Святые Петр и Феврония Муромские

Книга о святых Петре и Февронии содержит их жизнеописание, историю их почитания, рассказ о Свято-Троицком монастыре, где покоятся мощи святых, акафист и молитвы святым Петру и Февронии. Также в качестве приложений даны: слово Святейшего Патриарха Кирилла в день памяти святых Петра и Февронии, «Повесть о Петре и Февронии» Ермолая-Еразма, история Мурома, где прошла жизнь с святых, рассказ о празднике День семьи, любви и верности, связанном со святыми Петром и Февронией, и пример нескольких чудес по молитвам этих святых.

Книга предоставлена издательством «Благовест», бумажную версию вы можете приобрести на сайте издательства http://www.blagovest-moskva.ru/

cover

Святые Петр и Феврония Муромские

Рекомендовано к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви (ИС 11-105-0453)

Предисловие

В настоящее время, особенно с установлением праздника Дня семьи, любви и верности, возрождается почитание святых Петра и Февронии Муромских, считающихся образцовой супружеской парой. История их любви, оставшаяся в местных преданиях и изображенная в произведении Ермолая-Еразма «Повесть о Петре и Февронии», до сих пор волнует воображение.

Любовь святых Петра и Февронии не осталась лишь ярким, красивым чувством, но нашла свое воплощение в браке и семейной жизни, построенной по христианским заповедям. Так что история любви претворилась в историю семьи, устремленной к небу. Благодаря этой устремленности, святые Петр и Феврония преодолели все внешние скорби, непростые жизненные обстоятельства – болезнь, злобу людскую, изгнание княжеской четы из Мурома. Даже смерть не в силах была разлучить любящих – вместе они отходят ко Господу. И после смерти, несмотря на все людские ухищрения, стремившиеся разлучить их, не только духовно, но и телами почивают вместе, утверждая одновременно любовь небесную и земную.

Святые Петр и Феврония являются примером для многих православных семей – они считаются покровителями брака. С молитвой к ним обращаются, прося помощи в обретении семейного счастья, рождении детей, исцеления от болезней и помощи в других житейских делах. И по молитвам святых получают просимое – тому множество примеров.

Поэтому почитание святых Петра и Февронии разрастается с каждым годом. День их памяти торжественно отмечается не только в Муроме, где в Свято-Троицкой обители почивают их мощи, но и по всей России.

К этому дню приурочены мероприятия, направленные на популяризацию семейных ценностей. Таким образом почитание святых Петра и Февронии становится делом не только церковным, но и государственным.

Но, к сожалению, найти какую-либо достоверную информацию о святых Петре и Февронии нелегко. Даже самое известное произведение на эту тему – «Повесть о Петре и Февронии» – не всегда доступно широкому читателю.

Еще до революции был произведен ряд научных изысканий о святых, но в советские годы эти изыскания фактически полностью прекратились.

Лишь в последние несколько десятилетий в Муроме были возобновлены научные изыскания – и светские и церковные – о святых князе и княгине Муромских.

Однако монографии на основе этих изысканий, изданные в рамках Уваровских чтений, по большей части написаны научным языком и не предназначены для широкого читателя, хотя есть и исключения.

Также в последние годы были написаны несколько авторских произведений на семейную тему, где за основу был взят пример святых Петра и Февронии. Все эти книги призваны удовлетворить огромный интерес к личностям святых Муромских князя и княгини.

Данный сборник, предназначенный для широкого православного читателя, преследует ту же цель. При его составлении были использованы исследования о жизни святых, как дореволюционные, так и современные. Кроме того, в нем представлены различные аспекты почитания святых Петра и Февронии – и в исторической перспективе и современные.

Книга о святых Петре и Февронии содержит их жизнеописание, историю их почитания, рассказ о Свято-Троицком монастыре, где покоятся мощи святых, акафист и молитвы святым Петру и Февронии.

Также в качестве приложений даны: слово Святейшего Патриарха Кирилла в день памяти святых Петра и Февронии, «Повесть о Петре и Февронии» ЕрмолаяЕразма, история Мурома, где прошла жизнь святых, рассказ о празднике День семьи, любви и верности, связанном со святыми Петром и Февронией, и пример нескольких чудес по молитвам этих святых.



Анна Маркова

Жизнеописание

Петр и Феврония

О святых князе Петре и княгине Февронии, почитающихся в народе покровителями любви и брака, достоверно известно крайне мало. Пространная «Повесть о Петре и Февронии», составленная священником Ермолаем по благословению святителя Макария, была признана художественным произведением и не вошла в сборники Житий, составленных митрополитом Макарием.

Даже имена, под которыми они прославлены и поныне вызывают споры, поскольку неясно какие имена у князя и княгини были крещальными, а какие иноческими. Так, по мнению одних исследователей – Петр и Феврония – крещальные имена благоверных князя и княгини. А по версии других – Петр и Феврония – имена иноческие, а крещальными именами князя и княгини являются упомянутые в летописи имена Давид и Евфросиния. Но в любом случае мы почитаем их как благоверного князя Петра и благоверную княгиню Февронию.

Происхождение

Благоверный князь Петр был потомком Ярослава Святославича, прославленного Церковью под монашеским именем Константина – младшего сына князя Святослава Ярославича Черниговского. Согласно летописным источникам Петр (Давид) был вторым сыном Муромского князя Юрия Владимировича.

До нас не дошло никаких сведений о детстве и юности благоверного князя Петра. Ни летописи, ни житие не донесли до нас никаких подробностей. Лишь «Повесть» сохранила романтическую историю о змее, якобы прилетавшем к невестке святого и за это убитым князем Петром. Но, к сожалению, никакого подтверждения этой удивительной истории нет. Некоторые из исследователей видят здесь аллегорию, а другие – пережитки славянской мифологии.

В этом плане супруге князя Петра, благоверной княгине Февронии, повезло больше. Хотя летописи и вовсе не упоминают о ней, а в официальной житийной версии говорится лишь то, что она «происходила из благочестивого рода». Однако о ней сохранилось множество народных преданий – часть из них нашла свое отражение в «Повести».

Согласно преданиям, происхождение будущей княгини Февронии было необычно – она была дочерью простого бортника-древолаза, собирающего мед диких пчел. Родина ее – небольшая деревенька Ласково под Рязанью. Надо заметить, что деревня эта существует и поныне и земляки не забыли святую Февронию.

Однако в детстве и юности ее отношения с земляками не складывались. Она была девушкой весьма неординарной – одновременно мечтательной и набожной. До сих пор в Ласково показывают орешник, где Феврония подолгу молилась под ореховым кустом. Такой выбор места для молитвы вызывал удивление у ее земляков. Еще более их удивляло ее пренебрежение традициями и обычаями, сохранившимися с языческих времен. Отголоски пренебрежения обычаями нашли свое отражение и в «Повести» – там говорится, что посланный князем отрок застал Февронию за ткацким станком – дело было летом, а в то время считалось, что заниматься ткачеством можно лишь зимой, дабы не обидеть духов-покровителей. Но Феврония не обращала внимания на такие суеверия. За это изумленные односельчане почитали Февронию юродивой и нередко обзывали дурочкой.

К тому же Феврония была лекаркой и приручала диких животных, что также неоднозначно воспринималось ее земляками. Они подозревали, что Феврония занимается колдовством, или даже более того – суеверные люди считали ее воплощением некой потусторонней силы – почти языческой богиней. Так что в родном Ласково Февронию не слишком любили и побаивались.

Знакомство

Как произошло знакомство будущих супругов – также точно неизвестно – ни житие, ни летописи – ничего не говорят об этом. Лишь «Повесть» рассказывает о том, как могли познакомиться наследник Муромского княжества и дочь древолаза-бортника. Согласно версии, данной в «Повести», после поединка со змеем князь Петр покрылся струпьями от брызг змеиной крови.

Эта легендарная версия по-разному толкуется исследователями. Большинство предполагает, что молодой князь был болен проказой – неизлечимой инфекционной болезнью. Однако, среди современных исследователей есть и те, кто предполагает, что князь Петр действительно был укушен змеей и страдал от осложнений, связанных со змеиным укусом – в «Повести» говорится, что помимо струпьев, покрывших его, князь от болезни не мог ни сидеть, ни ходить. Из этого делается вывод о частичной парализации и, как следствие, пролежнях. Но все это лишь версии – чем был болен князь – неизвестно.

Далее «Повесть» рассказывает о том, что, ища исцеления, князь послал своих слуг в Рязанскую землю, славящуюся своими лекарями. Один из них и забрел в Ласково, где жила Феврония.

Что было дальше? Точного ответа также нет – есть лишь множество мнений, основанных на романтическом повествовании отца Ермолая (в монашестве Еразма). Кто-то говорит о том, что Петр получил исцеление благодаря молитвам Февронии. Другие, напротив – полагают, что князь был вылечен благодаря лекарским секретам, ведомым юной девушке. Некоторые даже, подобно древним ласковцам, подозревают Февронию в колдовстве.

Имела ли место упомянутая в «Повести» игра в загадки, или это – традиционный сюжет, повторяющийся во многих преданиях и легендах? Действительно ли, что князь поначалу отказался жениться на Февронии, и лишь вылеченный ею вторично согласился взять ее в жены? – Все это вопросы без ответа. Есть лишь ряд различных мнений на эти темы.

Но достоверно известно то, что Петр – наследник Муромского престола – просил руки незнатной дочери древолаза-бортника Февронии и получил ее согласие на брак.

Свадьба

Согласно преданиям, до сих пор бытующим в Ласково, венчание было назначено на Петров день (празднование святых апостолов Петра и Павла). И, надо заметить, эти предания совпадают с некоторыми историческими сведениями, особенно в том случае, если крещальным именем князя было именно – Петр. Многие князья старались приурочить свадьбу к собственному дню ангела – в том случае, если день ангела приходился не на один из больших постов.

Рассказывая о венчании в Петров день, ласковцы добавляют, что Феврония, говоря о будущей свадьбе, предсказала – венчаться они поедут на санях. Поскольку дело было летом – никто не поверил ее словам. Но настал Петров день – и вдруг – ни с того, ни с сего выпал обильный снег. Несмотря на то, что он быстро растаял, в церковь невесте пришлось ехать на санях.

Когда после венчания молодые ненадолго заехали в дом родителей невесты, односельчане до самого венчания не верившие, что муромский князь женится на Февронии, начали насмехаться, что князь взял за себя дурочку. Насмешки в самый день свадьбы, в конце концов, вывели Февронию из себя. И она сказала: «Не расти больше Ласкову». И с тех пор было в Ласкове шесть изб до тех пор, пока в 90-х годах XX века ни выстроили здесь часовню в честь святых Петра и Февронии. Так говорится в ласковских преданиях.

В тот же день молодые уехали в Муром, где княжил старший брат Петра.

В Муроме и не только

Говоря о том, какой была жизнь молодой супружеской пары в Муроме, житие ограничивается лишь общими фразами: «любили чистоту и целомудрие и всегда были милостивыми, справедливыми и кроткими. Они избавляли от власти обижающих тех, кто подвергался обидам, достойно чтили лиц иноческого и священнического звания, подавая им материальные пособия, с великим милосердием относились к бедным и усердно упражнялись в посте и воздержании».

«Повесть» и местные предания говорят об этом более конкретно. Бояре невзлюбили молодую княгиню-простолюдинку. Сразу же поползли слухи о странностях княгини Февронии. Так же как в свое время односельчане, бояре обвиняли ее то в юродстве, то в колдовстве. Но княгиня Феврония держалась безупречно, так что обвинить ее в чем-то конкретном никто не мог.

Тем паче, что совместная жизнь Петра и Февронии складывалась как нельзя лучше. Несмотря на то, что брак был неравным, и, с точки зрения некоторых, вынужденным – недаром же вошла в «Повесть» версия о том, что князь никак не хотел жениться на дочери бортника. Но, вопреки сплетням недоброжелателей, брак Петра и Февронии был счастливым.

Словно какая особая благодать почила на этой супружеской паре. Еще до того, как Петр стал полновластным Муромским государем, ходя под рукой старшего брата, эту пару очень любили приглашать на княжеские свадьбы. Несколько раз в летописях в качестве самых почетных свадебных гостей упоминается наследник Муромского престола «с княгинею своею». Хотя Муромское княжество было одним из самых незначительных, а Петр (Давид) даже не был полновластным муромским князем. Вывод, который можно сделать из всего сказанного – пара святых Петра и Февронии являла окружающим пример супружеского согласия и христианского благочестия.

Конечно, это внешняя сторона жизни благоверной супружеской четы. Их внутренняя жизнь, подобно, как и у других прославленных Церковью в лике праведников, по большей части, к сожалению, скрыта от нас. И летописи и «Повесть», и житие, и даже местные предания умалчивают о каких-либо подробностях.

Муромский князь

Примерно в 1203–1204 годах скончался Муромский князь Владимир Юрьевич – тот самый, в котором исследователи видят прототип упомянутого в «Повести» князя Павла. Его младший брат Петр (Давид) становится полновластным муромским князем.

Но в Муроме, подобно и другим городам, возникшим самопроизвольно – в точке ли пересечения торговых путей или же в центрах древних племенных союзов – княжеская власть была не сильна. Князь вынужден был считаться и с властью народного веча и с сильным влиянием местных боярских родов.

А муромские бояре были изначально недовольны новым князем. И «Повесть», и местные муромские предания говорят о том, что бояре были оскорблены выбором князя Петра, женившегося на простолюдинке Февронии.

Да и собственный нрав князя не внушал боярам почтения – они считали своего нового государя бесхарактерным человеком, ни в чем не смевшим выйти из воли великого князя Владимирского. Причем служил он повелителю северо-восточной Руси не ради выгоды – когда великий князь Всеволод Юрьевич старался наделить верного муромского князя чужими городами, он при первой же возможности избавлялся от таких даров. Здесь надо заметить, что такая политика муромского князя позволяла ему жить в мире и с могущественным владимирским князем и с ближайшими соседями и родичами – рязанскими князьями, враждовавшими с великим князем владимирским – Всеволодом Большое Гнездо. Следствием миролюбия князя была безопасность Муромского княжества от нападений более сильных соседей. Однако, бояре не всегда понимали своего князя и не одобряли его поведения.

В конце концов, неприятие княжеской семьи и непонимание политики князя привело к тому, что бояре попытались изгнать своего князя из города.

Жизнь в шалаше

Неизвестно, сколько правил князь Петр Муромом до того, как местные бояре решили «показать путь» своему князю. Однако и «Повесть», и местные предания единодушно называют причину – незнатное происхождение его княгини. Надо заметить, что эту причину изгнания князя из города выдвигали не только в случае святых Петра и Февронии. За это же были изгнаны из Новгорода несколько князей и князь из западного Галича – гордые бояре не желали кланяться княгиням невысокого происхождения.

Поэтому они потребовали, чтобы князь «отпустил» незнатную жену. Местные предания говорят, что в тот раз бояре припомнили нелюбимой княгине не только низкое происхождение, но и обвиняли ее в связях с нечистой силой. В результате вступившийся за жену князь вместе с ней был изгнан из города.

«Повесть» описывает изгнание князя и княгини более красочно; согласно этому описанию князь Петр предлагает сделать выбор самой Февронии. Она же, подобно сказочным героиням, устраивает боярам игру в загадки, не желая никаких сокровищ, но только своего супруга. Узнав об этом, князь соглашается с выбором мудрой жены.

Далее «Повесть» говорит о том, что святые князь и княгиня вместе с сопровождающей их свитой были посажены в ладьи и отправились по Оке. Местные муромские предания уточняют подробности путешествия святых Петра и Февронии. Согласно этим муромским преданиям, супруги с несколькими сопровождающими на небольшой ладье поплыли по Оке к Перемиловским горам. Здесь изгнанники сошли на берег и устроили несколько шалашей. В одном из них и поселились святые Петр и Феврония.

Согласно «Повести», князь, оказавшийся в таких незавидных обстоятельствах, очень переживал и недоумевал, что же ему делать и как жить дальше. И лишь увещевание и утешение верной супруги не давали ему окончательно упасть духом.

Местные же предания добавляют «чудесных» подробностей в рассказ об изгнанническом бытии святых Петра и Февронии. Например, источник, внезапно забивший из земли для утешения князя и княгини. Или имя, данное княгиней горам, приютившим изгнанников. Поэтому, согласно местным преданиям, изгнание святых Петра и Февронии не выглядит тягостным. Напротив, время, проведенное любящими людьми в единении с окружающим миром, представляется своего рода «раем в шалаше».

Но изгнание продолжается недолго. В Муроме, как и в любом городе с сильным влиянием народного веча, сразу же начинаются нестроения. Выплеснулась наружу и вражда бояр. Так что волей-неволей пришлось звать князя Петра с княгиней Февронией обратно в Муром.

Дети

По возвращении в Муром жизнь святых супругов вошла в спокойное русло. Потянулись годы, наполненные княжескими трудами и благочестием. Князь Петр и княгиня Феврония жили в мире с соседями и подданными, соблюдали церковные уставы и занимались благотворительностью. Можно сказать, что на них исполнились слова молитвы: «да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте».

Но здесь появляется вопрос, который обходят стороной и житие, и «Повесть» – были ли дети у святых Петра и Февронии, и, если были, то сколько и кто. Отвечая на этот вопрос, можно опираться лишь на летописные источники, которые разнятся между собой. Поэтому, версии исследователей в этом вопросе сильно расходятся.

По мнению одних, святые Петр и Феврония были бездетной парой. Некоторые из исследователей, придерживающиеся этой точки зрения, даже предполагают, что святые не имели обычного супружеского общения, но жили как брат с сестрой.

Другие же исследователи считают, что дети у святой четы были. Относительно же количества детей эти исследователи выдвигают разные версии. Некоторые утверждают, что у святых Петра и Февронии была одна дочь – Евдокия, вышедшая впоследствии замуж за младшего сына великого князя Всеволода – Святослава Всеволодовича, князя Юрьев-Польского. Другие, говоря о детях святых Петра и Февронии, утверждают, что в этой семье было пятеро детей. Но наиболее распространенная версия – трое детей – уже упоминавшаяся дочь Евдокия и два сына – Святослав и Юрий. О них известно немного. Старший сын Святослав был доблестным воином, оберегая родные рубежи, неоднократно воевал с волжскими булгарами. Он умер молодым еще при жизни родителей. Возможно, именно его кончина подвигла святых Петра и Февронию к уходу из мира. Младший брат Святослава Юрий после ухода отца в монастырь унаследовал муромский престол. Он подобно отцу был верным подручником великого князя владимирского. Князь Юрий погиб во время нашествия на Русь хана Батыя.

Уход в монастырь

Прожив счастливую и достойную жизнь, святые Петр и Феврония решили оставить мир. Что подвигло их к этому? Различные источники неоднозначно отвечают на этот вопрос. Согласно летописным источникам, возможной причиной стала безвременная кончина старшего сына Святослава. Житие называет другую причину – болезнь самого князя Петра. «Повесть» же и местные предания говорят о том, что святым супругам хотелось достойно, вдали от мирской суеты, в молитве подготовиться к переходу в вечность.

В любом случае, супруги, разойдясь по муромским обителям, приняли монашеский постриг. Ни житие, ни летописи, ни «Повесть» не упоминают о том, в каких монастырях приняли постриг святые Петр и Феврония. Об этом говорят лишь местные предания, утверждая, что благоверный князь Петр постригся в древней Спасской обители, а его супруга, святая Феврония – в Успенской. Надо заметить, что исследователи единодушно соглашаются с местным преданием относительно места пострижения святого Петра, чего нельзя сказать об обители избранной святой Февронией – к сожалению, никаких сведений об Успенской обители не сохранилось. Так что этот вопрос остается открытым, тем паче, что по кончине святую Февронию пытались похоронить совершенно в другом месте.

Те же местные предания расцвечивают подробностями монашескую жизнь святых Петра и Февронии. Согласно этим преданиям, даже приняв монашество, святые не утратили взаимной любви, но любовь земная преобразовывалась в любовь небесную.

Не имея возможности увидеться и поговорить – согласно каноническим правилам, супруги, принявшие монашество, должны избегать близкого общения – святые Петр и Феврония часто посылали друг другу письма. Также предания утверждают, что в письмах святые вели между собою духовные беседы.

Монашеская жизнь святых Петра и Февронии продлилась недолго – что-то около года, а может быть и меньше. Наступило время отшествия их ко Господу.

Кончина

Согласно «Повести», святые Петр и Феврония заранее приготовили для себя общий каменный гроб, в котором и завещали похоронить их. Действительно, древняя гробница святых представляла собой вместительный гроб с тонкой перегородкой. Этот гроб был поставлен в кафедральном Борисоглебском соборе, где и находилась княжеская усыпальница.

«Повесть» подробно описывает, как почувствовавший приближение смерти князьинок несколько раз отправлял гонца к святой Февронии – сказать ей, что он умирает. Святая же Феврония просила его подождать немного, пока она закончит вышивать пелену для храма. Когда же в третий раз послал Петр сказать, что не может больше ждать, – отходит ко Господу – Феврония оставляет вышивание и умирает вместе с ним. В этом описании «Повести» вторят и местные предания.

Житие же и летописи описывают кончину святых Петра и Февронии более прозаично – без подробностей о троекратном призыве князя и просьбах княгини подождать пока она окончит вышивку.

Но в одном источники единодушны – святые супруги отошли ко Господу в один и тот же день. Это произошло на Светлой Седмице – в апреле 1228 года.

Первое чудо

По кончине святых встал вопрос об их погребении. Житие говорит об этом событии очень сдержанно: «После кончины блаженного князя Петра вельможи и бояре оплакивали его, как отца, горожане – как заступника своего и защитника, бедные вдовы и неимущие пропитания – как своего кормителя и помощника. Честные тела святых князя и княгини с торжеством проводили все жители города и похоронили их в одном гробе в городе Муроме».

Но местные предания и «Повесть» рассказывают о том, что всем показалось странным и неправильным, что супруги, принявшие монашество и разошедшиеся по обителям, будут почивать в одном гробе.

Поэтому гроб князя поставили в кафедральном соборе – в княжеской усыпальнице, а княгини, согласно «Повести», в Воздвиженском храме (по некоторым местным преданиям – в Успенском храме).

Гроб же, приготовленный для себя святыми супругами, остался без употребления. Но на следующий день после погребения тела святых Петра и Февронии обрели именно в этом гробу.

И даже после этого, подчеркивает «Повесть», святых вновь попытались разъединить, переложив в разные гробы, – и лишь тогда, когда супруги вновь соединились в одном гробу – все, узрев в этом волю Божию, похоронили их в нем.

Первое чудо положило начало народному почитанию князя и княгини.

Почитание святых Петра и Февронии

Точное время и обстоятельства обретения мощей Петра и Февронии неизвестны. Известно, что в XV – начале XVI века, еще до общероссийского прославления на соборе 1547 года, уже существовало почитание благоверных князей Петра и Февронии. Центром их почитания, конечно же, был Муром.

Но не только – в отличие от современной ситуации, когда святых Петра и Февронию просят о помощи в делах семейных – тогда они считались покровителями царственного рода. Начало такому почитанию святых положил государь всея Руси – Иван III. В 1446 году, после того, как великий князь Василий Васильевич был захвачен и ослеплен своим двоюродным братом Дмитрием Шемякой, дети великого князя Иван – будущий Иван III и его брат Юрий – нашли приют в Муроме. Это стало одним из самых ярких впечатлений детства княжича Ивана. С тех самых пор он весьма почитал чету святых муромских князей. Став великим князем, он совершил паломничество в Муром, дабы помолиться у гробницы тогда еще местночтимых святых Петра и Февронии.

Сын Ивана III – великий князь Василий III – не столь почитал благоверных князей Петра и Февронию. Но, уважая память своего отца, до конца дней своих сохранявшего благодарную память о Муроме, пожаловал муромскому соборному храму, где тогда находилась гробница святых Петра и Февронии, участок пахотной земли в честь этих святых.

Большим почитателем муромской княжеской четы был митрополит Московский, святитель Макарий. Готовя общероссийское прославление этих святых, он тщательно изучал местное предание и службу, составленную святым Петру и Февронии, муромскими уроженцами Пахомием и монахом Михаилом. Как известно, именно святитель Макарий поручил священнику Ермолаю – будущему иеромонаху Еразму – составить официальное житие святых благоверных князей Петра и Февронии. К сожалению, из этого благословения святителя Макария ничего не вышло – о. Ермолай, изучив все местные предания и легенды, написал «Повесть о Петре и Февронии» – произведение лирическое и романтическое. Впоследствии оно пользовалось огромной популярностью, но было совершенно непригодно для «Четьих-Миней» – официального житийного сборника, который предполагалось читать в Церкви.

Неудача с официальным составлением жития не охладила любви святителя Макария к муромским чудотворцам Петру и Февронии. Именно по его совету и благословению паломничество к гробнице святой четы накануне решительного штурма Казани совершил царь Иван Васильевич Грозный. Молясь у мощей святых Петра и Февронии, царь дал обет в случае победы выстроить над их гробницей новый храм. Свое обещание царь Иван Грозный исполнил – после победы он сделал большое пожертвование для строительства каменного храма над гробницей святых Петра и Февронии. Более того, жертвуя на строительство православных храмов в Казани, царь распорядился, чтобы в одном из построенных храмов был придел во имя святых муромских чудотворцев.

Сын Ивана Грозного – царь Федор Иоаннович – и его супруга Ирина также весьма почитали святых Петра и Февронию. Считая муромских чудотворцев идеалом семейной жизни, они стремились подражать этому идеалу. В 1593 году царица Ирина прислала в Муром, на гробницу святых, покров, шитый в мастерской царицы. Этот покров считается настоящим произведением искусства, исполненным с необыкновенной теплотой и любовью. Царица молила Петра и Февронию о даровании детей.

Впоследствии, в связи с концом династии Рюриковичей и бурными событиями Смутного времени, почитание святых Петра и Февронии несколько ослабло. Следующим государем, посетившим Муром, дабы помолиться у мощей святой княжеской четы, был император Петр I. Он побывал в Муроме в 1722 году. Перед поездкой император решил ознакомиться с историей древнего города и взял у В. Н. Татищева некую «летопись» или «муромскую топографию», под которой следует понимать сборник муромских житий, в том числе Петра и Февронии. Свидетельства о молитве императора Петра I перед гробницей святой княжеской четы дошли до нас в местных преданиях, собранных одним из исследователей, жившем в XIX веке.

В 1767 году поклониться мощам святых благоверных князей Петра и Февронии приехала в Муром императрица Екатерина II. Здесь же в Муроме она получила известие о болезни сына – цесаревича Павла Петровича – будущего Павла I. Вместе со свитой императрица молилась перед мощами святых Петра и Февронии о выздоровлении наследника. Молитвы Екатерины II были услышаны. В благодарность она пожертвовала новый покров на гробницу святых. Он с незначительными отклонениями повторяет иконографию древнего. Шитье исполнено золотом и шелками, украшено жемчугом, перламутром, камнями.

Император Павел I, посещая Муром в 1798 году, из-за недостатка времени не смог помолиться у мощей святых Петра и Февронии. Однако именно ко времени его правления относится переложение мощей святых в новую раку. Это происходило следующим образом: «В 1799 году, августа 21 дня, в 4 часу пополудни приехал в город Муром Его Преосвященство, Преосвященнейший Владыко Виктор, епископ Владимирский и Суздальский, для переложения в Соборной церкви святых мощей Чудотворцев, Князя Петра и Княгини Февронии, из старой раки в новую, которая ныне видна в приделе, вшед на левой стороне к алтарю, а старая была гробница на правой стороне в том же приделе. Августа 22 числа в 9 часу пополудни сам Преосвященный своими руками совершил переложение святых мощей, с ним при том были Спасского монастыря Архимандрит Афанасий и Соборной церкви протопоп Василий». Новая рака – из кипариса внутри, снаружи металлическая с позолотой. На ней надпись: «Сделана рака сия в царствующем граде Москве в честь и славу св. мощам Князя Петра и Княгини Февронии».

12 октября 1834 года посетил Муром и помолился у мощей святых Петра и Февронии император Николай I. Подобную церемонию совершил 14 августа 1837 года наследник престола Александр Николаевич – будущий император Александр II. Муромский «летописец» А. А. Титов преподнес цесаревичу рукопись своего труда «Историческое обозрение города Мурома», где рассказывалось и о Петре и Февронии.

После революции мощи Петра и Февронии подверглись обследованию 31 декабря 1923 года. В архиве Муромского музея хранится «Акт о вскрытии мощей» Петра и Февронии, в котором указано, что комиссия создана по поручению муромского отдела милиции. После вскрытия рака с мощами Петра и Февронии была передана в музей, где выставлялась в антирелигиозном отделе. Затем они находились в хранилище музея.

После этого почитание святых Петра и Февронии заглохло на целые десятилетия. Лишь в конце 80-х годов XX века, когда Церковь вновь получила свободу, интерес к святым Петру и Февронии начал неуклонно расти.

Уже в 1989 году Саранская библиотека им. Н. А. Некрасова включила в мероприятия, посвященные православным праздникам, День Петра и Февронии.

В начале 1990-х годов мощи святых Петра и Февронии были возвращены Православной Церкви. Поначалу они находились в Благовещенской обители.

19 сентября 1992 года мощи святых Петра и Февронии были перенесены в возрожденный Свято-Троицкий монастырь. В этот день впервые городские власти соединили общегородское торжество с церковным праздником.

Епископ Владимирский и Суздальский Евлогий обратился к своей пастве с проповедью, в которой призвал любить друг друга по примеру верных супругов Петра и Февронии, помня, что взаимная любовь – духовный подвиг и великий труд.

С тех пор каждый год торжественно отмечаются две даты – памяти святых 8 июля и перенесения их мощей – 19 сентября. С каждым разом в монастырь к святым покровителям брака прибывает все больше паломников.

Студенты Муромского института ВГУ в 2002 году провели свою кампанию за учреждение государственного праздника Семьи. Они организовали сбор подписей в поддержку праздника.

Идея была одобрена III Всероссийским конгрессом «Российская семья», а Законодательное собрание Владимирской области совместно с Национальным общественным комитетом «Российская семья» обратились к Правительству с инициативой признать 8 июля Всероссийским Праздником Любви и Согласия в семье, взяв за его основу историю святых Петра и Февронии.

В июле 2005 года в городе Выксе Нижегородской области пять пар молодоженов прошли новую церемонию заключения брака, в которой одновременно участвовали гражданские власти и церковнослужители. Предварительно молодые люди посетили Троицкий монастырь в Муроме, где поклонились мощам Петра и Февронии. Нижегородский Дом бракосочетания в день памяти святых проводит специальный праздник для молодоженов.

В Красноярске также отмечается день Петра и Февронии. 8 июля во всех городских храмах проходят молебны. Каждый желающий может посетить храм и поставить свечи за благополучие семьи. На Театральной площади проходит общегородской праздник семьи.

В августе 2006 года Патриарх Алексий II, посетив Троицкий монастырь Мурома, сказал о святых Петре и Февронии: «Мы должны почитать их как образец супружеской жизни, а не тех, которых пытаются навязать нам извне… У нас есть свои святые, которых мы должны чтить, которым мы должны молиться».

Народный клуб «Семья», созданный в 2003 году, учредил орден Святых благоверных князя Петра и княгини Февронии Муромских («Петрофеврониевский крест»). Он имеет статут российской общественной награды. Первая церемония вручения ордена прошла в июле 2007 году в храме Христа Спасителя в Москве.

По благословению Патриарха несколько самых разных организаций 16 июля 2007 года провели молодежный творческий вечер «Под покровом Петра и Февронии». Вечер проходил в отеле «Метрополь». Программа была направлена на пропаганду православных традиций среди молодежи и укрепление института семьи.

А в 2008 году в день памяти святых Петра и Февронии появился новый праздник – День семьи, любви и верности.

Инициатива установления этого праздника исходила от жителей Мурома. Эта инициатива была поддержана церковной и светской властью. Данное начинание несомненно будет способствовать укреплению института семьи и нравственности в нашем обществе.

Муромский Свято-Троицкий новодевичий монастырь

Муромский Свято-Троицкий Новодевичий монастырь, главная святыня которого мощи святых Петра и Февронии, расположен в древнейшей части Мурома – старом вышнем городище, на левом берегу реки Оки.

Согласно исследованиям специалистов, а также местному преданию, в древности на этом месте стоял Муромский кремль, где была поставлена первая в городе церковь во имя святых Бориса и Глеба. Позднее, в 1351 году, на этом месте была выстроена деревянная Троицкая церковь.

В 1643 году тщанием богатого муромского купца Тарасия Борисова, прозванного Богданом Цветновым, или Цветным был построен каменный Свято-Троицкий собор. Построив собор, Цветной подает прошение епископу Рязанскому и Муромскому об основании на месте Троицкого прихода девичьего монастыря. Для новой обители он жертвует свое дворовое место у церкви и выкупает соседние земли, принадлежавшие Предтеченскому приходу.

В 1640-х годах Цветной делает в новоустроенный монастырь три вклада «по своих родителех» – в 1645 году серебряный с золочением оклад Евангелия, в 1647 году – напрестольный серебряный золоченый крест, обнизанный жемчугом, и в 1648 году жертвует водосвятную серебряную чашу с изысканным чеканным узором и золоченым венцом.

В 1648–1652 годах в южной части монастыря на одном фундаменте были построены надвратная шатровая церковь во имя Казанской иконы Божией Матери и прорезная многоярусная колокольня.

Тарасий Цветной, основатель Троицкой обители, получивший свое прозвище за торговлю москательными товарами, в том числе красками, был очень интересной личностью, сочетавшей деловые качества, таланты исследователя и искреннее благочестие. Разбогатев, он вместе с некоторыми другими муромскими купцами был по указу царя Михаила Федоровича переведен в «московскую сотню» и должен был переехать жить в Москву. В старости Тарасий-Богдан Цветной отошел от дел, возвратился в Муром и принял постриг в Благовещенском монастыре. Здесь им была написана «Повесть о Виленском кресте», посвященная одной из главных святынь Троицкой обители.

Уже в XVII веке новый монастырь начинает расширять свои владения. В 1663 году СвятоТроицкий Новодевичий монастырь получает грамоту от царя Алексея Михайловича, в которой говорится, что обитель получает во владение бобыльские дворы, расположенные близ нее, а игуменья освобождается от всяких податей за эти дворовые места.

В 1724 году в Свято-Троицкую обитель были переведены инокини из Воскресенского Муромского монастыря.

В 1755 году игуменья Неонилла ходатайствовала перед Коллегией Экономии о недостатке средств на ремонт обители. По ее просьбе отпущено было 495 рублей 75 копеек «на поправку монастырских ветхостей».

В 1764 году по предписанию Владимирской Духовной Консистории составляется ведомость о состоянии муромских монастырей. В монастыре к тому времени проживали 15 монахинь с игуменьей. В этом же году в монастырь были переведены монашествующие из упраздненных трех монастырей – из Вязниковского Введенского девичьего монастыря – игуменья и казначея с четырнадцатью монахинями; из Входоиерусалимской Пустыни в селе Арефино Муромского уезда – настоятельница Александра и три схимонахини; из Воскресенского Муромского девичьего монастыря – игуменья Мария, две монахини и две схимонахини. Увеличение числа проживающих не повлекло за собой увеличения монастырского жалования. Сестры обители, как никогда, твердо выполняли обет нестяжания. Такие тяжелые условия не все могли снести, в результате чего к 1777 году в монастыре, кроме послушниц и на искусе проживающих, осталось 17 монашествующих.

28 февраля 1804 года из-за небрежности одной из трудниц в монастыре возник пожар, от которого сгорели все деревянные кельи. Игуменья Евгения шлет прошение епископу: «Так как после пожара в оном монастыре ни одной кельи деревянной не осталось и жительствуют пока в церкви, в трапезной, а так как времена уже наступают холодные и в оной жить невозможно, а что каменные кельи в отделку придут – в это едва могут поверить и старицы», то игуменья просит благословения построить новые кельи. Благословение было получено вместе с запрещением проживания в монастыре лиц без особого на то указа, во избежание подобных несчастий.

В 1805 году пожар уничтожил деревянную монастырскую ограду, и спустя два года вместо нее на средства вдовы, экспедиторши Александры Дмитриевны Неймановой, начала строиться новая каменная ограда с красивыми шатровыми башенками. Сама Нейманова с разрешения архиерея смогла поселиться при монастыре. Впоследствии Нейманова приняла постриг и в 1817 году была возведена в сан игуменьи.

К 1808 году строительство было окончено. В том же году усердием А. Д. Неймановой была переделана низанная риза на иконе Богоматери «Утоли моя печали».

Примерно в это же время муpомский купец Г. Ф. Звоpыкин заменил обветшавшую черепичную кровлю на главах Троицкого собора на железную.

В 1865 году почетный гражданин Алексей Васильевич Еpмаков пожертвовал средства для строительства на территории монастыря каменной надкладезной часовни. В этом же году его усердием были вызолочены пять глав на Троицком соборе, а усердием его жены, Марии Ефимовны, вызолочены главы на колокольне и на надвратной Казанской церкви.

В 1883 году архиепископ Владимирский Феогност посвятил в сан игуменьи благочинную Александровского Успенского монастыря, монахиню Пеpсиду (Ключаpеву). Вскоре она на собственные средства выписала по заказу с Афона икону святого целителя Пантелеимона на кипарисовой доске.

В последующее время игуменья Персида продолжала благоустройство обители. В 1889 году в приделе в честь Скорбященской иконы Божией Матери был сооpужен новый иконостас с иконами греческого письма. В 1891 году начинается реставрация соборного Троицкого храма и Казанской надвратной церкви под наблюдением Московского Археологического Общества. Среди жертвователей помогающих реставрации обители был и святой праведный Иоанн Кронштадтский.

В 1898 году вне монастырской ограды был отстроен каменный двухэтажный корпус, где 19 сентября 1899 года с разрешения Училищного совета при Святейшем Синоде при монастыре была открыта одноклассная женская церковно-приходская школа, в программу которой входило также обучение рукоделью. В 1902 году школа из одноклассной была переделана в двухклассную.

В 1906 году 24 февраля от воспаления легких скончалась игуменья Пеpсида. С 1 мая на ее место поступила начальница Ковpовской Знаменской общины монахиня Мария (в миру Александра Владимировна Белаго). За три года ее игуменства в Троицком монастыре был отстроен новый настоятельский корпус на каменном фундаменте. В октябре 1909 года игуменья Мария перемещена в Суздальский Покровский монастырь. На ее место назначена казначея Святоезеpской женской Пустыни Гоpоховецкого уезда монахиня Азаpия с возведением в сан игуменьи.

12 декабря 1917 года после продолжительной и тяжелой болезни скончалась тихо игуменья Азаpия. 6 февраля 1918 года новой настоятельницей была назначена монахиня Рипсимия.

А вскоре началось планомерное выживание монахинь из обители. Поначалу были отобраны несколько келейных корпусов. В 1921 году Троицкая обитель, лишившись почти всех помещений, оказалась на грани закрытия. В 1923 году советская власть прекратила даже полулегальное существование монашеской общины.

В 1930-х годах здания монастыря были переданы военному ведомству и использовались как склады и архив. В 1941 году Троицкий собор отдали артели им. Крупской под сапожную мастерскую, а в 1960-х годах в корпусах устроили коммунальные квартиры.

В начале 1970-х годов ансамбль Троицкого монастыря был признан памятником архитектуры и поставлен на государственную охрану. В конце 70–начале 80-х годов на территорию монастыря был привезен деревянный храм в честь преподобного Сергия Радонежского из села Пьянгус, соседнего Меленковского района, 1715 года постройки.

В 1991 году Свято-Троицкая обитель была возвращена Русской Православной Церкви. Открытие Свято-Троицкого монастыря состоялось в день памяти святых страстотерпцев Бориса и Глеба – 15 мая 1991 года.

Вскоре в Троицкую обитель была переведена монахиня Рижского Свято-Троице-Сергиева монастыря Тавифа (Горланова). Она возглавила возрождающийся монастырь.

После открытия Свято-Троицкой обители сюда из соседнего Благовещенского мужского монастыря перенесли мощи муромских святых Петра и Февронии. Рака с мощами изначально стояла в главном городском соборе – Рождественском, ныне разрушенном. После сноса собора мощи передали музею, где они и хранились до 1990-х годов. После этого их на некоторое время перенесли в Благовещенский монастырь, а потом передали Свято-Троицкому.

При монастыре был организован пансионат «Надежда» для девочек из неблагополучных семей и сирот. В 2001 году он получил все необходимые официальные документы; теперь дети, воспитывающиеся в нем, получают все те же права, которыми пользуются при выпуске воспитанники государственных детдомов.

Также под попечительством монастыря находятся несколько тюрем, колония для несовершеннолетних, воинская часть, муромское общество инвалидов-колясочников «Феникс».

В настоящее время в обители полностью восстановлены и действуют практически все храмы. Свято-Троицкий собор был сооружен в 1643 году. Это храм, построенный в стиле «русского узорочья». Собор украшен поливными изразцами с разнообразными орнаментами. Венчают собор кованые золоченые кресты – шедевры кузнечной работы муромских умельцев XVII века. Казанская церковь, построенная в 1652 году, является шедевром шатровой архитектуры. Также действующим храмом является деревянная церковь преподобного Сергия.

Еще одной святыней Свято-Троицкой обители является Виленский крест-мощевик. Об обретении этой святыни рассказывается в «Повести о Виленском кресте», написанной основателем Свято-Троицкой обители Тарасием Цветным. Однажды, в бытность его купцом, к нему в дом пришел некий человек по имени Василий и принес великолепный по красоте крест, серебряный, окованный золотом и украшенный драгоценными камнями. Этот крест Василий нашел при взятии русскими войсками города Вильно (нынешний Вильнюс) и хранил у себя, пока небесный глас не приказал ему отнести сей крест в Муром, к человеку по имени Богдан Цветной – с тем, чтобы тот передал его в Троицкий монастырь.

После закрытия обители крест оказался в Муромском музее. Но 15 мая 1996 года, к пятилетию возрождения обители, древняя монастырская святыня была возвращена обители из городского музея.

Акафист святым Петру и Февронии

Кондак 1

Избраннии чудотворцы и велиции угодницы Господни, града Мурома заступницы и приснии о душах наших молитвенницы, святии благовернии княже Петре и княгине Февроние! Пение похвальное вам приносяще, молим вы усердно: яко имущии дерзновение ко Господу, предстательством вашим от всяких бед нас свободите, и наследники Царствия Небеснаго нас соделайте, да зовем вам радостно:

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Икос 1

Ангели земнии и человецы небеснии воистинну явистеся, блаженнии Петре и Февроние, от юности вашея чистую совесть имущии и добре во благочестии и чистоте вкупе пожившии, нам же оставльшии в пример подражания житие ваше богоугодное, емуже чудящеся и чудесы вашими озаряеми, зовем вам гласы хвалебными сице:

Радуйтеся, от юности вашея Христа возлюбившии и Тому от души поработавшии;

радуйтеся, целомудрия хранители и душевныя и телесныя чистоты рачители.

Радуйтеся, души ваша и телеса на земли в обиталище Духа Святаго уготовившии;

радуйтеся, исполненнии премудрости и разума Божественнаго.

Радуйтеся, яко во плоти, яко безплотнии, вкупе пожисте;

радуйтеся, яко равноангельную честь достойне приясте.

Радуйтеся, яко от земли на Небо преидосте и тамо со Ангелы Троице предстоите;

радуйтеся, яко со безплотными лики трисвятую песнь Ей воспеваете.

Радуйтеся, на Небеси и на земли от Господа прославленнии;

радуйтеся, обретшии вечное всесветлое место упокоения.

Радуйтеся, града Мурома сокровище пребогатое; радуйтеся, источницы неистощимии чудес.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 2

Видев князь Петр в возвратной болезни своей, знамение гнева Божия, за неисполнение обета своего, пояти в супруги себе премудрую Февронию, потщася сие исполнити и сочетася с нею браком законным. Обаче и в супружестве целомудренно и богоугодно пожисте, блаженнии, имуще едину мысль во двою телу, еже благоугождати Богу; темже выну поете Ему ныне со Ангелы песнь: Аллилуиа.

Икос 2

Разумом богопросвещенным свыше одареннии, Петре и Февроние святии, любовь и милосердие к бедным и сирым явисте, обидимым и безпомощным заступницы бысте и иными добродетельми многими украсисте княжение свое земное. Сего ради вопием к вам сице:

Радуйтеся, блаженнии и треблаженнии, в боголюбии пожившии и благоверие сохраншии;

радуйтеся, милости и сострадания преисполненнии.

Радуйтеся, безпомощных скории помощницы;

радуйтеся, печальных блазии утешители.

Радуйтеся, сирот и вдовиц кормители;

радуйтеся, сущих в бедах предстатели.

Радуйтеся, болезней душевных и телесных искуснии целители;

радуйтеся, скорбных сердец радостотворнии посетители.

Радуйтеся, любовь вашу к Богу, любовию к ближним своим показавшии;

радуйтеся, княжение ваше земное праведно и богоугодно содержавшии.

Радуйтеся, князей православных похвало и града Мурома утверждение; радуйтеся, всея земли Российския заступление.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 3

Силою благодати Божия укрепляем, блаженне княже Петре, восхотел еси паче оставити град отечества твоего и княжение Муромское, неже бракоразвестися с премудрою Феврониею по настоянию гордых боляр твоих. Сего ради Бог тя прослави и сотвори, да теми же боляры возвращенный вкупе с супружницею твоею, на престоле княжения Муромскаго паки утвердился еси, нам же пример хранения закона Божия показуеши подвигом твоим, да подражая тебе в святости хранения союза брачнаго, воспеваем подвигоположнику Христу: Аллилуиа.

Икос 3

Имуще попечение о людех своих, преблаженнии Петре и Февроние, неусыпно подвизастеся ко благу их, благочестие насаждая, нечестие искореняя и вражду умиротворяя. Темже и Господь, видя таковыя подвиги ваша, землю Муромскую плодоносием благослови и мир глубок княжению вашему дарова, подвизая люди ваша благодарственно воспевати вам сице:

Радуйтеся, угодницы Божии, житию великих святых сопричастницы;

радуйтеся, правителие предобрии, люди Муромския ко спасению путеводившии.

Радуйтеся, христианскаго благочестия блюстители;

радуйтеся, нестроения, раздоров и всякаго нечестия искоренители.

Радуйтеся, супругов христиан ко благочестному житию наставницы;

радуйтеся, целомудрия и воздержания супружескаго образи преизящнии.

Радуйтеся, праведнаго суда рачители;

радуйтеся, немздоимства и безкорыстия ревнители.

Радуйтеся, святых царей Константина и Елены добродетелей стяжатели;

радуйтеся, равноапостольнаго князя Владимира и блаженныя княгини Ольги достойнии преемницы.

Радуйтеся, двоице пречестная и благое сочетание, лучами чудес немерцаемо сияющии;

радуйтеся, отечества вашего пресветлии светильницы.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 4

Буря скорбей и напастей, воздвизаемая злобою мира сего, не ослаби крепкия любве вашея яже к Богу, Петре и Февроние блаженнии, но паче научи вас благоискусно отражати разжженныя стрелы искушений диавольских: вы бо оболкшеся в броню веры Христовы, в мире глубоце преидосте многомятежную пучину житейскаго моря, и достигосте в тихую пристань спасения, к нейже и нас молитвами вашими приведите, да вкупе с вами поем Богу: Аллилуиа.

Икос 4

Слышавше ближнии и дальнии благочестное житие ваше, благовернии Петре и Февроние, прославляху человеколюбца Бога, даровавшаго вам крепость на вся дела благая, имиже, яко лучами пресветлыми, просиясте в отечестве вашем, идеже и доныне имена ваша честны, и подвиги ваша воспеваются похвалами сими:

Радуйтеся, двоице пресветлая, Богом совокупленная;

радуйтеся, светом благочестнаго жития вашего, яко светила богосветлыя, просиявшии.

Радуйтеся, милостынею и молитвами Небесное Царствие стяжавшии;

радуйтеся, смирением и пощением вечное блаженство улучившии.

Радуйтеся, яко мзда ваша многа на Небесех есть;

радуйтеся, яко радость ваша вечна во светлостех святых.

Радуйтеся, раби Христовы возлюбленнии;

радуйтеся, святых всех приснии друзи.

Радуйтеся, звезды непрелестнии, путь супружескаго жития богоугоднаго верно указующии;

радуйтеся, облацы росоноснии, зной страстей и нечестия прогоняющии.

Радуйтеся, Божиих милостей и щедрот нам податели; радуйтеся, Отечества вашего украшение неотъемлемое.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 5

Богопросвещеннии светильницы благочестия и предивнии чудотворцы Петре и Февроние, Бога от всея души возлюбивше, вся заповеди Его сохранисте; темже и Христос, яко солнце и луну пресветлыя, показа вас, преблаженнии, чудес многих зарею озаряющия область Муромскую и всю страну Российскую, прославив нетлением святыя и многоцелебныя мощи ваша, к нимже припадающе, по достоянию ублажаем вас и выну благодарственно поем дивному во святых Своих Богу: Аллилуиа.

Икос 5

Видевше житие ваше праведное и щедроты ваша, людие Муромстии славляху вас, своих правителей милостивых, благовернии Петре и Февроние, вы же смирение истинное возлюбивше и похвалы человеческия небрегше, гордынею неуязвлени пребысте и тем показасте нам образ высшаго смирения, емуже поучаяся, с любовию вопием вам таковая:

Радуйтеся, славу человечу нивочтоже вменившии;

радуйтеся, смирение Христово усердно возлюбившии.

Радуйтеся, заповедей Господних вернии исполнители;

радуйтеся, учения Евангельскаго истиннии последователи.

Радуйтеся, раби Бога Вышняго, волю Его сотворшии;

радуйтеся, веру Христову до конца соблюдшии.

Радуйтеся, христоименитым людем благочестия учители;

радуйтеся, хотящих богоугодно жити богомудрии наставницы.

Радуйтеся, молитвами вашими спасающии нас от всяких бед;

радуйтеся, вся благая прошения наша исполняющии.

Радуйтеся, в недузех страждущих благодатнии врачеве;

радуйтеся, милостивии страны Муромския покровителие.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 6

Проповедницы веры православныя и ревнители благочестия не словом токмо, но всем житием своим бысте во граде Муроме, прехвальнии Петре и Февроние; темже и Святая Церковь достойно почитает подвиги и труды ваша, имиже трудистеся во славу Бога Вышняго, немолчно воспевая Ему: Аллилуиа.

Икос 6

Возсиясте во граде Муроме светом добродетельнаго жития вашего, яко звезды богосветлыя, преблаженнии Петре и Февроние, и память ваша в нем с похвалами до днесь, яко и по смерти своей не престаете озаряти нас, многи чудесы совершающе и теми светлую зарю безсмертия нам от мощей ваших возсиявающе, да ублажаем вас благохвалении сицевыми:

Радуйтеся, чина и уставов Святыя Церкве вернии хранители;

радуйтеся, служителей олтаря Господня благоговейнии почитатели.

Радуйтеся, благих обычаев и преданий святоотеческих ревнители;

радуйтеся, обычаев злых и суемудрий языческих искоренители.

Радуйтеся, суды нелицеприятны людем вашим творившии;

радуйтеся, суды ваша с милостию соединившии.

Радуйтеся, кротцыи и незлобивии последователи Христовы;

радуйтеся, злобу добром препобеждавшии.

Радуйтеся, нетления благоухающии цветы;

радуйтеся, безсмертия немерцающии лучи.

Радуйтеся, на земли величием чудес блистающии;

радуйтеся, на Небеси со Ангелы Бога славящии.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 7

Хотяй Человеколюбец Господь явити в житии вашем, Петре и Февроние, образ назидания не токмо людем мирским, но и ликом иноческим, внуши вам в старости маститей оставити славу княжения земнаго, и восприяти образ иноческий, в немже подвизастеся добре постом, бдением и молитвою, воспевая непрестанно Триединому Богу ангельскую песнь: Аллилуиа.

Икос 7

Новую благодать Божию во иночестем пострижении приемше, преподобнии, новыми подвигами украсисте равноангельное житие ваше и тако сугуб плод совершенства духовнаго Христу принесосте, и мзду преподобных достойне от Него восприясте. Поминая убо таковую ревность вашу к подвигом духовным, прославляем вас сими достодолжными похвалы:

Радуйтеся, яко любве ради Господа, мира сего княжение и славу остависте;

радуйтеся, яко иноческое равноангельное житие усердно восприясте.

Радуйтеся, совершеннаго терпения подвижницы;

радуйтеся, вольныя нищеты блаженнии стяжатели.

Радуйтеся, прежде кончины вашея вся страсти умертвившии воздержанием;

радуйтеся, восприявшии святую схиму в броню спасения.

Радуйтеся, багряницу княжескую на власяницу иноческую пременившии;

радуйтеся, постом, бдением и непрестанными молитвами Богу добре угодившии.

Радуйтеся, боголюбезнаго уединения взыскатели;

радуйтеся, спасительнаго безмолвия любители.

Радуйтеся, слезами молитвенными орошаеми;

радуйтеся, в сонме преподобных на Небеси прославленнии.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 8

Странное и дивное бе чудо, егда ты, блаженне Петре, на кончине живота твоего, прошения ради супружницы твоея, святыя Февронии, исходом своим умедлил еси, дондеже сконча она пелену церковную, ею сшиваему и вкупе с тобою к исходу смертному приспе; и тако неразлучнии в житии, неразлучни и в кончине явистеся, и во един день и час святыя души своя в руце Божии предасте, зовуще присно живыми и мертвыми обладающему Владыце Богу: Аллилуиа.

Икос 8

Вси чудяхуся и славляху дивнаго во святых Своих Бога, егда святыя ваша телеса, в разных гробех положенная, чудесно обретошася, лежаща в общей гробнице, юже уготовасте себе, преподобнии, в соборней церкви града Мурома, идеже и доныне неразлучно почиваете, чудотворцы святии, неоскудная источающе исцеления всем, с верою прибегающим к вам и зовущим:

Радуйтеся, союз любве вашея до гроба и за гробом верно сохраншии;

радуйтеся, не токмо в жизни, но и по смерти, о Господе соединеннии.

Радуйтеся, в супружестем благочестнем житии вам подражающим крепцыи помощницы;

радуйтеся, теплотою любве вашея и нас согревающии.

Радуйтеся, смертию временною прешедшии к жизни вечней;

радуйтеся, от Господа нетлением и чудесы прославленнии.

Радуйтеся, яко память ваша с похвалами и успение со святыми;

радуйтеся, яко имена ваша честны суть и благословенны в отечестве вашем.

Радуйтеся, Российския страны удобрение благодатное;

радуйтеся, града Мурома ограждение несокрушимое.

Радуйтеся, о любящих и чтущих вас небеснии предстатели;

радуйтеся, приснопросящии нам у Господа дары благости Его.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

КОНДАК 9

Вси Ангели и святых лики радовахуся радостию велию, егда святыя души ваша достигоша вечнаго в обителех райских селения и Сам Творец Ангелов и Святейший святых Царь Славы Христос безсмертия венцы увенча вас и дарова вам благодать молитися Ему со дерзновением многим о всех ищущих вашего заступления, егоже не лишите и нас грешных, Петре и Февроние достохвальнии, смиренномудренно воспевающих прославльшему вас Богу хвалебную песнь: Аллилуиа.

Икос 9

Ветийство человеческое не довлеет к достойному прославлению дивнаго жития вашего, святии чудотворцы Петре и Февроние; кто бо исповесть вся моления и пощения, болезни и труды ваша; кто изочтет вся слезы и воздыхания ваша яже к Богу. Обаче мы, любовию к вам подвизаеми, дерзаем воспевати вам сия малыя и нехитростныя похвалы:

Радуйтеся, благодати Святаго Духа избраннии сосуди;

радуйтеся, радости нам вечныя благоприятнии ходатаи.

Радуйтеся, богобоязненных супругов в благочестии утверждение;

радуйтеся, нарушителей супружескаго целомудрия и согласия грозное обличение.

Радуйтеся, гнев Божий, праведно движимый на нас, молитвами вашими утоляющии;

радуйтеся, о мире всего мира непрестанно Господа умоляющии.

Радуйтеся, на враги видимыя и невидимыя крепцыи нам споборницы;

радуйтеся, ангелонравнии человецы.

Радуйтеся, преподобных и праведных сонаследницы;

радуйтеся, Пресвятыя Троицы вернии угодницы.

Радуйтеся, блаженнии обитатели града Иерусалима Небеснаго;

радуйтеся, со святыми торжествующии в скиниях райских.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 10

Спасение вечное унаследовавше богоблаженнии Петре и Февроние, душами вашими в обителех горних неразлучно в Бозе пребываете, святыми же мощами вашими в храме Божием нетленно вкупе почиваете и обильныя исцеления источаете, да чудесы вашими благодатно озаряеми, хвалебно взываем Верховному Творцу чудес Богу: Аллилуиа.

Икос 10

Стену заступления, благоприятныя молитвы ваша к Богу, обретше, святии чудотворцы Петре и Февроние, благодарение Отцу Небесному усердно возсылаем за вся благодеяния Его, вами всем нам обильно являемыя, вам же, предстателям нашим, сицевое приносим пение:

Радуйтеся, всесветлаго Царствия Христова наследницы;

радуйтеся, ангельских ликов собеседницы.

Радуйтеся, Бога во славе неприступней созерцающии;

радуйтеся, Трисияннаго Божества таинницы.

Радуйтеся, со святыми на Небеси вечно царствующии;

радуйтеся, от горних высот к земнородным милостивно приникающии.

Радуйтеся, крини благоуханнии небеснаго прозябения;

радуйтеся, кипариси чудоточнии рая Иисусова.

Радуйтеся, податели независтнии безмезднаго врачевания;

радуйтеся, совершители достохвальнии многих чудес.

Радуйтеся, благодеяний множество нам источающии;

радуйтеся, милостию сострадания вашего всех объемлющии.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 11

Пение молебное приносим вам, угодницы Божии Петре и Февроние, и с любовию припадаем к раце святых и многоцелебных мощей ваших, прославляя житие ваше богоугодное и подвиги многи. Молимся вам усердно, чудотворцы святии, помозите нам подражати вашим добродетелем, да возможем богоугодно пети Создателю нашему: Аллилуиа.

Икос 11

Света небеснаго исполнен бе соборный храм града Мурома, егда благоволением Божиим святыя мощи ваша, Петре и Февроние, целы и благоуханны обретошася в нем, и из недр земных, яко сокровище драгоценное, изнесены быша, идеже и до ныне почивают, исцеления неоскудныя источающе недужным и болящим. Сего ради песненно вопием к вам:

Радуйтеся, злато нетленное, в недрех земных обретенное;

радуйтеся, бисери сияющии и благодатно просвещающии человеков.

Радуйтеся, Святыя Православныя Церкве похвало;

радуйтеся, ересей и расколов обличение.

Радуйтеся, свети умнии, зарею Святаго Духа облистающии;

радуйтеся, мира благоухания Христова преисполненнии.

Радуйтеся, облеченнии в ризу в благодатного нетления;

радуйтеся, препоясаннии силою многих чудес.

Радуйтеся, яко рака ваша честная врачебница явися недугом человеческим;

радуйтеся, яко от нея всяк с верою приходяй дары целебныя приемлет.

Радуйтеся, светлостию чудес ваших мрак душ наших озаряющии;

радуйтеся, нетлением святых мощей ваших зарю общаго всех воскресения нам показующии.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 12

Благодать, свыше вам дарованную, познавше, святии чудотворцы Петре и Февроние, с благоговением и любовию покланяемся нетленным и многоцелебным мощем вашим и от них приемлем в недузех исцеление, в скорбех утешение, в бедах благодатную помощь; темже и прославляем вас по достоянию, небесных предстателей и заступников наших, воспевая хвалы и благодарения вами благотворящему нам Владыце Богу: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще многая и преславная ваша чудеса, велиции угодницы Божии Петре и Февроние, ублажаем вас, яко целителей, утешителей и помощников от Господа нам дарованных, и молитвенно торжествуем святую память вашу, от любве сердечныя воспевая вам благодарственно и хвалебно:

Радуйтеся, во благоухании святыни нетленно почивающии;

радуйтеся, с верою приходящих к раце мощей ваших благодатно освящающии.

Радуйтеся, призывающих молитвенно честная имена ваша скории услышатели;

радуйтеся, упование на вас по Бозе возлагающих дивнии помощницы.

Радуйтеся, известнии умилостивители Царя Небеснаго;

радуйтеся, сильнии защитницы наши от врагов невидимых.

Радуйтеся, приснии всем нам ходатаи спасения;

радуйтеся, неотступнии хранители града Мурома.

Радуйтеся, князей российских пречудная доброто;

радуйтеся, отечества вашего Богом дарованнии покровители.

Радуйтеся, телес наших благодатнии целебницы;

радуйтеся, о душах наших усерднии ко Господу молитвенницы.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 13

О святии и преславнии чудотворцы, благовернии княже Петре и княгине Февроние!

Приимите милостивно сие похвальное пение от нас, недостойных, во умилении вам приносимое, и вашим предстательством у Господа испросите нам утверждение в вере и добрых делех, и избавление от всех скорбей и болезней временных и вечных, да сподобимся вкупе с вами и всеми святыми во Царствии Небеснем пети Пресвятей Троице вечно хвалебную песнь: Аллилуиа.

Этот кондак читается трижды, затем икос 1 и кондак 1.

Молитва святым Петру и Февронии

О велиции угодницы Божии и предивнии чудотворцы, благовернии княже Петре и княгине Февроние, града Мурома предстатели и хранители, и о всех нас усерднии ко Господу молитвенницы! К вам прибегаем и вам молимся с упованием крепким: принесите за нас грешных святыя молитвы ваша ко Господу Богу и испросите нам у благости Его вся благопотребная душам и телесем нашим: веру праву, надежду благу, любовь нелицемерну, благочестие непоколебимое, в добрых делех преуспеяние, мира умирение, земли плодоносие, воздуха благорастворение, душам и телесем здравие и вечное спасение. Исходатайствуйте у Царя Небеснаго державе Российстей мир, тишину и благоустроение, и всем нам житие благополучное и добрую христианскую кончину. Оградите отечество ваше, град Муром, и вся грады Российския от всякаго зла и вся правоверныя люди, к вам приходящия и мощем покланяющияся, осените благодатным действом благоприятных молитв ваших, и вся прошения их во благо исполните. Ей, чудотворцы святии! Не презрите молитв наших, со умилением вам возносимых, но будите о нас приснии предстатели ко Господу и сподобите нас помощию вашею святою спасение вечное получити и Царствие Небесное унаследовати, да славословим неизреченное человеколюбие Отца, и Сына, и Святаго Духа, в Троице покланяемаго Бога, во веки веков. Аминь.

Тропарь, глас 8

Яко благочестивого корене пречестная отрасль был еси, добре во благочестии пожив, блаженне Петре; тако и с супружницею твоею премудрою Феврониею, в мире Богу угодивше, и преподобных житию сподобистеся; с нимиже молитеся Господеви, сохранити без вреда отечество ваше, да вас непрестанно почитаем.

Кондак, глас 8

Мира сего княжение и славу временну помышляя, сего ради благочестно в мире пожил еси Петре, купно и с супружницею твоею, премудрою Феврониею, милостынею и молитвами Богу угодивше; темже и по смерти неразлучно во гробе лежаще, исцеление невидимо подаваете. И ныне Христу молитеся сохранити град же и люди, иже вас славящих.

Величание

Величаем вас, святии чудотворцы Петре и Февроние, и чтим святую память вашу, вы бо молите за ны Христа Бога нашего.

Приложения

Приложение 1

Слово Святейшего Патриарха Кирилла в день памяти святых благоверных князя Петра и княгини Феврониии

8 июля 2010 года, в день памяти святых благоверных князя Петра и княгини Февронии, Муромских чудотворцев, Святейший Патриарх Кирилл совершил Божественную литургию в Свято-Троицком женском монастыре города Мурома. По окончании литургии Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к присутствующим с Первосвятительским словом.



Ваше Высокопреосвященство, владыка Евлогий! Ваши Высокопреосвященства, Ваше Преосвященство! Уважаемая Светлана Владимировна, матушка Тавифа, Валентин Афанасьевич, мэр города Мурома, дорогие братья и сестры!

Я хотел бы сердечно поблагодарить всех, кто сейчас произнес добрые слова в мой адрес. Действительно, я сердечно переживаю эту встречу с древним Муромом, известным каждому русскому человеку городом, который хранил и хранит православные традиции, который в каком-то смысле являлся, да и сегодня, может быть, является – через наши былины, через наш эпос – неким символом силы русского народа.

Замечательно, что в этом граде восстановлена обитель и возвращены для молитвенного поклонения мощи святых Петра и Февронии. В памяти народной всегда сохранялся пример этих благочестивых супругов как некий образец семейной жизни. И по воле Божией (потому что без воли Божией такие свершения не происходят) этот день памяти святых Петра и Февронии стал нашим народным праздником. Он стал народным праздником тогда, когда Россия, пройдя через страшные испытания ХХ века, стала обретать свой путь духовного развития, свой путь движения в будущее. В результате тяжелейших испытаний, выпавших на долю нашего народа, мы потеряли миллионы и миллионы людей. Революция, гражданская война, войны, включая самую кровопролитную Великую Отечественную, все те огромные сдвиги, которые пришлось вынести нашему народу, перемены в народной жизни, в политическом и экономическом укладе – за все это заплачено миллионами человеческих жизней.

Великая Россия, страна от океана до океана, сегодня слабо заселена. По подсчетам ученых, к нынешнему времени – к началу XXI века – нас должно быть более 300 миллионов, а нас в два раза меньше. Конечно, тяжкие обстоятельства, внешние и внутренние, привели к такому резкому сокращению населения страны. Но и во времена благополучные или сравнительно благополучные народ наш по злой человеческой воле, по дьявольскому наущению стали приучать к мысли о том, что не нужно иметь детей, что достаточно иметь одного ребенка. Стали всячески поощрять такое страшное злодеяние, как аборт; дело дошло до того, что врачи стали склонять молодых матерей к совершению абортов. Нация, которая выиграла Великую Отечественную войну, которая 27 миллионов жизней положила только для того, чтобы спасти мир от страшного врага, – эта нация победителей оказалась подточенной страшной жизненной философией, безбожной и злодейской, нацеленной на то, чтобы ограничить рождаемость в нашей стране.

Почитание памяти святых Петра и Февронии не может не разрушить этой страшной тенденции сокращения рождаемости. Уже сейчас мы чувствуем перемены, совсем небольшие, которые пробиваются, подобно подснежникам, сквозь толщу льда и снега, уже сейчас есть эти ростки жизни.

И я призываю всех вас, мои дорогие, всех, кто слышит меня, задуматься о том великом предназначении, которое имеет каждый взрослый человек, создающий семью, о том, чтобы были дети, столько, сколько Бог посылает.

Наши с вами предки не были богаче, чем мы. Вспоминаю свое собственное детство – в 19-метровой комнате нас проживало пять человек, но никому в голову не приходило сказать, что мы не счастливы. Счастье не зависит от внешних обстоятельств. Конечно, внешние условия жизни могут влиять и влияют на самочувствие людей, и задача государства и общества заключается в том, чтобы решались многие экономические вопросы, благоустраивалась жизнь нашего народа.

Но даже самый успешный и богатый человек, живущий в хоромах, может чувствовать себя одиноким и несчастным, считать свою жизнь несостоявшейся, не знать, что такое счастье и что такое любовь.

Пример святых Петра и Февронии учит нас тому, что такое семья и что такое любовь. Все вы знакомы с житием этих удивительных супругов, княживших во граде Муроме. Сейчас люди много говорят о любви, поют песни, слагают стихи, пишут книги; каждый вкладывает в это понятие то, что хочет вложить.

Но у очень многих людей, особенно молодых, нет понимания того, что есть любовь; любовь ассоциируется с такими понятиями, как грех и распутство. Но в грехе и в распутстве нет любви – любовь может явить себя только в семейной жизни. А почему? А потому, что любовь – главная отличительная черта, присущая человеку.

Любовь проявляет себя в способности одного человека отдавать себя другому человеку. Не может быть любви без жертвенности, любви без радостного служения другому. Неслучайно в сегодняшнем апостольском чтении из послания к Галатам мы находим замечательные слова: Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов. (Гал. 6: 2). Так где же мы научимся носить тяготы друг друга? Как непросто сделать это на работе или в транспорте! Как там понесешь тяготы другого человека? Чаще всего люди всячески сопротивляются там любой опасности – реальной или вымышленной.

Но где человек может раскрыть свою душу, самые прекрасные качества своей души? Где он может взять на себя тяготы другого человека и так исполнить закон Христов? Да только там, где любовь – в семье. Семья есть школа любви, школа благочестия, школа человеческого счастья. Если разрушается семья – уходит любовь. А уходит любовь – Христос уходит, потому что это Его закон – закон любви для жизни всего рода человеческого.

Я очень надеюсь, что память святых Петра и Февронии Муромских, которая стала нашим народным праздником, поможет очень многим людям вступить в брак, освятить этот брак Таинством Венчания, а в браке – испытать себя на прочность, потому что непросто любить и непросто нести тяготы другого человека.

Но Бог восхотел, чтобы именно через эту школу мужества и испытания формировалось человеческое счастье.

Не надо от брака ждать то, чего нередко ждут молодые люди – удовольствий и наслаждений. Если человек ради этого вступает в брачные отношения, то очень скоро он осознает, что не получает того, что хотел получить.

И мы знаем, какой трагедией для нашего народа являются разводы, особенно распад первых браков, заключаемых в молодости.

Но тот, кто вступает в брак с любовью, проносит это чувство через годы и, руководимый этим чувством, научается тому, как носить тяготы другого человека, тот становится действительно счастливым в своей жизни, в жизни своих детей и внуков…

И хочу пожелать всем нам, всему нашему Отечеству, всей исторической Руси, всей своей пастве, хранить любовь в сердце и учиться любви, созидать семьи и в благочестии воспитывать детей, обретая тем самым полноту жизни, к которой призвал нас Господь.

Пусть благословение Божие пребывает с Владимирской землей, с Владимирской епархией, с этой святой обителью, с древним градом Муромом и со всем Отечеством нашим…

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Приложение 2

Повесть о Петре и Февронии Муромских Ермолая-Еразма

I

Есть в Русской земле город, называемый Муромом. Правил в нем когда-то благоверный князь по имени Павел. Дьявол же, искони ненавидящий род человеческий, сделал так, что злой крылатый змей стал летать к жене того князя на блуд. И волшебством своим перед ней он являлся таким, каким был на самом деле, а приходящим людям представлялось, будто это сам князь сидит со своей женой. Долго продолжалось такое наваждение. Жена же этого не скрывала и рассказала о всем, что с ней произошло, князю, мужу своему. А злой змей силой овладел ею.

Князь стал думать, как поступить со змеем, но был в недоумении. И вот говорит жене: «Раздумываю, жена, но не могу придумать, чем одолеть этого злодея? Не знаю – как убить его? Когда станет он говорить с тобой, спроси, обольщая его, вот о чем: ведает ли этот злодей сам – от чего ему смерть должна приключиться? Если узнаешь об этом и нам поведаешь, то освободишься не только в этой жизни от злосмрадного дыхания и шипения его и всего этого бесстыдства, о чем даже говорить срамно, но и в будущей жизни нелицемерного судью, Христа, тем умилостивишь». Слова мужа своего жена накрепко запечатлела в сердце своем, и решила она: «Обязательно сделаю так».

И вот однажды, когда пришел к ней этот злой змей, она, крепко храня в сердце слова мужа, обращается к этому злодею с льстивыми речами, говоря о том и о другом, а под конец с почтением, восхваляя его, спрашивает: «Много всего ты знаешь, а знаешь ли про смерть свою – какой она будет и от чего?» Он же, злой обманщик, обманут был простительным обманом верной жены, ибо, пренебрегши тем, что тайну ей открывает, сказал: «Смерть мне суждена от Петрова плеча и от Агрикова меча». Жена же, услыхав эти слова, накрепко запомнила их в сердце своем и, когда этот злодей ушел, поведала князю, мужу своему, о том, что сказал ей змей. Князь же, услыхав это, недоумевал – что значит: смерть от Петрова плеча и от Агрикова меча?

А у князя был родной брат по имени Петр. Как-то Павел позвал его к себе и стал говорить ему о словах змея, которые тот сказал жене его. Князь же Петр, услыхав от брата своего, что змей назвал того, от чьей руки ему надлежит умереть, его именем, стал думать без колебаний и сомнений, как убить змея. Только одно смущало его – не ведал он ничего об Агриковом мече.

Было у Петра в обычае ходить в одиночестве по церквам. А за городом стояла в женском монастыре церковь Воздвижения честного и животворящего креста. Пришел он в нее один помолиться. И вот явился ему отрок, говоря: «Княже! Хочешь, я покажу тебе Агриков меч?» Он же, стремясь исполнить задуманное, ответил: «Да увижу, где он!» Отрок же сказал: «Иди вслед за мной». И показал князю в алтарной стене меж плитами щель, а в ней лежит меч. Тогда благоверный князь Петр взял тот меч, пошел к брату и поведал ему о всем. И с того дня стал искать подходящего случая, чтобы убить змея.

Каждый день Петр ходил к брату своему и к снохе своей, чтобы отдать поклон им. Раз случилось ему прийти в покои к брату своему, и сразу же от него пошел он к снохе своей, в другие покои, и увидел, что брат его у нее сидит. И, пойдя от нее назад, встретил он одного из слуг брата своего и сказал ему: «Вышел я от брата моего к снохе моей, а брат мой остался в своих покоях, и я, нигде не задерживаясь, быстро пришел в покои к снохе моей и не понимаю и удивляюсь, каким образом брат мой очутился раньше меня в покоях снохи моей?» Тот же человек сказал ему: «Господин, никуда после твоего ухода не выходил твой брат из покоев своих!» Тогда Петр уразумел, что это козни лукавого змея. И пришел он к брату и сказал ему: «Когда это ты сюда пришел? Ведь я, когда от тебя из этих покоев ушел и, нигде не задерживаясь, пришел в покои к жене твоей, то увидел тебя сидящим с нею и сильно удивился, как ты пришел раньше меня. И вот снова сюда пришел, нигде не задерживаясь, ты же, не понимаю как, меня опередил и раньше меня здесь оказался?» Павел же ответил: «Никуда я, брат, из покоев этих, после того как ты ушел, не выходил и у жены своей не был». Тогда князь Петр сказал: «Это, брат, козни лукавого змея – тобою мне является, чтобы я не решился убить его, думая, что это ты – мой брат. Сейчас, брат, отсюда никуда не выходи, я же пойду туда биться со змеем, надеюсь, что с Божьей помощью будет убит лукавый этот змей».

И, взяв меч, называемый Агриковым, пришел он в покои к снохе своей и увидел змея в образе брата своего, но, твердо уверившись в том, что не брат это его, а коварный змей, ударил его мечом. Змей же, обратившись в свое естественное обличье, затрепетал и умер, и обрызгал он блаженного князя Петра своей кровью. Петр же от зловредной той крови покрылся струпьями, и появились на теле его язвы, и охватила его тяжкая болезнь. И пытался он у многих врачей во владениях своих найти исцеление, но ни один не вылечил его.

II

Прослышал Петр, что в Рязанской земле много врачей, и велел везти себя туда – из-за тяжкой болезни сам он сидеть на коне не мог. И когда привезли его в Рязанскую землю, то послал он всех приближенных своих искать врачей.

Один из княжеских отроков забрел в село, называемое Ласково. Пришел он к воротам одного дома и никого не увидел. И зашел в дом, но никто не вышел ему навстречу. Тогда вошел он в горницу и увидел удивительное зрелище: за ткацким станом сидела в одиночестве девушка и ткала холст, а перед нею скакал заяц.

И сказала девушка: «Плохо, когда дом без ушей, а горница без очей!» Юноша же, не поняв этих слов, спросил девушку: «Где хозяин этого дома?» На это она ответила: «Отец и мать мои пошли взаймы плакать, брат же мой пошел сквозь ноги смерти в глаза глядеть».

Юноша же не понимал слов девушки, дивился, видя и слыша подобные чудеса, и спросил у девушки: «Вошел я к тебе и увидел, что ты ткешь, а перед тобой заяц скачет, и услыхал я из уст твоих какие-то странные речи и не могу уразуметь, что ты говоришь. Сперва ты сказала: плохо, когда дом без ушей, а горница без очей. Про отца же и мать сказала, что они пошли взаймы плакать, про брата же сказала – «сквозь ноги смерти в глаза смотрит». И не единого слова твоего я не понял!»

Она же сказала ему: «И этого-то понять не можешь! Пришел ты в дом этот, и в горницу мою вошел, и застал меня в неприбранном виде. Если бы был в нашем доме пес, то учуял бы, что ты к дому подходишь, и стал бы лаять на тебя: это – уши дома. А если бы был в горнице моей ребенок, то, увидя, что идешь в горницу, сказал бы мне об этом: это – очи дома. А то, что я сказала тебе про отца и мать и про брата, что отец и мать пошли взаймы плакать – это пошли они на похороны и там оплакивают покойника. А когда за ними смерть придет, то другие их будут оплакивать: это – плач взаймы. Про брата же тебе так сказала потому, что отец мой и брат – древолазы, в лесу по деревьям мед собирают. И сегодня брат мой пошел бортничать, и когда он полезет вверх на дерево, то будет смотреть сквози ноги на землю, чтобы не сорваться с высоты. Если кто сорвется, тот ведь с жизнью расстанется. Поэтому я и сказала, что он пошел сквозь ноги смерти в глаза глядеть».

Говорит ей юноша: «Вижу, девушка, что ты мудра. Назови мне имя свое». Она ответила: «Зовут меня Феврония». И тот юноша сказал ей: «Я слуга муромского князя Петра. Князь же мой тяжело болен, в язвах. Покрылся он струпьями от крови злого летучего змея, которого он убил своею рукою. В своем княжестве искал он исцеления у многих врачей, но никто не смог вылечить его. Поэтому повелел он сюда себя привезти, так как слыхал, что здесь много врачей. Но мы не знаем ни имен их, ни где они живут, поэтому и расспрашиваем о них». На это она ответила: «Если бы ктонибудь потребовал твоего князя себе, тот мог бы вылечить его». Юноша же сказал: «Что это ты говоришь – кто может потребовать моего князя себе! Если кто вылечит его, того князь богато наградит. Но назови мне имя врача того, кто он и где дом его». Она же ответила: «Приведи князя твоего сюда. Если будет он чистосердечным и смиренным в словах своих, то будет здоров!»

Юноша быстро возвратился к князю своему и подробно рассказал ему о всем, что видел и что слышал. Благоверный же князь Петр повелел: «Везите меня туда, где эта девица». И привезли его в тот дом, где жила девушка. И послал он одного из слуг своих, чтобы тот спросил: «Скажи мне, девица, кто хочет меня вылечить? Пусть вылечит и получит богатую награду». Она же без обиняков ответила: «Я хочу его вылечить, но награды никакой от него не требую. Вот к нему слово мое: если я не стану супругой ему, то не подобает мне и лечить его». И вернулся человек тот и передал князю своему, что сказала ему девушка.

Князь же Петр с пренебрежением отнесся к словам ее и подумал: «Ну как это можно – князю дочь древолаза взять себе в жены!» И послал к ней, молвив: «Скажите ей – пусть лечит как умеет. Если вылечит, возьму ее себе в жены». Пришли к ней и передали эти слова. Она же, взяв небольшую плошку, зачерпнула ей хлебной закваски, дунула на нее и сказала: «Пусть истопят князю вашему баню, и пусть он помажет этим все тело свое, где есть струпья и язвы. А один струп пусть оставит непомазанным. И будет здоров!»

И принесли князю эту мазь; и велел он истопить баню. Девушку же он захотел испытать в ответах – так ли она мудра, как он слыхал о речах ее от отрока своего. Послал он к ней с одним из своих слуг небольшой пучок льна, говоря так: «Эта девица хочет стать моей супругой ради мудрости своей. Если она так мудра, пусть из этого льна сделает мне сорочку, и одежду, и платок за то время, пока я в бане буду». Слуга принес Февронии пучок льна и, вручив его ей, передал княжеский наказ. Она же сказала слуге: «Влезь на нашу печь и, сняв с грядки поленце, принеси сюда». Он, послушав ее, принес поленце. Тогда она, отмерив пядью, сказала: «Отруби вот это от поленца». Он отрубил. Она говорит ему: «Возьми этот обрубок поленца, пойди и дай своему князю от меня и скажи ему: за то время, пока я очешу этот пучок льна, пусть князь твой смастерит из этого обрубка ткацкий стан и всю остальную снасть, на чем будет ткаться полотно для него». Слуга принес к своему князю обрубок поленца и передал слова девушки. Князь же говорит: «Пойди скажи девушке, что невозможно из такой маленькой чурочки за такое малое время смастерить то, чего она просит!» Слуга пришел и передал ей слова князя. Девушка же на это ответила: «А разве возможно взрослому мужчине из одного пучка льна, за то малое время, пока он будет в бане мыться, сделать сорочку, и платье, и платок?» Слуга ушел и передал эти слова князю. Князь же подивился ответу ее.

Потом князь Петр пошел в баню мыться и, как наказывала девушка, мазью помазал язвы и струпы свои. А один струп оставил непомазанным, как девушка велела. И когда вышел из бани, то уже не чувствовал никакой болезни. Наутро же глядит – все тело его здорово и чисто, только один струп остался, который он не помазал, как наказывала девушка. И дивился он столь быстрому исцелению. Но не захотел он взять ее в жены из-за происхождения ее, а послал ей дары. Она же не приняла.

Князь Петр поехал в вотчину свою, город Муром, выздоровевшим. Лишь оставался на нем один струп, который был не помазан по повелению девушки. И от того струпа пошли новые струпья по всему телу с того дня, как поехал он в вотчину свою. И снова покрылся он весь струпьями и язвами, как в первый день.

И опять возвратился князь на испытанное лечение к девушке. И когда пришел к дому ее, то со стыдом послал к ней, прося исцеления. Она же, нимало не гневаясь, сказала: «Если станет мне супругом, то исцелится». Он же твердое слово дал ей, что возьмет ее в жены. И она снова, как и прежде, то же самое лечение определила ему, о каком я уже писал раньше. Он же, быстро исцелившись, взял ее себе в жены. Таким-то вот образом стала Феврония княгиней.

И прибыли они в вотчину свою, город Муром, и начали жить благочестиво, ни в чем не преступая Божией заповеди.

III

По прошествии недолгого времени князь Павел скончался. Благоверный же князь Петр после брата своего стал самодержцем в городе своем.

Бояре, по наущению жен своих, не любили княгиню Февронию, потому что стала она княгиней не по происхождению своему; Бог же прославил ее ради доброго ее жития.

Однажды как-то из прислуживающих ей пришел к благоверному князю Петру и наговорил на нее: «Каждый раз, – говорил он, – окончив трапезу, не по чину из-за стола выходит: перед тем как встать, собирает в руку крошки, будто голодная!» И вот благоверный князь Петр, желая ее испытать, повелел, чтобы она пообедала с ним за одним столом. И когда кончился обед, она, по обычаю своему, собрала крошки в руку свою. Тогда князь Петр взял Февронию за руку и, разжав ее, увидел ладан благоухающий и фимиам. И с того дня он ее больше никогда не испытывал.

Минуло немалое время, и вот однажды пришли к князю бояре его во гневе и говорят: «Княже, готовы мы все верно служить тебе и тебя самодержцем иметь, но не хотим, чтобы княгиня Феврония повелевала женами нашими. Если хочешь оставаться самодержцем, пусть будет у тебя другая княгиня. Феврония же, взяв богатства, сколько пожелает, пусть уходит куда захочет!» Блаженный же Петр, в обычае которого было ни на что не гневаться, с кротостью ответил: «Скажите об этом Февронии, послушаем, что она ответит».

Неистовые же бояре, потеряв стыд, задумали устроить пир. Стали пировать, и вот, когда опьянели, начали вести свои бесстыдные речи, словно псы лающие, отрицая Божий дар святой Февронии исцелять, которым Бог наградил ее и по смерти. И говорят они: «Госпожа княгиня Феврония! Весь город и бояре просят у тебя: дай нам, кого мы у тебя попросим!» Она же в ответ: «Возьмите, кого просите!» Они же, как едиными устами, промолвили: «Мы, госпожа, все хотим, чтобы князь Петр властвовал над нами, а жены наши не хотят, чтобы ты господствовала над ними. Взяв сколько тебе нужно богатств, уходи куда пожелаешь!» Тогда она сказала: «Обещала я вам, что, чего ни попросите, получите. Теперь я вам говорю: обещайте мне дать, кого я попрошу у вас». Они же, злодеи, обрадовались, не зная, что их ждет, и поклялись: «Что ни назовешь, то сразу беспрекословно получишь». Тогда она говорит: «Ничего иного не прошу, только супруга моего, князя Петра!» Они же ответили: «Если сам захочет, ни слова тебе не скажем». Враг помутил их разум – каждый подумал, что, если не будет князя Петра, придется ставить другого самодержца: а ведь в душе каждый из бояр надеялся самодержцем стать.

Блаженный же князь Петр не захотел нарушить Божиих заповедей ради царствования в жизни этой, он по Божьим заповедям жил, соблюдая их, как богогласный Матфей в своем благовествовании вещает. Ведь сказано, что если кто прогонит жену свою, не обвиненную в прелюбодеянии, и женится на другой, тот сам прелюбодействует. Сей же блаженный князь по Евангелию поступил: пренебрег княжением своим, чтобы заповеди Божьей не нарушить.

Злочестивые бояре эти приготовили для них суда на реке – под этим городом протекает река, называемая Окой. И вот поплыли они по реке в судах. В одном судне с Февронией плыл некий человек, жена которого была на этом же судне. И человек этот, искушаемый лукавым бесом, посмотрел на святую с помыслом. Она же, сразу угадав его дурные мысли, обличила его, сказав ему: «Зачерпни воды из реки сей с этой стороны судна сего». Он почерпнул. И повелела ему испить. Он выпил. Тогда сказала она снова: «Теперь зачерпни воды с другой стороны судна сего». Он почерпнул. И повелела ему снова испить. Он выпил. Тогда она спросила: «Одинакова вода или одна слаще другой?» Он же ответил: «Одинаковая, госпожа, вода». После этого она промолвила: «Так и естество женское одинаково. Почему же ты, позабыв про свою жену, о чужой помышляешь?» И человек этот, поняв, что она обладает даром прозорливости, не посмел больше предаваться таким мыслям.

Когда приспел вечер, пристали они к берегу и начали устраиваться на ночлег. Блаженный же князь Петр задумался: «Что теперь будет, коль скоро я по своей воле от княженья отказался?» Предивная же Феврония говорит ему: «Не скорби, княже, милостивый Бог, творец и заступник всех, не оставит нас в беде!»

На берегу тем временем на ужин князю Петру готовили еду. И повар его обрубил маленькие деревца, чтобы повесить на них котлы. А когда закончился ужин, святая княгиня Феврония, ходившая по берегу и увидевшая обрубки эти, благословила их, сказав: «Да будут они утром большими деревьями с ветвями и листвой». Так и было: встали утром и нашли вместо обрубков большие деревья с ветвями и листвой.

И вот когда люди собрались грузить с берега на суда пожитки, то пришли вельможи из города Мурома, говоря: «Господин наш князь! От всех вельмож и от жителей всего города пришли мы к тебе, не оставь нас, сирот твоих, вернись на свое княжение. Ведь много вельмож погибло в городе от меча. Каждый из них хотел властвовать, и в распре друг друга перебили. И все уцелевшие вместе со всем народом молят тебя: господин наш князь, хотя и прогневали, обидели мы тебя тем, что не захотели, чтобы княгиня Феврония повелевала женами нашими, но теперь, со всеми домочадцами своими, мы рабы ваши и хотим, чтобы были вы, и любим вас, и молим, чтобы не оставили вы нас, рабов своих!»

Блаженный князь Петр и блаженная княгиня Феврония возвратились в город свой. И правили они в городе том, соблюдая все заповеди и наставления Господние безупречно, молясь беспрестанно и милостыню творя всем людям, находившимся под их властью, как чадолюбивые отец и мать. Ко всем питали они равную любовь, не любили жестокости и стяжательства, не жалели тленного богатства, но богатели Божиим богатством. И были они для своего города истинными пастырями, а не наемниками. А городом своим управляли со справедливостью и кротостью, а не с яростью. Странников принимали, голодных насыщали, нагих одевали, бедных от напастей избавляли.

IV

Когда приспело время благочестивого преставления их, умолили они Бога, чтобы в одно время умереть им. И завещали, чтобы их обоих положили в одну гробницу, и велели сделать из одного камня два гроба, имеющих меж собою тонкую перегородку. В одно время приняли они монашество и облачились в иноческие одежды. И назван был в иноческом чину блаженный князь Петр Давидом, а преподобная Феврония в иноческом чину была названа Ефросинией.

В то время когда преподобная и блаженная Феврония, нареченная Евфросинией, вышивала лики святых на воздухе для соборного храма пречистой Богородицы, преподобный и блаженный князь Петр, нареченный Давидом, послал к ней сказать: «О сестра Евфросиния! Пришло время кончины, но жду тебя, чтобы вместе отойти к Богу». Она же ответила: «Подожди, господин, пока дошью воздух во святую церковь». Он во второй раз послал сказать: «Недолго могу ждать тебя». И в третий раз прислал сказать: «Уже умираю и не могу больше ждать!» Она же в это время заканчивала вышивание того святого воздуха: только у одного святого мантию еще не докончила, а лицо уже вышила; и остановилась, и воткнула иглу свою в воздух, и замотала вокруг нее нитку, которой вышивала. И послала сказать блаженному Петру, нареченному Давидом, что умирает вместе с ним. И, помолившись, отдали они оба святые свои души в руки Божии в двадцать пятый день месяца июня.

После преставления их решили люди тело блаженного князя Петра похоронить в городе, у соборной церкви пречистой Богородицы, Февронию же похоронить в загородном женском монастыре, у церкви Воздвижения честного и животворящего креста, говоря, что, так как они стали иноками, нельзя положить их в один гроб. И сделали им отдельные гробы, в которые положили тела их: тело святого Петра, нареченного Давидом, положили в его гроб и поставили до утра в городской церкви святой Богородицы, а тело святой Февронии, нареченной Евфросинией, положили в ее гроб и поставили в загородной церкви Воздвижения честного и животворящего креста. Общий же их гроб, который они сами повелели высечь себе из одного камня, остался пустым в том же городском соборном храме пречистой Богородицы. Но на другой день утром люди увидели, что отдельные гробы, в которых они их положили, пусты, а святые тела их нашли в городской соборной церкви пречистой Богородицы в общем их гробе, который они велели сделать для себя еще при жизни. Неразумные же люди как при жизни, так и после честного преставления Петра и Февронии пытались разлучить их: опять переложили их в отдельные гробы и снова разъединили. И снова утром оказались святые в едином гробе. И после этого уже не смели трогать их святые тела и погребли их возле городской соборной церкви Рождества святой Богородицы, как повелели они сами – в едином гробе, который Бог даровал на просвещение и на спасение города того: припадающие с верой к раке с мощами их щедро обретают исцеление.

Мы же по силе нашей да воздадим похвалу им.

Радуйся, Петр, ибо дана тебе была от Бога сила убить летающего свирепого змея! Радуйся, Феврония, ибо в женской голове твоей мудрость святых мужей заключалась! Радуйся, Петр, ибо, струпья и язвы нося на теле своем, мужественно все мучения претерпел! Радуйся, Феврония, ибо уже в девичестве владела данным тебе от Бога даром исцелять недуги! Радуйся, прославленный Петр, ибо, ради заповеди Божией не оставлять супруги своей, добровольно отрекся от власти! Радуйся, дивная Феврония, ибо по твоему благословению за одну ночь маленькие деревца выросли большими и покрытыми ветвями и листьями! Радуйтесь, честные предводители, ибо в княжении своем со смирением, в молитвах, творя милостыню, не возносясь прожили; за это и Христос осенил вас Своей благодатью, так что и после смерти тела ваши неразлучно в одной гробнице лежат, а духом предстоите вы перед Владыкой Христом! Радуйтесь, преподобные и преблаженные, ибо и после смерти незримо исцеляете тех, кто с верой к вам приходит!

Мы же молим вас, о преблаженные супруги, да помолитесь и о нас, с верою чтущих вашу память!

Помяните же и меня, прегрешного, написавшего все то, что я слышал о вас, не ведая – писали о вас другие, сведущие более моего, или нет. Хотя и грешен я, и невежда, но на Божию благодать и на щедроты Его уповая и на ваши молитвы к Христу надеясь, работал я над трудом своим. Желая вам на земле хвалу воздать, настоящей хвалы еще и не коснулся. Хотел вам ради вашего кроткого правления и праведной жизни сплести венки похвальные после преставления вашего, но по-настоящему еще и не коснулся этого. Ибо прославлены и увенчаны вы на небесах истинными нетленными венками общим Владыкой всех Христом. Ему же подобает вместе с безначальным Его Отцом и с пресвятым, благим и животворящим Духом всякая слава, честь и поклонение ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

О повести и авторе

«Повесть о Петре и Февронии Муромских» была написана в 40-х годах XVI века. Автор «Повести» – священник Ермолай – жил в Пско ве, совмещая священническое служение с литературными трудами. Его труды были замечены книжниками из окружения царя, и уже в 1555 году священник Ермолай был возведен в сан протоиерея и переведен в московскую кремлевскую церковь Спаса на Бору.

Вскоре он подал царю проект государственных преобразований – «Слово о рассуждении любви и правды». По его мнению, все богатство происходит от «насилия» и «ухищрения». Крестьяне же, главные труженики, страдают. Публицист предложил программу по облегчению их участи, утверждая, что христианская любовь всех сделает равными.

Идеи о. Ермолая показались царю Ивану Грозному и его окружению достаточно странными для придворного священника. Так что странный священник был вынужден вернуться в Псков. Здесь некоторое время спустя он принял монашество с именем Еразм.

Кроме «Слова» и «Повести о Петре и Февронии», Ермолай-Еразм написал еще несколько произведений: «Книгу о Троице» и «Повесть о водворении христианства в Муроме».

Вероятнее всего, «Повесть о Петре и Февронии» была написана по благословению митрополита Московского, святителя Макария. Работа была связана с подготовкой общероссийского прославления святых на Соборе 1547 года. Однако написанное произведение не было одобрено святителем Макарием и не вошло в списки «Четьих-Миней».

Тем не менее, огромное количество сохранившихся списков «Повести» свидетельствует, что на многие века она оставалась излюбленным чтением русских людей.

И не только «Повесть о Петре и Февронии» служила и служит неиссякаемым источником вдохновения. Уже в XIX веке П. И. Мельников-Печерский использовал «Повесть» в качестве одной из вставок романа «В лесах». Самым известным воплощением «Повести о Петре и Февронии» в музыке стала опера Н. А. Римского-Корсакова «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии». Либреттист В. И. Бельский воспользовался двумя старинными преданиями – «Повестью» и легендой о граде Китеже. Упоминаются герои «Повести» и в рассказе И. А. Бунина «Чистый понедельник».

Судьба героев «Повести», живших в древности, волнует современных писателей и за океаном. В. А. Бернштейн, который с 1979 года живет в США, создал лирическую поэму, опубликованную в Нью-Йорке в 2003 году.

Современный детский писатель Г. Юдин, взяв за основу переложение «Повести», создал почти сказочную историю «Муромское чудо». Муромский писатель Ю. Фанкин на основании «Повести» и местных преданий написал литературную версию жития «Неразлученные. Сказ о муромских святых Петре и Февронии».

«Повесть о Петре и Февронии» вдохновляет и поэтов. Муромский поэт Н. Паимцев в 2004 году написал поэму «Сказание о граде Муроме».

Приложение 3

Муром

Муром – один из древнейших городов России. Впервые как город Муром упомянут в летописях под 862 годом. Эта дата и считается годом «рождения» города, хотя, конечно, на самом деле к этому времени Муром уже существовал. Следы жизни людей на высоком берегу Оки (а в том время она была значительно шире), которые обнаруживают археологи, указывают на то, что люди облюбовали эти края еще в эпоху палеолита, приблизительно 20 тысяч лет назад.

В VIII–IX веках здесь расселились финно-угорские племена муромы, мери и мордвы. Эти племена имели самобытную культуру. Память о них сохранилась в немногих археологических памятниках, но гораздо лучше – в необычных названиях рек, холмов, озер и территорий. Постепенно они ассимилировались со славянами.

Земли Муромские считались дикими и беспокойными – они граничили с государством, называемым Камской или Волжской Болгарией или Великим Булгаром, располагавшимся на территории нынешних Татарстана и Чувашии. Отношения между Муромом и Булгаром обострялись еще и тем, что в 922 году большая часть булгарских племен приняла ислам. Таким образом, набеги булгар на муромские земли приобрели окраску религиозной войны с неверными.

В Муроме было вечевое правление, как в Великом Новгороде.

В конце X века на Муром и окрестные племена наложил руку святой князь Владимир Святославич – креститель Руси. Местные племена вынуждены были давать ему дань.

В 988 году Муром получил из Киева первого своего князя – Глеба, сына киевского князя Владимира. Если говорить точнее, то Глеб был наместником своего брата, Бориса Ростовского, в чей удел в то время входил Муром.

Глеб был христианином, а население Мурома в то время составляли главным образом язычники. Не отказываясь от выплаты дани, жители Мурома не приняли ни Глеба, ни крещения. И, надо заметить, язычники оставались в Муромских землях вплоть до XVII века, несмотря на постоянную проповедь христианства, проводимую по инициативе как духовных, так и светских властей.

Святой князь Глеб был вынужден поселиться вне городской черты. При княжеском дворе была построена церковь, вокруг которой впоследствии возник первый в муромской земле монастырь, как тогда говорили, во имя Святого Спаса. Так благодаря кротости святого князя в Муроме язычники мирно сосуществовали с христианской церковью и монастырем.

В 1015 году святой Глеб, выехавший из Мурома в Киев после известия о тяжелой болезни отца, был убит людьми Святополка. Впоследствии он был прославлен Церковью, как страстотерпец и стал первым Муромским святым. Его мощи были найдены и перенесены в Вышгород в 1020 году.

После убийства святого князя Муром вновь стал великокняжеским владением. Жители Муромских земель не имели своего князя, платя дань князю Киевскому – Ярославу Мудрому.

После смерти Ярослава Мудрого Муром стал яблоком раздора между его сыновьями: Святославом, князем Черниговским и Всеволодом, князем Переславским (князь Всеволод получил в удел Переяслав южный, ныне Хмельницкий). Вражда из-за Мурома по наследству перешла и к их детям.

К тому времени Муром был не только оплотом Руси против Великого Булгара, но и богатым торговым городом, так что князья не даром стремились обладать им. В это время княжеские распри сослужили Мурому дурную службу – в 1088 году город был захвачен и разорен волжскими булгарами.

Сами же булгары объясняли свой набег огромным числом муромских разбойников, постоянно грабивших обозы булгарских купцов, направлявшихся на Русь и далее – в Византию и Европу. Согласно местным преданиям, очень часто разбойниками предводительствовали языческие волхвы, одинаково не одобрявшие и мусульман и христиан. Таким волхвом был и знаменитый Соловей-разбойник.

Старший – среди братьев Святославичей – Давид – не любил Мурома, не в пример своим братьям Олегу и Ярославу. Он готов был поменять языческий Муром на любой более спокойный город. Этим воспользовался Владимир Всеволодович Мономах, который пообещал Давиду Святославичу Смоленск, а в Муроме посадил своего сына Изяслава. Но Смоленское вече не приняло Давида Святославича; и тогда его брат Олег, не желая терять родовой удел, пошел войной на Муром.

В 1095 году необученное войско Изяслава Владимировича столкнулась с закаленной в боях дружиной Олега Святославича. В битве за Муром победил князь Олег, а Изяслав погиб. Похоронили князя Изяслава в СпасоПреображенской обители, находящейся в то время вне города. В конце концов, после неоднократных княжеских съездов, Муром остался во владении черниговских князей и достался младшему из братьев Святославичей – Ярославу. Это произошло около 1097 года.

Именно с именем Ярослава Святославича, в святом крещении – Панкратия, а в иноческом постриге – святого Константина, с которым он и вошел в «Житие», связано крещение Мурома. Здесь надо заметить, что с житийным и летописными именами муромских князей существует большая путаница.

Князь Ярослав прибыл в Муром со старшими сыновьями Михаилом и Федором, и супругой Ириной. Будучи человеком благочестивым, князь взял с собой не только семью, но и упросил митрополита поставить на муромские земли епископа. Приезд князя вместе с владыкой Василием и образом Богоматери, взятым из Чернигова, сильно встревожил местное языческое население. Они отказались принять не только епископа, но и самого князя, тем более что на муромские земли по-прежнему претендовали Мономашичи.

Князю Ярославу (Константину) пришлось отстаивать власть с оружием, но брать штурмом будущую столицу ему не хотелось. Тогда он, по примеру своего предшественника, благоверного князя Глеба, поселился вне города, предложив муромцам перемирие. В ответ они потребовали одного из княжеских сыновей в заложники. Некоторое время князь Ярослав (Константин) сомневался, опасаясь коварства язычников, но когда его второй сын – Михаил, узнав о требовании местных жителей, предложил себя в заложники, согласился и отпустил сына в город.

Приехав в Муром, юный князь Михаил проповедовал христианство не словами, но своей жизнью. Однако местным язычникам юный князь пришелся не по нраву: они взбунтовались, убили князя-заложника и выбросили его тело вон из города – туда, где с семьей и дружиной жил его отец. Подобное посягательство на княжескую власть не могло остаться безнаказанным – князь собрал дружину и пошел на приступ. Понимая, что против обученной и закаленной в боях княжеской дружины не устоять, муромское вече стало просить князя Ярослава (Константина) о мире. Помня евангельскую заповедь: отвечать на зло добром, князь примирился с горожанами. Войдя в город, он построил первый в городе христианский храм – деревянную Благовещенскую церковь, вблизи которой поселился он сам с семьей и дружиной, рядом была устроена резиденция первого муромского епископа – святителя Василия. В Благовещенской церкви было погребено тело юного мученика, князя Михаила – он стал вторым, после святого Глеба, покровителем муромской земли.

Некоторое время муромцы соблюдали данное слово, служа князю Ярославу (Константину), но потом его кротость и незлобие показались им слабостью. Еще более были они раздражены пребыванием в городе святителя Василия, благодаря деятельности которого некоторые из их соотечественников приняли христианство. Дабы прекратить проповедь христианства в Муроме, а заодно и сместить слабого правителя, разъяренная и вооруженная языческая толпа направилась в ту часть города, где располагался княжеский дворец и палаты владыки. Положение было критическим, но князь Ярослав (Константин) не желал применять вооруженную силу против собственных подданных. Он взял чудотворную икону Богоматери, и, положившись на волю Божию, вышел к языческой толпе. Мужество и крепкая вера князя, обратившегося к ним с увещеванием, произвели на язычников такое впечатление, что многие из них пожелали принять крещение. Святитель Василий подготовил желающих проповедью и, некоторое время спустя, крестил их в водах Оки. Это событие он отметил строительством церкви Благовещения, на месте которой впоследствии был основан монастырь. Впоследствии святитель немало потрудился, проповедуя истины христианства, как новокрещеным муромцам, так и их коснеющим в язычестве соотечественникам.

Князь Ярослав (Константин) также немало потрудился для Муромского княжества; не только на духовном, но и на светском поприще. Главной его государственной заботой стала оборона княжества от соседей-булгар. Для этого он укрепил Муром и Рязань – второй по значению город княжества, построенный еще при его отце, князе Святославе Ярославиче. Для этих же целей он построил по всему Муромскому княжеству ряд крепостей, в которых разместили небольшие дружины. Укрепляя муромское княжество, Ярослав (Константин) по возможности уклонялся от участия в княжеских междоусобицах, довольствуясь данной ему муромской землей. После мученической кончины сына Михаила, он пережил еще одну подобную личную драму – его старший сын – Федор – юноша весьма набожный и благочестивый, умер молодым, еще при жизни отца.

После смерти старших братьев, Олега и Давида, Ярослав (Константин) согласно лествичному праву должен был стать Черниговским князем, что давало право на великокняжеский престол. Но племянник его, Всеволод Ольгович, выгнал дядю из города. Тогда Ярослав (Константин) вернулся к себе в Муром. Несколько лет спустя он принял монашество с именем Константин. После его смерти власть над Муромом перешла к его младшим сыновьям: Юрию, Святославу и Ростиславу.

К сожалению, очень скоро между братьями началась борьба за власть. В результате междоусобной борьбы между потомками князя Ярослава Святославича Муромо-Рязанское княжество разделилось на два самостоятельных: Муромское и Рязанское. По лествичному праву старейший город Муром достался старшему из братьев Юрию.

Обособившееся Муромское княжество занимало область по притокам Оки – Мотре, Унже, Теше, Велетьме и по притокам Клязьмы. В Муроме по-прежнему были сильны вечевые традиции, кроме того, власть князя была ограничена влиянием бояр и старших дружинников.

К середине XII Муромское княжество становится союзником могущественного Владимирского князя Андрея Боголюбского. Союз с ним был очень выгоден муромским князьям, чьи владения, наряду с залесскими землями благоверного князя Андрея, подвергались неоднократным набегам булгар. В 1164 году Андрей Боголюбский совместно с муромским князем Юрием собирает большое войско и идет походом на Великий Булгар. Поход этот был успешен – булгарское войско было разбито, сопредельные города – оплоты набегов на Русь – сожжены.

Несколько лет спустя муромскому князю пришлось поддержать союзника в его походе на Киев. Князь Андрей отблагодарил союзников еще одним походом на Великий Булгар в 1172 году.

После убийства благоверного князя Андрея Боголюбского муромские князья сохранили верность союзникам – владимирским князьям – братьям Андрея – Михаилу и Всеволоду Большое Гнездо. В союзе с владимирскими князьями муромским пришлось воевать и со своей рязанской родней – последовательными противниками Всеволода Большое Гнездо.

В этом союзе были заинтересованы обе стороны, поскольку и Муромское и Владимирское княжество враждовали и с Великим Булгаром и с Рязанским княжеством. В частности, у муромского князя Давида Юрьевича рязанцы отобрали город Пронск.

Муромский князь Давид Юрьевич, которого истории ассоциируют со святым князем Петром (путаница крещальных и иноческих имен обычное дело для муромских летописей), скрепил союз с владимирским князем Всеволодом Юрьевичем браком между детьми – сын князя Всеволода Святослав женился на дочери князя Давида Евдокии.

Под 1228 годом Лаврентьевская летопись сообщает, что князь муромский Юрий Давыдович «вшед в землю Мордовьскую, пургасову волость пожгоша, жита и потравиша и скот избиша, полон послаша назад, а Мордва вбегоша в лесы своя, в тверди».

Князь Юрий Давидович сохранил традиционный союз с владимирским князем Юрием Всеволодовичем, но в силу ослабления Владимирского княжества вынужден был считаться и со своей рязанской родней.

После основания в 1221 году владимирским князем Юрием Всеводовичем Нижнего Новгорода времена набегов булгар для Мурома миновали. Но на муромскую землю, как и на всю Русь, уже надвигалась новая беда.

В 1239 году, во время Батыева нашествия, войско монголо-татар сожгло Муром. Муром не скоро оправился от последствий ордынского разорения. Согласно предположениям некоторых историков, жители покинули Муром и поселились на месте современного села Борисоглеб. Даже муромского князя Василия, скончавшегося в 1345 году, похоронили в борисоглебской церкви на реке Ушне.

Следствием запустения Мурома и общего падения нравов стало и перемещение епископской кафедры в Рязань, или, точнее говоря, в Переславль-Рязанский, поскольку Старая Рязань запустела сильнее, чем Муром. Но, в отличие от Муромского княжества, Рязанская земля обладала большей жизнеспособностью, и буквально через несколько лет после Батыева погрома это княжество возродилось.

Также, согласно преданию, еще одной причиной перемещения епископской кафедры стало то, что местные жители обвинили своего архипастыря, святителя Василия, в недостойном поведении. Было собрано вече, потребовавшее от святителя покинуть Муромские пределы. Святитель не стал спорить, он перебрался в Рязань. Но когда некоторое время спустя выяснилось, что святителя Василия оговорили, он отказался возвращаться обратно. Переезд святителя Василия в рязанские приделы одобрил и митрополит всея Руси – святитель Кирилл. Епископская кафедра в Муроме была упразднена.

Только в середине XIV столетия горожане вновь вернулись на старое место. Под 1351 годом в летописях есть известие об обновлении Мурома: «Князь муромскый Юрьи Ярославич обнови град свой отчину Муром, запустеши издавна от первых князей, и постави двор свой в городе, тако и бояре его, и вельможи, и купцы и черные люди. И ставиша дворы своя, и церкви святыя обновиша и украсиша иконами и книгами».

Крепкие вечевые традиции и отсутствие сильной княжеской власти сослужили Мурому плохую службу. Город становится завидной добычей для безудельных князей. В 1355 году, как повествуют летописи, к Мурому с большим войском подошел князь Федор Глебович и изгнал из города Юрия. Жители города разделились на два лагеря: за князя Юрия и за князя Федора. Искать правды отправились в Орду. В результате хан отдал ярлык на Муром Федору Глебовичу, и ему же был выдан головой и его соперник князь Юрий, вскоре умерший в заточении.

После возвышения Московского княжества, при великом князе Иване Калите, муромские князья стали выступать в роли подручных Москвы. По воле московских князей правители Муромского княжества посылали свои дружины вместе с московским войсками.

Не стала исключением и знаменитая Куликовская битва. Муромская дружина, как проверенные подручники московского князя Дмитрия, была зачислена в засадный полк. Именно этот полк своим стремительным ударом в критический момент оказал решающее влияние на исход битвы и принес победу русскому войску. Небольшой муромской дружине дорого обошлась эта битва – на Куликовом поле полегли сорок «бояринов муромских» со своими воинами.

В последующее время отношения между Москвой и Муромом несколько испортились.

После набега хана Тохтамыша на Москву в 1382 году и ослабления Московского княжества, муромские князья решили выйти из-под власти великого князя Дмитрия Донского. И в 1385 году он посылал на Муром свою рать, наказывая «князя бесчестия». Однако, даже в этом случае, благоверный князь Дмитрий еще не решился посягнуть на формальную независимость Муромского княжества.

Это сделал его сын – великий князь Василий Дмитриевич. В 1392 году во время очередной поездки в Орду он, подкупив находящихся в стесненных средствах хана Тохтамыша и его вельмож, получил ярлыки на княжение Нижегородское, Муромское, Мещеру и Тарусу. С этого времени Муром официально вошел в состав Московского государства, а Муромское княжество прекратило свое существование.

Вместо князя город отныне управлялся наместниками, присланными из Москвы. Поскольку Муром был пограничным городом, в нем постоянно пребывала небольшая дружина. В ее состав входили и местные жители. Муромская крепость имела важное стратегическое значение как оплот Московского княжества на востоке. Ее вооружение состояло из пушек крупного калибра, стрелявших каменными ядрами, пушек помельче и пищалей.

Войдя в состав Московского государства, Муром начал активно участвовать в процессе объединения русских земель вокруг Москвы и в борьбе с осколками Золотой Орды. Золотая Орда в это время переживала период распада, но была еще достаточно сильна, несмотря на чехарду ханов на ордынском престоле. Многие ханы изгонялись за ее пределы и самостоятельно искали себе пристанище. Часто они возглавляли большие отряды, стремительными набегами разорявшими русскую землю.

Осенью 1408 года огромное ордынское войско во главе с вельможей Едигеем вторглось в русские пределы. Едигей разорил почти все области Московского княжества, в том числе и Муром, взял с Москвы «откуп» и безнаказанно вернулся в Орду. Русские города были сожжены и разграблены.

По духовному завещанию великого князя Василия Дмитриевича, скончавшегося в 1425 году, Муром и Нижний Новгород достались в наследство его сыну Василию Васильевичу, провозглашенному великим князем. Право Василия Васильевича на великое княжение было оспорено дядей Юрием Дмитриевичем и его сыновьями Василием Косым и Дмитрием Шемякой. В эту междоусобную войну был вовлечен и Муром.

Великий князь Василий Васильевич восстановил и укрепил муромскую крепость, пострадавшую в ходе татарского нашествия в 1408 году. В знак благодарности жители города сохранили верность великому князю на всем протяжении междоусобной войны.

Примерно в это же время один из ордынских царевичей, Улу-Махмет, основал на речке Казанке (приток Волги) город Казань. Оттуда он совершал походы на пограничные русские земли. Осенью 1444 года Улу-Махмет захватил Муром. Узнав об этом, великий князь Василий Васильевич послал передовой отряд, который разбил татар под Муромом и Гороховцом. Татары отступили в Муром, где Улу-Махмет провел зиму 1444–45 годов. Весной 1445 года его сыновья внезапно напали на княжеский стан под Суздалем и захватили великого князя Василия Васильевича в плен. Оттуда со знатным пленником отправились через Муром в Курмыш (крепость на Оке ниже по течению), где в это время находился УлуМахмет.

Этим воспользовались его враги, которые хотели захватить власть в Москве. Однако татарский хан Улу-Махмет, узнав о том, освободил великого князя. Муромский наместник, князь Иван Стрига Оболенский, арестовал у себя в городе татарского чиновника Бегича, через которого Дмитрий Шемяка вел переговоры с ханом о захвате власти в Москве.

Из плена Василий Васильевич возвращался через Муром. Желая оказать честь своему верному наместнику и горожанам, он провел в городе две недели, после чего отправился в Москву.

Спустя несколько месяцев великий князь был пленен Дмитрием Шемякой во время своего богомолья в Троице-Сергиевой Лавре и ослеплен. Его малолетних сыновей, Ивана (будущего Иван III) и Юрия, отправили в Муром, как наиболее укрепленный город с испытанным в верности народом и наместником. В том же году за великокняжескими детьми прибыл в качестве посредника епископ Рязанский и Муромский Иона. В городском соборе Рождества Богородицы княжичи были переданы под его покровительство. Впоследствии государь всея Руси Иван III на всю жизнь сохранил благодарную память о Муроме.

Согласно завещанию Василия Темного Муром, наряду с другими городами, имевшими стратегическое значение, отошел к его старшему сыну Ивану III. Когда в сентябре 1458 года в Муроме произошел сильный пожар, во время которого сгорел почти весь город, Иван III приложил старания к восстановлению, укреплению и увеличению города. Самая ранняя из известных, жалованная грамота городу Мурому относится именно ко времени его правления и адресована городскому собору Рождества Богородицы.

В XV веке Муром служил оплотом московской власти в укреплении и централизации русского государства. Во время борьбы за присоединение Новгорода шестерых самых непокорных новгородских бояр заключили под стражу и сослали в Муром. В их числе был и Федор Борецкий – сын Марфы Посадницы, которая возглавила борьбу новгородцев за независимость от Москвы. Его заточили в муромской крепости, где он и умер 9 мая 1476 года. А после покорения Новгорода по указу Ивана III несколько тысяч новгородцев (бояр, именитых граждан и купцов) были переселены в Муром.

В целом вторая половина XV – начало XVI века были для Мурома временем постоянного противостояния с Казанским царством. Например, в 1448 году казанский царь Мамутек направил «всех князей своих со многою силою воевати Муром и Володимер… Князь же Великий посла противу их сына своего, Ивана». В 1463 году «татарове имаша около Мурома в неделю Святых Жен Мироносиц и отыдоша. Того же лета воеваша около Мурома. Князь Данило Дмитриевич Холмский иде за ними прочь из Мурома и постиже и бив их». Исторические источники указывают, что чаще других от казанских набегов страдала муромская земля.

Осенью 1467 года Иван III предпринял первый поход на Казань. В числе его военачальников был и князь Иван Стрига Оболенский, бывший муромский наместник. Этот поход не увенчался успехом. Казанцы встретили русское войско на Волге и вынудили его пойти назад без погони.

Зима 1468 года принесла новые стычки с казанцами. Князь Данила Холмский побил шайку татар близ Мурома. Лишь немногие из них спаслись бегством в дремучие леса, оставив своих коней. Муромцы и нижегородцы опустошили берега Волги в пределах Казанского царства.

Весной 1469 года Иван III собрал второй поход на Казань. Местом соединения войск был назначен Нижний Новгород. Полки садились на суда в Москве, Коломне, Муроме и других городах и плыли по Оке и Волге. На этот раз Казань была разгромлена. Царь Ибрагим вынужден был заключить мир. Однако в начале XVI века Казань по-прежнему оставалась «горячей точкой». Так что дело государя всея Руси Ивана III вынуждены были продолжать его сын Василий III и внук Иван Грозный.

В январе 1537 года к стенам муромской крепости подошло войско казанского царя СафаГирея. Татары выжгли весь городской посад. Муромцы достойно встретили неприятеля. Узнав, что из Владимира и Мещеры идут воеводы с дружинами, Сафа-Гирей, так и не взяв Муром, отошел прочь.

Спустя три года, в 1540-м, он вновь двинулся на Москву и вновь увяз на муромской земле. В декабре им был захвачен Муром, но Сафа-Гирей так и не смог продвинуться дальше из-за мужественного сопротивления жителей Мурома. На подмогу храбрым муромцам из Владимира шел князь Дмитрий Бельский, из Касимова – царь Алей, истребляя рассеянные в муромских окрестностях толпы татар. После этого войско Сафа-Гирея бежало прочь так скоро, что русские воеводы не смогли его догнать.

Окончательное завоевание Казани произошло при Иване IV, летом 1552 года. Незадолго до этого, в 1549 году, скончался Казанский царь Сафа-Гирей. Власть перешла к его малолетнему сыну. Казань, таким образом, осталась без правителя. Этим воспользовались московские власти, и началась подготовка к походу. По городам стали собираться дружины. В Муроме и Свияжске (крепости, основанной Иваном IV недалеко от Казани) к этому времени уже находились войска.

3 июля 1552 года войско во главе с Иваном IV двинулось через Владимир и Муром к Казани. В Муроме царь провел несколько дней. В городском соборе Рождества Богородицы он молился перед гробницами муромских святых Петра и Февронии и князей Константина, Михаила и Федора, которых почитал как сродников, и просил их помощи. По преданию, в случае победы над Казанью царь Иван дал обет воздвигнуть в Муроме каменные соборы (вместо деревянных). 20 июля войско переправилось через Оку и продолжило свой путь. Некоторые историки отмечают особый героизм, проявленный муромскими воинами при осаде Казани.

После завоевания Казани на восточной границе Русского государства наступил покой. Муром перестал быть пограничным городом. Настал период мирного развития муромской земли. Но, несмотря на это, всю вторую половину XVI века город оставался довольно укрепленным и служил местом сбора войск.

В течение второй половины XVI века на восточных границах русского государства по-прежнему было неспокойно. В 1573 году в Казани случился бунт. Русское войско находилось там с 1572 года, а в 1573 туда через Муром было послано другое, более сильное, во главе с боярами Мстиславским, Шереметевым, Захарьиным. Снова Муром заполнился ратными людьми. Узнав о приближении войска, казанцы прибыли в Муром и «добили челом» – у них не было войска для вооруженного сопротивления.

В 1565 году в России была учреждена опричнина. Муром попал в особое, опричное, владение Ивана Грозного.

Вскоре после завоевания Казани царь Иван IV начал войну за Ливонию, длившуюся с 1558 по 1583 годы. В ходе ее обострились отношения со шведами, и в 1571 году царь сослал шведских послов в Муром – Московские государи по-прежнему считали Муром одним из оплотов державы.

Послы находились в Муроме около года. Пятнадцать из них умерли от моровой язвы, эпидемия которой в 1570 году унесла много муромских жителей. В ноябре 1572 года царь приказал привезти шведов в Москву. Для покупки лошадей в Муроме сопровождающим выдали из царской казны девяносто рублей. 28 ноября пленники покинули Муром.

Город тяжело переживал последствия морового поветрия и пожара, случившихся в 1570 году.

В начале XVII столетия население муромского края сильно страдало в голодные неурожайные годы, гибло от моровой язвы. Об этом страшном времени рассказывает «Житие Ульянии Лазаревской». Голод вызвал волнения среди крестьян. Поместья и городские дома часто полыхали в огне пожаров.

В борьбе против польской интервенции жители Мурома участвовали в двух народных ополчениях 1611 и 1612 годов, которые возглавили князь Пожарский и гражданин Нижнего Новгорода Козьма Минин. Впоследствии, в 1639 году, князь Дмитрий Михайлович Пожарский вложил в муромский Благовещенский монастырь серебряную водосвятную чашу «по родителех своих». Возможно, вклад был сделан и в память об участии горожан в его ополчении.

Несмотря на освобождение Москвы от поляков и избрание в январе 1613 года нового царя Михаила Федоровича Романова, польская интервенция продолжалась. Шайки польских захватчиков бродили по стране. В 1616 году отряд поляков, возглавляемый паном Лисовским, напал на Муром. Монастыри и приходские церкви были разграблены, жилые дома и лавки на посаде сожжены. Две муромских слободы, Мережную и Плотницкую, поляки выжгли полностью. Игумен с братией Благовещенского монастыря были пленены поляками, священник Воскресенского девичьего монастыря, отец Иван, убит. Это было последнее иноземное вторжение на муромскую землю.

Смутное время тяжело сказалось на положении Мурома, как, впрочем, и других русских городов. После польского разорения храмы, монастыри и другие городские строения нуждались в перестройке. Игумен Благовещенского монастыря Сергий в 1619 году подал челобитную царю Михаилу Федоровичу, где описывал понесенные монастырем бедствия. Игумен просил пожаловать на церковное строительство несколько озер за Окой. Вотчины были пожалованы грамотой того же 1619 года, но впредь бить челом о церковном и монастырском строительстве было запрещено. Поддержку правительства получили и некоторые другие монастыри и приходские храмы.

Муром к концу 1630-х годов оправился после бедствий Смутного времени. Однако, жители его большей частью находились в стесненных обстоятельствах, так как платили налоги, установленные до Смуты и ставшие для них слишком тяжелыми.

Муром в начале XVII века все еще сохранял следы былой мощи. В центре города на Воеводской горе (ныне Окский парк) располагалась крепость. Она имела форму неправильного четырехугольника, составлявшего в окружности 552 сажени. Крепостные стены были рублены снизу из дуба, а сверху из сосны и ели. На них устроены четырнадцать башен с бойницами, из которых три башни с боевыми окнами в три ряда имели ворота, называвшиеся Торговыми, Спасскими (выходили на Спасскую улицу) и Тайницкими. Последние находились напротив Николо-Набережной церкви и предназначались для выхода из города во время осады и снабжения осажденных водой. На случай осадного времени в крепости также был вырыт колодец с питьевой водой. Под собором Рождества Богородицы располагался арсенал (две палатки с пушками, зарядами и ядрами). Там хранились девятнадцать орудий разного калибра, пять тысяч двести тридцать два железных ядра ко всем орудиям и сто две пищали. По сравнению со многими другими городами артиллерийское вооружение города было мощное.

В крепости, кроме того, находилась деревянная церковь Архангела Михаила, принадлежавшая Спасскому монастырю. Тут же были и городские учреждения: тюрьма, огороженная дубовым тыном, съезжая изба, где располагалась приемная воеводы, и воеводский двор. Вокруг крепости располагался посад, на котором теснилось множество изб, среди них возвышались церкви с колокольнями. Только семь храмов были каменными. Центральное место в панораме Мурома занимал Богородицкий собор. У церкви Николы Набережного был государев двор, построенный для временного пребывания царя Ивана IV. В царствование Михаила Федоровича Романова двор передали во владение ТроицеСергиева монастыря. На Пушкарской улице находились еще два государевых двора – житный (для хлеба) и поледный, куда доставлялась свежая рыба. У церкви Симеона Столпника стояла казенная житница. В Муром хлеб везли из Арзамаса, потом отправляли в Москву. Напротив городской крепости во рву была большая торговая баня. На центральной площади находились семнадцать кузниц для ковки лошадей. На городских площадях располагались многочисленные лавки, принадлежавшие торговым людям и купцам. Некоторые горожане торговали в разъезд по окрестностям. Недалеко от реки Оки, в Подокстовье, стояла таможня, где брали пошлину за перевоз через Оку. Еще одна таможня находилась на торговой площади.

Внешне Муром, как и любой другой провинциальный древнерусский город, напоминал большую деревню. Большинство городских домов были окружены огородами.

Восемнадцатое столетие ознаменовалось многочисленными реформами в области управления государством. В 1708 году, при Петре I, были созданы первые восемь губерний. Первоначально Муром был отнесен к Казанской губернии. Во главе города стоял воевода (не случайно в ранних документах XVIII века Муром называется «воеводским городом»). В 1719 году Муром вошел в состав Владимирской провинции Московской губернии.

С 1775 года манифестом «Учреждения для управления губерний Всероссийской империи» Екатерина II начала очередное реформирование Российского государства. Указом от 1 сентября 1778 года было учреждено Владимирское наместничество во главе с генерал-губернатором, включавшее в себя Владимирскую, Тамбовскую и Пензенскую губернии. Муром в качестве уездного города вошел во Владимирскую губернию.

В конце XVIII века город Муром был выделен из уезда в самостоятельную административную единицу. 16 августа 1781 года город получил новый герб. В «Полном собрании законов Российской империи» он описан следующим образом: «В верхней части герб Владимирский: в красном поле стоящий на задних лапах лев, имеющий на голове железную корону, держит в передней правой лапе длинный серебряный крест. В нижней – на голубом поле три крупитчатых калача, которыми сей город отменно славится». В просторечии муромских жителей называли калачниками. Знаменитыми муромскими калачами, изготовленными по особому рецепту, угощали Екатерину II и Павла I во время посещения ими Мурома. Старый герб, на котором «в золотом щите на голубом поле белая стена с бойницами и над нею рука, выходящая из облаков и держащая на золотой цепи золотую княжескую корону», доставшийся городу в 1730 году от Муромского пехотного полка, был упразднен.

В 1785 году правительство обнародовало «Жалованную грамоту городам Российской империи», согласно которой город получал право юридического лица. Городские жители всех сословий, постоянно проживающие и владеющие недвижимостью в черте города, были объединены в «общество градское», которое заведовало городским хозяйством и благоустройством. «Общество градское» выбирало распорядительный орган – общую городскую думу во главе с городским головой. Первым городским головой Мурома стал купец Михаил Иванович Елин.

С начала XIX века исполнительный орган городской думы Мурома расположился в центре города, в двухэтажном каменном здании, где в настоящее время находится художественная галерея музея.

С 1785 по 1870 год (до новой городской реформы) в Муроме на посту городского головы побывало двадцать два представителя из состоятельного муромского купечества, но только благодаря неутомимой деятельности городского головы Алексея Васильевича Ермакова город начал по-настоящему благоустраиваться. Кроме этого, Алексей Васильевич очень много сделал для развития в Муроме культурных, образовательных и благотворительных учреждений.

В должности городского головы А. В. Ермаков состоял шесть лет, с 1862 по 1869 год. Но еще до вступления в эту должность был активным меценатом – попечителем городской больницы (до передачи ее в ведение земства), а также содействовал открытию в городе женского училища. Встав во главе местного самоуправления, Ермаков в первую очередь приложил все силы для устройства в городе водопровода, постройка которого была насущной необходимостью для горожан. Колодцы имелись лишь во дворах у некоторых домовладельцев; остальные жители за водой ходили на реку.

26 августа 1864 года состоялось торжественное открытие водопровода. До настоящего времени в городе от ермаковского водопровода сохранились водонапорная башня (в центре города), водокачка (на берегу Оки) и водоразборная колонка (на ул. Первомайской). Передавая водопровод городскому обществу, А. В. Ермаков поставил условия: все жители должны пользоваться водою из фонтанов бесплатно; водопровод не должен сдаваться в аренду с целью взимания платы за право пользоваться водой; первые три года водопровод содержат сами жители, а затем городская дума.

Деятельность Ермакова по благоустройству преобразила Муром: все площади расчищены от ветхих покосившихся лавок; городская ярмарка переведена из города на выгон, где были построены новые торговые места; центральные улицы и площади замощены и с них убран вековой мусор и грязь; устроен Спасский съезд к Оке.

Кроме благоустройства города, по инициативе А. В. Ермакова и часто на его личные средства было много сделано для создания в городе образовательных, медицинских и культурных учреждений. В 1868 году открыт детский приют, который стал носить имя супругов А. В. и М. Е. Ермаковых. Тогда же была расширена богадельня, устроена лечебница, городская библиотека.

При Ермакове в 1864 году реформирована пожарная команда, созданная в Муроме после сильнейшего пожара 1805 года и состоявшая из отставных нижних полицейских чинов, которые пользовались вышедшим из употребления оборудованием. По реформе военные чины были заменены вольнонаемными из мещан и крестьян, пожарные трубы и обоз приведены в исправность.

16 июня 1870 года был утвержден проект нового Городового положения. В Муроме новое Городовое положение введено 1 декабря 1871 года. Городским головой на первые четыре года был избран Прокопий Степанович Зворыкин. До 1904 года городской голова за свою работу не получал никакого вознаграждения, что вызывало трудности во время нового избрания представителя на эту ответственную и хлопотную должность.

С 1 января 1888 года началась реорганизация муромской полицейской команды. Весь город был поделен на полицейские участки во главе с участковыми приставами. В 1903 году штат полиции увеличился еще на восемь городовых по причине, как было записано в решении думы, «противодействия проявлениям публичного пьянства».

С 1871 года пожарная часть разместилась в специально построенном для нее каменном здании рядом с Соборной площадью. К этому времени ее штат состоял из смотрителя, старшего служителя, тринадцати пожарных, трех постовых на пожарной каланче. Кроме городской команды, в Муроме было и Добровольное пожарное общество, в котором состояло около восемнадцати человек.

Важной задачей благоустройства являлось наведение в городе чистоты и порядка. К 1890-м годам все площади и основные улицы были вымощены булыжником. В 1913 году начали делать первые асфальтовые тротуары. Любимым местом отдыха горожан были бульвары: в начале ХХ века их насчитывалось два – Городской (в Окском саду) и Ярмарочный (за садом Бурцева около ярмарки).

Муромское купечество, стоявшее во главе местного самоуправления, рассмотрело и решило немало важных вопросов, повлиявших на социально-экономическое и культурное развитие города: об образовании Общественного банка и открытии отделения Государственного банка; о прокладке железной дороги, устройстве телеграфных и телефонных линий; о ведении поощрительной политики для промышленных и торговых предприятий; об открытии новых учебных заведений. По финансовому состоянию в губернии Муром уступал лишь Владимиру и более промышленно развитому городу Шуе.

Однако, несмотря на внешнее спокойствие в Муроме, как и по всей России, к началу XX века было неспокойно. В городе появились различные политические объединения, в том числе и нелегальные, ставившие своей целью изменение существующего строя.

Представители этих нелегальных организаций вели пропаганду среди интеллигенции и рабочих.

С началом Первой мировой войны положение обострилось. Многие жители Мурома были призваны в армию. Город заметно опустел, а уже в конце 1914 года в Муром стали поступать раненые. Война вызвала кризисные явления в промышленности Мурома и уезда. В этот период центральные паровозные мастерские находились в стадии своего обустройства, но из-за войны не был реализован заявленный план оборудования, предполагавший упразднение труда чернорабочих. В 1915 году в связи с особо опустошительной мобилизацией сократилось число шлифовальных фабрик: из тридцати перестали существовать двенадцать.

Но до начала революционных событий в городе было спокойно.

Телеграмма об отречении Николая II пришла в Муром 13 марта, но в течение двух дней это сообщение не было обнародовано. 15 марта утром на поезде в город приехали агитаторы из Москвы. С сообщением о победе революции в Петрограде они выступили на митингах в паровозоремонтных мастерских, среди солдат расквартированного в Муроме 205 пехотного полка, на железнодорожной станции. Сразу после этого учебная команда 205 полка отказалась исполнять приказания офицеров. Вместо того, чтобы идти на занятия, она с оружием в руках направилась в бараки, где к ней присоединились другие роты полка. Сюда же подошли железнодорожники и рабочие паровозоремонтных мастерских, и все вместе с пением революционных песен пошли по Московской улице на Соборную площадь. В то же утро весть о свержении самодержавия дошла до других предприятий города. Днем в городе состоялась многолюдная демонстрация, к которой примкнуло немало горожан. Вечером рабочие освободили из муромской тюрьмы политических заключенных.

16 марта прошло совещание членов Муромской городской думы, на котором постановили приветствовать произошедший переворот и приняли обращение к горожанам.

Известие о новом, Октябрьском, перевороте, совершенном партией большевиков, породило страх перед новой непонятной властью.

15 ноября Муромским Советом был создан Военно-революционный комитет. Он назначил солдата 205 полка М. М. Жукова гражданским комиссаром Мурома и уезда. Комиссар Временного правительства был отстранен от власти.

Население Мурома враждебно относилось к советской власти, и этого в городе почти не скрывали. 8 июля 1918 года в городе началось белое восстание под предводительством полковника Добровольческой армии Николая Павловича Сахарова.

В полночь белогвардейцы обезоружили караульную роту Красной Армии, размещавшуюся в одном из купеческих особняков. К 11 часам утра 9 июля восставшие полностью захватили город, все советские работники были посажены в тюрьму. По улицам были расклеены приказы и воззвания к рабочим, крестьянам и гражданам от имени руководителей восстания. Накануне восстания полковник Сахаров получил благословение Муромского епископа Митрофана, а утром 9 июля состоялся городской крестный ход и были отслужены благодарственные молебны.

Несмотря на успешное начало, муромское восстание было обречено. Выражая молчаливую поддержку, жители города не оказали активной помощи восставшим. Исполняющий обязанности председателя Муромского Совета А. И. Ерлыкин отправил во Владимир телеграмму с просьбой о помощи, и она не заставила себя ждать. К Мурому двинулись отряды красноармейцев из Владимира, Меленок, Коврова и Выксы. 10 июля восставшие покинули город и двинулись по направлению к Выксе. Их преследовал отряд красноармейцев из трехсот пятидесяти человек под руководством А. И. Ерлыкина. Двенадцать захваченных белогвардейцев были расстреляны в Выксе у стен Иверского женского монастыря, еще двенадцать – спустя две недели – в Муроме.

8 августа 1918 года Л. Д. Троцкий отдает распоряжение о создании в Муроме, Арзамасе и Свияжске концентрационных лагерей для заключения в них «темных агитаторов, контрреволюционных офицеров, саботажников, паразитов, спекулянтов». В Муроме это заведение, предположительно, разместилось в Спасском монастыре и просуществовало недолго. После подавления белогвардейского восстания на представителей имущих классов Мурома была наложена контрибуция в размере десяти миллионов рублей.

22 октября 1918 года впервые в Советской России были вскрыты мощи православных святых. Эту акцию одобрил В. И. Ленин. Муромские «безбожники» поддержали новый «почин» в феврале 1919 года, вскрыв мощи святых князей Константина, Михаила и Феодора.

В 1921–1922 годах в Муроме все острее сказывались последствия мировой и гражданской войн. На первое января 1921 года в городе насчитывалось 14.667 жителей (вместо почти 23.000 в 1914 году). Тяжелое положение этих лет усугублялось еще тем, что с 1921 года в Муром стали поступать голодающие люди с Поволжья.

Однако после введения НЭПа жизнь в городе несколько улучшилась. Многие пустующие помещения стали активно сдаваться в аренду. В городе появилось множество мелких лавочек, где можно было приобрести разные необходимые мелочи. Тем не менее «нэпманы» – люди, занимавшиеся частным предпринимательством, – обкладывались высокими налогами, а у крестьян за неуплату в срок продналога отбирали крупный домашний скот, накладывали большие денежные штрафы, даже арестовывали неплательщиков до выплаты задолженности.

К концу 1920-х годов уровень жизни населения упал в два-три раза по сравнению с серединой 1920-х годов. В 1932–33 годах была вновь введена карточная система на продукты. Служащие и иждивенцы получали очень мало хлеба, не говоря уже о прочих продуктах.

К началу 1930-х годов в Муроме были закрыты все монастыри и храмы, многие из них были разрушены. Действующим оставался только Благовещенский собор. Перед Великой Отечественной войной закрыли и его. Лишь в 1942 году службы в нем возобновили.

Большинство священнослужителей Мурома и района подверглись репрессиям: одни высланы с семьями в отдаленные районы страны, другие обвинены в контрреволюционной деятельности и решением «троек» НКВД расстреляны.

В годы Великой Отечественной войны муромские заводы выпускали авиационную фанеру, фанеру для орудийных лыж, винтовочных и автоматных лож; корпуса легких танков и самоходных артиллерийских установок, башни для Т-34; снаряды и мины, детали к реактивным снарядам для «Катюш»; взрыватели, пленку для понтонов, бутылки с зажигательной смесью. По инициативе железнодорожников Муромского узла был построен уникальный бронепоезд «Илья Муромец». В целом в последние годы Великой Отечественной войны и после нее в городе бурно растет промышленность, расширяются старые производства и создаются новые.

С августа 1944 года Муром и Муромский район вошли в состав Владимирской области.

Церковная жизнь в Муроме в советское время была скрытой, доступной немногим. В городе доживали свой век монахини Дивеевского монастыря. Они берегли келейную икону и личные вещи святого Серафима Саровского. После войны в Муроме короткое время священником служил Пимен, будущий Патриарх Русской Православной Церкви.

С шестидесятых годов начинается внедрение новых технологий, автоматизированного оборудования, конвейерных линий и применение искусственных материалов.

В послевоенной экономике появился новый фактор – массовое жилищное строительство. В 1953 году был принят Генеральный план застройки Мурома, разработанный Ленинградским проектным институтом. По этому плану официально расширялась черта города, в который теперь включались промышленные постройки, а также железнодорожный поселок, планировалось малоэтажное строительство на окраинах.

Город благоустраивался. Зеленые массивы на его территории были оформлены в парки, появилось два новых кинотеатра, здание ресторана «Муром».

В 1962 году в Муроме торжественно праздновалось 1100-летие со дня основания города.

С началом перестройки в стране наметилось потепление по отношению к Церкви. Переломным событием в деле возрождения религиозной политики стал тысячелетний юбилей Крещения Руси в 1988 году. Муром, богатый древними памятниками церковной культуры, принял участие в юбилейных мероприятиях. Уникальные муромские иконы из собрания городского музея были представлены на выставке, посвященной тысячелетию русской художественной культуры в Москве и Германии. В выставочном зале, находившемся тогда в здании Смоленской церкви, прошла выставка древнерусского искусства, где впервые за годы советской власти были широко показаны сокровища церковой культуры из собрания музея.

В 1989 году была создана древнерусская экспозиция в основном здании музея.

В Муроме сложилась на редкость благоприятная атмосфера плодотворного сотрудничества и разумного подхода к возрождению церковной жизни. Духовенство, администрация города, директора предприятий, предприниматели, музейные работники, местные художники, прихожане и представители общественности считали восстановление духовной традиции общим делом горожан.

Восстановление храмов, возвращение святынь трудно было бы осуществить без хранителей церковного предания. В городе удалось возродить искусство иконописи и резьбы иконостасов. Местные художники и резчики не только продолжили древнюю традицию, но и обогатили ее.

К началу нового тысячелетия в городе возобновлено и действует четыре древних монастыря (два мужских и два женских). Первым возрожден Троицкий – в 1991 году (настоятельница – игуменья Тавифа). Главной святыней монастыря являются мощи муромских святых Петра и Февронии – покровителей любви и брака. В день их памяти (8 июля) возрожден городской церковный праздник, на который собирается множество горожан и приезжих. В 2000 году здесь открыта школа; в ней занимаются монастырские воспитанницы, по воскресеньям приходят городские дети.

В 1992 году был возобновлен мужской Благовещенский монастырь. В подклете (подвале) собора восстановлено место захороненения местночтимых святых этого монастыря. Главная святыня обители – мощи «основателей храма сего», святых крестителей Мурома, Константина, Михаила и Феодора – покоятся в гробнице открыто в Благовещенском соборе. В 1997 году по инициативе монастыря в Муроме было торжественно отмечено девятисотлетие крещения города.

Спасский мужской монастырь, один из древнейших русских монастырей, вновь открыт в год своего девятисотлетнего юбилея (1996); в честь этого юбилея в городе проводились торжественные мероприятия.

Монастырь был быстро возрожден. С особой пышностью и великолепием заново создано внутреннее убранство древнего Спасского собора. Со святой горы Афон в 1878 году настоятелем, архимандритом Антонием (Ильеновым) в монастырь была привезена икона Божией Матери «Скоропослушница». С тех пор она стала главной святыней обители.

Воины и их сродники особо почитают хранящийся в обители образ св. великомученика Георгия Победоносца с древним мощевиком.

Многие богомольцы приходят в СпасоПреображенский собор поклониться иконе преподобного Серафима Саровского, писанной инокинями Серафимо-Дивеевской обители и освященной на реке со святыми мощами преподобного. В наперсный крест на ризе иконы вставлены мощи старца Серафима.

Подворье Спасского монастыря расположено в самом центре города, где быстро идет реставрация Вознесенского храма. Около него в 1997 году установлен памятный крест на месте захоронения священника Гавриила Ястребова (скончавшегося в 1897), местночтимого святого.

В 2000 году возобновлен женский Воскресенский монастырь, который постепенно восстанавливается, приводится в порядок.

Космодамианская церковь построена в 1556–1565 гг. Предания связывают возведение храма с пребыванием в Муроме царя Ивана Грозного в 1552 году во время похода на Казань. По одной легенде, на этом месте стоял шатер государя, из которого он наблюдал переправу через Оку своих войск, отправлявшихся на завоевание Казани. Другая версия гласит, что сильно простудившийся царь лежал больной в шатре, а после выздоровления приказал заложить на этом месте храм в память святых лекарей Космы и Дамиана. Для строительства церкви были присланы мастера из Москвы и 500 рублей денег. Московские зодчие возвели шатровую церковь, которая выглядела необычно и производила впечатление башни, на что обращали внимание проезжавшие через Муром Петр I, Екатерина II, Павел I, Николай I, Александр II. Шатер, обрушившийся в 1868 году, был самой эффектной частью архитектурной композиции церкви. В настоящее время церковь имеет вид, который она приобрела в 1901 году. когда по поручению Комиссии по сохранению древностей Императорского Московского Археологического Общества было произведено обследование памятника и возведена железная крыша.

Николо-Набережная или Николы Мокрого церковь была заложена в 1700 году. Строилась она целых 17 лет на средства небогатого московского священника, в память об отце, служившем в Муроме. На этом месте, по преданию, находился деревянный дворец, построенный для Ивана Грозного, а рядом была Рыбная слобода. Эта живописная церковь стоит над Окой, а у подножия бьет Никольский родник, считающийся в городе целебным. Церковь была закрыта в 1940 году, постепенно ветшала и разрушалась. В 1992 году вновь открыта и восстановлена. Заново создается интерьер церкви. Главная святыня храма – образ святой Иулиании Лазаревской (Муромской) современного письма и гробница праведницы с частицей мощей, привезенных из Парижа потомками святой в 1999 году.

Приложение 4

Праздник день семьи, любви и верности

С 2008 года в России появился новый праздник – День семьи, любви и верности, приуроченный ко дню памяти святых Петра и Февронии Муромских – 8 июля.

Инициатива проведения «всероссийского дня семьи, любви и верности» принадлежит жителям Мурома, составившим в начале 2008 года Коммюнике о «Всероссийском дне супружеской любви и семейного счастья (в память благоверных князей Петра и Февронии Муромских)»: «В России наступило время осознания того, что ни политика, ни боевая мощь вооруженных сил, ни финансовые и экономические возможности не смогут обеспечить, сохранить и защитить наше будущее.

Поэтому невозможно говорить о самом существовании России и ее будущем без российской семьи в ее традиционном духовном понимании.

Возрождение нравственных и духовных семейных ценностей является сегодня приоритетным направлением развития нашего общества. Не случайно нынешний год объявлен в России Годом семьи.

С древних времен образцом семейных отношений являлись князья Петр и Феврония – единственные на Руси святые, которые издавна почитаются нашим народом как покровители супружеской любви и семейного счастья.

Древний Муром – уникальный град. Именно здесь в XIII в. «жили долго и счастливо» князь Петр и княгиня Феврония. Их любили, им подражали, их почитали как святых покровителей любви и брака все люди Древней Руси – от знатных особ до простолюдинов. Они и сегодня помогают многим найти друг друга, обрести семейное благополучие, способствуют появлению на свет желанных детей.

День памяти святых благоверных муромских князей Петра и Февронии отмечается в Муроме ежегодно 8 июля и собирает многие тысячи паломников со всех концов света.

Именно поэтому будет справедливо объявить 8 июля «Всероссийским днем супружеской любви и семейного счастья».

Инициатива жителей Мурома была поддержана депутатами Государственной Думы Российской Федерации, Советом Федерации, Счетной Палатой, руководителями ряда регионов и общественными деятелями.

Установление праздника Дня семьи, любви и верности призвано было обратить внимание всего российского народа на то, что семья – основной элемент общества – была и остается хранительницей духовнонравственных ценностей, национальной культуры.

С тех пор во многих российских городах 8 июля проводятся различные мероприятия, направленные на популяризацию семейных ценностей. Главная цель праздника – продвижение истинных семейных ценностей: любви, верности, ответственности и многодетности, как важнейшей цели семейной политики, становится одной из важнейших задач всего нашего общества.

Русская Православная Церковь также поддержала идею проведения праздника День семьи, любви и верности, приуроченную ко дню памяти святых Петра и Февронии. В этот день по благословению священноначалия после литургии во всех храмах служится молебен святым Петру и Февронии.

Медаль за любовь и верность

Несмотря на то, что история праздника День семьи, любви и верности насчитывает всего несколько лет, он имеет уже свою награду – медаль за любовь и верность. Согласно Положению о награде:

«Медаль за любовь и верность (общественная награда) вручается лучшим семьям России.

Семьи должны соответствовать следующим критериям:

– Долгая история семейного союза (от 25 лет);

– Крепость отношений, основанных на любви и верности;

– Благополучие семьи, обеспеченное трудом ее членов;

– Воспитание детей как достойных членов российского общества.

Перечисленные выше критерии – это основа для отбора кандидатов, но не ограничивается только ими. «Дерево оценивают по плодам»; поэтому оцениваются реальные достижения семьи, особенно на ниве сохранения семейных ценностей и чадолюбия.

С одной стороны медали изображается символ праздника «ромашка», с оборотной – лики святых Петра и Февронии. Лозунг медали: «За любовь и верность семье». Вместе с медалью вручаются также ценные подарки, которые соответствуют «семейной тематике», и определяются местными властями и организаторами.

Номинация основывается на принципе «снизу вверх»:

1) Главы муниципалитетов представляют на рассмотрения глав регионов определенное количество претендентов.

2) Главы регионов выдвигают наиболее ярких из претендентов на федеральный уровень.

3) Награждение проводится на региональном и федеральном уровне».

Символ праздника

Официальным символом праздника Дня семьи, любви и верности стала ромашка. По словам супруги президента Светланы Медведевой, ромашка – настоящий русский цветок.

Февроньки

Еще одним символом праздника Дня семьи, любви и верности стала «февронька» – забавная открытка с ромашкой – официальным символом или каким-либо другим неофициальным изображением.

Памятники Петру и Февронии

Также в 2008 году стартовала общенациональная программа «В кругу семьи». В рамках этой программы был установлен ряд памятников святым Петру и Февронии в различных городах России.

Памятник в Муроме

После того как в 2008 году день памяти святых Петра и Февронии стал праздником Дня семьи, любви и верности, в российских городах началась кампания по установке памятников Петру и Февронии. Первый памятник появился в городе – инициаторе этого праздника – Муроме. Он был установлен перед зданием муромского ЗАГСа.

Автор памятника – скульптор Николай Щербаков. Памятник Петру и Февронии в Муроме носит название «Союз любви – мудрый брак». В этой скульптурной композиции святые Петр и Феврония изображены как две коленопреклоненные фигуры, нежно протягивающие друг к другу руки.

В день открытия этого памятника, 8 июля 2008 года, в Муроме появилась и еще одна скульптурная композиция, посвященная Петру и Февронии, – барельеф на стене Спасо-Преображенского монастыря.

Памятник в Архангельске

28 июня 2009 года памятник святым Петру и Февронии был открыт в Архангельске. Он был установлен на пересечении улицы Логинова и набережной Северной Двины рядом с храмом Успения Пресвятой Богородицы.

Автор – скульптор Константин Чернявский. Памятник Петру и Февронии в Архангельске выполнен из бронзы и в высоту достигает 3,3 метра. Скульптор изобразил сцену возвращения князей Петра и Февронии из изгнания обратно на княжение в Муром.

Памятник в Архангельске установлен в рамках общенациональной программы «В кругу семьи». По замыслу организаторов проекта, они хотели создать местную традицию для молодоженов – в день бракосочетания или венчания приезжать к памятнику Петру и Февронии, чтобы поклониться святым покровителям брака и обратиться к ним с просьбой о благополучии семейной жизни.

Памятник в Ульяновске

Также в 2009 году памятник святым Петру и Февронии был установлен в Ульяновске, перед зданием Ульяновского Государственного Университета.

Авторы памятника – Олег Клюев и Николай Анциферов. Памятник Петру и Февронии в Ульяновске выполнен из бронзы и представляет собой молодых Петра и Февронию с голубем, символизирующим любовь и верность.

Памятник в Ульяновске установлен в рамках общенациональной программы «В кругу семьи».

Памятник в Сочи

Установлен 8 июля 2009 года на площади перед зданием сочинского ЗАГСа.

Автор – скульптор Константин Чернявский.

Памятник Петру и Февронии в Сочи представляет собой Петра и Февронию в монашеских одеждах под деревьями; в кроне деревьев в гнезде расположилось семейство голубей, а под деревом сидит заяц – друг Февронии еще с девических времен. Памятник отлит из бронзы, его вес 3 тонны, высота – 3,2 метра.

Памятник в Сочи установлен в рамках общенациональной программы «В кругу семьи». Уже сейчас в Сочи складывается традиция среди молодых людей делать предложение руки и сердца у памятника Петру и Февронии.

Памятник в Абакане

14 октября 2009 года в Преображенском парке Абакана рядом с Преображенским собором был установлен памятник святым Петру и Февронии.

Скульптор Константин Зинич постарался не просто изобразить святую княжескую чету, а показать торжество духовного начала в супружестве. Памятник Петру и Февронии отлит из бронзы, высота бронзовых фигур достигает 2,6 метра, вместе с постаментом – около 4 метров.

Памятник Петру и Февронии в Абакане установили недалеко от металлического дуба, на который молодожены, по местной традиции, вешают замки с именами своей пары, а ключ от замка бросают на дно рядом расположенного водоема. Теперь это традиционное свадебное место Абакана дополнилось памятником Петру и Февронии – в день бракосочетания новобрачные могут попросить святых сделать их брак счастливым.

Памятник в Ярославле

Памятник святым в Ярославле был открыт 8 июля 2009 года на Первомайском бульваре, между Казанским женским монастырем и ярославским ЗАГСом.

Памятник Петру и Февронии в Ярославле представляет собой трехметровую бронзовую скульптурную композицию с фигурами святых Петра и Февронии, держащих в руках голубя – символ семейного очага и мира.

Памятник в Ярославле установлен в рамках общенациональной программы «В кругу семьи».

Памятник в Ейске

8 июля 2010 года был установлен памятник святым Петру и Февронии в Ейске. Автор – Анатолий Скнарин.

Памятник Петру и Февронии был отлит из бронзы на заводе в Ростове-на-Дону и предназначался сначала для Батайска Ростовской области, но у заказчика не оказалось средств, и, в итоге, скульптурная композиция была установлена в курортном Ейске Краснодарского края. Высота бронзового памятника – три метра.

Молодожены города Ейска уже много лет приходят в парк имени Ивана Поддубного во время свадебных гуляний, чтобы, по традиции, повязать ленточку или повесить замок на «дерево желаний». Теперь же у них и у всех желающих появилась возможность в том же самом парке возложить цветы к освященному памятнику святых благоверных Петра и Февронии Муромских и обратиться к ним с просьбой о благополучии семейной жизни, о любви и верности.

В столице России нет пока ни храма в честь святых Петра и Февронии, ни памятника им. Однако, еще до установления официального праздника Дня семьи, любви и верности, по инициативе объединения православной молодежи «Воскресенье», в Коломенском была высажена аллея Петра и Февронии.

Аллея Петра и Февронии

Высаживать эту аллею начали в день памяти святых Петра и Февронии еще в 2006 году. Самыми первыми были посажены две яблони, привезенные из города Мурома, родины благоверных князей.

С тех пор это стало традицией – каждый год 8 июля представители объединения православной молодежи «Воскресенье», а также все желающие, могут принять участие в высадке кустов и цветов в Коломенском.

Приложение 5

Чудеса святых Петра и Февронии

Рождение дочери

У одной благочестивой супружеской пары, помогавшей в восстановлении СвятоТроицкой обители, не было детей. По молитвам святых Петра и Февронии Господь даровал им дочь, которая родилась на второй день Пасхи. Матери в то время было 45 лет.

Сестры Свято-Троицкого монастыря

Дарование детей

В 1992 году на перенесении мощей святых Петра и Февронии присутствовала одна супружеская пара, приехавшая из США, Н. и Д. Копински, не имевшие надежды на появление детей. Так как врачи запрещали Н. рожать, опасаясь за ее жизнь.

Вскоре после перенесения мощей Н. забеременела. После рождения сына ее супруг – Д. – решает принять крещение и повенчаться, что и было исполнено – они обвенчались в Муроме. Супруги вновь просили помощи и утешения у святых Петра и Февронии. Их молитвы были услышаны – Господь даровал им еще двух детей.

Обретение супруга

От Л. А. после двадцати пяти лет совместной жизни ушел муж. Она осталась с детьми и не знала, что ей делать. Женщина обратилась за молитвенной помощью к святым Петру и Февронии. Вскоре она встретила человека, ставшего ей любящим супругом и отцом ее детям, которых они вырастили вдвоем.

Исцеление от рака

И. был поставлен диагноз – рак. Врачи сказали ей, что ей осталось не больше полугода. Но на руках у нее были двое маленьких детей. Ежедневно И. ходила к мощам святых Петра и Февронии и молила их о помощи. Некоторое время спустя она прошла очередное обследование – у нее не обнаружили никакой опухоли. В настоящее время она полностью здорова и дети ее подросли.

Сохранение семьи

В одной семье, до этого крепкой и дружной, начались неполадки. Супруг завел любовницу и ушел к ней. Его жена, желая сохранить семью, просила святых Петра и Февронию о помощи. По молитвам святых угодников муж образумился, покаялся, вернулся в семью.

Рождение ребенка

В Свято-Троицкую обитель позвонила супружеская пара из Нью-Йорка. Просили помолиться и поблагодарить святых Петра и Февронию. Супруги ранее приезжали в монастырь к мощам святых Петра и Февронии.

Семья их была довольно обеспеченной, супруги имели хорошую работу, но за восемь лет брака у них не было детей. Лечение не давало результата. Они решили обратиться к помощи Божией. Супруги побывали в паломничестве в Муроме. Они горячо молились у мощей. Вскоре по возвращении домой они обнаружили, что у них будет ребенок.

Рождение детей

Другой подобный случай произошел в семье русских эмигрантов, живущих во Франции. У них долго не было детей. После посещения Мурома и молитвы у мощей муромских святых у них родилось двое детей погодков.

Исцеление и помощь в семейных делах

В Ростове-на-Дону распадалась семья. После вторых родов жена не могла ходить.

Муж, устав от тяжелой обстановки в доме, стал часто бывать в командировках. Он потерял всякую надежду на нормальную жизнь.

Но они решили совместно съездить в паломничество в Муром, к мощам святых Петра и Февронии. По возвращении из паломничества жене стало гораздо лучше, отношения в семье наладились.

Исправление врачебной ошибки

Н. – прихожанке московского храма во имя святых Бориса и Глеба – был поставлен диагноз – миома. Духовник благословил ее поехать в Муром к мощам святых Петра и Февронии.

После поездки она вновь прошла обследование – оказалось, диагноз был поставлен неправильно. У женщины была не опухоль, а беременность, уже на значительном сроке.

Исцеление

Прихожанка того же храма Л. долго не могла восстановиться после воспаления легких – кашляла, чувствовала большую слабость, принимала массу лекарств. Вместе с другими прихожанами храма святых Бориса и Глеба она отправилась в паломничество в Муром к мощам святых Петра и Февронии.

На следующий же день после молитвы у мощей она почувствовала себя гораздо лучше – кашель прошел.

Исцеление от зубной боли

У А. П. долго не проходила зубная боль. После длительного лечения начались осложнения. Она отправилась в паломничество к мощам святых Петра и Февронии. У мощей женщина долго молилась, прося о помощи.

На следующий день зубная боль прошла. Вскоре исчез флюс. По возвращении из паломничества она вновь прошла обследование – было решено обойтись без хирургического вмешательства.

Помощь в семейных делах

Т. просила помощи в семейных делах. Ее муж не одобрял благочестия супруги. Святые Петр и Феврония помогли ей – муж перестал выражать недовольство верой жены, и их семейная жизнь наладилась.

Исцеление ног

В Муром к мощам святых Петра и Февронии приехала пожилая супружеская пара. Муж совершал это паломничество лишь по настоянию жены, так как был равнодушен к вере и благочестию. Но его супруга – Алла – была больна – у нее так опухали и болели ноги, что она не могла ходить. Лишь это подвигло его ехать в Муром.

Они вместе молились у раки с мощами. И через несколько дней опухоль немного спала и боль уменьшилась. Некоторое время спустя они вновь посетили Свято-Троицкую обитель. В результате двух паломничеств в Муром у Аллы наступило значительное улучшение. Она со слезами благодарила Бога, говоря: «Слава Богу за все!»

Кроме того, в результате паломнических поездок ее муж стал более прилежать к вере.

Рождение ребенка

В обитель приехала молодая супружеская пара вместе с родителями обоих супругов. Все они благодарили святых Петра и Февронию за помощь.

У молодых супругов несколько лет не было детей – они совершили паломничество в Муром, в Свято-Троицкую обитель, к мощам святых Петра и Февронии. Вскоре Господь послал им ребенка. Некоторое время спустя всем семейством они приехали в обитель вновь. Вскоре обнаружилось, что у них будет второй малыш.

Исцеления

Жительница Нижнего Новгорода Тамара страдала от аллергии на воду. Ее состояние было настолько тяжелым, что от каждой капли воды, попавшей на кожу, оставались язвы.

Она оправилась в паломничество в Свято-Троицкую обитель. Когда же она подошла к раке святых Петра и Февронии, почувствовала настолько сильное жжение в больных руках, что выскочила из храма. Но что-то вновь потянуло ее к раке. Тамара подошла и положила руки на раку с мощами. На этот раз жжение было мягким и приятным.

Вернувшись домой, Тамара продолжала смазывать руки маслом из лампады от святых мощей. Вскоре аллергия полностью прошла.

С ней же произошел несчастный случай. Она сильно ударилась о забор и сломала плечо. Перелом был очень тяжелым – оскольчатым и со смещением. Из-за астмы Тамаре нельзя было делать операцию. Так что ей был наложен гипс. Через несколько недель в загипсованном плече начался сильный зуд. Тамара окунала спицу в масло из лампады у мощей святых Петра и Февронии и смазывала руку под гипсом.

Когда некоторое время спустя она пришла на перевязку и рентген, обнаружилось, что кости соединились, что практически невозможно без операции. После того, как гипс сняли, ее рука стала действовать, как и до перелома.

Помощь в отношениях с родственниками

Жительница Мурома К. страдала от одиночества и бедности. Она была вдова. Сын ее жил со своей семьей во Владимире и его отношения с матерью оставляли желать лучшего.

Несмотря на то, что К. жила в Муроме, она почти не бывала у мощей святых Петра и Февронии. Она была прихожанкой Благовещенского собора.

Как-то раз по совету знакомой она пришла на службу в Свято-Троицкую обитель, дабы излить свои горести перед мощами святых Петра и Февронии. После молитвы у мощей К. почувствовала облегчение и успокоение. Через несколько дней ее навестила сноха. Ранее они почти не общались. Но, оказавшись в Муроме в командировке, женщина навестила свекровь и, узнав о ее тяжелом материальном положении, оставила ей денег.

А к Пасхе к К. приехал сын и привез продукты. Кроме того, он по просьбе матери согласился помочь украсить храм к Пасхальной службе, хотя ранее никогда этого не делал, будучи равнодушен к вере.

Благодарность за исцеление сына

Елена приехала в Свято-Троицкий монастырь благодарить святых Петра и Февронию за исцеление сына. Ее взрослый сын страдал от наркомании. Елена просила знакомых заказать сорокоуст в Свято-Троицкой обители и помолиться у мощей святых Петра и Февронии об исцелении ее сына.

Вскоре ее сын оставил наркотики, а затем полностью излечился.

Облегчение болей

Паломница из Москвы страдала от наростов на руках. К тому же они сильно болели. После молитвы у раки с мощами святых Петра и Февронии она стала прикладываться к мощам и почувствовала сильное жжение. Однако, потом пришло облегчение и боль в руках прошла.

Исцеление ребенка

Житель города Шахты Анатолий С. приехал в Свято-Троицкую обитель благодарить святых Петра и Февронию за исцеление ребенка. Его сын-первокласник решил искупаться в железной бочке, стоявшей на садовом участке. Мальчик влез на подставку, но поскользнулся и упал, распоров себе спину вдоль позвоночника об гвоздь, торчавший в доске. Это видела супруга Анатолия – Неонилла. Она позвала мужа. Вместе родители забрали мальчика и отнесли его в дом.

Уложив ребенка в кровать, родители решили смазать рану маслом из лампады от святых мощей Петра и Февронии, привезенным из Мурома. Вскоре Анатолий ушел в храм, а Неонилла, оставшись с ребенком, стала читать акафист святым Петру и Февронии и просить их исцелить ее ребенка.

Смазанная маслом рана быстро затянулась – у мальчика остался лишь небольшой шрам вдоль позвоночника.

Исцеление от одержимости

Юный прихожанин Свято-Троицкого монастыря страдал от одержимости. Его приложили к мощам святых Петра и Февронии. После этого юноше стало намного легче.

Благодарность святым

В Свято-Троицкую обитель пришло письмо, в котором Никита благодарил святых Петра и Февронию за помощь.

У него и его супруги Юлии долгое время не было детей. По благословению духовника, они посетили Свято-Троицкую обитель, где усердно молились святым Петру и Февронии.

Вскоре Юлия забеременела. В знак благодарности супруги прислали в обитель фарфоровую лампаду.

Спасение сына

Направляясь в паломничество в Дивеевский монастырь, Татьяна по дороге заехала в Муром и подала записки о здравии своем и сына. Также она просила сугубых молитв о своем сыне Алексее, который в то время был болен.

Когда же она вернулась домой, то узнала, что у ее сына была остановка сердца и лишь чудом удалось его спасти. После этого она просила свою знакомую, направлявшуюся в паломничество в Муром, посетить Свято-Троицкую обитель и засвидетельствовать о случившемся чуде.

Избавление от боли

Людмила Липатова приехала в Муром в паломничество к муромским святыням. Незадолго до этого у нее была сломана рука. И лишь перед самой паломнической поездкой с нее сняли гипс. После снятия гипса рука сильно болела.

В Муроме Людмила Липатова приложилась к мощам святых Петра и Февронии и, по совету сестер обители, смазала больную руку маслом из лампады от святых мощей. Вскоре боль в руке совершенно прекратилась.

Счастливое замужество

По молитвам святых Петра и Февронии я вышла замуж за благочестивого человека.

Дубинина Ирина Владимировна

Рождение сына

Супруги Чербуженовы долгое время не имели детей. Они просили помощи святых Петра и Февронии. По молитвам святых Господь послал им сына Илью.

Исцеление дочери

Младенец Анна заболела острым бронхитом. Антибиотики не помогали. Мать девочки Ольга стала растирать малышку маслом из лампады от мощей святых Петра и Февронии. Буквально за два дня бронхит прошел.

Соединение

Елена молилась у мощей святых Петра и Февронии о счастливом замужестве с благочестивым человеком. Неожиданно Господь по молитвам святых послал ей Олега, который также молился о благочестивой супруге.

Рождение ребенка

В семье Ивановых два года не было детей. По совету духовника они отправились в паломничество к мощам святых Петра и Февронии. Вскоре по возвращении из паломничества супруга забеременела.

Помощь в защите диссертации

Прихожанка московского храма во имя Вознесения Господня молилась святым Петру и Февронии, прося их помощи в защите диссертации. По молитвам святых ей удалось благополучно защититься и получить ученую степень.

Список использованных источников

1. Изборник: Повести Древней Руси. М.: Художественная литература, 1986.

2. Толстой М. В. История Русской Церкви. Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1991.

3. Трофимов А. Святые жены Руси. М.: Храм Рождества Пресвятой Богородицы в селе Поярково, 1994.

4. Дмитрий Ростовский свт. Жития Святых. Барнаул: Изд-во преподобного Максима Исповедника, 2003–2005.

5. Акафист святым Петру и Февронии Муромским. М.: Приход храма Святаго Духа сошествия, 2010.

6. Сухова О. А., Смирнов Ю. М. Петр и Феврония Муромские. М.: Художник и книга, 2008.

7. Золотое кольцо России: Справочникпутеводитель. М: УКИНО «Духовное преображение», 2006.

8. Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая Степь. М.: Мысль, 1993.

9. Татищев В. Н. История Российская: в 3 тт. Т. 2; Т. 3. М.: АСТ, 2003.

10. Соловьев С. М. Чтения и рассказы по истории России. М.: Правда, 1990.

11. Летопись Муромского Свято-Троицкого женского епархиального монастыря. М.: Парад, 2001.

12. Официальный сайт Московской Патриархии. – 2011[Электронный ресурс] http://patriarchia.ru/ (дата обращения 11.01.2011)

13. Сайт Муромский историко-художественный музей. – 2011 [Электронный ресурс] http://museum. murom.ru/ (дата обращения 10.02.2011)

14. Сайт Муром. – 2011 [Электронный ресурс] URL: http://muromru.ru/ (дата обращения 11.02.2011)

15. Сайт Лоцман путешествий. – 2011 [Электронный ресурс] URL: http://trip-guide.ru/ (дата обращения 17.01.2011)

16. Сайт Муром, история Мурома. – 2011 [Электронный ресурс] URL: http://nicbar.narod.ru/ (дата обращения 17.01.2011)

17. Сайт Петр и Феврония. – 2011 [Электронный ресурс] URL: http://petr-fevronia.ru/ (дата обращения 22.01.2011)

18. Сайт праздника День семьи, любви и верности. – 2011 [Электронный ресурс] URL: http://densemyi.ru/ (дата обращения 20.01.2011)

19. Сайт Воскресение: Объединение православной молодежи. – 2011 [Электронный ресурс] URL: http:// woskresenie.ru/ (дата обращения 10.01.2011)

20. Официальный сайт Рязанской епархии. – 2011 [Электронный ресурс] URL: http://ryazeparh.ru/ (дата обращения 11.01.2011)

21. Сайт Православие. RU. – 2011 [Электронный ресурс] URL: http://pravoslavie.ru/ (дата обращения 15.01.2011)

22. Сайт Мир словарей. – 2011 [Электронный ресурс] URL: http://mirslovarei.com/ (дата обращения 16.01.2011)



Сообщить об ошибке

Контактная информация
  • mo@infomissia.ru
  • http://infomissia.ru

Миссионерский отдел Московской Епархии

Все материалы, размещенные в электронной библиотеке, являются интеллектуальной собственностью. Любое использование информации должно осуществляться в соответствии с российским законодательством и международными договорами РФ. Информация размещена для использования только в личных культурно-просветительских целях. Копирование и иное распространение информации в коммерческих и некоммерческих целях допускается только с согласия автора или правообладателя

 


Создание сайта: studio.hamburg-hram.de