Пассия. Православный чин

Представляем очередное издание из серии «Коллекция журнала «ФОМА»

Оглавление

1. Православный чин пассии
2. История происхождения и особенности совершения чина
3. Распятие Бога
4. Пассия, или последование с акафистом Божественным Страстям Христовым
5. Акафист Божественным Страстям Христовым
Евангелие на 1-й пассии:
Евангелие на 2-й пассии:
Евангелие на 3-й пассии:
Евангелие на 4-й пассии:
6. От издателя

cover_Passion 

Представляем очередное издание из серии "Коллекция журнала "ФОМА" для электронных книг и программ чтения книг в формате ePUB на мобильных устройствах. 

Серия "Коллекция журнала "ФОМА" основана на материалах редакции. 

ВНИМАНИЕ! 

Полные выпуски доступны в приложении Журнал "ФОМА" в AppStore и GooglePlay, а также вы можете получить их оформив редакционную подписку на оригинальное бумажное издание.

ИД "ФОМА" 

2019 г.

(С)

 

Оглавление


1. Православный чин пассии
2. История происхождения и особенности совершения чина 
3. Распятие Бога
4. Пассия, или последование с акафистом Божественным Страстям Христовым
5. Акафист Божественным Страстям Христовым
  • Евангелие на 1-й пассии:
  • Евангелие на 2-й пассии:
  • Евангелие на 3-й пассии:
  • Евангелие на 4-й пассии:
6. От издателя

Православный чин пассии

Passion_1

Пассия – особая служба, во время которой читаются отрывки из Евангелия, посвященные страданиям Христа. Она совершается четыре раза в год в соответствии с числом евангелистов. 

Во время этой службы принято стоять с зажженными свечами.

Смысл пассии (последования Страстей Христовых) в том, чтобы молящиеся смогли прочувствовать как страдал Спаситель во время своих Крестных мук. Во время совершения этого богослужения очень хорошо иметь его текст перед глазами – чтобы хоть немного прочувствовать то, чему посвящены эти стихиры, гласы и песнопения. Чин последования пассии, акафист Божественным Страстям Христовым и отдельно особые страстные евангельские чтения вы найдете в составе этой книги.

Пассия – это служба, в которой миряне призваны соучаствовать не менее активно, чем священство. Каждый молящийся как бы переносится в Иерусалим и становится очевидцем страданий своего Господа. Она органично вплетена в наше шествие Великим постом к Пасхальной радости и помогает понять, что пришлось перенести Творцу, и что требуется от нас, чтобы ответить на эту Любовь…


Сергей Быструшкин

Фото Hram v Pavlino

История происхождения и особенности совершения чина пассии

krest_g

Слово «пассия» происходит от латинского «passio», что значит – «страдание» (по церковно-славянски – «страсть»). Так называются особые службы, совершаемые Великим постом. Пассии названы так тому, что их чин составлен из песнопений Страстной седмицы, чтения евангельских повествований о Страстях Христовых, а также иногда акафиста Страстям Господним или Кресту и поучения о спасительном значении искупительных страданий Спасителя.

Свое начало пассии получили на Западе, где они представляли собой драматическое изображение Крестных страданий Христа Спасителя. Чтение евангельского повествования о страданиях Господа сопровождалось музыкой и своего рода драматическим представлением: слова Христа исполнял один священник-певец, слова первосвященника – другой, текст о событиях – третий; значительное место уделялось хору; все действо исполнялось в соответствующих одеяниях. 

В XVIII веке благодаря Иоганну Себастиану Баху пассия находит распространение также и в церквах Реформации, где она получила характер величественных хоралов, которые исполнялись всей общиной верующих с музыкальным сопровождением.

Особые постовые службы, посвященные почитанию Страданий Господа Иисуса Христа и называемые пассиями, получили широкое распространение в Русской Православной Церкви. Вместе с тем, совершение пассии не предусмотрено богослужебным уставом, а чин совершения этих богослужений не имеет единообразия.

Совершение пассий было впервые одобрено Собором Киевской митрополии, состоявшимся в 1629 году под председательством защитника Православия в борьбе с унией митрополита Киевского и Галицкого Иова Борецкого. В 1702 году чин пассии впервые был напечатан в конце изданной в Киево-Печерской лавре Цветной Триоди (включавшей в то время богослужения Недели Ваий и Страстной седмицы) как прибавление к богослужебному уставу. Согласно этому описанию, завершавшемуся словами: «Сия вся воспоминаются по совету, а не по повелению», ― пассия совершалась в составе малого повечерия. В этом первоначальном варианте пассия состояла из Евангельского чтения о Страданиях Спасителя, пения стихир Страстного пятка и Страстной субботы, а также проповеди. Практика совершения пассий на повечерии до сих пор сохраняется в пределах Украинской Православной Церкви, в частности, в Киево-Печерской лавре.

В предреволюционные годы в Русской Церкви пассия воспринималась как местный обычай юго-западных епархий. Храня богослужебную традицию конца XIX ― начала XX века, Русская Православная Церковь Заграницей не содержит пассий в своем приходском обиходе.

В середине XIX века святитель Иннокентий Херсонский составил службу с акафистом Божественным Страстям Христовым. Ее последование предназначалось как для частного молитвенного употребления, так и для совершения в храмах по образцу чинопоследования службы с акафистом, принятой в Киево-Печерской лавре. Акафист в редакции святителя Иннокентия неоднократно в течение XIX-XX веков издавался Синодальными типографиями.

В начале XX века акафист Божественным Страстям Христовым стал включаться в чинопоследование пассии. Однако во многих епархиях Украинской Православной Церкви пассия и ныне совершается без чтения акафиста.

В годы гонений пассии получили более широкое распространение, при этом сохранялось разнообразие обычаев их совершения. В частности, появилась и практика исполнения на пассии только акафиста, без чтения Евангелия.

Последование пассии включает в себя отдельные песнопения служб Великого пятка и Великой субботы, что нарушает внутреннюю логику последовательности великопостных богослужений, а чтение Евангельских зачал не соответствует нормам устава, который не предполагает включение текстов Нового Завета в великопостное будничное богослужение. При этом тема страстей Христовых звучит в ежедневном постовом богослужении и в умилительных покаянных стихирах, и в тропарях великопостных часов, и в ветхозаветных пророчествах.

В связи с изложенным, священнослужители призваны иметь попечение о благоговейном и ревностном совершении уставных богослужений Великого поста и Страстной седмицы, побуждая прихожан к возможно более полному и осознанному участию в них.

Учитывая неуставной характер пассий, их совершение не следует считать обязательным.

В тех приходах и монастырях, где такой обычай сложился, пассии могут совершаться в соответствии с одной из общепринятых схем.


При подготовке материала использован проект документа комиссии Межсоборного присутствия по богослужению и церковному искусству «Пассия как элемент современного православного богослужения».


Фото Юлии Маковейчук 

Распятие Бога

thief

Стою вчера вечером в храме, смотрю на деревянное Распятие. Красный блик лампадки как раз там, где у Распятого сердце.

Последняя в этом году, в этом Посту Пассия. “Иисусе бесценный, ценою купленный, стяжи мя в Твое вечное наследие…”

Знаком ли вам этот внезапно приходящий ужас от давней вины – не греха даже, а именно вины перед другим человеком, ранее, может быть, не осознанной или осознанной лишь поверхностно и быстро забытой?..

А что же должны были испытать люди, осознай они, что распяли Бога?..

От ужаса и боли они должны были, кажется, умереть на месте…

На самом деле им не нужно умирать – Он их простил. Не “простил бы, если бы они покаялись”, нет, а именно – сразу, без всяких условий простил (см. Лк.23, 34). А дальше дело было за ними самими, за их свободным выбором: принять свою вину и вместе с нею прощение, или оправдать себя и погибнуть. Выбрали второе.

“…мы же чудяшеся тайне вольного страдания Твоего, со умилением зовем…” Жаль, слово “умиление”, как и многие иные слова из духовного, так скажем, словаря, в нашей современной речи принижено до уровня сентиментальности… Но главное – “чудяшеся тайне”. “Вольная страсть”, Крестная жертва – это ведь именно тайна, до конца объяснить это нельзя.

Недавно, перебирая старые книги в отчем сельском доме, я нашла некую атеистическую книженцию, изданную, когда я – то ли училась еще в школе, то ли уже поступила в университет, словом – тогдашнюю. Из ранней моей юности. Сразу говорю, никакой верующей я тогда не была, с детства твердо знала, что Бога нет, от прихода к Нему меня отделяли “годы и версты”.

Не помню, кто эту книгу купил, как она у нас оказалась, не помню, читала ли я ее…

Читала!.. Вот – мой полудетский еще, неустоявшийся почерк на полях страницы. Усмехаюсь заранее, еще не прочитав: что я такое умное здесь изрекла, вундеркинд?…

Смысл ядовитого книжного абзаца таков: если Бог всемогущ, почему же Он (все с маленьких букв, естественно) не мог спасти падшее человечество иначе, почему для этого нужно было непременно мучить собственного Сына? Непонятно, дескать…

А почерком моим нахальным на полях написано следующее: “А вот мне это вполне понятно!”

Почему, какими судьбами я это начертала?.. Как я это понимала в те годы – насильственно отлученный от Христа подросток?

Не помню…


Марина Бирюкова

Фото: Христос и Вор на Голгофе. Тициан. 1566 (фрагмент)

Пассия, или последование с акафистом Божественным страстям Христовым

Перед великой вечерней на середине храма поставляется большое Распятие.

Чин Пассии священнослужители совершают в облачении фиолетового цвета.

Passion_3

Фото Александра Шурлакова


Священник: Благословен Бог наш...


Чтец читает обычное начало вечерни. 

Приидите, поклонимся...

Благослови душе моя Господа...

Диакон произносит Великую (Мирную) ектению.


Мир – необходимое условие для всякой молитвы. О мирном духе, как основе всякой молитвы, говорит Христос в Евангелии от Марка: «И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец вам Небесный простил вам согрешения ваши» (Марк; 11, 25). Вот почему в начале большинства богослужений Церковь приглашает верующих молиться Богу со спокойной, мирной совестью, примирившись с ближними и с Богом.

Ектения состоит из 12 прошений, на которые хор отвечает «Господи, помилуй!».

В мирной ектении Церковь от нашего лица молится о мире во всём мире, о соединении всех христиан в единомыслии, о родной стране, о храме, в котором происходит данное богослужение и вообще о всех православных храмах. О тех, кто входит в них не из любопытства, а «с верою и благоговением». В ектении вспоминаются также путешествующие, больные, пленные, слышится просьба об избавлении от «скорби, гнева и нужды». «Нужда» здесь, кстати, не наша очередная жизненная потребность, а принуждение к нечестию или идолопоклонству. Так мы приучаемся к тому, что далеко не всегда слова, звучащие одинаково в русском и церковно-славянском языках, означают одно и то же.

В заключительном прошении мирной ектеньи вспоминается Богородица со всеми святыми, после чего мы все призываемся «весь живот наш» т.е. всю нашу жизнь посвятить Христу Богу.


Хор: «Господи, воззвах...»


Священник с диаконом совершают вход с кадилом. 


Хор: Свете тихий...

Свете Тихий святыя Славы Безсмертнаго Отца Небеснаго, Святаго Блаженнаго, Иисусе Христе, пришедше на запад солнца, видевше свет вечерний, поем Отца, Сына и Святаго Духа Бога. Достоин еси во вся времена пет быти гласы преподобными, Сыне Божий, живот даяй, темже мир Тя славит.


Перевод:

Тихий свет святой Славы Бессмертного Отца Небесного, Иисусе Христе! Достигнув времени заката, видев свет вечерний, воспеваем Отца и Сына и Святого Духа Бога. Ты, Сын Божий, дающий жизнь, достоин во все времена быть воспеваемым голосами преподобных. Потому мир Тебя прославляет.


Прокимен со стихами 

В 1-ю, 3-ю или 5-ю недели Великого поста поется:


Прокимен великий, глас осьмый:

Дал еси достояние боящимся Тебе, Господи.


Стих 1: От конец земли к Тебе воззвах.

Стих 2: Покрыюся в крове крил Твоих.

Стих 3: Тако воспою имени Твоему во веки.

И паки: Дал еси достояние боящимся Тебе, Господи.


Во 2-ю или 4-ю недели, поем:


Прокимен великий, глас осьмый:

Не отврати лица Твоего от отрока Твоего, яко скорблю, скоро услыши мя: вонми души моей и избави ю.


Стих 1: Спасение Твое, Боже, да приимет мя.

Стих 2: Да узрят нищии, и возвеселятся.

Стих 3: Взыщите Бога, и жива будет душа ваша.

И паки: Не отврати лица Твоего от отрока Твоего, яко скорблю, скоро услыши мя: вонми души моей и избави ю.


Чтец: Сподоби Господи…

Сподоби, Господи, в вечер сей без греха сохранитеся нам. Благословен еси Господи, Боже отец наших, и хвально и прославлено имя Твое во веки. Аминь. Буди, Господи, милость Твоя на нас, якоже уповахом на Тя. Благословен еси Господи, научи мя оправданием Твоим. Благословен еси Владыко, вразуми мя оправданием Твоим. Благословен еси Святый, просвети мя оправдании Твоими. Господи, милость Твоя вовек, дел руку Твоею не презри, Тебе подобает хвала, Тебе подобает пение, Тебе слава подобает, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков. Аминь.


Перевод:

Помоги нам, Господи, в этот вечер уберечься от греха. Благословен Ты, Господи, Боже отцов наших, восхваляется и прославляется Твоё имя вечно. Аминь. Да будет, Господи, Твоя милость на нас, так как мы уповаем на Тебя. Благословен Ты, Господи, научивший меня заповедям Твоим. Благословен Ты, Владыка, вразумивший меня заповедями Твоими. Благословен Ты, Святой, просветивший меня заповедями Твоими. Господи, Ты милостив всегда, не отвергни нас – создание Твоих рук. Тебе подобает восхваление, Тебе подобает пение, Тебе слава подобает, Отцу, и Сыну, и Святому Духу, ныне, и всегда, и вечно. Аминь.


Диакон: Исполним вечернюю молитву... 


Хор: Слава и ныне: Стихира на стиховне:


Тебе, одеющагося светом яко ризою, снем Иосиф с Древа с Никодимом, и видев мертва нага непогребенна, благосердный плач восприим, рыдая глаголаше: увы мне, сладчайший Иисусе!

Егоже вмале солнце на Кресте висима узревше, мраком облагашеся, и земля страхом колебашеся, и раздирашеся церковная завеса: но се ныне вижду Тя, мене ради волею подъемша смерть. Како погребу Тя Боже мой; или како плащаницею обвию; коима ли рукама прикоснуся нетленному Твоему телу; или кия песни воспою Твоему исходу, Щедре; величаю страсти Твоя, песнословлю и погребение Твое, со Воскресением, зовый: Господи, слава Тебе.


Перевод:

Тебя, одевающегося светом, как одеждою, Иосиф, сняв с Древа с Никодимом, и видя мёртвым, нагим, не погребённым, начав в глубоком сострадании погребальный плач, с рыданиями возглашал: «Увы мне, Сладчайший Иисусе! Тот, Кого недавно узрев висящим на Кресте, солнце мраком облекалось, и земля от страха колебалась, и разрывалась завеса храма. Но вот, я ныне вижу Тебя ради меня добровольно принявшим смерть. Как я буду погребать Тебя, Боже мой, или как полотном обовью? И какими руками прикоснусь к нетленному Твоему телу? Или какие песни буду петь ради Твоей кончины, Милосердный? Прославляю страдания Твои, воспеваю и Твоё погребение с воскресением, восклицая: Господи, слава Тебе!


Далее, если это принято в конкретном храме, читается 

Акафист Божественным страстям Христовым


Открываются Царские врата.


Предстоятель выносит из алтаря святое Евангелие. Ему предшествует свеченосец. Евангелие полагается на аналое перед Распятием.


Совершается полное каждение храма.


Во время пения акафиста диакон непрерывно кадит Распятие.


Диакон: 

Вонмем. Премудрость. Вонмем.

Прокимен, глас 4: 

Разделиша ризы Моя себе и о одежди Моей меташа жребий.

Стих: Боже, Боже Мой, вонми Ми, вскую оставил Мя еси?

И паки: Разделиша ризы Моя себе и о одежди Моей меташа жребий.


Хор перед чтением Евангелия поет: 

Слава страстем Твоим, Господи!


Священник читает Евангелие святых страстей:


На первой пассии - 26 и 27 главы от Матфея.

На второй пассии - 14 и 15 главы от Марка.

На третьей пассии - 22 и 23 главы от Луки.

На четвертой пассии - 18 и 19 главы от Иоанна.


Хор по прочтении Евангелия поет: 

Слава долготерпению Твоему, Господи!


Священник возглашает: Яко милостив... и коленопреклоненно читает молитву из акафиста34.


Хор поет 15-й антифон службы Великого пятка: 

Днесь висит на древе, Иже на водах землю повесивый; венцем от терния облагается, Иже Ангелов Царь; в ложную багряницу облачается, одеваяй небо облаки; заушение прият, Иже во Иордане свободивый Адама; гвоздьми пригвоздися Жених Церковный; копием прободеся Сын Девы. Покланяемся Страстем Твоим, Христе. Покланяемся Страстем Твоим, Христе. Покланяемся Страстем Твоим, Христе. Покажи нам и славное Твое Воскресение.

Не яко иудее празднуем, ибо Пасха наша за ны пожреся Христос: но очистим сами себе от всякия скверны и чисто помолимся Ему: воскресни, Господи, спаси нас, яко Человеколюбец.

Крест Твой, Господи, жизнь и заступление людем Твоим есть, и нань надеющеся, Тебе распятаго Бога нашего поем: помилуй нас.



Перевод:

В сей день висит на Древе Тот, Кто повесил землю на водах; венцом из терний венчается Ангелов Царь; в порфиру шутовскую облачается Одевающий небо облаками; пощечины принимает Освободивший Адама в Иордане; гвоздями прибивается Жених Церкви; копьем пронзается Сын Девы. Поклоняемся страданиям Твоим, Христе. Поклоняемся страданиям Твоим, Христе. Поклоняемся страданиям Твоим, Христе. Покажи нам и всеславное Твое Воскресение!

Не будем подобно Иудеям праздновать: ибо Пасха наша, Христос Бог, был заклан за нас; но очистим себя от всякой скверны, и искренно помолимся Ему: “Воскресни, Господи, спаси нас, как Человеколюбец!”

Крест Твой, Господи – жизнь и воскресение для народа Твоего; и на него надеясь, Тебя, распятого Бога нашего мы воспеваем, помилуй нас.


Диакон произносит ектению: Помилуй нас, Боже...


Священник возглашает молитву ко Господу Иисусу распятому:

На Кресте пригвожденный за ны, Иисусе Христе, Единородный Бога Отца Сыне, милости, любве и щедрот неизчерпаемая бездно! Вем, яко грехов ради моих, от неизреченнаго человеколюбия, Кровь Твою пролияти на Кресте изволил еси, юже аз, окаянный и неблагодарный, доселе скверными моими делы попирах и ни во чтоже вменях. Тем убо из глубины беззакония и нечистоты моея умными очима на Распятаго Тя на Кресте Искупителя моего воззрев, со смирением и верою во глубину язв, Твоего милосердия исполненных, себе повергаю, грехов прощения и сквернаго жития моего исправления прося. Милостив буди мне, Владыко и Судие мой. Не отрини мя от лица Твоего, но всесильною Твоею рукою Сам мя к Тебе обрати и на путь истиннаго покаяния настави, да отныне положу спасения моего начало.

Божественными страданьми Твоими укроти моя плотския страсти; излиянною Твоею Кровию очисти моя душевныя скверны; распятием Твоим распни мя миру с соблазнами его и похотьми; Крестом Твоим огради мя от невидимых враг, ловящих душу мою. Прободенныма ногама Твоима от всякаго пути лукаваго возбрани ногам моим; прободенныма рукама Твоима руце мои от всякаго неугоднаго Тебе дела воздержи. Пригвожденный плотию, пригвозди страху Твоему плоть мою, да уклонився от зла, творю благо пред Тобою. Преклонивый главу Твою на Кресте, к земли смирения приклони вознесенную мою гордыню; венцем Твоим терновым огради моя ушеса, во еже не слышати кроме полезнаго; желчь устами вкусивый, положи хранение нечистым устом моим; отверстое копием имеяй сердце, сердце чисто во мне созижди; всеми Твоими язвами всего мя сладце в любовь Твою уязви, да Тебе, Господа моего, возлюблю всею душею, всем сердцем, всею крепостию и всем помышлением.

Даждь ми Себе странна и неимуща, где главы подклонити; даждь ми Себе Всеблагаго, избавляющаго душу мою от смерти; даждь ми Себе Всесладкаго, услаждающаго мя в скорбех и напастех Своею любовию, да Егоже первее ненавидех, прогневлях, от себя изгонях и ко Кресту пригвождах, сего ныне возлюблю, радуяся прииму и сладце Крест Его до конца жизни моей понесу. Не даждь отселе, о Всеблагий Искупителю мой, ни единой моей воле совершатися, понеже зла есть и непотребна, да не паки впаду в тяжкую работу царствовавшаго во мне греха; но Твоя воля благая, спасти мя хотящая, да совершается во мне всегда, ейже мя вручая, Тебе, Распятаго Господа моего, умным очесем моего сердца представляю и молю из глубины души, да и в разлучении моем от бреннаго моего тела, Тебе Единаго на Кресте Твоем узрю, в руце мя защищения Своего приемлюща, и от воздушных духов злобы храняща, вселяюща же со грешники, покаянием Тебе благоугодившими. Аминь.


Молитва иная

Господи Иисусе Христе, Сыне Бога живаго, Творче неба и земли, Спасителю мира, се аз, недостойный и паче всех грешнейший, смиренно колена сердца моего пред славою величества Твоего преклонив, воспеваю Крест и страдания Твоя, и благодарение Тебе, Царю всех и Богу, приношу, яко благоизволил еси вся труды и всякия беды, напасти и мучения, яко человек, понести, да всем нам во всяких печалях, нуждах и озлоблениих состраждущий Помощник и Спаситель будеши. Вем, всесильне Владыко, яко вся сия Тебе убо не быша потребна, но человеческаго ради спасения, да всех нас искупиши от лютыя работы вражия, Крест и страдания претерпел еси. Что убо воздам Тебе, Человеколюбче, о всех, яже пострадал еси мене ради грешнаго; не вем, душа бо и тело, и вся благая от Тебе суть, и вся моя Твоя суть, и аз Твой есмь. Точию на безчисленное Твое, благоутробне Господи, милосердие надеяся, пою Твое неизреченное долготерпение, величаю неисповедимое истощание, славлю Твою безмерную милость, покланяюся пречистым Страстем Твоим и, вселюбезно лобызая язвы Твоя, вопию: помилуй мя грешнаго, и сотвори, да не безплоден будет во мне Крест Твой святый, да причащаяся зде с верою страданиям Твоим, сподоблюся видети и славу Царствия Твоего на небеси! Аминь.


Хор поет стихиру:

Приидите, ублажим Иосифа приснопамятнаго, в нощи к Пилату пришедшаго и Живота всех испросившаго: Даждь ми Сего Страннаго, Иже не имеет где главы подклонити; Даждь ми Сего Страннаго, Егоже Мати зрящи на Кресте висяща, рыдающи вопияше, и матерски восклицаше: Увы Мне, Чадо Мое! Увы Мне, Свете Мой! И Утроба Моя возлюбленная! Симеоном бо предреченное, в Церкви днесь собыстся. Мое сердце оружие пройде. Но в радость Воскресения Твоего плачь преложи. 

Покланяемся Страстем Твоим, Христе. 

Покланяемся Страстем Твоим, Христе. 

Покланяемся Страстем Твоим, Христе, 

и Святому Воскресению.


Перевод:

Придите, прославим Иосифа, навеки памятного, ночью к Пилату пришедшего и Жизнь всех испросившего: “Отдай мне Сего Странника,

Который не имеет, где главу приклонить; отдай мне Сего Странника,

Которого ученик коварный предал на смерть; отдай мне Сего Странника, Которого видя висящим на Кресте, Мать с рыданиями взывала и по-матерински восклицала: “Увы Мне, Дитя Мое! Увы Мне, Свет Мой и Жизнь Моя возлюбленная!

Ибо предсказанное в храме Симеоном в сей день сбылось: Мое сердце меч пронзил, но в радость о воскресении Твоем плач претвори!”

Поклоняемся страданиям Твоим, Христе.

Поклоняемся страданиям Твоим, Христе.

Поклоняемся страданиям Твоим, Христе,

и Святому Воскресению!


Священнослужители, сделав три земных поклона, прикладываются к Распятию и уходят в алтарь. Настоятель с амвона благословляет молящихся святым Евангелием и уносит его в алтарь. Царские врата закрываются. Молящиеся прикладываются после духовенства ко Кресту Христову. 


Хор на целование Распятия поет: 

Разбойника благоразумнаго во едином часе раеви сподобил еси, Господи, и мене древом крестным просвети и спаси мя...


Перевод:

Разбойника благоразумного в одном часу рая удостоил, Господи, и меня крестным древом просвети и спаси.


Окончание вечерни обычное.

Чтец: Ныне отпущаеши... Трисвятое, по Отче наш... 


Хор: Богородице Дево, радуйся... (земной поклон). Слава. Крестителю Христов... (земной поклон). 

И ныне. Молите о нас, святии вси... (земной поклон). Под Твое благоутробие... (без поклона).


Чтец: Господи, помилуй (40 раз). 

Слава, и ныне. 

Честнейшую херувим...

Священник: Сый благословен...

Чтец: Аминь. 

Небесный Царю, веру утверди, языки укроти, мир умири, святый храм сей [святую обитель сию] добре сохрани: прежде отшедшыя отцы и братию нашу в селениих праведных учини, и нас в покаянии и исповедании приими, яко Благий и Человеколюбец.


Перевод:

Небесный Царь, верных людей Твоих укрепи, веру утверди, народы укроти, мир умиротвори святой храм сей, (или: святую обитель сию) невредимым сохрани, прежде почивших отцов и братьев наших в селениях праведных водвори и нас в покаянии и исповедании прими, как Благой и Человеколюбец.


Священник на амвоне произносит молитву святого Ефрема Сирина с 3 поклонами и затем возглашает: Слава Тебе, Христе Боже...


Чтец: Слава, и ныне. Господи, помилуй (трижды). Благослови.


Священник произносит отпуст. Хор поет многолетие.

Акафист Божественным Страстям Христовым

Конда́к 1

Взбра́нный Воево́до и Го́споди Небесе́ и земли́, Тебе́, Царя́ Безсме́ртнаго, зря́щи на Кресте́ ви́сяща, вся́ тва́рь измени́ся, не́бо ужасе́ся, основа́ния земли́ восколеба́шася. Мы́ же, недосто́йнии, благода́рственное поклоне́ние Твоему́ на́с ра́ди страда́нию принося́ще, с разбо́йником вопие́м Ти́:


Иису́се, Сы́не Бо́жий, помяни́ на́с, егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.


И́кос 1

А́нгелов ликостоя́ния восполня́я, не от А́нгел восприя́л еси́, но мене́ ра́ди, Бо́г сы́й, челове́к бы́в, челове́ка уме́рша грехми́ животворя́щим Те́лом и Кро́вию Твое́ю оживи́л еси́; те́мже, толи́цей любви́ Твое́й благода́рни су́ще, вопие́м Ти́:


Иису́се Бо́же, Любы́ Предве́чная, та́ко о на́с, земноро́дных, возблаговоли́вый;


Иису́се, ми́лосте безме́рная, к челове́ком па́дшим до́лу низше́дый.


Иису́се, в пло́ть на́шу оболки́йся, и сме́ртию Свое́ю сме́рти держа́ву разруши́вый;


Иису́се, Боже́ственными Твои́ми Та́йнами на́с обожи́вый.


Иису́се, страда́ньми и Кресто́м Твои́м ве́сь ми́р искупи́вый;


Иису́се, Сы́не Бо́жий, помяни́ на́с, егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.


Конда́к 2

Ви́дев Тя́ А́нгел в вертогра́де Гефсимани́йстем до по́та крова́ва в моли́тве подвиза́ющася, предста́в укрепля́ше Тя́, егда́ я́ко бре́мя тя́жкое грехи́ на́ши отяготе́ша на Тебе́: ты́ бо, Ада́ма поги́бшаго на ра́мо восприи́м, Отцу́ предста́вил еси́, прекло́нь коле́на моля́ся. О се́м у́бо с ве́рою и любо́вию пою́ Тебе́: Аллилу́иа.


И́кос 2

Ра́зума неуразуме́нна во́льнаго Твоего́ страда́ния не уразуме́ша иуде́е: сего́ ра́ди егда́ в нощи́ со свети́льники и́щущим Тя́ ре́кл еси́: А́з е́смь, а́ще и падо́ша на земли́, но по се́м связа́вше Тя́, ведо́ша на суди́ще; мы́ же на се́м пути́, припа́дающе к Тебе́, с любо́вию зове́м:


Иису́се, Све́те ми́ра, от ми́ра лука́ваго возненави́денный;


Иису́се, живы́й во Све́те Непристу́пнем, от о́бласти те́мныя я́тый.


Иису́се, Сы́не Бо́жий Безсме́ртный, от сы́на поги́бели на сме́рть ука́занный;


Иису́се, в Не́мже льсти́ не́сть, от преда́теля ле́стию лобза́нный.


Иису́се, ту́не Себе́ все́м подава́яй, за сре́бреники про́данный;


Иису́се, Сы́не Бо́жий, помяни́ на́с, егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.


Конда́к 3

Си́лою Божества́ Твоего́ проре́кл еси́ трикра́тное отверже́ние ученику́. О́н же посе́м, а́ще и отрече́ся Тебе́ с кля́твою, оба́че, егда́ узре́ Тя́ во дворе́ архиере́йстем, Го́спода своего́ и Учи́теля, умили́вся се́рдцем, изше́д во́н пла́кася го́рько: «При́зри у́бо и на мя́, Го́споди, и порази́ жесто́кое се́рдце мое́, да слеза́ми мои́ми омы́ю грехи́ моя́, поя́ Тебе́: Аллилу́иа».


И́кос 3

Име́яй вои́стинну вла́сть по чи́ну Мелхиседе́кову, я́ко Архиере́й во ве́ки, ста́л еси́ пред беззако́нным первосвяще́нником Каиа́фою, Влады́ка и Госпо́дь все́х; от Твои́х у́бо рабо́в прия́вый муче́ние, приими́ от на́с сицева́я:


Иису́се безце́нный, цено́ю ку́пленный, стяжи́ мя в Твое́ ве́чное насле́дие;


Иису́се, жела́ние все́х, от Петра́ стра́ха ра́ди отве́рженный, не отве́ржи мя́, гре́шнаго.


Иису́се, А́гнче незло́биве, от лю́тых ве́прей терза́емый, изми́ мя от вра́г мои́х;


Иису́се, Архиере́ю, Свое́ю Кро́вию вше́дый во Свята́я Святы́х, очи́сти мя́ от скве́рн плотски́х.


Иису́се свя́занный, име́яй вла́сть вяза́ти и реши́ти, разреши́ моя́ тя́жкая прегреше́ния;


Иису́се, Сы́не Бо́жий, помяни́ на́с, егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.


Конда́к 4

Бу́рею христоуби́йства ды́шуще иуде́е, послу́шавше гла́са отца́ лжи́ и человекоуби́йцы искони́, диа́вола, отверго́ша Тебе́, пра́вый Пу́ть, И́стину и Живо́т; мы́ же Тя́, Христа́, Бо́жию си́лу, в Не́мже вся́ сокро́вища прему́дрости и ра́зума сокрове́на су́ть, испове́дующе, вопие́м: Аллилу́иа.


И́кос 4

Слы́ша Пила́т кро́ткия Твоя́ глаго́лы, а́ки досто́йнаго сме́рти предаде́ Тя на пропя́тие, а́ще и са́м свиде́тельствоваше, я́ко ни еди́ныя вины́ обре́те в Тебе́: ру́це у́бо свои́ умы́, но се́рдце оскверни́; мы́ же, чудя́щеся та́йне во́льнаго страда́ния Твоего́, со умиле́нием зове́м:


Иису́се, Сы́не Бо́жий и Сы́не Де́вы, от сыно́в беззако́ния уму́ченный;


Иису́се, пору́ганный и обнаже́нный, дая́й ле́поту кри́ном се́льным и одева́яй не́бо о́блаки.


Иису́се, насыще́нный ра́нами, пятию́ хле́бы пя́ть ты́сящ насы́тивый;


Иису́се, Царю́ все́х, вме́сто да́ни любве́ и благодаре́ния жесто́кия му́ки прие́мый.


Иису́се, на́с ра́ди ве́сь де́нь я́звленный, уврачу́й я́звы ду́ш на́ших;


Иису́се, Сы́не Бо́жий, помяни́ на́с, егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.


Конда́к 5

Богото́чною Кро́вию Твое́ю ве́сь обле́клся еси́, одея́йся све́том, я́ко ри́зою. Ве́м, вои́стину ве́м со проро́ком, почто́ червле́ны ри́зы Твоя́: а́з, Го́споди, а́з греха́ми мои́ми уязви́х Тя́: Тебе́ у́бо, мене́ ра́ди уя́звленному, благода́рственно зову́: Аллилу́иа.


И́кос 5

Прови́дев Тя́ в ду́се Богоглаго́ливый Иса́ия, безче́стием и ра́нами испо́лненна, ужа́сся вопия́ше: «Ви́дехом Его́, и не име́яше ви́да, ни добро́ты»; мы́ же, зря́ще Тя́ на Кресте́, с ве́рою и удивле́нием зове́м:


Иису́се, безче́стие терпя́й, челове́ка сла́вою и че́стию венча́вый;


Иису́се, на Него́же А́нгели зре́ти не мо́гут, по лани́тома зауше́нный.


Иису́се, по главе́ тро́стию ударе́нный, преклони́ во смире́ние главу́ мою́;


Иису́се, све́тлая Твоя́ очеса́ кро́вию омраче́нная име́вый, отврати́ о́чи моя́, е́же не ви́дети суеты́.


Иису́се, от но́г до главы́ не име́вый це́лости, всего́ це́ла и здра́ва сотвори́ мя́;


Иису́се, Сы́не Бо́жий, помяни́ на́с, егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.


Конда́к 6

Пропове́дник Твоего́ незло́бия я́влься Пила́т, показа́ наро́ду ничто́же бы́ти в Тебе́ досто́йно сме́рти; но иуде́е, я́ко зве́рие ди́вии кро́вь узре́вше, скрежета́ху на Тя́ зубы́ свои́ми, «распни́, распни́ Его́», вопию́ще; мы́ же, лобыза́юще пречи́стыя я́звы Твоя́, зове́м: Аллилу́иа.


И́кос 6

Возсия́л еси́ в позо́р и удивле́ние А́нгелом и челове́ком глаго́лющу о Тебе́ Пила́ту: «Се́, челове́к». Прииди́те у́бо, пору́ганному на́с ра́ди Иису́су поклони́мся, вопию́ще:


Иису́се, Тво́рче и Судие́ все́х, от тва́ри Своея́ суди́мый и му́чимый;


Иису́се, прему́дрости Пода́телю, отве́та безу́мным не да́вый.


Иису́се, Врачу́ уя́звленных грехми́, да́ждь ми́ врачевство́ покая́ния;


Иису́се, Па́стырю пораже́нный, порази́ бесо́в, искуша́ющих мя́.


Иису́се, пло́ть имы́й сокруше́нну, сокруши́ се́рдце мое́ стра́хом Твои́м;


Иису́се, Сы́не Бо́жий, помяни́ на́с, егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.


Конда́к 7

Хотя́й челове́ка от рабо́ты вра́жия изба́вити, смири́л еси́ Себе́ пред враги́ Твои́ми, Иису́се, и, я́ко а́гнец безгла́сен на заколе́ние веде́н бы́л еси́, везде́ я́звы терпя́й, да всего́ исцели́ши челове́ка, зову́ща: Аллилу́иа.


И́кос 7

Ди́вное показа́л еси́ долготерпе́ние, егда́ во́ини, руга́ющеся Тебе́, по глаго́лу непра́веднаго судии́, люте́йшими ра́нами уязвля́ху Пречи́стое Те́ло Твое́, я́ко обагри́тися ему́ от но́г до главы́ кро́вию. Сего́ ра́ди со слеза́ми вопие́м Ти́:


Иису́се человеколюби́вый, от челове́к те́рнием увенча́нный;


Иису́се, Божество́м безстра́стный, стра́сти терпя́й, да на́с от страсте́й свободи́ши.


Иису́се, Спа́се мо́й, спаси́ мя, пови́ннаго все́м му́кам;


Иису́се, все́ми оста́вленный, Утвержде́ние мое́, утверди́ мя.


Иису́се, от все́х оскорбле́нный, Ра́досте моя́, возвесели́ мя:


Иису́се, Сы́не Бо́жий, помяни́ на́с, егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.


Конда́к 8

Ди́вно и стра́нно яви́стася Тебе́ Моисе́й и Илия́ на Фаво́ре, глаго́люща о исхо́де Твое́м, его́же ны́не скончава́еши во Иерусали́ме. Та́мо у́бо ви́девша сла́ву Твою́, зде́ же спасе́ние на́ше узре́вше, зову́т: Аллилу́иа.


И́кос 8

Везде́ от иуде́й гони́мый, мно́гия, ра́ди мно́жества грехо́в мои́х, претерпе́л еси́ поноше́ния и му́ки: еди́ни бо Тя́ проти́вна бы́ти ке́сарю глаго́лют, друзи́и я́ко злоде́я осужда́ют, ини́и же: «Возми́, возми́ и распни́», — вопию́т. От все́х у́бо осужде́нному, и на пропя́тие ведо́мому, Тебе́, Го́споду, из глубины́ души́ глаго́лем:


Иису́се, непра́ведно осужде́нный, Судие́ на́ш, не осуди́ на́с по дело́м на́шим;


Иису́се, изнемога́яй на пути́ под Кресто́м, си́ло моя́, в ча́с ско́рби и озлобле́ния моего́ не оста́ви мене́.


Иису́се, взыва́яй о по́мощи ко Отцу́, Подвигополо́жниче мо́й, в не́мощи мое́й укрепи́ мя;


Иису́се, безче́стие прие́мый, Сла́во моя́, от Сла́вы Твоея́ не отри́ни мене́.


Иису́се, О́бразе Пресве́тлыя Ипоста́си О́тчия, преобрази́ мое́ нечи́стое и мра́чное житие́;


Иису́се, Сы́не Бо́жий, помяни́ на́с, егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.


Конда́к 9

Все́ естество́ смяте́ся, зря́ Тебе́ на Кресте́ пове́шена, на небеси́ со́лнце лучи́ своя́ скры́, земля́ потрясе́ся, заве́са хра́ма раздра́ся, ка́мение распаде́ся, а́д уме́рших изве́рже: мы́ же покланя́емся на ме́сте, иде́же стоя́сте пречи́стеи но́зе Твои́, пою́ще: Аллилу́иа.


И́кос 9

Вети́я многовеща́ннии, а́ще и мно́го глаго́лют, но не мо́гут досто́йнаго благодаре́ния возда́ти Боже́ственным страсте́м Твои́м, Человеколю́бче: на́ша же душа́ и те́ло, се́рдце и вся́ соста́вы, со умиле́нием к Тебе́ взыва́ют:


Иису́се, пригвожде́йся на Кресте́, пригвозди́ и упраздни́ рукописа́ние грехо́в на́ших;


Иису́се, ру́це со Креста́ простира́яй ко все́м, привлецы́ и мя́, заблу́ждшаго.


Иису́се, Две́ре овца́м, в ре́бра прободе́нный, введи́ мя я́звами Твои́ми в черто́г Тво́й;


Иису́се, Пло́тию распя́тый, распни́ пло́ть мою́ со страстьми́ и похотьми́.


Иису́се, скончава́яйся в му́ках, да́ждь ми́, да се́рдце мое́ не су́дит и́но что́ ве́дети, то́чию Тебе́ ра́спята;


Иису́се, Сы́не Бо́жий, помяни́ на́с, егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.


Конда́к 10

Спасти́ хотя́й ми́р, слепы́х, хромы́х, прокаже́нных, немы́х и глухи́х исцели́л еси́, духо́в лука́вых отгна́л еси́; неразу́мнии же иуде́е, зло́бою ды́шуще и за́вистию му́чими, пригвозди́ша Тя́ ко Кресту́, не ве́дуще пе́ти: Аллилу́иа.


И́кос 10

Царю́ Преве́чный, Иису́се, ве́сь стра́ждеши за мое́ невоздержа́ние, да всего́ мя́ чи́ста сотвори́ши, во все́м о́браз на́м подая́й, да после́дуем стопа́м Твои́м, зову́ще:


Иису́се, Любы́ неизсле́димая, распе́ншим Тя́ греха́ не поста́вивый;


Иису́се, с во́плем кре́пким и со слеза́ми в вертогра́де моля́йся, научи́ и на́с моли́тися.


Иису́се, вся́ проро́чествия о Тебе́ испо́лнивый, испо́лни во благи́х жела́ния се́рдца на́шего;


Иису́се, ду́х Тво́й в ру́це Отцу́ преда́вый, в ча́с исхо́да моего́ приими́ ду́х мо́й.


Иису́се, ри́зы Твоя́ раздели́ти не возбрани́вый, кро́тко ду́шу мою́ от те́ла отдели́;


Иису́се, Сы́не Бо́жий, помяни́ на́с, егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.


Конда́к 11

Пе́ние всеумиле́нное приноша́ше Тебе́ Всенепоро́чная Ма́терь Твоя́, глаго́люще: «А́ще и стра́ждеши на Кресте́, но ве́м Тя́ из чре́ва пре́жде денни́цы от Отца́ рожде́нна, ви́жду бо, я́ко тва́рь вся́ состра́ждет Тебе́; предае́ши ду́х Тво́й Отцу́, и Мо́й ду́х приими́ и не оста́ви Мене́, зову́щую: Аллилу́иа».


И́кос 11

Я́ко светоприе́мная свеща́, у Креста́ Твоего́ горя́ще любо́вию к Тебе́, и Ма́тернею Де́ва Пренепоро́чная обдержа́шеся боле́знию, заходя́щу Тебе́ во гро́б и́стинному Со́лнцу Пра́вды, с Не́юже и се́рдца на́шего моли́твы приими́ сицевы́я:


Иису́се, вознесы́йся на дре́во, да на́с, па́дших, совознесе́ши ко Отцу́ Своему́;


Иису́се, де́вственнику Присноде́ву в Ма́терь дарова́вый, да на́с де́вству и чистоте́ научи́ши.


Иису́се, Тебе́, Бо́га Сло́ва ро́ждшей, ученика́ Богосло́ва вручи́вый, вручи́ и на́с все́х Ея́ Ма́тернему заступле́нию;


Иису́се, ми́ра и а́да победи́телю, победи́ неве́рие, го́рдость жите́йскую и по́хоть оче́с, в на́с живу́щия.


Иису́се, сме́рти держа́вы разруши́телю, ве́чныя сме́рти изба́ви мя́;


Иису́се, Сы́не Бо́жий, помяни́ на́с, егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.


Конда́к 12

Благода́ть Твою́ пода́ждь мне́, Иису́се, Бо́же мо́й, приими́ мя, я́коже прия́л еси́ Ио́сифа с Никоди́мом, да, я́ко чи́стую плащани́цу, ду́шу мою́ принесу́ Тебе́ и воня́ми доброде́телей пома́жу Пречи́стое Те́ло Твое́, и, я́ко во гро́бе, в се́рдце мое́м име́ю Тя́, зовы́й: Аллилу́иа.


И́кос 12

Пою́ще Твое́ во́льное распя́тие, покланя́емся страсте́м Твои́м, Христе́, ве́руем с со́тником, я́ко вои́стинну Бо́жий Сы́н еси́, приити́ име́яй на о́блацех с си́лою и сла́вою мно́гою; тогда́ у́бо не посрами́ на́с, Кро́вию Твое́ю искупле́нных и та́ко вопию́щих:


Иису́се многострада́льный, рыда́нием Де́вы Ма́тере Твоея́ ве́чнаго пла́ча исхити́ ны;


Иису́се, от все́х оста́вленный, не оста́ви мя́ еди́наго в ча́с сме́рти моея́.


Иису́се, с Магдали́ною нога́м Твои́м каса́ющася, приими́ мя;


Иису́се, с преда́телем и распе́ншими Тя́ не осуди́ мя.


Иису́се, с разбо́йником благоразу́мным в ра́й введи́ мя;


Иису́се, Сы́не Бо́жий, помяни́ на́с, егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.


Конда́к 13

О Иису́се Христе́, А́гнче Бо́жий, взе́мляй грехи́ ми́ра, приими́ ма́лое сие́ от всея́ души́ на́шея приноси́мое Тебе́ благодаре́ние и исцели́ ны спаси́тельными Твои́ми страда́ньми от вся́кия боле́зни душе́вныя и теле́сныя, огради́ ны Кресто́м Твои́м от вра́г ви́димых и неви́димых и при кончи́не живота́ на́шего не оста́ви на́с, да сме́ртию Твое́ю изба́вльшеся ве́чныя сме́рти, вы́ну зове́м Тебе́: Аллилу́иа.


Этот конда́к чита́ется три́жды, зате́м и́кос 1-й и конда́к 1-й.


Моли́тва

На Кресте́ пригвожде́нный за ны́, Иису́се Христе́, Единоро́дный Бо́га Отца́ Сы́не, ми́лости, любве́ и щедро́т неизчерпа́емая бе́здно! Ве́м, я́ко грехо́в ра́ди мои́х, от неизрече́ннаго человеколю́бия, Кро́вь Твою́ пролия́ти на Кресте́ изво́лил еси́, ю́же а́з, окая́нный и неблагода́рный, досе́ле скве́рными мои́ми де́лы попира́х и нивочто́же вменя́х. Те́м у́бо из глубины́ беззако́ния и нечистоты́ моея́ у́мныма очи́ма на Распя́таго Тя́ на Кресте́ Искупи́теля моего́ воззре́в, со смире́нием и ве́рою во глубину́ я́зв, Твоего́ милосе́рдия испо́лненных, себе́ поверга́ю, грехо́в проще́ния и скве́рнаго жития́ моего́ исправле́ния прося́. Ми́лостив бу́ди мне́, Влады́ко и Судие́ мо́й, не отри́ни мя́ от лица́ Твоего́, но всеси́льною Твое́ю руко́ю Са́м мя́ к Тебе́ обрати́ и на пу́ть и́стиннаго покая́ния наста́ви, да отны́не положу́ спасе́ния моего́ нача́ло. Боже́ственными страда́ньми Твои́ми укроти́ моя́ плотски́я стра́сти; излия́нною Твое́ю Кро́вию очи́сти моя́ душе́вныя скве́рны; распя́тием Твои́м распни́ мя ми́ру с собла́знами его́ и похотьми́; Кресто́м Твои́м огради́ мя от неви́димых вра́г, ловя́щих ду́шу мою́. Прободе́нными нога́ми Твои́ми от вся́каго пути́ лука́ваго возбрани́ нога́м мои́м; прободе́нными рука́ми Твои́ми ру́це мои́ от вся́каго неуго́днаго Тебе́ де́ла воздержи́. Пригвожде́нный пло́тию, пригвозди́ стра́ху Твоему́ пло́ть мою́, да уклони́вся от зла́, творю́ бла́го пред Тобо́ю. Преклони́вый главу́ Твою́ на Кресте́, к земли́ смире́ния приклони́ вознесе́нную мою́ горды́ню; венце́м Твои́м терно́вым огради́ моя́ ушеса́, во е́же не слы́шати неполе́знаго; же́лчь уста́ми вкуси́вый, положи́ хране́ние нечи́стым усто́м мои́м; отве́рстое копие́м име́яй се́рдце, се́рдце чи́сто во мне́ сози́жди; все́ми Твои́ми я́звами, всего́ мя сла́дце в любо́вь Твою́ уязви́, да Тебе́, Го́спода моего́, возлюблю́ все́ю душе́ю, все́м се́рдцем, все́ю кре́постию и все́м помышле́нием. Да́ждь ми́ Себе́ стра́нна и неиму́ща, где́ главы́ подклони́ти; да́ждь ми́ Себе́ Всеблага́го, избавля́ющаго ду́шу мою́ от сме́рти; да́ждь мне́ Себе́ Всесла́дкаго, услажда́ющаго мя́ в ско́рбех и напа́стех Свое́ю любо́вию, да Его́же пе́рвее ненави́дех, прогневля́х, от себе́ изгоня́х и ко Кресту́ пригвожда́х, сего́ ны́не возлюблю́, ра́дуяся прииму́ и сла́дце Кре́ст Его́ до конца́ жи́зни мое́й понесу́. Не да́ждь отсе́ле, о всеблаги́й Искупи́телю мо́й, ни еди́ной мое́й во́ле соверша́тися, поне́же зла́ е́сть и непотре́бна, да не па́ки впаду́ в тя́жкую рабо́ту ца́рствовавшаго во мне́ греха́; но Твоя́ во́ля блага́я, спасти́ мя хотя́щая, да соверша́ется во мне́ всегда́, е́йже мя́ вруча́я, Тебе́, Распя́таго Го́спода моего́, у́мным очесе́м моего́ се́рдца представля́ю и молю́ из глубины́ души́, да и в разлуче́нии мое́м от бре́ннаго моего́ те́ла, Тебе́ Еди́наго на Кресте́ Твое́м узрю́, в ру́це мя́ защище́ния Своего́ прие́млюща, и от возду́шных духо́в зло́бы храня́ща, вселя́юща же со гре́шники, покая́нием Тебе́ благоугоди́вшими. Ами́нь. 

Евангелие на 1-й пассии:

От Матфея [Зач. 107-114] 

Глава 26

Перевод

[Зач. 107] Когда Иисус окончил все слова сии, то сказал ученикам Своим: вы знаете, что через два дня будет Пасха, и Сын Человеческий предан будет на распятие.
Тогда собрались первосвященники и книжники и старейшины народа во двор первосвященника, по имени Каиафы, и положили в совете взять Иисуса хитростью и убить; но говорили: только не в праздник, чтобы не сделалось возмущения в народе.
[Зач. 108] Когда же Иисус был в Вифании, в доме Симона прокаженного, приступила к Нему женщина с алавастровым сосудом мира драгоценного и возливала Ему возлежащему на голову.
Увидев это, ученики Его вознегодовали и говорили: к чему такая трата?
Ибо можно было бы продать это миро за большую цену и дать нищим.
Но Иисус, уразумев сие, сказал им: что смущаете женщину? она доброе дело сделала для Меня:
ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда имеете; возлив миро сие на тело Мое, она приготовила Меня к погребению; истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет в память ее и о том, что она сделала.
Тогда один из двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошел к первосвященникам
и сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его? Они предложили ему тридцать сребреников;
и с того времени он искал удобного случая предать Его.
В первый же день опресночный приступили ученики к Иисусу и сказали Ему: где велишь нам приготовить Тебе пасху?
Он сказал: пойдите в город к такому-то и скажите ему: Учитель говорит: время Мое близко; у тебя совершу пасху с учениками Моими.
Ученики сделали, как повелел им Иисус, и приготовили пасху.
Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками; и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.
Они весьма опечалились, и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи?
Он же сказал в ответ: опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня;
впрочем Сын Человеческий идет, как писано о Нем, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться.
При сем и Иуда, предающий Его, сказал: не я ли, Равви́? Иисус говорит ему: ты сказал.
И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое.
И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов.
Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего.
И, воспев, пошли на гору Елеонскую.
Тогда говорит им Иисус: все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь, ибо написано: поражу пастыря, и рассеются овцы стада; по воскресении же Моем предварю вас в Галилее.
Петр сказал Ему в ответ: если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь.
Иисус сказал ему: истинно говорю тебе, что в эту ночь, прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня.
Говорит Ему Петр: хотя бы надлежало мне и умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя. Подобное говорили и все ученики.
Потом приходит с ними Иисус на место, называемое Гефсимания, и говорит ученикам: посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там.
И, взяв с Собою Петра и обоих сыновей Зеведеевых, начал скорбеть и тосковать.
Тогда говорит им Иисус: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною.
И, отойдя немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты.
И приходит к ученикам и находит их спящими, и говорит Петру: та́к ли не могли вы один час бодрствовать со Мною?
бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна.
Еще, отойдя в другой раз, молился, говоря: Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя.
И, придя, находит их опять спящими, ибо у них глаза отяжелели.
И, оставив их, отошел опять и помолился в третий раз, сказав то же слово.
Тогда приходит к ученикам Своим и говорит им: вы всё еще спите и почиваете? вот, приблизился час, и Сын Человеческий предается в руки грешников;
встаньте, пойдем: вот, приблизился предающий Меня.
И, когда еще говорил Он, вот Иуда, один из двенадцати, пришел, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и старейшин народных.
Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его.
И, тотчас подойдя к Иисусу, сказал: радуйся, Равви́! И поцеловал Его.
Иисус же сказал ему: друг, для чего ты пришел? Тогда подошли и возложили руки на Иисуса, и взяли Его.
И вот, один из бывших с Иисусом, простерши руку, извлек меч свой и, ударив раба первосвященникова, отсек ему ухо.
Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут;
или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?
как же сбудутся Писания, что та́к должно быть?
В тот час сказал Иисус народу: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями взять Меня; каждый день с вами сидел Я, уча в храме, и вы не брали Меня.
Сие же всё было, да сбудутся писания пророков. Тогда все ученики, оставив Его, бежали.
[Зач. 109] А взявшие Иисуса отвели Его к Каиафе первосвященнику, куда собрались книжники и старейшины.
Петр же следовал за Ним издали, до двора первосвященникова; и, войдя внутрь, сел со служителями, чтобы видеть конец.
Первосвященники и старейшины и весь синедрионискали лжесвидетельства против Иисуса, чтобы предать Его смерти, и не находили; и, хотя много лжесвидетелей приходило, не нашли. Но наконец пришли два лжесвидетеля и сказали: Он говорил: могу разрушить храм Божий и в три дня создать его.
И, встав, первосвященник сказал Ему: что же ничего не отвечаешь? что́ они против Тебя свидетельствуют?
Иисус молчал. И первосвященник сказал Ему: заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?
Иисус говорит ему: ты сказал; даже сказываю вам: отныне у́зрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных.
Тогда первосвященник разодрал одежды свои и сказал: Он богохульствует! на что́ еще нам свидетелей? вот, теперь вы слышали богохульство Его!
как вам кажется? Они же сказали в ответ: повинен смерти.
Тогда плевали Ему в лице и заушали Его; другие же ударяли Его по ланитам и говорили: прореки нам, Христос, кто ударил Тебя?
Петр же сидел вне на дворе. И подошла к нему одна служанка и сказала: и ты был с Иисусом Галилеянином.
Но он отрекся перед всеми, сказав: не знаю, что ты говоришь.
Когда же он выходил за ворота, увидела его другая, и говорит бывшим там: и этот был с Иисусом Назореем.
И он опять отрекся с клятвою, что не знает Сего Человека.
Немного спустя подошли стоявшие там и сказали Петру: точно и ты из них, ибо и речь твоя обличает тебя.
Тогда он начал клясться и божиться, что не знает Сего Человека. И вдруг запел петух.
И вспомнил Петр слово, сказанное ему Иисусом: прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня. И выйдя вон, плакал горько.

Глава 27

[Зач. 110] Когда же настало утро, все первосвященники и старейшины народа имели совещание об Иисусе, чтобы предать Его смерти;
и, связав Его, отвели и предали Его Понтию Пилату, правителю.
[Зач. 111] Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и, раскаявшись, возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам,
говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: что́ нам до того? смотри сам.
И, бросив сребреники в храме, он вышел, пошел и удавился.
Первосвященники, взяв сребреники, сказали: непозволительно положить их в сокровищницу церковную, потому что это цена крови.
Сделав же совещание, купили на них землю горшечника, для погребения странников; посему и называется земля та «землею крови» до сего дня.
Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит: и взяли тридцать сребреников, цену Оцененного, Которого оценили сыны Израиля,
и дали их за землю горшечника, как сказал мне Господь.
Иисус же стал пред правителем. И спросил Его правитель: Ты Царь Иудейский? Иисус сказал ему: ты говоришь.
И когда обвиняли Его первосвященники и старейшины, Он ничего не отвечал.
Тогда говорит Ему Пилат: не слышишь, сколько свидетельствуют против Тебя?
И не отвечал ему ни на одно слово, так что правитель весьма дивился.
На праздник же Пасхи правитель имел обычай отпускать народу одного узника, которого хотели.
Был тогда у них известный узник, называемый Варавва; итак, когда собрались они, сказал им Пилат: кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву, или Иисуса, называемого Христом?
ибо знал, что предали Его из зависти.
Между тем, как сидел он на судейском месте, жена его послала ему сказать: не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него.
Но первосвященники и старейшины возбудили народ просить Варавву, а Иисуса погубить.
Тогда правитель спросил их: кого из двух хотите, чтобы я отпустил вам? Они сказали: Варавву.
Пилат говорит им: что́ же я сделаю Иисусу, называемому Христом? Говорят ему все: да будет распят.
Правитель сказал: какое же зло сделал Он? Но они еще сильнее кричали: да будет распят.
Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы.
И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших.
Тогда отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие.
[Зач. 112] Тогда воины правителя, взяв Иисуса в преторию, собрали на Него весь полк и, раздев Его, надели на Него багряницу; и, сплетши венец из терна, возложили Ему на голову и дали Ему в правую руку трость; и, становясь пред Ним на колени, насмехались над Ним, говоря: радуйся, Царь Иудейский!
и плевали на Него и, взяв трость, били Его по голове.
И когда насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу, и одели Его в одежды Его, и повели Его на распятие.
Выходя, они встретили одного Киринеянина, по имени Симона; сего заставили нести крест Его.
[Зач. 113] И, придя на место, называемое Голгофа, что значит: Лобное место, дали Ему пить уксуса, смешанного с желчью; и, отведав, не хотел пить.
Распявшие же Его делили одежды Его, бросая жребий; и, сидя, стерегли Его там; и поставили над головою Его надпись, означающую вину Его: Сей есть Иисус, Царь Иудейский.
Тогда распяты с Ним два разбойника: один по правую сторону, а другой по левую.
Проходящие же злословили Его, кивая головами своими и говоря: Разрушающий храм и в три дня Созидающий! спаси Себя Самого; если Ты Сын Божий, сойди с креста.
Подобно и первосвященники с книжниками и старейшинами и фарисеями, насмехаясь, говорили:
других спасал, а Себя Самого не может спасти; если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него; уповал на Бога; пусть теперь избавит Его, если Он угоден Ему. Ибо Он сказал: Я Божий Сын.
Также и разбойники, распятые с Ним, поносили Его.
От шестого же часа тьма была по всей земле до часа девятого; а около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или́, Или́! лама́ савахфани́? то есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?
Некоторые из стоявших там, слыша это, говорили: Илию зовет Он.
И тотчас побежал один из них, взял губку, наполнил уксусом и, наложи́в на трость, давал Ему пить;
а другие говорили: постой, посмотрим, придет ли Илия спасти Его.
Иисус же, опять возопив громким голосом, испустил дух.
И вот, завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу; и земля потряслась; и камни расселись;
и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли и, выйдя из гробов по воскресении Его, вошли во святый град и явились многим.
Сотник же и те, которые с ним стерегли Иисуса, видя землетрясение и все бывшее, устрашились весьма и говорили: воистину Он был Сын Божий.
Там были также и смотрели издали многие женщины, которые следовали за Иисусом из Галилеи, служа Ему;
между ними были Мария Магдалина и Мария, мать Иакова и Иосии, и мать сыновей Зеведеевых.
Когда же настал вечер, пришел богатый человек из Аримафеи, именем Иосиф, который также учился у Иисуса; он, придя к Пилату, просил тела Иисусова. Тогда Пилат приказал отдать тело; и, взяв тело, Иосиф обвил его чистою плащаницею.
и положил его в новом своем гробе, который высек он в скале; и, привалив большой камень к двери гроба, удалился.
Была же там Мария Магдалина и другая Мария, которые сидели против гроба.
[Зач. 114] На другой день, который следует за пятницею, собрались первосвященники и фарисеи к Пилату и говорили: господин! Мы вспомнили, что обманщик тот, еще будучи в живых, сказал: после трех дней воскресну; итак прикажи охранять гроб до третьего дня, чтобы ученики Его, придя ночью, не украли Его и не сказали народу: воскрес из мертвых; и будет последний обман хуже первого.
Пилат сказал им: имеете стражу; пойдите, охраняйте, как знаете.
Они пошли и поставили у гроба стражу, и приложили к камню печать.

Евангелие на 2-й пассии:

От Марка [Зач. 63-69] 

Глава 14

Перевод
[Зач. 63] И когда был Он в Вифании, в доме Симона прокаженного, и возлежал, – пришла женщина с алавастровым сосудом мира из нарда чистого, драгоценного и, разбив сосуд, возлила Ему на голову.
Некоторые же вознегодовали и говорили между собою: к чему сия трата мира?
Ибо можно было бы продать его более нежели за триста динариев и раздать нищим. И роптали на нее.
Но Иисус сказал: оставьте ее; что́ ее смущаете? Она доброе дело сделала для Меня.
Ибо нищих всегда имеете с собою и, когда захотите, можете им благотворить; а Меня не всегда имеете.
Она сделала, что́ могла: предварила помазать тело Мое к погребению.
Истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет, в память ее, и о том, что́ она сделала.
[Зач. 64] И пошел Иуда Искариот, один из двенадцати, к первосвященникам, чтобы предать Его им.
Они же, услышав, обрадовались, и обещали дать ему сребреники. И он искал, как бы в удобное время предать Его.
В первый день опресноков, когда заколали пасхального агнца, говорят Ему ученики Его: где хочешь есть пасху? мы пойдем и приготовим.
И посылает двух из учеников Своих и говорит им: пойдите в город; и встретится вам человек, несущий кувшин воды; последуйте за ним и куда он войдет, скажите хозяину дома того: Учитель говорит: где комната, в которой бы Мне есть пасху с учениками Моими?
И он покажет вам горницу большую, устланную, готовую: там приготовьте нам.
И пошли ученики Его, и пришли в город, и нашли, как сказал им; и приготовили пасху.
Когда настал вечер, Он приходит с двенадцатью.
И, когда они возлежали и ели, Иисус сказал: истинно говорю вам, один из вас, ядущий со Мною, предаст Меня.
Они опечалились и стали говорить Ему, один за другим: не я ли? и другой: не я ли?
Он же сказал им в ответ: один из двенадцати, обмакивающий со Мною в блюдо.
Впрочем Сын Человеческий идет, как писано о Нем; но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы тому человеку не родиться.
И когда они ели, Иисус, взяв хлеб, благословил, преломил, дал им и сказал: приимите, ядите; сие есть Тело Мое.
И, взяв чашу, благодарив, подал им: и пили из нее все.
И сказал им: сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая.
Истинно говорю вам: Я уже не буду пить от плода виноградного до того дня, когда буду пить новое вино в Царствии Божием.
И, воспев, пошли на гору Елеонскую.
И говорит им Иисус: все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь; ибо написано: поражу пастыря, и рассеются овцы.
По воскресении же Моем, Я предварю вас в Галилее.
Петр сказал Ему: если и все соблазнятся, но не я.
И говорит ему Иисус: истинно говорю тебе, что ты ныне, в эту ночь, прежде нежели дважды пропоет петух, трижды отречешься от Меня.
Но он еще с бо́льшим усилием говорил: хотя бы мне надлежало и умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя. То́ же и все говорили.
Пришли в селение, называемое Гефсимания; и Он сказал ученикам Своим: посидите здесь, пока Я помолюсь.
И взял с Собою Петра, Иакова и Иоанна; и начал ужасаться и тосковать.
И сказал им: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте.
И, отойдя немного, пал на землю и молился, чтобы, если возможно, миновал Его час сей;
и говорил: Авва Отче! всё возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты.
Возвращается и находит их спящими, и говорит Петру: Симон! ты спишь? не мог ты бодрствовать один час?
Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна.
И, опять отойдя, молился, сказав то же слово.
И, возвратившись, опять нашел их спящими, ибо глаза у них отяжелели, и они не знали, что́ Ему отвечать.
И приходит в третий раз и говорит им: вы всё еще спите и почиваете? Кончено, пришел час: вот, предается Сын Человеческий в руки грешников.
Встаньте, пойдем; вот, приблизился предающий Меня.
[Зач. 65] И тотчас, как Он еще говорил, приходит Иуда, один из двенадцати, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и книжников и старейшин.
Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его и ведите осторожно.
И, придя, тотчас подошел к Нему и говорит: Равви́! Равви́! и поцеловал Его.
А они возложили на Него руки свои и взяли Его.
Один же из стоявших тут извлек меч, ударил раба первосвященникова и отсек ему ухо.
Тогда Иисус сказал им: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня.
Каждый день бывал Я с вами в храме и учил, и вы не брали Меня. Но да сбудутся Писания.
Тогда, оставив Его, все бежали.
Один юноша, завернувшись по нагому телу в покрывало, следовал за Ним; и воины схватили его.
Но он, оставив покрывало, нагой убежал от них.
И привели Иисуса к первосвященнику; и собрались к нему все первосвященники и старейшины и книжники.
Петр издали следовал за Ним, даже внутрь двора первосвященникова; и сидел со служителями, и грелся у огня.
Первосвященники же и весь синедрион искали свидетельства на Иисуса, чтобы предать Его смерти; и не находили.
Ибо многие лжесвидетельствовали на Него, но свидетельства сии не были достаточны.
И некоторые, встав, лжесвидетельствовали против Него и говорили: мы слышали, как Он говорил: Я разрушу храм сей рукотворенный, и через три дня воздвигну другой, нерукотворенный.
Но и такое свидетельство их не было достаточно.
Тогда первосвященник стал посреди и спросил Иисуса: что́ Ты ничего не отвечаешь? что́ они против Тебя свидетельствуют?
Но Он молчал и не отвечал ничего. Опять первосвященник спросил Его и сказал Ему: Ты ли Христос, Сын Благословенного?
Иисус сказал: Я; и вы у́зрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных.
Тогда первосвященник, разодрав одежды свои, сказал: на что еще нам свидетелей?
Вы слышали богохульство; как вам кажется? Они же все признали Его повинным смерти.
И некоторые начали плевать на Него и, закрывая Ему лице, ударять Его и говорить Ему: прореки. И слуги били Его по ланитам.
Когда Петр был на дворе внизу, пришла одна из служанок первосвященника и, увидев Петра греющегося и всмотревшись в него, сказала: и ты был с Иисусом Назарянином.
Но он отрекся, сказав: не знаю и не понимаю, что ты говоришь. И вышел вон на передний двор; и запел петух.
Служанка, увидев его опять, начала говорить стоявшим тут: этот из них.
Он опять отрекся. Спустя немного, стоявшие тут опять стали говорить Петру: точно ты из них; ибо ты Галилеянин, и наречие твое сходно.
Он же начал клясться и божиться: не знаю Человека Сего, о Котором говорите.
Тогда петух запел во второй раз. И вспомнил Петр слово, сказанное ему Иисусом: прежде нежели петух пропоет дважды, трижды отречешься от Меня; и начал плакать.

Глава 15

[Зач. 66] Немедленно поутру первосвященники со старейшинами и книжниками и весь синедрион составили совещание и, связав Иисуса, отвели и предали Пилату.
Пилат спросил Его: Ты Царь Иудейский? Он же сказал ему в ответ: ты говоришь.
И первосвященники обвиняли Его во многом.
Пилат же опять спросил Его: Ты ничего не отвечаешь? видишь, как много против Тебя обвинений.
Но Иисус и на это ничего не отвечал, так что Пилат дивился.
На всякий же праздник отпускал он им одного узника, о котором просили.
Тогда был в узах некто, по имени Варавва, со своими сообщниками, которые во время мятежа сделали убийство.
И народ начал кричать и просить Пилата о том, что́ он всегда делал для них.
Он сказал им в ответ: хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского?
Ибо знал, что первосвященники предали Его из зависти.
Но первосвященники возбудили народ просить, чтобы отпустил им лучше Варавву.
Пилат, отвечая, опять сказал им: что же хотите, чтобы я сделал с Тем, Которого вы называете Царем Иудейским?
Они опять закричали: распни Его.
Пилат сказал им: какое же зло сделал Он? Но они еще сильнее закричали: распни Его.
Тогда Пилат, желая сделать угодное народу, отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие.
[Зач. 67] А воины отвели Его внутрь двора, то есть в преторию, и собрали весь полк, и одели Его в багряницу, и, сплетши терновый венец, возложили на Него; и начали приветствовать Его: радуйся, Царь Иудейский!
И били Его по голове тростью, и плевали на Него, и, становясь на колени, кланялись Ему.
Когда же насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу, одели Его в собственные одежды Его и повели Его, чтобы распять Его.
И заставили проходящего некоего Киринеянина Симона, отца Александрова и Руфова, идущего с поля, нести крест Его.
[Зач. 68] И привели Его на место Голгофу, что́ значит: Лобное место.
И давали Ему пить вино со смирною; но Он не принял.
Распявшие Его делили одежды Его, бросая жребий, кому что́ взять.
Был час третий, и распяли Его.
И была надпись вины Его: Царь Иудейский.
С Ним распяли двух разбойников, одного по правую, а другого по левую сторону Его.
И сбылось слово Писания: и к злодеям причтен.
Проходящие злословили Его, кивая головами своими и говоря: э! разрушающий храм, и в три дня созидающий!
спаси Себя Самого и сойди со креста.
Подобно и первосвященники с книжниками, насмехаясь, говорили друг другу: других спасал, а Себя не может спасти.
Христос, Царь Израилев, пусть сойдет теперь с креста, чтобы мы видели, и уверуем. И распятые с Ним поносили Его.
В шестом же часу настала тьма по всей земле и продолжалась до часа девятого.
В девятом часу возопил Иисус громким голосом: Элои́! Элои́! ламма́ савахфани́? – что значит: Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?
Некоторые из стоявших тут, услышав, говорили: вот, Илию зовет.
А один побежал, наполнил губку уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить, говоря: постойте, посмотрим, придет ли Илия снять Его.
Иисус же, возгласив громко, испустил дух.
И завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу.
Сотник, стоявший напротив Его, увидев, что Он, та́к возгласив, испустил дух, сказал: истинно Человек Сей был Сын Божий.
Были тут и женщины, которые смотрели издали: между ними была и Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшего и Иосии, и Саломия, которые и тогда, как Он был в Галилее, следовали за Ним и служили Ему, и другие многие, вместе с Ним пришедшие в Иерусалим.
И как уже настал вечер, – потому что была пятница, то есть день перед субботою, –
[Зач. 69] пришел Иосиф из Аримафеи, знаменитый член совета, который и сам ожидал Царствия Божия, осмелился войти к Пилату, и просил тела Иисусова.
Пилат удивился, что Он уже умер, и, призвав сотника, спросил его, давно ли умер?
И, узнав от сотника, отдал тело Иосифу.
Он, купив плащаницу и сняв Его, обвил плащаницею, и положил Его во гробе, который был высечен в скале, и привалил камень к двери гроба.
Мария же Магдалина и Мария Иосиева смотрели, где Его полагали.

Евангелие на 3-й пассии:

От Луки [Зач. 108-111] 

Глава 22

Перевод

[Зач. 108] Приближался праздник опресноков, называемый Пасхою, и искали первосвященники и книжники, как бы погубить Его, потому что боялись народа.

Вошел же сатана в Иуду, прозванного Искариотом, одного из числа двенадцати, и он пошел, и говорил с первосвященниками и начальниками, как Его предать им.

Они обрадовались и согласились дать ему денег;

и он обещал, и искал удобного времени, чтобы предать Его им не при народе.

Настал же день опресноков, в который надлежало заколать пасхального агнца, и послал Иисус Петра и Иоанна, сказав: пойдите, приготовьте нам есть пасху.

Они же сказали Ему: где велишь нам приготовить?

Он сказал им: вот, при входе вашем в город, встретится с вами человек, несущий кувшин воды; последуйте за ним в дом, в который войдет он,

и скажите хозяину дома: Учитель говорит тебе: где комната, в которой бы Мне есть пасху с учениками Моими?

И он покажет вам горницу большую устланную; там приготовьте.

Они пошли, и нашли, как сказал им, и приготовили пасху.

И когда настал час, Он возлег, и двенадцать Апостолов с Ним, и сказал им: очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания,

ибо сказываю вам, что уже не буду есть ее, пока она не совершится в Царствии Божием.

И, взяв чашу и благодарив, сказал: приимите ее и разделите между собою, ибо сказываю вам, что не буду пить от плода виноградного, доколе не придет Царствие Божие.

И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание.

Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша есть Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается.

И вот, рука предающего Меня со Мною за столом;

впрочем, Сын Человеческий идет по предназначению, но горе тому человеку, которым Он предается.

И они начали спрашивать друг друга, кто бы из них был, который это сделает.

Был же и спор между ними, кто из них должен почитаться бо́льшим.

Он же сказал им: цари господствуют над народами, и владеющие ими благодетелями называются, а вы не так: но кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий – как служащий.

Ибо кто больше: возлежащий, или служащий? не возлежащий ли? А Я посреди вас, как служащий.

Но вы пребыли со Мною в напастях Моих,

и Я завещаваю вам, как завещал Мне Отец Мой, Царство, да ядите и пиете за трапезою Моею в Царстве Моем, и сядете на престолах судить двенадцать колен Израилевых.

И сказал Господь: Симон! Симон! се, сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу, но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя; и ты некогда, обратившись, утверди братьев твоих.

Он отвечал Ему: Господи! с Тобою я готов и в темницу и на смерть идти.

Но Он сказал: говорю тебе, Петр, не пропоет петух сегодня, как ты трижды отречешься, что не знаешь Меня.

И сказал им: когда Я посылал вас без мешка и без сумы́ и без обуви, имели ли вы в чем недостаток? Они отвечали: ни в чем.

Тогда Он сказал им: но теперь, кто имеет мешок, тот возьми его, также и суму́; а у кого нет, продай одежду свою и купи меч; ибо сказываю вам, что должно исполниться на Мне и сему написанному: и к злодеям причтен. Ибо то, что о Мне, приходит к концу.

Они сказали: Господи! вот, здесь два меча. Он сказал им: довольно.

[Зач. 109] И, выйдя, пошел по обыкновению на гору Елеонскую, за Ним последовали и ученики Его.

Придя же на место, сказал им: молитесь, чтобы не впасть в искушение.

И Сам отошел от них на вержение камня, и, преклонив колени, молился, говоря: Отче! о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет.

Явился же Ему Ангел с небес и укреплял Его.

И, находясь в борении, прилежнее молился, и был пот Его, как капли крови, падающие на землю.

Встав от молитвы, Он пришел к ученикам, и нашел их спящими от печали и сказал им: что вы спите? встаньте и молитесь, чтобы не впасть в искушение.

Когда Он еще говорил это, появился народ, а впереди его шел один из двенадцати, называемый Иуда, и он подошел к Иисусу, чтобы поцеловать Его. Ибо он такой им дал знак: Кого я поцелую, Тот и есть.

Иисус же сказал ему: Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого?

Бывшие же с Ним, видя, к чему идет дело, сказали Ему: Господи! не ударить ли нам мечом?

И один из них ударил раба первосвященникова, и отсек ему правое ухо.

Тогда Иисус сказал: оставьте, довольно. И, коснувшись уха его, исцелил его.

Первосвященникам же и начальникам храма и старейшинам, собравшимся против Него, сказал Иисус: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня?

Каждый день бывал Я с вами в храме, и вы не поднимали на Меня рук, но теперь ваше время и власть тьмы.

Взяв Его, повели и привели в дом первосвященника. Петр же следовал издали.

Когда они развели огонь среди двора и сели вместе, сел и Петр между ними.

Одна служанка, увидев его сидящего у огня и всмотревшись в него, сказала: и этот был с Ним.

Но он отрекся от Него, сказав женщине: я не знаю Его.

Вскоре потом другой, увидев его, сказал: и ты из них. Но Петр сказал этому человеку: нет!

Прошло с час времени, еще некто настоятельно говорил: точно и этот был с Ним, ибо он Галилеянин.

Но Петр сказал тому человеку: не знаю, что ты говоришь. И тотчас, когда еще говорил он, запел петух.

Тогда Господь, обратившись, взглянул на Петра, и Петр вспомнил слово Господа, как Он сказал ему: прежде нежели пропоет петух, отречешься от Меня трижды.

И, выйдя вон, горько заплакал.

Люди, державшие Иисуса, ругались над Ним и били Его; и, закрыв Его, ударяли Его по лицу и спрашивали Его: прореки, кто ударил Тебя?

И много иных хулений произносили против Него.

И как настал день, собрались старейшины народа, первосвященники и книжники, и ввели Его в свой синедрион и сказали: Ты ли Христос? скажи нам. Он сказал им: если скажу вам, вы не поверите; если же и спрошу вас, не будете отвечать Мне и не отпустите Меня; отныне Сын Человеческий воссядет одесную силы Божией.

И сказали все: итак, Ты Сын Божий? Он отвечал им: вы говорите, что Я.

Они же сказали: какое еще нужно нам свидетельство? ибо мы сами слышали из уст Его.


Глава 23

[Зач. 110] И поднялось все множество их, и повели Его к Пилату, и начали обвинять Его, говоря: мы нашли, что Он развращает народ наш и запрещает давать подать кесарю, называя Себя Христом Царем.

Пилат спросил Его: Ты Царь Иудейский? Он сказал ему в ответ: ты говоришь.

Пилат сказал первосвященникам и народу: я не нахожу никакой вины в этом человеке.

Но они настаивали, говоря, что Он возмущает народ, уча по всей Иудее, начиная от Галилеи до сего места.

Пилат, услышав о Галилее, спросил: разве Он Галилеянин?

И, узнав, что Он из области Иродовой, послал Его к Ироду, который в эти дни был также в Иерусалиме.

Ирод, увидев Иисуса, очень обрадовался, ибо давно желал видеть Его, потому что много слышал о Нем, и надеялся увидеть от Него какое-нибудь чудо,

и предлагал Ему многие вопросы, но Он ничего не отвечал ему.

Первосвященники же и книжники стояли и усильно обвиняли Его.

Но Ирод со своими воинами, уничижив Его и насмеявшись над Ним, одел Его в светлую одежду и отослал обратно к Пилату.

И сделались в тот день Пилат и Ирод друзьями между собою, ибо прежде были во вражде друг с другом.

Пилат же, созвав первосвященников и начальников и народ, сказал им: вы привели ко мне человека сего, как развращающего народ; и вот, я при вас исследовал и не нашел человека сего виновным ни в чем том, в чем вы обвиняете Его; и Ирод также, ибо я посылал Его к нему; и ничего не найдено в Нем достойного смерти; итак, наказав Его, отпущу.

А ему и нужно было для праздника отпустить им одного узника.

Но весь народ стал кричать: смерть Ему! а отпусти нам Варавву.

Варавва был посажен в темницу за произведенное в городе возмущение и убийство.

Пилат снова возвысил голос, желая отпустить Иисуса.

Но они кричали: распни, распни Его!

Он в третий раз сказал им: какое же зло сделал Он? я ничего достойного смерти не нашел в Нем; итак, наказав Его, отпущу.

Но они продолжали с великим криком требовать, чтобы Он был распят; и превозмог крик их и первосвященников.

И Пилат решил быть по прошению их, и отпустил им посаженного за возмущение и убийство в темницу, которого они просили; а Иисуса предал в их волю.

И когда повели Его, то, захватив некоего Симона Киринеянина, шедшего с поля, возложили на него крест, чтобы нес за Иисусом.

И шло за Ним великое множество народа и женщин, которые плакали и рыдали о Нем.

Иисус же, обратившись к ним, сказал: дщери Иерусалимские! не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших, ибо приходят дни, в которые скажут: блаженны неплодные, и утробы неродившие, и сосцы непитавшие!

тогда начнут говорить горам: падите на нас! и холмам: покройте нас!

Ибо если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет?

[Зач. 111] Вели с Ним на смерть и двух злодеев.

И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, а другого по левую сторону.

Иисус же говорил: Отче! прости им, ибо не знают, что делают. И делили одежды Его, бросая жребий.

И стоял народ и смотрел. Насмехались же вместе с ними и начальники, говоря: других спасал; пусть спасет Себя Самого, если Он Христос, избранный Божий.

Также и воины ругались над Ним, подходя и поднося Ему уксус и говоря: если Ты Царь Иудейский, спаси Себя Самого.

И была над Ним надпись, написанная словами греческими, римскими и еврейскими: Сей есть Царь Иудейский.

Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас.

Другой же, напротив, унимал его и говорил: или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же?

и мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал.

И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!

И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю.

Было же около шестого часа дня, и сделалась тьма по всей земле до часа девятого: и померкло солнце, и завеса в храме раздралась по средине.

Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мой. И, сие сказав, испустил дух.

Сотник же, видев происходившее, прославил Бога и сказал: истинно человек этот был праведник.

И весь народ, сшедшийся на сие зрелище, видя происходившее, возвращался, бия себя в грудь.

Все же, знавшие Его, и женщины, следовавшие за Ним из Галилеи, стояли вдали и смотрели на это.

Тогда некто, именем Иосиф, член совета, человек добрый и правдивый, не участвовавший в совете и в деле их; из Аримафеи, города Иудейского, ожидавший также Царствия Божия, пришел к Пилату и просил тела Иисусова; и, сняв его, обвил плащаницею и положил его в гробе, высеченном в скале, где еще никто не был положен.

День тот был пятница, и наступала суббота.

Последовали также и женщины, пришедшие с Иисусом из Галилеи, и смотрели гроб, и как полагалось тело Его; возвратившись же, приготовили благовония и масти; и в субботу остались в покое по заповеди.

Евангелие на 4-й пассии:

От Иоанна [Зач. 58-62] 

Глава 18

Перевод:

[Зач. 58] Сказав сие, Иисус вышел с учениками Своими за поток Кедрон, где был сад, в который вошел Сам и ученики Его.

Знал же это место и Иуда, предатель Его, потому что Иисус часто собирался там с учениками Своими.

Итак Иуда, взяв отряд воинов и служителей от первосвященников и фарисеев, приходит туда с фонарями и светильниками и оружием.

Иисус же, зная все, что с Ним будет, вышел и сказал им: кого ищете?

Ему отвечали: Иисуса Назорея. Иисус говорит им: это Я. Стоял же с ними и Иуда, предатель Его.

И когда сказал им: это Я, они отступили назад и пали на землю.

Опять спросил их: кого ищете? Они сказали: Иисуса Назорея.

Иисус отвечал: Я сказал вам, что это Я; итак, если Меня ищете, оставьте их, пусть идут, да сбудется слово, реченное Им: из тех, которых Ты Мне дал, Я не погубил никого.

Симон же Петр, имея меч, извлек его, и ударил первосвященнического раба, и отсек ему правое ухо. Имя рабу было Малх.

Но Иисус сказал Петру: вложи меч в ножны; неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?

Тогда воины и тысяченачальник и служители Иудейские взяли Иисуса и связали Его, и отвели Его сперва к Анне, ибо он был тесть Каиафе, который был на тот год первосвященником.

Это был Каиафа, который подал совет Иудеям, что лучше одному человеку умереть за народ.

За Иисусом следовали Симон Петр и другой ученик; ученик же сей был знаком первосвященнику и вошел с Иисусом во двор первосвященнический.

А Петр стоял вне за дверями. Потом другой ученик, который был знаком первосвященнику, вышел, и сказал придвернице, и ввел Петра.

Тут раба придверница говорит Петру: и ты не из учеников ли Этого Человека? Он сказал: нет.

Между тем рабы и служители, разведя огонь, потому что было холодно, стояли и грелись. Петр также стоял с ними и грелся.

Первосвященник же спросил Иисуса об учениках Его и об учении Его.

Иисус отвечал ему: Я говорил явно миру; Я всегда учил в синагоге и в храме, где всегда Иудеи сходятся, и тайно не говорил ничего.

Что спрашиваешь Меня? спроси слышавших, что Я говорил им; вот, они знают, что Я говорил.

Когда Он сказал это, один из служителей, стоявший близко, ударил Иисуса по щеке, сказав: так отвечаешь Ты первосвященнику?

Иисус отвечал ему: если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, что ты бьешь Меня?

Анна послал Его связанного к первосвященнику Каиафе.

Симон же Петр стоял и грелся. Тут сказали ему: не из учеников ли Его и ты? Он отрекся и сказал: нет.

Один из рабов первосвященнических, родственник тому, которому Петр отсек ухо, говорит: не я ли видел тебя с Ним в саду?

Петр опять отрекся; и тотчас запел петух.

[Зач. 59] От Каиафы повели Иисуса в преторию. Было утро; и они не вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но чтобы можно было есть пасху.

Пилат вышел к ним и сказал: в чем вы обвиняете Человека Сего?

Они сказали ему в ответ: если бы Он не был злодей, мы не предали бы Его тебе.

Пилат сказал им: возьмите Его вы, и по закону вашему судите Его. Иудеи сказали ему: нам не позволено предавать смерти никого, – да сбудется слово Иисусово, которое сказал Он, давая разуметь, какою смертью Он умрет.

Тогда Пилат опять вошел в преторию, и призвал Иисуса, и сказал Ему: Ты Царь Иудейский?

Иисус отвечал ему: от себя ли ты говоришь это, или другие сказали тебе о Мне?

Пилат отвечал: разве я Иудей? Твой народ и первосвященники предали Тебя мне; что Ты сделал?

Иисус отвечал: Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда.

Пилат сказал Ему: итак Ты Царь? Иисус отвечал: ты говоришь, что Я Царь. Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего.

Пилат сказал Ему: что есть истина? И, сказав это, опять вышел к Иудеям и сказал им: я никакой вины не нахожу в Нем.

Есть же у вас обычай, чтобы я одного отпускал вам на Пасху; хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского?

Тогда опять закричали все, говоря: не Его, но Варавву. Варавва же был разбойник.


Глава 19

[Зач. 60] Когда же увидели Его первосвященники и служители, то закричали: ||распни, распни Его! Пилат говорит им: возьмите Его вы, и распните; ибо я не нахожу в Нем вины.
Иудеи отвечали ему: мы имеем закон, и по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим.
Пилат, услышав это слово, больше убоялся.
И опять вошел в преторию и сказал Иисусу: откуда Ты? Но Иисус не дал ему ответа.
Пилат говорит Ему: мне ли не отвечаешь? не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя?
Иисус отвечал: ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше; посему более греха на том, кто предал Меня тебе.
С этого времени Пилат искал отпустить Его. Иудеи же кричали: если отпустишь Его, ты не друг кесарю; всякий, делающий себя царем, противник кесарю.
Пилат, услышав это слово, вывел вон Иисуса и сел на судилище, на месте, называемом Лифо́стротон, а по-еврейски Гаввафа. 
Тогда была пятница перед Пасхою, и час шестый. И сказал Пилат Иудеям: се, Царь ваш!
Но они закричали: возьми, возьми, распни Его! Пилат говорит им: Царя ли вашего распну? Первосвященники отвечали: нет у нас царя, кроме кесаря.
Тогда наконец он предал Его им на распятие. И взяли Иисуса и повели.
И, неся крест Свой, Он вышел на место, называемое Лобное, по-еврейски Голгофа; там распяли Его и с Ним двух других, по ту и по другую сторону, а посреди Иисуса.
Пилат же написал и надпись, и поставил на кресте. Написано было: Иисус Назорей, Царь Иудейский.
Эту надпись читали многие из Иудеев, потому что место, где был распят Иисус, было недалеко от города, и написано было по-еврейски, по-гречески, по-римски.
Первосвященники же Иудейские сказали Пилату: не пиши: Царь Иудейский, но что Он говорил: Я Царь Иудейский.
Пилат отвечал: что я написал, то написал.
Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его и разделили на четыре части, каждому воину по части, и хитон; хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху.
Итак сказали друг другу: не станем раздирать его, а бросим о нем жребий, чей будет, – да сбудется реченное в Писании: разделили ризы Мои между собою и об одежде Моей бросали жребий. Так поступили воины.
[Зач. 61] При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина.
Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Же́но! се, сын Твой.
Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе.
После того Иисус, зная, что уже все совершилось, да сбудется Писание, говорит: жажду.
Тут стоял сосуд, полный уксуса. Воины, напоив уксусом губку и наложив на иссоп, поднесли к устам Его.
Когда же Иисус вкусил уксуса, сказал: совершилось! И, преклонив главу, предал дух.
Но так как тогда была пятница, то Иудеи, дабы не оставить тел на кресте в субботу, – ибо та суббота была день великий, – просили Пилата, чтобы перебить у них голени и снять их.
Итак пришли воины, и у первого перебили голени, и у другого, распятого с Ним.
Но, придя к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней, но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода.
И видевший засвидетельствовал, и истинно свидетельство его; он знает, что говорит истину, дабы вы поверили.
Ибо сие произошло, да сбудется Писание: кость Его да не сокрушится.
Также и в другом месте Писание говорит: воззрят на Того, Которого пронзили.
[Зач. 62] После сего Иосиф из Аримафеи – ученик Иисуса, но тайный из страха от Иудеев, – просил Пилата, чтобы снять тело Иисуса; и Пилат позволил. Он пошел и снял тело Иисуса.
Пришел также и Никодим, – приходивший прежде к Иисусу ночью, – и принес состав из смирны и алоя, литр около ста.
Итак они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи.
На том месте, где Он распят, был сад, и в саду гроб новый, в котором еще никто не был положен.
Там положили Иисуса ради пятницы Иудейской, потому что гроб был близко.

 От издателя


«Фома» — православный журнал для сомневающихся — был основан в 1996 году и прошел путь от черно-белого альманаха до ежемесячного культурно-просветительского издания. Наша основная миссия — рассказ о православной вере и Церкви в жизни современного человека и общества. Мы стремимся обращаться лично к каждому читателю и быть интересными разным людям независимо от их религиозных, политических и иных взглядов.


«Фома» не является официальным изданием Русской Православной Церкви.


В тоже время мы активно сотрудничаем с представителями духовенства и различными церковными структурами. Журналу присвоен гриф «Одобрено Синодальным информационным отделом Русской Православной Церкви».

Если Вам понравилась эта книга — поддержите нас!

 

 

  



Сообщить об ошибке

Контактная информация
  • mo@infomissia.ru
  • http://infomissia.ru

Миссионерский отдел Московской Епархии

Все материалы, размещенные в электронной библиотеке, являются интеллектуальной собственностью. Любое использование информации должно осуществляться в соответствии с российским законодательством и международными договорами РФ. Информация размещена для использования только в личных культурно-просветительских целях. Копирование и иное распространение информации в коммерческих и некоммерческих целях допускается только с согласия автора или правообладателя

 


Создание сайта: studio.hamburg-hram.de