почерком свт. Филарета текст был бы известен только в копии, само содержание его таково, что не оставляет сомнения в авторстве Святителя. Кто еще мог поместить почти в самое начало помянника внезапно скончавшихся, погибших "бедственною смертию" (от стихийных бедствий) и всех одиноких и забытых, о которых некому молиться, и лишь после них - Благочестивейшего Императора и Императриц. Кто еще, кроме свт. Филарета, мог "наипаче" поминать из царей и цариц тех, которые споспешествовали "миру Святыя Церкви и благому жительству человеческому".
Среди поминаемых отдельно покойных архипастырей первым стоит имя митрополита Платона (Левшина) (+1812) - наставника святителя Филарета, далее поминаются митрополиты, бывшие при его служении членами Святейшего Синода, в их числе - известный историк Церкви митр. Евгений (Болховитинов) (+1837); архиепископ Августин (+1819), управлявший Московской епархией во время войны с Наполеоном, архиепископ Кирилл (Богословский-Платонов) (+1841), одно время бывший викарием свт. Филарета, архиепископ Симеон (Крылов) (+1834) - преемник Святителя сначала на Тверской, а затем на Ярославской кафедре; наконец, епископ Иннокентий (Смирнов) (+1819) - противник подчинения Церкви "Двойному министерству", удаленный за это из Петербурга и скончавшийся в Пензе в возрасте 35 лет.
Помянник, судя по его содержанию, был составлен свт. Филаретом не для себя лично, не для келейных молитв, а для молитвенного поминовения в "обители сея", по всей видимости, в Гефсиманском скиту Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, освященном 28 сентября 1844 года, за две недели до составления помянника. В первых строках митрополит Филарет поминает "Отцев и братий наших, служивших в обителях Преподобного Сергия и в сей обители". В сей обители помянник, можно думать, и читался, начиная с Димитриевской субботы в октябре 1844 года (о частом чтении его, причем не в келейной обстановке, а в храме, свидетельствуют многочисленные сгибы листов и капли воска от церковной свечи, застывшие на последней странице).
При публикации мы сохраняем особенности орфографии оригинала, написанного по-славянски, все написания слов с прописной буквы также принадлежат свт. Филарету.
Редакция
Помяни Господи, усопших рабов Твоих, плодоносивших и добродеявших во Святых Твоих Церквах и в обителях Преподобнаго Сергия, и создателей обители сея, и отцев и братий наших служивших в обителях Преподобнаго Сергия, и в сей обители, миловавших нищия, посещавших болящия, заступавших немощныя, подвизавшихся за правду, и всех заповедавших нам недостойным молиться о них; и упокой души их идеже присещает свет лица Твоего. Аминь.
Упокой Господи души усопших рабов Твоих, внезапною или нужною[2] смертию скончавшихся, и предсмертнаго покаяния и причащением Святых Тайн напутствия несподобившихся, яко болезнию, ум и память отъемлющею, пораженных, или на брани убиенных, от разбойников и наветников разными образы жизни лишенных, от грома, от огня, от жара, от мраза, от ярости зверей <...> умерших, утопших, по бедственной смерти погребения лишенных, от нищеты, одиночества и неизвестности не имеющих ближняго, молящагося о них. Помяни их Сам, Господи, Ведый коегождо имя и душевную потребу, и даруй им очищение и прощение, и мира и ослабления сподоби их, непобедимою силою Животворящаго Креста, молитвами Пресвятыя Богородицы и всех святых. Аминь.
Помяни Господи Благочестивейших Императора Александра Павловича, Императриц Елисавету Алексеевну, Марию Феодоровну, благоверную великую Княгиню Александру Николаевну[3].
Помяни Господи усопших рабов Твоих Преосвященных Митрополитов: Платона, Амвросия, Михаила, Феофилакта, Евгения, Серафима, Архиепископов Августина, Симеона, Сергия, Кирилла, Стефана, Афанасия; Епископов: Самуила, Иннокентия, Августина[4].
Помяни Господи всех, иже от века и доныне, рабов Твоих, во истинной вере и уповании на милосердие Твое преставившихся, и елика в житии сем согрешиша, словом, делом, помышлением, и всяким чувством душевным и телесным, волею или неволею, в ведении или в неведении, прости им, и от всякия вины и юзы разреши их, и упокой души их, идеже присещает свет лица Твоего. Аминь.
Помяни Господи усопших рабов Твоих, Благочестивых Императоров и Императриц, Царей и Цариц, благоверных великих Князей, великих Княгинь и Княжен, Царевичей и Царевен, наипаче же миру Святыя Церкви и благому жительству человеческому споспешествовавших, и упокой души их, идеже присещает свет лица Твоего. Аминь.
Помяни Господи усопших рабов Твоих, Православных, Святейших Патриархов, Преосвященных Митрополитов, Архиепископов и Епископов, священно-Архимандритов, Игуменов, Иеромонахов, Протоиереев, Иереев и всех священническаго, монашескаго и клирическаго чина, и наипаче послуживших Православной вере и душам ближних своих, словом, и деянием, и молитвою, и упокой их, идеже присещает свет лица Твоего. Аминь.
Помяни Господи усопших рабов Твоих иже от правительствующаго Синклита, военачальников, градоначальников, и во всяком начальстве, и власти, и служении блага ради общаго потрудившихся, православных воинов, граждан, поселян, и всех Христиан, в православной вере и в покаянии скончавшихся, и упокой души их, идеже присещает Свет лица Твоего. Аминь.

 

Заупокойный помянник, составленный святителем Филаретом

Заупокойный помянник, составленный святителем Филаретом, митрополитом Московским и Коломенским, читавшийся в Гефсиманском скиту Троице-Сергиевой Лавры во время непрерывного чтения Псалтири
Помяни, Господи, всех иже от века и до ныне рабов Твоих, во истенней вере и уповании на милосердие Твое преставльшихся, и елика в житии сем согрешиша словом, делом, помышлением и всяким чувством душевным и телесным, волею и неволею, в ведении или в неведении, прости им и от всякия вины и юзы разреши их и упокой их, идеже присещает свет лица Твоего. Аминь.
Помяни, Господи, усопших рабов Твоих: благочестивых императоров и императриц, царей и цариц, благоверных великих князей, великих княгинь и княжен, царевичей и царевен, наипаче же миру Святыя Церкви и благому жительству человеческому споспешествовавших, и упокой души их, идеже присещает свет лица Твоего. Аминь.
Помяни, Господи, усопших рабов Твоих: православных святейших патриархов, преосвященных митрополитов, архиепископов и епископов, священноархимандритов, игуменов, иеромонахов, протоиереев, иереев и всех священническаго, монашескаго и клирическаго чина, и наипаче послужив-ших православной вере и душам ближних своих словом, и деянием, и молит-вою, и упокой их, идеже присещает свет лица Твоего. Аминь.
Помяни, Господи, усопших рабов Твоих, иже от правительства, военачальников, градоначальников и во всяком начальстве, и власти, и служении блага ради общаго потрудившихся, православных воинов, граждан, поселян и всех христиан, в православной вере и в покаянии скончавшихся, и упокой души их, идеже присещает свет лица Твоего. Аминь.
Помяни, Господи, усопших рабов Твоих, плодоносивших и добродеявших во святых Твоих церквах, и во обителех преподобнаго Сергия, и создателей обители сея, и отцев и братии наших, служивших во обителех преподобнаго Сергия и обители сей, миловавших нищия, посещавших болящия, заступовавших немощныя, подвизавшихся за правду, и всех заповедавших нам, недостойным, молитися о них, и упокой души их, идеже присещает свет лица Твоего. Аминь.
Упокой, Господи, души усопших рабов Твоих, внезапною или нужною[5] смертию скончавшихся и предсмертнаго покаяния и причащением Святых Таин напутствия несподобившихся, яко болезнию, ум и память отъемлющею, пораженных, или на брани убиенных, от разбойников и наветников разными образы жизни лишенных, от грома, от огня, от жара, от мраза, от ярости зверей и скотов умерших, утопших, по бедственней смерти погребения лишенных, от нищеты, одиночества и неизвестности не имеющих ближняго, молящагося о них. Помяни их Сам, Господи, ведый коегождо имя и душевную потребу, и даруй им очищение и прощение, и мира и ослабления сподоби их непобедимою силою Животворящаго Креста, молитвами Пресвятыя Богородицы и всех святых. Аминь.

 

Доклад Синода Государю[6] о причинах бедственного положения Православной церкви в России[7]

Ваше Императорское Величество, Всемилостивейший Государь!
Вступление Вашего Императорского Величества на прародительский престол пробудило силы государственной жизни. Все отрасли ея пришли в движение и по пути, указанному любовию Вашею, стали быстро стремиться к плодотворному преуспеянию.
По той мере, как стезя государственного развития, озаряемая светом Истины, становилась светлее и светлее, недостатки, крывшиеся в великом теле общества, стали обнаруживаться и возбуждать во всех благородных душах глубокое желание исправить их, уврачевать болезнь общества, разлить по всему организму его жизнь, чуждую отрицаний, исполненную ощущением сладости бытия, сколько доступно это на земле.
При таком всеобщем движении к совершенству не могли остаться незамеченными и некоторые недостатки, существующие в духовенстве русском. Стали появляться в журналах статьи, в которых указывалось на них, как бы мимоходом или в виде намеков. А за границею явилась целая книжка о русском духовенстве, в которой, как в мрачной картине, выставлены всякого рода недостатки духовенства. Враги святой веры, составляющей драгоценное наследие России, не замедлили воспользоваться этим разоблачением пороков сословия для своих старинных целей. От недостатков духовенства они делали заключение к недостаткам Святой Церкви и приглашали легкомысленных разорвать практический союз с нею. Печальные, хотя немногие, опыты отпадения некоторых заблудших показывают, что древний змий нашел в России не одну Еву.
Но как заключение от недостатков сословия обстоятельствами поставленного в правило положение недостаткам самой Церкви, созданной Господом, неосновательно, так большею частию поверхностны, преувеличены, несправедливы возгласы, направленные против духовного сословия. То, что составляет порок некоторых, представляется в этих возгласах принадлежностью всех. То, что привилось к нему силою обстоятельств или положения, в какие оно поставлено, изображается как свободное уклонение самого сословия от пути, по которому оно должно шествовать.
С другой стороны, нельзя вполне и отвергать этих порицаний. В некоторых из них выражается печальная истина. Недостатки в духовенстве есть, и иногда немалые. Как болезненное состояние какого-то ни было члена общества не может не отзываться болезненным ощущением во всем великом теле государства, тем паче болезненное состояние духовенства, занимающего по своему назначению весьма важное место в организме общественном. Но не только неблагоразумно и недобросовестно скрывать такое состояние, но, напротив, долг всякого благородного члена общества войти с полным вниманием в это положение и изыскать способы ко врачеванию его, чтобы все тело государства, исцеленное от всяких недугов, стройно развило в себе жизненные силы и восходило к указанному ему Богом совершенству.
Зная причины всех беспорядков, существующих в иерархии и духовенстве, а, с другой стороны, любя Святую Церковь,, любя Вас, Государь, мы допустили бы тяжкий грех пред Богом, пред людьми и пред Святой Церковью, если бы остались безмолвными зрителями бедственного положения Церкви и не возвысили пред Вами, Всемилостивейший Государь, своего голоса, когда по благосердию Вашему Вы сделали доступными себе вопли всяких нужд и страданий.
Выслушайте, Государь, голос людей, со всею искренностью сердца преданных Вам, голос истины, истекающей из глубокого сознания величия того, о чем они говорят. Дело касается Св.Церкви и следовательно и вечного спасения каждого из Ваших поданных и Вас самих, Государь.
Вашего Императорского Величества верноподанные.

 

О ПРИЧИНАХ БЕДСТВЕННОГО ПОЛОЖЕНИЯ ПРАВОСЛАВНОЙ КАФОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ В РОССИИ

Для того чтобы известное какое-либо общество действовало соответственно предположенной ему цели, необходимо, чтобы оно беспрепятственно пользовалось данными ему силами и приводило в исполнение все те способы, которые нужны для осуществления цели. Было бы крайне несправедливо, если бы, отправляя какого-либо человека в далекий путь, связали назад его руки, а к ногам приковали большие чугунные шары, и, кроме того, положили ему преграды при каждом шаге его вперед. Очевидно, что он в своих движениях будет вял, измучится среди своих усилий приблизиться к цели, и всегда будет далек от нее.
Обращая на современное нам русское духовенство взор, добросовестный и беспристрастный, неповрежденный никакими предубеждениями и страстями, мы не можем не сказать, что очень многие в духовном звании стоят на высокой степени нравственного совершенства, многие принадлежат к образованнейшим людям, и многие, перейдя из духовного в светское звание, были весьма полезными деятелями на поприще государственной службы. Следовательно, если заключается в Церкви, по-видимому, отсутствие живой деятельности и благих предприятий, если усматривается в духовенстве даже какая-то нравственная дисгармония жизни и деятельности с своим долгом, то причин этого надо искать не в лицах, призванных пасти Церковь, и не в самом существе Церкви. Их надобно искать вне сословия Духовного и Святой Церкви.
Мы не намерены в настоящее время изображать все положение Святой Церкви и православного духовенства в России. Цель нашей речи - показать только то, как управляется Церковь в нашем Отечестве, ибо ход всякой машины зависит от того, кому принадлежит управление машиною.
Высшее место, в котором сосредоточивается видимая жизнь Святой Церкви в России, из которого исходят все распоряжения об удовлетворении христианским нуждам верующих, о воспитании пастырей, и занятиях, и нравственном направлении духовенства, есть полностью Святейший Синод. В чем же состоит деятельность Синода, и кто в нем составляет душу, управляющую действиями его?
При имени - Св.Синод - воображают, что там заседает под председательством Первого Митрополита несколько иерархов, не менее 12-ти (по числу Святых Апостолов), которые по очереди или по взаимному избранию приезжают из своих епархий на известное число лет, в живом сознании присутствия невидимой Главы Церкви - Сына Божия - и изрекают мнения, напоминающие Святых Отцов Церкви.
Воображают, что иерархи заседают в храме или, по крайней мере, в такой зале, в которой на первом месте стоит изображение Иисуса Христа, а по обеим сторонам Его - изображения 12-ти Апостолов и преемников их - Великих Святителей и Вселенских учителей, которые должны продолжать свое существование в деяниях всех последующих иерархов; думают, что предметы для суждения предлагаются Первенствующим Митрополитом, который есть главное ответствующее лицо пред Богом в судьбе и делах Российской Церкви, и что мнения, собираемые им и подвергаемые взаимному обсуждению, приводятся им самим к единству и выражаются в решении, которое или им же, или по поручению его кем-либо из самих же иерархов записываются в книгу.
Пусть кто-либо, проникнутый этими мыслями, войдет в здание Синода; с первого же раза поразит его отсутствие того ,что он считал необходимым для состава Синода. Посредине небольшой залы он видит стол, за которым сидят Митрополит Санкт-Петербургский, два или три Архиерея, временно присутствующие, и два священника. На правой стороне залы стоит другой стол, за которым сидит обер-прокурор с двумя или тремя своими чиновниками. Пред средним столом стоит аналой, пред которым Секретарь читает вслух, то есть докладывает дела.
Зритель будет искать символов, которые бы указывали на Духовное значение залы заседаний Синода, и, к изумлению, не встретит почти ничего, кроме того, что находится в каждом русском присутственном месте: в Сенате, в Гражданской палате, в Земском суде.
В этой обстановке не должно считать малостию ни одного предмета, иначе вовсе не вносили бы в залу этих вещей, если бы они не выражали характера управления и не служили символом чего-нибудь.
Со смешанным чувством стыда и негодования посторонний наблюдатель становится в стороне и слушает. Начался доклад. Чтение одного дела длится час. Вот, наконец, оно закончилось! Начинают подавать голоса. Нетрудно заметить, что архиереи, вызванные из епархий для временного присутствия в Синоде, подавая мнение, чувствуют себя в каком-то неестественном, принужденном состоянии. Если всмотреться в причины этого, то легко понять, что иначе и быть не может. Они вызваны только на год, вызваны указом Государя по представлению обер-прокурора. Чем руководствовался обер-прокурор, вызывая того, а не другого архиерея, неизвестно, только не законом, а каким-то личным соображением. Отсюда происходит, что архиереи, приезжающие в Синод, в первую половину года только присматриваются к делам, докладываемым в Синоде, а во второй половине заботятся уже о том, как бы благополучно возвратиться из Санкт-Петербурга в свои епархии. Последствия такого несамостоятельного положения обнаруживаются и в то время, когда они присутствуют в Синоде.
Из прочих трех членов, один, то есть Митрополит Санкт-Петербургский, поступает в эту должность, обыкновенно, в старости, и иногда из какой-либо дальней Епархии, а потому также не скоро может войти надлежащим образом в свое положение. Притом положение имеет в себе что-то неопределенное. Прежде Санкт-Петербургские Митрополиты при назначении на этот пост, наименовываемы были вместе и первенствующими членами Св. Синода. Со времени обер-прокурора графа Протасова об этом наименовании в указаниях Царских стали хранить глубокое молчание.
Итак, в самом положении, данном составу Синода, замечается уже не то намерение, чтобы иерархи, пользуясь данною им от Бога властью, способствовали к правильному развитию христианской жизни в России, но какое-то желание парализовать эту власть и запутывать развитие сей жизни.
Впрочем, этим не ограничивается несчастное положение, в какое поставлена высшая духовная власть Православной Русской Церкви. Из сказанного нельзя не видеть, что в одно заседание Синода Секретарь успевает прочитать не более 5 или 7 дел. Таких заседаний бывает по три в неделю, иногда по два. А между тем протоколов от одного заседания готовится и подписывается иногда по десяти и более, на считая статей журнала. Решения по этим делам пишутся обыкновенно в канцелярии и исходят большею частию от секретарей, Обер-Секретарей, управляющего Канцелярию Синода (а это все лица светские - наемные - прим.ред), и главное - от Обер-прокурора (также лицо светское, назначаемое самим Императором). Можно ли себе представить что-либо более беспорядочного для чувства православного христианина6 миряне управляют судьбою ея, миряне дают направление ей, миряне распоряжаются Духом и жизнью Церкви!
Что это не суть одни слова, посмотрите, кому принадлежит инициатива дел, распределение их для докладов в заседании, наблюдение над суждениями в Синоде, поверка и одобрение журналов заседаний и протоколов, а также окончательное утверждение их; кто распорядитель и начальник всех чиновников, служащих при Синоде, и проч., и проч.
Инициатива дел об улучшениях и изменениях по самому существу иерархической власти, очевидно, должна принадлежать Иерархам и преимущественно - Старшему Митрополиту, заседающему в Синоде. Но в Российском Синоде совсем не так. Вот один из бесчисленных фактов. Благомысленные и попечительные и Св.Церкви, и Отечества Иерархи давно стали ощущать нужду преобразования Духовных училищ. Живо и глубоко сознавал эту нужду особенно покойный Митрополит Санкт-Петербургский Григорий, который еще в 1834 году составлял предположение об улучшении училищ. Вступив на кафедру Санкт-Петербурского Митрополита и заняв посему первое место между Российскими иерархами, он вновь свойственной ему энергией занялся начертанием правил нового порядка духовно-учебных заведений, и внес его в Синод. Этот проект, плод опытности духовного старца, взят был в Канцелярию и исчез на продолжительное время. Прошли многие месяцы, и проект не был докладываемым Синоду. Митрополит неоднократно спрашивал то обер-секретарей, то управляющего Канцеляриею, то обер-прокурора; сначала они ссылались друг на друга, а потом обер-прокурор, без ведома Синода, сделал от своего лица распоряжение, чтобы ректоры семинарий составили проекты о преобразовании духовно-учебных заведений, а епархиальные Архиереи представили сии проекты к нему, обер-прокурору, с присовокуплением собственных мнений. О проекте Митрополита не было сказано ни слова. Итак, явно, что инициатива дел об улучшении в учреждениях, принадлежащих Святой Церкви, отнята у иерархов. И если кто-то из них входит в Синод с подобными предложениями, то с ними обращаются оскорбительным образом, хотя бы они вносились и Старшим Митрополитом.
Распределение бумаг, поступающих в Синод от Архиереев и лиц, и мест, по разным делам (то есть не проекты), распределение для доклада принадлежит также не иерархам, присутствующим в Синоде, и не первенствующему члену. Они даже не знают, что будет читаться в заседании (а случаются иногда дела весьма важные, требующие предварительного и продолжительного обсуждения). Все это находится во власти опять управляющего Канцелярии, а главное - обер-прокурора, который дает приказ, какие дела докладывать Синоду, какие вносить в журнал или протокол без доклада. При графе протасове избирались для доклада большей частью те дела, которые можно было употребить для насмешек над иерархами и над Церковью. Потом на вечерах чиновники забавляли публику рассказами об этих делах и о том, что Архиереи говорили в Синоде при чтении их, какую они имели позу, какую делали мину.
Наблюдение над подаванием мнений в Синоде и над самыми суждениями членов принадлежат опять же не первенствующему члену, а усвоено обер-прокурором себе. По ту и другую сторону иерархов сидят люди светские, чуждые им по своему образу жизни, по началам и целям своим, нередко расположенные к иерархии неприязненно. Могут ли откровенно, с чувством братского доверия высказать иерархи свои мысли? Они не имеют доступа к ИМПЕРАТОРУ, которому обер-прокурор представляет и о состоянии Церкви, и о состоянии Духовенства, и об иерархах, не только присутствующих, но и о всех отсутствующих. Может ли все это служить к одушевлению их и не отравлять самые мысли их? Бывали случаи, что после ревностного канонического суждения в Синоде члены в 24 часа должны были выезжать вовсе из Петербурга, или увольняться на покой, или подвергались еще более тяжкой участи. Можно ли под влиянием мысли о всем этом с покойным духом и каноническим достоинством рассуждать о делах Церкви?
Журналы и протоколы по составлению их Канцеляриею, представляются обер-прокурору. Если он одобрит, то они посылаются к членам Синода, для подписи, начиная с Митрополита Санкт-Петербургского. Если же не одобрит, то и журналы, и протоколы переделываются вновь. По подписании членами никакое определение не приводится еще в исполнение, доколе обер-прокурор вновь не даст повеления исполнить. Только после этого повеления определения приходят в силу и получают законность.
Посему услужливая канцелярия, изображая в указах определения Синода, употребляет всегда два числа, когда они состоялись: одно указывает на то время, когда в заседании было рассуждение, другое - на то, когда обер-прокурор дал окончательное повеление исполнить. При этом в указе обыкновенно прибавляется, что силу определения Синода должно считать с последнего числа, т.е. довольно явно уже указывается на то, что Синод заключается, собственно, в обер-прокуроре. При графе Протасове случалось, что, опасаясь беспокоить его, не представляли ему определений в первый раз. Но зато по одному и тому же предмету приготовляли по три определения, и по подписании их членами (эта уловка легко могла ускользнуть от внимания их, ибо определения посылались к ним в разные сроки среди бесчисленного множества дел) представляли все три обер-прокурору на выбор. То, которое более нравилось ему, приводилось в исполнение.
Все чиновники, служащие при Синоде, определяются, увольняются, повышаются или по определению обер-прокурора Синодом, или прямо обер-прокурором, или по одному представлению обер-прокурора Государем. Все новые должности и занятия чиновников назначаются обер-прокурором. Он есть начальник всех, к нему обращены взоры всех, ему каждый из чиновников желает угодить, услужить. Ему оказывают все безмолвное повиновение, и от него ожидают во всем распоряжений и приказаний. Члены Синода нашли бы иногда нужным отдать то или иное распоряжение, привнесть в исполнение ту или другую меру, но их голос исчезает в воздухе безвозвратно. Им обыкновенно отвечают: "Об этом доложим его Сиятельству", или: "Как прикажет граф". Тем всё и оканчивается.
Очевидно, что обер-прокурор есть полновластный начальник и распорядитель Синода, что в его руках заключается вся верховная власть над Св.Церковью. По его мысли действует и пишет все, что есть в Синоде, он дает движение и направление всему, что исходит от Синода. В руках его сосредоточена вся та власть, которая может принадлежать одному только Патриарху. Он могущественнее и независимее всякого Министра, ибо он никому не дает отчета в своих действиях, кроме одного Государя, и дает так, как захочет. Никто не может обличить его ни в какой несправедливости или своеволии - все поставлено в безусловной зависимости от него. Иерархи совершенно заслонены им от Государя, и никакое мнение их не допускается до Государя мимо обер-прокурора.
Положение Церкви, никогда небывалое прежде, совершенно противное каноническим основаниям, вовсе не согласное с мыслию Вселенской Церкви об учреждении Синода и достойное того, чтобы его подвергнуть публичному суду Церкви!
Представим сначала, что и обер-прокурор, и все чиновники, служащие в Синоде, проникнуты наилучшими намерениями. Но они, будучи не приготовленными своим образованием к служению Св.Церкви, не могут во всей обширности понимать дух Св.Церкви, ее нужды и средства к удовлетворению их. А потому действия и мнения их не могут быть вполне благотворны для Св.Церкви, а нередко даже могут быть и вредны для нее. Принадлежа к разряду чиновников, приставников внешнего порядка, т.е. формы письмоводства, эти люди, очевидно, станут стремиться заключить управление Св. Церковью в мертвые формы и жертвовать для них жизненным духом Св.Церкви. От сего произойдет в Св.Церкви омертвение, формализм без духа жизни. Не будучи облечены в духовный сан, т.е. не будучи настоящими, законными пастырями и правителями Церкви, а потому и не сознавая в себе ответственности пред Богом и Св.Церковью за состояние ее, они не могут иметь надлежащего самоутверждения при занятии делами Церкви, смиренного сознания о своих немощах, не могут иметь даже ясного и правильного понятия о различии между управлением церковным и управлением гражданским, понятия о том, что и обстановка лиц, и образ действий в первом должны быть иные, нежели в последнем. Таким образом управление Церковью (они будут) приводят мало-помалу в обыкновенное гражданское учреждение, и, пользуясь властью, упорно отстаивают свои предубеждения и образуют из себя оппозицию против истинной Духовной власти, а чрез то - и против всей Церкви, сами не подозревая того.
Нынешний обер-прокурор, граф Толстой[8] с виду предан Св.Церкви. Так и старается показать себя и управляющий Канцелярией Св. Синода Саламон. Но не будучи служителями Св.Церкви, таинством священства уполномоченными к управлению ею, и принадлежат к классу чиновников. А потому, взирая на свое служение только как на службу гражданскую, какими иногда понятиями руководствуются они в самых важных делах Церкви? Благомыслящие иерархи давно ощущали нужду в русском переводе Библии. Пользуясь благими расположениями нынешнего императора, члены и присутствующие Синода согласились испросить разрешения Государя на издание перевода. Было составлено определение и подписано духовными лицами Синода. Но граф Толстой - сам ли по себе, или по влиянию неблагонамеренных людей иезуитского духа, которыми был окружен, не хотел согласиться с мыслями иерархов, и потому определение Синода залегло у него. Проходили месяцы - и никакого движения не было дано делу. Стали усматривать даже, что граф ходатайствует у царя о награждении таких людей, которые прежним обер-прокурором Протасовым употребляемы были к опровержению мнения о необходимости русского перевода Св.Писания (например, Афанасий, Астраханский Епископ, сделан в это самое время Архиепископом). Догадались, что семена, иезуитски положенные Протасовым в учрежденных им при Синоде Департаментах, пускают отростки и при Толстом. Сочли нужным действовать на совесть Толстого. Наконец о состоявшемся определении, спустя около года, представлено Государю, который и утвердил его. Иерархи начали ревностно заниматься переводом. Но Толстой не отстает от партии питомцев иезуитских, так что издание русского перевода Библии, может быть, опять встретит какое-либо препятствие. А как часто приходится слышать от разных людей: "Что делают иерархи? Как они не поймут, что непременно надобно перевести Библию на русский язык и издать ее в этом переводе?" Но никто не знает, что иерархи в собственном доме - посторонние, в собственной области - чужие.
К каким жалким мерам прибегают иногда чиновники, взявшие в свои руки кормило правления Церковью, чтобы достигнуть, по мнению их, справедливого и основательного решения дел? Они посьшают дела то ко всем епархиальным Архиереям, то в Санкт-Петербурге отдают на рассмотрение какого-либо Архимандрита или протоиерея. Истина, конечно, более уяснилась бы, если бы эти лица вошли в личное совещание об ней. Но что же напишут сотни лиц, уединенных и удаленных друг от друга? А отсюда - какой повод к насмешкам, какой соблазн?
Иногда в чиновниках рождается какая-то ревность к порядку в храмах и в духовенстве. Но не будучи управляемы смиренным сознанием того, какое действительно место принадлежит им в Церкви как мирянам, не имея верного и полного знания о Св.Церкви и ее порядках, они своею ревностию разрушают и остальной порядок, внося в действия и отношения духовных лиц элемент мирской, разрушают дисциплину, подчиненность мирян пастырям, мирян и пастырей - Архипастырям. Обыкновенно они принимают от всех и каждого доносы и жалобы то на священников, то на Архиереев, вмешиваются в действия и распоряжения Архиереев. Клеветники и все неблагонамеренные люди радуются, видя, что клевете их дано значение, а авторитет Архиереев и священников разрушается, невинность их страдает. И кроме того, архиерей лишается возможности заниматься исполнением прямых пастырских своих обязанностей, т.е. учить народ и руководить пастырей словом, ибо канцелярии при нем не положено. Все бумаги (а чиновники втягивают Архиереев в большую переписку с собою) он должен писать сам. Письмоводитель, находящийся при нем, может только переписывать, но не составить бумагу.
Мы привели здесь один или два факта, чтобы показать, что и при благонамеренности обер-прокурора и главных его чиновников, пользуясь усвоенною им себе властью над Церковью, они наносят ей очевидный вред и содействуют не к оживлению, а к разрушению ее. Но эти факты повторяются каждый день, и истинная история Синода есть история именно подобных фактов. Вообще очень ясно видно, что:
1) Вся власть над Св. Церковью в России сосредоточивается в руках обер-прокурора. Это довольно характеристически выражается в тех фразах, которые слышны в устах лиц, сидящих в Синоде, когда член Синода говорит о каком-либо деле, рассматриваемом в Синоде, то он обыкновенно выражается так: "Синод рассмотрел, Синод решил". Но когда чиновники - от обер-прокурора до последнего подъячего говорят о том же деле, то они выражаются так: "Мы решили, мы предписали этому Архиерею".
Очевидно, Синод заключается, собственно, не в членах Синода, а в чиновниках. Иерархи приглашаются только для видимости, а не для сущности дела, которое им немало не представляется, ибо они о большей части дел совсем не рассуждают. А о тех, о которых им докладывается и о которых они, по-видимому, судят, они не выражают и не могут выражать своих мнений со всей откровенностью, ибо почти рядом с ними сидят наблюдатели, которые ловят каждое слово, каждую мысль, и которые могут истолковать их так, как члены и не подозревают. Мысли и действия членов находятся под опекою, под чужим игом!
2) Вся деятельность чиновников, служащих в Синоде, направляется не к пользе и благу Церкви, о духе и потребностях которой они не имеют вполне правильного понятия, но к предметам, составляющим обыкновенную стихию чиновнической жизни. Например, легкость отчетности к поверке книг для них гораздо важнее потребностей Церкви, хотя бы эти потребности были вопиющие[9]. Соблюдение, и притом не соединенное с трудом мертвого формализма, предпочитается у них развитию живых сил Церкви. К этому присоединяется еще могущественное начало самосохранения. Сознавая незаконность своего положения, они стараются скрыть ее от публики, замаскировывая себя именем Синода, именем Архиереев, архимандритов и протоиереев. История же о проекте преобразования духовных училищ для усиления в них духовного элемента, показывает, что чиновники приносят и этот элемент в жертву своей власти, чтобы сохранить похищенную ими власть над духовными школами.
Теперь представим, что чиновники, служащие в Синоде, не одушевлены наилучшими намерениями, что они, например, не имеют расположения к Св.Церкви, проникнуты честолюбием, корыстолюбием и проч. Что должна тогда переносить Св.Церковь?! Высшая администрация будет тогда положительно губить ее! За доказательствами не нужно обращаться к отдаленной эпохе. Воспоминания свежи и современны нам. Нужно только припомнить графа Протасова. Слишком долго бы исчислять все его действия, направленные к уничтожению и разрушению Св.Церкви при благовидных фразах. Укажем только на один или два случая. Блаженной памяти императору Николаю I Протасов, показывавший себя пред ним всегда жарким ревнителем Церкви, внушил в 1848г, что комиссия духовных училищ бесполезна и что нужно лучшую организацию духовно-учебных заведений. Государь приказал составить доклад. Доклад составлен и представлен Государю втайне от Синода. Государь, возбужденный Протасовым против Синода, утвердил доклад без ведома Синода. Что же мы увидели? Мы увидели вокруг обер-прокурора четырех директоров с вице-директорами, четыре департамента со множеством чиновников разных названий, увидели, что и Академии, и семинарии, и училища стали в совершенную зависимость от обер-прокурора и директоров вместо прежней комиссии духовных училищ, состоявшей из Архиереев с небольшою канцелярию. Увидели, что все эти великие и малые чины стали получать огромное жалование из денег, собираемых по копейкам и полушкам с восковых свечей в храмах Божиих. Спросят, чем занимается такое огромное число чиновников? Ответ: получением жалованья за бесполезные занятия. Немало было хлопот с тем, чтобы выставить покойному Государю в проекте занятия всех этих чинов, которые нужны были для назначенной цели, а вовсе не для пользы Церкви. Тут опять бессовестно обманывали и обманули Государя. Протасов столь старался воспользоваться доверием императора для личных своих видов, именно чтобы сделаться могущественным Министром с именем обер-прокурора, чтобы обеспечить своих клевретов хорошими окладами. И вот Синод поставлен вдали от своих родных детей. Синод заслонен от Св. Церкви бесчисленными чинами! От Синода осталось только имя, а вся власть над всею Церковью захвачена обер-прокурором, который, оставив старые имена Синода и обер-прокурора, стал совершенно небывалым прежде образом свободно и полновластно распоряжаться всеми делами и всеми суммами Св.Церкви!
Еще случай. В начале 1842 года одним монахом донесено было Митрополитам: Санкт-Петербургскому Серафиму, Московскому Филарету и Киевскому - Филарету же, присутствовавшим в Синоде, о тайном распространении наполненного проти-вохристианскими мыслями и литографированного при Санкт-Петербургской Академии перевода Ветхового Завета, и необходимости издать от Синода верный перевод всего Св.Писания. Прежде всего и более всего подлежит ответственности за обнаружение этого перевода тот, кто со своими чиновниками принял в полное свое заведывание Академии и семинарии. Это легко и скоро поняли. Как же устроились? Протасов начал с того, что, получив от Киевского Митрополита экземпляр записки, в первое же заседание доложил ее Синоду. Вот он уже и явился ревнителем Церкви! В Синоде Московский и Киевский Митрополиты поддержали ту мысль, что нужно издать исправный перевод Ветхого Завета, и Киевский - даже сильнее выражал эту мысль, чем Московский. Прошло полторы недели, и протокол не является. Потом Протасов просит написать Московского Митрополита проект протокола, объясняя, что канцелярия никак не совладеет с этим делом. Изумительно, что великий ум Московского Митрополита не остерегся. Он написал и даже подписал проект; тем проект получил через это уже форму частного мнения Митрополита. Следует второй акт трагедии. Одного несчастного - именно Афанасия - бывшего ректора Санкт-Петербургской Академии, ныне архиепископа Астраханского, уговорили написать против мысли двух Митрополитов опровержение в том виде, что эти мысли противны Св. Церкви и опасны для государства. Это опровержение дали подписать потерявшему память от дряхлости Митрополиту Серафиму. Потом, как мнение Московского, так и опровержение, подписанное Санкт-Петербургским Митрополитом, Протасов представил Государю. И все это делалось втайне. Можете вообразить, как поражен был Государь, когда увидел бумагу за подписью Первенствующего Митрополита, в которой Московский Митрополит представлялся как человек, опасный для государства! Понятно, что Государь не мог разбирать догматических тонкостей, и кончилось тем, что он уволил безвозвратно и Московского, и Киевского Митрополитов в свои епархии. Этого только и желал Протасов, ибо в России оставались только два этих иерарха, которые еще имели влияние на публику и которые отстаивали права иерархической власти. Митрополиты узнали о всех кознях уже тогда, когда должны были выезжать из Санкт-Петербурга. Вместо них были вызваны два молодых епископа, не имевшие ни авторитета, ни опытности уволенных Митрополитов. Но этого именно и хотелось Протасову, чтобы навсегда утвердить независимость власти обер-прокурора над Церковью. Впрочем, на этом Протасов не остановился. Ему нужно было прослыть ревнителем Православия не только пред императором, но и пред всею Россиею. С этой целью учреждены были им в разных местах России Комитеты для отобрания всех русских переводов Св. Писания. Тут вполне осуществилась инквизиция, небывалая прежде в России. Протасов со своими клевретами торжествовал как жаркий ревнитель Православия. Власть над Церковью безусловно взята им в свои руки. Все в Церкви доведено до рабского безмолвия. Кто же эти клевреты, столь ревностно заботившиеся о Православии? Балаби, впоследствии открыто объявивший себя иезуитом. Сербинович, воспитанник иезуитов, Франк-Геррнгутер, Войцехо-вич, публично осмеивающий Св.Церковь с ее догматами и проч. и проч.
Страшно, но истинно![10] Такое положение высшей церковной администрации не может не оказать на Св.Церковь в нашем отечестве самого пагубного влияния. При нем невозможно появиться и не появятся никаких благих предприятий в недрах Церкви, необходимых для удовлетворения современных потребностей народа, относительно веры, образования и православности. Св.Церковь имеет нужду в проповедниках Веры для возвещения ее в соседних странах - Китае, Японии, Америке, Тибете, Бухаре, Хиве, Кохане, Персии, Турции и во всех европейских государствах латинского, лютеранского и реформаторского исповедания, и, наконец, даже в России, - не только язычникам - магометанам, сареям, раскольникам разных сект, но и самим православным, ибо большая часть их стоит на жалкой ступени познания Веры и благочестия Христианского[11]. Св.Церковь имеет нужду в классических ученых изданиях Библии на Еврейском, Греческом и Славянском языках, в изданиях всех творений Св.отцов на Греческом, Латинском и Русском языках. В западных изданиях помещаются греческие творения только первых семи или восьми веков христианских, а творения последующих времен самою большею частью гниют в рукописях. Св.Церковь имеет нужду в ученых обществах, которые бы, состоя из ученых мужей православно-христианского духа и жизни, или занимались составлением книг, брошюр и статей, заключающих в себе разрешение всех вопросов, волнующих общество, анализировали направление современных систем человеческого мышления, вызвали в русском обществе духовные потребности и доставляли им своими трудами полное удовлетворение; или своим содействием, по крайней мере, облегчать исполнение всех подобных предприятий. Св.Церковь чувствует нужду ввести многие улучшения в постановлениях, касательно монашествующих и монастырей. Она имеет нужду в новой, лучшей, совершенно приспособленной к пастырскому назначению организации духовных школ и проч. и проч. Но во всем этом нынешняя высшая администрация Церкви или ровно ничего не понимает, или, что-нибудь понимая, не имеет желания и не чувствует в себе долга сделать, что нужно.
Вот главные причины неурядицы, усматриваемой ныне в Православной Церкви, той мнимой недеятельности и застоя, в которых обвиняют духовенство. Вот первый источник всех беспорядков, существующих в нем.
Имея столь худое влияние на общие дела Церкви отечественной, бюрократическая администрация Церкви совершенно парализует Св.Церковь в частях ее, действуя с положительным вредом на Епархиальное управление. Все Митрополиты, Архиепископы и епископы поставлены в непосредственную и совершенно равную зависимость от Синода. Но не забудьте, кто полновластный распорядитель в Синоде, и для Вас понятно будет, какое направление могут получить Архиереи от власти, действующей в Синоде! Чиновник, повторим, заботится не о том, чтобы дело, о котором он пишет бумагу, совершено было на месте правильно, тем менее о том, чтоб это совершение сопровождалось духом благоговения со стороны пастырей; попечение его направлено к тому, чтоб очищен был нумер, чтоб ответ Архиерея соответствовал вполне указу, как понимает его чиновник; и если когда возымеет какая-либо мысль о самом деле, то вся забота его ограничивается только тем, чтобы дело было благовидно по наружности. Отсюда происходит, что когда архиерей исправно присылает в Синод срочные донесения, исполняет указы по букве, хотя без духа, чиновники Синода распространяют об нем высокое понятие. Когда же Архиерей, исполняя свои обязанности, по чистой совести старается, например, утвердить в пастве дух веры и благочестия, часто проповедует слово Божие, хотя и не всегда заботится о точности в исполнении буквы указа, то при всех высоких своих достоинствах такой Архиерей бывает на худом счету. Граф Протасов прямо говорил: "Мне нужны архиереи не проповедники, а люди деловые," разумея под людьми деловыми исправных по бюрократии. Какие же последствия этого положения? Между Архиереями нет вообще ни письменных совещаний, ни личных свиданий для свободного рассуждения о делах Церкви, как постановлено каноническими правилами Церкви. Иной действует по правилам, им самим избранным, а иной - даже без правил, или, справедливее, как направляет его мысль о свойствах синодских чиновников об отношении его к ним и проч. и проч. Иезуиты посредством польских вельмож парализовали в Западном краю России в конце XVI столетия православных Архиеерев, чтобы ввести унию! Страшно подумать, но и нельзя скрыть этой думы, что и в России деется какая-то мрачная тайна.
Неправильное и незаконное положение высшей церковной администрации отразилось ужасным влиянием на консисториях по всей России. Секретарю консистории дано Синодскими бюрократами столь сильное значение, что каждый, принадлежащий к духовному сословию, стал заботиться о снискании его благоволения. Определение секретаря зависит от обер-прокурора, и каждый секретарь непосредственно сносится с ним. Секретарю подчинены все чиновники, вся канцелярия консистории, как обер-прокурору чиновники Синода. Ни одна бумага не исходит из консистории без подписи секретаря. Таким образом ни одно дело не минует его, и он в некоторых консисториях, подобно обер-прокурору, дает направление делам епархиального управления. Это положение дел вошло в закон со времени графа Простасова, который с Войцеховичем и Сербиновичем определял секретарей обыкновенно из своей канцелярии, и, отправляя их из Петербурга, давал им наставления, чтобы они всевозможно старались взять в свои руки всю епархиальную власть. Скоро действительно сделались эти секретари полновластными правителями консисторий; каждый из них сделал из себя в консистории то же самое, что сделал из себя Протасов в Синоде. Отсюда проистекли неисчислимые бедствия. Грабительство сделалось всеобщим. Секретари, назначенные Протасовым и поддерживаемые Войцеховичем, стали иметь ежегодно дохода каждый до 17-ти тысяч рублей серебром в год. Ни одна бумага не выходила из рук их без окупа (взятки - прим. ред.). За простой паспорт для свидания с сыном или братом в соседней губернии, бедные духовные платили секретарю по 10 и 20 руб. серебром. Обложены денежною податью были все благочинные. Благочинные, в свою очередь, собирали подать со священников и причетников, не щадили самих храмов. Нужно только вспомнить двух секретарей - Архарова в Перми и Васильева в Ставрополе. Всякий духовный стал заботиться только о том, чтобы очистить себя в бумагах; все внимание стало обращаться на исправность одной буквы, все обратилось в один формализм без смысла. Формализм проник и в самые священнодействия. Священник, совершив требу, считал себя исполнившим свой долг, с каким бы духом ни совершил ее, с каким бы духом ни присутствовали молящиеся. Дух и жизнь православно-христианская замерли под этими оковами канцелярского владычества.
Случалось, что секретари консисторий, пользуясь правом близости к обер-прокурору Синода и надеясь всегда на поддержку со стороны его, отправляли к нему какие-либо донесения на Архиереев, усиливавшихся обуздать их самоуправство, разврат и жадность к деньгам. Обер-прокурором грубо требовались по этим доносам объяснения от Архиеерев. Разгоралось дело. Авторитет был разрушаем, значение секретаря возвышалось. Нравственные люди падали духом. Люди безнравственные, интриганы оживали. Порочные люди в духовенстве отказывались от повиновения и уважения к Архиереям, в духовенстве развивалось и развивается дух немиролюбия, ябед и кляузничества. Элементы Церкви видимо разлагались. Нельзя было придумать ничего более злобного для расстройства Церкви, как подобный способ администрации.
Несчастное положение существующей ныне администрации церковной не могло не иметь самого пагубного влияния и на монастыри. Когда настоятель благочестив, когда он заботится утвердить дух благочестия в братии и не служит низким страстям секретаря с его чиновниками, то к каждой бумаге, поступающей от такого настоятеля в консисторию, делаются жестокие и низкие придирки. Ни один отчет, ни одна приходно-расходная книга не обходится без последствий тяжких и болезненных для настоятеля. А легкомысленным и неисправным монахам и послушникам делаются внушения подать какой-либо донос на настоятеля. И тогда начинаются истории, достойные времен Батыя и Тамерлана. Консистории, поддерживая негодяев, назначают таких же следователей: клевета распространяется, в монастырях начинается страшный беспорядок, и на месте святе появляется, наконец, мерзость запустения. Все начинает отвращаться благочестия, все начинает издеваться над святостью. Настоятель вместо того, чтобы заниматься утверждением иноческого духа в братии и предшествовать ей своим примером, вынуждается устремлять все попечение уже на то одно, чтобы расположить к себе всеми способами и правдами и неправдами секретаря, столоначальников и канцеляристов. А потом, развращаясь мало-помалу в душе, ограничивается уже одним наружным видом порядка, и приносит все существенное в жертву тяготеющей над ним силы.
Особенно бедственное положение церковной администрации не может не отзываться горькими последствиями и на мирянах. Те из них, которые не согреты чувством живой веры, при взоре на неустройство Церкви и духовенства, резко бросающиеся каждому в глаза, более и более хладеют к святой Церкви, легко ниспадают в состояние неверия и издеваются как над иерархами и учреждениями Церкви, так и над всем, что в ней есть прямо Божественного. Те, напротив, которые ищут утешения в Вере и Благочестии Христианском, болезнуют, видя незаконное вторжение в Святую Церковь чуждой ей власти, или изыскивают вне ее способы удовлетворения своим духовным потребностям и совращаются то в латинство или лютеранство, если они принадлежат, к так называемому, образованному классу; то в раскол, если это люди низшего класса.
Сколько страшных грехов лежит на тех, которые ввели новую бюрократию в Святую Церковь, обманув для своего властолюбия и корысти Государя! Страшно подумать! Искренние иерархи возносят вопли свои к Небесам о беспорядках церковных, которые существуют от мирских страстей.
Взглянем еще на действительность - именно на то, каково влияние бюрократической администрации в России на духовные училища, в которых получают образование молодые люди, готовящиеся к пастырскому служению. Духовные училища, как мы заметили выше, поставлены графом Протасовым вдали от Синода. Синод имеет с ними сношения не иначе, как посредством обер-прокурора и Духовно-учебного управления, которые сообщают ему и все сведения об этих школах, конечно, в том виде, в каком сочтут приличным. А ректоры и инспекторы духовных школ, как известно, Архимандриты или протоиереи. Следовательно, Синод и об этих лицах может иметь сведения только по милости или по капризу обер-прокурора и Духовно-учебного управления. В Духовно-учебном управлении сосредоточивается вся отчетность о предметах, преподаваемых в Духовных школах, о свойствах и успехах преподавания вообще, о состоянии учебной и нравственной части всех духовных школ. Там рассматриваются все проекты об улучшении сих заведений," все программы наук, все предположения о преподавании того или другого предмета и проч. и проч. Если бы в Духовно-учебном управлении находились даже такие люди, которые хотя получили светское образование, отличались бы по крайней мере светлыми дарованиями и обширными сведениями, то и тогда бы они не могли бы сделать полезного приложения своим дарованиям и образованию, ибо область духовного образования есть область, чуждая им. Они невинно допустили бы множество ошибок, вредных для Церкви и для юношества, готовящегося к пастырскому служению.
Но люди, наполняющие собою Духовно-учебное управление, вовсе неизвестны ученому миру. Это приказные - дети частных приставов, лекарей и проч, не имеющие понятия ни о духе пастырского образования, ни о науках, которые должны быть преподаваемы в духовных школах. А между тем они вполне проникнуты мыслию, что от них зависит дать разрешение, наставление, указания Академиям и Семинариям. Скажите, как же они наставят, какое сообщат вразумление? Этого мало. Как будто для того, чтобы Церковь видела, что над нею публично может издеваться мирская власть, господствующая над нею, начальником отделения в Духовно-учебном управлении по учебной части сделан некто Карл Томковид, из воссоединенных униатов. И, как слышно, поклонник Штрауса, издевающийся не только над иерархией, но и над всею Православною Церковью, и над всем, что есть Божественного в Христианстве. И этот человек - начальник такого отделения, в котором составляются все предписания и распоряжения об обучении православного духовного юношества! Не будем говорить о распоряжениях, делаемых подобными людьми по учебной и нравственной части и лишенных Духа истинно Христианского благочестия. Приведем несколько примеров того, как парализуются добрые желания и предприятия иерархов.
В некоторых семинариях светские наставники открыто жили с наложницами. Епархиальные Архиереи для отвращения соблазна, действовавшего к развращению воспитанников, будущих пастырей, старались ограничить их или устранить от семинарий. Духовно-учебное управление защитило их. Леность, пьянство, разврат сделались почти господствующими качествами многих наставников, а примеры их - убийственными для юных сердец воспитанников. Когда Протасов посещал Санкт-Петербургскую Академию, то открыто обнаруживал презрение к монашествующим студентам. В одно время заметив их в столовой с прочими студентами, запретил им быть с ними. С того времени монахи в Академии стали редки. В молодых людях развивалось пренебрежение к духовному званию, особенно к монашеству. Всякий стал воспитывать себя для светской жизни. Таким образом цель духовных заведений уничтожалась в самом корне.
В 1840 году Синод распорядился, чтобы наставники Академий составили конспекты по тем наукам, которые преподаются в семинариях для единообразного преподавания сих наук и для руководства профессоров и учеников, пока не изданы будут учебники. Некоторые из конспектов были очень дельны и смогли бы быть введены с большою пользою в семинариях. Но когда конспекты поступили в духовно-учебное управление, то исчезли, как в бездне, ибо чиновники не умели сладить с ними. Сначала они приглашали для рассмотрении архимандритов, живущих в Санкт-Петербурге, потом рассылали по разным местам России. Дело, разумеется, не могло обойтись без замечаний. Но если чиновники ничего не могли сделать с конспектами, то тем более не могли они ничего делать, когда дело увеличилось еще замечаниями. Наконец, нашлись они лучшим молчать о конспектах; а потому мало-помалу забыли уже и о том, что в духовно-учебном управлении было дело о конспектах, так что в 1853 году директор духовно-учебного управления Карасевский, когда напомнили об нем, счел нужным осведомиться и об этом предмете от начальников отделения, и распорядился закрытием комитета по рассмотрению конспектов, считавшегося до того времени существовавшим еще в духовно-учебном управлении.
В 1854 или 1855 году Синод сделал распоряжение об издании духовно-православных книг для народа. С этой целью составлен был комитет из духовных лиц для составления статей подобного рода. Объявлено было об нем Академиям, семинариям и лицам епархиальным предписанием участвовать в составлении статей. Многие способные люди духовного сана ревностно приступили к этому благому делу, и в первый год поступило в комитет до 200 статей. Во второй - столько же, в третий - около ста. Но духовно-учебное управление, ставшее между Синодом и духовными заведениями, передавая распоряжение Синода, присовокупило, что статьи должны быть представлены комитетом на окончательное рассмотрение духовно-учебного управления. Таким образом все то, что поступало в комитет, по надлежащем разборе, перешло в духовно-учебное управление. Чиновники духовно-учебного управления опять не смогли ничего решить и представили все статьи Сербиновичу. Когда узнано было об этом духовными, то ревность их к составлению статей скоро охладела, ибо подобный ход дела равнялся запрещению его. От Сербиновича статьи не возвращались более в комитет, и плод умер при самом появлении. С 1839 г, с того самого времени, когда основано духовно-учебное управление, оно рассылало по семинариям во множестве книги, которые относились большею частью к предметам, не входящим в круг пастырского образования: например, о бумагопрядильных фабриках, о цементе и проч. и которые притом давно уже вышли из употребления и составляли хлам для самих сочинителей. Однако на эти книги по требованию духовно-учебного управления высылались из бедных сумм, ассигнуемых на семинарские библиотеки, значительные деньги, так что в иной год не оставалось в семинариях почти ничего, на что можно было бы приобрести что-либо полезное для учеников и учителей. Явно, что директоры и чиновники духовно-учебного управления входили в денежные спекуляции для пользы своих знакомых.
В 1808 г. бывшею Комиссиею духовных училищ положено было в Опекунский Совет 6 млн. руб. ассигнаций, т.е. 1 млн. 750 тысяч на серебро. Этот капитал в 1841г возрос до 14 млн на серебро, не взирая на то, что в продолжение этих лет были открыты и содержимы бывшею в то время Комиссиею духовных училищ почти все существующие ныне академии, семинарии и училища. Хотя с того времени свечная прибыль, как известно, возрастала каждый год, а открыта была вновь только одна Академия и 2 или 3 семинарии, несмотря на то, основной капитал, которому следовало бы возрастать с каждым годом, уменьшился в 1856 г до 13 млн. руб. серебром, как видно из отчета обер-прокурора. Следовательно, если нынешняя администрация продолжится еще 20 лет, то должно опасаться, что наконец, нечем будет содержать духовно-учебные заведения, и надобно будет закрыть большую часть их.
При этом нельзя не коснуться вопиющего злоупотребления, обращенного при новой администрации в закон. Свечная прибыль, собираемая ежегодно со всех православных церквей государства, образуется из тех бедных копеек, на которые крестьяне и крестьянки покупают в храмах восковые свечи. Явно, что эти деньги - суть священная собственность церкви и должны быть употребляемы не иначе, как на удовлетворение нужд в самой церкви, т.к. из государственного казначейства не дается решительно ничего на содержание духовных училищ, то святые иерархи, заботясь дать святой Церкви образованных пастырей, назначили свечную прибыль с утверждения императора Александра I на содержание всех духовных училищ[12].
А кроме того собраны были в начале нынешнего столетия с церквей же упомянутые выше 6 млн. ассигнаций и положены в Опекунский Совет, чтобы по увеличении этого капитала в продолжение нескольких лет можно было проценты присовокуплять ежегодно к свечной прибыли, и на всю ту сумму не только содержать духовные школы, но и сооружать здания для них и улучшать способы воспитания детей. На эти-то деньги, деньги Церкви Божией, и единственные способы, которые она имела в своих руках для образования пастырей и для удовлетворения различных нужд своих, наложил Протасов с клевретами хищнические руки[13]. В 1839 г, учредив четыре Департамента и назначив в них огромное число чиновников - великих и малых - со столь же огромным жалованьем, довольно сказать, что некоторые из них, как, например, Сербинович, получают по 6 тысяч рублей серебром в год из этих сумм, т.е. сумму, которою можно было бы вполне обеспечить содержание 180-ти воспитанников семинарии или целых трех духовных училищ, или содержать миссионеров, или надзирателей в Академиях. Но можно ли исчислить все вопиющие нужды Св.Церкви в нашем Отечестве, которые так осязаются, что поражают собою всякого благомыслящего наблюдателя! А Протасов распорядился так для того одного, чтобы иметь ему министерскую обстановку. Обо всем этом никто из духовных, начиная от Первого митрополита до последнего пономаря, будучи заслонены обер-прокурором пред императором и лишены доступа к Государю, не может безнаказанно и без сугубого вреда для Церкви, возвысить своего голоса.
Государь!
Св.Церковь не есть человеческое учреждение, это есть Царство Божие на земле, Царство вечной Истины и Добродетели, основанное Сыном Божиим. Епископы совершают не свое дело. Они суть орудия, посредством которых Спаситель мира, Вечный Архиерей, продолжает Сам созидать в человечестве жилище Божества. Препятствовать им в делах церкви, которые сосредоточиваются в одной цели - в приведении всех и всего к Отцу Небесному - значит препятствовать Самому Богу насаждать и развивать в людях Божественную жизнь. Сын Божий, изливающий чрез епископов на людей токи благодати, невидимо предстоит среди светильников (Апок.1:12-13) и держит Звезды Церкви в деснице Своей (Апок.1:16).
Ставить в видимом средоточии Церкви человека, епископской хиротонией не уполномоченного к тому Божественной Главой Церкви - что это значит, как не заменять Божественный Дух и Жизнь греховным человеческим элементом, не могущим ничего другого ни сообщить, ни распространить вокруг себя, кроме гниения ума и омертвения сердца?
Государь, всмотритесь, против кого направлена введенная Протасовым администрация Церкви? Ни Вы, ни Ваш родитель, без сомнения, никогда не желали и не желаете такого страшного извращения Царства Божия в Вашем государстве. Но оно совершается пред очами Вашими и нашими![14].
Государь! И вы, и мы принадлежим к этому Царству, и Вы, и мы должны слушать Господа нашего Иисуса Христа, Царя и Правителя сего Царства. Господь завещал сие Царство Апостолам и преемникам их (Лк.22:29). Зная это, никто, кроме одних отступников никогда не дерзал возлагать своих рук на достояние Божие. Россия также всегда твердо держалась порядка, утвержденного Иисусом Христом и существовавшего в Церкви с времен Апостольских. Митрополиты и епископы пасли в ней Церковь. В конце XVI столетия митрополит наименован был Патриархом. Имя переменилось, но благодать в управлении Церковью оставалась так же неразлучною, как и прежде, ибо это было епископское лицо, посредством Таинства хиротонии сделавшееся органом Духа Святого в действовании на Церковь. При Петре I вместо одного епископа, называвшегося Патриархом, орудиями Божественного управления Церковью сделалось несколько епископов под названием Синода. Число лиц изменилось, но лица остались те же. Власть над Церковью по-прежнему исходила чрез епископов к Сыну Божию - Единственной Главе Церкви. Сам император Петр[15] не дерзал вмешиваться в дела церковные.
Вот что говорит он в Грамоте к Патриарху Константинопольскому: "Яко благопослушный превожделенные Матере нашия православно-Кафолические Церкве сын, содержащ всегда почтение к Вашему Всесвятейшеству, яко Первыя оные Православно-Кафолические Церкве архипастырю, по духу отцу нашему - судим, потребно есть уведомить...- заблагорассудили уставить со властию равнопатриаршескою Верховный Синод, т.е. высшее духовное соборное правительство для Управления Всероссийския государства нашего Церкви из достойных духовных особ, как Архиереев, так и Киновиархов, (т.е. архимандритов) число довольное.[16]
Итак, Петр I представлял на утверждение Вселенского и прочих Восточных Патриархов проекты о Синоде, состоящем из Архиереев и Архимандритов. Об обер-прокуроре и чиновниках, особенно с такою властию, какая восхищена сими чиновниками при Протасове, нет ни слова в его грамоте. Святейший Вселенский и прочие Восточные Патриархи в ответственных грамотах писали Петру I вот что: "Мерность наша, благодатию властию Всесвятого, Животворящего Духа узаконяем и провозглашаем... в Московском Святом великом Царстве учрежденный Синод. Есть и нарицается он нашим во Христе братом, Святым и Священным Синодом... и имеет власть творити и совершати, елика четыре[17] Апостольские Святейшие Патриаршие престолы. Воспоминанием, завещаем и уставляем ему, да хранит и содержит непоколебимы обычаи и правила Священных святых семи Соборов и прочая, елика содержит Восточная Святая Церковь. И да пребывает во все веки непоколебим".
Ясно, что Петр I ни сим своим лицем не вторгался, ввиду Вселенской Церкви, в управление Российскою Церковию, ни кого-либо из мирян не уполномочивал на такое вторжение[18].
Возымев намерение учредить вместо Патриарха собрание нескольких Архиереев для заведывания общими делами отечественной Церкви, он не мог признать сего учреждения законным, не испросив утверждения Вселенского и прочих Восточных Патриархов. И Святейшие Патриархи утвердили ничто либо иное, как именно Синод, состоящий из Архиереев и Архимандритов, завещав ему твердо держаться правил, издревле содержимых Св.Церковью, и требуя, чтобы Синод в том виде, в каком утвержден ими, оставался непоколебим.
Что же мы видим в нынешнем Российском Синоде? Мы не видим в нем ни того состава, ни той власти, которые должны принадлежать ему по желанию Петра I и которые утверждены Вселенским и проч. Восточными Патриархами. В Синоде мы видим существенную перемену, дающую ему совсем иной характер, нежели какой имел ввиду Петр Великий, и какой был утвержден Святейшими Патриархами Святой Православной Кафолической Церкви. Эта перемена, вкравшаяся в Синод, не путем канонических оснований, есть преступление, - преступление тем важнейшее, чем важнее предмет, которого оно касается, чем возвышеннее власть, которой деятельность им нарушается. Эта власть есть власть не человеческая, а Божественная, этот предмет есть собрание Архиереев, чрез которых Сам Бог действует в управлении Церковью, основанной Им на земле.
Государь! Не против людей возвышаем мы свой голос. Нам равно любезны все люди, к какому бы классу они не принадлежали. Мы восстаем против начала мирского, вытесняющего собою начало Божественное в отечественной Церкви. В первые времена христианства невидимый враг Божественной Истины и Жизни действовал на Церковь отвне, посредством гонений. Когда земные власти покорились Истине, то он в пределах самой Церкви возбуждал лживые учения и силился потрясти и низвергнуть Божественную Истину. Ныне он втеснил мирское начало в самое средоточие высшей администрации Российской Церкви, чтобы растлить Истину Божию в отечестве нашем и отравить жизнь духа верующих.
Обер-прокурор и без этой власти составлял всегда оппозицию против высшей власти Церкви. Эта оппозиция уже сама по себе была всегда вредна для Церкви, ибо человек, не облеченный саном духовным, не приготовленный воспитанием к полезному для Церкви служению, не знающий духа и канонических оснований Церкви, очевидно, не может иметь правильных понятий об обязанностях, лежащих на пастырях, и о своих отношениях к ним. Увлекаясь же эгоизмом, он легко мог направлять свою деятельность к ослаблению иерархии и к подавлению всего духовенства. В особой статье мы намерены представить сравнительную таблицу прав и преимуществ, принадлежащих православно-кафолической иерархии и духовным лицам прочих вероисповеданий в России. Из нее увидим, как и прочие вероисповедания возвысились в нашем отечестве пред Православием. Кто главный виновник этого, если не посредник между императором и Синодом, который, вместо того, чтобы доводить до сведения императора о нуждах Церкви и изыскивать способы к удовлетворению их, имеет в уме постоянно одну мысль - ослаблять значение иерархии пред царем, и возвышать на счет ее собственную власть? Ослабление и подавление иерархии необходимо отражается расслаблением и расстройством всей отечественной Церкви, ибо иерархия есть главная составная часть ее.
Но в нынешнем положении Синода, дающем обер-прокурору высшую власть над ним и над Церковью, эта оппозиция повредит не только иерархии и Церкви, но и поглощает собою иерархию; она положительно убивает дух Церкви и делает из нее не более, как обыкновенное гражданское учреждение, имеющее одни внешние формы бытия, но не оживленное Божественным началом, обращает ее в издыхающий труп, мало-помалу теряющий дыхание и жизненную деятельность, и близкий к одному только судорожному трепетанию.
Государь! Подобное состояние Св. Церкви не может больше продолжаться. Если православные миряне внимательно всмотрятся в нынешнюю администрацию Церкви, то отпадение от нее будет не десятками, а тысячами и миллионами лиц. Раскол, естественно, должен увеличиться. Епископы, будучи законными блюстителями Божественных сокровищ, дарованных человечеству, подавляются игом чужой власти в отправлении своей деятельности, пока хотя безмолвствуют, но не могут не сознавать незаконность и этой власти. На время они могут прикрыть свои чувствования, но не могут истребить в себе мыслей о том, чьи они служители, какой лежит на них долг в отношении к самой Церкви, искупленной кровию Его и вверенной попечению их. В живом сознании этого долга они никогда не могут быть искренне преданы нынешней высшей администрации отечественной Церкви, как бы ни были по-видимому расположены к ней. Ибо в этой администрации нет более характера православно-кафолического управления.
Государь! Протасов сделался помещиком над архиереями, все архиереи стали с того времени крепостными рабами обер-прокурора и его свиты. Окажите справедливость Св.Церкви, справедливость, в которой Вы не отказываете последнему подданному! И мы ваши поданные! Мы не были ни преступниками, ни изменниками царской власти. Государь, чем более будет укореняться это постыдное иго, тяготеющее над духовенством, тем глубже будет входить расстройство в жизнь народа. Пощадите своих подданных! Устраните своею отеческое благостию печальные последствия существующего зла. В особой статье мы намерены изобразить, в чем должно состоять высшее, вполне каноническое управление отечественной Церкви.

ОСОБЕННОСТИ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

I). По слухам и сведениям, в положении собственности Православной Церкви предполагается значительное изменение. Некоторые капиталы духовного ведомства (ремонтный и пенсионный) уже взяты в государственное казначейство. Прочие церковные капиталы предполагается подчинить одинаковым правилам с суммами других министерств, т.е. вносить в сметы для рассмотрения в Государственном Совете и для поверки правильности их употребления. Предполагается даже самое поступление сборов по духовному ведомству обращать непосредственно в уездное казначейство.
II). Церковные Правила о церковной собственности гласят так:
Антиох. соб. прав. 24 "Доброе дело есть, да Церковное стяжание сохраняется для Церкви со всяким тщанием и благою совестью и с верою во Всевидца Бога, и распоряжати оным с рассуждением и властию приличествует Епископу, которому вверены все люди и души собирающихся в Церкви".
Св.Апостолов пр. 41. "Повелеваем Епископу имети власть над церковным имением. Аще бо драгоценные человеческие души ему вверены быть должны, то кольми паче о деньгах заповедать должно, чтобы он всем распоряжал по своей власти".
Карфагенского Собора правило 42 предписывает Епископу некоторые особенной важности распоряжения о церковном имуществе делать не без ведома Собора.
Согласно с сими правилами доныне действовали Святейший Синод и подвеломое ему духовенство с таким, не нарушающим сих правил дополнением, что важнейшие о церковной собственности распоряжения и отчетность представляемы были на Высочайшее усмотрение и разрешение Благочестивейшего Государя императора, защитника и покровителя Православной Церкви.
III). Если таким образом доныне государство оказывало уважение Апостольским и соборным правилам Церкви относительно церковной собственности. Если от сего не происходило для государства никакого затруднения, и даже сие было в некоторых отношениях облегчительно для государства, то и простые правила благоразумия и постоянства, и закон справедливости, и долг уважения к Православной Церкви со стороны Православного государства согласно требуют оставления дела в прежнем положении; то же советует и осторожность, чтобы не подать соблазна православному народу, если он увидит на деле, что государство уже не сохраняет прежнего уважения к Апостольским и соборным правилам.
IV). Для усмотрения, что в настоящем положении церковной собственности нет ничего для государства затруднительного и даже есть нечто облегчительное, нужно ближайшее воззрение на церковную собственность и частью на ее историю.
В прошедших веках благочестивое усердие Великих князей, царей и частных людей обогатило Православную Церковь ненаселенными и населенными имениями и нечаянно исполнил о древний закон о десятине в пользу духовенства. Из 10 млн крепостных людей 1 млн был в ведомстве духовенства. В прошедшем столетии государство взяло имения сии в свое управление, назначив из доходов с них оклады на некоторые церкви, монастыри и высшее духовенство. Если бы отдельное управление сих имуществ было сохранено, и все доходы с них, как требовала справедливость, обращаемы были в пользу церкви, церковь могла бы доныне удовлетворять своим потребностям, не много озабочивая государство. Но церковные имущества и доходы с них скрылись в общей массе государственных имуществ и доходов, а духовенству остались оклады, которые при постепенном повышении цен на все предметы, сделались совершенно неудовлетворительными. Например, на годовое содержание иеромонаха и ныне, как за сто лет пред сим, государство дает по старому счету (времен Петра I - прим.ред.) - 24 руб, а по нынешнему курсу - 6 руб. 90 коп. На хлеб и пищу монахов в штатах монастырей ничего не положено. А только в штате, например, первоклассного монастыря - Нового Иерусалима, имеющего Архимандрита, 32 монаха и неопределенное число послушников, сказано: обще властям для приезжих и праздников и на рыбу братии 57 руб. 12 коп. (в год, разумеется, по расценкам петровской эпохи!), на вино (для причастия) 51 руб. 12 коп., на. пиво - 20 руб., на дрова для церквей и всех зданий первоклассного монастыря 85 руб. 71 коп. На содержание духовных училищ прежде оно (государство) давало недостаточную сумму, но давно уже не дает никакой. Православная Церковь терпелива и нетребовательна. Она не обращалась к государству с усиленными на свою бедность жалобами и требованиями, но нашла себя принужденной у себя изыскать и употребить усиленные действа помочь своей бедности, к которым не прибегала бы без нужды. Она выгадывает копейку от свечи, которую богомолец поставляет пред иконою. От огарка сей свечи, от так называемого венчика, полагаемого на усопших, от церковной книги, которую печатает синодальная типография - и из сих копеек составляет суммы и капиталы, которыми, между прочим, содержит ныне 4 Духовных Академии, 50 семинарий, 199 низших училища. Дерзнем сказать откровенно: чтобы сию изысканную хозяйственность Церкви с благодарностью признало государство, как облегчительную для него, т.к. оно должно было дать средства на содержание духовных училищ не только по своей обязанности пещися о религиозном и нравственном образовании народа, но и по той обязанности, которую оно возложило на себя, взяв в свое ведомство древние церковные имущества. А сим, конечно, сообразно и то, чтобы духовное начальство оставлено было в спокойном распоряжении церковною собственностью и контролю пред государством.
V). Государство, без сомнения, не имеет намерения обратить церковную собственность в свою пользу, а намерено продолжать употребление оной в свои росписи, отчеты и контроль. Оно не получит никакой новой выгоды, а только новый труд считать чужие деньги.
И не только не соединено это с пользою, но еще соединено с опасением вреда.
Когда в 1809 году (эпоха Александра I - прим. ред.) начали отбирать из Церквей свечные деньги, мнение православного народа взволновано было ревностью за церковную собственность. И возникала мысль приносить в Церковь и возжигать пред иконами более масло, нежели свечи. Но когда сделалось более известным, что свечные деньги остаются в Духовном ведомстве (кстати, это было защищено стараниями самого митрополита Филарета - прим.ред.), назначаются на содержание духовенства и духовных училищ, и что из них будут выдаваемы пособия на построение церквей, тогда общественное мнение успокоилось, а свечная операция получила успешный ход. Посему и теперь, если церковные сборы будут обращаться непосредственно в уездное казначейство и сим очевидным образом выходить из духовного ведомства, нельзя не опасаться, что мнение православного народа вновь будет взволновано, и сбор церковных доходов будет потрясен и ослаблен. Куда пойдут церковные сборы из уездного казначейства, народ уже не увидит. И потому вид отнятия церковной собственности останется пред его глазами неизгладимым, и охладит усердие делать приношение Церкви.
VI). Должно предполагать, что предположение об обращении сборов по духовному ведомству непосредственно в уездные казначейства сделано без внимания к ближайшим обстоятельствам дела. Наименование "сборов" слишком неопределенно. Если бы все, что в церквах осталось от годового сбора, брать в казначейство, то церкви затем оставались бы без способов приобрести просфоры, вино, ладан, свечи; прекратилось бы Богослужение, а вместе с ним - и сборы. Если под названием сборов разумеются прибыльные от свечной продажи деньги, и если уездные казначейства будут их принимать небезотчетно, а наблюдением за верностью сбора, то казначейства должны будут обревизовать 29 тысяч приходных и 29000 расходных церковных книг, в которых записываются не одни свечные деньги, но и те, которые неотъемлемо принадлежат церквам на их собственные потребности и необходимые расходы по Богослужению. Причем надобно бyдет Обращать внимание не только на совершившийся год, но и на предшествовавший ему, дабы принимать меры против уменьшения свечного сбора. Соответственно надобно ему будет, чтобы в начале каждого января в каждое уездное казначейство явились священники всех церквей уезда (от 30-ти до 100 и более) с приходо-расходными книгами, отчетами и, в случае нужды, с объяснениями. Казначейству будет много дела, и поэтому многие священники принуждены будут немалое время ждать для себя очереди. Межу тем многие церкви - без Богослужения, рождающиеся - без крещения, умирающие - без духовного напутствия, умершие - без погребения. Бедные священники истощены издержками путешествия и проживания в уездном городе. И все эти работы и затруднения для того, чтобы казначейство приняло от иных церквей по два или по три, или по пять рублей свечных денег, и от немногих - по 20 руб. и более. (Например, от 21 церкви из 97 Дмитровского уезда).
Если бы рассуждено было возложить сие дело на церковных старост, то оно также было бы неудобоисполнимо. Большая часть сельских церковных старост не способны дать казначейству какие-либо объяснения. И при таких обстоятельствах не найдется желающих быть церковными старостами. А насильно избирать в сию должность прихожане церкви не могут.
В духовном ведомстве операция сия происходит несравненно облегчительнее: благочинные, дважды в год обозревая церкви, с тем вместе ревизуют в них книги приходо-расходные, и в конце года на месте принимают свечные деньги и отправляют в консисторию с ведомостями, по которым консистория из года в год следит за правильным ходом дела и верности сбора денег.
VII). Всякое хозяйство поддерживается бережливостью, а бережливость поддерживается надеждою, что употребивший ее, воспользуется плодами ее. К тому, что сказано выше (под числом IV) о бережливости церковного хозяйства и плодах ее, можно присовокупить, что церковная собственность, несмотря на то, что неудовлетворительна и для обыкновенных обстоятельств, служит еще запасом на чрезвычайные случаи. В 1812 году из церковного хозяйства дано было в пособие к составлению ополчения 1 млн 500 тысяч руб. И потом, по изгнании неприятеля при обременении государственного казначейства военными расходами на восстановление разоренных церквей и монастырей и на пропитание разоренного духовенства, дано из церковного же хозяйства 3 млн. 500 тысяч руб. Подобные пожертвования были и по случаю Крымской войны. Посему и справедливо, и полезно оказать и ныне прежнее доверие церковной бережливости, и не отнимать у нее опоры таким распоряжением, по которому она уже не властна была бы пользоваться своими плодами.
VIII). Есть ввиду соображение, которое, признавая значение церковной собственности в ее начале, ищет лишить ее значения в ее движении. Оно выражается так: "Монастырские и церковные капиталы имеют частный характер, пока состоят в монастырях и церквах под надзором местных блюстителей. При сосредоточении же их в Св.Синоде они теряют такое значение".
Здесь вновь нельзя не заметить, что сие соображение сделано без ближайшего дознания предмета. Доходы монастырские, пожертвования на монастыри и иногда составляемые из них капиталы для удовлетворения нуждам процентами или для сбережения на большие ремонтные издержки, вообще не сосредоточиваются в Св.Синоде. Монастыри не могли бы существовать, и пожертвования на них прекратились бы.
Есть и в церквах в таком же положении доходы (кроме свечного) и капиталы.
Что касается до самого соображения, не представляется основания, на котором оно было бы утверждено. Рубль свечного дохода - лежит ли в церковном хранилище, переходит ли в конце года в консисторию, поступает ли в начале следующего года в епархиальное училище на его содержание, пересылается ли в духовно-учебное управление при Св. Синоде, во всех сих случаях он есть церковная собственность и не превращается чрез сие движение в собственность государства. А перестанет быть собственностью церкви только тогда, когда его употребят в расход на нужду церковную и церковно-училищную.
Для подкрепления вышеозначенного соображения берутся в сравнение мирские капиталы государственных имуществ, которые, оставаясь в обществе, имеют характер сословный, а при централизации, "при переходе в руки правительства, теряют сие значение". Но сие сравнение не ведет к заключению, которое думают извлечь из него. Одно из двух: либо мирский капитал есть собственность государства, принадлежащая ведомству подчиненного сословия, или в таком случае он не изменяет своего значения при переходе в руки правительства. Или он есть собственность строго мирская, и в таком случае, при взятии его в руки правительства, назначение капитала теряется, а нарушается право собственности. Тем более нарушено было бы право собственности церковной, если бы она была перенесена в собственность государственную.
IX). Есть сведения, что вспомогательный капитал Римско-католического духовенства в России оставлен в полном его распоряжении, и что также остатки от штатных капиталов предоставлены в его распоряжение. Но Православная Церковь частично лишена уже подобных прав и может подвергнуться еще большему лишению. Если таким образом вероисповедание, господствующее в государстве, лишится прав, которые предоставляются терпимому вероисповеданию, то господствующее поставляется ниже терпимого.
Православная Церковь уверена, что сего не желает защитник ее и покровитель, Благочестивейший Государь Император. И она молит Бога, чтобы сие дело, важное для нее и для государства, представлено было взору его Величества в чистом и ясном свете. Охраняя собственность Церкви, он приобретет благословение для собственности государственной.

 

Житие преподобного отца нашего Никона, игумена Радонежского[19]

Житие изложено по рукописям Троице-Сергиевой Лавры, по житию преп. Никона, составл. Митроп. Моск. Филаретом, и друг. пособиям
Преподобный Никон родился в городе Юрьеве Польском, недалеко от обители преподобного Сергия. Он происходил от благочестивых родителей и с юного возраста был воспитан в богопочтении. Еще в ранней молодости он слышал об Ангельской жизни преподобного Сергия, подвизавшегося с братиею в своей обители близ города Радонежа. Подвиги преподобного Сергия, слава о которых далеко распространялась, приводили в умиление душу Никона, и сердце его горело желанием видеть сего святого мужа и подражать ему в жизни. С сокрушением сердечным и проливая обильные слезы, Никон горячо молил Господа Бога:
- Боже и Господи, Царю вечный и благосердый, сподоби меня видеть сего святого мужа и последовать ему во всей моей жизни, да спасуся и я его ради и достоин буду вечных Твоих благ, которые Ты обещал любящим Тебя.
И вот вскоре он оставляет дом своих родителей и стремится в обитель преподобного Сергия. Достигнув обители, Никон поспешил увидеть самого великого подвижника Сергия и, припав к его стопам, стал усердно молить, чтобы он постриг его в иноческий чин в своей святой обители. Преподобный Сергий видел благоразумие и душевную чистоту отрока и тотчас всем сердцем возлюбил его. Однако, провидя в нем духовными очами будущий светильник Божественного света, он не оставил Никона без испытания, но поступил с ним так же, как некогда поступил Евфимий Великий с Саввою Освященным, когда сей, еще в юношеском возрасте, пришел к нему. Он не принял Савву в свою обитель и отослал его в далекий монастырь к сопостнику своему - преподобному Феоктисту. Так и преподобный Сергий отослал юного отрока в научение к ученику своему Афанасию Высоцкому, основателю Серпуховского монастыря, - мужу, славившемуся добродетельною жизнью и искусившемуся в иноческих подвигах.
- Иди без всякого размышления, - сказал он отроку, - и, если Богу угодно, ты примешь там иноческий образ.
Со смирением принял Никон такое повеление от преподобного. Горя любовью к Богу и стремясь соделаться иноком, он с поспешностью отправился к блаженному Афанасию.
Когда он достиг обители его, то, смиренно подойдя к келлии Афанасия, тихо постучал в дверь. Афанасий, приотворив немного оконце, спросил его:
- Чего ты хочешь, и кого ищешь? - Старец любил безмолвие и не часто выходил из своей келлии.
Отрок, поклонившись ему до земли, отвечал:
- Великий авва, блаженный Сергий прислал меня к тебе, дабы ты облек меня в иноческий чин.
На сие старец, не глядя на него, со строгостью, сказал:
- Ты не можешь быть иноком: иночество - дело великое; ты молод, а правила старцев суровы.
Отрок ответил:
- Отче! не все люди одинаковы; ты только прими меня, а время покажет, могу ли я переносить трудности иноческого жития.
Но старец продолжал:
- Многие приходили сюда, но обленившись и не выдержав трудности постничества и воздержания, отбегали; и тебе я говорю, что ты не сможешь пребывать здесь; иди в другое место и предавайся посту.
Слыша сии слова, отрок, горя в душе Божественным огнем, со слезами обещал старцу терпеливо переносить всякую скорбь. Старец, видя обильные слезы отрока и его горячее стремление к иночеству, ввел его в свою келлию и обратился к нему с наставлением:
- Не оскорбляйся, чадо, тем, что я тебе сказал; подвиг иноческий - дело великое: иноки называются добровольными мучениками, и мучение их сугубое; многие мученики, кратковременно пострадав, приняли кончину; иноки же в течение всей своей жизни претерпевают страдания, и хотя не принимают ран от мучителей, однако, обуреваемые плотью и воюя с врагами мысленными, страждут до последнего издыхания. Посему, сын мой, если ты хочешь работать Господу, то приуготовь свою душу, дабы ты мог с терпением переносить все искушения и страдания, причиняемые врагами.
Отрок же припал к ногам старца и едва мог проговорить:
- Смилуйся надо мной!
Тогда старец поднял его и сказал:
- Встань, чадо! Господь наставит тебя на путь заповедей Своих. Все сие изрек я тебе потому, что сам я человек грешный, хотя и взял на себя устроение дела Божия; ныне желание твое исполнится.
Сказав сие, старец сотворил молитву и облек Никона в иноческий образ.
Афанасий наставлял юного инока добродетелям и поучал его переносить все страдания, ведущие к Богу, стараясь исполнить душу его мужеством и крепостью и являясь ему во всем примером. Никон же, упражняясь под руководством его в молитвах, преуспевал в добродетелях, в подвигах поста, в неусыпном бдении над собою; он хранил чистоту, смирение, кротость и поучался усердно в Божественном Писании. Видя такое прилежание отрока, Афанасий возымел о нем отеческое попечение и, побуждая его к дальнейшим подвигам, содействовал его постепенному иноческому совершенствованию.
Когда Никон достиг совершенного возраста, то, по желанию Афанасия и всей братии, почтен был саном священства, как достойный быть предстоятелем пред Богом. Доблестный же Никон, по принятии священства, сподобившись сугубой благодати, стал проявлять еще большее усердие к подвигам благочестия.
Пробыв несколько времени в обители, Никон снова возгорелся неудержимым желанием видеть великого старца и подвижника преподобного Сергия, дабы получить от него благословение и слышать от него богомудрое наставление. С горячей мольбой обратился Никон к Афанасию, дабы он, помолившись о нем, отпустил его с миром из обители. Афанасий не удерживал Никона и, молитвенно напутствовав его, отпустил от себя.
Придя в лавру преподобного Сергия и увидев богоносного отца, Никон с горячими слезами припал к стопам его и просил у него благословения. Преподобный не только с радостью принял его как посетителя, но и оставил в своей обители.
После сего преподобный Сергий повелел Никону со всяким прилежанием служить братии в обители и Никон со всем усердием выполнял возложенное на него послушание, неустанно упражняясь в молитве и бдении. За такие подвиги и благочестивое житие преподобный Сергий оказал Никону особенную любовь и доверие, и повелел ему пребывать в одной келлии с собою. Здесь в беседе с богомудрым наставником, преподобный Никон нашел для себя высшее училище духовного любомудрия и в близком примере святого - новое поощрение к подвигам добродетели; в его же прозорливом руководстве и сильной молитве Никон обретал силу к ограждению от искушений, укрепление против немощей и райское утешение в общении сей молитвы. Любвеобильное сердце Сергия было для Никона отверстою дверью, откуда исходил на него благодатный свет и мир. И верное сердце Никона к Сергию было также отверстою дверью для открытия своему отцу всех помыслов и намерений, дабы никакая мгла сомнения или смущения не омрачала чистоты его совести. И вот, подобно дереву, насажденному при источнике водном, Никон, с верою воспринимая все наставления и поучения учителя, в делах своих показал обильные плоды добродетелей.
Мудрый наставник, преподобный Сергий, внутренними очами прозревая имеющую воссиять в Никоне пресветлую благодать, пожелал поставить его настоятелем обители вместо себя. Первоначально Сергий возложил на Никона часть своих попечений о братии, поставив его как бы вторым после настоятеля. Это новое служение Никон проходил со всем вниманием и бдительностью, постоянно храня неусыпное попечение о вверенной ему братии, относясь к каждому с любовью и отеческою заботливостью. Найдя в Никоне столь искусного руководителя братиею, Сергий радовался духом и, наконец, за шесть месяцев до своего преставления призвал Никона и перед всеми вручил ему, как искусному вождю, попечение о монастыре и о братии. Никон, хотя и не желал принимать на себя трудных обязанностей руководительства всею лаврою, но не осмелился ослушаться своего наставника и со смирением, как послушный сын, повиновался повелению его.
В скором времени преподобный Сергий отошел ко Господу. Великою скорбью болело сердце верного ученика его.
Сокрушаясь и проливая обильные слезы, он обращался к святому, как бы к живому, говоря:
- Отошел ты, преподобный отче, вся моя надежда. В ком найду я после Бога, прибежище, и где найду утешение?
И припав к одру святого и обнимая его честные мощи, он желал лучше быть погребенным вместе с учителем своим, чем разлучиться с ним.
С великим плачем и рыданием предав святое тело своего учителя погребению, Никон принял после него начальство над лаврою. Он положил с точностью выполнять все, что учредил и заповедал великий основатель обители Сергий и, разделяя труды с братиею, как настоятель обители, имел попечение и заботливость о каждом. Преуспевающих в служении Господу он побуждал не ослаблять своих подвигов; нерадивых же и ленивых со скорбью поучал не забывать, что они отверглись мира и, заботясь о спасении своем, не должны предаваться мирским заботам, дабы не утратить вечной награды. Он имел обыкновение обходить все места обители, где трудились иноки, поощряя и увещевая с терпением переносить труд, при чем сам являлся образцом для братии, принимая участие в общих трудах. Своею кротостью, своею отеческою заботливостью о братии, мудростью в управлении и советах, Никон не только приобрел уважение и любовь братии, но слава о нем распространилась далеко за стены Сергиевой обители и имя Никона, как "освящение некое", прославлялось повсюду - по городам и весям. К нему шли многие благоговейные и именитые люди за наставлениями ради душевной пользы, и он всех принимал с отеческим благорасположением, являясь великим врачом духовным.
Но Никон, любивший больше всего безмолвие и молитву в уединении, не прельщался сею славою человеческою, и сильно тяготился ею. И вот с мыслию, что желающему творить волю Божию прежде всего нужно презирать и ненавидеть все соблазны мира, Никон стал уклоняться от начальствования над своею паствою и, наконец, заключился в уединенную келлию. Братия сильно скорбела о сем и, не желая, чтобы он покинул и оставил ее без своего руководства, со слезами просила его не оставлять их, как овец без пастыря. Но он оставался непреклонным в своем решении, прося братию не сокрушать его сердца своими мольбами. Видя столь непреклонное желание Никона, братия не стала удерживать его, зная, что он уклоняется от бремени начальствования не ради телесного покоя, но стремясь к высшим подвигам и богомысленному безмолвию. Не имея возможности оставаться без начальника, братия избрала одного из учеников Никона, по имени Савву, - мужа, сиявшего добродетельною жизнью - и, с благословения Никона, поставила его игуменом над собою.
Шесть лет пребывал в безмолвии Никон, пока паствою управлял Савва, пася ее с усердием и вспомоществуемый молитвами блаженного Сергия. Но, по истечении шести лет и Савва оставил начальствование. Тогда братия, как бы дав преподобному Никону отдохнуть от дел управления и насладиться вожделенным ему безмолвием, опять пришла к нему и со слезами умоляла и убеждала его снова принять ее под свое руководство. Видя, что Никон и теперь намерен уклониться от начальствования и власти, братия говорила ему:
- Не подобает тебе, отче, искать пользы себе одному, попекись и о спасении ближних.
Эта неотступная просьба иноков и любовь их заставили Никона расстаться с любимым уединением, и он уступил желаниям братии, но с тем условием, чтобы они уступили ему из каждого дня некоторую часть для уединенных подвигов и молитвы.
Тихо и богоугодно текла жизнь в святой обители. Никон же неустанно пребывал в молитвенном бдении, поучаясь в слове Божием и отеческих творениях.
Но вот распространился слух о нашествии на землю Русскую диких полчищ свирепого Эдигея. Приближение татарских орд приводило в ужас и трепет всю землю Русскую. Преподобный Никон, горячо молясь об избавлении от злого врага, призывал в молитвах великого основателя сей обители - преподобного Сергия, чтобы он простер свою молитву пред престолом Владыки всех Христа, да не предаст Он запустению святой обители от руки нечестивых агарян и да не поколеблет веру немощных торжество неверных. И вот, однажды ночью Никон сел, чтобы отдохнуть после молитвенных трудов и был в полудремоте или тонком сне. Вдруг видит он вошедших к нему в келлию святителей Петра и Алексия, в сопровождении преподобного Сергия, который, обратившись к нему, сказал:
- Так угодно Господу, чтобы случилось сие нашествие иноплеменников и коснулось сего места. Но ты, чадо, не скорби, а мужайся и да крепится сердце твое: искушение будет непродолжительно и обитель не запустеет, а распространится еще более.
Затем, преподав Никону мир и благословение, святые стали невидимы. Никон, пришед в себя, быстро встал и подошел к дверям своей келлии, но нашел их запертыми. Он отпер и вышел и увидел святых, удалявшихся от его келлии к церкви. Тогда понял он, что сие было не сон, а истинное видение.
С покорностью воле Божией Никон ожидал исполнения предсказания. Вскоре варвары, наводнившие своими полчищами землю Русскую, достигли и обители преподобного Сергия и предали все в ней разорению и огню. Преподобный Никон и братия, предваренные небесным извещением, заблаговременно удалились из обители и захватили с собой некоторые святыни и келейные вещи. Так спасены были некоторые книги и утварь преподобного Сергия, доселе уцелевшие.
По миновании опасности, Никон и братия возвратились на пепелище святой обители. Монастырь был сожжен дотла и святое место осквернено неверными. Но Никон не предался печали и унынию и не ослабел от подвига. Подобно тому, как доблестный воин при первом поражении от врага не бежит, но мужественно собирает силы и одерживает победу, так и он начал со спокойною твердостью трудиться над устроением обители. Как добрый пастырь, он собрал сперва рассеявшуюся братию и трудился с ней над монастырскими постройками. Менее чем в три года построены были здания, необходимые для иноческого общежития; для молитв же общих первоначально собирались, вероятно, в трапезную храмину. В то же время Никон поспешает постройкою деревянного храма, во имя Живоначальной Троицы, который и был освящен в 1411 году 25-го сентября, в день преставления преподобного Сергия.
Когда слух о возвращении преподобного Никона и о восстановлении обители распространился по окрестным местам, к нему отовсюду стали собираться во множестве иноки и миряне. Никон всех принимал с отеческим расположением, и, как добрый пастырь, никого не оставлял без своего попечения, наставляя каждого в полезных учениях, просвещая их душу и предлагая им правила для устроения своего жития. Монастырь возрождался на своем пепелище и распространялся более и более.
Как попечительный начальник, преподобный Никон не оставлял своих забот и о благоукрашении обители. Заключительным подвигом его в этом отношении было построение каменного храма над гробом своего учителя Сергия во имя Живоначальной Троицы.
При самом начале работ, при копании рвов для каменного храма, совершилось обретение и прославление нетленных мощей преподобного Сергия. Сие открытие мощей великого учителя Никон принял, как радостный венец и сладостную награду за свои труды и терпение. При общем ликовании святые мощи преподобного были положены в новую раку и на время были поставлены в деревянном храме, пока не было приготовлено им место в каменном храме. Как место покоя для мощей великого Сергия, новый храм устроялся и украшался с благоговейною любовью и с усердными молитвами. Для созидания сего храма Никон собрал мудрых зодчих и искусных каменотесов, которые с Божиею помощью быстро окончили его построение. Новый храм был освящен и при его освящении были перенесены и помещены в нем святые мощи преподобного Сергия. Как дело святых и покоище Сергия, не потрясаемый веками, сей прекрасный храм освящает и ныне молящихся в нем, и руки нечестивых врагов не прикасались к нему.
Никон заботился и о внутреннею, украшении храма и расписании стен его живописью. Для сего труда им были приглашены два инока-постника, славившиеся добродетельною жизнью: Даниил и Андрей, искусные в иконописании. Их тщанием и под их руководством храм был благолепно украшен иконописью. Когда Никон увидел, что украшение храма расписанием окончено, то с великою радостью возблагодарил Бога:
- Благодарю Тебя Господи, - говорил он, - и славлю пресвятое имя Твое за то, что не презрел мое прошение, но даровал мне недостойному видеть все сие моими очами.
В сие время Никон уже достиг глубокой старости, но ревность и бодрость духа не оставляли его, и немощь телесная не ослабляла строгости его подвигов. Достигнув совершенства в подвигах, он обладал всеми видами того богатства, которым человек богатеет в Бога. Он как бы горел удивительным стремлением к жизни по Боге: пищею для него было воздержание, богатством - нестяжательность; его старческое тело было прикрыто одним только власяным рубищем.
Наконец, преподобный Никон уже приблизился и ко своей кончине. Отчасти старость, а также великие постнические подвиги и продолжительные многие болезни изнурили его тело и оно изнемогло в своих силах.
Предузнав близость своего отшествия ко Господу, Никон велел призвать к себе братию. В то время, как она окружала его одр, стоя со слезами, преподобный, приподнявшись немного, обратился к ним с последним словом назидания.
Он завещал соблюдать установленный в обители чин молитвы дневной и ночной, не часто выходить из обители, хранить терпение в искушениях, соблюдать повиновение начальствующим в обители, ненавидеть праздность - гнездо пороков, любить трудолюбие, соединяя его с пением священных псалмов, с радостью хранить безмолвие, как матерь добродетелей, ведущую к совершенству. Присоединив к сему наставление о человеколюбии, он завещал братии:
"Если возможно, не отпускайте никого от себя с пустыми руками, дабы незаметно не оказать презрения Самому Христу, явившемуся вам под образом просящего. Бодрствуйте и непрестанно молитесь, дабы Господь и вас сохранил невредимыми от врага, и вы соблюли бы обет целомудрия и послушания, согласно с моими увещаниями.
Окончив свои наставления к братии - хранить все завещанные им правила, Никон умолк. И вот в видении, еще до разлучения души с телом, ему было показано место будущего упокоения вместе с преподобным Сергиям. Ясно не открывая о том братии, по своему смирению, Никон в предсмертном изнеможении неожиданно сказал:
- Отнесите меня в ту светлую храмину, которая мне уготована по молитвам отца моего; не хочу более здесь оставаться.
Сказав сие, Никон приобщился Пречистых Таин Тела и Крови Христовых. После сего, предупреждая братию о приблизившейся кончине своей, он произнес:
- Вот я, братия, разрешаюсь от союза телесного и отхожу ко Христу.
Преподав им последнее благословение, со словами, обращенными к самому себе - "изыди, душе моя, туда, где тебе уготовано, - гряди с радостью: Христос призывает тебя", - Никон, осенив себя напоследок крестным знамением, с молитвою предал свою честную и трудолюбную душу Господу. Это было 17 ноября 1428 года.
Никон пробыл в настоятельстве 36 лет, не нарушая ни в чем подвига иноческого, богоугодно пася врученную ему Христом паству, и научив ее высшим подвигам добродетели. Братия много сетовала, проливая слезы о разлучении со своим отцом и учителем. Проводив его с пением псалмов и надгробными песнопениями, братия с почестями, как подобает чтимому отцу, предали его честное тело земле, положив его близ раки преподобного Сергия, где и до ныне совершается память над ними во славу Святой Троицы - Отца и Сына и Святого Духа.
За свои великие подвиги и святую жизнь преподобный Никон был удостоен от Господа еще при жизни дара прозрения, а после кончины дара чудотворений. Из многих чудес преподобного упомянем здесь о некоторых.
Однажды Никон намерен был послать некоего из своих иноков, по имени Акакия, в одно из сел, принадлежавших обители святого Сергия. Не желая сему повиноваться, Акакий сказал:
- Я не для того отрекся от мира, чтобы обходить города и села.
Преподобный долго умолял Акакия, но он ни за что не хотел исполнить приказание своего игумена. Тогда преподобный предрек:
- Смотри, Акакий, как бы тебе по своей воле не пришлось быть там, и тогда получишь воздаяние за свое непослушание.
Вскоре после того преподобный Никон преставился ко Господу. Акакий же предал забвению все, что было предсказано ему святым отцом, и отправился в то самое селение, куда посылал его преподобный Никон. И вот его внезапно постиг там суд Божий, предсказанный святым: он впал в исступление ума, так что братия привели его обратно в монастырь. Здесь явился ему святой Никон и, держа в руках жезл, с укоризною сказал ему:
- Акакий! разве ты для того отрекся от мира, чтобы обходить города и села?
Тогда Акакия обуял великий страх и он начал неистово кричать. В таком тяжелом состоянии он находился несколько дней, пребывая у раки преподобных Сергия и Никона и с плачем молясь об отпущении своего согрешения; братия точно также усердно молилась за него. И тогда по благодати Христовой и по молитвам святых, Акакий получил отпущение в своем согрешении и исцелился. Обо всем этом он сам со слезами рассказывал многим, вопрошавшим его.
В своей земной жизни преподобные Сергий и Никон особенно близки были друг к другу. Эта взаимная близость не оставляете их и в жизни вечной, ибо любовь святых, как любовь Божественная, не подлежит закону времени. Оба вместе они неоднократно являлись и совокупно чудодействовали.
Один из жителей Москвы, по имени Симеон, родившийся по предсказанию святого, заболел столь сильно, что не мог ни двинуться, ни уснуть, ни принять пищи, но лежал как мертвый на своем одре. Страдая таким образом, он однажды ночью стал призывать к себе на помощь святого Сергия:
- Помоги мне, преподобный Сергий, избавь меня от сей болезни; еще при жизни твоей ты был так милостив к моим родителям и предрек им мое рождение; не забудь меня, страждущего в столь тяжкой болезни.
Вдруг пред ним предстали два старца; один из них был Никон; болящий тотчас узнал его, потому что лично знал сего святого еще во время его жизни; тогда он понял, что второй из явившихся был сам преподобный Сергий. Дивный старец ознаменовал болящего крестом, а после сего велел Никону взять икону, стоявшую у одра - она была некогда подарена Симеону самим Никоном. Затем больному показалось, что вся кожа его отстала от тела; после сего святые стали невидимы. В ту же минуту Симеон почувствовал, что он совершенно выздоровел: он поднялся на своем одре, и уже никто более его не поддерживал; тогда понял он, что не кожа сошла у него, а болезнь оставила его. Велика была его радость; встав, он начал горячо благодарить святого Сергия и преподобного Никона за свое неожиданное и столь дивное исцеление.
Особенно много чудес было совершено преподобными Сергием и Никоном во время осады Троицкого монастыря Поляками под предводительством Лисовского и Сапеги, когда святой обители пришлось испытать множество бедствий от врагов. Никон вместе с преподобным Сергием нередко являлись не только осажденным, ободряя и укрепляя их надеждою на помощь Божию, но и врагам, осаждавшим лавру, устрашая и угрожая им гневом Божиим. Многие из осаждавших и их военачальников видели, как по монастырским стенам ходили два светозарных старца, на подобие Сергия и Никона; один кадил стены кадильницею, а другой - кропил их святою водою.
Однажды, когда еще продолжалась осада монастыря врагами и среди осажденных появились от голода и всяких лишений болезни, - Никон явился во сне пономарю Иринарху и сказал ему:
- Скажи всем страждущим от болезни, что в сию ночь выпадет снег и пусть все, кто желает исцелиться от болезней, натираются этим снегом.
Иринарх с трепетом проснулся и на утро сказал окружающим о том, что поведал ему чудотворец Никон. И действительно, ночью выпал снег и кто с верою натирался этим снегом, тот делался здоровым.
Вот и еще случай из недавних времен (1846 г.). В монастырской больнице жестоко страдал от нервной горячки рясофорный послушник Гавриил; несколько дней он был без памяти, и думали, что не перенесет болезни. В ночь на память преподобного Никона, видит он, что душа его как бы разлучается от тела, и устремляется в какую-то бездну. Мысленно стал он молить преподобных Сергия и Никона о возвращении к жизни, чтобы покаянием приготовиться к вечности. (А лежал он все время, как видели другие, без памяти и движения). Вдруг видит, как бы двери отворились; входят два светоносные мужа, старцы, один с жезлом, - в сем он признал преподобного Сергия, а в другом - преподобного Никона. Преподобный Сергий, указывая жезлом преподобному Никону на болящего, говорит: "помоги"! Преподобный Никон подошел, и самым приближением наполнил больного силою и радостью. Больной приподнялся, перекрестился, а преподобные стали невидимы. Гавриил пришел в память; болезнь миновалась, осталась только слабость.

 

Записка о последствиях стеснения сект и снисхождения к ним (1858)

С некоторого времени в отношении к управлению делами о раскольниках повторяется мысль, что будто бы нигде стеснение сект не останавливало их успеха, а напротив того, будто бы содействовало их распространению, и что по сей самой причине должно бы отменить существующие о раскольниках постановления, как стеснительные для них, так что настоящее наше относительно раскола положение должно почитать переходным.
По сему предмету необходимо обратить внимание на следующие обстоятельства:
1) Существующая система действий относительно раскольников есть последствие многолетних наблюдений и опытов; при том она уже не только в прошедшее царствование, но и в настоящее утверждена высочайшей волею.
2) Православие и раскол так противоположны друг другу, что покровительство и защита Православия естественно должны стеснять раскол; снисхождение же к расколу естественно должно собою стеснять Православную Церковь. Существующая система неудобна для раскола, но разве лучше та, которая будет неудобна для Православия?
3) Примеры истории показывают, что если секты от стеснительных мер усиливались, то это только там, где сии меры были не тверды, где они подвергались изменениям; а где они были тверды, там успех сект останавливался и даже уничтожался.
Первая замечательнейшая в средней Европе секта гусситов, сначала было принявшая огромные размеры, потом энергическими мерами правительства подавлена так, что Богемия, где она возникла, совершенно обратилась в римско-католическую страну.
Спустя после через сто лет возникшее протестантство имело успехи только там, где сами государи явным образом приняли его сторону.
Но во Франции, где сего не было и где правительство, наконец, сильнейшим образом противодействовало протестантству, оно, после отмены Нантского эдикта, так ограничено, что уже не могло более распространяться.
Те же следствия были в Бельгии, где правительство употребило все усилия против распространения протестантства, а в Испанию и Италию по сей самой причине оно даже не могло и проникнуть, хотя и никак нельзя оправдывать ужасов безчеловечной инквизиции.
В Англии протестантство окончательно утвердилось жестокими мерами покровительницы его, королевы Елизаветы. С тех пор и до нашего времени латинское исповедание не имело там никаких успехов, но как только правительство уравняло последователей оного в правах с прочими гражданами, число приверженцев папы более нежели удвоилось и теперь постоянно и быстро умножается.
В Пруссии лет за двенадцать пред сим появились было неокатолические общества, но о них почти уже не слышно с тех пор, как правительство положило преграду их беззаконному распространению.
Если же истинная святая вера Христова распространялась в первые века посреди жесточайших гонений, то это было неопровержимое знамение Божественности учения Спасителя, и применять столь чудесное ее распространение к невежественным сектам значило бы унижать действие всевышней благодати.
Но к дальнейшему распространению христианства промысл Божий употребил впоследствии и покровительство властей; с принятием святой веры императорами римскими, распространение оной сделалось гораздо более быстрым и повсеместным. Наконец, и во всех европейских державах, равно как и в нашем Отечестве, распространению христианства особенным образом способствовало покровительство Государей.
И наша Православная Церковь уже сама горьким опытом убедилась, что стеснения не распространяют, а подавляют, если не навсегда, то на долгое время, истинное учение веры. Так было в западном крае России, где гонение Православия создало унию и могло бы вконец подчинить весь народ Риму, если бы Промыслу не угодно было возвратить тот край в недра православной России. Так и теперь в австрийских владениях Православие, стесняемое тамошним правительством, постепенно оскудевает.
Что касается нашего раскола, всем известно, что число последователей его сначала, несмотря на возникшие от них самые дерзкие смуты, было весьма малозначительно, за исключением тех, которые отпадали в раскол вследствие введенных Императором Петром I европейских обычаев, но только со времен Императора Петра III стали особенным образом возрастать успехи раскола, по мере как возрастало снисхождение правительства, и, наконец, достигли неожиданных размеров к концу царствования Императора Александра I. После сего раскол усиливался только в тех губерниях, где со стороны местных властей оказывалась ему потачка, ослабевал же там, где обращаемо было строгое внимание на его оказательства, на совращения и на другие злоупотребления. Итак, снисхождение к расколу содействовало и содействует его усилению гораздо более, нежели стеснение.
Никто, конечно, не станет в наше время одобрять мучительства и гонений, противных духу Христовой Церкви. Но разве можно почитать мучением и гонением всякое должное взыскание? Если бы не было воспрещения совращать православных в раскол или соблазнять их оказательством раскола, если бы ослушники сего не преследовались законом, то как же бы иначе правительство охраняло веру и верных ей? А если уклонившиеся от законного порядка и содействующие уклонению других ограничиваются законом в правах, злоупотребляемых ими для успеха секты на прельщение слабых мирскими выгодами, тут видно одно законное следствие общественного благоустройства, иначе не будет пределов своеволию и прельщению. Наконец, закрытие устроенных тайно скитов и других сектантских мест и сборищ есть простая потребность всякого благоустроенного государства, в коем подобное самовольство не дозволяется и людям господствующей веры. Без таковых законов, конечно, неприятных расколу, не было бы и покровительства Православию, и ни малейшего гражданского обуздания преступлений против веры. Но тогда нарушены были бы и самые уставы Вселенских соборов, на основании коих в христианской империи оказывается защита Православию от ересей.
4) Раскол не может идти в сравнение с терпимыми в России исповеданиями, которые не скрывают пред правительством своих учений и не касаются коренного русского населения. Напротив того, раскольники в действиях своих не дают правительству отчета и, по духу своего прозелитизма, никогда не разграничатся с православными. Оттого существует значительное число (до 600 тыс.) колеблющихся между Православием и расколом. Эти люди еще ходят к православному Богослужению, не исключают себя из Церкви, боятся ответственности и пред законом, к ним еще имеет доступ духовенство, их тайное уклонение от Православия еще не имеет наглости; но при послаблении законов все они сделаются быстрой и невозвратной добычей раскола, а явное их отпадение укажет путь другим.
5) Если нынешнюю, неоднократно высочайше утвержденную систему действий подвергнуть новому пересмотру и до окончания этого огромного труда решать текущие дела о раскольниках, имея в виду будущие о них постановления и нарушая существующие, то такое распоряжение не замедлит сделаться известным всем раскольникам, везде прибавит число и явных, и тайных, и обратит в ничто все усилия ревностных наших архипастырей, когда люди, склонные к расколу, получат убеждение, что правительство само облегчает им переход в общества, непокорные Церкви. И где же будет преграда отверстому для них пути? По какому праву правительство скажет одному из заблудших: "Ты можешь принять раскол" (т.е. преступить закон), а другому: "Ты этого не можешь".
6) Православный народ составляет несравненное большинство русского народа и, без сомнения, вернейшую опору правительства. Неужели оно может пожелать, чтобы число это умалялось к приращению раскола, составляющего язву и Церкви, и государства? И по какой причине? Потому только, что раскольники жалуются? Но они перестанут жаловаться тогда лишь, когда будут торжествовать.
Когда они перестанут жаловаться, тогда наступит охлаждение православного народа к правительству, покровительствующему расколу, дающему льготу неверным и непокорным к соблазну верных и покорных.
В заключение должно присовокупить, что если делать раскольникам уступки, то наше в отношении к ним положение действительно будет переходным к худшему для Православия, а лучше ли будет правительству оттого, когда оно ослабит Церковь, с которой тесно соединено, и когда на счет Церкви усилит раскол, с которым ему неестественно соединиться и который всегда будет работать к его же ослаблению?

 

Начатки христианского учения или краткая Священная История и краткий Катехизис

Краткая Священная История

Яко новорождени младенцы, словесное и нелестное млеко возлюбите, яко да о нем возрастете во спасение. 1Пет.2:2
Сотворение мира
Един Бог, во Святой Троице поклоняемый, есть вечен, то есть не имеет ни начала, ни конца Своего бытия, но всегда был, есть и будет.
Кроме Бога все имеет начало. Бог сотворил все из ничего.
Бог не имел нужды ни в какой твари, поелику Сам в Себе всегда был и есть совершенно доволен и блажен; а сотворил все единственно по благости Своей, чтобы твари получили от Него столько добра, сколько принять могут, и радовались и блаженствовали.
Бог сотворил все словом Своим; ибо Он всемогущ.
В начале Бог сотворил небо и землю неустроенные и дал им устройство в шесть дней.
В первый день сотворил Он свет.
Во вторый твердь, или видимое небо.
В третий отделил воду от земли и повелел земле произвести растения.
В четвертый создал солнце, луну и звезды.
В пятый рыб и птиц.
В шестый животных земных и наконец человека.
Тело человека Бог создал из земли и вдунул в него душу бессмертную.
В седьмый день Бог почил от всех дел Своих и освятил его, то есть учредил так, чтобы человек седьмой день посвящал особенно на служение Богу.
Блаженное состояние первых человеков
Первому человеку было имя Адам; а первой жене Ева.
Бог сотворил Еву из ребра, которое взял у Адама во время сна.
Человеки сотворены по образу и по подобию Божию. Образ Божий не в теле, потому что Бог бестелесен, но в душе, в чистом уме и святой воле.
Адам и Ева жили в раю, в прекрасном саду, который не человеческими руками посажен был, но приготовлен для них от Бога.
И рай, и всю землю, и все твари земные Бог отдал во власть человекам.
Превосходнейшее из дерев райских было древо жизни. Человеки, питаясь плодами его, не должны были умирать и телом.
Адам и Ева не имели нужды в одежде, потому что в воздухе не было ничего вредного и разрушительного для тела и потому что тела их были нетленны и чисты, а потому и не нужно было покрывать оныя.
Должность человека была познавать и любить Бога, и в сем наипаче состояло его блаженство.
Бог повелел ему также возделывать и хранить рай и запретил вкушать плод одного только дерева, которое называлось древо познания добра и зла, с тем, что если вкусит онаго, то смертию умрет.
Грех, смерть и надежда избавления
Прежде видимыя разумныя твари, то есть человека, Бог сотворил невидимую разумную тварь - духов, которые называются Ангелами.
Один из сих светлых духов, с некоторыми подчиненными ему духами, имел дерзость выйти из послушания всеблагой воле Бога Творца своего и чрез то лишился дарованного ему света и блаженства и сделался злым духом. Его называют диаволом.
Диавол позавидовал блаженству человеков и, чтобы лишить их оного, употребил хитрость. Он вошел в змия и склонил Еву вкусить запрещенного плода. Ева склонила к тому же Адама.
Таким образом, вкусив плода с древа познания добра и зла, первые человеки поступили против воли Божией, против заповеди Божией, против закона Божия, одним словом, согрешили.
Первыми последствиями греха были стыд и страх; потом постигли грешников изнурительные труды, болезни и смерть.
Бог проклял змия, изгнал Адама и Еву из рая и землю с ее произведениями лишил прежнего благословения, то есть прежнего совершенства и довольства.
Все люди происходят от Адама согрешившего и осужденного, и потому все родятся в состоянии греха и осуждения.
Впрочем, Бог, по милосердию Своему, вскоре после первого греха дал человекам надежду избавления от прельстителя диавола, от греха и от всех бед, которые от греха произошли. Бог обещал, что от жены родится Спаситель, Который победит змия, то есть диавола.
Род человеческий до потопа
Первый сын Адама был Каин, второй Авель. Каин занимался земледелием, Авель сделался пастырем овец.
Некогда принесли они дар Богу: Каин от плодов земных, Авель от первородных из стада. Бог, зная сердца, показал при сем Авелю знамение Своего благоволения, а Каину нет.
Каин из зависти и досады убил брата своего Авеля.
Бог проклял убийцу, и Каин после того в целом мире не находил спокойствия и безопасности.
Вместо Авеля Бог даровал Адаму третьего сына - Сифа. От Сифа произошли люди благочестивые и добрые, а от Каина нечестивые и злые.
Между потомками Сифа особенно знаменит святостью жизни Енох. Он так угоден был Богу, что взят на небо, без болезни и смерти телесныя.
По времени дети доброго племени вступили в супружества с детьми злого племени. От того почти все люди развратились. Ной остался один праведный и достойный благоволения Божия.
Потоп
Правосудный Бог осудил развращенный род человеческий на истребление потопом, а праведного Ноя избрал для возобновления и продолжения рода человеческого после потопа.
Для сего повелел Бог Ною построить ковчег, то есть род великого четвероугольного долгого корабля. В сей ковчег вошел Ной со своим семейством и взял из скота, зверей и птиц по паре, а некоторых по семи пар, чтобы оные могли развестись после потопа.
Сорок дней шел дождь; моря и реки вышли из берегов; вода покрыла всю землю; все люди и прочие животные земные потонули, кроме Ноя и бывших с ним в ковчеге.
По окончании потопа Ной принес Богу благодарственную жертву за свое спасение. Умилостивленный Бог обещал, что не будет опять всемирного потопа.
Род человеческий после потопа и происхождение народов
Ной имел трех сынов: Сима, Хама и Иафета. От них после потопа произошли все люди, которые живут ныне на земли.
Хам был непочтителен к отцу своему и за то лишен его благословения. От Хама вновь произошли злые люди после потопа.
По времени злые люди и злые дела между людьми умножились. Дошло до того, что перестали почитать Бога, а перестав Его почитать, стали совсем забывать Его. Когда же истинного Бога забыли, а между тем оставалось в совести некоторое чувство того, что нельзя быть без Бога, то вздумали почитать за Бога солнце, луну и другие твари. Сие называется язычеством и идолопоклонством. Познание истинного Бога едва сохранилось в потомстве Сима.
Происходя от одного человека, люди говорили одним языком и составляли один род. Гордость внушила им суетное предприятие построить башню до небес, чтобы прославиться. В наказание за сие Бог смесил языки их так, что они перестали разуметь друг друга, и рассеял их по всей земли. От сего произошли разные народы, говорящие разными языками.
Авраам и прочие патриархи народа еврейского
Чтобы сохранить между людьми познание и почитание истинного Бога, для сего Бог избрал Авраама, из потомства Симова.
Бог повелел Аврааму оставить дом, род и отечество и идти в неизвестную землю, которую обещал дать ему в наследие. Авраам поверил обещанию Божию и переселился из земли Халдейской в землю Ханаанскую.
Чтобы утвердить Авраама в вере, Бог являлся ему во сне и в различных видениях.
Однажды Бог явился Аврааму и обещал сделать его отцом множества народов, и быть особенно его Богом. В сем поставил Бог с Авраамом завет. Знамением сего завета было обрезание. В то же время Бог обещал даровать Аврааму сына Исаака.
В другое время Авраам увидел трех странников и позвал их к себе, для отдохновения и угощения. Оказалось, что в образе сих странников был Господь и с Ним два Ангела. Господь подтвердил Аврааму, что чрез год будет у него сын. Сие исполнилось, хотя Аврааму было тогда уже сто лет.
Веру и послушание Авраама Бог показал в пример потомству особенно следующим образом: Он повелел, чтобы Авраам сына своего Исаака принес во всесожжение. Авраам устроил жертвенник, положил на него дрова, а на них Исаака и уже поднял нож, чтобы заколоть его, но Ангел, по повелению Божию, удержал его руку.
За сие послушание Бог не только благословил Авраама, но и обещал благословить в семени его все народы земные (Быт.22:18). Сие означало, что от племени Авраама должен родиться Спаситель мира.
От Исаака родился Иаков, иначе называемый Израилем, а от Иакова двенадцать сынов. Все они называются патриархами, то есть праотцами, потому что суть родоначальники народа еврейского.
Благословение, данное Богом Аврааму, переходило к его потомкам сообразно с их достоинством. Сие особенно видно в Иакове и Исаве. Они были родные братья и близнецы, но весьма различных свойств. Исав был дик, и его любимое занятие было звероловство. Иаков был кроток и благочестив. Исав был старший и потому имел первое право на благословение отца своего, но, будучи невоздержан и нетерпелив, продал Иакову первенство свое за чечевичную похлебку. После того, хотя Исаак отец их и желал благословить Исава как первенца, но, будучи в то время слеп, принял Иакова за Исава, и таким образом благословение досталось достойнейшему.
Евреи в Египте
Один из сынов Иакова был Иосиф. Иаков особенно любил его за его невинность и простосердечие. Иосиф видел сны, которые предвещали, что его братья будут ему кланяться. По сим причинам прочие братья возненавидели его и тайно продали его в Египет.
В сей языческой земли Иосиф пребыл верен истинному Богу, и потому Бог прославил его. Иосиф истолковал Фараону, царю Египетскому, сны, которые предвещали семилетний голод. Фараон поручил ему заготовить хлеба на голодные годы и поставил его первым по себе властелином в Египте.
Когда настал голод, братья Иосифовы пришли в Египет купить пшеницы. Иосиф узнал их, открыл им себя, простил их вину против него и призвал их, вместе с отцом своим, в Египет. Евреи оставались там и по смерти Иакова и Иосифа и весьма размножились.
Новый царь Египетский стал опасаться евреев, как пришельцев. Он стал поступать с ними, как с рабами, и старался изнурить и обессилить их тяжкими работами, а наконец велел убивать их младенцев мужескаго пола. Чтобы сохранить их от истребления и избавить их, Бог послал Моисея.
Когда Моисей родился, мать хотела его скрыть, чтобы не убили египтяне, но, когда скрывать было не можно, вынесла его на реку и пустила в осмоленной корзине на воду. Там нашла его дочь царя Египетского и воспитала его, как сына. Но он захотел лучше страдать с народом Божиим, нежели владычествовать с язычниками, и потому скрылся из дома фараонова.
После, по повелению Божию, явился он к фараону с братом своим Аароном и потребовал именем Божиим, чтобы евреи были отпущены из Египта. Поелику же фараон упорствовал, то Бог сотворил великие чудеса и поразил Египет различными казнями, из коих последняя была избиение Ангелом в одну ночь всех первенцев египетских.
В сию самую ночь Бог вывел евреев из Египта, повелел им, пред самым вступлением в путь, совершить Пасху и впредь совершать оную в память избавления их.
Египтяне преследовали евреев, но Бог чудесно сохранил евреев и погубил египтян. Сильным ветром разделил Он Чермное море, так что евреи прошли по сухому дну его; а когда за ними вступили египтяне, море покрыло их, и они потонули.
Празднование Пасхи состояло в том, что закалывали в жертву непорочного, то есть не имеющего никаких телесных недостатков, агнца, которого благоговейно вкушали с пресным хлебом и с горькими травами.
Жертва сия была прообразованием, то есть некоторым предварительным образом и подобием того, как обещанный Спаситель мира должен был принести Самого Себя в жертву для избавления человеков от рабства диавола и греха.
Закон и Священное Писание
До Моисея люди руководствовались законом естественным и Священным Преданием. Под именем закона естественного разумеется то, что Бог показывает человеку чрез разум и совесть. Под именем Священного Предания разумеется то, когда учение о Боге и о богоугодной жизни, открытое человекам непосредственно от Бога, чрез пересказывание и пример переходит от родителей к детям и далее к потомству. Сохранению Предания способствовало то, что люди долго жили, а именно: прежде потопа до девятисот лет и более, а после потопа до трехсот и более. Таким образом, один человек мог несколько сот лет пересказывать о делах Божиих и человеческих.
Около времен Моисея жизнь человеческая сделалась гораздо короче прежнего, а потому Предание недостаточно было для сохранения истины. Кроме сего, злые дела между людьми умножились, а от того разум и совесть более и более помрачались. Посему для сохранения и распространения истины между человеками, Бог благоволил дать Закон откровенный и Священное Писание.
Закон откровенный есть учение о Боге и о угождении Богу, которое открыл человекам Сам Бог. Священным Писанием называются книги, написанные по вдохновению от Бога.
В пятидесятый день после исшествия евреев из Египта, Бог явил им Свое присутствие на горе Синае, в огне, дыме и трубном звуке, и дал им Закон, которого главные десять заповедей суть следующие:
1. Аз есмь Господь Бог твой, да не будут тебе бози инии разве Мене.
2. Не сотвори себе кумира, и всякого подобия, елика на небеси горе, и елика на земли низу, и елика в водах под землею: да не поклонишися им, ни послужиши им.
3. Не приемли имене Господа Бога твоего всуе.
4. Помни день субботный, еже святити его: шесть дней делай, и сотвориши в них вся дела твоя, в день же седьмый суббота Господу Богу твоему.
5. Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет, и да долголетен будеши на земли.
6. Не убий.
7. Не прелюбы сотвори.
8. Не укради.
9. Не послушествуй на друга твоего свидетельства ложна.
10. Не пожелай жены искренняго твоего, не пожелай дому ближняго твоего, ни села его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякаго скота его, ни всего, елика суть ближняго твоего (Исх.20:2-17).
Сии заповеди написаны были на двух скрижалях, или досках каменных, и положены в Кивот Завета, сделанный из драгоценного дерева и обитый золотом, а кивот сей положен был в Скинии, или подвижном храме Божием. В Скинии находился также Алтарь для курения фимиама, светильник и трапеза для предложения хлебов. Пред Скиниею был устроен жертвенник, на котором учреждено было приносить различные жертвы. Для служения в Скинии были избраны - первосвященник, священники и левиты, из племени Левия сына Иаковлева.
Бог требовал повиновения своему закону и в то же время вновь обнадеживал евреев тем, что даст им землю Ханаанскую, обещанную Аврааму. Он также возобновил им обещание о Спасителе мира, под именем великого Пророка, Которого Моисей был только прообразованием.
Моисей написал Закон Божий и обетования Божия в первых Священных книгах.
Странствование в пустыне и вход в землю обетованную
Евреи шли в землю Ханаанскую чрез пустыню Аравийскую.
Чтобы они лучше могли утвердиться в вере в Бога, Он сотворил для них во время сего странствования многие чудеса.
Ангел Божий шел пред ними, днем в облаке, а ночью в столпе огненном, и показывал им путь.
Как у них не стало хлеба, то Бог питал их манною, которая по утрам сходила с неба.
Однажды, когда они не находили воды, кроме горькой, Бог повелел Моисею положить в оную некоторое дерево, и она сделалась годной к употреблению.
В другое время, когда они совсем не находили воды, Моисей, по повелению Божию, ударил посохом в каменную гору, и из нее потекла вода в таком множестве, что ее довольно было для шестисот тысяч евреев.
Несмотря на все сие, евреи не были верны Богу. Когда Моисей, по повелению Божию, был на горе Синае сорок дней, в то время они слили золотого тельца и поклонялись сему идолу, как Богу. Многократно роптали на Моисея и на самого Бога. Когда, приблизясь к земле Ханаанской, узнали, что народы, живущие в ней, сильны, евреи оказали в себе столь мало надежды на Бога, Который вел их в сию землю, что хотели было идти назад в Египет. Бог наказал их за сие четыредесятилетним странствованием в пустыне.
Под конец сего странствования Моисей умер на границе земли обетованной. Иисус Навин ввел в оную евреев, победил жившие в ней народы и разделил ее двенадцати племенам еврейским.
Бог вспомоществовал в сем народу Своему новыми чудесами. Река Иордан потекла вверх и оставила сухое дно, чтобы евреи могли перейти чрез нее. Стены осажденного города Иерихона пали от того только, что вокруг его носили Кивот Завета и Священники вострубили в трубы.
Судии
Когда евреям надлежало поселиться в земли обетованной, Бог повелел им изгнать из нее всех прежних жителей. Евреи сего не исполнили, и от того произошло для них много бед.
Старые жители земли Ханаанской были язычники. Они вовлекали в язычество и евреев, а чрез то сии лишались благодати и помощи Божией. Язычники преодолевали их и порабощали.
Когда, вразумляемые несчастиями, евреи обращались к истинному Богу, Он являл им Свое милосердие и посылал им избавителей. Люди мужественные, надеющиеся на Бога и Самим Богом возбуждаемые, принимали над ними начальство, побеждали язычников и доставляли народу своему мир и спокойствие. Сии люди известны под именем судей Израилевых.
Например, Гедеон явлением Ангела призван был избавить евреев от мадиамлян с тремястами безоружных, ночью обошел он стан неприятелей и внезапным звуком труб и светом светильников привел их в такое смятение, что они бросились убивать друг друга и обратились в бегство. Гедеон преследовал их, истребил их войско и вождей.
Последний судия был Самуил пророк. Он победил филистимлян, восстановил упадшее служение истинному Богу и управлял евреями с совершенным бескорыстием.
Цари
Два сына Самуила предались лихоимству и нарушили правосудие. По сему случаю евреи пожелали иметь царя.
Бог чрез Самуила назначил им в царя Саула, из племени Вениаминова. Самуил помазал его священным миром, но Саул не исполнил воли Божией.
Вместо его Бог избрал Давида, младшего из семи сынов Иессея, из племени Иудина. Давид прославился тем, что на войне пращным камнем убил Голиафа, филистимлянина, необыкновенного роста и силы. Саул позавидовал его славе, но Давид с кротостью и терпением перенес от него долговременное гонение, почитая в нем Помазанника Божия.
Кротость и благочестие Давида приобрели ему особенное благоволение Божие. По смерти Саула он царствовал над евреями, победил многие народы, распространил свое царство, но, что всего важнее, подобно Аврааму, вновь получил обетование, что от его племени родится Спаситель мира, Который будет царствовать вечно.
Преемником Давида был Соломон, сын его. Он славен мудростию, которую испросил от Бога молитвою. Вместо прежней Скинии он создал во славу Божию великолепный храм в столичном городе Иерусалиме. Его царствование было мирное.
При всей мудрости Соломон не довольно был осторожен. Он впал в роскошь, пристрастился к языческим женщинам, и они вовлекли его даже в идолопоклонство. Таким образом лишился он благоволения Божия и расстроил свое царство.
По смерти его царство его разделилось. Два племени, Иудино и Вениаминово, остались верны сыну его Ровоаму, прочие десять отложились, и над ними, без всякого права, воцарился Иеровоам. Так произошли два царства, Иудейское и Израильское.
Иеровоам опасался, чтобы его подданные не присоединились опять к царству Иудейскому, если будут ходить в Иерусалим на поклонение истинному Богу, и потому старался совратить их в идолопоклонство. Зло сие распространилось, а с ним языческое повреждение нравов; и от того царство Израильское разрушилось. Поелику та же зараза проникла и в царство Иудейское, то разрушилось и оно, только позже Израильского.
Пророки
Издревле Бог избирал некоторых благочестивых людей и исполнял их Духом Своим, дабы они открывали волю Его прочим людям. Их называют пророками, потому что между прочим они предсказывали будущее.
По разделении царств Иудейского и Израильского особенно часто являлись пророки. Они обличали идолопоклонство и пороки, предсказывали за оные наказания, а благочестивых людей утешали и подкрепляли надеждою благодати Божией и спасения.
Сильный обличитель идолопоклонства был пророк Илия. Он предсказал Ахаву, царю Израильскому, идолопоклоннику, трехлетнее бездождие и голод; а под конец сего времени, чтобы доказать ничтожность ложных богов и могущество истинного Бога, свел с неба огонь на приготовленную жертву. Илия воскресил сына Сарептской вдовы, сподобился беседовать с Богом на горе Хориве и наконец взят на небо, подобно Еноху.
Падение царства Иудейского, Иерусалима и храма предсказали многие пророки, особенно Иеремия, который также предсказал и восстановление Иерусалима.
Но главный предмет предсказаний пророческих был обещанный Спаситель мира. Они называли Его сыном Давидовым, Мессиею или Христом, то есть Помазанником, Царем правды, Богом крепким, Князем мира, Отцом будущего века и со многими подробностями описывали то, как Он явится на земли: например, что Он родится от Девы, что будет безгрешен, но постраждет за грехи наши, чтобы Своими страданиями избавить нас от грехов; что Бог дарует человекам новый вечный Завет и что самые язычники обратятся к Христу и будут поклоняться Ему, как истинному Богу.
Иудеи в Вавилоне
Неправедное царство Израильское разрушено ассирианами так, что уже после не восстановлялось. Большая часть народа отведена в плен и рассеяна по разным странам.
Царство Иудейское разрушено Навуходоносором, царем Вавилонским; Иерусалим разорен, храм сожжен, большая часть народа отведена в Вавилон. Однако Бог не допустил погибнуть сему народу, в котором надлежало родиться Спасителю мира.
Навуходоносор видел страшный сон и не мог не только понять, но и вспомнить его. Бог открыл сию тайну пророку Даниилу также во сне, и он привел царю на память и истолковал страшный сон его, который предвещал четыре царства, одно за другим следующие, в продолжение которых Бог устроит Царство вечное. Посему Навуходоносор прославил истинного Бога и дал великую власть Даниилу в царстве Вавилонском.
Анания, Азария и Мисаил, по повелению того же Навуходоносора, брошены были в разожженную печь за то, что не поклонились золотому идолу. Но Бог чудесно сохранил их невредимыми. Посему Навуходоносор вновь прославил истинного Бога и дал Анании, Азарии и Мисаилу начальство над иудеями, находящимися в царстве его.
Таким образом иудеи в Вавилоне сохранились от господствовавшего там идолопоклонства, и даже исправились от прежней своей наклонности к идолопоклонству. Чрез них мало-помалу и язычники начали познавать истинного Бога.
Даниилу Бог открыл между прочим, что Христос явится в мире в конце седмидесяти седмин, то есть спустя около четырехсот девяносто лет, после восстановления Иерусалима.
Времена седмин Данииловых
Кир, царь Персидский, покорил себе Вавилонское царство и, согласно с пророчествами, дал иудеям свободу возвратиться в свое отечество и вновь построить Иерусалим и в нем храм Божий.
Возвратясь в Иерусалим, иудеи оставались в зависимости от царей Персидских и под покровительством их создали второй храм Иерусалимский.
Пророки Аггей и Захария побуждали и ободряли их в сем деле, а Малахия предсказал, что в сем самом храме явится Христос.
Когда Александр Македонский разрушил царство Персидское и основал Греческое, тогда иудеи вошли более прежнего в сношения с греками, сирианами, египтянами и наконец, с римлянами. Священное Писание переведено на греческий язык, самый употребительный между народами тех времен.
Будучи малосильны, иудеи много терпели от соседних народов. Самое жестокое гонение претерпели они от сирийского царя Антиоха Епифана, который хотел было ввести у них языческое богослужение и в самом храме Иерусалимском поставил идола. Семейство Маккавеев, священнического рода, восстало на защиту истинной веры. Они восстановили богослужение по закону Божию, защитили свое отечество, и сделались начальниками иудеев.
Впрочем, иудеи в сии времена почти непрерывно видели себя в опасности нового порабощения от язычников. В сих трудных обстоятельствах они ободряли себя надеждою, что скоро придет обещанный Христос. Но многие из них ошибались, думая, что Он придет устроить земное царство, в котором они будут господствовать.
Предтеча Христов Иоанн
Между священниками второго храма Иерусалимского был некто, именем Захария. Он имел жену Елисавету. Оба они были люди добродетельные. Они дожили до старости, не имея детей, потому что Елисавета была неплодна.
Однажды, когда Захария вошел в храм для каждения, ему явился Ангел и возвестил ему, что от Елисаветы родится у него сын, именем Иоанн, который будет предшествовать Христу Спасителю и приготовит людей к принятию Его. Захария усомнился и в наказание за то был нем, доколе действительно родился у него сын, и он, видя исполнение слов Ангела, велел назвать его Иоанном.
Иоанн жил в пустыне, носил одежду из верблюжьего волоса и кожаный пояс, питался акридами и диким медом, пищею самою скудною и суровою.
По повелению Божию явился он на Иордане: проповедовал покаяние и приближение Царствия Небесного, то есть Христова, и исповедающих грехи свои крестил в Иордане.
Благовещение Пресвятыя Девы
Вскоре после того, как Ангел предвозвестил рождение Иоанна Предтечи, Архангел Гавриил явился Пресвятой Деве Марии в Назарете. Она происходила от племени Иудина, из рода Давидова, следственно царского; впрочем, жила в бедности. Обручена была Иосифу, из того же племени, но только для того, чтобы он имел о Ней попечение, а в самом деле намерена была оставаться Девою.
Архангел благовествовал Ей, что Она родит Сына, без мужа, от Духа Святаго, наречет Ему имя Иисус и что Он наречется Сыном Вышняго и будет царствовать во веки. Мария приняла сие с верою и смирением и зачала во чреве от Духа Святаго.
Вскоре после сего, когда Она пришла к Елисавете, Бог открыл Елисавете сию тайну, и она назвала Марию Материю Господа.
Рождество Христово
В то время земля Иудейская была в зависимости от римлян. В Риме владычествовал Август. Он повелел сделать народную перепись. Посему Иосиф и Мария из Назарета пришли в отечественный свой город Вифлеем. Здесь от Пресвятыя Девы родился Господь наш Иисус Христос и положен был в яслях, потому что по причине стечения народа нельзя было найти места в доме.
Поклонение пастырей
В ту же ночь вифлеемским пастырям, находившимся на страже у стада своего, явился Ангел и возвестил, что родился Спаситель, Который есть Христос Господь, и, дабы они могли узнать Его, Ангел присовокупил, что они найдут младенца, лежащего в яслях. Так и подлинно нашли они Господа и первые поклонились Ему.
Обрезание Господне
Чрез восемь дней по рождении Спасителя он был обрезан, по обычаю ветхозаветному, и наречено Ему имя Иисус, назначенное Ангелом еще прежде зачатия Его во чреве.
Иисус значит Спаситель.
Сретение Господне
В четыредесятый день по рождении младенец Иисус принесен Иосифом и Мариею в храм Божий, как предписано в законе Божием чрез Моисея.
В сие время жил в Иерусалиме Симеон, муж благочестивый, которому обещано было от Бога, что не умрет, доколе не увидит Христа Господня. По внушению Духа Божия, он пришел в храм, взял на руки младенца Иисуса и сказал: Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром: яко видеста очи мои спасение Твое (Лк.2:29-30).
Вместе с Симеоном Анна Пророчица восхваляла тогда Бога и говорила о Спасителе всем, которые с верою ожидали Его.
Избиение младенцев
На поклонение родившемуся Спасителю пришли также с Востока волхвы, то есть мудрецы, которые узнали о Его рождении по явлению некоторой особенной звезды.
В то время царем Иудейским был Ирод, происшедший не из царского рода. Когда он услышал, что волхвы спрашивали, где родившийся Царь Иудейский, то пришел в смятение, опасаясь, чтобы родившийся Царь со временем не отнял у него царства. Посему он выведывал, где именно находится Христос и кто Он, а когда не мог найти Его, то велел в Вифлееме и во всех окрестностях его избить всех младенцев ниже двухлетнего возраста, надеясь и Христа убить в числе их.
Но прежде, нежели сие исполнилось, Ангел явился Иосифу во сне, открыл ему намерение Ирода и велел удалиться с младенцем Иисусом и Материю Его в Египет.
Там были они до смерти Ирода, а потом возвратились в Назарет.
Крещение Господне
Имея около тридцати лет от рождения Своего на земле, Иисус Христос пришел на Иордан к Иоанну и требовал от него крещения: не потому, чтобы имел в том нужду, но чтобы нам показать пример.
Иоанн желал, напротив, сам от Него креститься, однако повиновался Его воле и крестил Его.
Когда Иисус, по крещении Своем, выходил из воды, тогда отверзлись над Ним небеса. Дух Святый, в виде голубя, сшел на Него, и слышен был с небеси глас Бога Отца: Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих (Мф.3:17).
Проповедь Христова
После крещения Господь Иисус Христос провел сорок дней в пустыне, в посте и молитве, выдержал искушение от диавола, и победил его словом Божиим; потом явился в мире.
Он проповедовал по городам и селам и в храме Иерусалимском. Главное содержание проповеди Его было сие: Покайтеся, и веруйте во Евангелие (Мф.4:17).
Евангелие значит добрую весть о том, что Бог прощает людям грехи и дарует Царствие Небесное чрез Христа.
Покаяться значит возненавидеть грехи, признаться в них, просить от Бога прощения и твердо решиться жить по воле Божией.
Апостолы
Для распространения между людьми Евангелия Иисус Христос избрал из множества учеников своих двенадцать чтобы посылать их в разные места для проповедования. Посему и назвал их Апостолами.
Имена их суть сии: Петр и Андрей, Иаков и Иоанн, Филипп и Варфоломей, Матфей и Фома, Иаков Алфеев и Симон Зилот, Иуда Иаковлев и Иуда Искариотский, который после сделался предателем.
Молитва Господня
Иисус Христос часто молился, особенно в ночное время, в уединении.
Апостолы просили Его научить их молиться. Он дал им, а чрез них и всем нам следующую молитву:
Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго. Яко Твое есть Царство, и сила, и слава во веки. Аминь.
Притчи Христовы
Нередко Иисус Христос предлагал народу Свое учение в притчах, то есть в подобиях и как бы в загадках.
Для примера вот одна притча вкратце, с изъяснением.
Вышел сеятель сеять. Семя иное упало подле дороги и потоптано или склевано птицами; иное на место каменистое и, выросши, скоро засохло; иное в терние и заглохло; иное на добрую землю и принесло обильный плод.
Сеятель есть Иисус Христос. Семя значит слово Божие. Земля значит сердце человеческое. Как семя, упадшее подле дороги, потаптывают прохожие или выклевывают птицы, так диавол похищает слово Божие из сердец людей рассеянных. Как на каменистом месте семя хотя пускает ростки, но вскоре засыхает, так люди непостоянные, не глубоко проникнутые учением Христовым, хотя принимают оное, но во время гонения отпадают от онаго. Как множество худой травы заглушает пшеницу на поле, так множество житейских забот и пристрастий заглушает действующую силу слова Божия в сердце. Как на доброй земле семя приносит обильный плод, так в добрых сердцах, с верою приемлющих и с терпением сохраняющих слово Божие, производит оно обильный плод даров духовных, добродетелей и блаженства.
Чудеса Христовы
Кроме Божественного учения, Иисус Христос явил Себя, как Спаситель мира, Божественными делами, или чудесами.
Он творил чудеса обыкновенно из милосердия к бедствующим, ибо все чудеса Его над людьми были благотворные.
Он давал больным здравие, слепым зрение, глухим слух, немым язык, умершим жизнь; и все сие делал только прикосновением и словом, а иногда и без прикосновения, одним словом.
Преображение Господне
После учения о покаянии и вере Иисус Христос проповедовал учение о Кресте.
Он предсказывал, что Он, для спасения мира, должен страдать, умереть и потом воскреснуть. Он говорил также, что и последователи Его должны отвергнуться себя, взять крест свой и последовать Ему, то есть для сохранения веры в Него и для спасения душ своих должны быть готовы всего лишиться и все перетерпеть.
Как страдания Его должны были устрашить учеников Его, то Он предварительно показал некоторым из них славу Свою, чтобы подкрепить их надеждою.
Однажды, когда Он молился на горе, лицо Его просияло, как солнце, одежда Его сделалась бела, как снег. Ему явились Моисей и Илия; светлый облак осенил Его и бывших при Нем Апостолов, и слышен был глас Бога Отца: Сей есть Сын Мой возлюбленный, Того послушайте (Лк.9:35).
Свидетелями сего славного Преображения Господня были апостолы Петр, Иаков и Иоанн.
Воскресение Лазаря
Одно из чудес, особенно прославивших Господа Иисуса, прежде Его страдания, было воскрешение Лазаря.
Иисус Христос пришел в Вифанию, где жил Лазарь, на четвертый день после его смерти. Лазарь был уже похоронен. Когда Господь велел открыть гроб, тогда Лазарева сестра Марфа сказала, что уже слышен от тела гнилой запах. Несмотря на то, Господь сказал: Лазаре, гряди вон! (Ин.11:43) И Лазарь воскрес и вышел из гроба.
Вход Господень в Иерусалим
Когда после воскресения Лазарева Иисус шел в Иерусалим, по случаю приближавшегося праздника Пасхи, тогда многие из народа взяли пальмовые ветви, вышли Ему навстречу и восклицали: Осанна сыну Давидову! Благословен грядый во имя Господне! Осанна в вышних! А иные постилали одежды свои по дороге. Иисус сел на осла, покрытого одеждами учеников. Таким образом произошел торжественный царский вход Его в Иерусалим.
Иуда предатель
Иудейские начальники и ученые негодовали на Иисуса Христа за то, что Он обличал их пороки, и завидовали славе Его после воскрешения Лазаря; и после почести, оказанной Иисусу Христу народом при входе Его в Иерусалим, злоба врагов Его дошла до крайности. Они согласились убить Его. А чтобы народ не воспрепятствовал их злому умыслу, они старались взять Его тайно посредством хитрости.
Один из Апостолов, Иуда Искариотский, заразясь корыстолюбием, предложил иудейским начальникам предать им Иисуса за деньги. Они обещали ему тридцать сребренников. Он согласился, исполнил свое намерение и погиб в отчаянии.
Тайная Вечеря
Когда наступил вечер, в который по закону Моисееву надлежало совершать Пасху, Иисус Христос пришел для сего с Апостолами в горницу, приготовленную в доме одного иерусалимлянина.
Здесь умыл Он им ноги, чтобы показать им пример смирения.
На сей вечери с точностью предсказал Он приближавшиеся происшествия. Указал своего предателя, а Петру, который показал себя готовым умереть вместе с ним, сказал, что сей Апостол в сию ночь, прежде пения петуха, трижды отречется от Христа.
В сие же время, для будущего воспоминания Своих страданий, смерти и воскресения и для всегдашнего соединения Своего с верующими, установил великое Таинство Святаго Причащения. Он взял хлеб, благословил его, преломил и дал Апостолам, говоря: Приимите, ядите, сие есть Тело Мое (Мф.26:26). Потом взял чашу с вином, благословил ее и дал Апостолам, говоря: Пийте от нея вси, сия есть Кровь Моя Новаго Завета (Мф.26:27-28).
Сие самое совершается доныне в Божественной литургии.
Страдание Господа нашего Иисуса Христа
После Тайной Вечери вышел Иисус Христос в сад Гефсиманский.
Там начались Его внутренние страдания за грехи наши. Он скорбел и тужил, и молился до кровавого пота. Ангел явился Ему для укрепления Его.
Потом иудеи пришли с оружием, взяли Его по указанию Иуды предателя и отвели к первосвященникам иудейским, между тем как ученики Его разбежались. Здесь явились клеветники с ложными доносами на Него, но ничего не могли доказать. Наконец, когда на вопрос первосвященника: Сын ли ты Божий? - Он ответствовал: ты глаголеши, и присовокупил, что вскоре увидят Его одесную величества Божия; тогда объявили Его достойным смерти, били по ланитам и другими образами ругались Ему.
Поутру представили Его на суд к римскому правителю в Иудее.
Он, находя Иисуса невинным, хотел отпустить; но народ, по наущению первосвященников, требовал Его смерти. Пилат велел бить Иисуса, возложить на Него багряную одежду, и терновый венец и в таком виде показал Его иудеям, думая тем привести их в жалость, но они в исступлении кричали: распни Его! Малодушный Пилат уступил их требованию, умыв руки пред народом в знак того, что признает Иисуса невинным.
Иисуса отвели на гору Голгофу и там распяли на кресте между двумя разбойниками.
Один из сих, уже будучи на кресте, покаялся и говорил Иисусу: Помяни мя Господи, егда приидеши во Царствие Твоем. Господь ответствовал ему: Днесь со Мною будеши в Раи (Лк.23:42-43).
Будучи на кресте, Иисус молился за врагов Своих, утешал Пречистую Матерь Свою и повелел апостолу Иоанну быть у Ней вместо сына.
В сие время страдания Его солнце затмилось, земля потряслась, камни распались, многие мертвые воскресли и явились многим в Иерусалиме.
Наконец Он сказал: совершишася (Ин.19:30), и предал Дух Свой Богу Отцу Своему.
Великая Суббота
Иисус Христос умер на кресте вечером с пятницы на субботу.
Иосиф Аримафейский, тайный ученик Его, снял тело Его со креста, выпросив на то позволение у Пилата, обвил оное чистою плащаницею и положил в новом каменном гробе в своем саду.
Враждующие против Иисуса иудеи слышали, что Он предсказывал Свое воскресение. Предсказанию сему они не верили, а, поступая сами лукаво и по себе судя о Апостолах, опасались, чтобы они не похитили тела Иисусова. Посему в субботу выпросили у Пилата военную стражу и приставили ее ко гробу, в котором тогда лежало тело Иисусово, и гроб сей запечатали.
Воскресение Христово
Поутру, в третий день по субботе, который ныне называется воскресным, некоторые благочестивые жены пошли к гробу Господа Иисуса, чтобы помазать тело Его миром, чего не успели сделать при погребении.
Между тем Ангел отвалил камень, которым закрыт был гроб Господень. Стражи, приведенные в ужас его явлением, разбежались.
Мироносицы увидели гроб открытый и в нем нашли только ризы Господни. Ангелы явились им и сказали, что Иисус распятый воскрес.
Потом и Сам воскресший Господь явился и Мироносицам, и Апостолам, и многим многократно. Фоме, который сомневался о Его воскресении, Он позволил даже осязать Свои раны.
Он являлся Апостолам в продолжение четыредесяти дней, говорил с ними о Царствии Божием. Обещал им вскоре сошествие Святаго Духа, повелел им идти во весь мир проповедовать Евангелие всем народам и крестить их во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа (Мф.28:19).
Вознесение Господне
Явясь Апостолам в четыредесятый день по Воскресении Своем, Господь вывел их из Иерусалима на гору Елеонскую, благословил их и в виду их вознесся на небо. Вслед за сим явились Ангелы и сказали им, что Он опять придет с неба так же, как видели Его идущего на небо.
Сошествие Святаго Духа
По вознесении Господнем Апостолы возвратились в Иерусалим и пребывали в единодушной молитве, ожидая сошествия Святаго Духа. В пятидесятый день от Воскресения Господня, поутру, внезапно сделался шум с небес, как бы от сильного ветра, и на каждого из них ниспустились огненные языки. Вместе с сим они исполнились Святаго Духа и начали говорить разными языками, которых дотоле не знали. Собрался народ и дивился сему необычайному явлению. По сему случаю апостол Петр начал проповедовать с таким успехом, что в тот же день крестилось около трех тысяч человек. Таким образом из древней Иудейской начала образовываться новая христианская Церковь, то есть собрание верующих в Христа.
Деяния святых Апостолов
В другое время, когда апостол Петр исцелил хромого у двери храма Иерусалимского и на сие чудо сбежался народ, опять одною проповедию Петр обратил ко Христу пять тысяч человек.
Неверующие иудеи, желая воспрепятствовать распространению учения Христова, воздвигли гонение сперва на Апостолов, а потом и на прочих верующих в Христа в Иерусалиме. Апостолы претерпели заключение в темнице и раны, а первый диакон Стефан побит камнями.
Но Бог обратил сие гонение в пользу христианства, потому что рассеявшиеся из Иерусалима, по причине гонения, распространяли учение Христово в других местах.
Савл, один из гонителей, идучи в Дамаск, внезапно увидел в отверстых небесах Господа Иисуса, Который сказал ему: Савле, Савле! Что Мя гониши? (Деян.9:4) Сим явлением Господь Сам обратил к Себе Савла и соделал его Своим Апостолом. Он крестился в Дамаске, и сделался ревностным проповедником веры Христовой под именем Павла.
Корнилий, сотник римского войска, непросвященный чистым познанием истинного Бога, впрочем набожный и благотворительный, по наставлению Ангела призвал к себе апостола Петра, чтобы услышать от него слово спасения. Когда Петр ему и бывшим у него проповедовал о страдании, смерти и воскресении Иисуса Христа и о спасении верою в Него, Дух Святый сошел на всех слышавших слово. Петр крестил их, и с сего времени стали проповедовать Христа не только иудеям, но и язычникам.
Апостол Павел проповедовал многим языческим народам, особенно многим племенам греческим.
В учреждаемых церквах, для совершения Таинств и преподавания учения христианского, Апостолы поставляли епископов, пресвитеров и диаконов.
Священное Писание Нового Завета
Апостолы не только проповедовали словом, но, дабы Учение Христово вернее сохранилось, написали оное в книгах, по вдохновению Святаго Духа, по подобию древних пророков.
Первая книга Нового Завета есть Евангелие от Матфея, написанное около восьми лет спустя по Вознесении Господнем. Оно содержит историю земной жизни и учения Христова.
После его написаны три подобные Евангелия евангелистами Марком, Лукою и Иоанном, которому Церковию преимущественно присвоено наименование Богослова, потому что в его Евангелии преимущественно возвещается предвечное рождение Господа Иисуса Христа и исхождение Святаго Духа от Бога Отца.
Апостолы Иаков, Петр, Иоанн, Иуда и Павел написали двадцать одно послание о учении Христовом и о правилах жизни христианской.
Послания простее можно назвать письмами.
Апостол Иоанн Богослов в Апокалипсисе написал пророчество о судьбе христианской Церкви до скончания мира.
Дополнение к Истории Священной из церковной
Христианство с чудесною скоростию распространилось по всей вселенной, но во многих местах претерпевало многие гонения от иудеев и язычников.
Римский Император Константин Великий, обращенный к Христу явлением знамения креста на небеси, дал мир Церкви Христовой и сам крестился. Константинополь сделал он христианскою столицей своей Империи.
От Константинополя приняли проповедь христианства и народы славянские. Святые Кирилл и Мефодий, посланные Патриархом в Моравию, освятили славянский язык своим переводом Слова Божия и учреждением богослужения на славянском языке. Из Моравии труды их перешли в Болгарию, Сербию и Россию.
Болгары приняли крещение с князем своим Борисом от епископа, посланного патриархом Фотием, который отринул лжемудрования и притязания Римского Папы.
Церковь Сербскую благоустроил св. Савва, первый архиепископ Сербский, поставленный от Константинопольского патриарха. Монастыри Афонские для Болгарии и Сербии были рассадниками просвещения и благочестия.
В Россию из Константинополя принесла христианство Великая княгиня Ольга, а утвердил оное в России и сделал господствующим вероисповеданием сего государства Великий князь Владимир. Един Господь, едина вера, едина Церковь. Единомудренных чад единой Православной Кафолической Церкви всех связует закон любви. О сем разумеют вси, яко мои ученицы есте, - рек Господь, - аще любовь имате между собою (Ин.13:35).
Церковь, после Апостолов, управляется Священным Писанием и Апостольским преданием, а в особенных случаях, для обличения лжеучителей и разрешения сомнений, собираются Соборы. Они бывают Вселенские, то есть собрания пастырей и учителей веры из всех Церквей во вселенной, и Поместные, или частные, некоторых особенных Церквей. Девять Поместных и семь Вселенских оставили правила свои в руководство Церкви.
Произведение двух первых Вселенских Соборов, Никейского и Константинопольского, особенно достойное внимания есть Символ веры, то есть краткое изложение учения христианской веры, сделанное для сохранения истины и в обличение ложных учений.
Сей Символ веры есть следующий:
Верую во единаго Бога, Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым. И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, единороднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век: Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша. Нас ради человек, и нашего ради спасения, сшедшаго с небес, и воплотившагося от Духа Свята, и Марии Девы, и вочеловечшася. Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша, и погребенна. И воскресшаго в третий день по Писанием. И возшедшаго на небеса, и седяща одесную Отца. И паки грядущаго со славою судити живым и мертвым, Егоже Царствию не будет конца. И в Духа Святаго, Господа, Животворящаго, Иже от Отца исходящаго, Иже со Отцем и Сыном спокланяема и сславима, глаголавшаго пророки. Во едину Святую, Соборную, и Апостольскую Церковь. Исповедую едино крещение во оставление грехов. Чаю воскресения мертвых. И жизни будущаго века. Аминь.

 

КРАТКИЙ КАТЕХИЗИС

Введение
Вопрос. Какое учение самое нужное для всякого человека?
Ответ. Учение христианское.
Вопрос. Почему оно нужно?
Ответ. Потому, что ведет к Богу, к вечному спасению, или, иначе сказать, к вечному блаженству.
Вопрос. Как можно приблизиться к Богу?
Ответ. Мыслями, желаниями, делами.
Вопрос. Кто приближается к Богу мыслями?
Ответ. Тот, кто право верует в Него.
Вопрос. Кто приближается к Богу желаниями?
Ответ. Тот, кто молится Ему.
Вопрос. Кто приближается к Богу делами?
Ответ. Тот, кто поступает по воле Божией и по закону Божию.
Вопрос. Как удобнее научиться право веровать?
Ответ. Посредством Символа веры.
Вопрос. Как научиться молиться?
Ответ. Посредством молитвы Господней.
Вопрос. Как научиться поступать по воле Божией и по закону Божию?
Ответ. Посредством десяти заповедей Божиих.
О Символе веры
Вопрос. Как разделяется Символ веры?
Ответ. На двенадцать членов.
Вопрос. Как читается первый член Символа веры?
Ответ. Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым.
Вопрос. Какое учение веры заключается в сем члене?
Ответ. В нем заключается следующее учение:
1) Бог есть един.
2) Будучи един по существу, Он есть Троичен в Лицах.
3) Первое Лице Пресвятыя Троицы есть Бог Отец.
4) Сей Триединый Бог сотворил небо и землю, все видимое и невидимое.
5) Бог все содержит в своей власти и всем управляет.
Вопрос. Как читается второй член Символа веры?
Ответ. И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, единороднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век: Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша.
Вопрос. Какое учение веры заключается в сем члене?
Ответ. В нем заключается следующее учение:
1) Второе Лице Святыя Троицы есть Сын Божий, Иисус Христос.
2) Иисус Христос есть един только сын Божий, и нет другого Сына Божия такого, как Он.
3) Сын Божий рожден от Бога Отца прежде всех веков и времен и потому так же вечен, как Бог Отец.
4) Иисус Христос есть истинный Бог, рожденный от истинного Бога, и есть со Отцом единого существа.
5) Сын Божий не сотворен, а Им сотворено все.
Вопрос. Как читается третий член Символа веры?
Ответ. Нас ради человек, и нашего ради спасения, сшедшаго с небес, и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася.
Вопрос. Какое в сих словах учение о Сыне Божием?
Ответ. В них содержится следующее учение:
1) Сын Божий сшел с небес, принял на Себя естество человеческое, то есть душу и тело человеческое, сделался человеком, не преставая быть Богом, и явился на земли, где и наречен Иисусом Христом.
2) Иисус Христос родился на земли от Пресвятыя Девы Марии, Которая зачала Его наитием Святаго Духа и всегда пребывает Девою.
3) Иисус Христос пришел на землю, чтобы спасти человеков от греха, в котором они родятся и живут, и от смерти, на которую осуждены, начиная от первого человека.
Вопрос. Как читается четвертый член Символа веры?
Ответ. Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавши, и погребенна.
Вопрос. Какое здесь учение о Иисусе Христе Сыне Божием?
Ответ. Здесь представляется следующее учение:
1) Иисус Христос распят на кресте, претерпев многие и тяжкие страдания, умер и погребен.
2) Все сие претерпел Он не за Себя, поелику Он ни в чем не виновен и совершенно безгрешен, но за нас, то есть Он претерпел все наказания за все человеческие грехи и самую смерть, чтобы избавить нас от греха и смерти.
Вопрос. Как читается пятый член Символа веры?
Ответ. И воскресшаго в третий день по Писанием.
Вопрос. Какое здесь учение о Иисусе Христе?
Ответ. Иисус Христос в третий день по смерти Своей воскрес из гроба, как о сем написано в книгах Пророческих.
Вопрос. Как читается шестой член Символа веры?
Ответ. И возшедшаго на небеса, и седяща одесную Отца.
Вопрос. Какое здесь учение о Иисусе Христе?
Ответ. Иисус Христос в четыредесятый день по воскресении Своем вознесся с телом на небо и восседит одесную Бога Отца, будучи равен Ему в могуществе и славе.
Вопрос. Как читается седьмой член Символа веры?
Ответ. И паки грядущаго со славою судити живым и мертвым, Егоже Царствию не будет конца.
Вопрос. Какое здесь учение о Иисусе Христе?
Ответ. Иисус Христос паки приидет с небес во славе для того, чтобы судить всех человеков, живых и мертвых, которые для того все воскреснут.
Вопрос. Как читается восьмой член Символа веры?
Ответ. И в Духа Святаго, Господа, Животворящаго, Иже от Отца исходящаго, Иже со Отцем и Сыном спокланяема и сславима, глаголавшаго пророки.
Вопрос. Какое учение веры содержится в сем члене?
Ответ. В нем содержится учение о Святом Духе и есть следующее:
1) Дух Святый есть третье Лице Пресвятыя Троицы.
2) Дух Святый исходит от Бога Отца.
3) Дух Святый вместе с Богом Отцем и Сыном дает жизнь тварям, особенно духовную жизнь человекам.
4) Духу Святому приличествует одинаковое со Отцем и Сыном поклонение и прославление, как истинному Господу и Богу.
5) Когда пророки и Апостолы возвещали волю Божию человекам или когда писали Священные книги, тогда они говорили по вдохновению Духа Святаго.
Вопрос. Как читается девятый член Символа веры?
Ответ. Во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь.
Вопрос. Какое здесь учение?
Ответ. Истинная христианская Церковь едина, Святая, Соборная, или вселенская, Апостольская, то есть от Апостолов непрерывно и неизменно продолжающаяся и до скончания мира продолжаться имеющая; потому должно почитать ее, повиноваться ей и беречься раскола, то есть отделения от единой Православной Церкви.
Вопрос. Как читается десятый член Символа веры?
Ответ. Исповедую едино крещение во оставление грехов.
Вопрос. Какое учение содержится в сем члене?
Ответ. В нем содержится учение о таинстве Святаго Крещения и поставляется в обязанность всякому верующему креститься единожды.
Вопрос. Почему Крещение называется Таинством?
Ответ. Потому, что в нем тайно действует благодать Божия.
Вопрос. Кроме Крещения есть ли еще другие Таинства?
Ответ. Всех Таинств семь:
1) Крещение.
2) Миропомазание.
3) Причащение.
4) Покаяние.
5) Священство.
6) Брак.
7) Елеосвящение.
Вопрос. В чем состоит Крещение?
Ответ. В том, что верующий погружается троекратно в воде, во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.
Вопрос. Для чего крестится человек?
Ответ. Для того, чтобы таинственно омыться от грехов и получить благодатную жизнь.
Вопрос. В чем состоит Миропомазание?
Ответ. В том, что крещеный помазуется святым миром, с произношением таинственных слов: Печать дара Духа Святаго.
Вопрос. В чем состоит Причащение?
Ответ. В том, что верующий под видом хлеба причащается самого Тела Христова и под видом вина самыя Крови Христовы.
Вопрос. Какую пользу получает причащающийся?
Ответ. Он соединяется со Христом и в Нем становится причастным жизни вечной.
Вопрос. В чем состоит Покаяние?
Ответ. В том, что согрешивший после Крещения исповедуется в грехах своих пред священником и чрез него получает прощение от Самого Иисуса Христа.
Вопрос. В чем состоит Священство?
Ответ. В том, что чрез архиерейское рукоположение дается избранному власть совершать Таинства.
Вопрос. В чем состоит Таинство брака?
Ответ. В том, что по свободному согласию жениха и невесты союз их благословляется в Церкви, во образ Христа с Церковию.
Вопрос. В чем состоит Елеосвящение?
Ответ. В том, что больной помазуется елеем и призывается на него благодать исцеляющая.
Вопрос. Как читается одиннадцатый член Символа веры?
Ответ. Чаю воскресения мертвых.
.Вопрос. Какое здесь учение?
Ответ. Все умершие человеки, в определенное судьбами Божиими время, воскреснут с телами, которые уже будут нетленны и неразрушимы.
Вопрос. Как читается двенадцатый член Символа веры?
Ответ. И жизни будущаго века.
Вопрос. Какое здесь учение?
Ответ. После всеобщего воскресения и Суда Христова будет вечная жизнь, в которой верующие и окончившие земную жизнь в покаянии и добродетели получат вечное блаженство, а нераскаянные грешники подвержены будут вечному мучению.
О молитве Господней
Вопрос. Как можно разделить молитву Господню?
Ответ. На призывание, семь прошений и славословие.
Вопрос. Как читается призывание?
Ответ. Отче наш, Иже еси на небесех.
Вопрос. Для чего Иисус Христос повелел нам призывать Бога под именем Отца?
Ответ. Для того, чтобы мы стояли пред Богом в молитве не только со страхом, как рабы пред Господом, но и с любовию и надеждою, как дети пред отцом.
Вопрос. Как читается первое прошение молитвы Господней?
Ответ. Да святится имя Твое.
Вопрос. Чего мы чрез сие просим от Бога?
Ответ. Просим Его помощи на то, чтобы нам с благоговением содержать святое имя Его в уме и произносить устами, а также, чтобы святыми делами и жизнью способствовать к распространению славы Его между человеками.
Вопрос. Как читается второе прошение молитвы Господней?
Ответ. Да приидет Царствие Твое.
Вопрос. Чего мы чрез сие просим от Бога?
Ответ. Просим помощи Божией, чтоб не царствовал в нас грех, но чтобы Дух Божий управлял нами ко благу и блаженству.
Вопрос. Как читается третье прошение молитвы Господней?
Ответ. Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.
Вопрос. Чего мы чрез сие просим?
Ответ. Чрез сие прошение мы приносим волю свою в жертву Богу и просим, чтобы Он творил с нами, что Ему угодно, по Его премудрости; также, чтобы и прочие человеки охотно повиновались Его воле на земли, подобно как совершенно повинуются ей Ангелы на небеси.
Вопрос. Как читается четвертое прошение молитвы Господней?
Ответ. Хлеб наш насущный даждь нам днесь.
Вопрос. Чего мы чрез сие просим?
Ответ. Просим, чтобы Бог, по благому Своему промыслу, даровал нам то, что нам необходимо, чтобы существовать или жить, как то, пищу, одежду, жилище; просим же сего на нынешний день, без дальней заботы о будущем, потому что такая забота была бы противна надежде на Бога.
Вопрос. Как читается пятое прошение молитвы Господней?
Ответ. И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим.
Вопрос. Чего мы чрез сие просим?
Ответ. Просим, чтобы Бог простил нам грехи наши, подобно как и мы прощаем тех, которые согрешили против нас или обидели нас.
Вопрос. Но что будет, если мы не простим других?
Ответ. В таком случае сами мы не можем ожидать прощения от Бога; и потому непременно надобно прощать обиды и стараться быть в мире со всеми.
Вопрос. Как читается шестое прошение молитвы Господней?
Ответ. И не введи нас во искушение.
Вопрос. Чего мы чрез сие просим?
Ответ. Просим, чтобы Бог не попустил диаволу как-нибудь прельстить нас и ввести в грех.
Вопрос. Как читается седьмое прошение молитвы Господней?
Ответ. Но избави нас от лукаваго.
Вопрос. Чего мы чрез сие просим?
Ответ. Просим, чтобы Бог избавил нас от всякого зла и бедствия.
Вопрос. Как читается славословие молитвы Господней?
Ответ. Яко Твое есть царство, и сила, и слава, во веки. Аминь.
Вопрос. Для чего сие прибавляется к молитве?
Ответ. Для того, чтобы молящийся не только просил себе милостей от Бога всемогущего и всем управляющего, но приносил Ему славу, принадлежащую Ему по справедливости.
Вопрос. Что за слово - Аминь?
Ответ. Слово священное, подтвердительное. Оно значит: истинно, или да будет.
О десяти заповедях Божиих
Вопрос. Какая первая заповедь закона Божия?
Ответ. Аз есмь Господь Бог твой, да не будут тебе бози иныи разве Мене.
Вопрос. Что повелевает Бог сею заповедию?
Ответ. Сею заповедию Бог повелевает нам:
1) Умом нашим познавать Его.
2) Сердцем нашим веровать в Него, надеяться на Него и любить Его.
3) Устами нашими исповедовать и прославлять Его.
4) Всем существом нашим поклоняться Ему и всеми силами благоговейно служить Ему.
5) Кроме же единого истинного Бога никаких мнимых богов не признавать и не почитать и принадлежащей единому Богу чести тварям не воздавать.
Вопрос. Как должно рассуждать о почитании святых Ангелов и святых человеков?
Ответ. Их должно почитать не так, как почитаем Бога, но как служителей Божиих, которые могут приносить молитвы наши к Богу и нам подавать благодать Его, почему и помощи просить должно чрез них у Бога.
Вопрос. Какая вторая заповедь Божия?
Ответ. Не сотвори себе кумира, и всякаго подобия, елика на небеси горе, и елика на земли низу, и елика в водах под землею: да не поклонишися им, ни послужиши им.
Вопрос. Что запрещает Бог сею заповедию?
Ответ. Запрещает поклоняться идолам.
Вопрос. Что такое идол?
Ответ. Вещественное изображение какой-нибудь твари, или какого-нибудь вымышленного божества, которому поклоняются вместо истинного Бога.
Вопрос. Как должно рассуждать о почитании икон?
Ответ. Иконы, то есть изображения истинного Бога во плоти и святых Его, употреблять должно для благоговейного воспоминания дел Божьих и святых Его, и молиться пред ними должно Богу и святым Его. Впрочем, сие правильное и святое икон почтение может обращено быть в порок идолослужения, когда кто к святым иконам все свое почтение привязывает и на их вещество надеется, не вознося ума и сердца к тому, что оные изображают.
Вопрос. Какая третья заповедь Божья?
Ответ. Не возмеши имене Господа Бога твоего всуе.
Вопрос. Что запрещает Бог сею заповедию?
Ответ. Запрещает употреблять имя Божие напрасно.
Вопрос. Когда же можно употреблять имя Божие?
Ответ. Можно употреблять имя Божие в молитве, в учении о Боге, в клятвах и присягах по требованию начальства, и то со страхом и благоговением.
Вопрос. А в обыкновенных разговорах божиться позволительно ли?
Ответ. Нет. Сие противно третьей заповеди Божией.
Вопрос. Какая четвертая заповедь Божия?
Ответ. Помни день субботный, еже святити его: шесть дней делай и сотвориши (в них) вся дела твоя, в день же седьмый суббота Господу Богу твоему.
Вопрос. Что повелевает Бог сею заповедию?
Ответ. Шесть дней в неделе трудиться и делать дела, к каким кто призван, а седьмый день посвящать Богу, то есть особенно употреблять на молитву, на поучение о Боге и на богоугодные дела.
Вопрос. Почему Богу должно посвящать седьмый день?
Ответ. Потому, что Бог сотворил мир в шесть дней, а в седьмый день почил от всех дел своих.
Вопрос. Какой именно из семи дней должно праздновать?
Ответ. В древние времена праздновали субботу, а со времени Воскресения Христова христианская Церковь празднует день воскресный Богу.
Вопрос. Нет ли еще дней, которые должно посвящать Богу?
Ответ. Есть:
1) Праздники Господни.
2) Праздники Пресвятыя Богородицы.
3) Праздники святых.
4) Дни постные, которые освящать должно приличным воздержанием по установлению Церкви.
Вопрос. Какая пятая заповедь Божия?
Ответ. Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет, и да долголетен будеши на земли.
Вопрос. Что повелевает Бог сею заповедию?
Ответ. Повелевает почитать родителей и повиноваться им.
Вопрос. Одних ли родителей почитать должно?
Ответ. По сей же заповеди почитать должно и тех, которые в разных отношениях заступают для нас место родителей, а именно:
1) Государя, как Отца целого народа и Государства.
2) Пастырей и учителей Духовных.
3) Старших возрастом.
4) Воспитателей и благодетелей.
5) Начальников и господ.
Вопрос. Какая шестая заповедь?
Ответ. Не убий.
Вопрос. Что запрещает Бог сею заповедию?
Ответ. Запрещает отнимать у людей жизнь насилием или хитростию и всяким образом нарушать безопасность и спокойствие ближнего; и потому сею заповедию запрещаются также ссоры, гнев, ненависть, зависть, жестокость.
Вопрос. Какая седьмая заповедь Божия?
Ответ. Не прелюбы сотвори.
Вопрос. Что запрещает Бог сею заповедию?
Ответ. Прелюбодейство, или всякую беспорядочную и нечистую плотскую любовь, а также и все, что может возбуждать беззаконную любовь, как то: пиянство, нескромные и бесстыдные слова и телодвижения, чтение соблазнительных книг, пение и слушание соблазнительных песен, смотрение на соблазнительные изображения и зрелища.
Вопрос. Какая восьмая заповедь Божия?
Ответ. Не укради.
Вопрос. Что запрещает Бог сею заповедию?
Ответ. Запрещает присваивать чужую вещь насильно или хитростию.
Вопрос. Какая девятая заповедь Божия?
Ответ. Не послушествуй на друга твоего свидетельства ложна.
Вопрос. Что запрещает Бог сею заповедию?
Ответ. Запрещает ложно свидетельствовать против кого-нибудь в суде или кроме суда кого-нибудь оклеветывать, бесчестить и злословить в лицо или заочно и в каком бы то ни было случае, лгать или обманывать.
Вопрос. Какая десятая заповедь Божия?
Ответ. Не пожелай жены искренняго твоего, не пожелай дому ближняго твоего, ни осла его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякаго скота его, ни всего, елика суть ближняго твоего.
Вопрос. Что запрещает Бог сею заповедию?
Ответ. Запрещает не только делать худое, но и желать худого и думать о худом, чтобы от худых мыслей и желаний не дойти до худых дел.
Вопрос. Как должно сохранять себя от худых дел, желаний и помышлений?
Ответ. Должно всегда памятовать, что Святый, Правосудный и Всемогущий Бог непрестанно нас видит, и потому при мысли о грехе должно говорить с Иосифом, сыном Израилевым: Како сотворю глагол злый сей, и согрешу пред Богом? (Быт.39:9)

Прибавление к краткому Катехизису. Христианские наставления, приспособленные к званию воинов

Главные правила поведения
1. Святый апостол Петр написал: Бога бойтеся, царя чтите (1Пет.2:17). И Сам Господь наш Иисус Христос сказал: Воздадите кесарева кесареви, и Божия Богови (Мф.22:21). Вот главные правила поведения для христиан, как подданных.
2. Итак, христианский воин непрестанно должен иметь в виду две главные обязанности: во-первых, благочестиво служить Богу, во-вторых, верно служить Государю.
В отношении к Богу
3. Веруй всем сердцем в единого Бога Отца, и Сына, и Святаго Духа, как верует Православная Церковь. В сей вере заключается Божественная, всепобеждающая сила. Сия есть победа победившая мир, вера наша (1Ин.5:4).
4. Молись с верою. Поелику Бог есть Творец всего, то ничто доброе не делается без Бога, и только то делается с Богом, что делается с молитвою. Вся елика аще вопросите в молитве верующе, приимете (Мф.21:22).
5. Когда дела службы не допускают тебя прийти на молитву в Церковь в узаконенный день и час, призывай имя Бога и Господа нашего Иисуса Христа, где и когда можешь, по слову Давида: Благословите Господа вся дела Его, на всяком месте владычества Его; благослови душе моя Господа (Пс.102:22).
6. Люби Бога, как Всеблагого Отца, и страшись прогневать Его злыми делами, как всеведущего и правосудного Судию. Очи Господни на праведныя, и уши Его в молитву их; лице же Господне на творящие злая, еже потребити от земли память их (Пс.33:16-17).
7. Если ты согрешил, не медли принести покаяние, в надежде прощения ради Спасителя грешных, Иисуса Христа, Сына Божия, Которого Кровь очищает нас от всякаго греха (1Ин.1:7).
В отношении к Государю
8. Сохраняй во всех случаях верность к Государю, ибо ты дал Ему клятву в верности пред Богом. И потому если сделаешься неверен Государю, тем самым окажешься неверен пред Богом, и клятва Божия падет на душу твою.
9. Будь доволен положением, какое определено тебе от Государя. Сию заповедь особенно Бог дал воинам чрез Иоанна Крестителя: Довольни будите оброки вашими (Лк.3:14).
В отношении к начальникам
10 Повинуйся начальникам из повиновения к Государю, который их поставил: ибо заповедь Божественная говорит: Повинитеся всякому человеку начальству Господа ради; аще царю яко преобладающу: аще ли же князем, яко от него посланным во отмщение убо злодеем, в похвалу же благотворцем (1Пет.2:13-14).
В отношении к сослуживцам
11. Живи в братском согласии со всеми, особенно добрыми сослуживцами, и будь готов помогать во всяком труде и нужде. Брат от брата помогаем, яко град тверд (Притч.18:19).
12. Но если соглашают тебя на дело порочное, противное закону и присяге, то вспомни апостольское слово: Повиноватися подобает Богови паче, нежели человеком (Деян.5:29); и не только с твердостию откажись от согласия на зло, но еще старайся благоразумно воспрепятствовать злу.
В отношении к делам службы
13. На страже будь бдителен. Воин нерадивый или неверный в деле стражи виновен против своей присяги и, сверх того, делается совиновным во всяком преступлении, которое по поводу нерадивой или неверной стражи совершиться может.
14. На войне будь храбр, надеясь на Бога, всесильного Защитника и Помощника. Скажи себе то, что говорил Давид: На Бога уповах, не убоюся, что сотворит мне человек? (Пс.55:12). Се, очи Господни на боящияся Его, уповающия на милость Его, избавити от смерти души их (Пс.32:18-19).
15. Не теряй бодрости духа в опасности. Если ты верен своей должности, то Бог или спасет тебя от смерти, или спасет тебя смертию, которая принесет тебе нетленный венец. Или не приидет к тебе зло, и рана не приближится телеси твоему. Яко Ангелом Своим заповесть о тебе, сохранити тя (Пс.90:10-11): или душа твоя будет в руце Божией, в числе тех, которые пред лицем человеческим аще и муку приимут, упование их бессмертия исполнено (Прем.3:1.4). Помни слово Спасителя: Не убойтеся от убивающих тело, души же не могущих убити (Мф.10:28).
16. Будь трудолюбив и охотно переноси тягости службы. Еще первому человеку, а в нем и всем человекам, Бог дал сию заповедь: В поте лица твоего снеси хлеб твой (Быт.3:19).
К самому себе
17. Не столько береги тело свое от ран и от изнурения подвигами, сколько душу свою от язв греха и тело от осквернения и расслабления делами греховными. Берегись забвения о Боге, которое помрачает и ожесточает душу, и плотского невоздержания, которое и душу, и тело расстраивает.
18. Старайся сделаться победителем над своими худыми склонностями, так же как над внешними врагами. К сей совершенной победе поощряет тебя Царь Небесный, когда говорит: Побеждаяй наследит вся, и буду ему Бог, и той будет мне в сына. Страшливым же и неверным, и скверным, и убийцам, и блуд творящим, и чары творящим, идоложерцем, и всем лживым, часть им в езере, горящем огнем и жупелом, еже есть смерть вторая (Апок.21:7-8).
Святитель Филарет (Дроздов). Избранные творения. Составитель А.И. Яковлев - М.: "Паломник", 2003. - С. 11-58. // Печатается по изданию: Начатки христианского учения или краткая Священная История и краткий Катехизис. Изд. 102. М., 1861.

 

Мнение Преосвященного Филарета о драматическом сочинении Н.В. Сушкова "Начало Москвы"

5 января 1853 г.
Граф Орлов [Главноначальствующий III-м Отделением Собствен. Его Величества Канцелярии], препровождая к Обер Прокурору Св. Синода пьесу Сушкова "Начало Москвы", писал: "дирекция Императорских театров препроводила на разсмотрение цензуры III-го Отделения Собственной Его Величества канцелярии сочинение Н. Сушкова под названием: "Начало Москвы". Цензура III-го Отделения нашла, что сочинение написано вполне благонамеренно и не без достоинств, как в литературном, так и в сценическом отношении, но вместе с тем внимание цензуры остановил религиозный дух пьесы, могущий показаться неуместным на театре, хотя автор и объяснил, что содержание его сочинения удостоилось одобрения Его Высокопреосвященства Митрополита Филарета. Препровождая означенную пьесу на усмотрение Вашего Сиятельства, покорнейше прошу уведомить меня, не изволите ли находить с своей стороны препятствий к разрешению представления оной на Московском театре".
В ответ, на сделанный по сему предмету графом Протасовым запрос, Митрополит Филарет писал:
Конфидициально.
Ваше Сиятельство, Милостивый Государь!
Ваше Сиятельство требуете от меня (от 25 ноября № 8049, в получении 30 декабря) сведения действительно ли я читал сочинение Г. Сушкова: "Москва, поэма в лицах и действии", и, по моему мнению, оно может произвесть на публику, особенно же на Московскую, самое благоприятное впечатление.
Г. Сушков [Сушков, Николай Васильевич д. ст.сов., почитатель и автор "Записок о жизни М. Филарета". Ск. 7 июля, 1871 г.], известный мне, как человек православно-христиански мыслящий, провождающий жизнь согласно с правилами Церкви, и искренно преданный Царю и отечеству, действительно сообщал мне означенное сочинение, когда оно было напечатано, и я, по недостатку времени, и по непринадлежности до меня сочинений сего рода, не столько прочитал, сколько просмотрел оное, и нашел оное написанным в духе благонамеренности и патриотизма. Впрочем, помнится, сказал я сочинителю, что для меня необычайно встретить под заглавием поэмы - драму, и в ней не мало стихий, по старым понятиям, не очень дружных с высоким наименованием поэмы. Что касается до отношения сего сочинения к театру; и я не признаю себя умеющим судить о сем, и театральное начальство не должно признать меня способным судить о сем; потому что я должен судить согласно с 51 правилом 6 Вселенского Собора и с учением Св. Златоуста, по которым не могу дать одобрения никакому зрелищному представлению. Но чтобы по возможности удовлетворить требованию Вашего Сиятельства предположим, что есть или могут быть театральные представления, которые могут пользоваться терпимостью со стороны христианской религии и нравственности. Теперь вопрос, в решении которого желаю споспешествовать Вашему Сиятельству, должен получить следующий вид: сочинение, о котором идет речь, может ли быть представлено на театре, не производя впечатления неблагоприятного для религии, нравственности и приличия? Вот некоторые виды к разрешению сего вопроса.
В первой части, в первом явлении, средину декорации, представляющей пустыню, занимает крест, и явленный чудотворный образ Спасов, который у сочинителя предполагается началом церкви Спаса на Бору и Москвы. Припоминаю слышанное когда-то, что в Берлине, в декорации театра виден был алтарь и литургия Римской церкви. Протестанты оправдывали себя тем, что это Богослужение чуждого вероисповедания. Но в случившихся при том православных - благочестивое чувство было оскорблено, и они смотрели на сие с неудовольствием. Не сильнее ли почувствуется неприличие, когда на театре представится православным святыня православной церкви? Первая сцена первой части начинается тем, что пустынник Букал произносит переложенную в стихи церковную песнь: "Царю Небесный", которая в церкви читается в начале вечерни и утрени, и поется в начале молебна. Думаю, что люди строгого благочестия будут недовольны, зачем священная церковная песнь вынесена на театр, а люди не строгого благочестия также будут недовольны, зачем на театре хотят петь молебен. Следственно в обоих случаях соблазн. Букал длинный монолог заключает молитвою и словом: аминь. И затем тотчас следуют: ау! ау! ау!чур меня! чур меня! Не думаю, чтобы такой скачок был сообразен с чувством приличия. И в книге он неприятен, а на сцене, вероятно, более.
Стр. 14. - Кудесник говорит: слава! слава, сатана! Это слишком тяжело для христианского слуха. притом кудесник представлен чтителем Перуна и Белобога. А чтители Перуна и Белобога не славят сатану именно.
Стр. 15. - Кудесник сводит с неба молнию, и зажигает лес. Слишком много для кудесника, и особенно в сравнении с благочестивым пустынником Букалом, и в присутствии креста и чудотворной иконы. Во все продолжение первого действия драмы главное лицо на сцене есть пустынник схимонах Букал. Он молится, учит молиться, предсказывает, разсказывает чудеса от иконы Спасовой (не исторические, а вымышленные); около его, или около его кельи, поют песни, слышится множество суеверных разсказов, между прочим, сны и гаданья о женихе, которые оказываются также справдливыми, как предсказания схимонаха; воют кликуши, неизвестно от чего, и неизвестно от чего с воплем уходят. Это смешение истинного с ложным, погружение святого в мирское нечистое, странно видеть в словах книги, и, думаю, еще страннее будет в лицах на театре. Писатель, сколько понимаю, имел добрую мысль представить происхождение Москвы религиозным. Но когда он одел сию главную идею разными видами тогдашней современности, - сия одежда явилась, по моему мнению, слишком светскою для духовной идеи. Ограничивая мои замечания первою частию поэмы, надеюсь, что Ваше Сиятельство не потребуете полного разсмотрения театрального сочинения.
С совершенным почтением и преданностию имею честь быть
Вашего Сиятельства покорнейший слуга Филарет М. Московский.
Источник: Святитель Филарет митрополит Московский. Мнения, отзывы и письма. М., 1998. Репринт.

 

О догматическом достоинстве и охранительном употреблении греческого семидесяти толковников и славянского переводов Священного Писания (1845)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ О тексте семидесяти толковников

Учению Восточной Церкви о достоинстве текста семидесяти толковников противостоят два западных учения. Римская Церковь признает самодостоверным, настоящим, самоподлинным (authentica) текст латинского перевода, известный под именем Вульгаты. Новейшие западные вероисповедания и секты вообще имеют правилом держаться исключительно текста еврейского и не усвоять догматической важности никакому переводу. Не только в первом из сих учений, но и в последнем православный богослов должен усмотреть тонкую односторонность и стать между ними в твердое положение, определяемое существом дела, под руководством Слова Божия и Предания.
I. В православном учении о Священном Писании тексту семидесяти толковников надлежит усвоять догматическое достоинство, в некоторых случаях равняющее оный подлиннику и даже возвышающее над тем видом еврейского текста, какой представляется общепринятым в изданиях новейшего времени. Изъяснение и доказательство сего дадут следующие и подобные следующим соображения.
1. Текст семидесяти толковников есть древнейший перевод еврейских священных книг, сделанный просвещенными мужами еврейского народа, когда он еще не перестал быть народом Божиим, когда язык еврейский был еще живым языком, и когда иудеи не имели еще побудительных причин превращать истинный смысл священных книг неправильным переводом. О времени составления перевода семидесяти свидетельства различны, но то несомненно, что начало его восходит далеко за двести лет до рождества Христова. Следовательно, в нем можно видеть зеркало текста еврейского, каков он был за двести и более лет до рождества Христова, исключая те места, в которых видны признаки изменения, происшедшего от разных причин впоследствии. Важность сего замечания поддерживается тем, что текст еврейский в начале времен христианства был в руках врагов его, и потому мог подвергаться даже намеренному повреждению, как о сем говорит святой Иустин мученик в разговоре с Трифоном.
2. Священные писатели Нового Завета в некоторых местах ближе держатся текста семидесяти толковников, нежели еврейского, и таким образом в отношении к сим местам сообщают первому преимущественную пред вторым важность. Так, святой евангелист Лука в родословии Христа Спасителя, согласно с текстом семидесяти толковников, упоминает Каинана, вопреки еврейскому тексту книги Бытия, в котором сего имени в родословии патриархов нет.
3. Текст семидесяти толковников от начала христианства доныне постоянно употребляется в чтении церковном, и, следовательно, имеет свидетельство первенствующей и всех времен Восточной Церкви о своем достоинстве.
4. Псалма 114 стиха 13 вторая половина: Верен Господь во всех словесех Своих и преподобен во всех делех Своих, - сама собою представляет неоспоримое доказательство, что здесь текст семидесяти толковников есть неповрежденный и полный, а в нынешнем еврейском тексте сия половина стиха потеряна. Ибо псалом сей на еврейском языке писан по алфавиту, и в сем месте в еврейском нынешнем тексте недостает стиха, который бы начинался буквой "мем", и сей-то стих сохранился в переводе семидесяти толковников, в вышеприведенных словах.
В псалме 21 стиха 17 слова: Ископаша (пронзили) руце мои и нозе мои, - представляют пример важного пророческого изречения, сохраненного неповрежденным в тексте семидесяти толковников, между тем как нынешнее еврейское чтение сего места: "как лев", вместо "пронзили", самой принужденностью состава слов и смысла обнаруживает повреждение текста, в котором не без причины можно подозревать неблагонамеренную руку еврея, искавшего средства уклониться от силы пророческого свидетельства о распятии Господнем.
II. Впрочем, уважение к тексту семидесяти толковников не должно быть такое исключительное, чтобы текст еврейский надлежало оставить совсем без внимания. Справедливость, польза и необходимость требуют, чтобы и еврейский текст также в догматическом достоинстве принимаем был в соображение при истолковании Священного Писания. Изъяснение и доказательство сего дадут следующие соображения:
1. Текст семидесяти толковников, очевидно, не во всех местах представляет желаемую ясность. Какое же может быть ближайшее пособие к достижению оной, как подлинный текст еврейский, с которого текст семидесяти толковников есть перевод? Сего существенного пособия не может сделать вовсе неупотребительным подозрение, которому подпали евреи в повреждении еврейского текста. Подозрение сие падает на немногие места текста еврейского, из числа тех, в повреждении которых евреи находили свою выгоду для споров с христианами, и потому оно довольно сильно, чтобы опровергнуть исключительную привязанность к тексту еврейскому и чтобы показать догматическую важность текста семидесяти. Но оно не дает основания тому, чтобы совсем отвергнуть употребление текста еврейского. Немногие поврежденные или подозрительные в поврежденности места текста еврейского известны и обличены, и потому неопасны для исследователя. Но есть другие многие места, которые повреждать евреи не имели нужды и которые, не быв сомнительны, с пользой могут, а иногда и по необходимости должны быть употреблены в соображение при истолковании Священного Писания.
2. Поскольку Апостол важнейшим преимуществом евреев признает то, что вверена быша им словеса Божия (Рим. 3:2), и сего преимущества не отъемлет у них, несмотря на то, что не вероваша неции, то кольми паче самые словеса Божия, им вверенные, то есть еврейские священные книги, неотъемлемо сохраняют то же достоинство и во времена Новозаветной Церкви, какие имели во времена Ветхозаветной. Что так рассуждали о сем святые отцы, в свидетели сего можем призвать святых - Афанасия Великого, Кирилла Иерусалимского, Григория Богослова, Иоанна Дамаскина. Когда они хотели определить число канонических ветхозаветных книг, они определили оное по тексту еврейскому, а не по тексту семидесяти толковников, несмотря на то, что имели в глазах и в употреблении сей последний. Вместо того, чтобы, по разделению канонических книг в тексте семидесяти, насчитать их до 39, они определили число их, по древнему разделению в еврейской Библии, 22; и притом святой Афанасий и святой Григорий признали достойным внимания православных и то замечание, что число сие соответствует числу букв еврейского алфавита.
Теперь представим, что мы ищем церковного определения числа канонических книг Ветхого Завета. Мы находим в принятых Вселенской Церковью правилах святого Афанасия и святого Григория Богослова, что их 22. Если станем поверять сие число с текстом семидесяти толковников, оно окажется с ним несходным и непонятным, понятным же и точным окажется оно по еврейской Библии. Таким образом открывается, что церковное определение о числе канонических книг Ветхого Завета не может быть понято и доказано иначе, как с помощью еврейского древнего текста.
3. К употреблению еврейского текста открывают путь богодуховенные писатели Нового Завета, которые иногда приводят изречения из книг Ветхого Завета по тексту еврейскому, а не по тексту семидесяти толковников. Так, святой евангелист Матфей (2:15) приводит слова пророка Осии (11:1): От Египта воззвах Сына Моего, согласно с текстом еврейским и несогласно с текстом семидесяти, в котором читается: εξ Αιγυπτου μετεκαλεσα τα τεκυα αυτου, что значит: От Египта воззвах чада его. Кто стал бы сличать текст евангелиста с текстом семидесяти, тот встретил бы сомнение о точности приведенного евангелистом свидетельства и не мог бы разрешить сего сомнения. Но по сличении с текстом еврейским, приведение свидетельства оказывается точным, сомнение исчезает, и остается заключить, что греческие переводчики не точно перевели текст еврейский, стараясь ближе приложить его к народу еврейскому, потому что тайна Христова не была еще так открыта, как открылась в Новом Завете.
Так, без сомнения рассуждали и трудившиеся над славянским переводом Ветхого Завета, ибо они в переводе вышеозначенного изречения последовали не тексту семидесяти, а еврейскому. Но вот другой пример приведения слов Ветхого Завета в Новом по тексту еврейскому, отличному от греческого, ясно видимый и в славянской Библии. Святой евангелист Матфей (12:18) приводит пророчество Исаии о Христе в следующих словах: Се Отрок Мой, Егоже изволих, избранный Мой и пр. Но в книге пророка Исаии (42:1) читается следующее: Иаков отрок Мой, восприиму и, Израиль возлюбленный Мой и пр. Имена ~ Иаков, Израиль, которые затмевают отношение слов пророка к лицу Христа и дают повод относить их к народу еврейскому, в тексте еврейском не находятся, а прибавлены семидесятые толковниками, конечно, по той же причине, что тайна Христова не довольно еще была открыта.
4. Сам Христос Спаситель руководствует к употреблению еврейского текста, когда начало псалма 21 на кресте произносит на еврейско-сирском наречии и с буквальной точностью по еврейскому тексту: Боже мой, Боже мой, вскую мя еси оставил, - а не по тексту семидесяти, в котором читается: Боже, Боже мой, вонми ми, вскую оставил мя еси?
5. Как важно для священных догматов употребление еврейского текста при изъяснении Священного Писания, примером тому служить может изречение книги Притчей (8:22) о Премудрости Божией: Господь созда мя, начало путей Своих. Известно, что из употребленного здесь семидесятью толковниками слова εκτισε, созда, ариане извлекали доказательство своего лжеучения, будто второе Лицо Пресвятой Троицы, Сын Божий, сотворен. Но лжеучение с мнимым доказательством своим падает, и догмат остается непоколебимым, как скоро принят будет в соображение текст еврейский и в нем слово стяжа мя, которое выражает то же, что святой евангелист Иоанн изобразил словами: Слово 6е у Бога. 6. Святые отцы подают пример употребления еврейского текста в истолковании Священного Писания. Святой Василий Великий во втором слове против Евномия, рассуждая о вышеприведенном изречении книги Притчей: Господь созда мя, защищает православное толкование оного посредством еврейского текста: "Не умолчим, что иные толкователи, которые собственные значения еврейских слов показали, стяжа мя, вместо созда мя перевели". Но же во второй беседе на Шестоднев пишет о Духе Божием: "Како же Он верху воды ношашеся, скажу тебе не свое мнение, но мужа сириянина, который сколько от мирской мудрости отстоял, столько близок был к истинному о вещах сведению. Он говорил, что сирский язык и яснее, и по своей близости к еврейскому языку лучше некоторым образом к разуму Писаний подходит, и потому таков разум речения сего сказывал: оное, говорил он, слово: ношашеся - толкуют у них вместо согревал и оживлял водное естество, по подобию кокоши, яйца согревающей и живительную силу согреваемым испащающей. "Это есть существенное исполкование еврейского слова. Пример сей показывает, что святой Василий не останавливался на одном тексте семидесяти, но, согласно и с другим святым мужем, искал совершеннейшего разумения слов Писания в возможной близости к еврейскому тексту. Еще подобный пример находится в четвертой беседе святого Василия на Шестоднев, где он текст 9 стиха 1 главы книги Бытия исправляет по тексту еврейскому и слова: И собрася вода, яже под небесем, в собрания своя, и явися суша, исключает из текста, как не находящиеся в еврейском, а прибавленные в переводе семидесяти толковников.
И святой Златоуст в четвертой беседе на книгу Бытия пишет; "Да знаете, что не сим языком, то есть нашим (греческим), но еврейским сии книги суть сложены. Почему сказывают, которые сей язык довольно знают, что имя "неба" во множественном числе у евреев глаголется". И далее: "Сие, молю, твердо содержите, да возможете заграждать уста тем, которые силятся противные в Церковь внести догматы, и с рассуждением знайте силу положенных в Писании слов". Итак, святой Златоуст, для защищения православных догматов, признает нужным вникать в точную силу слов еврейского текста и внушает сию мысль не только богословам, но и народу верующих, к которому простирает беседу.
7. Святой мученик Лукиан греческий текст всего Ветхого Завета пересмотрел и исправил с еврейского, как о сем пишется в житии его, в Четией Минее октября под числом 15. "Ветхий и Новый Завет на греческом языке лукавством еретиков растленный от языка еврейского исправи". Сожаления достойно, что текст святого Лукиана не сохранился в ясной отдельности, но скрылся в смешении с другими разнопереводными текстами. Таким образом, он оставил нам не только пример, но и потребность возобновлять работу, им произведенную и после него утраченную.
8. Святой Златоуст, в толковании псалмов не довольствуясь текстом семидесяти, нередко приводит другие переводы с еврейского и тем доказывает, что нужно в изъяснении Священного Писания употреблять и еврейский текст. В толковании псалма 7, стихов 10 и 11, он пишет следующее: Испытаяй сердца и утробы Боже праведно. Помощь моя от Бога, спасающаго правыя сердцем. Иный: Испытатель сердец Бог праведный, защитник мой. И иный: Бог праведный. Семьдесят же толковников рекли тако: Испытаяй сердца и утробы. Боже. Праведна помощь моя от Бога. Здесь примечательно между прочим то, что хотя святой Златоуст в своей Псалтири читал сей стих так, как написано в начале сего отрывка и как сей стих читается и ныне в славянской Библии, но чтение сие не принадлежит семидесяти толковникам, а иному неизвестному переводчику, ибо святой Златоуст привел на конец инаковое речение семидесяти толковников, каковое и в нынешних изданиях их текста читается. При таком разнообразии переводных текстов особенно нужно прибегать к подлиннику.
9. В псалме 11,3 читал святой Златоуст, и читается ныне; Устне льстивыя в сердце, и в сердце глаголаша злая. Неясность сего состава слов очевидна. Святой Златоуст изъясняет оные посредством другого перевода, согласного с текстом еврейским. В сердце и в сердце. Еже иной толковник рекл: В сердце ином и ином, научая, что велия есть двойственность в их сердце". Очевидно, что так должен поступать и нынешний толкователь текста, читаемого в Псалтири.
10. Выше, под числом 8, замечено, что святой Златоуст в обыкновенном употребляемом Церковью тексте Псалтири нашел стих, не семидесятью толковниками положенный. Блаженный Иероним нашел более. Во вступлении к пророчеству Даниила он пишет: "Пророчество Даниила в церквях Господа Спасителя не читается по переводу семидесяти толковников, а употребляется издание Феодотиона". Сие свидетельство Иеронима тем менее может быть оставлено без внимания, что оно приводится и приемлется в греческой Кормчей книге, по благословению Вселенского Патриарха и Синода изданной в Лейпциге, 1800 года, под заглавием: Πυδαλιο&3957;. Притом свидетель который дал оное, не таков, чтобы ему можно было отвечать одним пренебрежением. Это муж ученый, на Западе признанный святым, знакомый с Востоком. Свидетельству его благоприятствует то, что перевод Даниила семидесяти толковников, не во всем сходный с употребляемым в Церкви, почерпнутый из Оригеновой четверотекстной Библии (tetrapla), с древней рукописи издан в Риме в 1772 году. Если посему признать, что в употребляемом Церковью тексте семидесяти толковников есть некоторые, хотя не многие места, по какому-либо случаю внесенные или измененные постороннею рукою, то для отвращения сомнения, для достижения ясности и достоверности, благоразумная и осторожная справка с текстом еврейским оказывается необходимой.
11. Святая Православная Вселенская Церковь ни на каком Соборе, ни чрез кого из святых отцов не изрекла такого правила, чтобы в изъяснении Священного Писания держаться исключительно текста семидесяти толковников, с устранением текста еврейского. И в сем случае самое молчание ее, также как в других случаях ее правила, есть свидетельство ее непогрешительной предусмотрительности и твердости, возвышающей ее над Западной Церковью новых времен. Сия последняя на Тридентском соборе определила признавать самодостоверным и самоподлинным (authentica) латинский текст Вульгаты. Сколь несправедливо сие определение в сравнении Вульгаты с текстом семидесяти толковников, который далеко превосходит ее и древностью, и достоинством, и употреблением в христианской Церкви от самого ее начала, столько же обнаруживает оно недостаток непогрешительной прозорливости, свойственной истинно церковному определению. Папа Сикст V, с приписываемой его званию непогрешительностью, объявил самодостоверным и самоподлинным издание Вульгаты 1590 года; а после него Климент VIII, с таким же преимуществом непогрешительности, нашел сие издание нетерпимо неисправным и заменил другим, отличным от прежнего изданием, которое также объявил самодостоверным и самоподлинным. Которой же из противоречащих непогрешительностей должны следовать богословы, клир и народ, и как после исполнить соборное определение? Сей неудачный западный опыт показывает, какая мудрая предосторожность заключается в том, что древняя Вселенская Церковь в продолжении столь многих веков не составляя по сему предмету строгого исключительного правила для охранения неприкосновенности священного текста, в изъяснении его ограничилась следующим правилом: "Аще будет исследуемо слово Писания, то не инако да изъясняют оное, разве как изложили светила и учителя Церкви в своих писаниях" (Шестого Вселенского собора правило девятнадцатое). Учители же Церкви, как выше показано, пользовались, где нужно, еврейским текстом. И это так нужно, что сей потребности не отвергают и римские богословы, несмотря на вышеозначенное определение в Вульгате. Например, толкование Калмета основывается обыкновенно на разборе текста еврейского. На немецком языке есть новый перевод Библии с Вульгаты, сверенный с оригинальным текстом и посредством кратких замечание объясненный доктором И.Ф. Аллиоли. Третье издание сего перевода, пересмотренное и исправленное (Landshut. 1838) сделано с одобрения папского престола и по одобрительным отзывам многих архиепископов и епископов. Из сих наименованы 24, и прибавлено: и другие.
12. Да будет принято в соображение и то, как о рассматриваемом теперь предмете рассуждало священноначалие Российской Церкви. В предисловии Святейшего Синода к изданию Библии о переводе семидесяти сказано: "Егда потом между иудеами еллинскаго языка употребляющими часто преписовашеся, и от злобоненавистных иудеев развращашеся, с переводами Аквилы, Феодоциона, Симмаха, близ двух сот лет сносим, смешен есть". Вот сильная причина к употреблению в пособие текста еврейского, дабы толкователь Священного Писания Ветхого Завета утверждал свое дело на основании незыблемом и неподверженном пререканиям.
13. По сей действительной нужде Святейший Синод при исправлении славянского перевода Библии поверял оный не только с греческим, но и с еврейским текстом, как о сем извещает он в своем предисловии: "Послежде и в самом Синоде оное все было разсмотряемо, и в случаи каковаго либо сумнительства с греческими составами, и святыми отцы, и текстом еврейским сносимо, и по довольном разсуждении определяемо".
14. При сем придти может мысль, что, как сношение с текстом еврейским уже произведено Святейшим Синодом, то сия удовлетворенная потребность не должна уже озабочивать нынешних богословов. Не то оказывается при внимательном рассмотрении сего дела. Кроме того, что сличение всех слов всех бывших в виду текстов Ветхого Завета составляет работу необъятную, Святейший Синод к 1756 году не имел в виду некоторых изданий Библии, которые по сличению многочисленных рукописей изданы после. Так, например, при рассмотрении перевода пророчества Даниилова, он имел текст греческий, который, по свидетельству блаженного Иеронима, не есть точный текст семидесяти, а не имел в виду издания текста семидесяти толковников, которое сделано после, в 1772 году. Воспользоваться сим текстом предлежит нынешнему толкователю. Подобно сему рассуждать надлежит и о сличении текста еврейского. Открытие древних пособий, бывших прежде в неизвестности, требует продолжения работы для употребления оных в пользу и в защиту священной истины, к обличению превратных толкований, которые имеют иногда обольстительную внешность по тому самому, что ссылаются на подлинный еврейский текст, и которые потому нельзя опровергать одним молчанием о еврейском тексте, но должно обличать основательным рассмотрением оного.
III. Но дабы при употреблении еврейского текста в пособие к изъяснению Священного Писания не дать места произволу, поставить в сем деле преграду против уклонения от точности православных догматов и охранить священную важность текста семидесяти в древней его чистоте, для сего в учении о Священном Писании, или в священной герменевтике, должны быть предлагаемы охранительные правила, извлеченные из существа дела и из примеров церковных и отеческих.
В сем кратком обзоре настоящего предмета нельзя представить целую систему таковых правил. Но дабы яснее видно было, о чем идет речь, вот некоторые правила:
1. Если какое место Ветхого Завета богодухновенными писателями Нового Завета приведено по тексту греческому, в сем случае, очевидно, надлежит держаться греческого текста предпочтительно пред еврейским, потому что богодухновенные писатели не могли погрешить в выборе истинного текста. По сему правилу текст псалма 15:10 ниже даси преподобному твоему видети истления, приведенный в Деяниях апостольских (11:27) по переводу семидесяти, есть подлинный и несомнительный текст, несмотря на прекословный вид еврейского слова.
2. Текста семидесяти твердо надлежит держаться дотоле, доколе не представится важной причины перейти под руководство текста еврейского. Так, вышеприведенный текст о Премудрости Божией: Господь созда Мя в начало путей Своих, подает основательную причину к вопросу: точен ли перевод семидесяти в слове созда, когда речь идет о несозданном? По сей самой причине исправители перевода славянской Библии обратились к еврейскому тексту и против слова созда поставили исправление с еврейского: стяжа.
3. Если текст еврейский представляет признаки повреждения, очевидно, надлежит держаться текста семидесяти. По сему правилу вышеприведенные слова: Верен Господь в словесех Своих и преподобен во всех делех Своих, составляют истинный священный текст, хотя их нет в еврейском.
4. Особенным признаком истинного чтения в тексте семидесяти может служить соображение, открывающее, что несогласное с греческим еврейское чтение дает ложный смысл. Примером сего может служить по греческому чтению переведенный текст 2 Пар. 22:2 двадесяти дву лет сын Охозиа иарствовати нача. Еврейское чтение: четыредесяти двух лет, сказанное и в славянской Библии на поле, есть ложное, потому что по сей хронологии Охозия был бы двумя годами старее своего отца, который начал царствовать тридцати двух лет и царствовал 8 лет (2 Пар.21:5).
5. Если какое место Ветхого Завета богодухновенными писателями Нового Завета приводится по еврейскому, а не по греческому тексту, очевидно, надлежит следовать сим непогрешительным свидетелям. Примером сего могут служить вышеприведенные слова: От Египта воззвах сына Моего.
6. Если кто из святых отцов толковал какое-либо место Ветхого Завета по еврейскому тексту, справедливо и безопасно последовать сему руководству. Примером сего может служить вышеприведенный текст: И Дух Божий ношашеся верху воды, истолкованный святым Василием Великим по силе еврейского текста.
7. Если какого места Ветхого Завета, читаемого по тексту семидесяти, смысл определен согласным толкованием святых отцов, как пророчественный о Христе, а нынешний еврейский текст сего места представляет иное чтение, пророчественному значению неблагоприятствующее, то в сем случае согласное свидетельство древних отцов дает основание не доверять подлинности нынешнего еврейского чтения. Примером сего может быть псалом 109, ст.3: Из чрева прежде денницы родих Тя. Согласное древнеотеческое толкование сего изречения в пророчественном смысле заключается в употреблении его в Церкви как прокимна. Текст сей есть истинный, переведенный семидесятью толковниками согласно с еврейским текстом, им современным, которого следы примечаются здесь в переводе Феодотиона и в некоторых рукописях. И потому не должно увлекаться нынешним обыкновенным чтением, которое надлежит признавать изменением древнего истинного.
IV. Вышеизложенные охранительные положения и правила о употреблении священных текстов, при благоразумном и благонамеренном употреблении, должны удовлетворить требованиям Православия в важнейших отношениях.
1. Они суть те самые правила, которым Православная Церковь от начала постоянно следовала, как выше доказано примерами святых и действиями Святейшего Синода при исправлении славянского перевода Библии.
2. Они поставляют охранительную преграду против опасной произвольности толкований и против заразы так называемой неологии и рационализма.
3. Они охраняют от односторонности новейших иностранных христианских вероисповеданий, которые, держась исключительно текста еврейского и не признавая руководства в писаниях святых отцов, предают ветхозаветный текст Библии необузданному своеволию критики, отчего поврежденные места еврейского текста легко принимаются за подлинные, иные перетолковываются, особенно пророчественный смысл затмевается, унижается достоинство ветхозаветных книг, и неологии и рационализму пролагается широкий путь.
4. Они предохраняют и от односторонности Западной Церкви, которая, признав самоподлинным текст Вульгаты, поставила себя в противоречение и с древней Вселенской Церковью, и саму с собою, потому что текст Вульгаты, одобренный одним Папой, другим Папой отвергнут, и два Папы издали два разные текста, из коих каждый объявлен был самоподлинным. Следствием сего противоречия было другое, что просвещеннейшие богословы Западной Церкви, несмотря на признанный самоподлинный текст Вульгаты, который по сему качеству должен был окончательно удовлетворить всех, не переставали искать другого самоподлинного текста в еврейской Библии.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ О славянском переводе Библии

Неясность славянского перевода Библии в некоторых местах, особенно Ветхого Завета, есть простая естественная причина, которая желающих разуметь Священное Писание побуждает обращаться, по мере возможности, к другим текстам, оригинальным или переводным на разных языках. Но при недостатке строгой осмотрительности, удовлетворенные ясностью, легко получают предубеждение в пользу текста ясного против неясного, хотя может случиться, что неясный текст верный, а ясный есть только догадочный или совсем погрешительный. Такое предубеждение может быть вредно для православных догматов, если оно привязывается к переводу Библии, сделанному вне православного исповедания под влиянием неправославных мнений, или, гоняясь за ясностью, без руководства бродит между разными переводами и критическими исследованиями, весьма часто опасными при настоящем состоянии иностранной библейской критики. Одно из предохранительных от сего средств для православной России есть познание достоинства славянского перевода Библии и употребление оного со справедливым уважением.
I. В российских духовных училищах в учении о Священном Писании надлежит между прочим изъяснять достоинство славянского перевода Библии и его церковную важность.
Сюда относятся следующие соображения:
1. Особенное достоинство и важность принадлежит славянскому переводу Библии по его происхождению. В начале своем оно не есть произведение обыкновенной учености, но плод апостольской ревности святых Кирилла и Мефодия.
2. Древность сего перевода и постоянное сохранение необыкновенны между переводами Священных книг на прочие живые языки европейские. Он получил начало в девятом столетии по Рождестве Христовом, и язык сего перевода в продолжение тысячи лет продолжает быть живым языком в Православной Церкви, хотя ныне уже не общенародным, однако еще довольно понимаемым внимательными посетителями храмов и читателями Священных книг, даже не имеющими училищного образования. Часть сего перевода, именно, Евангелие, по списку, сделанному Остромиром в одиннадцатом столетии, теперь в печатном Издании читается точно так, как за восемьсот лет, и не представляет значительных разностей от изданий славянского текста, сделанных по исправлении оного под смотрением Святейшего Синода.
3. В тех частях, в которых перевод сей представлял несовершенства и недостатки, происшедшие частью от несовершенства славянского языка во время составления перевода; частью от неверности переписчиков и других причин, достоинство его возвышено посредством исправления, произведенного в прошедшем столетии под наблюдением Святейшего Синода.
4. Как перевод сей следует в Ветхом Завете тексту семидесяти толковников, то сказанное о достоинстве текста семидесяти большей частью относится и к славянскому тексту.
5. Славянский текст Нового Завета древностью, чистотою и полнотой своей и вне Православной Церкви приобрел уважение исследователей Священного Писания, которые пользуются свидетельствами сего текста для указаний разнообразных чтений (variantes lectionets).
6. Великую важность славянскому переводу Библии сообщает его употребление в православном церковном Богослужении. Язык богослужебный в России везде понятен прилежным посетителям храмов Божиих, но уже от него далеко уклонилось наречие, находящееся ныне в устах народа. Сколь нужно для веры и назидания народа то, чтобы язык Богослужения был понятен, столько же нужно стараться о том, чтобы язык славянский, как богослужебный, продолжал быть понятным народу и не сделался мертвым. А для сего действительнейшее средство есть то, чтобы славянский текст Библии, постоянно обращающийся в церковном, не был отчужден и от народного употребления.
II. Достоинству, важности и церковной потребности славянского перевода Библии должны соответствовать правила о сохранении оного в постоянном уважении.
Таковы суть следующие правила:
1. При преподавании учения в духовных училищах свидетельства Священного Писания должны быть приводимы с точностью по существующему славянскому переводу.
2. Если текст славянский требует изъяснения, то оно должно следовать за текстом, буквально приведенным.
3. Два предыдущие правила постоянно должны быть соблюдаемы и учениками, когда они дают отчет в принятых уроках.
4. В церковных поучениях тексты Священного Писания также должны быть приводимы по существующему славянскому переводу. Такое приведение может сопровождаться изложением текста на русском наречии, если то нужно по свойству текста или по степени образования слушателей.
5. Преимущественно по существующему славянскому переводу должны быть приводимы тексты Священного Писания и в других сочинениях, поскольку темнота славянских выражений не потребует заменить более ясными, согласными с греческим или еврейским текстом и с толкованиями святых отцов.
III. Впрочем, употребление славянского перевода не может быть исключительным так, чтобы совсем исключено было в изъяснении Священного Писания употребление по Ветхому Завету перевода семидесяти толковников и текста еврейского, а по Новому Завету оригинального текста греческого.
К объяснению и подтверждению сего положения представляются следующие соображения.
1. Славянский перевод Ветхого Завета по большей части следует греческому тексту семидесяти толковников. Но как в соображениях о тексте семидесяти из писаний святых отцов и из самого Священного Писания Нового Завета доказана необходимость в известных случаях обращаться от текста семидесяти к еврейскому, то сим равномерно доказана необходимость в тех же случаях и от сходного с текстом семидесяти текста славянского обращаться к еврейскому тексту.
Например, в славянском переводе Евангелия от Матфея 12:18 читается пророчество Исаии о Христе: Се отрок Мой и пр. Но в самой книге Исаии 42:1 в том же славянском переводе читается иначе: Иаков отрок мой и пр. Сия разность производит недоумение. Но оно разрешается, как скоро приемлется в рассуждение текст еврейский, содержащий слова пророка точно те, которые приводит евангелист.
Святой Златоуст в толковании псалма 158:11 пишет: И рех: еда тма поперет мя. Иный: Если реку: может быть, тма покрыет меня. И далее: И нощь просвещение в сладости моей. Иный: Нощь светла окрест мене. Выражения, которые святой Златоуст поставил здесь как принадлежащие иному переводчику, суть перевод с еврейского ближайший и яснейший, нежели перевод семидесяти толковников. Славянские выражения: Еда тма поперет мя и Нощь просвещение в сладости моей сходны с выражениями греческими. Следовательно, как святой Златоуст нашел приличным и нужным к выражениям греческого текста присовокупить в изъяснение перевод с еврейского, равно прилично и нужно русскому толкователю к славянским выражениям присовокупить в изъяснение перевод с еврейского, употребленный Златоустом.
2. Приведенные теперь два примера показывают, что хотя Святейший Синод при пересмотре славянского перевода Библии сличал оный, где нужно, и с еврейским текстом, однако и теперь есть в славянском переводе тексты, в которых сие сличение не только полезно для ясности, но и нужно для оправдания точности пророческих изречений.
3. Даже в тех местах Ветхого Завета, которые Святейшим Синодом исправлены по еврейскому тексту, сличение славянского текста с еврейским и греческим оказывается иногда необходимым. Известно, что некоторые исправления славянского текста Святейшим Синодом не внесены в оный, а положены на брезе, или на поле. Из сего для читателя славянской Библии происходит правило, чтобы чтение, положенное на брезе, почитать, верным, предпочтительно пред находящимся в ряду текста. Но если с сим правилом станет он читать текст 2 книги Паралипоменон 32:2: Двадесяти дву лет сый Охозиа царствовати нача, и признает сие чтение погрешительным, а правильным положенное на брезе: четыредесяти двух, то впадет в явную погрешность, ибо здесь положенное на брезе чтение есть погрешительное, а находящееся в ряду текста есть истинное. Для подтверждения сего последнего нужна справка с греческим текстом.
4. Евангелие от Луки главы 3 в стихе 33, в славянской Библии в родословии Христа Спасителя читается: Арамов, Иорамов, Есромов. Но в славянской же Библии в книге Руфь 4:19 - читается: Есром же роди Арама, а Иорама между ними нет. Подобно сему и в первой книге Паралипоменон 2:9 - Арам поставлен сыном Есрома, а не Иорама. Сей пример разноречия славянского текста с самим собой показывает, что он не во всех частях очищен от чтений сомнительных, требующих исследования и исправления, и что для сего необходимо сличение славянского текста по Ветхому Завету с еврейским и греческим семидесяти толковников, а по Новому с оригинальным греческим текстом.
5. После вышесказанного с благоговением надлежит усмотреть в Православной Российской Церкви ту же мудрую осторожность в отношении к славянскому переводу Библии, какая усматривается в древней Вселенской Церкви в отношении к тексту греческому. Святейший Синод, по трудах исправления славянской Библии, не провозгласил текста славянского исключительно самостоятельным и тем прозорливо преградил путь затруднениям и запутанностям, которые в сем случае были бы те же, или еще большие, нежели какие в римской Церкви произошли от провозглашения самостоятельным текстам Вульгаты.
IV. При употреблении текстов греческого перевода семидесяти толковников и еврейского в пособие славянскому переводу книг Ветхого Завета, охранительным руководством должны служить, с приличным применением, те охранительные правила, которые ограничивают употребление текста еврейского в пособие греческому семидесяти толковников.
Изъяснение и подтверждение сего положения заключается в соображениях о тексте семидесяти толковников.
Если нужно показать применение правил в примере, пусть примется в рассмотрение вышеприведенный текст псалма: И нощь в просвещение сладости моей. По применению второго охранительного правила здесь представляется вопрос: есть ли уважительная причина обратиться к тексту греческому? Ответ должен быть утвердительный, потому что текст невразумителен. Но поскольку греческий текст представляет точно те же слова и также невразумителен, то по тому же правилу следует обратиться к тексту еврейскому, по которому текст получает следующий вид: И нощь светла окрест мене. Сей вид текста должен быть принят с уважением по шестому охранительному правилу, ибо употреблен святым Златоустом и представляет мысль понятную истинную и согласную с содержанием псалма, который говорит о вездесущии и всеведении Божием. Нощь светла окрест мене, пред вездесущим и всевидящим оком Божиим.
V. По книгам Нового Завета обращение от славянского перевода к греческому оригинальному тексту менее, нежели по книгам Ветхого Завета, подвержено затруднениям, и потому должно быть допускаемо с большей свободой, впрочем, также и с основательной разборчивостью, с уважением к древности и с доследованием руководству святых отцов.
Например, послания к Римлянам главы I в стихе 4 читается о Христе Спасителе: нареченнем Сыне Божии. Здесь есть основательная причина искать пособия в оригинальном тексте, потому что слово нареченный в приложении к Сыну Божию имеет для догмата неудовлетворительное значение. По обыкновенному употреблению сего слова, нареченный сын противополагается истинному, естественному сыну. В греческом тексте читается ορισνενιοσ γιου θεου, что можно перевести: дознанном Сыне Божием, то есть о Сыне Божием, о Котором сперва люди не имели точного познания, но, наконец, по учению и чудесам Его точно, определенно дознали, что Он есть истинный Сын Божий. Так сие место изъясняет и святой Златоуст. "Что значит orisqeiζ? Указанный, открывшийся, дознанный, исповеданный по суду и приговору всех". Признать в сем случае текст славянский совершенно неподвижным и не допустить, чтобы слову нареченным предпочтено было по силе греческого оригинального текста слово дознанном - не значило бы твердо защищать православные догматы, это значило бы противоречить толкованию святого Златоуста.
Так надлежит устроять и направлять путь православного богослова и чтителя и читателя Священных Писаний по законам самого Православия и по правилам благоразумной осторожности. Надобно внушать апостольское предостережение: Не мудрствовати паче, еже подобает мудрствовати (Рим. 12:3). Но также не должно поставлять преград исполнению повеления Самого Господа нашего Иисуса Христа: Испытайте писаний (Ин. 5:39).
Наконец, дабы в вышеизложенных соображениях об охранении текста семидесяти толковников и славянского перевода Библии не оставить ощутительного недостатка полноты, необходимо коснуться еще одного.
Предложенные охранительные правила удобно могут и должны иметь ближайшее действие на образователен и образуемых в духовных академиях и семинариях, и на образованное в сих заведениях духовенство, и вообще могут быть употреблены людьми при образованности, знакомыми более или менее с оригинальными языками Священного Писания. Но как распространить сие охранительное действие и на тех, которые не могут непосредственно пользоваться пособием оригинальных текстов Священного Писания, каковы вообще люди светского звания и даже сельские священники и диаконы, в немалом числе? - На сие правильный церковный ответ есть тот, что всемерно надлежит пользоваться руководством и пособием толкований святых отцов. Но, к сожалению, сим воспользоваться могут только немногие, и то с трудом и не вполне. Хотя и есть на нашем отечественном языке в переводах писаний святых отцов толкования на многие части Священного Писания, но они составляют столь значительную библиотеку, что не у многих светских образованных людей достанет ревности и времени собрать оную и деятельно употреблять, а большая часть священников не имеют довольно способов на ее приобретение. Каким же удобнейшим образом можно было бы оказать в сем случае потребную помощь? - Вопрос сей требует особенного внимания для споспешествования истинному просвещению духовенства и православного народа. Для усмотрения, как трудно уклониться от сего вопроса и как может быть открыт путь к его разрешению, можно здесь вновь указать на вышеупомянутый новый немецкий перевод Библии с объяснительными примечаниями, одобренный папским престолом и многими архиепископами и епископами римской Церкви. Несмотря на особенное догматическое направление сей Церкви, по которому она удерживает Священное Писание в руках духовенства и неохотно допускает до рук народа, ее иерархия признала, однако же, нужным одобрить сие краткое и удобное для народа пособие к разумению Священного Писания. Церковь апостольская восемьдесят пятым правилом святых Апостол предлагает святые книги Ветхого и Нового Завета "для всех, принадлежащих к клиру, и мирян" и со святым Златоустом говорит: "Послушайте, молю, вси житейстии людие, и стяжите книги цельбы душевныя. Аще ничтоже ино хощете, поне Новый Завет стяжите". Если же мирянам, то кольми паче служителям! Церкви, обязанным руководствовать мирян, как нужно изучать Священное Писание, так нужно иметь и удобнейшие пособия к разумению оного.
В день святого Иоанна Богослова. Майя 8, 1845 года
В 1856 году, в благословенные дни священного коронования благочестивейшего Государя, Императора Александра Николаевича, Святейший Синод входил в рассуждение о доставлении православному народу способа читать Священное Писание, для домашнего назидания, с удобнейшим по возможности разумением, и потом, с Высочайшего соизволения, принял для сего деятельные меры.

 

О значении церковной молитвы о соединении церквей

При начале Божественной литургии, между первыми молитвенными прошениями к Господу Богу, Православная Церковь произносит следующее: "О мире всего мира, благостоянии святых Божиих церквей и соединении всех, Господу помолимся".
Слыша сие, некоторые, расширяя сердце свое любовью, миролюбием и веротерпимостью, молятся не только о "благостоянии и соединении", то есть о сохранении в единстве "святых Божиих церквей" православных, частных, составляющих Вселенскую Церковь, например Константинопольской, Александрийской, Антиохийской, Иерусалимской, Российской, но и воссоединении церквей, уклонившихся от Православия, например, Римской, Армянской.
А некоторые, ограждаясь строгой ревностью о Православии, молятся при сем только "о соединении святых Божиих церквей" православных.
Кто не уважает ревность о Православии? Кто не признает достоинства всеобъемлющей любви? Которого же, однако, из двух вышеуказанных значений молитвы преимущественно должен держаться соединяющий молитву свою с молитвой Православной Церкви? Или, лучше сказать, которое из двух значений преимущественно внушает нам сама Православная Церковь словами своего чиноположения?
Точно ли Православная Церковь молится только о православных церквях? Уча нас в сей самой молитве простирать нашу любовь до пределов "всего мира", стесняет ли она пределы своей любви к церквям? Не желает ли она спасения инославным церквям, чрез возвращение их в соединение с Православной Церковью?
Как выражает Православная Церковь свою молитву о соединении церквей? - "О мире всего мира, и благостоянии святых Божиих церквей, и соединении всех, Господу помолимся". Если бы молитва должна была иметь ограниченное значение о православных только церквях, то надлежало бы поставить слова так: "О благостоянии и соединении всех святых Божиих церквей Господу помолимся". Но не так поступлено, а разделена молитва на две части: 1) "о благостоянии святых Божиих церквей", 2) "и соединении всех". Молитва сия приносится всегда, и в мирное, и в немирное для церквей время. Следовательно, первая часть молитвы имеет следующее значение: "о благостоянии", то есть о состоянии мира и единства "святых Божиих церквей" православных, чтобы "благостояние", уже им дарованное, было сохранено, а если где-либо, чем-либо нарушено, было вновь даровано благодатью Божией. Согласно с сим и вторую часть молитвы должно разуметь "о соединении церквей", чтобы оно было сохранено, поскольку существует, и восстановлено было, поскольку где-либо нарушено. В сей второй части молитвы поставлено слово "всех", которого нет в первой, а сие дает разуметь, что значение второй части обширнее, нежели первой. Из того, что вторая часть не соединена с первой, а отделена, должно заключить, что не все, содержащееся в первой, должно быть отнесено ко второй, и потому нет нужды дополнять вторую так: "о соединении всех святых Божиих церквей", а надлежит дополнить так: "о соединении всех церквей". Посему Православная Церковь молится о соединении церквей так, чтобы соединение православных церквей существующее было благодатью Божией сохранено, и чтобы благодатью Божией восстановлено было соединение с Православной Церковью и тех церквей, которые отделило от нее какое-либо неправое учение.
Против сего изъяснения молитвы не представят ли в качестве возражения то, что в диптихах, на проскомидии, неправославных не поминают? - Ответствуем, это дело иное.
Иное дело молиться о соединении с Православной Церковью неправославных церквей в обширном составе молитв, объемлющих весь мир, а иное поминать неправославных в диптихах при таинстве Евхаристии. Неправославные самим неправославием отлучили себя от общения таинств Православной Церкви, сему соответствует непоминание их при таинстве Евхаристии и исключение из диптихов.
А что и в Литургии верных можно молиться о воссоединении церквей, отделившихся от Православной, о том зри в Литургии Василия Великого молитву: "Утоли раздоры церквей". Раздоры церквей оттого, что иная церковь не покоряется в некоторых частях православному учению и, следовательно, впадает в состояние раскола: Святой Василий и такую церковь не исключает из своей молитвы: "Утоли раздоры церквей".
Когда Антиохийский патриарх Иоанн со своими епископами не покорился православному определению Ефесского собора и на председателя его, святого Кирилла Александрийского, произнес осуждение, и, следовательно, впал со своей церковью в состояние раскола, можно ли подумать, что святой Прокл и Константинопольская церковь, молясь о соединении всех церквей, не молилась сей самой молитвой и о воссоединении Антиохийской церкви?
Итак, пусть благочестивая ревность молится преимущественно "о благостоянии Святых Божиих церквей" православных и о сохранении в них благодатью Божией "единения духа в союзе мира". Но пусть и всеобъемлющая любовь христианская молится и "о соединении всех" церквей, и о воссоединении в Православной Церковью уклонившихся от нее неправыми учениями, да будет, по обетованию Господа нашего Иисуса Христа, "едино стадо", как уже есть Он "Единый Пастырь" и Владыка Своей Церкви на земли и на небеси, во времени и в вечности.
Дополнение. Сие исследование написано было по чтению славянского текста литургии, в котором слово "все" не иначе можно было изъяснить, как чрез дополнение из предыдущей части текста "всех церквей". Уже по написании сего, нам случилось иметь в виду греческий текст литургии, в котором читается не twn paswn, а twn pantwn, то есть "всех" христиан. Но сие не противоречит нашему толкованию, потому что, если бы надлежало дать тексту ограниченное значение, то надлежало бы сказать: peri tuV twn panwn orqodoxwn cristianwn enozewV, "о соединении всех" христиан православных между собою, и о соединении с ними и с Православной Церковью и прочих христиан, не принадлежащих к единству Церкви Православной.

 

О стологадании[20]

О стологадании печально слышать, что многие, как будто дети какою-нибудь новою игрою, с жаром занялись оным, не подумав, чем играют и чем кончиться может игра. Разделяю ваше мнение, что занятие сие непозволительно.
Представим себе, что сын в доме отца, имея свободу пользоваться всем, что ему нужно, и многим, что приятно, не довольствуется сим и, встретив хранилище, от которого ему не дано ключа, подделывает ключ и отпирает оное, положим, не для того, чтобы украсть, а только чтобы посмотреть, что там скрыто. Не есть ли это неблагородно? Не должно ли быть совестно сыну? Не должно ли быть неприятно отцу? Вот суд о всяком гадании или ворожбе, в том числе и о стологадании, по самому простому взгляду на сие дело.
Но если внимательнее посмотреть на опыты: суд должен сделаться строже.
Я не любопытствую, но общее любопытство, а в некоторых желание знать истину и отречься от лжи и вреда приведены в такое движение, что до меня сами собою доходят многие сведения о стологадальных опытах, и притом такими путями, что нельзя сомневаться в истине сих сведений.
Одному гадателю стол дал предсказание о некотором происшествии, которое должно было возбудить ожидание и могло расположить к некоторым приготовлениям, и назначил время, в которое сему происшествию надлежало последовать. Назначенное время прошло, и предсказанного не случилось. Что, если бы, при вере в стологадание, сделаны были некоторые приготовления, соответственные предсказанному происшествию? Это необходимо кончилось бы стыдом, а могло кончиться и вредом.
Пред одним страстным стологадателем стол оклеветал близкую к нему особу. Теперь, говорят, борющийся с подозрением стологадатель и оскорбленная особа проводят бессонные ночи.
Сих немногих опытов довольно, чтобы понять, как немало виновны и как ведут себя к неблагоприятным последствиям непокоряющиеся премудрому и благому Богу, запершему от нас сокровенное и будущее, и покушающиеся отпереть оное поддельными ключами.
Но это еще не все. Стологадатели поняли, что дерево не может понимать вопросов и давать сообразные с вопросами ответы. Посему они спрашивали, кто им отвечает, и многие из них получили в ответ имена разных умерших. Теперь спрашивается: действительно ли стологадателям отвечают души умерших, которых имена им объявляются, или имена сии употребляются ложно и под ними скрываются некие неизвестные? В сем последнем случае сии неизвестные суть лжецы, приписывающие себе чужие имена, но ложь не принадлежит чистым существам, отец лжи есть диавол. Итак, стологадатели осторожно должны размыслить, с кем имеют дело и от кого хотят узнать сокровенное. Здесь можно вспомнить наставление Преподобного Антония Великого относительно демонов: Если выдают они себя за предсказателей; никто да не прилепляется к ним.
Но если отвечающие стологадателям суть действительно умершие, то суд о сем деле давно произнесен самим Богом чрез пророка Моисея, в семнадцатой главе книги Второзакония. Да не навыкнеши творити по мерзостем языков тех: да не обрящется в тебе очищая сына своего и дщерь свою огнем, волхвуя волхвованием и чаруяй и птицеволшебствуяй, чародей обавая обаванием, утробоволхвуяй и знаменосмотритель, и вопрошаяй мертвых: есть бо мерзость Господеви Богу твоему всяк творяй сия: сих бо ради мерзостей потребит я Господь Бог твой от лица твоего (Втор.18:9-12). Знают ли сей суд столоволхвователи, вопрошающие мертвых? Помышляют ли, какому строгому осуждению подлежит дело их? Оно причисляется к мерзостям, за которые хананейские народы Бог осудил на истребление.
Если бы кто из стологадателей сказал, что он не домогается беседы с мертвыми, а просто от стола получает знаки в разрешение вопросов любопытства или надобности, справедливость требует сказать и сему: не прав и ты. Ты не знаешь, кто тебе отвечает, но знаешь, что дерево отвечать не может: следственно, ты должен заключить, что неизвестный, тебе отвечающий, есть один из тех, которые наименовали себя другим, при подобных опытах.
А в четвертой главе пророчества Осии читается следующее наречение: Во знамениих вопрошаху и в жезлех своих поведаху тем (Ос.4:12). Яснее с Еврейского: Народ Мой древо свое вопрошает; и жезл его отвечает ему. Пророк показывает два вида гадания: Древом и жезлом. Под именем древа, без сомнения, разумеются деревянные идолы, от которых, неизвестными нам приемами, получаемы были ответы (см.: Суд.18:5,6). Очевидно, это дело богопротивное, как соединенное с идолопоклонством. Под именем жезла отвечающего разумеется гадание посредством жезлов, по приметам, на которую сторону они падают, быв поставлены, или ложатся ли замеченною стороною вверх или вниз, и прочее, что называлось жезлогаданием или жезловолхвованием. Хотя в сем втором виде гадания не видно отношения к идолопоклонству, однако и он вместе с первым осужден пророком, как измена истинному Богу: Духом блуждения прельстишася и соблудиша от Бога своего (Ос.4:12). От сего обвинения не может увернуться стологадание, как бы ни старалось оно изъяснить себя легким и благовидным образом.
Для тех, которые смотрят на стологадание как на новое открытие неизвестной доныне силы в природе и на сем, может быть, думают основать для себя законное право продолжить над нею исследования, небесполезно заметить, что их делу не принадлежит честь не только разумного, но и случайного нового открытия в природе, они только каким-то образом пробрались в область старого языческого суеверия. Тертуллиан в 23-й главе своей Апологии Христианства, обличая мечты языческой магии (magiae phantasmata) и приписывая их действию демонов, говорит: per quos et caprae et mensae diuinare consueuerunt: Чрез них и козы, и столы обыкновенно производят гадания. Он только не объясняет, какие приемы употреблялись, чтобы столы способствовали гаданиям.
Скажет ли кто, что его стол говорит нечто достойное принятия? Не должно и сим прельщаться. Дух пытливый в отроковице города Филиппов говорил о Павле и Силе, по-видимому, достойное приятия: Сии человецы раби Бога вышняго суть, иже возвещают нам путь спасения (Деян.16:17). Но Апостол не только не был сим доволен, но и не мог перенести сего с терпением: он изгнал духа.
Простите, что я разговорился. Для вас сие не нужно, но, может быть, сим возбудится ваше внимание, чтобы ближнему, могущему принять, подать совет Премудраго: Вышших себе не ищи и креплших себе не испытуй. Яже ти повеленна, сия разумевай: несть бо ти потреба тайных. Во избытцех дел твоих не любопытствуй: вящшая бо разума человеческаго показана ти суть: многи бо прельсти мнение их, и мнение лукавно погуби мысль их (Сир.3:21-24).
Примечания 1. Евхаристическая молитва из чинопоследования литургии Василия Великого. - Примеч. сост. 2. Благослови сии Дары. - Примеч. сост.

 

Обращение святителя Филарета к императору Николаю I по случаю закладки Храма Христа Спасителя

Благочестивейший Государь!
Есть для некоторых важных дел особенная судьба Провидения Божия, по которой одному избранному дается возвышенная мысль, а другому предоставляется величественное исполнение. В ожидании сего плотскому оку представляется, что дело не успевает: но пред очами Провидения оно преуспевает. Вместо одного избранного имеет оно двух; и сквозь одно дело просвечивает много добродетелей: в предприемлющем не только доброе намерение, но и смирение, и терпение и покорность судьбам Божиим, когда он должен уступить другому исполнение, в исполняющем - не только благое делание, но и бескорыстие, великодушие, братолюбие, когда исполняем мысль другого как бы свою.
Так Давид, благодарный Богу за утверждение своего царства, помышляет создать Ему храм в Иерусалиме, и в сем утверждается в совещании с Нафаном. Мысль прекрасна; Пророк изобрел ее; Пророк одобрил; однако и два Пророка не угадали судьбы Провидения, пока она им не явилась. Исполнителем мысли Давидовой Бог назначает Соломона. "Той созиждет дом имени Моему и управлю престол его до века" (Цар.7,13).
Так, Александр Благословенный, благодарный Богу за спасение своего царства, помышляет создать, для священных воспоминаний и благодарных молитв, Храм Христу Спасителю, в столице, бывшей всесожжением за спасение Отечества и возрожденной из пепла. Мысль его провозглашена; церковь благословляла начинание Благословенного. Ты, един из братии Его, стоял тогда подле Него: и - теперь мы видим, что Тебе еще тогда указал Вседержитель исполнить священный обет Державного Брата Державною рукою.
Итак, Россияне, мы в современных происшествиях читаем древнюю книгу Богоправимых царств! Священные времена проходят пред нами в деяниях наших Царей! Какое утешение для веры! Какая надежда для отечества! Благочестивейший Государь! Да утвердится сердце Твое во Господе; да вознесется род Твой в Бозе Твоем; Спаситель мира, спасший Россию, да благопос-пешит Тебе создати сей Дом имени Его, и да управит престол Твой до века.
Москва, 10/23 сентября 1839 года

 

Объяснение псалма LXVII[21]

Надписание

1. В конец, псалом песни Давиду. 1. К настоятелю Св. Давидов псалом песни.
В надписании сем показывается: а) назначение, б) писатель, в) особенный род псалма.
а) Еврейское слово מנצח (менацеах) происходит от נצח, что значит непрерывность, продолжение, напряжение. Почему 70 толковников не без причины למנצח ламнацеах преложили в конец, что должно значить: псалом, назначаемый для непременного сохранения и важного употребления на долгие времена. Впрочем, новейшие толкователи, утверждаясь на том же словопроизводстве מנצח, переводят к настоятелю, что будет значить: псалом, назначаемый к настоятелю, или начальнику певцов для хранения и употребления при богослужении.
б) Псалом надписывается, по строгому преложению с Еврейского, Давиду.
Некоторые дают сему выражению особливую знаменательность и полагают, что им означается не просто псалом, написанный Давидом, но Псалом Давиду, внушенный от Духа Святаго.
в) Псалом песни, по изъяснению св. Златоуста, есть такой род псалма, в котором за песней, воспеваемою гласом и языком человеческим, следует псалом, совершаемый звуком орудий мусикийских[22].

Происхождение

Происхождение сего псалма некоторые думали объяснить победой Езекии над Ассирянами. (См. Толкование на Псалтирь.) Но сие происшествие не заключает в себе достаточных оснований к тому, чтобы поставить Давида песнопевцем Езекии.
Другие почитали сей псалом песнею победы над Филистимлянами (Clarius inter crit. Sacros[23]). Но и сему мнению из всего псалма благоприятствует одно имя благовестниц (Пс.67:12). См.: 1Цар.18:6,7.
Мнение, что настоящий псалом относится к исшествию сынов Израилевых из Египта, лучше других соглашается с содержанием оного (Пс.67:8,9). (Grotius[24] inter cr. Sacr.). Сие, однако, не препятствует искать особливого случая, которым дух Божественного песнопевца обращен был на сей предмет.
Таковым случаем не без основания полагают перенесение кивота Господня в Иерусалим со псалмопением (2Цар.6:5,14). (См. Толкование на Псалтирь.) Догадка сия утверждается на том, что настоящий псалом начинается тем восклицанием, которое употреблял Моисей при воздвижении кивота (Чис.10:34).

 

Содержание

Общее содержание сего псалма есть прославление победоносного и спасительного Царства Божия, которое изображается в нем частью исторически, частью же пророчественно. В сем последнем отношении особенный предмет оного есть превознесение (Exaltatio) Иисуса Христа, как сие изъяснил Апостол Павел (Еф.4:7-10).
Расположение
Для удобнейшего рассматривания состав псалма разложен быть может на четыре главные части.
I) Вступление, в котором открывается случай и начало настоящего пророческого восхищения - ощущение присутствия Божия с его действиями (2-4).
II) Предложение. Оно есть воззвание к пению и радованию пред Богом (5).
III) Изложение. Здесь пророк представляет образец той песни, к пению которой призывал. Он воспевает прошедшие и будущие чудодействия Царства Христа, молит его противу врагов и торжествует их низложение (6-32).
IV) Заключение, в котором он снова и притом целые царства призывает к пению и прославлению Бога (33-36).

I

2. Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его, и да бежат от лица Его ненавидящии Его. 2. Восстанет Бог и расточатся враги Его, побегут ненавидящие Его от лица Его.
В переводе Семидесяти речь сия произносится как желание и молитва, но по силе текста Еврейского может оная быть принята в более обширном и всеобщем смысле как сказание. Полный разум ее есть сей:
"Как Моисей при воздвижении кивота Господня говорил: востани Иегова и рассыплются врази Твои и побегут ненавидящие Тебя от лица Твоего, так и мы (говорит Давид к Церкви Иудейской и Израильской), вознося тот же кивот Господень, исповедуем благотворное могущество присутствия Божия в Церкви. Когда только восстанет Бог, изыдет из покоя вечности Своей и явит Свое присутствие и вседействующую силу во времени, в избранном соборе истинных своих поклонников на земле, тогда враги Его могущества, которые собирались вкупе на Господа и на Христа Его (Пс.2:2), дабы разрушить их Царство, разделятся и в намерениях, и в силах - расточатся; тогда ненавидящие Его истину, которым слово Царствия Его кажется юродством, не возмогут снести Его света, их обличающего, и побегут от лица Его".
Хотя же таким образом Бог восставал и являлся многочастно и многообразно; впрочем, важнейшее и торжественнейшее восстание, прообразованное воздвижением кивота, есть то, когда кивот Божественного человечества Иисус Христова вместе с завесою плоти (Евр.10:20), взимаясь от земли, предшествовал нам в горний Иерусалим, и в то же время враги Царства Христова и ненавидящие учение Его, начиная от стражей гроба Его, расточились.
3. Яко исчезает дым, да изчезнут, яко тает воск от лица огня, тако да погибнут грешницы от лица Божия. 3. Как рассеявается дым, рассеешь их. Как растаявает воск от лица огня, погибнут грешники от лица Божия.
Здесь Давид уже сам продолжает Моисеево изображение победоносного присутствия Божия. К врагам ненавидящим Бога он присовокупляет третий род людей, низлагаемых Его присутствием, - грешников, которые хотя и не восстают на Царство Иисуса Христа силою и не отмещут мыслию Его учения, но не последуют Ему своею деятельностию, надмеваются гордостию житейскою и сердцем прилепляются к миру. Подобием дыма и воска пророк изображает и свойство, и участь их. Как дым, их гордость омрачает их, как воск, их пристрастия объемлют тленное. Как дым, их гордость чем более возносится, тем становится ничтожнее, как воск, их пристрастия питают огнь гнева Божия на потребление их.
4. А праведницы да возвеселятся, да возрадуются пред Богом, да насладятся в веселии. 4. Но праведники возвеселятся, и восскачут пред лицем Божиим и насладятся в веселии.
За первым действием всемогущего присутствия Божия, открывающимся в низложении противных сил, следует второе - восхищение и блаженство сынов царствия, к которым, собственно, и простирается Божие присутствие. Они веселятся - в вере, приобретая ею мир Божий, превосходящий всяк ум, скачут - в делах любви, наслаждаются - в надежде славы.

II

5. Воспойте Богу, пойте имени Его, путесотворите возшедшему на запады, Господь имя Ему, и радуйтеся пред Ним. 5. Пойте Богу; бряцайте имя Его; путесотворите шествующему по пустыням, во Иаге имя Его; и взыграйте пред Ним.
Два слова в сей речи производят несогласие в переводах: ץבבוה и יה.
Первое из них, по переводу Семидесяти запады, по Акиле и Симмаху значит την αοικητον необитаемую страну, что согласно с употреблением оного слова во многих местах Святаго Писания: Иов.24:5; 29:6; Ис.33:9; 40:3; Иер.50:12. Но Евреи, как то Кимхий, разумеют под оным высочайший круг небес или то, что Апостол Павел называет απροσιτον (1Тим.6:16).
Слово יה некоторые почитают сокращением имени יהוה, но догадка сия приводится в сомнение тем, что имена сии употребляются иногда оба вместе (Ис.12:2; 26:4). По сей причине другие полагают, что יה собственно значит благолепие, от יאה (Иер.10:7).
Пророк призывает Церковь к пению и бряцанию. Как между пением и бряцанием наружным та разность, что первое совершается более простым и беспосредственным действием поющего, а второе представляет более сложности, разнообразия и орудий посредствующих, то во внутреннем и духовном разумении, по изложению некоторых (Breviar[ium] in Psal[mos] in Opp[eribus] Hieronym[i] - Evs[ebii] Caes[ariensis] Comm[entarium] in Psalmos[25], пением означается созерцание, а бряцанием - деятельность, а оба вместе составляют прославление Бога в телесех и в душах.
Далее пророк повелевает путесотворить, то есть устроить и украсить путь шествующему по пустыням. В приспособлении настоящего псалма к известному особливому случаю воззвание сие может иметь сей определенный смысл:
"Как для торжественного шествия победителей или владык изравнивают и уготовляют путь, так церкви Иудейская и Израильская благоговением и духовною радостию да устроят и украсят путь Седящему на херувимех (1Цар.4:4; Пс.79:2; 98:1) кивота, и в сем знамении присутствия Своего, яко в колеснице, начиная от пустыни Синайской, победоносно и торжественно шествующему в избранное место селения своего, Иерусалим".
Но более обширное и высшее знаменование дать можно сему воззванию Давида, если сравнить оное с подобным воззванием Исаии (Ис.40:3), которое изъяснено в Новом Завете (Мф.3:2,3). По сему соображению уготование пути Богу есть покаяние и обращение, и шествие Бога по пустыням есть то же, что приближение Царствия Божия. Посему-то чрез шествие на запады или по пустыням Евсевий разумеет воплощение, другие - смерть Иисуса Христа, иные - продолжение и распространение Церкви в мире, ее прехождение от народа к народу, от Иудеев к язычникам, от стран восточных к западным (Breviar[ium] in Psal[mos] - Comm[entarium] Tyrin[26]).
Слова во Иаге имя Его некоторые соединяют в один разум с предыдущими: шествующему по пустыням во Иаге, то есть в благолепии Своего имени. Но Семьдесят толковников и Симмах дают оным собственный полный разум:
"Тот, которого торжество украсить призывается Церковь, есть Иаг, по самому имени Бог благолепия".
"И пред сим-то Богом, - присовокупляет пророк, - в ощущении благодатного присутствия Его, взыграйте верующие и любящие, отложа попечения житейские и страх рабский".
6. Да смятутся от лица Его, Отца сирых и Судии вдовиц: Бог в месте святем Своем. 7. Бог вселяет единомысленныя в дом, изводя окованныя мужеством, такожде преогорчевающия живущия во гробех. 6. Отец сирых и судия вдовиц, Бог в жилище святыни Своея. 7. Бог вселяет одиноких в дом, изводит заключенных в оковы: между тем как Возмутители обитают в безводной.
Воззвав Церковь к торжественному славословию, Давид предначинает теперь сие славословие собственною песнею и воспевает во-первых вообще утешительные для бедствующего человечества свойства и действия Божии - провидение благое и праведное, и смотрение благодатное.
Бог есть Отец сирых: не только тех, которые судьбою лишены земных родителей, но еще, и наипаче, тех, которые сами не зовут себе отца на земли (Мф.23:9), дабы усвоить себе Отца, иже на небесех, Отца духовом. Не оставлю вас сиры (Ин.14:18), глаголет им единородный Сын Отца небесного.
Бог есть Судия вдовиц: Он дает беззащитным покров и бесчадным питателей, наипаче же вдовствующую и бесчадную Церковь обручает Себе во век, и обещает многа чада пустыя паче нежели имущия мужа (Ис.54:1-8).
Ибо таковым пророк видит его не в мире, в сем роде прелюбодейном и грешном, но в жилище святыни Своея - в Церкви и в душе верующей.
Бог вселяет одиноких в дом: тех, которые, взыскуя Его, презрели все и соделались с Давидом одиноки и нищи (Пс.24:16). Бог возводит к сожитию святых во благодати и славе (см.: Мк.10:29,30).
Бог изводит заключенных в оковы: и благим провидением избавляя невинно страждущих, и благодатным смотрением разрешая связанных сатаною грешников (Лк.13:16), и отверзая соблюдающим слово Его двери к распространению Евангелия (Апок.3:8), и от всех зол временных и вечных исхищая исповедающих пред Ним свою немощь (см.: Пс.106:10-14).
Но поелику, несмотря на толикое богатство благости и милосердия, открываемое Богом, Царство Его имеет своих возмутителей, то для сохранения сего Царства они предаются правосудию, изгоняются из дома Божия и повергаются в безводной стране - в мире, где они дотоле будут алкать и жаждать, не видя помощи ни от неба, ни от земли, доколе не обратятся к Богу, источнику воды живыя. Давид в предостережение указует Израилю на сие бедствие: Исаия предсказывает сие решительно (см.: Ис.8:21,22), и событием сколько возмущение Израиля осуждено, столько правосудие Божие оправдано.
8. Боже, внегда исходити Тебе пред людьми Твоими, внегда мимоходити Тебе в пустыне, 9. Земля потрясеся, ибо небеса кануша от лица Бога Синаина, от лица Бога Израилева. 8. Боже! когда Ты исходил пред народом Твоим; когда Ты ступал по пустыне: (Села) 9. Земля содрогалась, и небеса искапали от лица Бога, - сей Синай, от лица Бога, Бога Израилева.
В сем втором отделении славословия Давидова прославляются чудеса Божии, совершившиеся в изведении Евреев из Египта и в ниспослании закона.
Слова, изображающие сии чудеса, пренесены из песни Деворы и Барака (см.: Суд.5:4,5).
Средина сей речи пресекается в Еврейском тексте словом םלה села, которое толкователи переводят и объясняют весьма различно:
а) Семьдесят толковников: διάψαλμα. Но в книге Аввакума они же переводят εις τέλος (Авв.3:9);
б) толковники Халдейский и Сирийский: во веки;
в) Абен-Езра: ей или то же, что Аминь;
г) из новейших Раванелл: знак возвышения голоса, и вместе восклицание напряжения и внимания (Bibl[iotheca] Sacra);
д) Лютер и Каловий: музыкальный знак молчания;
е) текст славянский в молитве Аввакума: Господь.
Изображение твари, приведенной в необычайное движение явлением Божества в столпе огненном и облачном, кажется, взято с образа человека, когда он, будучи поражен какою-либо великою нечаянностию, объемлется благоговейным ужасом. Нередко в сем случае высшие части тела искапают пот, а в нижних ощущается содрогание. Так при чудесном шествии Бога пред народом Израильским земля содрогаясь открывала сушу в море и воду в камне, небо искапало манну, как пот, наипаче же Синай и трепетал и таял, когда Бог богов и природы явился как Бог Израиля.
10. Дождь волен отлучиши, Боже, достоянию Твоему и изнеможе, Ты же совершил еси е. 11. Животная Твоя живут на ней: уготовал еси благостию Твоею нищему, Боже. 10. Дождь благоизволений (щедрый) пролиешь, Боже, насладию Твоему, и удрученное Ты исправил его. 11. Животныя Твои вселятся в нем: Ты уготовишь по благости Твоей нищему, Боже.
Третье отделение славословия Давидова: Бог прославляется за дарование народу Своему земли обетованной.
"Ты даровал, - взывает к Богу пророк, - Израилю, которого избрал паче всех языков (Втор.7:6) и чрез то соделал как бы наследием Своим (Втор.9:29), такую землю, которая хотя лежит на горах и не имеет великих рек, однако, по Твоему промыслу, щедро напаяется дождем (Втор.11:11,12)".
"Сколь ни удручен был народ Израильский странствованием в пустыне, но введши его в сию землю, Ты соделал то, что вскоре он умножился, укрепился, обогатился".
"Земля его наполнена стадами, которым Ты даешь на ней пищу и которые даешь ему в пищу".
"По благости Твоей, Ты уготовал на ней и нищему потребное: ибо дал и обилие плодов, и закон оставлять бедным останки на полях и в винограде и предоставлять им весь самородный плод седмаго лета".
Евсевий под именем наследия разумеет здесь собственное наследие Сына Божия (см.: Пс.2:7,8), то есть истинную Церковь; под именем дождя вольнаго - слово Евангелия, которое противоположно рабству закона и с которым Сын Божий нисходит на землю не в ужасах Синайских, но яко тихий дождь на руно (Пс.71:6); под именем животных - души, живущие сущею в Боге жизнию, или, по словам Исаии, наслаждающиеся от животных (жизненной сущности) славы Его (Ис.66:11); под именем нищаго - человечество Иисуса Христа, который нас ради обнища богат сый, да мы нищетою Его обогатимся (2Кор.8:9).
Но как первым изъяснением открывается более порядка и союза в частях песни пророческой, то последнее кажется более приспособлением текста преобразовательным, нежели существенным его изложением.
12. Господь даст глагол благовествующим силою многою. 13. Царь сил возлюбленного, красотою дому разделити корысти. 12. Господь даст глагол. Благовестницы, как воинство великое. 13. Цари воинств побегут, побегут: и пребывающая в доме разделит добычу.
Четвертое отделение славословия Давидова: радость о дарованных от Бога Израильскому народу победах.
Речь песнопевца, стремительная и краткая, а потому и трудная к разумению, должна быть изъяснена чрез понятие благовестниц, какое дает о них история Евреев. Весьма вероятно, что сим именем означается собор жен и дев, которые, по обычаю Евреев, в торжествах победительных шествовали с пением и ликами и таким образом являлись благовестницами народной славы и веселия (см.: Исх.15:20; Суд.5:11; 11:34. 1Цар.18:6,7; Пс.67:25,26). Из сего понятия открывается в словах песнопевца следующий разум:
"Введши в землю обетованную и утвердив на ней Израиля, Господь еще от времени до времени дает новые случаи к проповеданию чудес Его".
"Брани народа Израильского столь благословенными сопровождаются успехами, победительные торжества его столь великолепны, что сонмы жен, когда они в торжественных шествиях сретают и прославляют победителей, уподобляются целым воинствам".
"Сии благовестницы поют: Цари с воинствами целых царств стремительно бегут от лица Израиля, добыча победителей столь велика, что и женам, не исходившим из домов, даются участки".
И здесь некоторые под именем благовествующих разумеют благовестников Евангелия, под именем силы - дары Святаго Духа (см.: Деян.1:18), под образом жены, разделяющей добычу брани, - Церковь, которая, пребывая заключенною в себе самой, непрестанно приобретает новые добычи от врагов своих видимых и невидимых чрез обращение грешников.
Изъяснение сие имеет достоинство церковного предания (см. чин литургии пред Евангелием[27]): впрочем, оно удобнее может быть принято как вторичное и преобразовательное, нежели как первоначальное и буквальное.
14. Аще поспите посреди предел, криле голубине посребрене, и междорамия ея в блещании злата. 15. Внегда разнствит Небесный цари на ней, оснежатся в Селмоне. 16. Гора Божия, гора тучная, гора усыренная, гора тучная. 17. Вскую непщуете горы усыренныя? Гора, юже благоволи Бог жити в ней: ибо Господь вселится до конца. 14. Если возляжете посреди конобниц: будете как криле голубя покрытаго сребром, и котораго перья в желтении злата. 15. Когда будет рассыпать Всемогущий царей в оном наследии: оснежится в Селмоне. 16. Гора Божия, гора Васан, гора Хребтов, гора Васан. 17. Почто назираете, горы, хребты? Се гора, в которой возжелал Бог обитать, Иегова будет обитать до конца.
Пятое отделение Давидова славословия. Здесь он переходит от прошедших чудес Божиих к будущим и возвещает беспримерное попечение Божие о Церкви и непрерывное в ней присутствие Божие до конца мира.
Для основательного изложения речи, наполненной свойственным песнопевцу восхищением и потому довольно загадочной, предварительно требуют особенного рассмотрения некоторые слова.
שפחום Седмьдесять толковников, конечно, принимали за одно со словом משפחים (Быт.49:14) и потому дали оному значение пределов. Но у Иезекииля слово שפח значит наставлять коноб[28] (Иез.24:3), и שפחום - два ряда камней, на которые коноб наставляется (см.: Иез.40:43).
יונה обыкновенно значит голубь. Тирин думает, что голубица есть символ Вавилонского царства, принятый в память Семирамиды, и в сем знаменовании принимает слово יונה у Иеремии (см.: Иер.25:38; 46:16; 50:16). Но по мнению других оно значит в сих местах озлобляющаго, как и у Софонии (Соф.3:1).
כצלמון Феодотион предлагает: В тени, но большая часть толковников принимают сие имя за собственное горы Селмон, лежащей среди земли обетованной, близ Сихема (Суд.9:48). Абен-Езра описывает ее белеющею от снегов и осененною деревами.
Васан есть страна, лежащая на восточной стороне Иордана, завоеванная Евреями от царя Ога (см.: Чис.21:33,35), обильная скотоводством (см.: Чис.32:5,33), почему юнцами Васанскими (Пс.21:13,14) называются сильные земли. ןבנכים Седмьдесять толковников смешивали со словом ןבינח, что значит: сыр (Иов.10:10). По мнению новейших, первое значит: Хребты.
Из различного разумения сих более или менее для целой речи важных слов произошли различные оной истолкования, коих сравнение может служить подтверждением лучшего мнения.
Толкование по примеру Евсевия и других древних:
"Если вы почиете в пределах двух заветов, Ветхого и Нового, то вы обрящете криле голубя, то есть воскрыляющие к Богу слова Святаго Духа, которые в простом буквальном значении являются покрытыми сребром (Ис.11:7), а в чистейшем сокровенном разумении открываются в желтении злата. Когда Небесный Царь разделяет оныя голубиные криле земным сопричастникам Своего Царствия, пророкам, Апостолам и ученикам, тогда и сами они являются белы, как снег на вершине горы Селмон. Сей горе уподобляется Церковь Христова. Она есть гора Божия, по присутствию Божию, гора тучная пажитями для словесных овец, гора усыренная здравыми плодами их силы и деятельности, гора тучная, как страна Васан. Почто вы помышляете обрести многие горы усыренные? Почто вы, Иудеи, желаете превознести Моисея пред Христом? Почто вы, ересеначальники, думаете создать многие церкви? Едина есть гора, в которой Бог желает обитать (Ис.2:2,3; 2Кор.6:6), и едина Глава сей горы, в которой Божество жить будет во веки (Кол.1:18)".
Толкование по предложению Тирина:
"Если вы чада победоносной ныне Церкви и возляжете некогда посреди пределов чуждых, и соделаетесь крилами голубя покрытаго сребром и желтеющаго златыми перьями, то есть будете подданными богатого и великолепного царства Семирамиды, но когда Всевышний рассыплет над сим царством царей, когда он будет судить царей вавилонских и предаст их царство царям персидским, тогда вы явитесь, как снег на мрачном Селмоне, вознесены из мрака пленения, чисты от скверн языческих, светлы радостью избавления, гора Сион паки будет горою Божиею, и прочее".
Толкование по знаменованиям слов Еврейских, наиболее доказанным, и по взаимному соображению частей песни пророческой, в которой без сомнения должен быть некоторый порядок мыслей:
"Не одно видимое благоденствие и приобретаемые победы над врагами внешними должны возбуждать Израиль к прославлению Бога, но и внешние искушения и победы над врагами невидимыми. Не одна благодарность за прошедшие чудеса, сделанные Богом для Церкви, должна быть предметом славословий, но и вера в ее будущее и всегдашнее охранение, утверждение, распространение. Если и будет время, когда вы, чада победоносного и торжествующего ныне Израиля, возляжете посреде конобниц или горнил, когда вы будете повержены в огнь искушений, хотя бедствие и печаль помрачат ваш образ и уподобят вас служителям конобов, спящим в пепле и углии, но и тогда из всех окружающих вас зол, от пленения Вавилонского, от бегства Египетского, от гонения Сирийского, излетите вы наконец в чистоте и благолепии, как криле голубя покрытаго сребром и котораго перья в желтении злата. Когда Всемогущий будет рассыпать в своем наследии царей, когда он рассыплет и отвержет царей Иудиных и Израилевых, как семя, не принесшее плода, когда рассыплет и сокрушит царей языческих, подавляющих его наследие, когда наконец сотворит в нем цари и иереи (Апок.1:6) из рыбарей и мытарей, тогда ты явишься, о Церковь, превыше земных бурь и мраков, в небесной чистоте и лепоте неприкосновенной, как снег на вершине мрачного Селмона. Ты явишься вновь горою высочайшей или собственно Божией, явишься как Селмоном по величественной высоте твоей, так и Васаном по обилию и крепости живущих в тебе, явишься сложенною из многих хребтов гор, из многих царств мира, явишься горою Васанскою, ибо пределы твои прострутся далее Иордана, так что новый Сион воздвигнется в пределах язычества".
"Итак, почто с завистию и злобою назираете сию гору Господню, вы, горы хребтов, великие и сильные державы? (см.: Иер.51:24,25). Церковь, несмотря на ее прохождение от страны в страну, есть единственная в целом мире гора, в которой возжелал Бог обитать, и Иегова, Бог Осуществователь не сущих, открывшийся на горе Хориве и Синае и грядущий воцариться на горе Сионе, будет обитать на таинственной горе Церкви Своея до конца мира, сохраняя ее, утверждая, распространяя вопреки всем враждебным усилиям, воздвигаемым на ее разрушение".
18. Колесница Божия тмами тем, тысяща гобзующих, Господь в них в Синае во святем. 19. Возшел еси на высоту, пленил еси плен, приял еси даяния в человецех, ибо непокаряющияся еже вселитися. 18. Колесниц Божиих две тмы, тысящи усугубляющих. Господь в них. Синай во святом. 19. Ты восшел на высоту; пленил плен; приял дары в человеках; и даже пленил противящихся тому, чтобы обитал в них Иаг Бог.
Шестое отделение Давидова славословия - средоточие всей песни: прославление Мессии победоносного и воцаряющегося.
Сказав, что Церковь вопреки всем усилиям зависти и злобы пребудет всегдашним и единственным блаженным селением Божества, пророк как бы ищет обитателя и владыку сего селения, и обретает его, и беседует с ним.
"Я вижу, - говорит он, - на горе Божией две, или паче многие тмы колесниц Божиих, Ангелов, служащих Ему (Дан.7:10), посылаемых за хотящих наследовании спасение [Евр.1:14], готовых поборствовать воинствующей на земле Церкви против духов злобы поднебесных".
"За ними следуют тысящи усугубляющих или составляющих второе воинство, собственное воинство Церкви земное и небесное" (Апок.19:11-12).
"Господь в них: Он сам является предводительствующим сими воинствами".
"Святилище присутствия Его столь обширно, что Синай со всеми чудесами своими является там, как часть украшений оного".
Представив, таким образом, всю Церковь единым святилищем или храмом, поставленным среди воинств Мессии, пророк обращается к нему Самому и в созерцании будущего восклицает:
"Ты уже не на Синае, ниже на Сионе: ты восшел на высоту, на небо, которое есть престол Твой" (Ис.66:1).
"Ты пленил плен и в крови завета Твоего испустил узники ада (Зах.9:11); Ты приял дары Святаго Духа для раздаяния их человекам" (Деян.2:33).
Так излагает слово לקחה (давать) Апостол (Еф.4:8; согласно с его употреблением у Евреев. См.: Быт.48:9).
"Раздаянием сих богатых даров Ты пленяешь наконец и тех, которые противились тому, чтобы обитал в них Бог благолепия".
Событие сие изображает Апостол Павел (см.: Рим.9-11).
20. Господь Бог благословен, благославен Господь день дне; поспешит нам Бог Спасений наших. 21. Бог наш Бог еже спасати, и Господня, Господня исходища смертная. 20. Благословен Господь. Со дня на день возлагает на нас новые дары. Бог Крепкий спасение наше. (Села). 21. Бог крепкий наш, Бог крепкий во Спасение: и Иегове Господу исходища смерти.
Седьмое отделение славословия Давидова - заключение предыдущего: благодарение Богу Мессии за продолжение даров Святаго Духа и за победу над смертью.
"Благословен Господь: все размышления о чудесах Божиих в Церкви должны оканчиваться, естественно, благодарением и восхищением".
"Со дня на день возлагает на нас: единожды возложил тяжкое иго закона, но со дня на день возлагает благое и легкое иго Евангелия и те дары, которые воплощенный Сын Божий приял от Отца для человеков".
"Бог крепкий спасение наше: раздаяние оных даров не имеет другого конца, как сообщение немощной твари силы Божией для достижения блаженства".
"Бог крепкий наш: для сообщения нам спасительной силы Бог усвоил Себя нам чрез воплощение".
"Бог крепкий во спасение: усугубление сей мысли и слова: спасение не только изображает непреложность спасения, но и некоторым гадательным образом указует на самое имя Спаситель - Иисус".
"Иегове Господу исходища смерти: даруемое Им спасение относится не ко временному только благоденствию, но паче к вечному животу. Он имеет ключи ада и смерти" (Апок.1:18).
22. Обаче Бог сокрушит главы врагов Своих, верх влас преходящих в согрешениях своих. 23. Рече Господь: от Васана обращу, обращу во глубинах морских. 24. Яко да омочится нога Твоя в крови, язык пес Твоих от враг от него. 22. Только Бог поперет главу врагов Своих, верх власатый простирающегося в согрешениях своих. 23. Рек Господь: от Васана возвращу, возвращу от глубин моря. 24. Да углубишь ногу Твою в крови, язык псов Твоих, от врагов, от онаго верха власатого.
Восьмое отделение Давидова славословия: суд над язычеством и победа Церкви.
Верх власатый означает или человека зверонравного, или главу многочисленного народа, как у Моисея (см.: Втор.32:42).
Васан, сильнейшее из царств языческих, противоборствовавших Евреям на пути к земле обетованной (см.: Втор.3:1-5), может в настоящем случае означать язычество в отношении к его могуществу, или, по положению своему на восточной границе земли обетованной, - восточное язычество. Морем означаются народы запада и островов, или вообще народы в отношении к их многочисленности, как в Апокалипсисе (см.: Апок.12:12; 17:15).
Кровопролитие иногда означает победу над плотью и кровью, в брани духовной приобретаемую Кровию Агнца Христа. Так изображена победа самого Иисуса Христа, приобретенная посредством Его страданий, у Исаии (см.: Ис.63:1-6).
По сим замечаниям значение слов пророческих открывается следующее:
"Хотя цель и дух владычества Мессии есть спасение человеков от смерти и пленение самих возмутителей в послушание веры, но поелику Церковь Его всегда будет иметь врагов, то и Он всегда будет иметь необходимость низлагать их, попирать и расточать".
"Особенно не пощадит Бог верх власатый - сильного земли, который, как глава власами, потрясает подвластными ему народами, который имеет время долготерпения Божия и не обращается, дабы употребить власть свою к распространению благочестия, но простирается отчасу далее в согрешениях своих, и приходит в глубину зол".
"Господь рек в Своем предопределении: хотя бы Церковь Моя подвержена была нападению и угнетению столь сильного врага, как царство Васанское, или рассеяна по всему востоку, Я избавлю ее и возвращу от Васана, хотя бы она совершенно и невозвратно казалась погрязшею в море языков и расточенною от востока до запада, Я соберу ее и возвращу от глубин моря" (см.: Ис.11:11.12).
"Воистину, Господи, - ответствует пророк на глас предопределения, - победа Твоя и Церкви Твоей над язычеством будет столь велика, столь решительна, столь уничижительна для врагов Твоих, что трудно изобразить ее с достойным ее величием. Дабы представить ее в чувственных образах, можно сказать, что при низложении врагов Твоих в подножие ног Твоих (Пс.109:1) Твоя нога будет углублена в крови их, и язык псов Твоих полижет ее, полижет особенно кровь оной главы врагов Твоих".
25. Видена быша шествия Твоя, Боже, шествия Бога моего Царя, иже во святем. 26. Предвариша князи близ поющих, посреде дев тимпанниц. 27. В церквах благословите Бога, Господа от источник Израилевых. 28. Тамо Вениамин юнейший во ужасе, князи Иудови владыки их, князи Завулони, князи Неффалимли. 25. Видели шествия Твои, Боже, шествия Бога крепкого моего, Царя моего во святом. 26. Предваряли певцы, потом бряцатели, посреде девы тимпанницы. 27. В церквах благословите Бога, Господа от источника Израилева. 28. Там Вениамин малый, обладатель их, князи Иуды, порфира их, князи Завулона, князи Неффалима.
Девятое отделение Давидова славословия. Ближайшее знаменование сей речи есть изображение шествия кивота в виде победительного торжества. Но как из предыдущих отделений песни ясно видно, что мысль пророка вперена была в будущие события царства Христова, то дабы не прервать порядка его созерцания, должно и здесь присовокупить к наружному и открытому смыслу слов гадательный и внутренний.
"За победою должно следовать победительное торжество: последует оно и за победою Мессии и Церкви".
"Те, которые имеют отверстое око веры, могут оное видеть прежде окончательного и всеобщего события в частных предначертаниях и преображениях. Они видят шествия твои, Боже, подобные тому, как ныне шествуешь, Боже крепкий, защитник народа Израильского и Царь царя его, являясь ему во святыне Твоего кивота: и помышляют о том победительном и торжественном шествии Твоем, как ты приидешь и приидет с Тобою ожидаемое Царствие Твое - царствие благодати, мира и святыни".
"В настоящем торжественном шествии предваряют сонм народа певцы, потом являются бряцатели; посреди сих двух хоров шествующих шествуют девы, биющия в тимпаны. Так некогда после победы Михаила и Ангелов его (Апок.12:7) в торжестве Христа и Церкви сперва услышится глас велий глаголющ (Апок.12:10-12), потом громоподобная песнь девственников (Апок.14:2-4), после Моисейская песнь имущих гусли Божии (Апок.15:2-4)".
"Взирайте все на сей образ, и не токмо каждый по себе, но целые церкви или соборы благословляйте Бога: благословляйте вы, происшедшие из источника Израиля (Ис.48:1; 51:1), и благословляйте Господа благоволящего произыти из источника Израиля" (см.: Рим.1:2-4).
"Здесь Вениамин малый по времени рождения и по числу своего племени (см. Суд.21:3; 1Цар.9:21), однако же обладатель Израиля в лице Саула, здесь князи Иуды, от которого целый род порфироносный ведет свое начало, здесь князи Завулона и князи Неффалима, меньших и отдаленнейших колен Израиля: убо здесь все колена Израиля. Равно и там - в пришествии Мессии - он сам явится как Порфирородный колена Иудова, большая часть первых князей таинственного царства Его произойдет из колена Завулонова и Неффалимова и един меньший по имени своего избрания - от Вениаминова (Апостол Павел[29])".
29. Заповеждь Боже, силою Твоею, укрепи Боже сие, еже соделал еси в нас. 30. От храма Твоего во Иерусалиме Тебе принесут царие дары. 31. Запрети зверем тростным: сонм юнец в юницах людских, еже затво рити искушенныя сребром: расточи языки хотяшия бранем. 32. Приидут молитвенницы от Египта: Ефиопия предварит руку свою к Богу. 29. Повелел Бог Твой укрепиться Тебе. Укрепи Боже то, что Ты соделал нам. 30. От храма Твоего по Иерусалиму, Тебе принесут цари дар. 31. Прети зверю тростника, сонму тельцов в юницах народов, посыпающему сотрения сребра. Расточи народы, которые браней желают. 32. Приидут вельможи от Египта. Ефиопия ускорит своя к Богу.
Десятое, и последнее отделение Давидова славословия: молитва за Церковь и против врагов ее.
Молитва обращена к Богу, которому Бог Его повелел укрепиться, то есть к Богочеловеку Мессии. Давид неоднократно в подобных выражениях заключает тайну воплощения (Пс.44:8; 109:1).
Предмет молитвы, по-видимому, ограничивается Церковию Иудейскою, но если она (молитва. - Сост.) должна быть следствием описанных в предыдущих частях псалма восхищений, то ее сокровенное значение должно простираться далее и обнимать всю Церковь Вселенскую.
В первой части молитвы испрашивается внутреннее утверждение Церкви.
"Поелику Бог, Отец Твой, повелел и положил в судьбах Своих, чтобы Ты, о Боже воплощенный, укрепился или паче укрепил владычество Твое, Церковь, то укрепи в нас то, что Ты соделал нам, продли чудесное сохранение Церкви Твоея, созидание в ней новыя Твоея твари, причастие Твоих заслуг и даруемые Тобою мир и радость о Духе Святе. Мы не имеем права на сии блага, но ты сохрани и доверши собственное Твое дело".
Вслед за сим молением пророк открывает предчувствие события своей молитвы, распространяющегося на всю Церковь.
"Когда ты, о Боже воплощенный, укрепишь дело Твое на земле, тогда начиная от храма, который есть место таинственного присутствия Твоего (см. Апок.21:22) по всему Иерусалиму - по всему пространству Церкви Твоея, которая есть вышний Иерусалим (Гал.4:26), не один какой-либо народ или царь, как Иудейский, но многие народы и цари принесут Тебе дар, или дань покорности и служения царству Твоему".
Во второй части молитвы испрашивается приведение Церкви в безопасность от врагов.
Зверь тростника значит или зверя, живущего в тростнике, дикого и нечистого, или зверя Египетского, поелику тростник есть произведение преимущественно Египетское (см.: Ис.19:6) и символ Египта (см.: Ис.36:6; Иез.29:6,7), или врага, вооруженного стрелою или копием из трости. Как бы то ни было, пророк сим открывает общее значение своей загадки: он говорит ясно, что дело идет о народах, браней желающих. Подробности не могли и не долженствовали быть ясны для его времени, а может быть, еще и доселе не открылись окончательным событием.
"Прети зверю тростника, то есть удержи, воспяти стремление врагов, подобно зверям (Пс.73:19; 79:14) нападающих на Твое наследие и некогда имеющих соединить все свои силы под образом двух зверей из моря и от земли (Апок.13:1-11). Прети сонму тельцов, то есть сонму сильных, которые среди народов являются как крепкие тельцы между младыми юнцами. Прети сему лукавому сонму, который, дабы показаться истинною Твоею Церковию, подобною сребровидной голубице (см.: Пс.67:14), осыпает себя сотрением[30] сребра, украшается притворною чистотою, Словом: расточи народы, которые желают браней и возмущают покой Твоего царства благодатного".
Окончив молитву, паки пророк видит ее событие и славные последствия.
"Приидут вельможи от Египта в Иерусалим: Ефиопия ускорит простерти руки свои, дабы принести дары Богу".
Событие сие предначалось пришествием в Иерусалим царицы Савской, но в большей полноте открыться долженствовало после пленения Вавилонского (см.: Пс.86:4; Ис.19:24; Соф.3:10), совершилось во время пришествия Мессии, начиная от евнуха царицы Кандакии, и может быть, еще совершится (см.: Пс.71).

III

33. Царства земная, пойте Богу, воспойте Господеви. 34. Возшедшему на Небо небесе на востоки; се, даст гласу Своему глас силы. 35. Дадите славу Богови, на Израили велелепота Его, и сила Его на облацех. 36. Дивен Бог во святых своих. Бог Израилев: Той даст силу и державу людем Своим. Благословен Бог. 33. Царства земные! Пойте Богу, бряцайте Господу. 34. Шествующему в небесах небес древних: се даст во гласе Своем глас силы. 35. Дадите силу Богу: на Израиле превознесение Его, и сила Его на облаках. 36. Страшен еси, Боже, от святилищ Твоих: Бог Израилев сей даст силу и крепость Народу. Благословен Бог.
Изобразив чудеса присутствия Божия в Церкви и ее славную судьбу, сопряженную с превознесением Мессии, и заключив пророчество молитвою, Давид прекращает собственную песнь. Он возвращается к тому, с чего начал, и, представив действительнейшие побуждения к прославлению Бога, с новою силою призывает к прославлению Его не одну Израильскую, но Вселенскую Церковь всех мест и времен, так как мысль его занята судьбою ее всеобщей.
"Не твою одну судьбу, о Израиль, я ублажаю, и потому не тебя одного приглашаю к участию в моем славословии. Царства земные! Царства даже языческие! Бог дарует и вам Господа Мессию, убо и вы пойте Богу, бряцайте Господу. Служите не ничтожным божествам, которые вы мните обретать на земле, ниже силам небесным. Но Богу, шествующему в небесах небес, обитающему превыше зримых или постигаемых тварями небес, живущему в небесах небес древних (קדם, см.: Пс.42:2), или еще без сравнения паче самых небес Ветхому деньми, ходящему в небесах небес востока (ибо קדם значит и сие) вечного, незаходимого, производимого присутствием оного несозданного Солнца".
"Се даст Он во гласе Своем глас силы. Если, то есть, возглаголет, то возглаголет гласом сильным. Вы слышите сей крепкий глагол в громах естественных, но се несравненно нуднее услышится он в седми таинственных гласах и громах судеб его (см.: Апок.10:3; Пс.23)".
"Дадите, воспишите силу Богу: и дабы самые неведущие сего Всемогущего Бога могли его узнать, се Его знамение: на Израиле вы узрите Его превознесение, ближайшие следы Его чудодейственного величия; существенная же сила Его превыше облаков".
"Страшен еси, Боже, от святилищ Твоих, каковы Синай и Сион".
"И сей самый Бог, столь чудесно являющийся Израилю, есть единый всеобщий источник силы и крепости для всех народов".
"Но можно ли изобразить сего Бога? Его можно только признавать, любить и благословлять. Благословен Бог!"
Примечания 1.  2. Сокращенные ссылки свт. Филарета на использованные им издания сегодня с трудом поддаются безусловной расшифровке. Данный текст может быть интерпретирован и так: Среди критических исследователей Св. Писания - Клариус. Клариус Исидор, +1555, автор критического издания Библии Biblia Sacrosancta. - Примеч. сост. 3. См. примеч. выше. Гротиус Гуго, +1685, историк, богослов, юрист. Ему принадлежит Annotata ad Vetus Testamentum - Комментарии к Ветхому Завету. - Примеч. сост. 4. Краткое толкование на псалмы в сочинениях блаж. Иеронима. - Евсевий Кесарийский, Толкование на псалмы. - Согласно Миню, первое из указанных сочинений принадлежит не блаж. Иерониму, а неизвестному автору. - Примеч. сост. 5. Очевидно, комментарий Тирина. Тирин Якоб, +1636, его Commentarium in Vetus et Novum Testamentum, для которого он воспользовался святоотеческими схолиями, выдержал 26 изданий. - Примеч. сост. 6. Возглас перед чтением Евангелия: Бог... да даст тебе глагол, благовествующему силою многою во исполнение Евангелия возлюбленного Сына Своего, Господа нашего Иисуса Христа. - Примеч. сост. 7. Коноб - котел. - Примеч. сост. 8. От paulus (лат.) - малый. - Примеч. сост. 9. Сотрение - то, что раздробляется, растирается. - Примеч. сост.

 

Ответ Обществу любителей духовного просвещения на избрание попечителем оного, 1863 г. [31]

 Приветствую, отцы и братия, ваш новый добровольный союз, в который собрала и соединила вас любовь к духовному просвещению, заключающая в себе любовь к Богу, к вере, к благочестию, к Православной Церкви, любовь к вашим собратиям, также сознающим нужду и питающим желание углубить и расширить свои духовные познания, но не имеющим для того средств и пособий, - наконец, вообще любовь к чадам Церкви и желание оказать духовную помощь людям, при некоторой теплоте веры нуждающимся в чистом свете истины или преследующим призрак истины и мечты благополучия, но лишенным или самих себя лишающим жизни по вере и надежды блаженства.
Не сомневаюсь, что так понимаете вы настоящий союз ваш, и в сем значении с надеждою призываю ему благословение Отца светов.
Вспомним некоторыя черты, которыми духовное просвещение, или, что то же, духовную мудрость изображает Апостольское слово: Яже свыше премудрость, первее убо чиста есть, потом же мирна, кротка, благопокорлива (Иак.3:17). Не подумаем, что это выше вашего настоящего предприятия, потому что Апостол говорит о премудрости свыше. Всякое даяние благо и всяк дар совершен свыше есть, сходяй от Отца светов (Иак.1:17). Не только совершенную Господь дает премудрость, но и в малом начатке от лица Его познание и разум (Притч.2:6). Итак, трудящиеся в пользу истинного просвещения должны иметь в виду и в соображении черты, отличающие истинную мудрость, дабы произведение труда их не оказалось обезображенным и дабы вместо истинной мудрости не явилось у них ложное мудрование.
Мудрость Христианская должна быть чиста - чиста по ее источнику, по ее побуждениям и цели. Ее чистый источник есть Бог - Его слово, заключенное в Священных Писаниях, уясненное Церковными определениями, учением и духовными опытами Богомудрых мужей. Ее чистая цель также есть Бог - Его познание во Христе, и Ему благоугождение блаженнотворное. Деятельное нужно внимание для охранения сей чистоты от нечистых влияний несмиренного разума, который сам хочет быть источником истины; который не признает своих пределов пред бесконечным и непостижимым; который, истину вечную находя старою, имея побуждением любопытство и целью тщеславие, без разбора гоняется за новым и как руководительному началу следует духу времени, хотя бы это было время предпотопное; который, ленясь потрудиться, чтобы возникнуть в истинную область духа, погружается в вещество и здесь погрязает.
Мудрость Христианская мирна. И подвизающийся для нее должен быть мирен. Он должен быть мирен в себе, не взволнован страстями. Только в тихой, а не в волнуемой воде отражается образ солнца, только в тихой, не волнуемой страстями душе может отразиться высший свет духовной истины. Мирным нужно быть любителю мудрости и в отношении к другим, не словопретися, как учит Апостол, ни на кую же потребу, на разорение слышащих (2Тим.2:14), и если нужно стать за истину против нападающих на нее, должно делать сие со спокойною твердостию, без раздражения, так, чтобы можно было потом сказать себе в совести: С ненавидящими мира бех мирен (Пс.119:6).
Мудрость Христианская кротка. О сем качестве, кажется, особенно нужно в настоящее время напомнить имеющим притязание на просвещение или на служение просвещению. Дух порицания бурно дышит в области Русской письменности. Он не щадит ни лиц, ни званий, ни учреждений, ни властей, ни законов. Для чего это? Говорят: для исправления. Но мы видим, как порицание сражается с порицанием, удвоенными и утроенными нападениями, и ни одна сторона не обещает исправиться. А что в самом деле должно произойти, если все будет обременено, и все будут обременены порицаниями? Естественно, уменьшение ко всему и ко всем уважения, доверия, надежды. Итак, созидает ли дух порицания или разрушает?
Летят с разных сторон стрелы порицания и на наше звание. Примем их бронею правды (Еф.6:14) и постараемся отвечать на справедливые порицания, по возможности, исправлением, на несправедливые - терпением.
Прискорбно, что даже внутри нашего стана явились господие стреляний (Быт.49:23), которые иногда против братий своих наляцают лук, в повременных изданиях и в книгах. Вы, братия, не допускаете и не допустите подобного. Не забудете слов премудрого: Кроткий муж сердцу врач (Притч.14:30), так как и напротив, жестокое слово не врачует, а прилагает к болезни болезнь.
Мудрость Христианская благопокорлива. Она проповедует и дарует свободу, но с тем вместе учит повиноваться всякому начальству Господа ради (1Пет.2:13). Нынешнее мудрование много разглагольствует о свободе, но нередко забывает о повиновении Господа ради и производит непокорность. Ревнители истинного просвещения должны поднимать дух народа из рабской низости духовного оцепенения к свободному раскрытию его способностей и сил, но в то же время утверждать его в повиновении законам и властям, от Бога поставленным, и охранять от своеволия, которое есть сумасшествие свободы.
Вот мысли, которые встретились мне при вашем, братия, вступлении на новое поприще деятельности, близ которого и меня поставили вы вашим избранием.
Что скажу в ответ на сие избрание? Уже не время мне обещать вам удовлетворительную в отношении к вашему обществу деятельность, и потому, может быть, справедливо было бы отказаться от вашего избрания. Однако не отказываюсь потому, что не могу по сердцу оставаться в отношении к вам чуждым. По мере сил и возможности будем пещись об общем деле и друг о друге.

 

 

Письмо о раскольничьих священниках[32]

В.П. М.А. и О.
В записке, препровожденной к В.В., изложены крайние затруднения, которые произошли бы в случае исполнения дать раскольникам священников от гражданского начальства.
Трудно представить, чтобы на оные было обращено внимание, когда не сомнительно, что и гражданские законы изменять по желанию какой-либо непокоримой партии было бы вредно и несообразно с достоинствами государственного правительства, а тем более нарушать церковные правила по желанию раскольников, что впрочем изменить некоторые законы гражданские - зависит от власти государственной. А изменить церковные законы, основанные на Слове Божием, и на правилах Святых Соборов, от нынешней церковной власти не зависит. Чтобы поколебать церковные правила, относящиеся до иерархии, значило бы поколебать и самую иерархию, и произвести в духовном здании Церкви расселину. Известно ли, что минута землетрясения может произвесть в самом (стенном) здании такую расселину, которая долго или совсем не позволит возвратить оному прежнюю совершенную целость...
Должно полагать, что не останется усмотренным такое близкое неблагоприятное последствие от предоставления раскольникам священников, независимых от духовного начальства - потрясение может быть даже до разрушения церквей единоверческих. Уже один слух о том, что мысль о гражданских для раскольников священниках пользуется сильным покровительством по влиянию многочисленных богатых, сильных раскольников, произвел то, что немалое число новых единоверцев поколебались, и даже вопреки ясным доказательствам и собственноручным подпискам против совести объявили себя неприсоединенными к единоверческой Церкви, о чем и Св. Синоду доложено. Посему, когда сии многочисленные богатые, сильные раскольники отправляют свое Богослужение в двух огромных и великолепных часовнях Рогожского кладбища, нельзя не опасаться, что немногочисленные прихожане Малой Единоверческой Никольской церкви, притесняемые и теперь, как известно Св.Синоду, подвергнутся крайнему искушению. Действиями такого перевеса раскола над единоверием не может не отозваться во всей России, чему уже опытные доказательства видите в письме Екатеринбургского единоверца. Рогожинские раскольники отправляют благодарственное Богослужение за внесение в ревизию незаконных браков, а Сибирские единоверцы страждут, а сибирские раскольники ободряются в своем упорстве.
Между тем, по здешним слухам, усиливается надежда раскольников воспользоваться снисхождением правительства свыше меры и отторгнуть себе от Церкви священников. При размышлении о угрожающих от сего последствиях, вновь с силою встает долго озабочивающий вопрос, нет ли еще средства со стороны духовного начальства оказывать споспешествование снисхождению правительства к раскольникам без нарушения церковных правил и без опасности расстройства иерархии?
Призывая в помощь Божественного Пастыреначальника, Господа нашего Иисуса Христа, и призывая молитвы Святителей Петра, Алексия, Ионы, Филиппа, решаюсь представить суждению иерархии следующие предложения.
1) Учредить в Московской Епархии Второго Викария с наименованием епископа Богородского (уезд города Богородска имеет одну Церковь с служением по чину единоверческому и наибольшее из всех уездов Московской епархии число раскольников).
2) Поручить ему особо Единоверческие Церкви Московской епархии.
3) По усмотрению надобности и по удобству можно поручить ему Единоверческие Церкви и некоторых ближайших епархий.
4) Пребывание его основать при существующей, благолепно устроенной Церкви единоверческого в Москве кладбища, при котором есть и два двухэтажные каменные здания. Здесь устроить Архиерейский Дом и вместе единоверческий монастырь по подобию Чудова.
5) Епископу Богородскому подчинить Богородское Духовное правление, чтобы оно заменяло ему консисторию для единоверческих дел.
6) Разрешить ему в виде опыта по желанию прихожан часовен рогожского богадельного дома с согласия Московского Епархиального Архиерея от одного до трех заштатных священников, честного поведения, по наставлении в чине церковного служения по старопечатным книгам допустить совершать в часовне рогожского богадельного дома Вечерню, Утреню, Часы, Молебные пения, Таинства покаяния, Крещения, Миропомазания, брака, Елеоосвящения, погребения и поминовения усопших, а также и в домах означенных прихожан.
7) Предпринятием сего поручения священник должен пред Св.Евангелием и Крестом дать епископу обещание, что он, приемля по снисхождению даемого поручения совершать служение между неприсоединенными к Православной Церкви, пребывает и пребудет в соединении с Православной Церковью неизменно, что не совершит ни над кем, а тем паче не допустит совершить над собою действия, которым бы знаменовалось отчуждение от Православной Церкви как осуждение и проклятие на нее.
8) Епископ Богородский от таковых священников требовать будет отчета в их служении и плода оного.
9) Если прихожане часовен будут благоговейно слушать Богослужение, совершаемое такими священниками, принимать от них благословение, исповедываться у них, и если по должном на исповеди испытании совести их признаны будут достаточными и получат разрешение грехов священническою молитвою и благословением, то в лице таковых отчуждение от Православной Церкви можно признать прекратившимся.
10) По довольном наблюдении священников над таковыми прихожанами, если сии будут продолжать являть усердие к Церковному Богослужению, доброе житие по заповедям Божиим и доброе расположение к данному им священнику, то можно будет удостаивать и причащения Св.Таин, на каковый конец представить их священнику совершать Литургию в одной из единоверческих церквей для приготовления Запасных Святых Даров.
11) По той мере, как таковых устроение будет утверждаться и распространяться в сих прихожанах, можно будет приступить и к рассуждению о том, чтобы одну из часовен их обратить в Церковь освящением ее на древнем Антиминсе.
12) Если Бог благословит сей опыт желаемыми плодами умиротворения и духовного благоустроения, то те же меры постепенно применять к некоторым другим значительным часовням, находящимся среди множества обывателей, чуждающихся Церкви и пользующихся с 1827 г. терпимостью. Представляю сии предположения на испытание Вашему В. - И если найдете их не неудобоисполнимыми и другими членами Св.Синода, то будет по слову Писания, спасение во мнозе совете. Повторяю, что представляю на испытание, потому что я старался открыть путь к выходу из затруднения, но достиг ли сего, решительно утверждать не смею.
Декабр.24, 1857 г.

 

Предисловие к "Книге Хвалений или Псалтири на российском языке"[33]

К христолюбивому читателю.
По приведении к окончанию переложения Священных книг Нового Завета на русский язык переложена из книг Ветхого Завета и книга Псалмов. Она избрана потому, что издревле в Православной церкви есть обыкновение издавать ее часто отдельно от прочих Священных книг, и также потому, что книга эта обращается у православных христиан в особенном употреблении молитвенном, церковном и домашнем, и, следовательно, есть ближайшая потребность сделать ее по возможности для всякого вразумительной.
Издается она не на славянском и русском наречии вместе, как изданы книги Нового Завета, но на одном русском, для того между прочим, чтобы издание могло быть совершено скорее и, будучи дешевле, тем удобнее могло притти в употребление между людьми всех состояний.
Впрочем, кто пожелает сличить русское переложение со славянским, тому не трудно будет для этого взять славянскую Библию, со дня на день в большом количестве повсюду распространяемую.
Такового не бесполезно будет здесь кратко предварить о разностях в некоторых словах, которые усмотрит он между славянским и русским переложением. Знающим Псалтирь на языке еврейском, на котором она первоначально написана, и в переводе греческом, с которого сделан перевод славянский, известно происхождение и свойство таких разностей. Но и незнающим этих языков соотечественникам нашим уже показаны эти разности в толковании на Псалтирь, изданном с дозволения Святейшего Синода в Синодальной типографии в двух частях в 1814 году.
И ныне при составлении русского переложения принимаем был в соображение не один греческий перевод Псалтири, но и подлинник еврейский. Не трудно всякому рассудить, справедливо ли поступлено, что в составлении перевода обращено было внимание на подлинник.
В тех местах, где в еврейском подлиннике встречались слова, более или менее отличные своим значением от слов греческого перевода, и где слова еврейские в сравнении с греческими представляли более ясности и более взаимного согласия в целом составе речи, переводчики, без сомнения, обязаны были с особенной точностью держаться слов еврейских. Объясним это примерами.
Псалом II в стихе 12 в славянском переводе читается: приимите наказание, а в русском: почтите Сына. Эта разность показана и в вышеупомянутом толковании на Псалтирь. О происхождении и свойстве этой разности трудно удовлетворительно изъясниться с незнающими еврейского и греческого языков, но поскольку для них-то и нужно здесь изъяснение, постараемся изъясниться, сколько можно. Из сличения в этом месте слов еврейских с греческими усматривается, что греческий перевод сделан с тех самых слов, которые и ныне читаются в еврейской Псалтири, но с утратой ясности; славянский перевод соответствует греческому; русский перевод представляет ясное значение слов еврейских; и насколько согласен он с составом целой речи, не трудно усмотреть из стихов 7 и 8, где сказано: возвещу определение Господа: Он сказал Мне: Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя. Проси у Меня, и дам народы в наследие Тебе. А Сына чтить повелевается в стихе 12. Не удивительно, что в греческом переводе этого места нет такой ясности. Перевод этот сделан прежде Рождества Христова, когда понятие о воплощении Сына Божия, конечно, не могло быть так ясно, как ныне.
Псалом XVI в стихах 13 и 14 в славянском читается: избави душу мою от нечестиваго, оружие Твое, от враг руки Твоея; Господи, от малых от земли, раздели я в животе их, и сокровенных Твоих исполнися чрево их; насытишася сынов, и оставиша останки младенцем своим. Кто не примечает, что слова эти не довольно вразумительны? Поэтому в толковании, изданном по благословению Святейшего Синода, к этому славянскому переводу присовокуплен новый, более вразумительный, перевод этого места с еврейского. По той же причине и в русском переложении, по силе еврейского текста, яснее изложено это место так: защити душу мою мечем Твоим от нечестивого, рукою Твоею, Господи, от людей сих, от людей мира, коих удел есть здешняя жизнь, которых чрево Ты наполнил из Твоего хранилища, так что и сыны их будут сыты, и остаток оставят своим детям.
Псалом XVII в стихе 21 читается в славянском переводе: и воздаст ми Господь по правде моей, и по чистоте руку моею воздаст ми. А в русском: воздал мне Господь по правде моей, и за чистоту рук моих наградил меня. Точно так переведено это место и в толковании: воздаде ми, награди мене. И каждый читатель может усмотреть из предыдущих стихов псалма, что Давид говорит здесь не о будущем, а о том, что уже совершилось.
Псалом XVIII в стихе 5 читается в славянском: в солнце положи селение Свое. А в русском: солнцу поставил Он в них (то есть в небесах) жилище. Так переведено это место с еврейского и в толковании.
Псалом XX в стихе 13 читается в славянском: положиши я хребет, в избытцех Твоих уготовиши лице их. Кто не видит и здесь, что слова эти невразумительны? По сличении с текстом еврейским, в русском переложении это место изложено так: Ты поставишь их целию, из луков Твоих пустишь стрелы в лице их. Согласно с сим переведено и в толковании: положиши их в цель; стрелы Твои напряжеши противу лица их.
Псалом XXI в стихе 3 читается в славянском: Боже мой, воззову во дни, и не услышиши, и в нощи, и не в безумие мне. Очевидно, что и здесь невразумительны слова: и не в безумие мне; и, следовательно, для лучшего уразумения их нужно было прибегнуть к еврейскому подлиннику, по силе которого и сделан следующий перевод русский: Боже мой! Я вопию днем, но Ты не внемлешь мне; и нощию, но нет мне покоя. В толковании подобно этому сказано: и несть мне молчания.
Псалом XXIX в стихе 6 читается в славянском: яко гнев в ярости Его и живот в воли Его. Невразумительность слов гнев в ярости Его подала и здесь причину вновь перевести это место с еврейского, и оно переведено в толковании так: яко мгновение ока во гневе Его. Подобно этому и ныне на русский переведено так: На мгновение гнев Его, на всю жизнь благоволение Его.
Псалом LXVII в стихе 7 читается в славянском: Бог вселяет единомысленныя в дом, изводя окованныя мужеством, такожде преогорчевающия живущия во гробех. А в русском: Бог одиноким дает семейство; узников выводит на места обильныя; а непокорные живут в знойных. Кто не видит, что и здесь русский перевод не без причины отступает в некоторых словах от славянского? Ибо славянский невразумителен. Кто не может через еврейский подлинник удостовериться в правильности русского перевода, тот найдет об этом свидетельство в часто упоминаемом толковании, изданном от Святейшего Синода.
Того же псалма стих 13 в славянском читается так: Царь сил возлюбленнаго, красотою дому разделити корысти. При всем уважении к древним переводчикам, осмеливаемся сказать, что слова эти ни мало невразумительны. Переводчики, конечно, с разумением написали их в переводе, но ныне, по принятым правилам словосочинения, нельзя открыть с убедительностью, что они здесь разумели. Очевидно, что надлежало и здесь обратиться к еврейскому подлиннику, и с него сделан следующий русский перевод, согласный и с толкованием, изданным от Святейшего Синода: Цари воинств бегут, бегут; а сидящая дома делит добычу. В толковании на первую часть этого стиха сказано: враги, хотя бы в ополчении величайших сил устремилися на церковь, однако разсыпаны будут. Во второй части описывается, как говорит тоже толкование, такое множество добычи, что не токмо воины обогатилися ею, но и самыя жены, спокойно в домах пребывающия, возьимели в ней участие.
Псалом LXXXIX стих 12 в славянском читается так: десницу Твою тако скажи ми, и окованныя сердцем в мудрости. А в русском: научи нас так счислять дни наши, чтобы нам приобресть сердце мудрое. И здесь должно повторить то же объяснение, что вместо невразумительного прежнего перевода сделан вразумительный с еврейского подлинника.
Чтобы не повторять того же многократно, оканчиваем эти выписки, предоставляя желающему продолжать такое сличение переводов и удостоверяя его однажды о всех случаях этого рода, что если где переводчики более или менее уклонялись от древнего перевода, то всегда приведены они были к этому необходимостью искать, сколько можно, ясного разумения Священной книги, и это разумение заимствовали всегда из еврейского подлинника, вникая в него со всевозможным тщанием.
Впрочем, если люди, сведущие в языках еврейском и греческом, с которых переложены Священные книги на славянский и русский, усмотрят в каких-либо местах предлагаемого здесь перевода, что эти места могут быть представлены в большей исправности и в более совершенном виде, на сей случай трудившиеся в переводе искренно и убедительно просят таковых сотрудничествовать в этом богоугодном деле сообщением своих замечаний и исправлений, которые приняты будут с благодарностью и взяты в соображение при других изданиях этого перевода.
Бог, благоволивший святому Слову Своему быть проповеданным на всех языках и наречиях, да благословит этот малый труд во славу имени Его, да покроет благодатью Своей недостатки трудившихся и сердца читающих эту Богодухновенную книгу да расположит так, чтобы они искали в ней не искусства письмен, но силы Духа Господня, дышущего через уста Пророка, и чтобы они ощутили эту силу к назиданию, утешению и спасению душ своих.

 

Рассуждение о нравственных причинах неимоверных успехов наших в войне 1812-1813 гг.

Слово произнесено архимандритом Филаретом (Дроздовым) 20 мая 1813 г. на собрании членов "Беседы любителей русского слова"
...когда мы находились среди таких событий, которые, ниспровергнув чаяния нашего врага, превзошли нашу собственную надежду и показали в нас надежду отчаянной Европы, какой сын Отечества не обязан, для себя и Отечества, восходить мыслью и сердцем к источнику сих благословенных событий, дабы всеми силами охранять оный и, если можно, распространять его благотворные излияния?
<...>Вернейшие успехи брани предуготовляются прежде брани; меч пожинает большей частью те лавры, которые посеяны миром. Казалось, никто лучше врага не знал сей опытной истины. Пред настоящей войной мы имели пять лет искреннего мира с ним, а он столько же, если не более, времени приготовления к войне с нами.
Покрываясь личиной нашего союзника, не простирал ли он тайную руку на расторжение других наших союзов? Не он ли наипаче раздувал попеременно на той или другой границе обширной империи пламя войны, которая хотя не изнуряла ее, но развлекала, хотя приобрела ей новую славу и новые области, но не дала насладиться отрадой и плодами желанного мира? Когда желание всеобщего мира убедило нас оказать холодность непреклонной морской державе, не питал ли он тогда сокровенного желания отяготить действие сей меры над нами самими? Не старался ли он устроять себе в собственных ваших пределах невидимое передовое ополчение, посылая следами сиротствующих сынов царства французского, которые бегут к нам от пожравшей их Отечество заразы - толпы извергов мятежа, которые несут свою язву с собою, и сынами севера, столь же чуждыми низости подозрения, как и слабости ухищрения, приемлются иногда в их безопасные жилища, как змея в недро? Я не буду ответствовать на сии вопросы, ибо не желаю проникать в дела тьмы, которых прозорливое правительство не желало, может быть, обнажать по великодушию или совсем не хотело примечать из презрения.
Но когда среди мира, долженствовавшего сохранить Европе остаток ее свободы, Франция разрушала престолы, поглощала города, подавляла слабых союзников, когда войска, столь нужные на юге, не оставляли севера, но еще час от часу в большем числе, подобно тучам, неслись туда же из порабощенных царств, для кого могли быть загадкой намерения властолюбивой державы? Чем огромнее были ее приготовления, тем яснее показывали, против кого напрягает она свои силы.
Что же мы делали в сие время? - О! Что мы тогда делали, то, может, не токмо врагам, но и доброжелателям нашим казалось недальновидным или недостойным сынов силы; но последствия дают нам право говорить, что то было премудро и велико. Мы свято сохранили мир, терпеливо напоминали о его законах вероломному союзнику и, наконец, весьма тихо приблизились к своим границам токмо для того, чтобы с миром идти навстречу самой брани.
Если превосходное число войска, бодрость воинов, обнадеженных сим превосходством, благовременные и обильные к войне приготовления, свобода избрать образ, время и место военных действий суть начатки военных успехов, то, взирая, с одной стороны, на целую почти Европу, прельщением и угрозами вовлеченную в предприятия одного властолюбца, с другой - на Россию, оставленную союзниками, похищенными великим вихрем или устрашенными, занятую войной с многочисленным народом и под маниями кроткого монарха, в тишине ожидающую приближения новой и опаснейшей бури,- не мог ли бы кто сказать, что Наполеон, еще не начиная войны, уже побеждает? Так, по крайней мере, думал он сам, и должно признаться, что его предсказания о завоевании России, только ныне смешные, могли казаться тогда не столько неимоверными, как то, если бы кто стал предсказывать конечное истребление бесчисленных союзных полчищ. Но непорфирородный царь, возжелавший быть еще непомазанным пророком, не провидел того, что, кроме физических и политических, государства одушевляются и действуют высшими нравственными силами, что насилие возбуждает против себя те самые силы, которые ему покоряются, что ухищрения могут быть перехитрены или разрушены нечаянностью, что правота всегда могущественнее коварства и злобы, своей твердостью и провидением. Высокоумный повелитель надменного мнимой образованностью народа не знал и, к продолжению бед Европы, не изучил и доселе сего простого языка нравственности.
Необыкновенным открытием военных действий враг довершил чертеж вероломства и, по-видимому, приобрел новый залог чаемых успехов. Он начал брань не так, как государь, который, не могши убеждением расположить другого монарха или народ к справедливым, по его мнению, пользам своей державы, торжественно возвещает ему и другим, что употребит данную ему провидением силу для достижения своей цели, он начал брань или как некий бог браней, который никому не обязан открывать своих предопределений, как некий крамольник, внезапным восстанием поспешающий предупредить казнь, который чувствует себя достойным. Сим наглым попранием народных прав он открыл себе путь безнаказанно попирать нашу землю, между тем как мы принуждены были в одно время и отражать его нападения и только еще приводить к единству движения распростертого по пространным областям войска, коего числа и в соединении не могло быть страшно для слиянных сил шестнадцати народов.
Дано кровопролитнейшее из всех известных в наши времена сражение, в котором чем более победа колебалась между превосходством сил и совершенством искусства, между дерзостью и неустрашимостью, между отчаянием и мужеством, между алчбою грабежа и любовью к Отечеству, тем торжественнее увенчана правая сторона. Но какой опять мрак после столь светлой для нас зари! Многочисленная потеря закрыта неисчислимыми остатками, победители утомлены победой, и дерзость "врага столиц" в свою чреду могла величаться, если не покорением столицы, по крайней мере вступлением в ее священные стены, обнажением ее благолепия, уловлением ее славного имени в поругание.
Если взаимно сообразить нетерпеливое стремление Наполеона в Москву и его упорное в ней медление, вопреки страстям его, то могут открыться мысли, которые имел он, войдя в сию столицу: "Теперь,- думал он,- я наступил на сердце России. Кто принудит меня обратить вспять мою ногу? Быв отнюдь не так силен, как ныне, я ступил в Вену и раздавил Германию. Москва, по крайней мере, должна вместе с собой смирить предо мною Россию".
Вообразим же, что в сию самую минуту, когда гордость и удача вдыхали утеснителю Европы столь высокомерную надежду, явилась бы истина и произнесла бы над ним свой суд: "Ты не наступил на сердце России, но, преткнувшись, оперся на грудь ее и вскоре будешь отражен и низвержен. Россия не будет унижена, но вознесется в славе, доселе невиданной. Война, расположенная по чертежу коварства и злобы, достигла своего предела: начинается брань Господня. Ты расхитил преданную в руки твои судьбой столицу и будешь стрегом (заключен.- Ред.) в ней, как уловленный хищник в темнице; а сие возбудит рабов твоей великой темницы к покушению сокрушить свои оковы. Поражаемый отовсюду, ты прибегнешь к обыкновенному твоему оружию лживого языка, но принужден будешь дать твоей империи повеление, чтобы она тебе верила, то есть признаться пред целым светом, что твоя империя тебе не верит. Ты побежишь, как тать из той земли, в которую вторгнулся, как разбойник; и в столь же краткое время, как ты пришел сюда, тебя увидят в заточении собственного твоего дома, твои татьбины* - в руках законных владетелей, твою великую армию - в плену, в снегах и в холмах могильных". Кто мог бы тогда отличить сии верные прорицания от суетных прещений? Кто узнал бы голос истины?
Но наконец истина оправдана от сынов своих, и судьба России от глубокого мрака изведена, как полдень, путями Провидения. Да возвестится истина! Да благословится Провидение!
Участь государства определяется вечным законом истины, который положен в основание их бытия, в который, по мере их утверждения на нем или уклонения от него, изрекает на них суд, приводимый потом в исполнение под всеобъемлющим судоблюстительством Провидения.
Что есть государство? Некоторый участок во всеобщем владычестве Вседержителя, отделенный по наружности, но невидимой властью сопряженный с единством всецелого. Итак, чем постояннее оно удерживает себя в союзе верховного Правителя мира соблюдением Его закона, благочестием и добродетелью, тем точнее входит во всеобщий порядок Его правления, тем несомненнее покровительствуется Им, тем обильнее приемлет от Него силы к своему сохранению и совершенствованию. Оставив Бога, оно может быть на некоторое время оставлено самому себе, по закону долготерпения, или в ожидании его исправления, или в орудие наказания для других, или до исполнения меры его беззаконий, но вскоре поражается правосудием, как возмутительная область Божией державы.
Что есть государство? Великое семейство человеков, которое, по умножении своих членов и разделении родов, не могши быть управляемо, как в начале, единым естественным отцом, признает над собой в сем качестве избранного Богом и законом государя. Итак, чем искреннее подданные предаются отеческому о них попечению государя и с сыновней доверенностью и послушанием исполняют его волю, чем естественнее государь и поставляемые им под собой правители народа, по образу его, представляют собой отцов великого и в великом меньших семейств, украшая власть благотворением, растворяя правду милосердием, простирая призрение мудрости и благости от чертогов до хижин и темниц, тем соединяющие правление с подчинением узы - неразрывнее, ревность ко благу общему - живее, деятельность - неутомимее, единодушие - неразлучнее, крепость - необоримее. Но когда члены общества связуются токмо страхом и одушевляются токмо корыстью собственной, когда глава народа, презирая его, употребляет орудием своего честолюбия и злобы, тогда есть покорные невольники, доколе есть крепкие оковы, есть служители кровопролития, доколе есть надежда добычи, а при наступлении общей опасности все связи общества ослабевают, народ без бодрости, престол без подпоры, Отечество сиротствует.
Что есть государство? Союз свободных нравственных существ, соединяющихся между собою, с пожертвованием частью своей свободы, для охранения и утверждения общими силами закона нравственности, который составляет необходимость их бытия. Законы гражданские суть не что иное, как примененные к особым случаям истолкования сего закона и ограды, поставленные против его нарушения. Итак, где священный закон нравственности непоколебимо утвержден в сердцах воспитанием, верою, здравым, неискаженным учением и уважаемыми примерами предков, там сохраняют верность к Отечеству и тогда, когда никто не стережет ее, жертвуют ему собственность и собой без побуждений воздаяния или славы, там умирают за законы тогда, как не опасаются умереть от законов, и когда могли бы сохранить жизнь их нарушением. Если же закон, живущий в сердцах, изгоняется ложным просвещением и необузданной чувственностью, нет жизни в законах писаных, повеления не имеют уважения, исполнение - доверия; своеволие идет рядом с угнетением, и оба приближают общество к падению.
Приложим сии всеобщие истины к настоящему положению Отечества, они покажут состав и меру его величия.
Верует Российское царство, что владеет Вышний царством человеческим и, неотступно держась верой и упованием всемощного сего Владыки, и от Него прияло мощь, дабы, не колеблясь, удержать на раменах своих всю тяжесть своего бедствия, когда всеми земными силами было бы боримо, или оставляемо. Когда правота и великодушие упреждены были в мерах безопасности вероломством и нарушением народных прав, благочестивейший монарх не поколебался, но поручил свое дело Богу и не усомнился в народе своем. Верный народ не поколебался, но вверил судьбу свою Богу и монарху. Продолжение и возрастание общей опасности нигде не могло быть примечено, разве при алтарях, где моления становились продолжительнее, возрастало число притекающих, отверзающиеся Господу сердца, уже не таясь собратий, изливались в слезах умиления, и где отходящие на брань принимали последнее напутствие. Когда против чрезмерного числа вражеских полчищ правительство вынуждено было поставить неискушенных в брани граждан, вера запечатлела их собственным своим знамением, утвердила своим благословением, и сии неопытные ратники подкрепили, обрадовали, удивили старых воинов. А когда неистовые скопища нечестивцев не оставили в мире и безоружную веру, когда наипаче в богатой древним благочестием столице исполняли свои руки святотатствами, оскверняли храмы живого Бога и ругались Его святыне, усердие к вере превращалось в пламенную, неутолимую ревность наказать ее хулителей и даже в ободряющую надежду, что враг Божий недолго будет счастливым врагом нашим. Наконец, с того времени, как по исполнении дней тяжкого искушения Господь сил увенчал нас оружием своего благоволения, на необозримом поприще сколь знаменитых, столь, же трудных подвигов, не тем ли наипаче высоким чувством одушевляется и укрепляется победоносное воинство, что идет под невидимым предводительством Бога отмщении?
Крепкий союз любви между подданными и государем, которого привыкли они видеть нежным отцом своим и мудрым неусыпным промыслителем, есть другой источник силы, сохранившей невредимой целость государства против напряженнейших усилий к его потрясению и сообщившей благоустройство и живость его действиям во дни нестроения. Тогда как уже враг некоторые области его занимал, а многим угрожал, оно принуждено было только еще собирать новые силы и пособия военные. Какие же необыкновенные меры потребны были для того, чтобы сие исполнено было и с невозмущенной точностью, и с неутомимой поспешностью, и с удовлетворением необъятных нужд и без опасного стеснения народа? Одно слово государя. Будучи уверен в чувствах своего народа, он пригласил его ко всеобщему восстанию против врага, и точно все восстали. Каждый поместный владелец учреждал посильное войско для слияния в общую силу, множество свободных рук оставляли весы, перо и другие мирные орудия и простирались к мечу. Свободные пожертвования на потребности брани приносимы были не только свободными щедро, но и теми свободно, которые сами могли быть представлены другими в пожертвование. Те, которых семейства были в опасности, обращались от них к общей опасности. Семейства менее, нежели обыкновенно, плакали, провожая новых ратников, забывали родство, помышляя об Отечестве. Приверженность народа к своему правительству не ослабевала и там, где затруднялись или прерывались сношения с правительством. Можно сказать, что в Москве в самое время несчастного ее превращения из столицы Российской в ужасный стан французский подданные Александра были вернее своему государю, нежели рабы Наполеона своему повелителю; ибо известно, что своевольство французского войска, еще более пагубное для него самого, нежели для опустошенной им столицы, не могло быть укрощено ни присутствием, ни повелениями, ни правосудием, ни самой жестокостью Наполеона. Между тем как граждане московские, сохраняя послушание к единому законному государю, по многократным и ласковым, и грозным требованиям, не хотели даже предстать иноплеменному властителю, решаясь страдать и умирать, но убегать с ним сообщения и оставляя его с одними телохранителями носиться по безлюдным путям вокруг Кремля, как толпы привидений, около надгробных памятников.
Простые, ни чистые и твердые правила нравственности, переданные от предков и не ослабленные иноплеменными нововведениями, поддерживали сию верность к своим обязанностям, среди опаснейших соблазнов и величайших трудностей. Когда глас законов уже почти не слышен был среди шума бранного, закон внутренний говорил сердцу россиянина столь же сильно и повелительно: "Не смущайся сомнением и неизвестностью, в клятве, которую ты дал в верности царю и Отечеству, ты найдешь ключ к мудрости, разрешающей все недоумения. Находясь целую жизнь под защитой законов и правительства, воспользуйся случаем быть хотя единожды защитой законов и правительства. Не страшись опасностей, подвизаясь за правду, лучше умереть за нее, нежели пережить ее. Искупи кровью для потомков те блага, которые кровью купили для тебя предки. Уклоняясь от смерти за честь веры и за свободу Отечества, ты умрешь преступником или рабом; умри за веру и Отечество - ты приимешь жизнь и венец не небе". Вот правила, которые русский народ не столько умеет изъяснить, сколько чувствовать, уважать, исполнять! Вот чудесное искусство быть непобедимым, собирающее войска без военачальников, претворяющее целые селения в ополчения, ополчающее на брань слабые руки жен, побеждающее победителей! Вот истинно "свободная наука" не образованного по новейшим умозрениям народа, которой он обличил западных просветителей в буйном и рабском невежестве и которую теперь с толиким успехом освобождает от рабства приемлющих его в ней наставления!
Но благочестивые, верные и добродетельные сыны России не почтут похищением славы своей и то, что она вознесется до престола Царя славы. Да будет наша слава в том, что наша вера и правда привлекли на нас око Его благости, да воспишется Ему то, что Он сотворил нами. Свет видел, что мудрость, неусыпность и мужество управляли нашим делом, но как часто над ними виден был собственный перст Божий! Не Бог ли, в руке Которого сердце царево, внушил царю в самом начале брани сие решительное, даже прорицательное чувство - "не полагать оружия, доколе ни единого врага не останется в пределах России", - чувство, которое всему народу вдохнуло столь же непоколебимую решимость? Не Бог ли, непостижимый в путях Своего Промысла, даровал Александру сие чудное провидение, что вначале пришел вождь, который понес на главе своей неизбежные неприятности, можно сказать, новой для российских воинов войны оборонительной и отступательной и тяжесть народного мнения. Потом, когда надлежало изменить лицо брани, явился другой, уготованный на спасение, прославленный многолетними подвигами, испрашиваемый желаниями народа, явился муж, который на беспокойного и недремлющего врага навел долгую дремоту, доколе не обновил крепости утружденного нашего воинства и доколе, во исполнение числа сего воинства, не ополчилась с нами вся природа? Не Господь ли сил в одном и том же пути одну рать истреблял болезнями, хладом и гладом, а другой соблюл крепость, вложил огнь и дал крылья? Благословен Бог воинств!
Ныне заблудившиеся народы, познайте пути к потерянному вами и тщетно в суетных мечтаниях искомому благоденствию! Бич Божий поражает Европу так, что его удары раздаются во всех концах Вселенной. Услышите глас наказующего и обратитесь к Нему, дабы Он был и вашим Спасителем.
Ныне благословенная Богом Россия, познай твое величие и не воздремли, сохраняя основания, на которых оно воздвигнуто!
А ты, который не токмо трудности в деле брани Господней вверяешь Господу, но Ему же кроткой благодарностью возвращаешь и дарованные тебе победы! Ты, который твердостью в правде спас твою державу и благостью в могуществе спасаешь царства других! Возвеселися его силою, и о спасении его возрадуйся! - Мы верим и чаем, что и паки, когда жребий брани прийдет пред лице Его, "помянет Он всю кротость твою" и еще "даст тебе хотение сердца твоего".<...>

 

 

Письма

Письма митрополита Филарета (Дроздова) к архиепископу Филарету (Гумелевскому)

 

Два знаменитых иерарха XIX столетия, два Филарета: митрополит Московский Филарет (Дроздов) и архиепископ Черниговский Филарет (Гумилевский) - были в тесной духовной связи друг с другом. Об этом свидетельствуют, в частности, письма московского святителя к своему подопечному: вначале иеромонаху (инспектору Московской духовной академии), потом архимандриту (ректору той же Академии), наконец собрату-архиерею. Из этого издания, вышедшего в свет в 1884 году, мы публикуем три небольших письма, чтобы хоть немного прикоснуться к тайне взаимоотношений двух выдающихся церковных архипастырей и писателей.
1
Для двух новопостригаемых у вас, отец Ректор, я послал чрез Сухаревское подворье к вам две рясы. И о сем вам сказано.
Говорил мне издатель журнала министерства (народного) просвещения, что он хочет отнестись к вам и к прот. Голубинскому, с приглашением доставить ему что-либо в его журнал.
Я бы советовал принять сие приглашение. Когда соберемся мы издавать свой журнал? Между тем недоверчиво спрашивают, что у нас думают, особенно по философии. Пусть бы что-нибудь прочитали и увидели что мы, по благости Божией, мудрствуем в целомудрии. Скажите сие о.Протоиерею. Мир всем вам.
Окт. 31. 1838

 

 

2
Преосвященнейший Владыко, Возлюбленный о Господе Брат!
С прискорбием участия узнаю из Вашего письма, что вновь приражается к Вам нечто неприятное. Но как Вы не объясняете, а другим путем я не знаю, что это такое: то ничего не могу сказать по вопросу, чего хотят от Вас.
Нет ли близ Вас лица, которое бросает на Вас свою неблагообразную тень? Помнится, я обращал Ваше внимание на такое лицо: но Вы едва употребили предосторожность.
Как бы то ни было, об оставлении службы помышлять Вам рано, и не думаю, чтобы это было нужно. Надобно стараться извести на свет правду, если ее затмевают.
Покров и защиту от Господа Вам призываю.
Вашего Высокопреосвященства покорнейший слуга Филарет М. Московский. Марта 18. 1865.

 

 

3
Преосвященнейший Владыко, Досточтимый о Господе Брат!
Благодарю за сообщение мне Вашего труда: Святые южных славян. Вы сделали новое открытие в полноте Православной Церкви.
Простите нас за требование Вашего протодиакона без пользы. Он служил в Успенском соборе первую литургию с замешательством. Чтобы ободрить его, я предложил, чтобы он взял наставление от нашего старого протодиакона, и служил сперва в непраздничный день, а потом уже в праздничный. Успеха не было, и мы его отпустили.
С истинным почтением и любовию о Господе пребываю.
Вашего Высокопреосвященства покорнейший слуга Филарет М. Московский. В Лавре, 1866. Июля 6

 

Письма к архимандриту Антонию (Медведеву)[34][35]

1(5)[36]. 30 мая 1831 г.
Опять долго не пишу Вам, о. наместник. Не гневайтесь. Еще мало собираюсь с силами.
Если Вы писали в Саров, то надобно подождать ответа. Но человека, который замечен уже немирным к начальнику, боюсь и я. Хотя причина сего иногда может быть и в начальнике, но сыны мира и с немирным начальником умеют сохранять свой мир в терпении. Скажите мне еще раз, что Вы думаете о занятии казначейского места.
Каким цветом красить перила в церкви, это решить я не умею, особенно заочно. Пусть решит вифанский архимандрит.
Если просят о взятии больного мальчика, думаю, не должно отказать, когда прежнее его пребывание в монастыре подает некоторую надежду для последующего. Пути Божии неисследимы, премудрость Божия многоразлична. Если есть надежда сколько-нибудь послужить облегчению души связанной и случай к тому не произвольно нами изыскан, а подан Провидением Божиим, не надобно отталкивать такой случай. Молитвы Преподобного Сергия да помогают Вам.

 

2(6)[37]. 5 июня 1831 г.
Преподобный о. наместник! Письмо сие доставит Вам граф Сергий Павлович Потемкин, знаемый Лавре и мне, желающий быть знаком и с Вами. По родовому свойству Потемкиных он любит между светскими занятиями и беседу монашескую. Желаю, чтобы общение Ваше было в мире и в благое.
Помышлял быть у Вас, но силы мало и посвящение викария приспело[38].
Сегодня получил Ваше письмо, менее прежнего решительное, о избрании в казначея А. - добрый и верный человек, но едва ли для сей должности

 

3(10)[39]. 30 июня 1831 г.
Отец наместник! Начальнику Археографической экспедиции[40], от которого сие получите, доставьте возможную удобность осмотреть лаврский архив и древности и для сего дайте ему помещение в самой Лавре. Если он пожелает видеть рукописи в академической библиотеке, способствуйте ему и в том. Желаю, чтобы он у Вас гостил с миром и удовольствием.
Мне хочется к Вам, но еще не знаю, можно ли будет.

 

4(11)[41]. 3 июля 1831 г.
И хочется мне к Вам, о. наместник, и не надеюсь. Однако во всяком случае не излишне предварить Вас, чтобы меньше занимались ожиданием, особенно если прииду во время церковной службы, чтобы никто не оставлял своего места в церкви.

 

5(12)[42]. 9 июля 1831 г. Перерва
Не прогневайтесь на меня, о. наместник с братиею, что я у Вас не был. Усиливался, но не мог.
Теперь надобно Вам сюда присылать кого следует к посвящению.
Новому казначею надобно занять казначейские келлии, а старого отпустите из Лавры в его монастырь, если отчет его за прошедший год проверен собором[43] и не остается требовать от него каких-либо пояснений.
Вы не сказали мне или я запамятовал, что две старухи богомолицы (говорят, из дома Колесовых) умерли у Вас от холеры.
Молитесь о петербургских. Холера там очень сильна. Однако в первых числах сего месяца, кажется, последовало облегчение. На нашем подворье больны Павел и Вениамин.
Здравие и мир Вам и братии.

 

6(15)[44]. 8 августа 1831 г.
Желаю, о. наместник, чтобы Вы хорошо праздновали в Вифании. А я был в Новоспасском.
Помышлял я быть у Вас в Успенском соборе, но и сие не состоится. После дня коронования[45] поищу времени для пути к Вам.
Благодарю, что Вы благодушно приняли слова мои. Бог да управит нас на путь правды и мира.
Потерпите еще Л., если можно терпеть без соблазна. А когда буду у Вас, напомните поговорить о нем.
Погребение в лавре двум, помнится, монахам предоставил я отнюдь не по уважению вклада, а по уважению того, что они при добром поведении несли с пользою для Лавры послушания, а священством по безграмотству не награждены, потому я и согласился оказать им благодарность, удовлетворяя их желанию местом погребения.
Вклад же монаха по смерти - дело невеликое: монаху надобно, не откладывая, отдавать излишнее Богу или бедным.

 

7(23)[46]. 2 марта 1832 г.
В одном из писем Ваших, о. наместник, именно от 10 февраля, видна какая-то забота. Если это от моего молчания, то знайте, что я молчу иногда долго по немощи и по спутанности моей делами и что молчание сие в тягость мне самому, а того вовсе нет здесь намерения, чтобы оно было в тягость Вам. Дела официальные имеют право первенства пред частною перепискою, а они у меня всегда есть - вот почему часто неисправен я в переписке. Если Вас озаботило какое-нибудь необтесанное слово мое в резолюции по делу, то знайте, что и сие бывает у меня только для того, чтобы дать выразуметь силу дела, и что, говоря такие слова, я бываю, как и в другое время, мирен с Вами. Будьте спокойны и свободны. Будем уповать на Господа, что Он всегда будет мир наш.
По слухам не надобно предаваться духу подозрения, а еще менее - осуждения, но когда слух о брате до надзирающего доходит, то не есть ли сие какое-нибудь указание Провидения? Именно указание усилить внимание и наблюдение, дабы потом лечить или болезнь порока, или болезнь подозрения, разносимую слухами.
Богомольцы в пост - правда, что не вовремя для безмолвия монахов, но вовремя для своего безмолвия. Отлучась от города и семьи, они, безмолвные, упражняются в молитве. Что же делать? Надобно друг друга тяготы носить! Мне нравится в некоторых монастырях обычай не отпирать ворот на первой неделе поста по крайней мере до первой преждеосвященной литургии. Но у нас удобно ли сему быть? Надобно сказывать богомольцам, чтобы со смирением избирали место в церкви, что и удобно, потому что тесноты в пост не бывает.
Мир Вам и братии. Молитвам Вашим и их себя поручаю.

 

8(25)[47]. 17 марта 1832 г.
Благословение мира и спасения Вам, о. наместник, и истинной братии, а претыкающимся милость исправления да приидет.
Явился ли архимандрит О.? Если не явился, то, кажется, пора уже Вам репортовать о сем. Времени от указа много. Он странствует в Москве по светским домам очень долго и может впасть в приключение, по которому и нас с Вами могут спросить: чего смотрели?
Что делать с иеродиаконом Н.? Сугубо худо, что пост оскорбляет. Не надобно ли почаще посылать его в Махру?[48] Или совсем туда?
Послушника из черниговских мещан надобно выслать. Отец архимандрит Симоновский похвалил мне его не в добрый час. Архимандрит хитрил для послушника с добрым намерением, послушник перенял хитрость, не переняв доброго намерения.
Старинные печи исправить без переборки едва ли надежно. Повреждены спайки, некоторые изразцы также повреждены. Впрочем, делайте, как знаете.
Скажу Вам новость лучше тех, о каких пишут в публичных листах. Дело об открытии мощей Святителя Митрофана, первого епископа Воронежского, получило благоприятное начало - знамения истины и благодати есть; можно надеяться, что сие совершится к славе Божией и утешению Церкви. Господу помолимся.

 

9(29)[49]. 16 июля 1832 г.
Извините меня, о. наместник, что долго не писал к Вам. Путь мой начался с трудом. Боль в ухе и в левой половине головы заставляла заботиться, чем сие кончится. Однако по закрытии окон боль сделалась легче; на подворье топленая комната помогла мне ночью, а утром - врач и лекарство. Теперь имею остатки простуды терпимые.
Вы что-то опять долго не присылали ризницы для Симбирска, и я получил от преосвященного Анатолия вторичное требование.
Преосвященный митрополит Иона, бывший экзарх Грузии, будет в Лавре в начале следующей недели. Я пригласил его остановиться в моих келлиях. Примите его со вниманием, угостите, упокойте, покажите ему, что пожелает видеть, и представьте ему святую икону от обители и настоятеля.
За мирное мое у Вас пребывание благодарю Вас и братию. Мир и благословение Божие всем Вам призываю.

 

10(31)[50]. 30 июля 1832 г.
Прискорбно, о. наместник, замечать разделение там, где должно быть единство. Но поскорбим о вещи и не оскорбимся на людей. Да сотворит Господь, да вси едино будут, как Он хощет.
Уважаю намерение, которым Вы оправдываете дело. Может быть, и я что-нибудь делал по такому намерению, но не всякое дело оправдывается намерением. Впрочем, да простится Вам человекоугодие дела, а мне самоугодие спора.
Что Вы принялись за исправление Ваших келлий прежде утверждения сметы, в том никакой беды нет. И я буду покоен, когда Вы устроитесь покойно.
Вениамина я рукоположил, и он, кажется, принял сие со вниманием.
Над Л. я задумался. Лучше бы Вам подождать ответа на письмо прежде отправления его. Вы знаете завещание: Руки не скоро возлагай[51], а это было бы слишком скоро, когда недели за три встретил я Л. под руками инвалидов. Не сержусь, не осуждаю, но боюсь. Вчера неудержимо слабый, а сегодня иеродиакон - какое тут уважение к таинствам? Какое наставление для братии? Не соблазн ли это? Не искушение ли самому, кому поблажают? Вы хотите, чтобы благодать сделала то, чего мы с Л. не начали? Не то говорит благодать: Сии убо да искушаются прежде, потом же да служат непорочни суще...[52] Вы и Л. не должны гневаться на то, что я покоряюсь сему правилу. Я бы удивился, что Вы так его мне подкинули, но думаю, не назвали ль Вы его мне пред моим отъездом? Если это и так, не надобно мимоходом подкидывать слова о таких предметах, над которыми надобно остановиться и рассуждать.
Отыскан ли плетеный покров на главу Чудотворца? Ожидаю от Вас развязки сего.
Впрочем, мир Вам и братии. Прошу молитв и о моем мире.

 

11(748)[53]. 1 апреля 1850 г.
Есть ли у Вас, отец наместник, письма Святогорца?[54] На случай посылаю. Желаю знать Ваше мнение, хорошо ли давать сей книге свободный ход. Посмотрите между прочим загнутые страницы. Найдете сказание, что нечистый дух боится креста и в то же время является в архиерейском облачении, на котором есть кресты. Найдете рассуждение начальника злых духов с подчиненным и происшествие, которое ведет к заключению, что лучше исполнить грехи делом, нежели бороться с мыслями греховными. Найдете жареных рыбок, плавающих в живоносном источнике, которых Андрей Николаевич Муравьев почитает сказкою.
Жаль Ивана, и не знаю, что с ним будет. Приходил ко мне просить позволения жить подле своей деревни в келлии или в пещере, откуда его уже выгнало гражданское начальство. Говорит, что следует наставлению Ивана Яковлевича[55], что в больнице.
Против усердия устроить ризу на образ Преподобных Сергия и Никона спорить, думаю, не надобно, тем паче что прочие иконы нижнего яруса в иконостасе в окладах.
Соглашаюсь и на устроение изображения Преподобного Сергия внутри верхней доски раки Преподобного Сергия, как предполагаете Вы и усердствующий.
Божие благословение добродеющим в церкви и Вам и братии.

 

12(777)[56]. 1 ноября 1850 г.
Мир Вам, отец наместник, и братии. Господь да сохранит Ваш внутренний мир, хотя бы нечто и волновалось вне.
Дело ризничего и В. печально. Надлежало и от ризничего ожидать более точности, нежели оказалось. Надлежало сказать Вам о вкладе, как скоро он обещан, а тем паче, когда получен. Но в больном старце откладывание, а иногда забвение вероятно. Не таким представляется дело В. Оно очень темно, если ризничий говорит правду, и нет причины думать, чтобы он при дверях смерти стал клеветать. Но, если и положить и то, что правду говорит В., и в сем случае не светло его дело. Ризничему, заклинающему якобы молчать, В., если честен, должен был отвечать: "Нет, я не дам клятвы; вклад, данный в церковь, не может сделаться Вашим потому, что вкладчик умер; не могу участвовать в грехе и Вам окажу истинное усердие и любовь тем, что не допущу Вас до греха, пойду и объявлю начальству о вкладе, не упомяну только о том, что Вы мне сие запрещали". Напротив того, В. говорит, что дал клятву прикрывать кражу ризничего. Тут можно сказать: От уст твоих сужду ти[57].
Простите меня за то, что скажу. Я не верил моему инстинкту и замечаниям о людях, охотно веря, что Вы лучше их знаете. Это говорил я Вам о Георгии, сколько помню, ранее последних происшествий. К несчастию, инстинкт мой оправдался. О В. я Вам также говорил, что вижу в нем искусственное и поддельное, а не простое, и потому он не внушает мне доверия. Посему думаю, что справедливо будет, не пускаться вдаль по дороге, в начале которой послано нам предостерегающее указание, и что надобно поискать В. другого послушания, а ризнице другого ризничего.
Сделайте опыт собрать и написать мне соображение для просьбы о лесе. Посмотрю по делу и, может быть, решусь в надежде на Преподобного Сергия ради призираемых им в обители и при обители его смиренных земли.
Мне почти насильно присылают иностранные ведомости, и грешу, что отчасти читаю, хотя время нужнее для других дел. Отовсюду пишут о двоедушии Пруссии, которая, заключив мир с Данией, тайно посылает или по крайней мере отпускает солдат в помощь бунтовщикам, воюющим с Данией, и между прочим поговаривают о введении Русских войск к Прусской границе, потому что наш Государь не одобряет двоедушия Пруссии[58]. Вероятно, до сего не дойдет, но, конечно, правительство наше озабочено. Да дарует Бог более мира, чтобы Государю Императору досужнее было слушать и наши маленькие докуки.
Приятно было прочитать, что Англичане отдают справедливость политике нашего Государя, прямодушной и умеренной, и признают, что она дает ему более веса в Европе, нежели какому другому правительству, политике того или другого правительства. Господи, спаси Царя.

 

13(783)[59]. 4 декабря 1850 г.
Мир и здравие Вам, отец наместник, а меня простуда одолевает. Четверг и пятницу провел я на Перерве тихо и спокойно, но, возвратясь оттуда, вчера с небольшою простудою был на службе, а сегодня принужден сидеть дома с больною головою.
Мир душе о. Иосифа. Он был воистину скитянин в тихости и простоте.
Мардарий, кажется, не многих лет. Не полезно ли будет ему остаться несколько в терпении в ожидании схимы? Можете сказать мне о сем опять.
Благодарение покровителю нашему, Преподобному Сергию, что хозяйство Лавры при возрастающих издержках не в скудости. По справедливости благодарю и Вас за многообразное попечение.
Евангелие отдать сомневаюсь по надписи, что дано в церковь Св. Духа в придел Предтечи. Это свидетельство о приделе, которого уже нет. Не лучше ли отдать одно из двух других? Посмотрите их и скажите мне, что будете думать. Между тем присланное возвратится к Вам.
Историю Вифании начал я читать и не имею до сих пор спора. Но, взглянув на некоторые приложения, не могу не спорить. Что, кроме смеха и пересудов, могут произвести стихи, в которых Юпитер собирает богов рассуждать о митрополите Платоне и решать, чтобы парки не перерезали у него нить жизни? Богословские положения, в которых полагается оправдание верою без упоминания о делах, и таинства называются обрядами; если цензор пропустит к напечатанию, то не только себя, но и Академию подвергнет нареканию в неправославии, и справедливо. Вифанский ректор Гедеон в простоте сердца написал о оправдании, заглянув в какую-нибудь иностранную книгу, найдя, что это похоже на сказанное в посланиях Апостола Павла, и не заботясь о том, не надобно ли разуметь сии послания согласно с посланием Апостола Иакова. Владыка[60] на Вифанские стихи и прозу смотрел как на детские упражнения, читая вскользь и не все. Что я забытое, кстати, не хочу неблаговременно напомнить миру, на то, надеюсь, он соизволяет.
Наставления о учении в Вифанской семинарии хорошо сделать известными, особенно относительно Богословия. Но в порядке ли списаны? По содержанию они должны начинаться с низших классов.
Наставления, как стоять в церкви, точно ли верно списаны во всех частях?
Диптиха откуда взята?
На сии вопросы желаю иметь ответ прежде возвращения рукописи.
Иларий достоин креста. Но есть опасение, не сочли бы в Петербурге, что уже четыре иеромонаха в Лавре награждены крестами, чего и в Невской Лавре прежде не бывало. О другом есть сомнение.
Варлаама я расположен утешить. Но не надобно ли несколько посмотреть, какие окажет успехи в Махре, и удостовериться, что не кончит в Махре, чем кончил в скиту.
Простите мне помыслы, не во всем согласные с Вашими. Мнюся бо и аз рассуждать отчасти, ибо и должен есмь.

 

14(804)[61]. 23 марта 1851 г.
Отцу наместнику радоватися и здравствовати. Такожде и братии.
За исцеление девицы слава Богу дивному во святом Своем.
Больного князя видел я ни бодрствующего, ни дремлющего. Однако супруга его довольна и тем облегчением, которое имеет в хождении за ним. Милосердный Господь да совершит, что начал.
Странно приключение крестьянской вдовы. Но может быть вопрос: чуждый ли нечистый дух представлял ей мечтание или отшедшая душа привлекаема была земною страстию? Читал я случай или слышал, что умершая мать каждую ночь приходила к оставшемуся младенцу и по видимому кормила его грудью. Днем младенец не брал молока, и чрез несколько дней, питаясь только мечтательною пищею, умер. Подлинно между сетями ходит человек, поставляемыми от врага, и сам себе вяжет сети или вражеские укрепляет своими страстями. Сокруши, Господи, сети и избави всякое создание Твое.
Икона Небесных Сил хорошо составлена. Но на что было употреблять труд доставлять ее? Оскорблявшейся иконописательнице я сказал, что Бог, приемлющий намерения, принял жертву ее, хотя исполнение намерения и не соответствовало ожиданию, а притом три написанные ею иконы действительно поступили в церковь.
Теперь же я не знаю, где найти ее, чтобы показать ей икону.
Благодарю за благословение от скитских трудов. Работа хороша.
Отцам Матфею и Харитону призываю помощь Божию. В просьбе о кладбищенском служении неодобрительно то, что она писана, кажется, рукою кладбищенского священника и приметно он настраивает просителей. Требую дело из консистории.
Мир Вам и братии.

 

15(849)[62]. 1852 г.
Мир Вам, отец наместник, и братии.
Вы спрашиваете, не согрешает ли иеромонах, без благословения отделяющий при священнослужении часть Святых Даров и уносящий в келлию для приобщения во дни неисхождения из келлии.
Почти удивляюсь, что спрашиваете. Как можно почитать правым такое дерзновение?
Спрашиваю: для чего созидается и освящается храм? Для богослужения вообще? Оно совершается и вне храма. Для таинств? И большая часть таинств могут совершаться вне храма. Только одно таинство - таинство Тела и Крови Христовы непременно требует освященного храма. Следственно, храм созидается и освящается наипаче для того, чтобы в нем было священнодействуемо и хранимо Тело и Кровь Христовы. Для сей величайшей на земле Святыни требовалось святое хранилище. Из сего следует, что только по крайней нужде Тело и Кровь Христовы могут быть выносимы из храма, а имеющий оные в простом доме или келлии без нужды оскорбляет сию святыню. Но какая необходимость живущему в монастыре или близ монастыря приобщаться не в церкви? Неужели более оказать должно уважения его келейному безмолвию, нежели сей Божественной святыне?
Не указывайте на мученические времена. Тогда была необходимость иметь близко Божественное напутствие, потому что оно могло потребоваться внезапно, без возможности прибегнуть к церкви.
Не указывайте на пустынножителей древних: отдаленность от храма давала причину иметь запасные Святые Дары. Но и, напротив, иные пустынножители многие годы проводили, не дерзая сего требовать, и только пред кончиною по особенному устроению Божию сподоблялись святого причастия.
Можете указать на совершенных затворников. В сем роде есть люди, о которых нельзя судить по общим правилам, но которым не всякий может подражать. Должно же думать что и они при внутреннем влечении и призвании свыше и на затвор, и на приобщение Святых Тайн в затворе решались не по своему только рассуждению, но по благословению духовных отцов и начальствующих.
Если монах грешит, делая без благословения малое дело, как же не тяжко грешит он, решаясь без благословения на дело великой важности и святости?
Прошу настоятельно вразумить и охранить тех, которые подали Вам причину к предложенному Вами вопросу, и остеречь от самочиния, которое противоположно послушанию и смирению и в котором скрываются своеволие и гордость.
Подвизаяйся не венчается, аще незаконно подвизатися будет[63].
Се послушание паче жертвы благи. Якоже грех есть идолопоклонение, тако непокорение (1Цар.15:22,23).
Простите. Это не я говорю, а говорят святые книги.

 

16(893)[64]. 5 ноября 1852 г.
Мир Вам, отец наместник, и братии.
Уже не одно письмо Ваше есть у меня о некоторых предметах, о которых не дал я Вам ответа, частию по неудобствам времени, частию потому, что в самых предметах есть неудобосказуемое.
Вы помышляете о уединении. Размышляя о потребностях службы и о моих обязанностях, не вижу, как мог бы я не остаться виноватым, если бы на сие согласился.
Вы указывали мне на Сергия, как на способного занять Ваше место. Что я в сем не убеждался, то могли полагать и Вы по моим прежним замечаниям, которые Вам известны. Теперь, кажется, и Вы лишились убеждения, которое прежде имели, и потому, кажется, ясно, что был бы я не прав, если бы последовал Вашему прежнему убеждению.
Теперь говорите Вы о Анатолии. Он на своем месте в скиту. Но и там случались затруднения, которые только Вашими усилиями были прекращаемы. Лавра не легче скита. Притом здесь требуется и внешнее образование. Разрешите ли Вы сии недоумения удовлетворительно?
О духовнике Филарете давно думал я сказать нечто. Для чего он усилено требует сына из Оптиной пустыни? Сын, говорят, не хочет идти иначе как разве его пошлют, а не отпустят. Я говорил о сем с Филаретом и заметил в нем по сему предмету некоторую упругость, которой прежде в нем не видал. Мне кажется, сыну быть в монастыре на хороших руках не при отце лучше, нежели при отце. При отце естественная любовь удобнее может брать верх над духовным братолюбием или так может показаться другим, что также не полезно. Разве тут есть что-нибудь особенное, что мне неизвестно?
Слава Богу, что пещерное общество не поколебалось отделением положившего ему начало.
Слава Богу и за то, что правило Преподобного Пахомия правит келлией Филарета. Но и здесь мне хочется спросить: у места ли дети? По них ли одинаковый с отцом путь?
Возвращаясь к неудобосказуемому слову, прошу Вас дать себе и мне подумать, довольствуясь между тем временным уединением, которое Вы можете иметь в ските.
Судья близ, при дверех[65], для всех, а не для тех одних, которые помышляют о сем по некоторым знамениям, и Его может мирною совестию сретить и борющийся с затруднениями в обществе, которого не умели и не смогли отпустить в уединение. Преподобный Сергий не оставит предстательствовать о Вас за Вашу любовь к нему и к его обители. Может быть, и человеколюбие Ваше к моей немощи принесет Вам некий динарий воздаяния.
Рясофорный Сергий и мне кажется, подает надежду.
Инструкция казначею написана была против прежнего неустройства, и никак не с мыслию двуначалия. Охотно соглашаюсь, чтобы в ней яснее выражено было единоначалие наместника. Дайте время пересмотреть ее.
Странны предприятия преосвященного И. Неужели дело идет к тому, чтобы архиереи сами расстраивали монастыри? Господи, прости мне сие слово. Простите и Вы меня и помолитесь о мне.

 

17(894)[66]. 6 ноября 1852 г.
Некто пришедший из Петербурга сказывал мне, как там, в кругу, близком к высокому средоточию, судят о наших недостатках. Между прочим говорят, что в скиту ночуют женщины. Когда я хотел опровергать сие, мне сказали, что это правда и в Москве известно. С 16-го на 17-е прошедшего августа по случаю праздника ночевала в скиту генеральша К. и еще одна девица. К сожалению, трудно мне не поверить сему. Итак, если Анатолий не знал сего, то это не похвально. Если знал и не сказал мне, и это не похвально. Если он не видел одного случая беспорядка, кто поручится за то, что не пропустил и десяти? Если скрыт от начальства один случай беспорядка, как оно может быть спокойно и не опасаться, не скрыто ли десяти? Знаю правило, что Христианину и монаху должно поступать искренне и правдиво, но не знаю, на чем может быть основано исключение из сего правила, будто с начальством можно поступать неискренне и неправдиво. Скажут: генеральша - почтенная старица. Это правда. Но мир к своим пересудам сего извинения не прибавляет - и соблазн есть. Сделайте милость - примите сие не в скорбь и не во гневе, но в подкрепление бдительности и осторожности.
Вдова Василия Алексеевича Мазурина с братом принесли мне 3000 рублей серебром для скита на вечное поминовение его и сродников. Я хотел послать оные к Вам, но остановился, думая, что надобно положить в сохранную казну, что может сделать здешний эконом.

 

18(916)[67]. 26 февраля 1853 г.
Благодарю, отец наместник, за рисунок Преподобного Павла.
Слава Богу, что Иоасафу и Анании лучше.
Вы предлагаете мне вопрос, на который отвечать не дело моей малой меры: есть ли ныне нужда в пророчествах, хотя и частных? И люди великой меры возьмутся ли отвечать на сие? Господь, правящий миром, ведает, нужно ли Ему и ныне сие орудие, которое Он употреблял нередко прежде. Пророк Амос (3-я глава) свидетельствует: Не сотворит Господь Бог дела, аще не открыет наказания своего к рабом своим пророком[68]. Пророк представляет как бы обычным для Господа, чтобы о всяком деле, которое Он творит, открывать рабам Своим, Пророкам. Того, чтобы Господь прекратил сей обычай, в слове Божием, сколько знаю, не видно. Пророчества особенно назначены были, чтобы указать пришествие Христово. Они исполнились во время земной жизни Христовой, но не прекратились. Мы могли бы спросить, есть ли нужда предсказывать Апостолу Павлу, что его свяжут в Иерусалиме, когда он на сие идет, хотя бы его удерживали? Однако Агав предсказал сие[69]. Скажете ли, что сие было нужно для того, чтобы к назиданию явить Апостольскую твердость и готовность на страдание за истину? Вот Вы и признали, что есть нужда в пророчестве частном. Антоний Великий не предсказал ли Афанасию Великому конец Юлиана Отступника? Феодор Освященный не предсказал ли ученикам мрак арианства в Церкви и потом обильный свет Православия? Где же сему предел? Отец Серафим не предсказал ли многое многим? Если Господь сие устрояет, то должно думать, что сие на что-нибудь надобно.
Всякому подвизающемуся о своем спасении можно и должно сказать: Несть ти потреба тайных[70] - "Не ищи знать сокровенное или будущее". Для спасения нужно веровать, исполнять заповеди, очищать сердце, а не любопытствовать. Желать знать сокровенное опасно, а желать открывать оное еще опаснее. Но все сие не препятствует тому, чтобы Провидение Божие открывало тайное и обращало сие для своих благих целей даже и при несовершенстве орудия, как можно примечать на опыте.
Рассудите сие и скажите мне лучшее. Что Вы писали, то все признаю достойным приятия.
Благодарю за вид Лавры. Вид нов, но непонятен. Чужие здания перемешиваются с Лаврою. Надобно посмотреть пристальнее на досуге.

 

19(988)[71]. 26 марта 1854 г.
Как всегда с благодарностию приемлю откровенно сказываемую правду, так благодарю Вас, отец наместник, и за откровенное слово о древнем антиминсе. Но думаю, что я обязан видеть дело иначе, нежели как Вам кажется.
Никак не хочу я поддерживать мысли, будто Церковь ныне лишена полноты благодати. Кажется, и единоверцы не должны так думать, иначе не приняли бы единоверия. Антиминс может быть древний, но для освящения храма потребна и ныне действующая благодать Божия.
Св. Синод в указе о единоверческой церкви говорит, что следует примеру Апостольскому: Иже немощным бысть яко немощен, но с тем да немощные приобрящет[72]. А в приложенных к сему указу пунктах, именно в четвертом, владыка Платон преподал согласие, да будут антиминсы, освященные при первых Патриархах или вновь освящены по старопечатным книгам. Итак, я не думаю ничего делать более, как исполнить решение владыки Платона и Св. Синода. Доколе не было сих правил, можно было рассуждать, лучше ли им быть или не быть, но, когда они облечены законностию, остается повиноваться им.
Притом по старопечатным книгам был бы нужен день для освящения антиминса и другой - для освящения церкви. При древнем антиминсе освящение совершится в один день, причем, если нужно, и положение мощей в древний антиминс и старопечатному чину не будет противно, и с новым чином согласно. Я же не знаю, как достанет у меня силы и для однодневной службы освящения, которая в старых книгах в сравнении с новыми или, лучше сказать, с истинно древними и Греческими имеет повторения и расширения. Трижды надобно обойти церковь и при сем пропеть 24 тропаря.
Если на Преображенском распоряжение не полно, трудно на сие жаловаться. И того, что делается, трудно было ожидать, и против сего есть сильные прекословия. Идут к тому, чтобы тут было просто человеколюбивое заведение.
Если скитский Михаил самочинно приобрел славу пожертвования и скромно корпию щипать отказался, что же из него будет? Надобно ли таким быть в скиту. Не надобно ли по крайней мере настоять, чтобы щипал корпию, дабы не поспел в самочинии и не представлял соблазна другим.
Тихон по летам может быть иеромонахом, но недавно в обители. Не произвести ли в иеродиакона и остановиться на некоторое время?
О храме милосердия можно поговорить по времени. Мне надобно будет дать ответ в обещании, данном при рукоположении во епископа, церквей свыше потребы не строить.
Матери Феодора принять служение при доме призрения, вероятно, было бы полезно для дома, но будет ли мирно для нее. Будут ли довольно удобны отношения между нею и княжною? Вы можете лучше сие видеть и предвидеть. Для меня это не ясно и несколько представляется сомнительным.
Мир Вам и братии. Отцу Филарету - мир и здравие.

 

20(1092)[73]. 11 марта 1856 г. Москва
Преподобный отец архимандрит Антоний!
Исполнилось двадцать пять лет Вашего служения в Свято-Троицкой Лавре в звании наместника настоятеля, в непрерывном подвиге, объемлющем большую часть обязанностей настоятеля, отвлекаемого другими обязанностями.
Знав Вас только по случайной встрече, я получил желание избрать Вас в сие служение в таких обстоятельствах, когда дело сие требовало скорости, а Вы находились вдали, в ведомстве другого начальства. Сомнение о успехе предприятия не остановило моей решимости. Я предал сие дело покровительству Преподобного Сергия в уповании, что он устроит оное, если оно Ему благоугодно. Тогда устранение предвиденных препятствий и скорое совершение дела показало, что Преподобный Сергий благословил Ваше избрание - теперь двадцатипятилетний опыт показывает, что Преподобный Сергий благословил Ваше служение.
В продолжение Вашего служения братство Лавры умножилось, чему причину с утешением полагаю в назидательном руководстве; благоустройство церковное и духовное возвысилось, а также и хозяйственное благосостояние Лавры; учреждены две больницы, начальное училище, училище иконописания, угощение странных; основан общежительный Гефсиманский скит, который по благодати Божией возрастает с благою надеждою.
Ваша награда - в Господе. Ваше утешение - в благоволении Преподобного Сергия. Изъявляя Вам искреннюю к Вам благодарность моей мерности, не думаю умножить утешение Ваше, но исполняю требование моего сердца. Молю Преподобного Сергия, да благословит Вас продолжить полезное служение Ваше в обители его и еще понести мою тяготу на моем приближающемся к своему пределу поприще.
Желаю, чтобы сие прочитано было в трапезе пред братнею Лавры, а также и в Вифании и в ските.
Надобно, чтобы сие осталось и в делах собора в подлиннике или в списке.

 

21(1093)[74]. Совершенно секретно. 18 марта 1856 г.
Отцу наместнику и братии мир.
Благодарю за иконы.
Горько слышать случившееся с мирскими в начале поста. И люди, в которых мы видели подвижников, позволяют так уничижительно побеждать себя вину. А надлежало думать, что сии остатки подвижников будут рассадником подобных.
Мне одно затруднение за другим приходит. Пишут и говорят, что в Петербурге происходит совещание о новых преимуществах римско-католического духовенства у нас, как-то: в Саратове полагают устроить семинарию сего исповедания; детей от православных в супружестве с римско-католиками, которые по нынешнему закону должны быть крещены в Православии, дозволить крестить в римском, если хотят, и прочее. Членам Св. Синода говорили о сем, они отвечали, что им сие неизвестно и потому они ничего делать не могут. Но, когда дело решится, поздно будет всякое представление. Мне говорят, чтобы я писал о сем. Но это значит выйти из своих пределов, притом я не знаю определенно и достоверно, что именно угрожает. Помолитесь Преподобному Сергию, чтобы он вразумил мое безумие, должен ли я говорить, и что, и кому, или молчать и приносить скорбь свою Посещающему Православную Церковь у нас и за границею трудным испытаниям.
Вот что еще странно. На сих днях было у меня от нашего ведомства из Петербурга с несколькими вопросами доверенное лицо, но в двукратной по нескольку часов беседе о вышеписанном ни слова не сказано.

 

72(1140). 23 января 1857 г.
Отцу наместнику и братии мир.
Давно не отвечаю Вам, отец наместник, о слове Святителя Димитрия о Божией Матери: Поклоняются Твоему безгрешному зачатию от святых родителей[75]. И теперь не надеюсь отвечать достаточно. Не знаю, что делается со мною, но я так не успеваю делать предлежащих мне дел, что начинаю думать, не указуется ли мне признать свое бессилие и совсем оставить их, может быть, даже с неприятностию очевидной неисправимости.
Слова Святителя Димитрия можно понимать о зачатии чистом от произвольного греха, ибо сие было после долгой честной жизни, в старости, не по желанию плоти, но в послушание предречению Ангела. Но не невероятно и то, что он понимал оное так, как о сем мудрствуют ныне на Западе.
Он получил первоначальное образование так, что в сем более участвовали западные наставники и западные книги. Встреченное мнение, ознаменованное благоговением к Божией Матери, могло быть принято по чувству сего же благоговения, тогда как не приходило на мысль строго исследовать оное в отношении к догмату искупления рода человеческого от первородного греха единственно Кровию воплощенного Сына Божия.
При сем вспоминаю разговор мой с пустынским архимандритом Игнатием[76]. Книгу о подражании Христу он так не одобрял, что запрещал читать. Я возразил ему, что Святитель Димитрий приводит слова сей книги, оговариваясь, что Фома Кемпийский хотя иностранный купец, но приносит добрый товар[77]. Архимандрит отвечал мне: "Мы не знаем, когда Святитель Димитрий введен был в благодатное достоинство Святаго отца и, может быть, указанное мною написал еще тогда, когда был просто благочестивым писателем или проповедником".
И св. Варсонофий Великий говорил, что Святые отцы под охранением благодати Божией писали чистую истину, однако между тем иногда, не оградив себя молитвою, писали мнения, слышанные от наставников, не строго испытанные, которые читающий без оскорбления Святых отцов может и должен отложить в сторону, не обязываясь принять оные.
Рассуждения о зачатии Божией Матери писать нужно ли и полезно ли, сомневаюсь. Кажется, у нас довольно спокойно смотрят на вопрос о сем. Не возбудить бы распрей, которых разрешение трудно предвидеть. Положим, что иной, остерегаясь, чтобы не поколебать догмат искупления, представляет рождение Божией Матери чистым только от произвольного греха, а иной, благоговея к Божией Матери, почитает оное чистым и от первородного греха, не имея того в мыслях, какое отношение сего мнения к догмату искупления. Бог с ним с обоими. Если спросят нас, мы будем говорить словами стихиры на Благовещение: Сын Божий вселился в утробу Пресвятыя Девы Духом Святым предочищенную.
Неужели святая Церковь в 1850 лет не успела еще установить своих догматов? Западная церковь, видно, так думает, когда теперь провозглашает новый догмат, не бывший прежде догматом. Православная Церковь Восточная довольствуется и спасается догматами, достаточно установленными на седьми Вселенских Соборах.
Мне кажется, благословно рассуждение некоторых французских епископов, которые говорили, что поднятый папою вопрос Церковь не решила догматически, а оставила каждому свободно рассуждать о нем без предосуждения своему православию и спасению и что по сему некоторые Святые имели утвердительное об оном мнение, а некоторые - отрицательное, и, следственно, если утвердительное мнение сделать догматом, то противоположное сему отрицательное мнение сделается ересью, и окажутся Святые с еретическим мнением. Что же с ними делать? Исключить ли из Святых, признанных уже Святыми в Церкви? Признать ли, что люди с еретическими мнениями могут быть Святыми? На что добровольно производить сию неразрешимую запутанность? То есть на что обращать мнение свободное в догмат? Так думаю я или, точнее, пишу, почти не думавши. Что Вам дано уразуметь, Вы мне скажите.

 

23(1187)[78]. 26 ноября 1857 г.
Мир о Господе отцу наместнику и братии обителей.
Благодарю, отец наместник, за человеколюбивое попечение о моей ветхости. Северное окно в алтаре моей церкви и северное окно близ облачального места уже закрыты деревянными с войлоком щитами. Но в церкви, кроме того, два окна на севере и два на запад, и эта прозрачность действует на меня неблагоприятно. В пользе трения тела жесткою шерстью по состоянию моего тела сомневаюсь, и притом самому это делать неудобно, а чужих рук при моем теле не люблю. Подумаю заставить себя.
Посылаю два билета в 50 р. и 30 р. в скит. Говорят, вкладчица давно скончалась, билеты пошли в разные монастыри и, наконец, принесли ко мне.
Возьмите моих денег 150 или 175 р. и в 1-й день декабря раздайте служителям, богадельням и нищим; что-нибудь и ученикам, если рассудите.
Посылаю описание нового дворца. В Лаврскую или в Александровскую библиотеку? Дайте на сие ответ и исполните.
Приезжающие из Петербурга сказывают, что там сильный говор об изменении положения крестьян[79]. И дважды мне сказывали, но не знаю, из какого источника почерпнули сведение, что Преподобный Сергий явился Государю Императору и дал наставление не делать сего. Господь да сохранит сердце Царево в руце Своей и да устроит благое и полезное.

 

24(1394)[80]. 15 июля 1861 г.
От Господа мир отцу наместнику и братии.
Благодарю за доставление рукописей.
Благодарю и за пиво, хотя это и стыдно. Мне приходило на мысль попросить у Вас немного, потому что оно мне казалось по вкусу и по требованию природы, но посовестился прибавлять еще прихоть ко многим моим прихотям. Теперь буду употреблять, как полученное с благословением.
Павлу Алексеевичу[81] сказал я о грабежах. Он спросил о дороге. Я отвечал, что кувшины отняты на Переславской дороге, а о грабеже женщины и крестьянина не знаю. Он требует дополнения сведений и имени помещика. Не велите ли написать, что известно, и доставить мне.
Жар здесь продолжается и утомляет меня. Дождя с приезда моего нет.
Ожидают здесь великих и высоких путешественников.
Поверзите меня пред Преподобным отцом нашим Сергием.

 

25(1438)[82]. Конфиденциально. 22 марта 1862 г.
Мир мног отцу наместнику и братии обителей.
Простите меня. Мне кажется, Вы напрасно так строго смотрите на сокращение воспоминаний в молитвах Царствующего дома и на облегчение в праздновании Царских дней.
В древних изданиях греческих в великой ектении сказано только: "О благочестивейших и Богохранимых царех наших". Не предписано даже имя царя произносить. А о царском семействе и намека нет.
В древних русских печатных изданиях литургии нет полного именного списка современного Царствующего дома. Это введено не в давнее время, когда царский род был скуден, и нужно было молиться, чтобы он не пресекся и чтобы у всех был в мыслях наследник престола.
При умножении царского рода, очевидно, неудобно всех именовать на ектениях и для каждого праздновать два дня - рождение и тезоименитство.
Апостол предписывает творить молитвы за царя[83] и указывает на царский род.
Братья, и сестры, и племянники царя не отстранены от сопразднования с Ангелами дней их, а могут быть с ними в общении, как и все православные христиане, слушая в сии дни Божественную службу с воспоминанием Ангелов их и молебное им пение.
Святая Церковь не престает воспоминать весь Царствующий дом по именам на проскомидии, на великой ектении, на Херувимской песни и в тайной молитве на освящении даров.
Записка, которую Вы читали, была представлена Государю Императору графом Александром Петровичем[84]. Что было с нею далее, не знаю, но Высочайшей резолюцией повелено дальнейшее рассуждение о сем деле в Государственном Совете прекратить, с тем чтобы прежний порядок оставался в своей силе.
И так есть милость Господня к Церкви его. О, если бы ревностнее старались приобретать сию милость.
Верьте или нет, только это правда, что доклада о деньгах мне еще не дали прочитать.
Утром обещал я написать письмо сие и только в 11 часов вечера пишу.
Вероятно, дошел до Вас слух об оскорблении святыни в одной из гимназий Петербургских. Что делалось во Франции по разрушению законного правительства, то в России при законном правительстве.
Боже, суд Твой цареви даждь![85]

 

26(1459)[86]. Лето 1862 г.
Отцу наместнику и братии мир.
Благодарю за известие о посетителе. Он очень доволен Лаврою и Вами.
Государь Император спрашивал меня о железной дороге, и, когда я сказал, что был на обновлении[87] ее с молитвою, Он прибавил: "Желаю, чтобы Вы проехали по ней". Видно, надобно исполнить царское слово.
Представление о Стряпческом подворье я утвердил тотчас по получении. Торги часто не в пользу. Надежность арендатора дороже большой цены.
Подлинно много опутано монашество мирскими узами, и не всегда поневоле. За то и хотят нас освободить от всего, и мир освободить от нас. Это говорят опять в Петербурге.
Пожары не всем подали мысли лучше прежних[88].
Не могу много писать, потому что задавлен делами. А завтра убедили ехать в Саввин для освящения храма.
Когда и как обновим Влахернский монастырь?
Прилагаемую рукопись отдайте о. ректору Академии.

 

27(1567)[89]. 10 декабря 1864 г.
Мир Господень отцу наместнику и братии обителей.
Одолели меня дела и немощи. В нужном не успеваю и потому во многом медлю.
Одно из заботливых дел было проект из единоверцев, поповщины и беспоповщины составить всестарообрядческую церковь с полною иерархиею и соборами. Во многих местах прельстились сим проектом; прельщали и Московских единоверцев, но сии по милости Божией пребыли верны и восстали со своим единоверческим проектом против раскольнического, и депутаты их были милостиво приняты Государем Императором.
Сии и подобные дела были причиною, что дело о подворье долго у меня лежало. Теперь оно посылается.
Откуда Вы взяли сведение, что я обманут лукавством и словесно согласился на проезд? Сего совсем не было, и я узнал о происшедшем поздно.
В письме от 2 декабря Вы требуете, чтобы я дело сие передал в учрежденный собор[90]. Из дела увидите, что еще прежде сие мною положено, только дело у меня оставалось по нерешимости сказать ли определеннее, на что нужно собору обратить внимание. Резолюция осталась без дополнения, чтобы собор свободнее действовал, не ограничиваемый моею мыслью.
Что еще пишете в письме 2 декабря, о том желаю остаться в печальном молчании, не скорбя ни на кого, как только на самого себя. Безмолвно повергаюся пред милосердным миротворцем, Преподобным отцом нашим Сергием.
Во всем, чем оскорбил Вас или нарушил Ваш мир, простите меня, готовящегося к исповеди, и помолитесь, да будет мне даровано чистое покаяние и исправление.
Можно ли признать справедливым сказанное в записке Морозова, что он имеет право открыть проезд?

 

28(1636)[91]. Конец 1866 г.
Выходя от всенощной и встретя Ваше письмо, я озаботился было мысленно, не случилось ли чего нечаянного. Слава Богу, нет.
Для меня не понятно, почему Вы не довольны тем, что доставили сведение полезное и охранительное. Вы сделали доброе дело. Было бы не хорошо, если бы словом Вашим воспользовались неосторожно. По милости Божией, думаю, Вы не имели причины опасаться сего.
Мне кажется, игумения сама могла бы сделать то же, что Вы, к охранению ближнего.
По милости Божией, если о мне судят неблагосклонно, я полагаю, что заслужил, и не изменяю моего благорасположения к неблагосклонному судье.
Писем я обыкновенно не берегу, а предаю их огню, кроме тех, которые нужны по какому-нибудь продолжающемуся делу или которые могут составить полезное воспоминание, никого не оскорбляющее. И те, о которых Вы заботитесь, не существуют.
Простите, что начал письмо, не осмотрев бумагу, и начал без начала. Забочусь о завтрашнем утре.
На новую икону Вы не положили венцов. Что же с ними делать? Если положить, то надобно бы прежде освящения, но с ними, кажется, неудобно посылать? Что же делать?
Искренне призываю благословение Божие и мир душе Вашей.
Обручение Государя Наследника Цесаревича мы праздновали молебно по телеграмме только в Москве. Ждем для прочих мест указа с манифестом.

 

29(1643)[92]. 4 декабря 1866 г.
Что монастыри архиереям вместо аренды давать не полезно, об этом я говаривал и тем, которые берут, и тем, которые дают.
Говорил я и о том, что викариев умножать надобно с рассмотрением, где нужно и где благонадежно. Теперь дают викария всякому епископу, который укажет монастырь, чтобы дать его в снедь викарию. Умножают викариев тогда, когда с трудом находят кандидатов для архиерейства.
Впрочем, мы не знаем всех соображений, которыми руководствуются распоряжающиеся. Господь да устрояет полезное Церкви Своей.
Если дары от милости Божией Матери и от народного благочестия так беспощадно, как сказывают, влекутся в постороннюю некую выгоду, это угрожает многими неприятными последствиями.
Народ это увидит и ограничит свою щедрость и может охладеть в своих чувствованиях, когда в чаемых богоугодных молитвенниках видеть будет служителей корысти и хищения.
Старания поддержать образованное духовенство монашеское подлинно недостает. Белое духовенство ищет власти себе, светская власть холодна к монашеству частию потому, что не понимает его, частию потому, что встречает несчастные примеры, которые обобщает.
Что же делать при видах века сего? Счастлив, кто может иметь дерзновение сказать с Апостолом: Желаю разрешитися, и со Христом быти[93]. Но и он не настоял на сием желании. Потерпи Господа, - говорит Пророк[94].
Протоиерею Д. Г. пошлите от меня 80 р.
Ко мне приходил г. Мотовилов и говорит, что имеет сообщить что-то очень нужное. Не касается ли это Дивеевского монастыря? При настоящих обстоятельствах скорее можно им повредить, нежели принести пользу. Я не мог его видеть.

 

30(1681)[95]. 12 ноября 1867 г.
Отцу наместнику и братии мир.
Портрет, как я и прежде сказал, при избытке украшений кажется мне гордым[96]. Чем бы поблагодарить фотографа?
Еще икона в храм праведного Филарета[97]. О ней возвещает прилагаемое при сем письмо. Я говорил, что икону, дошедшую от бабушки, хорошо было бы сохранить для детей - отвечают, что уже решительно обрекли ее в сей храм. Она будет к Вам доставлена.

 

Письма к игумении Сергии [98]

Предисловие

Игумения Сергия, к которой адресованы были помещаемые здесь письма митрополита Московского Филарета, была второю игумениею Спасо-Бородинского монастыря, с 1862 по 1871 год.
Первою же настоятельницею и вместе с тем основательницею этой обители была игумения Мария, (в мире Маргарита Михайловна Тучкова, урожденная Нарышкина).
История первоначального основания Спасо-Бородинского монастыря весьма трогательна и поучительна.
Спасо-Бородинский монастырь основан поистине, можно сказать, на крови православных русских воинов. Он служит многознаменательным церковным памятником кровопролитнейшей битвы, - битвы, по выражению одного писателя, исполинов, происходившей 26 августа 1812 г. на Бородинском поле, в 9-ти верстах от уездного города, Московской губернии, Можайска. В этот день, на том самом месте, где стоит нынешний Спасский монастырь, погиб в сражении один из пяти братьев Тучковых, командир Ревельского полка, храбрый генерал-майор Александр Александрович Тучков, супруг Маргариты Михайловны. Пораженная вестью об этом тяжком горе, Маргарита Михайловна поспешила, по отступлении неприятелей из Москвы, на роковое поле битвы, чтобы там, между трупами убитых, отыскать дорогое для нее тело ее супруга: но ее поиски оказались тщетными. Ей удалось только узнать место той батареи, на которой Александр Алексеевич был смертельно поражен: и она тут же положила в своих мыслях построить на этой батарее храм во имя нерукотворенного образа Спасителя[99], с тем, чтобы при нем жили шесть инвалидов и чтобы в нем совершалось поминовение по убитом ее муже. Император Александр Павлович одобрил эту благочестивую мысль и на сооружение предполагаемого храма пожаловал 10.000 руб.: но мысль эта приведена была в исполнение не ранее 1818 года. Апреля 30 дня этого года Московским архиепископом Августином дана была грамата на построение церкви, а в 1820 г. церковь была освящена во имя Нерукотворенного образа Спасова. При этой церкви благочестивая, преогорченная вдова поселилась с своим единственным сыном Николаем (род. 6 апр. 1811 г.) и свою жизнь посвятила молитвенной памяти мужа и воспитанию сына. Лишившись в 1826 г. и этого последнего сокровища своего[100], Маргарита Михайловна внесла 20.000 руб. ассигнациями в сохранную казну на имя Можайского Лужецкого монастыря с тем, чтобы за проценты с этого капитала иеромонахи помянутой обители ежедневно отправляли богослужение в построенной ею церкви. Между тем, около усадьбы Маргариты Михайловны начали строиться кельи добровольных отшельниц от мира, частью из дворянских фамилий, а частью из зажиточных купеческих семейств; к ним приютились бедные вдовы и девицы, готовые на честный труд с молитвою. Таким образом, к 1833 г. таких отшельниц и тружениц собралось до 53 душ. Тогда по просьбе Маргариты Михайловны и представлению Московского архипастыря, митрополита Филарета, святейшим синодом, с Высочайшего соизволения, разрешено из собравшихся сестер устроить общежительную пустынь, под начальством самой Маргариты Михайловны. Вслед за тем, 1 января 1838 г. по Высочайше утвержденному докладу Св. Синода, пустынь эта обращена во второклассный женский монастырь. В 1839 г. была построена и освящена небольшая зимняя церковь во имя праведного Филарета. В 1840 г. 28 июня Маргарита Михайловна пострижена была, в Сергиевой лавре, самим митрополитом в монашество, с наречением имени: Марии, а 29 числа возведена в сан игумении, основанного ею монастыря[101].
К 1851 г. собралось в монастырь до 200 сестер, и существующие церкви оказались невместительными для такого числа подвизающихся в обители и приходящих богомольцев. Поэтому игумения Мария приступила к сооружению нового, в обширных размерах, каменного храма[102]; но ей не суждено было дождаться до окончания построения оного.
При постепенном умножении числа иночествующих в обители, умножались для игумении Марии труды, заботы и огорчения, а все это, при ее преклонных летах, неблагоприятно действовало на ее, и без того не крепкое, здоровье. Наконец от денно-нощных молитвенно-аскетических подвигов, она окончательно изнемогла и 29 апреля 1852 г., на 73 г. от рождения, скончалась, указав пред смертью на преемницу себе в лице вдовой княгини Волконской, жившей около пяти уже лет в ее монастыре.
Княгиня София Васильевна Волконская происходила из рода князей Урусовых. Отец ее Василий Алексеевич Урусов в чине генерал-майора занимал должность Обер-Кригс Коммисара и жил в Ярославле. Мать Анна Ивановна - дочь бригадира Семичева. После домашнего тщательного образования и воспитания. София Васильевна на 18 году от рождения[103] вступила в брак с отставным гусарским майором, князем Александром Андреевичем Волконским. В течении двадцатилетней супружеской жизни, потерявши четверых малолетних детей и наконец лишившись в 1847 г. мужа, она увидела в этих тяжких лишениях перст Божий, указующий ей на уединенную монашескую жизнь. Похоронив в Спасо-Бородинском монастыре своего мужа, она решилась навсегда остаться здесь. Игумения Мария с радушием приняла в свою обитель благочестивую и высокообразованную княгиню вдову. А эта последняя, чрез 40 дней по смерти мужа, облекшись в монастырское послушническое одеяние, со всею ревностью предалась исполнению возлагаемых на нее монастырских послушаний. Строгость жизни, при образованном уме, скоро обратила на нее особенное внимание как настоятельницы, так и сестер обители. Когда скончалась игумения Мария, княгиня София Васильевна призвана была, по избранию сестер, занять ее место и продолжать ее труды по сооружению начатого храма и по внутреннему благоустройству обители. Хотя преосвященнейший митрополит одобрил это избрание, но не спешил делать распоряжение о пострижении княгини Софии в монашество. Не ранее как 4 октября того же 1852 г. она пострижена была в монашество с именем Сергии, и 5 числа самим митрополитом посвящена в сан игумении.
Игумения Сергия, при всех дарованиях своих и высокой образованности, не имела однако ж на первых порах своего начальствования достаточной опытности ни в хозяйственных, ни в административных делах. Поэтому мудрый и попечительный архипастырь, митрополит Филарет, и словесно, при личных с нею свиданиях, и письменно, отечески руководил ее на первых шагах ее начальственного поприща, как видим это из печатаемых нами писем.
Письма эти, в числе 22, обнимают период времени с 1852 по 1859 год. Впрочем начальствование над Спасо-Бородинским монастырем игумении Сергии продолжалось далее 1859 г. Она оставалась там до 1871 г., и в этом году 15-го марта перемещена была в Московский Вознесенский первоклассный монастырь, где и скончалась 29 октября 1884 г., на 76 г. от рождения.
Подлинные, мною издаваемые письма митрополита Филарета к игумении Сергии, получены мною в январе 1890 г. от келейницы покойной игумении, почтенной монахини Зиновии, чрез священника Вознесенского монастыря о. Александра Пшеничникова.
А. Савва [Тихомиров] [] Тверь. Авг. 4 д. 1890 г.

Письма

I.
Рабе Божией Софии[104] Божие благословение, и мир, благопоспешество в добром и полезном.
Не малы затруднения в делах Вашей обители: однако укрепляйтесь в молитве к Богу о помощи и в уповании на Его благость. Благословивший начало и существование обители поможет ее благоустроению, если будем верны, тщательны и деятельны со смирением.
Представляющиеся Вам вопросы должны быть разрешены правилами хозяйственного благоразумия. Нуждам настоятельным надобно стараться удовлетворить благовременно, и отсрочить то, что терпит отсрочку.
Общую трапезу надобно обеспечить заготовлением того, чего заготовлению теперь есть благовременность.
О строительных работах храма совещайтесь с архитектором, не прекратить ли их скорее, чтобы не умножить долгов. Да и время благоприятное уже оканчивается.
Уплату за строительные материалы и работы надобно произвести преимущественно тем, которым неудобно ждать, если нельзя удовлетворить всех.
Если недостанет для уплаты всем: доставьте мне счеты уплаченного и неуплаченного. Я поищу способа сделать Вам заем без процентов.
Хорошо ли Вы сделали, что остановили построение деревянного корпуса? Недостроенное не будет ли разрушаться, и не погибнет ли и то, что сделано? Не лучше ли достроить и покрыть, а отложить внутреннее устройство? Совещайтесь о сем с г. Быковским[105], который, как слышу, завтра к Вам отправляется.
В строении неудобно расположенном можно жить: когда дело идет не о лучшем, а о необходимом помещении.
Вы говорите, что колокольня, по словам Виллуана[106], не опасна: а Макария говорить, что по его же словам, она может простоять два года, если будет связана железом. Это не значит, чтобы она была не опасна. И стоит ли труда связывать железом, когда опять предвидятся развалины чрез два года? Совещайтесь о сем с г. Быковским прилежно.
Св. Синод пострижение Ваше разрешил. Думаю, лучше быть сему в Москве. Устроив необходимые дела в обители, приезжайте в конце нынешнего или в начале будущего месяца.
Мир всей обители.
Филарет М. Московский. Сент. 22. 1852.

 

II.
Божие благословение преподобной игумении Сергии и сестрам.
Совершив сегодня полугодовое поминовение предшественницы[107], отвечаю на письмо, вчера от Вас полученное.
Удивляюсь непонимающим, что людей не имеющих законных письменных видов нельзя держать в монастыри. Сие запрещает закон, и за нарушение сего закона в законе же предписано взыскание. Если при Вашей предшественнице допущено было нарушение сего закона: то надобно благодарить Бога, что не было это примечено и не подвергло монастырь нареканию и ответственности; но нельзя сего терпеть и продолжать беспорядок, который чем долее продолжался бы, тем тяжелее была бы ответственность. Я Вам сказывал пример, что суд наложил на причетника тяжелый денежный штраф за держание в доме без правильного письменного вида крестника, из деревни отстоящей только на пять верст от дома сего причетника. Неужели хотят ваши непонимающие, чтобы Ваш монастырь, обремененный долгами, был еще обременен штрафами за держание беспаспортных? С монастыря за нарушение закона строже взыщется, нежели с сельского причетника. Прочитайте сие непонимающим; чтобы вразумились, и не обременяли себя грехом напрасного ропота.
Напомните также, что сказано было начальством вскоре после кончины предшественницы Вашей, именно, как она устраивала монастырь вновь, и при том способами лично ей принадлежавшими, то по сим обстоятельствам имела некоторое право на снисхождение, если распоряжалась более произвольно, нежели строго законно. Теперь дело другое. Монастырь устроился, и нет обстоятельств, которые бы извиняли слабое наблюдение установленного порядка.
Но Вы благодушествуйте и не смущайтесь, если в некоторых замечаете нерассудительное неудовольствие, в котором они, если вразумятся, не могут жаловаться на начальство, которое дало законное предписание, и еще менее могут жаловаться на Вас, когда Вы по необходимости исполняете предписанное начальством.
Мир Вам и мир всем.
Филарет М. Московский. Окт. 31. 1852.
Пересматривая голоса, поданные относительно избрания настоятельницы, истребованные мною вскоре после кончины игумении Марии, я нашел, что еще тогда старшие монахини, как-то: Мелетия. Тавифа, и пр. избирали Вас. Они должны теперь споспешествовать Вам, вразумлять нерассудительных и утверждать общее спокойствие.
Возвращаю копию свидетельства Заблоцкой. Представьте ее свидетельство ко мне, скажите при том - сколько лет она живет в монастыре, одобрительно ли ведет себя, и просите разрешения. Она останется в монастыре; Вы, делая донесение, будете правы в том, что допущено Вашею предшественницею; мы будем искать способа развязать дело без неприятности.
Подобным образом можно поступить и относительно Потемкиной, о ней, думаю, найдутся сведения в Одигитриевском общежитии[108].
Макария может придти ко мне, если находит нужным.
К облегчению дела о письменных видах примите в соображение следующее:
Не надобно требовать, чтобы у всех были увольнения в монастырь. Можно довольствоваться паспортами, только непросроченными.
Есть у Вас несколько лиц духовного звания из здешней епархии. Сих не нужно удалять, а написать ко мне, чтобы им даны были свидетельства из консистории для проживания.
Есть ли есть такие же из других епархий: пусть просят таких же свидетельств от тамошних начальств.
Особенная осторожность требуется в отношении к людям податного состояния.
Особенно удивительно, если ропщут и на требование, чтобы ходили в церковь. Такие люди пусть не только грозят выходом из монастыря, но и действительно выйдут.
Разве, может быть, не хотят ли увольнения от некоторых церковных служб для успеха в некоторых нужных работах? Это можно разрешить по рассуждении.
Нехождение в трапезу не так важно, как нехождение в церковь. В сем могут быть причины извинения. В сей части восстановлять порядок можно с некоторою постепенностью.
Вы говорите: что будет, если приметесь искоренять худшее? - Но это наипаче искоренять надобно. Что было до Вас, в то без нужды не входите. Но при Вас, если бы случилось то, что хуже нехождения в трапезу, надобно пресекать сильнее, нежели нехождение в трапезу. Надобно по возможности избегать необходимости вдруг сильно действовать на многих: можно открывшемуся беспорядку в одном лице противупоставить умеренные, но твердые меры, чтобы одни исправлялись делом, а другие остерегаемы были примером.
Не изнемогайте от того, что есть трудности. Не удивительно, что на добрые предприятия сердится враг душ; из сего естественно происходят искушения. Но Бог верный исправитель благих намерений. Роптания были иногда и против преподобного Сергия: но он был великодушен и непобедим; и его терпение благословилось благословением непоколебимым. Господь да подкрепляет Вас душевно и телесно на пользу общую, в которой есть польза и вашей души.
Окт. 31 1852.

 

III.
Преподобной игумении Сергии, сестрам и обители мир.
Благодарю за молитвенное о мне воспоминание. Но с сею мыслью идти Вам в Москву излишне было бы и тогда, если бы это было не в Ваш праздник.
Если какое слово мое послужило Вам, как пишите, к утешению, и следственно можете примечать в нем доброе намерение: то Вы не с скорбью, а с беспристрастным размышлением примите от меня, если случится и такое слово, которое не совсем по мысли Вашей.
Жаль, если Ваши сестры слишком опираются на нетвердую мысль: как было прежде, так и должно быть. Если случилось, что прежде был ослаблен порядок: неужели так и должно быть? - Однако и Вам надобно принять в рассуждение, что немногие охотно выдерживают решительную вдруг перемену, хотя бы то было и от худшего к лучшему. Потому-то от ослабления порядка к точности надобно переходить с некоторою постепенностью. Пороков ненадобно терпеть, но впадших в некоторые порочные действия, если не потеряна еще надежда исправления, надобно с терпением исправлять, а к недостаточности иметь снисхождение.
Монахиня Палладия[109] сама рассказала мне о некоторых своих поступках: и когда я изъяснил ей, как они были неприличны, и как должно было ей, как старшей прежде всех показать пример уважения и послушания начальнице, она признала свою вину. Не вошла ли бы она в порядок, если бы Вы кротко сказали ей: забудем прошедшее, станем поступать, как требуют обстоятельства, по устроению Божию пришедшие; и если бы Вы с своей стороны оказали внимание к ее старшинству? Если тут кроется помысл любоначалия (хотя она также признала свою неспособность к начальствованию): любоначалие может быть побеждено смирением конечно удобнее, нежели сильным оказательством власти, которое тяжело было Палладии, - в чем она и признается.
Серафима[110] ищет места в Москве. Думаю допустить сие, чтобы освободить Вас от нее, и чтобы оказать уважение к покойной предшественнице Вашей, которой она служила.
Тавифа объявила себя больною, но не в больнице. Может быть, это приведет к распоряжению о ней, которое Вас от нее освободит.
Евграфа[111] оставить у Вас просят родственники покойной, представляя, что у него сильна мысль, чтобы умереть при ее гробе. Так или нет, но я думаю, что в состоянии душевного и телесного здоровья, в котором он находится, если поступить с ним круто, это может на него подействовать так неблагоприятно, что надобно будет раскаяться. Между тем Кирилл Михайлович[112], чтобы Евграф и Деворра[113], за которых ходатайствует, не были Вам в тягость в хозяйственном отношении, предлагает 150 р[ублей] с[еребром] в год на их содержание. Советовал бы я Вам понести сие бремя. Деворру, чтобы лучше удержать от беспорядка, можно взять в монастырь. Беспорядки Евграфа можно ограничить надзором; и если он и найдется не в порядке, сие не касается до монастыря.
Скажу Вам вообще: что найдете Вы возможным сделать в уважение к памяти основательницы обители Вашей, то все не будет потеряно, но принесет Вам благословение от Бога и от людей. Сие должно увеличить и доброе к Вам расположение сестер, которые любили ее.
Оброки крестьянам, говорят, и за 1852 г. покойная простила. Если это правда: то трудно сие поправить. А если не правда: то донесите мне о неисполнении ими своей обязанности. Я войду в надлежащие сношения.
О перемене леса на другую землю дела теперь завести нельзя.
Правил Вашего общежития[114] сделайте список и доставьте мне. Юрьевский устав[115] не во всех частях применим к Вашей обители. Если хотите: заметьте в нем правила, которые Вам кажутся нужными, чтобы я мог судить, что сделать из прежних правил и из предполагаемого Вами дополнения. Для сего посылаю экземпляр Юрьевского устава.
Опись монастыря не имел я времени смотреть. Сим спешить не очень нужно.
Поговорив с монахинею Макариею более прежнего, замечаю, что она может быть Вам полезна. Но она со слезами говорит, что располагала себя к уединенной жизни, и только по особенному случаю пришла в Ваш монастырь. На сие надобно обратить внимание. Не приятно одною властью заковать человека в должность, как в оковы, и видеть его действующим с ранами от сих оков. И не принесет всей желаемой пользы такая служба. И не прочна она будет: ибо если Макария ушла и будет проситься из Вашего монастыря, в котором не пострижена, и в который пришла по особенному случаю: трудно будет достаточно убедиться, что это противно послушанию. Что же надобно делать? - Одно уже делается: она представляется к пострижению. Но сего недовольно. Надобно стараться, чтобы она не по неволе только, но и по некоторому убеждению приняла должность. Для сего, думаю, полезнее будет, чтобы Вы обращались с нею не во всем, как с подчиненною, а часто особенно наедине, как с сестрою, и чтобы не всегда только приказывали, но и советовались с нею. Умна пословица: ум хорошо, а два лучше. И слово Божие говорит: спасение во мнозе совете. Надеюсь, что Макария не злоупотребит сего доверия, но из сего может произойти та польза, что когда она будет действовать не по приказу только, но и по собственному убеждению о необходимости действования, мысль и совесть ее будут покойнее, и она удобнее примирится с настоящим своим положением, и не будет рваться в уединение. Так я думаю. Бог да поможет Вам верно усмотреть полезное, и верными путями достигнуть оного.
Филарет. М. Московский. Дек. 10. 1852.

 

IV.
Преподобной игумении Сергии с сестрами Божие благословение и мир.
Благодарю за добрые желания на праздник и на новое лето. Да дарует Бог Вам новое лето такое, в которое было бы менее прежнего трудностей и более исходов благих.
На письмо Ваше от 15 декабря желал я отвечать скоро, видя, что Вы не покойны: но недосуги и нездоровье заставили умедлить. Теперь пишу, имея больные глаза: потому что нельзя уже долее откладывать.
Прежде скажем, что нужно, на ваше письмо.
Напрасно Вы принимаете в духе подозрения то, что говорится просто. Это значит самому себе сеять семя беспокойства.
Вы удивляетесь и скорбите о том, что я писал о Палладии и Макарии. Не вижу причины ни удивляться, ни скорбеть.
Палладия сама рассказывала мне, как неприлично она поступила, и прибавила, что лучше бы поступила, если бы Вы были снисходительнее. Я обличил Палладию: а Вам сказал, что может быть, действительно, если бы Вы обошлись с бывшею начальницею с большим вниманием, она не наделала бы глупостей. Что тут удивительного? О чем тут скорбеть?
Макария со слезами говорила мне, что она не располагала себя к молве общественной должности, а желает уединения. Посоветовав ей быть в послушании, я показал Вам, что надобно особенным образом устроить обхождение с нею, чтобы она удобнее победила свое нерасположение к общественной должности, и чтобы из сего происходили мир и польза? Чему тут удивляться? О чем скорбеть?
Когда Вы не расположены были оставить при монастыре Евграфа, и некоторых других: я предложил Вам понести сие бремя с предлагаемым пособием, и прибавил, что сделанное Вами в уважение памяти покойной предшественницы Вашей будет Вам в благословение. Не естественно ли было употребить сию мысль, чтобы подкрепить терпение Ваше в несении бремени Вам неприятного? Чему же тут дивиться? О чем скорбеть? К чему подозревать, будто Вам приписывают неуважение к памяти покойной. Скажу Вам теперь, что мнение некоторых о недовольном уважении Вашем к памяти покойной посторонним путем дошло до меня еще тогда, как Вы в первый раз были в Москве. Но я так невероятным почитал сие, что даже не хотел оскорбить Вас вопросом о сем, и мое действование показало, что я нерасположен внимать клевете и увлекаться подозрениями.
Касательно ранней литургии я Вам не противоречил: но потом, по подобному случаю встретив ропот клиросных в другом монастыре, я подумал, не случилось бы подобного и у Вас. От сего остеречься тем более нужно было, что у Вас уже есть ропщущие, когда Вы восстановляете порядок, прежде ослабленный. Посему формальное представление Ваше о ранней литургии я оставил без действия, оставя сие дело на соглашении Вашем с Лужецким Архимандритом[116], чтобы оно по удобности могло продолжаться, а в случае затруднения могло прекратиться без нового представления.
Теперь о вновь открывшемся случае.
Макария на прошедших днях приходила ко мне два или три раза, но не могла меня видеть по моей болезни. Сегодня подала она прошение о увольнении к родственникам, без подписи Вашего согласия, и это тогда, как сделано представление Св. Синоду о ее пострижении. Как это понять? Если Макария так непостоянна и непокорна: для чего вы одобряли ее мне в высокой степени, и представили к пострижению? Если же Вы справедливо одобряли: от чего такой внезапный взрыв своеволия? Как после сего начальство будет доверять Вашим одобрениям? Желаю избежать неприятности требовать от Вас по сему объяснения чрез Консисторию. Напишите мне приватно, что это значит, и что Вы думаете. Мне же, по моим о ней замечаниям, думается, что хорошо бы сберечь ее для Вашей обители. С нею я не мог говорить, кроме немногих слов при подаче прошения, и не хотел. Желаю, чтобы Вы объяснили мне нечаянность, и сказали, что находите справедливым и полезным.
Филарет М. Московский. Дек. 30. 1852.

 

V.
Преподобной игумении Сергии с сестрами Божие благословение и мир.
Забытое прежде скажу теперь.
Вы справедливо заметили, что монахине неприлично зажигать светильник на святом престоле. Монахиня может пользоваться правами диакониссы, входить в предъалтарие к жертвеннику, и в другое предъалтарие[117]: но к престолу прикасаться могут только священнослужители. Прекратите нарушение порядка.
Неожиданна и непонятна открывшаяся перемена расположений Макарии, и отношений между Вами и ею. В описанных Вами поступках ее такая противоположность, что для объяснения сего невольно приходить на мысль, нет ли преувеличения в том, что Вы знаете чрез других. Это случается даже без намерения, когда возникает дух недоверия и подозрения. Что нужно сказать Макарии, я сказал, и еще скажу, если увижу ее. Но не могу не сказать и Вам, что в Ваших словах к ней много власти и суда, и недовольно снисхождения и милости. Огонь не погашается огнем, а водою.
Вы говорите: "враг сильно овладел ею". Это слишком тяжкий суд на ближнего. Если бы Вы в ее поступках старались видеть более недоразумения и ошибки и некоторые действия страсти, а притом не без забот думали бы о том, не допущено ли было ошибки и с Вашей стороны: Вашим смирением и миром удобнее могли бы Вы привести и ее в смирение и мир. Не в сем духе сказаны последние слова Ваши: "вы слишком дерзновенно" и пр. Апостол дает нам наставление и пример обращаться с братиею не подобно властелинам, а подобно кормилице, имеющей на руках младенца. Если он и упрямо раскричится: его не бранью и угрозами, но ласкою и кротостью приводят в покой. Не подумайте, что пишу сие в неудовольствии на Вас. Желаю только показать Вам образ действования, который, по моему мнению, или, лучше, по учению отцов, более надежен.
Возвратить к Вам теперь Макарию мне кажется сомнительно и ненадежно в отношении к миру. Посему изъявив неодобрение за принесение просьбы без благословения настоятельницы, я увольняю ее на два месяца. Молитесь, чтобы Бог дал ей лучшие расположения, и чтобы Вам даровал искусство сохранять Ваш и общий мир.
Филарет М. Московский. Генв. 14. 1853.
Если по донесению, в котором Вы говорите, что Тавифа не может оставаться в монастыре, то это может произвести неприятное для Вас впечатление в ней и, может быть, и в других. Итак рассудите вновь, может ли она быть оставлена, и если не может, то возвратите мне сие донесение, а если найдете возможным оказать ей снисхождение и оставить ее, то в сем смысле и донесение напишите.
Генв. 21. 1853.

 

VI.
Божие благословение преподобной игумении Сергии и сподвизающимся.
О долговых бумагах Дмитрия Благонравова[118] справлялся частно в присутственном месте, и узнал, что тех, о которых пишете, в деле нет, и они в присутственное место не поступали, а есть долговые бумаги Г. Колесовой[119], представленные Вашему монастырю. Он узнал, что долгов на 300,000 р[ублей] с[еребром]; что кредиторами первого разряда достанется копейки по две на рубль, а кредиторам второго разряда, к которым причислена Колесова, ничего. Посему и деньги употребленные Вами на гербовую бумагу, кажется, надобно почитать потерянными невозвратно.
Возвращаю Вам бумаги, потому что по ним нет основания действовать. И не думаю, чтобы можно было что-нибудь посему делать, не имея причины сомневаться в полученных сведениях. Если бы предшественница Ваша начала дело ранее: то может быть успела бы возложить свой иск на имение должника, прежде нежели оно переведено в другие руки.
Писал я к Вам о Тавифе и ожидаю Вашего ответа.
Филарет М. Московский. Генв. 28. 1853.

 

VII.
Божие благословение преподобной игумении Сергии и сестрам.
Думал я, что у Вас есть сборная книга на построение храма: а посланная Ваша говорит, что нет. В таком случае ранее надлежало Вам напомнить о сем. Пришлите прошение о выдаче сборной книги, наименовав, кому вверить оную из вашей обители, и обстоятельно изложив надобность. Храмы у вас малы. Построение нового предпринято предшественницею Вашею, опиравшеюся на значительный дар Платона Васильевича[120], и имевшею надежду на другие пособия, которые ожидание однако не довольно оправдали. Упомяните, что сделано, и что начальство уже употребило особенное усилие подкрепить дело займом из другого монастыря. Таким образом в книге может быть сделана надпись, которая заключит в себе и воззвание. Тогда можете вы написать к Константину Васильевичу[121], и, либо копию с надписи на книге к нему послать или самую книгу ему на некоторое время вверить.
Мне хотелось побывать у Платона Васильевича: но с начала года до сих пор почти непрерывно болезненное состояние и другие обстоятельства не позволили доныне.
О неплатящих должного крестьянах можете писать к местному начальству, не останавливаясь затем, что есть о сем дело в Консистории. Дело сие я потребую, чтобы наблюсти за ним.
Филарет М. Московский. Марта 31. 1853.
При сем посылается Вам на созидание храма сто рублей серебром, с тем, чтобы вся обитель помолилась о здравии и благоденствии рабов Божиих Алексея и Анны. Запишите сей вклад в книгу, и о получении меня уведомьте.

 

VIII.
Божие благословение и мир преподобной игумении Сергии и сестрам обители.
Клавдия и Серафима от Вас выведены. Следственно теперь Вы можете быть спокойны, и спокойно выслушать, что я должен Вам сказать.
Учитесь делать должностные дела в порядке и осмотрительно.
В донесении о Клавдии и Серафиме вы говорите о возмутительном их духе и о дерзости, но не представляете никакого доказательства. Посему строгий порядок требовал бы назначить следствие, которое не могло бы обойтись для вас без неприятностей. Хорошо, что я мог взять основание для решения дела из Вашего письма, из слов Иоанны[122], и особенно из писем Серафимы. Но как это не официально: то другой начальник не основался бы на сем, и подверг бы Вас трудностям следствия.
Обвинение в дерзости одно из слабых обвинений. Дерзко сказал упоминаемый в притче сын отцу: не иду; но когда дело сделал лучше слова, то оправдан.
Легко может показаться, что начальник высоко себя ставит, обвиняя подчиненных в дерзости.
Ваше слово; "перестань тешить беса", не хорошо, если бы и не в церкви сказано было, тем более в церкви. На что Вам поминать о нем без нужды? Только спокойные и кроткие обличения вразумляют людей: жестокие более раздражают, нежели пользуют.
Что монахиня одна подошла прикладываться к образу, это не такой беспорядок, за который бы тотчас надобно было вступиться. Вы больше произвели беспорядка, заведя о сем суд во время богослужения, и употребя вышесказанные слова.
Если бы вы, заметив небольшой беспорядок Клавдии, помолились о нем внутренно, и спокойно продолжали слушать службу, а на другой день сделали ей увещание скромными словами, не поминая беса: то, может быть, дело кончилось бы как должно и с ее стороны.
Приказание Ваше, чтобы Клавдия просила прощения у Вас, - другой начальник не употребил бы. Начальник должен быть выше оскорблений подчиненных, и вступаться за правду, за порядок, за спокойствие других, а не за себя. Один начальник, которому подчиненный в прошении написал обидные слова, дал на сие следующую резолюцию: "объявить просителю, что ежели бы он такие слова написал или сказал не мне, а другому, то я наказал бы его, как обидчика". Мне думается, что такое решение и для начальника спокойнее, и для подчиненного полезнее.
Советую остерегаться резкости в поступках и словах, и управлять слова и действия кротостью и терпением, с которым примите и то, что здесь написано.
Филарет М. Московский. Гефсиманский скит. Июня 2. 1853.

 

IX.
Божие благословение и мир преподобной игумении Сергии, и сподвизающимся.
Доволен я Вашим письмом от 3 дня сего июля.
Что Вы с миром принимаете мои предостережения, - это успокаивает и меня, и подает благую надежду.
Это не редкость, что внимательный человек в естественном характере своем находит то, что нужно исправить, и что трудно переломить. Правильно то, что человек прибегает к Богу, прося в сем помощи. И если не скоро дается помощь: не надобно унывать, но продолжать ударять в двери милосердия, а с тем вместе и самому подвизаться должно, чтобы удерживать неблагоприятные движения сердца и воли. В минуты негодования и гнева не надобно позволять себе говорить и действовать: а надобно взять время, утишить страсть рассуждением и молитвою, и потом с умеренностью произнести обличение, и с снисхождением определить наказание согрешившему. Плод правды сеется в мире творящим мир (Иак.3:18).
Ваши, возвратившиеся из Петербурга, говорить, что тамошние советуют Вам самим приехать в Петербург. Не спешите склоняться на сию мысль. Польза от сего весьма сомнительна. И время для сего не самое благоприятное.
Впрочем Господь да вспомоществует Вам во всем благом невидимо и видимо.
Филарет М. Московский. Июля 10. 1853.

 

Х.
Преподобной игумении Сергии с сестрами Божие благословение и мир.
Относительно продажи дома, подаренного Графом Дмитрием Николаевичем[123] обители Вашей, делается распоряжение, согласное с тем, что Вы пишете.
Долг на Вашем монастыре уже есть: и не желательно, чтобы был другой. Но если необходимо, и если можно занять без процентов, с обеспечением уплаты продажею дома: можете на сие решиться, при уверенности, что сия операция совершится без запутанности.
Если Консистория спрашивает Вас, согласны ли платить купцу Расторгуеву: это вопрос необдуманный. Спрашивать надобно не о согласии, а о том, есть ли справедливая и законная причина платить. Посмотрю дело.
Филарет М. Московский. В Москве. Октября 2. 1853.

 

XI.
Божие благословение и мир преподобной игумении Сергии, и сподвизающимся, на новое лето, и на многия.
Слышу, что Вы продолжаете тяготиться Вашим положением. Рассудите, что искушение перенести можно, яко не даст Господь искуситися паче еже мощи, если мы терпим и на него уповаем; - что перенесенное искушение приносит пользу; а желание избежать искушения не всегда может быть успешно. Некоторые, тяготясь искушениями настоятельской службы, отказывались от нее, и впадали в новые не меньшие, или большие искушения. Напротив того, не далее, как сегодня, видел я одного настоятеля, который много потерпел от немирного состояния братии: но поелику терпел, то наконец победил, и теперь, и он и братия, наслаждаются миром. Вы освободились от некоторых тяжелых Вам людей. Думаю, и распоряжениями начальства достоинство Вашего начальствования поддержано. Должно надеяться, что можете, и будете иметь мир, растворяя действия власти терпением и любовью, по слову Апостольскому, якоже доилица греет своя чада (1Сол.2:7).
Помощь и милость Господня да пребудет с Вами. Мир родительнице Вашей. Мир всем сущим в обители.
Филарет М. Московский. Генв. 9. 1854.

 

XII.
Преподобной игумении Сергии с сестрами Божие благословение и мир.
Мир и радость, подаваемые Воскресшим Господом, да пребывают с Вами.
Благодарю за освященный молитвами и священными воспоминаниями хлеб.
Бог благословит Вас за труд любви к отечеству. Корпии и бинты препровождаю к Генерал-Губернатору[124] от имени Вашей обители.
Что касается до займа: мы уже много истратили. Впрочем Ваше дело просить, а наше дело будет подумать, можно ли удовлетворить.
Филарет М. Московский. Апр. 27. 1854.
Доверенность Г. Благонравову отдана. Он обещал действовать.

 

XIII.
Божие благословение преподобной игумении Сергии, и сестрам.
Донесение, которым Вы изъясняете нежелание возвратить изгнанных, я отдал в Консисторию, без прекословия. Но не хощу Вас не ведети, что начальство Серпуховского монастыря ни мало не замечало в них беспокойного духа, а замечало только печаль по Вашей обители. Если они исправились: то заслуживаюсь помилование. Если тамошнее начальство умело содержать их в мирном расположении духа: почему не уметь и Вам? Отдаю Вам сие на размышление: но ничего от Вас не требую.
Филарет М. Московский. Июля 18. 1854.

 

XIV.
Божие благословение преподобной игумении Серии, и сподвизающимся.
Кажется, без удостоверения могли Вы видеть, что начальство действует по рассуждению, без гнева: потому что оно оставило в действии Ваше мнение, свободно изъявленное, и не предпочло мнения, изъявленного Вами не охотно, хотя с своей стороны более склонялось к последнему. Писанное же Вам письмо не в изъявление неудовольствия, а для Вашего рассуждения, не окажется ли возможным оказать согрешившим, без вреда для других, снисхождение впоследствии времени.
Филарет М. Московский. Ав. 2. 1854.

 

XV.
Божие благословение и мир преподобной игумении Сергии и сестрам.
Благодарю за доброе воспоминание. Поздравляю Вас с праздником.
Отдал я в консисторию донесение о уплате Перервинскому монастырю[125] долга неотсроченного.
Обратите внимание на то, чтобы приходорасходная книга отпущенной из казны строительной суммы ведена была с законною правильностью.
Филарет М. Московский. Дек. 2. 1855.

 

XVI.
Преподобной игумении Серии, и сестрам, о Господе радоватися.
Радость Господа воскресшего да пребывает с Вами, и надежда достигнуть благодати Его блаженного воскресения.
Вы просите сборной книги: но ничего не говорите, с какою пользою употреблена прежняя. Ничего не говорите и о том, что происходит и предполагается на сие лето с Вашею церковью, и с данными для нее средствами. Не уклоняйте от внимания начальства того, на что оно обязано обратить внимание.
Ф. М. Московский. Апр. 30. 1856.

 

ХVII.
Божие благословение и мир преподобной игумении Сергии и сестрам.
Святейший Синод, усмотрев, что слишком много людей ходит с сборными книгами на церкви и монастыри, и не редко не на важные надобности, что для монастырских иногда соединено бывает с опасностью разорения душ, - дал указ[126], чтобы сборные книги даваемы были только в случае необходимой нужды строить церковь, без которой негде было бы совершать священнослужение.
Точно ли необходима строящаяся у Вас церковь, когда у Вас есть две, хотя небольшие? По сему неудоборешимому вопросу, неудобно решиться дать Вам сборную книгу. Что, если книга придет в Петербург, и там ее отвергнут, как несогласную с указом?
Слава Богу, что здание достроено и покрыто, и следственно без опасности может ожидать внутреннего устройства, можно помедлить, и потом время бездействия употребить в доказательство того, что помощь необходима.
Подумайте о сих соображениях, которые заставили меня на сей раз оставить прошение Ваше без действия.
Филарет М. Московский. Нояб. 17. 1856.

 

XVIII
Божие благословение и мир игумении Сергии и сестрам.
Сорадуюсь Вам о милости Благочестивейшей Государыни Императрицы. Господи, спаси Благочестивейших, и благоверные чада их.
Вы дважды уведомили меня о получении 1000 рублей на строение храма: а почему ни однажды не уведомили о получении билета в такую же сумму?
Против каменного пола для новой церкви не спорю.
Но на что двойные рамы, если устроение печей отменяется? Желаю понять это.
Филарет М. Московский. Мар. 6. 1857.

 

XIX.
Божие благословение преподобной игумении Сергии и сестрам.
Барон Лев Карлович[127] скончался. Его присные желают, чтобы находящаяся у Вас отрасль рода его[128] не была в отсутствии во время погребения его. Думаю, надобно удовлетворить сему желанию родственной любви, дав путешественнице добрую сопутницу.
Филарет М. Московский. Апр. 28. 1859.

 

XX.
Божие благословение и мир игумении Сергии и сестрам.
Дать сборную книгу разрешено.
О назначении ликов святых на некоторые места храма издали мне судить трудно. Можете следовать своему рассуждению и совету ближайшего духовенства.
Забота о свечах для храма не должна быть чрезмерна. Высокие и толстые свечи, и умножение их без нужды нередко вредят благообразию храма. Свет свечи должен означать благоговение к святой иконе и давать удобство видеть ее: а большая свеча заграждает ее для зрителя. Должно делать нужное и приличное, а не мечтать о великолепии бесполезном.
Ф. М. Московский. Июня 12. 1859. В Г. С.

 

XXI.
Божие благословение преподобной игумении Сергии и сестрам обители.
Вы, кажется, думаете, что освящение Вашего храма может быть 20 дня, или пред сим. Не удобно сему быть. Около 20 дня ожидается Высочайшее посещение Москвы[129]: и, если бы оно и не продолжилось до 26 дня, во всяком случае в сей день мне должно быть в Москве. И так не спешите к 26, а смотрите на следующие дни. Могу ли я предпринять путешествие, не ручаюсь. Вчера исполнил я церковный долг в Кремле, а 28 дня прошедшего месяца не мог предпринять путешествия в Новодевичий монастырь.
Филарет М. Московский. Ав. 2. 1859.

 

XXII.
Божие благословение и мир игумении Сергии с сестрами обители.
Не вините меня, что не был на Вашем торжестве. Мне желательно было общение в молитве с Вами при освящении храма[130], которым довершается устроение Вашей обители. Но Богу угодно было устроить иначе. И в здешних монастырях, двух, празднующих вчера и ныне[131] быть не мог.
Успокоясь от трудов созидания храма вещественного, продолжайте внимательно подвизаться в благоустроении и благоукрашении не вещественных храмов душ Ваших.
Филарет М. Московский. Сент. 15. 1859.
Примечания: 1.  2. Николай Александровича Тучков умер 15-ти дет от рождения, не окончивши полного курса учения в Пажеском корпусе. 3. Посвящение Марии во игумению совершено было по древнему чину посвящения во диакониссы, с возглашением слов: повели, повелите.... и: аксиос - 3-жды. 4. Закладку храма совершал преосв. Филофей, епископ Дмитровский, викарий Московский, впоследствии митрополит Киевский († 1882 г.). 5. Она родилась в 1809 г. 6. Письмо это писано игумении до ее пострижения в монашество. 7. Быковский Мих. Доримед., коллежский сов., архитектор при Моск. опекунском совете. 8. Виллуан А.И. - свободный художник †1878 г. 9. Т.е. игумении Марии (Тучковой), сконч. 29-го апр. 1852 г. 10. Одигитриевское общежитие (иначе Зосимова пустынь) в Верейском уезде. Основана в 1826 г. схимонахом Зосимою (из дворян Верховских) †24 окт. 1833 г. 11. Казначея и временно управлявшая монастырем по смерти игумении Марии. О ней см. письма митр. Филарета к архим. Антонию, № 881, стр. 159. 12. Серафима была келейницею у игумении Марии. 13. Евграф - дядька сына покойной игум. Марии, потом монастырский сторож, параличный старик. 14. К.М. Нарышкин - родной брат игумении Марии, ум. в чине генерал-майора 7 янв. 1867 г. 15. Деворра - няня Николая, сына игумении Марии, лютеранка, принявшая православие, затем постриженная в монашество. 16. Правила эти впоследствии напечатаны в 1-м т. Сборника, изд. по случаю празднования 100-летнего юбилея со дня рождения Филарета М. М., прилож. № 7, м. 1883 г. 17. Устав Новгородского Юрьевского монастыря сост. А. Фотием и напеч. в первый раз в 1830 г. 18. Иннокентием. 19. Относительно вхождения в алтарь монахиням см. Кормч. ч. 2, гл. 57, прав. 11 (л. 275), - Номоканон при большом Треб. прав. 66. - Номоканон изд. А. Павловым, Одесса, 1872 г., стр. 83 и сл. 20. Дм. Благонравов - адвокат. См. ниже п. 12. 21. Колесова Варв. Ив. - ревностная сотрудница и помощница игумении Марии. 22. П.В. Голубков, коллежский советник, богатый Моск. купец - благотворитель и издатель иностранных сочинений о России. Он пожертвовал на построение нового храма в Спасо-Бородинском монастыре 15.000 р. - Сконч. 3 апр. 1855 г. 23. К.В. Прохоров - мануфактур советник, Московский 1 гильдии купец (†5 апр. 1885 г.). 24. Иоанна (в мире Любовь Ивановна Флейшер), известная своею строгою, постническою жизнью. 25. Граф Дм. Никол. Шереметев, † 12 Сент. 1871 г. 26. Арс. Андр. Закревскому. † 11 янв. 1866 г. 27. Николо-Перервинский монастырь в 7-ми верстах от Москвы, приписный к Чудову монастырю. 28. Ук. от 30 сент. 1856 г. Указ этот основан на определении Св. Синода от 3 сент., составленном митр. Филаретом. См. дополнит. том собр. мнений и отзывов Митр. Филарета, Сп. 1887 г., № 119, стр. 429 и сл. 29. Барон Л.К. Боде, обер-гофмейетер, президент Московской Дворцовой Конторы, заведовавший Кремлевским дворцом, † 28 апр. 1859 г. 30. Послушница Вера Александровна баронесса Боде, впоследствии монахиня Валерия - родная племянница умершего Барона. 31. Ожидалось (и последовало) прибытие в Москву Государя Императора по случаю обновления восстановленного Романовского дома. См. речь по этому случаю Митр. Филарета в 5 томе его сочинений, стр. 502. 32. Храм, заложенный в 1851 г., освящен 26 августа 1859 г.. в честь Владимирской иконы Божией Матери преосв. Леонидом, еп. Дмитровским, викарием Московским. 33. 13 сентября храмовый праздник в Покровском монастыре, а 15-го числа в Никитском женском монастыре.
Святитель Филарет Московский. Письма к игумении Сергии. М.: Изд-во им. свт Игнатия Ставропольского, б/г. Репринт // Письма Московскаго Митрополита Филарета к игумении Спасо-Бородинскаго монастыря Сергии, изданы архиеписком Тверским и Кашинским Саввою. Тверь. 1890. Текст приводится с сохранением авторского стиля, но по возможности с соблюдением правил современного русского языка. Части слов, восстанавливаемые из сокращений, заключаются в квадратные скобки.

 

Письма митрополита Филарета, Московского и Коломенского, к игумении Спасо-Бородинского монастыря Марии (Тучковой)[132]

 1. Благословение Божие Вам и сыну Вашему!
Книги буду читать; не обещаю читать поспешно. Детей вдовы надлежало бы взять кому-либо из детей Православной Церкви. Или нельзя ли поместить их в здешний дом трудолюбия, хоть бы пенсионерками, для чего потребное каждый год можно было бы собирать, ибо там не дорого? Не грех было бы отложить для них кусок Юрьевской бронзы или золота; но мысль сия не дойдет туда. А что лишнее у сей бумаги, то потрудитесь передать вдове правой рукою, не сказывая левой.
20 февраля 1825 г.

 

2. Здравие, мир и спасение!
Благодарю за многократное воспоминание обо мне, немощном. Не прогневайтесь за то, что посетивших принять не мог. Лекарство мое - покой и безмолвие; отворив дверь одному, бываю пойман многими, а потому принужден иметь ее затворенной на время.
Возвращаю книжку. Прочитал около трети: глаза не позволяют более, и любопытство не сильно. Что может быть принято, то кажется знакомым. А иного лучше бы не читать, как например, страницы, где рядом стоят Моисей, Магомет, и - не хочу выговорить,- с признаками равности обоюдно выраженными. Дрожжи революционной философии бродят в уме автора, и он еще не отстоялся для чистой истины, хоть она и есть в сем смешении, бесспорно, есть. Счастлив умствователь, который не забывает новое вино своих мудрований поставить пред вечным солнцем, чтобы дрожжи предрассудков и до страсти любимых мнений упали на дно, прежде нежели он понесет сосуд свой ставить на трапезу.
3 марта 1825 г.

 

3. Мир вам!
Благодарю с Вами Господа, призвавшего Вас к трапезе Своей. Да укрепит Он сердце Ваше и исполнит истинной жизнью.
Почему Вы думаете, что радость далеко? Она близко за скорбью, как в Песни песней, жених за стеною близ невесты. Вечером водворится плач, а утром - радость (Пс.29:6). Далеко ли?
Одиночество - дело не худое, когда умеют им пользоваться. Не хорошо ли, когда никто и ничто в мире не останавливает человека? Тогда, если он знает и помнит Бога, прямо идет к Нему. Одиночество на земле ведет в общество небесное.
Господь и радость Его да пребывают с Вами, особенно ныне.
Испросите мне прощение у родных Ваших за то, что я не принял их после служения, по немощи моей.
Одно слово Вам: Христос воскресе![133]
2 апреля 1827 г.

 

4. Мир Вам!
Молитва Господня, которую мы слышали сегодня в Евангелии, есть крайняя высота священного восторга, бесконечная для созерцания, неисчерпаемое сокровище надежд христианских. Благодать Господня да сподобит нас не лишиться причастия благ, которые ею всем нам испрошены.
Апостольское же чтение нынешнего дня[134] - прощальное. Сия мысль пришла мне в домовой церкви, а преосвященному Кириллу - в Архангельском соборе.
Вещь, которую вы называете полезною, едва понятна для меня в сей форме. Первая польза может быть та, если я основательно пойму ее. Повинуюсь и благодарю.
Что сделало бы меня сегодня несвободным, не предвижу.[135]
15 мая 1827 года.

 

5. Мир Вам!
"Христос раждается, славите". Сие сказал свт. Григорий Богослов в слове, а прп. Иоанну Дамаскину так это понравилось, что он заставил всю Церковь петь сие. Желаю, чтобы Вы не сделали из себя исключения, но чтобы во дни радости Христовой радовались о Христе и прославляли Его, забывая собственную печаль. Если Вам и вспомнится Рахиль, плачущая о чадах своих, не останавливайтесь на сем воспоминании, но смотрите далее, что говорит ей пророк Иеремия: Да освободится глас твой от плача, и очи твои от слез, ибо есть награда за дела твои, - говорит Господь (Иер.31:16).
Господь говорит это и Вам, если только хотите слышать и принять слово милости и надежды. Вы сами некогда писали мне, что, не имея, с кем беседовать, говорите с пророком: пою Богу моему, дондеже есмь, да усладится Ему беседа моя и да возвеселюся о Господе (Пс.103:33-34). Это так хорошо, что я не желаю Вам иных бесед, а желаю, чтобы Вы в том самом, что Вы делаете, упражнялись и успевали более и более.
По Бородинской приходской церкви ничего предпринимать не думаю, имея опыт не достаточно успешный. Пусть пекутся прихожане и священник, которому надобно быть ревностнее, чтобы получить помощь.
На что Вам в вашей церкви алтарь просторнее того, в котором и архиерейскому служению теснота не мешала? Посему не почитаю нужным переделывать иконостас, если нет на то другой причины. Если иконостас переделывать нужно по причине какого-нибудь повреждения, то можно кстати и переставить его, если подлинно нужно распространить алтарь. Впрочем, не запрещаю Вам, только сами смотрите, чтобы не озаботить себя предприятием ненужным. Не нужнее ли молитва, нежели улучшение расположения молитвенного храма?
Архимандрита принадлежащей ему части дохода лишить нельзя, и что Вам вмешиваться в раздел? Вы довольно помогаете монастырю Лужецкому. Помолитесь Богу, чтобы помог мне доставить монастырю доброго архимандрита, который бы там жил. Тогда лучше можно будет позаботиться о том, чтобы упрочить Ваши распоряжения по церкви вашей.
Мир душам Вашим.[136]
23 декабря 1827 г.

 

6. Мир Вам!
Зная вашу веру и упование, заставляю себя думать, что печаль ныне менее властвует над Вами, и изнуренное страданиями сердце начинает чувствовать утешения, которые, подобно каплям росы, источаются из Источника вечного блаженства.
Два года мучительной, отчаянной скорби - достаточная жертва миру и плоти. Не дивитесь сему названию: и плач святых о временном лишении не назван благоприятной жертвой Богу, а наше продолжительное и тяжкое сетование не только не богоугодно, но даже бывает грешно. Нам сказано: не скорбите, как прочие, не имеющие упования (1Фес.4:13).
Время Вам взирать на переселившихся в вечное блаженство так, как на отбывших в отдаленный город на службу Царю, самую почетную. Вы рады поспешить к ним, но готовы ли к тому, чтобы там быть с ними? В небесном царстве нет печали, и с печалью туда не принимаются. Не говоря о другом приготовлении, требуется довольно времени, чтобы здесь при помощи Божией освободиться от бремени скорбей, с которыми душа не может вознестись на небеса. Молитесь об исцелении скорби Вашей и вместе с тем просите у Господа продолжения жизни временной, сколько потребно для приготовления к вечной.
Супруг Ваш - с мучениками, сын - с девственниками. Вас ведет Господь тем и другим путем, чтобы соделать Вас участницей той и другой радости. Мученики не проливали слез во время страдания, и девственники не сетовали об одиночестве. Последуем им, насколько можем. Наше дело - нести налагаемые кресты с любовью, детским смирением и христианским терпением, а не измерять их и не сравнивать с другими, не сетовать в лишениях, а бодрствовать над собой и крепиться, дабы, изнемогши, не лишиться уготованной награды. Время Вам без ужаса и горести верить, что нет для Вас лучшего пути к небесному царствию. Припоминайте чаще: сила Божия в немощи совершается (2Кор.12:9). Господь в свое время препоясывает и ведет Своих избранных так, как бы они не желали, но туда, куда желают дойти.
Берегите ваше здоровье для спасения души, беседуйте с родными и знаемыми, помогайте во имя Господа Иисуса Христа бедным, утешайтесь, утешая несчастных. Не грешно думать, что, может быть, Вы избраны орудием для утешения тысячи страждущих. Если и за чашу воды обещана награда (Мф.10:42; Мк.9:41), то сколь велико будет воздаяние за тысячу чаш? И как мы осмелимся отказываться от труда и воздаяния? Не требуется ли время для заслуг, порознь малых, но в совокупности составляющих великое?
Благодарите Господа за дарование Вам двух лет жизни и желайте прожить на земле еще двадцать, а как жить и что делать - Он вразумит и покажет. Говорите сердцем и душою: буди имя Господне благословенно отныне и до века (Иов.1:21)!
Господь Иисус Христос да дарует Вам мир и утешение и совершит во славу пресвятого имени Своего спасение Ваше![137]

 

7. Мир Вам!
Спешу сказать коротко то, что почитаю нужным.
Можно вести жизнь монашескую и без обета. Дать обет и остаться в мире кто узаконил?
Когда хочешь принять благословение, надобно смотреть, имеет ли право благословлять обещающий благословение и как и в какой степени получил он это право.
Что делается на всю жизнь, то лучше делать нескоро, нежели торопливо.
Пасущий Израиля пасет и остриженное, и неостриженное в стаде Своем. Да пасет Он Вас на месте злачном (обильном), да питает на воде тихой, наставляя Вас на стези правды имени ради Своего (Пс.22:2,3).[138]
22 февраля 1828 г.

 

8. Возлюблю Тебя, Господи, Крепость моя! Господь - Утверждение мое (Пс.17:2,3)!
Мир Вам!
Возблагодарим Его воистину благодарением любви, ибо Он явился крепостью и утверждением Вашим в самой глубокой немощи. Да продолжит Он укреплять Вас и душевно, и телесно!
Вы больны, а я здоров, но вот одним письмом отвечаю на Ваши три. Кто тут виноват? Очевидно, я. Однако так как не хочется мне одному нести большое бремя вины, то я помышляю сложить небольшую частицу его и на Вас. При столь малых силах не должно было Вам писать так много.
Это замечено не для прошедшего, что было бы бесполезно, а хочу сказать, что вообще надобно Вам меньше писать. И всего для малых сил надобно понемногу, чтобы они могли переносить без истощения труд и движение, и удобно возобновлять силы отдохновением и покоем. Бережливость сего рода особенно нужна, когда зима борется с весной. Может быть, Вы скажете, что, говоря это, я вмешиваюсь в дело Григория Яковлевича[139]. В таком случае, Вы властны спросить его, походит ли на правду то, что я говорю. А что и он подтвердит, в том послушайтесь охотнее двоих, если неохотно слушаете одного.
Благословение и мир Божий Вам и многим, и всем сынам и дочерям мира![140]
13 марта 1828 г.

 

9. Христос воскресший да будет и с Вами, и да воскресит Вас духовно, да будет и воскресение по телу блаженно!
Видеть невидимые, но подлинные грехи человеку иногда препятствуют видимые, но мнимые добродетели. Иной, например, без истинной надобности, по собственной воле и выдумке, обременит тело свое веригами и вздумает, что он уже вступил в истинный чин Христовых крестоносцев по духу, а не замечает, что на внутренней стороне вериг написано: в самовольном служении и изнурении тела (Кол.2:23). Это, впрочем, говорю не против вериг, для которых есть люди, и времена, и причины.
Еще говорят Отцы: если нет сокрушения и умиления, должно подозревать, нет ли тщеславия.
Надобно испытывать себя: искуси мя, Боже, и увеждь сердце мое, и виждь, аще есть путь беззакония во мне, и настави мя на путь вечен (Пс.138:23,24).[141]
19 апреля 1828 г., Санкт-Петербург.

 

10. Мир Вам!
Касательно Вашего приезда в Москву, я уже сказал на днях сестрицам Вашим, что удобнее Вам одной приехать к трем, нежели трем к одной.
Живость многолюдства Вам не нравится, и встреча с мертвым кажется встречей двух мертвых: что же Вам угодно будет? Не бегайте упорно людей: между ними есть люди Божии. Встречайтесь мирно с мертвыми: Бог не есть Бог мертвых, но живых (Мф.22:32). Если покойная тетушка проливала о Вас слезы сострадания, пролейте над нею слезы любви, но светлые, а не огненные. В ином смысле все мертвецы, но для всех есть воскрешение и жизнь вечная. Останемся в надежде жизни: ибо упованием мы спаслись (Ис.30:15).[142]
4 июня 1828 г.

 

11. Мир пустыне и обитающим в ней!
Да слышится утешительный глас вопиющего в пустыне (Мф.3:3), да наполнятся дебри, да смирятся холмы, да узрят спасение Божие ожидающие спасения Божия!
Доброе слово: Вот я, Господи! (Исх.3:4) Я не умею к сему прибавить, и, мне кажется, дело не в том, чтобы прибавить, а в том, чтобы хорошо было сказано. "Если сказало сердце" - хорошо сказано.
Если хотите учиться молитве у человека, то вот Вам ответ: О чем помолиться подобает, не знаем (Рим.8:26).
Если скажете: Господи, научи нас молиться (Лк.11:1),- на это ответствовано более, чем однажды.
Вы желаете, чтобы Вас научили любить Господа. Но учил ли нас кто любить некоторых любезных нам человеков? Не любили ли мы сильно, не учась любить сильно? Неужели удобнее любить то, что менее достойно любви? Отпускаются грехи ее многие, ибо она возлюбила много (Лк.7:47). Где училась она так любить? Вместо елея у нее были слезы покаяния; любовь Божия к кающемуся, как небесный огонь, упала на них,- и светильник ее возгорелся.
Хорошо Вы замечаете, что Господь нас сближает с добрыми и смиренными душами, чтобы дать пример нам. Возлюбим Его в этих орудиях Его и их возлюбим в Нем!
Странник у меня был. Не он гоним, а закон духа гоним законом буквы, и служители его не ведают, что творят, или не умеют сотворить по букве то, что видят по закону духа. Я предложил ему, что мог.
Что Вы за послушание ходите в пещеру, то не потеря, а может быть, и приобретение. Молитва в келье может иметь то же достоинство, что и молитва в пещере, в таком случае послушание доставляет чистую прибыль. Бог да благословит послушание Ваше, и послушанием да введет Вас в свободу, ибо я уверен, что ради Него послушание Ваше, в малом ли, в великом ли, а не ради человека.[143]
24 октября 1828 г.

 

12. Милость, мир и утешение от Господа! Не знаю, где найдет Вас это письмо, и потому повторю Вам: на болезнь гневаться не должно, а заботиться о здоровье должно; внимательно посоветуйтесь с опытным врачом.
"В мире стало пусто, - говорите Вы. - И так небольшое число любезных душ составляет полноту мира". Верно ли это? Почему пусто там, где, как и прежде, пребывает везде Сый и вся Исполняяй? Я с вами во все дни до скончания века (Мф.28:20). Когда же могло сделаться пусто? Христос с Вами, исполненный благодати и истины (Ин.1:14)!
Мир пустыне Вашей и обитающим в ней.[144]
12 февраля 1829 г.

 

13. Бог да благословит Вас таким благословением, каким благоволит Он и какое для Вас приличествует, только верно - благословением, в котором Он не отказывает никому, разве только тому, кто не хочет благословения, по написанному: не восхотел благословения - и оно удалится от него (Пс.108:17). А Вы, верно, хотите благословения, когда просите; и если бы не просили, я не усомнился бы в том, что хотите.
Напрасно изобрели Вы мысль о ложном стремлении к Богу и окружили ее разными догадками, Вас затрудняющими, вместо того, чтобы молиться и говорить: "или хощу, или не хощу, спаси мя!"[145]
Вы вышли из Москвы и стремитесь в Спасскую пустынь. Пройдя много ли, мало ли, и не видя пустыни, Вы останавливаетесь, и вместо того, чтобы идти далее, мучите себя заботой, не сбились ли с дороги. Что не видно цели пути, это правда, но из этого еще не следует, что Вы сбились с дороги. А сомнение не приближает к цели. Разберите сами, не походит ли сия притча на ваше состояние.
Если это не все, прибавим: у Вас мелькнуло что-то в глазах, и Вам показалось, что это церковь Спаса. Но потом это скрылось. Вот опять беда? Нимало. Сойдя под гору, Вы не видите того, что видели с горы, но это бывает не только тогда, когда возвращаетесь назад, но и тогда, когда продолжаете идти. Вы спрашиваете: "По мере слабости телесной не возвышалась ли бы сила духовная"? Иными словами это значит: не должна ли благодатная сила действовать так, как воле заблагорассудится?
Вспомните слова Господни: Душа Моя скорбит смертельно (Мф.26:38), - и этой смертной скорбью исцелите скорбь Вашу, еще не смертельную.
Господь да подкрепит Вас.
21 июня 1829 г.

 

14. Мир вам!
Един Богатый - не только правдой для праведных, любовью для добрых, но и милосердием для грешных. Мы же все бедны, и тот ближе к богатству, кто более знает и чувствует свою бедность, да не будет тяжко ее чувствовать с надеждой на Того, Который нас ради обнищал, будучи богат, дабы мы нищетою Его обогатились (2Кор.8:9).
В немощи вашей душевной ли, телесной ли, да совершается сила Божия, исцеляющая и спасающая.
7 августа 1830 г.

 

15. Радуйтесь о Господе, и мир, принесенный Им с небес, да посетит душу Вашу!
Что касается умножения живущих с Вами, вот что мне думается. Принимать слишком много и потом не знать, что делать с принятыми, - едва ли это порядок. У свв. Саввы Освященного или Феодора Освященного в пустынях жили сотни и тысячи, но не читаем, чтобы они кого-то приняли потому, что тот дает деньги или землю и тем поддерживает общежитие: так думали в старину.
Бог да утвердит и совершит Ваше устроение душевное.
24 декабря 1830 г.

 

16. Бог да благословит Вас и сущих с Вами, и в чем требуете прощения, да простит, и даст Вам обрести мир и радость о Нем.
Прошу себе и от Вас прощения, между прочим, за слова, которыми прекословлю Вам иногда, хотя, впрочем, делаю сие, желая мира Вам.
Гонение мира на тех, кои хотят быть не от мира, предсказано Господом. Должно ли смущаться тем, что исполняется слово Его? Пусть гонят из мира. Но куда же? Поищите, куда можно гнать из мира, и не найдете куда, - только к Богу. Далее мира нет ничего, кроме Бога. Итак, беда ли гонение, если сам гонимый не испортит дело гонителей, которое они хотели делать как можно хуже и которым управляет сокровенно Бог лучше, нежели можно вообразить? Себе должен внимать и гонимый или опасающийся гонения, и сострадающий гонению, чтобы не подать справедливой причины гонению и тем не лишить себя справедливой защиты провидения Божия.
Сомневаюсь, нужное ли дело делает иеромонах Макарий, приглашая издалека людей, которых, может быть, Бог к Вам не призывает. Иное было бы дело, если бы кто невинно гонимый искал убежища; тогда принять его есть дело человеколюбия. Но надобно стараться и добрые дела вести с осторожностью, чтобы впереди их не шло наше мудрование и наша воля.
Когда Вы присылаете мне простое и нужное рукоделие, тогда я имею истинное приобретение и охотно думаю, что во время холеры ноги мои сохранились от судорог с помощью чулок, связанных добрыми и человеколюбивыми руками, но сосуд с позолоченными краями из пустыни человеку, около которого и без того много роскоши,- разве только в обличение роскоши? В таком случае обличение можно было бы написать и послать с меньшей заботой, чтобы оно не разбилось по дороге. Довольно мир учил нас суете и прихотям; подвигнемся напоминать друг другу о простоте и удовлетворении в нужном легчайшими, неизысканными средствами.
Просил прощения в прекословии и опять прекословлю, опять простите, да и Вам умножится прощение и благословение.
28 февраля 1831 г.

 

17. Мир вам!
Вы в бедах, говорите Вы. В каких? По крайней мере, не в одной ли беде, то есть не в опасности ли болезни? Если это так, то вспомните, что умереть можно каждую минуту, когда и нет угрожающей болезни; что опасность пришла к Вам не к первой и что Бог Провидением Своим сохранил многих, окрест коих она ходила. Кому еще нужно подвизаться в земной жизни, того Бог оставит в ней, только бы сам он на себя не навлек беды. Кого пришло время взять с миром из мира, - "блажени, яже избрал и приял еси". Для того же, чтобы с нами был Бог, знаете, что надобно: чтобы мы были с Ним. Молю Его, да дарует Вам сие в молитве, и в вере, и любви.
9 августа 1831 г.

 

18. Мир вам!
Вы обещаете не повторять слов о Вашей скорби, заметив, что кто-то не любит этого. Полно, справедливо ли Вы заметили? Неужели он подлинно меньше любит повторение печального воспоминания о кротком чаде, которое взял Отец Небесный, нежели рассказы о резвых чадах земли, чье веселье долго ли продолжится и какие принесет плоды - неизвестно? Впрочем, как бы то ни было, дело здесь должно состоять не в человекоугодии, не в том, чтобы не делать того, чего кто-то не любит, но в том, чтобы человек старался сделать себя таким, каким Бог любит видеть человека.
Бог же в слове Своем говорит: возложи на Господа печаль свою (Пс.54:23). О умерших не скорбите, как прочие, не имеющие упования (1Фес.4:13), и т.д. Послушал бы я, как бы стали Вы доказывать, что слова эти, сказанные всем христианам, к Вам одним не относятся? Иисус Христос называет Святого Духа иным Утешителем (Ин.14:16), следовательно, в то же время и Себя Самого разумеет Утешителем. Кто же осмелится похитить у Божества имена сии, по своей воле присваивая себе скорбь безутешную на все дни жизни? Но я не обретаю утешения? Бывает сие. Но не должно забывать, что Бог может безутешному через минуту даровать утешение, и надобно жить в этой вере и надежде утешения, если не в самом ощущении утешения.
Вы говорите о внутреннем устроении и тут же - о колокольне. Первого я Вам усердно желаю. Об устроении же колокольни не знаю, что сказать Вам. У прпп. Антония и Пахомия Великих не было и маленькой колокольни. Думаете ли Вы, что потому их пустыни были крайне недостаточны и несовершенны? Вернее то, что могу сказать с апостолом: сами, как живые камни, устрояйте из себя храм духовный (1Пет.2:5).
26 февраля 1832 г.

 

19. Благодать Воскресшего, Воскресителя нашего, да будет Вам верным и незагражденным источником истинной жизни, мира и радости!
Познать ничтожность поверхностного блеска, который ныне в людях называется просвещением и образ