Слово на Рождество и Успение Пресвятой Богородицы

Святой Иоанн Дамаскин — один из самых выдающихся и славных отцов Церкви. «Источник знания» ценен тем, что представляет собой полный свод всех христианских догматов. Его автор жил в эпоху после первых шести Вселенских Соборов и, по сути дела, является создателем соборной формулы последнего, VII Вселенского Собора. Все предшествовавшие Иоанну Дамаскину отцы жили по крайней мере до возникновения иконоборческой ереси и потому не передали нам всю полноту догматики. Так, свв. отцы–каппадокийцы жили в IV, «Ареопагитики» относятся к VI в., прп. Максим Исповедник жил в VII в. Именно в силу того, что он был первым полным сводом христианских догматов, «Источник знания» имел огромное, ни с чем не сравнимое влияние на развитие позднейшего богословия как на Востоке, так и на Западе.

Предлагаем ознакомится с одним из творений книги «Источник знания»  Иоанна Дамаскина.

Слово на Рождество и Успение Пресвятой Богородицы

  • Слово первое на Рождество Пресвятой Богородицы
  • Слово второе на Рождество Пресвятой Богородицы
  • На всечестное Успеніе Пресвятой Богородицы
  • На Успеніе всепетой, преславной и преблагословенной Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Маріи
  • Первое похвальное слово на Успение Богоматери [православное богословие]
  • Второе похвальное слово на Успение Богоматери [православное богословие]
  • Третье похвальное слово на Успение Богоматери [православное богословие]
  • Канонъ на Успеніе Пресвятыя Богородицы

Слово первое на Рождество Пресвятой Богородицы

Приидите все народы, весь род человеческий, всякий язык, возраст и чин радостно прославим день рождения всемирной радости. Если и язычники — когда демоны ложными вымыслами тайно уловляли их ум и затмевали истину — проводили со всякою почестью дни рождения своих царей, даже таких, которых жизнь нередко была порочна, принося пм каждый посильные дары; то не более ли мы должны почтить день рождения Богоматери, чрез которую весь род человеческий обновился и печаль праматери Евы переменилась в радость? Ева слышала определение Божие: в болезнех родиши чада (Быт.3:16), а Марии возвещено: радуйся, Благодатная! (Лк.1:18); той сказано: к мужу твоему обращение твое, а этой: Господь с Тобою! Но что мы принесем в дар Матери Слова, кроме слова? Да восторжествует вся тварь и да прославит священнейшую леторасль священной Анны! Она родила миру неотъемлемое сокровище благих; чрез Нее вочеловечившийся Творец привел всю тварь в лучшее состояние. Человек, поставленный между миром духовным и вещественным, связывает собою все видимое творение с невидимым так и Творец — Слово Божие, соединившись с естеством человеческим, соединился чрез Нее со всею тварию. Итак, прославить разрешение человеческого неплодия, потому что для нас рушилась преграда к блаженству.
Но Почему Дева–Матерь родилась от неплодной? Потому что чудесами должно было предуготовить путь к единственной новости под солнцем, главнейшему из чудес, и постепенно восходить от меньшего к большему. Впрочем, я знаю и другую причину этого, гораздо возвышеннее и божественнее, — именно: природа уступает могуществу благодати и, объятая трепетом, останавливается, не смея идти далее. Так как Дева Богородица долженствовала родиться от Анны, то природа не дерзала предупредить семени Благодати, но оставалась бесплотною, доколе благодать не произрастила плода. Надлежало родиться первородной, чтобы родить Перворожденного всей твари, в Нем же вся состоятся (Кол.1:15.17). О блаженная чета, Иоаким и Анна! Вся тварь обязана вам благодарностью. Чрез вас она принесла Творцу дар всех даров драгоценнейший–чистую Матерь, единую — достойную Творца. О всеблаженные чресла Иоакима, из коих произошло святейшее семя! О чистейшая утроба Анны, в которой тихо зачался, образовался, и из которой родился плод святейший! О чрево носившее в себе одушевленное небо, всех небес пространейшее! О земля, принесшая обилие хлеба животного, как Сам Христос сказал: аще зерно пшенично пад на землю не умрет, то едино пребывает! (Ин.12:24). О сосцы, воздоившие кормилицу Питателя мира. О чудеса чудес! О явление всех удивительнейшее! Такими–то чудесами должно было предуготовить путь к неизглаголанному и снисходительному воплощению Божию. Что ж далее скажу? Мой ум выходить из себя самого: то страх, то удовольствие занимает душу; сердце волнуется, язык немеет. Изнемогаю от восторга; падаю пред величием чудес. Но сильное чувство сделало меня вдохновенным умолкни страсть! Удались страх! Взыграй цевница духа: да возвеселятся небеса и радуется земля! (Пс.95:11).
Ныне отверзаются бесплодные врата и являются божественные врата девические, из которых и чрез который — по выражению Павла, слышателя неизреченных глаголов — сый над всеми Бог, облеченный плотью, входит во вселенную (Рим.9:5. Евр.1:6). Ныне от корня Иессеева прозябл жезл, из которого произойдет Богоипостасный цвет для мира. Ныне из бренного естества уготовил Себе на земле небо Тот, который древле из вод соткал и распростер по высоте твердь. Подлинно, это небо несравненно того божественнее и удивительнее; потому что на нем воссияло Солнце правды — Тот, который на небе утвердил солнце. Два в Нем естества, хотя неистово вооружаются против этого Акефалы; едина ипостась, хотя разделяют ее Несториане. Вечный Свет от вечного Света прежде веков происходящий, невещественный и бестелесный, воплощается от Девы, и яко жених от чертога происходить — Бог, соделавшийся земно–родным. Он радуется, яко исполин тещи путь нашей жизни, поспешая чрез страдания к смерти, дабы связать крепкого, и сосуды, его расхитить (Мф.12:20), т. е. похитить наше естество и заблуждшую овцу привести на небесную пажить. Ныне тектонов сын вседетельное Слово Сотворшего Им всяческая, крепкая мышца Бога Вышнего, Духом как бы перстом Своим изощрив притуплённую секиру природы, соорудил себе одушевленную лестницу, которой основание утверждено на земле, а верх касается самого неба, и на которой утверждается Бог, образ которой видел Иаков, по которой Бог, сошедши неизменен, или лучше сказать преклонив Себя, явися на земли и с человеки поживе (Вар.3:38). Это сошествие означает произвольное уничижение, жительство на земле, сообщение познания о себе живущим на ней. Лестница духовная, т. е. Дева, утверждена на земле: ибо Она родилась от земли; глава Ее касалась неба: ибо как всякой жены глава муж, а Сия не знала мужа, то глава Ее был Бог и Отец, Который осенив Ее Духом Святым, как бы божественное духовное семя, послал Сына Своего и Слово — всемогущую силу. Отец благоизволил, чтобы не чрез естественное сообщение, но от Духа Святого и Девы Марии сверхъестественным образом Слово соделалось плотью непреложно, и вселилось в нас; потому что сообщение Бога с человеками бывает посредством Духа Святого. Могий вместити да вместит: имеяй уши слышати да слышит. Удалим от себя понятия плотские. Божество бесстрастно, о человеки! Отец, бесстрастно родивший от начала по естеству, Того же Самого Сына опять бесстрастно раждает по строительству спасения людей, как свидетельствует и Богоотец Давид, говоря: Господь рече ко мне: Сын Мой еси Ты, Аз днесь родих Тя (Пс.2:7). Слово днесь не может относиться к предвечному рождению, так как оно вне времени.
Ныне устроены святые врата со стороны востока, чрез который Христос внидет и изыдет, и врата сии будут заключены (Иез.44:1.2), в которых Христос есть дверь овцам. Ему имя Восток; чрез Него мы получили доступ к Отцу, источнику света. Ныне повеяли тихие ветры, предвестники всемирной радости. Да возвеселятся небеса — горе и да возрадуется земля — долу, и да восплещет всемирное море в веселии! В нем раждается раковина, которая, чрез вышнее божественное сияние, зачнет во чреве и родит драгоценнейшую жемчужину — Христа. Из Нее Царь славы, облеченный в порфиру плоти, изыдет к пленникам проповедать отпущение. Да торжествует природа! Раждается Агница, чрез которую Пастырь соделается агнцем и раздерет одежду древней мертвенности. Да играет девство! родилась Дева, которая — по словам Исаии — зачнет во чреве и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, т. е. с нами Бог. Знайте, Несториане, и покоряйтесь, яко с нами Бог! Не человек, не Ангел, но Сам Бог придет и спасет нас. Благословен грядый во имя Господне; Бог Господь и явись нам. Составим праздник в честь рождения Богородицы. Возвеселись Анна, неплоды, не раждающая, возгласи и возопий не чревоболевшая. Возрадуйся Иоаким: от дщери твоей Отроча родися нам Сын и дадеся нам; и нарицается имя Его Ангел великого совета о всемирном спасении, Бог крепкий. Да посрамится Несторий и да зажмет рукою уста свои! Отроча — Бог: как же не Богородица родившая Его? «Кто не исповедует святую Деву Богородицею, тот безбожник». Это — не мои слова, хотя я привожу их в моем слове: их, как священное наследие, я получил от отца Григория Богослова.
О блаженнейшая и непорочнейшая чета, Иоаким и Анна! От плода чрева вашего мы познаем вас, как негде сказал Господь: от плодов их познаете их. Вы проводили жизнь богоугодную и достойную Рожденной вами. Пожив целомудренно и праведно, вы произвели на свет украшение девства: прежде рождества Деву, в рождестве Деву, и по рождестве Деву — единую и по уму, и по душе, и по телу приснодевственную. От непорочности и долженствовала процвести Дева, чтобы, по благоволению бестелесно Родившего, телесно произвести на свет один единородный Свет, не раждающий, но всегда раждаемый, которого особенное личное свойство есть раждаемость. О, каких чудес и какого завета сделалась виновницею сия Отроковица! Порождение неплодия, девство раждающее, соединение Божества и человечества, страсти и бесстрастия, жизни и смерти, чтобы во всем этом худшее побеждено было лучшим. И это все для моего спасения, Господи! Так Ты возлюбил меня, что не чрез Ангелов, не чрез другую какую–либо тварь соделал мое спасение, но как создал, так воссоздал меня Ты Сам! Поэтому играю, пою, веселюсь, опять возвращаюсь к источнику чудес и, увлекаемый восторгом, опять ударяю в цевницу духа и пою священный гимн рождению.
О чистейшая чета разумных горлиц — Иоаким и Анна! Соблюдая предписываемую законом природы непорочность, вы удостоились того, что выше сил природы. Вы родили миру неискусомужную Матерь Божию; провождая жизнь благочестивую и праведную в естестве человеческом, родили ныне дщерь высшую Ангелов, Владычицу Ангелов. О дщерь благолепнейшая и сладчайшая! О лилия, среди изсохших стеблей возросшая от благороднейшего царского корня Давидова! Чрез Тебя царство обогатилось священством. Чрез Тебя соделалось применение закона и открылся сокровенный под письменем дух его, когда священническое достоинство из колена Левиина перешло в Давидово. О роза, от терний Иудейских процветшая и своим божественным благоуханием все исполнившая! О дщерь Адамова и Матерь Божия! Блаженны чресла и чрево, из которых Ты произошла! Блаженны руки, носившие Тебя, и уста, наслаждавшиеся Твоими чистейшими лобзаниями, — уста одних только родителей, чтобы Ты всегда и во всем пребыла Девою. Ныне начало спасения миру. Воскликните Господеви вся земля, воспойте, возрадуйтесь и вострубите! Возвысьте глас свой, возвысьте, — не бойтесь! ибо родилась нам Матерь Божия в святом дворе овчем, от которой благоизволил родиться Агнец Божий, вземлющий грех мира. Взыграйте горы — существа разумные, стремящиеся на высоту духовного созерцания! Раждается преславная гора Господня, высотою и местом превосходящая всякий холм и всякую гору, — величие Ангелов и человеков, от которой без рук телесным образом благоизволил отсечься краеугольный камень — Христос, одна ипостась, соединяющая в себе различный естества–Божеское и человеческое, и созидающая Ангелов и человеков, язычников и плотского Израиля, в единого духовного Израиля: гора Божия, гора тучная: гора усыренная, гора тучная; гора, юже благоволи Бог жити в ней; колесница Божия тмами тем, тысяча гобзующих (Пс.67:16–18) благодатью божественною, то есть, Херувимов и Серафимов; верх Синая святейший, который покрывает не дым, не мрак, не буря, не страшный огнь, но светлое блистание всесвятого Духа. Там слово Божие на каменных досках начертало закон Духом, как бы перстом своим, а здесь само Слово Божие воплотилось от Духа Святого и девственных кровей и дало само Себя нашему естеству действительнейшим врачевством спасения. Там манна, здесь услаждающий манну. Да поклонится великолепная скиния, построенная Моисеем в пустыне из драгоценного вещества всякого рода и прежде нее бывшая скиния праотца Авраама, — да поклонится одушевленной и умной Скинии Божией! Эта соделалась не только местом особенного действия Божия, но существенным вместилищем ипостасного Сына и Бога. Да сознает свое ничтожество пред Нею позлащенный от всюду кивот, и носящая манну златая стамна, и светильник, и трапеза, и все древнее! Все это потому только важно было, что прообразовало скинию духовную, так как тень истинного первообраза. Ныне вседействующий Бог Слово, исшедший из лона Отча, составил новый свиток, написанный Духом — языком Божиим, как бы тростью. Он дан был человеку, знающему письмена, но этот не разумел его: т. е. Иосиф не познал ни Марии, ни силы самого таинства. О дщерь Иоакима и Анны священнейшая, укрытая от властей и сил и разженных стрел лукавого, жившая в чертоге Духа и соблюденная непорочною в невесту Божию и по естеству Матерь Бога! О дщерь священнейшая, еще в объятиях матерних покоющаяся, но страшная для сил отпадших! О дщерь священнейшая, млеком матерним питаемая и Ангелами окружаемая! О дщерь Боголюбезная, слава родителей! Тебя ублажат вси роди, как Сама Ты о Себе истинно сказала (Лк.1:48). О дщерь, достойная Бога, украшение естества человеческого и исправление праматери Евы! Твоим деторождением она восстала от падения. О дщерь всесвятая, украшение жен! Хотя Ева сделалась первою преступницею, и чрез нее, послужившую для змия орудием падения прародителя, смерть вошла в мир; но Мария, покорная воле Божией, Сама искусила змия прельстителя и ввела в мир бессмертие. О дщерь приснодевственная, без мужа зачавшая, так как во чреве Тобою носимый имеет Отца вечного! О дщерь земнородная, в Богородительских объятиях носившая Создателя! Целые веки состязались, кому достанется слава Твоего рождения; но предопределенный совет Бога, Творца веков, победил эту борьбу веков, и последние сделались первыми, осчастливленные Твоим рождением. Поистине, Ты соделалась честнейшею всех тварей: от Тебя одной Творец занял часть — основание нашего естества; плоть Его из Твоей плоти, и кровь из Твоих кровей; млеком сосцев Твоих питался Бог, и уста Твои лобызали уста Божии. О непостижимые и неизглаголанные чудеса! Бог всяческих, предузнав достоинство Твое, возлюбил Тебя, — возлюбив предуставил и в последок времен исполнил предопределенное, соделав Тебя Богородицею, Материю и Питательницею Сына Своего и Слова. Справедливо говорят, что противное служить лекарством для противного; но нельзя сказать, чтобы из противного происходило противное, — хотя каждая вещь заключает в себе нечто как бы противное своему свойству, от преизбытка того, от чего она произошла. Например, как грех, посредством доброго причинивший мне смерть, крайне таким образом стал пагубен (Рим.7:3); так виновник всякого добра (Бог), как бы посредством противного, устроил то, что сделано для нашего спасения. Идеже умножися грех, преизбыточествова благодать (Рим.5:20). Если бы мы сохранили первое соединение с Богом, то не удостоились бы лучшего и превосходнейшего; а ныне хотя, по причине греха, и недостойны сделались прежнего с Ним общения, не сохранив того, что получили; но по милосердию Божию помилованы и опять приняты в такое общение с Ним, которого никто не силен расторгнуть, так как принявший нас силен сохранить его неразрывными Было время, когда земля находилась в глубоком растлении и народ Божий, увлеченный духом соблазна, оставил Господа Бога своего — Того, который стяжал его Себе рукою крепкою и мышцею высокою, в знамениях и чудесах извел из дома рабства Фараонова, провел чрез Чермное море и руководство–вал его на пути в облаке днем и всю ночь во свете огня; когда Израиль обращался сердцем своим в Египет, и таким образом сделался народ Господень не народом Господним, помилованный — не помилованным, возлюбленный — не возлюбленным. Поэтому ныне раждается Дева, чуждая прародительского тления, обручается Самому Богу, раждает милосердие Божие; и не народ Божий становится народом Божиим, не помилованный получает милость, не возлюбленный делается возлюбленным, — потому что из Нее раждается Сын Божий возлюбленный, в котором все благоволение Божие.
Плодоносная лоза прозябла от Анны, и созрел сладчайший грозд, источающий сладкое питие земнородным в жизнь вечную. Иоаким и Анна посеяли себе в правду и пожали плод жизни; они зажгли для себя светильник ведения и взыскали Господа, — и явилось им прозябение правды. Веселись земля и сыны Сионовы возрадуйтесь о Господе Боге вашем! Пустыня процвела; бесплодная изнесла плод свой. Иоаким и Анна как умные горы, искапали сладость. Радуйся, блаженнейшая Анна, что ты родила дщерь: эта дщерь есть Матерь Божия, — дщерь света, источник жизни, избавление жен от осуждения. Богатые из народа будут умолять сию дщерь (Пс.44:13), цари народов с дарами придут и поклонятся Ей. Эту дщерь Ты приведешь к Всецарю — Богу, облеченную благолепием добродетелей, как златотканою одеждою и украшенную благодарю Духа, Слава Ее внутри. Всякой другой жены слава — муж, отвне приходящий; но слава Богоматери внутрь; это — плод Ее чрева. О вожделенная и преблаженная дщерь! Благословенна Ты в женах, и благословен плод чрева Твоего! О дева — дщерь царя Давида и Матерь Всецаря Бога! О Божественный одушевленный образ, на который Творец Бог благоволительно взирает; ибо у Ней ум, Богом управляемый и к одному Богу направленный; все желание устремлено к Единому достойному желания и любви; ненависть — только ко греху и виновнику оного. Ты будешь иметь жизнь лучшую жизни естественной, будешь иметь ее не для Себя только Самой, потому что Ты не для Себя Самой только рождена. Ты будешь жить для Бога, которого благодатью вступила в жизнь, чтобы послужить спасению всего мира, чтобы чрез Тебя исполнился древний совет Божий о воплощении Слова и нашем обожении. Твое сердце насладится словом Божиим и напоится им, как плодовитая маслина в дому Божием, как древо, насажденное при истоках вод Духа, как древо жизни, которое даст плод свой в предопределенное время, то есть воплотившегося Бога, вечный живот всех. Все помышления Ее душеполезны, свободны от всего излишнего, удаляющиеся от всего душепагубного; очи Ее всегда устремлены к Господу, созерцая вечный и неприступный свет; уши, чрез которые вошло воплощающееся Слово, настроены к слушанию слова Божия, услаждаются сладкогласною цевницею Духа; ноздри обоняют благоухание мастей Жениха, который есть Божественное миро, свободно изливающееся и помазующее человечество свое: ибо миро излиянное имя Твое, говорить св. Писание (Песн.1:2); уста восхваляют Господа и облобызают Его уста; язык и гортань рассуждают о слове Божием и изливают божественную сладость; сердце чисто и непорочно, зрящее и вожделеющее чистейшего Бога; чрево, в котором обитал Невместимый, и сосцы, млеком питающие Бога–младенца Иисуса; дверь Божия приснодевственная; руки, носившие Бога, и колена — престол, превысили Херувимов, коими сильны были слабые руки и немощные колена; ноги, управляемый законом Божиим, как светильником света, и неуклонно ему последующие, пока приведут любимого к любящей. Вся — чертог Духа; вся — град Бога живого, который веселят устремления речная, т. е. струи благодати Святого Духа; вся — добра; вся — близ Бога: потому что восшедши превыше Херувимов и будучи превознесена над Серафимами, Она приблизилась к Богу.
О чудо выше всех чудес! Жена сделалась высшею Серафимов, потому что Бог явился малым чем умален пред Ангелами. Да умолкнет премудрый Соломон, да не говорит, что нет ничего нового под солнцем! О Богоблагодатная Дева, храм Бога святой, который построил и в котором вселился духовный Соломон — Начальник мира; храм, украшенный не золотом и камнями бездушными, но вместо золота сияющий Духом, вместо драгоценных камней имеющий многоценную жемчужину — Христа, угль Божества! Умоли Его коснуться устам нашим, чтобы мы, очистившись, воспели Его с Отцом и Святым Духом. Свят, Свят, Свят, Господь Саваоф, едино Божество в трех лицах! Свят Бог и Отец, благоволивши в Тебе и из Тебя совершиться таинству, прежде век предопределенному. Свят крепкий, Сын Божий и Бог Единородный, произведший Тебя ныне от бесплодной Матери, чтобы Самому, Единородному из Отца и Первородному всея твари, родиться также Единородным из Тебя, Девы Матери, и Первородным во многих братиях, подобно нам приобщившись из Тебя плоти и крови. Но Он произвел Тебя не из одного отца или одной матери для того, чтобы совершенная единородность была особенною принадлежностью одного единородного; ибо Он один есть Единородный из единого Отца и один Единородный из единой Матери. Свят бессмертный, всесвятой Дух, росою Божества Своего сохранивший Тебя невредимою от огня божественного — как прообразовала Моисеева купина.
Радуйся, овчая купель (Вифезда), священнейший храм Божией Матери! Радуйся, овчая купель, праотеческое жилище Царицы! Радуйся, овчая купель — древнее сборище овец Иоакимовых, а ныне Церковь небообразная словесного Христова стада, древле однажды в год принимавшая Ангела Божия, возмущавшего воду, и только одного больного возвращавшая от болезни к здравию, а ныне вмещающая целый сонм сил небесных, восхваляющих с нами Богоматерь, бездну чудес, источник всемирного врачевания. Она приняла не служебного Ангела, но Ангела великого совета, который сошел, как благодатный дождь на руно, без шума, и все страждущее, к истлению клонившееся, естество возвратил к здравию невредимому и жизни нестареемой. Силою Его лежавший в Тебе расслабленный человек вскочил как елень. Радуйся, честная овчая купель, да умножится благодать Твоя! Радуйся, Мария, сладчайшая дщерь Анны! (любовь опять влечет меня к Тебе). Какими словами изображу величественную Твою поступь, одежду, красоту лица Твоего, зрелый ум в младенческом теле? Одежда скромная, чуждая роскоши и неги; поступь важная, спокойная, твердая; нрав степенный, не чуждый веселости, но неприступный для мужчин: свидетель тому страх, объявший Тебя при нечаянном приветствии Ангела. Тиха и покорна родителям. Мысль смиренная, но погруженная в высшие созерцания. Речь приятная, льющаяся из незлобивого сердца. Как же назвать Тебя, если не жилищем достойным Бога? Достойно ублажают Тебя все роды, как избранное украшение человечества. Ты слава священников, упование христиан, многоплодная отрасль девства: от Тебя повсюду развился цвет его. Благословенна Ты в женах, и благословен плод чрева Твоего! Исповедующие Тебя Богородицею — благословенны, не исповедующие — прокляты!
О священная чета, Иоаким и Анна! Примите от меня слово в честь Рождества Богородицы. О дщерь Иоакима и Анны, Владычица! Прими слово от раба грешного, но исполненного пламенной любви и Тебя одну стяжавшего радостную надежду, предстательницу жизни, ходатаицу у Сына Твоего и несомненный залог спасения. Сними с меня тяжкое бремя грехов; рассей мрачное облако, облежащее ум мой; смягчи земную грубость во мне; останови искушения; управь счастливо жизнь; руководствуй к небесному блаженству. Даруй мир миру и всем православным жителям града сего совершенную радость и вечное спасение, молитвами родителей Твоих и всея Церкви. Буди, буди.
Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою! Благословенна Ты в женах и благословен плод чрева Твоего — Иисус Христос Сын Божий! Ему слава со Отцом и Святым Духом в бесконечные веки веков. Аминь.

Слово второе на Рождество Пресвятой Богородицы

Ныне светло празднует тварь, принимая новое небо — Деву. Родилась на земле Дева — одушевленный чертог Царя небесного. Произошла на свет Отроковица, сияющая светлее солнечных лучей. Из бесплодной воссиял Младенец — священнейший храм девства. Кто не поспешит на праздник? Кто не принесет праздничных даров, приятных Деве? Самый лучший дар у тех, которые ведут девственную жизнь, есть непорочность, у супругов — воздержание, у богатых — щедрость, у бедных — благодарность, у начальников — кротость, у царей — правосудие, у священников — преподобие, у всех справедливость во всем. А когда принесены такие дары и с ними соединено празднование; то приидите — взыграем от радости, воспоем благодарственные песни, вместе с Давидом, возрадуемся Господеви, воскликнем Богу Спасителю нашему (Пс.94:1). Творцу всего устроен храм для принятия Его; Создателю–Слову приготовлен гостеприимный дом; для Солнца правды распростерто светлое облако; одевающему небо облаками сделана основа Боготканной одежды; соединяющему с временами времена и лета показан брачный чертог. Ликуйте, девы, ибо ныне день рождения Девы. Взыграйте, матери, ибо Дева есть плод матери. Бесплодные жены будьте благодушны, взирая на Ту, которая прежде была бесплодною, а потом родила божественного Младенца. И отроковицы да не оставляют ликования, празднуя рождение Той, которая одна есть венец и царица отроковиц. Вострубите трубою на холмех, возгласите на высоких, проповедите во Иерусалиме, как заповедуется нам чрез Осию (5:8). Да возрадуется Давид–Богоотец; да возвеселится Исаия — главный между пророками; первый, потому что из чресл его, сообразно с клятвенным обещанием, происходить Царица, от которой плод его Бог обещал посадить на престоле его (Пс.131:11); последний — потому что исполнилось пророчество его: изыдет жезл из корене Иессеова, и цвет от корене его взыдет (Ис.11:1). Дева есть жезл, из которого происшел вечный цвет — неискусобрачный Христос.
Но для чего я определяю тому или другому радоваться, а не выражаю радости кратким словом? Да возрадуется небо свыше, и облацы да кропят правду: да прозябнет земля, и да прорастить милость, и правда да прозябнет вкупе (Ис.45:9). Почему же? Потому что скиния явилась Богу Иакова; потому что святое место показано всесвятому Слову. Да восклицает Иаков — славнейший из патриархов: яко страшно место сие: несть сие, но дом Божий, и сия врата небесная (Быт.28:17). О неизреченные события! О чудные дела! Что значит эта новая весть? Что значить эта удивительная и неизреченная притча? Если небо небесе не довлеют Ти (2 Цар.8:27), как говорит Писание: то какое земное жилище будет достаточно для Бога? Еда небо и землю не Аз наполняю, рече Господь (Иер.23:24). И где найдется место, могущее объять столь великое Существо, превышающее всякое понятие о вместимости, так как бесконечное не заключается в количестве? Небо престол Мой — говорит Господь — земля же подножие ног Моих (Ис.66:1). Какой же дом может быть построен для вопрошающего (Бога)? Или какое бы место найдено было для покоя Его? Но оно найдено и явилось. Как же, или каким образом? В этом и состоит вопрос. Не много пожди, возлюбленный, и получишь желаемое разрешение.
Когда Бог, по беспредельной благости Своей, восхотел привести человека из небытия в бытие, то прежде небо распростерто, земля утверждена, море заключено в своих пределах и все, что нужно было для наполнения земли и моря, приведено в совершенный порядок. Потом человек, как царь, помещается в раю, для упражнения в добродетели. И если бы он не преступил заповеди, то не был бы изгнан из места удобного к продолжению жизни. Не имея нужды в одежде, он, если не воспротивился бы Божьим намерениям, не нисшел в состояние, подверженное весьма многим несовершенствам, так что вместо единого Бога он почитал многих богов. Итак, когда все люди — скажу кратко — подверглись тлению, тогда милосердый Бог, не желая, чтобы уничтожилось создание рук Его, творит другое новое небо, землю и море, в которых Невместимый благоволил вместиться для воссоздания рода человеческого. Это — блаженная и преславная Дева. О чудо! Она есть небо, потому что из неприступных сокровищ изводит солнце правды. Она есть земля, потому что из неоскверненных чресл нетления произращает клас жизни.
Она есть море, потому что из недр Своих износит духовную жемчужину. Итак, уже явилось новое творение Непостижимого; приготовлен царский чертог Всецаря; устроено разумное жилище Невместимого. Как величествен этот мир! Как достойно удивления творение, украшенное произрастениями добродетелей, благоухающее цветами чистоты, сияющее лучами созерцаний, имеющее в изобилии все другие блага; кратко сказать — достойное того, чтобы Бог обитал между человеками. Правда, и первый мир весьма удивителен. «Егда сотворены быша звезды, — говорит Господь — восхвалиша Мя гласом велиим вси Ангели Мои» (Иов.38:7), — и воспели. Но ничто столько не Богоприлично, как блаженная и пречудная Дева. Для удостоверения в истине этого, послушай, что говорить многострадальный Иов: небо не чисто, и звезды не беспорочны пред Богом. Но что чище Девы? Что не порочнее Ее? Ее столько возлюбил Бог, высочайший и чистейший свет, что чрез нашествие Святого Духа существенно соединился с Нею и родился от Нее совершенным человеком, не изменяя и не смешивая свойств. О чудо! Человеколюбивейший не устыдился Свою рабу сделать Своею Матерью. О снисхождение! Преблагий не отрекся родиться от Своего творения, возлюбив Ту, которая прекраснее всякой твари, избрав Ту, которая достоинством Своим превосходить небесные силы. О Ней–то пречудный Захария говорит: «Красуйся и веселися, дщи Сионя, зане се Аз гряду, и вселюся посреде тебе, глаголет Господь» (1:10). О Ней же–как я думаю — и блаженнейший Иоиль восклицает так: «Дерзай, земле, радуйся, и веселися, яко возвеличи Господь, еже сотворити тебе» (2:21). Она есть земля, на которой священнейший Моисей получил повеление скинуть обувь закона (Исх.3:5), бывшего сению заменившей его благодати. Она есть земля, на которой Духом основан по плоти Тот, кто основывает землю на тверди ее (Пс.103:5). Она есть земля, не принявшая семени и питающая своими плодами Того, кто дает пищу всем. Она есть земля, на которой терние греха не взошло; напротив чрез растение, происшедшее от нее, совершенно исторгнуто. Она есть земля не та, которая прежде проклята была, и которой плоды наполнены тернием и волчцами, но та, на которой благословение Господне, и которой плод чрева благословен, как говорит Священное Писание (Лк.1:42).
Теперь посмотрим, откуда прямо произошла всегда живая отрасль девства: кто Ее отец и кто матерь. Это — Иоаким и Анна, славная и всечестная чета Слова, — союз, который священнее всех супружеств; потому что если ветвь превосходит все, то ужели корень не будет весьма подобным ей? Впрочем растение, имеющее хорошие корни, столь величественное и прекрасное, было бесплодно. Чистейший источник, — но не изливавший потока: бедствие тяжкое, обстоятельства прискорбные и горестные. Что же? Воззваша праведнии, и [Господь услыша их, и от всех скорбей их избави их (Пс.33:18). Так издалека Давид по вдохновению изобразил сие. Воззваша–говорит — праведти. Мне кажется, что эта чета представляла собою лице всего человечества. А потому они видели человечество чуждым Богопознания, видели мир вдовствующим по причине неверия, так как — по словам Псалмопевца — вси уплонишася, вкупе неключими быша (Пс.13:3). Горестное расстройство, печальное бесплодие! Воззваша праведти, т. е. в собственном саду. Почему? Потому что из сада происшел печальный грех, и там Бог всех сказал праматери: умножая умножу печали твоя и воздыхания твоя: в болезнех родиши чада; и к мужу твоему обращение твое (Быт.3:16). О чем же они взывали? О плоде чрева, т. е. просили о плодоносии Богопознания и, вероятно, так молились: «Адонаи, Господи Боже Саваоф! Ты знаешь поношение бесчадия, знаешь скорбь бесплодия. Если Ты милостиво призришь на смирение рабов Твоих и дашь рабам Твоим дитя, то мы принесем его в дар Тебе». Господь, скорый на милости и медленный на гнев. услышал их, даровав им нареченную Мариею, столь славную и великую цену для искупления Евы: Дщерь сделалась врачевством матери. Вот новое брение божественного воссоздания, всесвятой начаток рода нашего, корень возвещенной Богом отрасли, веселие прародителя! О благодеяние! о щедродательность! Не правда ли, что самое солнце сияет ныне лучезарнее, как бы чувствуя великую радость? Вся тварь как бы превозносится, в надежде освобождения от тления, при рождении Той, которая бессеменно зачнет Освободителя мира. Посмотри и на последующее. Внимательно слушай, возлюбленный, и не ленись исследовать. Мельзи млеко — говорит Писание — и будет масло (Притч.30:33). Благоприятно место молитвы праведных (Иоакима и Анны). Помолившись в саду, они родили сад гораздо блаженнейший первого. Там змий шептавший легко обольстил Еву; здесь Гавриил Архангел, возвестивший Марии радостное событие, хотя смутил ее, но не обольстил. Там послушание, оказанное змию, приобрело горестную смерть; здесь, напротив, слова Ангела принесли людям жизнь всегда радостную. Там — горестное определение для раждающей после непослушания; здесь — нашествие Святого Духа, радостное для Той, которая, по словам пророческим, избежала тяжких болезней (рождения). Какое изменение дел! Какая новость событий! Древняя мимоидоша и — должно сказать — се быша вся нова (2 Кор.5:17). Настоящее светлое торжество, по точнейшему исследованию его, служит началом домостроительства и пришествия Божия к человекам.
Ты имеешь, возлюбленный, разрешение вопроса. Ты получил обещанный долг. Скажи же и ты с Исаиею слова Исаии: Господи Боже мои, прославлю Тя, воспою имя Твое, яко сотворили еси чудная дела, совет древний истинный (25:1). Скоро ты увидишь Блаженную входящею во Святая святых, так как Она уже посвящена всесвятейшему Богу, — потом во чреве зачинающею Невместимого. О чудо! в малом теле обитает Содержаний горстью все. Как же ты, противник Христов, называешь Его неизобразимым? (я уклоняюсь немного от предмета). «Потому что хотя Он — говоришь — и подобен нам, но выше нас». Но что из того? Различие и несходство, не по человеческому виду, но по Божественной природе. Так, например, по человечеству Он питался молоком матерних сосцев, но по Божеству доставлял жизнь Матери. Подобно нам, говорил членораздельным голосом, но, будучи выше нас, божественною властью повелевал — и творились чудеса. Подобно нам ходил по земле, но, будучи выше нас, шествовал и по морю. Распинался плотью на кресте, подобно нам; но, будучи выше нас, крестом изгнал враждебные силы. Одно принадлежит ограниченной природе, так как она подобна нам; а другое–неограниченной, которая выше нас. Ни одна из двух природ, при существенном соединении, не уничтожила естественных свойств другой, но каждая из них осталась в своих пределах. А ты, опасаясь описывать или изображать (ибо это одно и тоже), и смешиваешь естества с Акефалитами, и отвергаешь домостроительство с Манихеями. Меньше было бы твое безумие (я скажу истину), если бы ты держался учения Иудеев, нежели когда ты, называясь христианином, восстаешь против Христа: тот, не принимая воплощения Бога, не изображает Его и поступает согласно с самим собою: а когда ты, принимая воплощение, не изображаешь, то поступаешь непоследовательно с самим собою и делаешься смешным для самого Иудея (я не говорю уже о бесчестии). Но довольно говорить к сим людям, мы собрались не для определения догматов, а для празднования. Сделав краткое приветствие Деве, и преимущественно теми наименованиями, которые даны Ей в св. Писании, мы окончим смиренное слово.
Радуйся, Мария, или лучше Мириа (беспредельная), по беспредельному величию славы. Хотя бы кто приписал Тебе бесчисленное множество похвал, однако не восхвалил бы Тебя достойно. Радуйся госпожа, как Матерь, получившая господство Господа всего. Кто скажет, что все служит Тебе — не уклонится от истины. Радуйся смирна морская, в соляном потоке жизни носящая плоть, мертвую для греха; из Тебя происходит Тот, кто есть сладость и весь желание и кто говорит в Песнях: объимах смирну со ароматами Твоими (5:1). Радуйся купина, чудесно объятая огнем, неприступная для греха (так как и купина, явившаяся Моисею, была неприкосновенна), и божественным рождением Своим сделавшая небо приступным для земнородных. Радуйся ковчег, Богоустроенное жилище, управительница новосозданного мира, от которой происходит! Христос — новый Ной, наполняющий высший мир нетлением. Радуйся жезл, Богонасажденное растение, одна из всех дев чадородная, безсеменно прозябшая цвет — Бога всех и Священноначальника. Радуйся стамна, златой сосуд, отделенный от всякого сосуда; из Тебя весь мир получает манну — хлеб жизни, испеченный огнем Божества. Радуйся скиния, небо Божества, превосходящее устройство видимого неба; чрез Тебя Бог самолично беседовал с человеками, и пришло в мир вечное очищение. Радуйся кадильница» златой сосуд; Ты носишь в себе божественный угль и из Тебя разлилось благоухание Духа, изгоняющее из мира зловонное тление. Радуйся трапеза, Богом предложенное смешениё, исполненное всеми благами добродетелей причащение для Того, кто говорит в Песнях: Ты — чата источена, не лишаемая мета (7:2). Радуйся храм, чисто устроенный дом Господень, о котором Давид говорит: свят храм Твой, дивен в правде (Пс.64:5), из которого Христос, устроив Себе храм, т. е. тело, соделал смертных храмами живого Бога. Радуйся освящение, Богом излитый источник, исполненный всякой святости, из которого происшел Святой святых, очищающий мир от скверны. Радуйся место Господне, Богом пройденная земля, вместившая в воплощении Того, кто по Божеству не ограничивается никаким местом; чрез Тебя простой сделался сложным, вечный–временным, неописанный — описанным. Радуйся дом Божий, сияющий божественными красотами, с неотъемлемым порогом чистоты; Ты исполнена славы Господней, и духом светлее огненных Серафимов. Радуйся Дева — врата, обращенный к востоку, из которых вышел восток жизни для людей, уменьшающий запад смерти: Богом пройденная купина, носящая ключи девства. Радуйся небо — жилище, которое славнее места, окружающего мир; Ты сияешь светом добродетелей, как звездами; из Тебя воссияло Солнце правды, соделавшее для людей день спасения и незнающее запада. Радуйся престол, превознесенный славою, одушевленное седалище; Ты в себе самой представляешь седалище Божие и доставляешь Богу лучший покой, нежели разумные силы. Радуйся Херувим огнеобразный ум; Ты исполнена божественных мыслей, как бы очей, и привлекаешь к Себе великие дары благодати; чрез Тебя переходит к людям невечерний свет. Радуйся безмужняя Матерь, одна между матерями чистая Матерь и вместе Дева — чудо новейшее из всех чудес. Радуйся Дева, родившая Сына — одна между девами детородная, Дева и вместе Матерь, — чудо, изумительнейшее из всех чудес. Радуйся печать царская, воплотившегося из Тебя Царя всей твари отпечатлевающая в теле, подобном Твоему: ибо какова раждающая, таково, конечно, и раждаемое. Радуйся книга запечатанная, чуждая всякой суетной мысли; чрез Тебя Господь Богодарованного закона, Сам Собою, девственно познается. Радуйся свиток нового таинства, по нетлению совершенно новый, в котором Слово, не имеющее вида, изобразилось письмом человеческим, т. е. воплотилось, сделавшись подобным нам во всем, кроме греха. Радуйся источник запечатленный, родник нетления, изливший Христа, источника жизни, между тем как печати девства остались неповрежденными; причащением Его получив бессмертие, мы опять входим в нестареющий рай. Радуйся вертоград заключенный, непостижимое для дев плодоносие.
Твое благовоние подобно благовонию целого ноля, благословенного происшедшим из Тебя Господом. Радуйся неувядающая роза, бесконечно благоухающая, которую обоняв Господь ночил и чрез которую процветши Он истребил запах мира. Радуйся яблоко благовонное, плод, родившийся от бесплодной и имеющий божественную красоту; Ты говоришь в Песнях: положите мя в яблоцех, яко уязвлена есмь любовию аз (2:5). Взяв плод чистоты Твоей, Христос приготовил благовоние, неощутительное для мира. Радуйся крин, из которого родившийся Иисус одевает крины полевые: благоухающий цветник духовный, из которого Христос бессеменно облекся в непряденную одежду, превосходящую одежду Соломонову. Радуйся цвет, который по красоте всех добродетелей превосходнее всякого разнообразия цветов; из Тебя происходить подобный Тебе цвет, на котором почивают семь духов, как говорить Писание (Ис.11:1). Радуйся нард, текущий и орошающий благовонные цветы чистоты, коих испарение служить приятным запахом для Того, кто говорит в Песнях: нард Мой даде воню свою (1:11). Радуйся стакта (миртовый бальзам), из девственного бальзама излившая Христу стакту освящения, или млека, и воспевающая в Песнях: вязание стакти возлюбленный мой мне, посреде сосцу мою водворится (ст.12). Радуйся киннамон (корица), исходящий из духовного рая, благовонный цвет чистоты, которого запах приятен Тому, кто говорит в Песнях: леторасли твоя сад шипков с плодом яблонным; трость и киннамон со всеми древами Ливанскими (4:13). Радуйся дщерь, посвященная Богу Отроковица, которой чистота вожделенна и красота удивительна для Того, кто сказал в Песнях: что украсишася стопы твоя во обутиях твоих, дщи Надавля? Чрево твое яко стог пшеницы, огражден в кринах. (7:1.2) Радуйся сестра, соименная прекрасному брату и возлюбленнейшая ему, как говорит Он в Песнях: сердце наше привлекла еси сестро моя невесто, сердце наше привлекла еси (4:9). Радуйся невеста, которой обручитель есть Дух Святой, а жених — Христос, говорящий в Песнях: вся добра еси ближняя моя, и порока несть в тебе. Гряди от Ливана, невесто (4:7). Радуйся миро, бесценный составь добродетелей; Ты благоухаешь всякою чистотою, из Тебя происшел Господь, подобоименный Тебе (ибо сказано: миро излиянное имя Твое (1:2): им помазано царственное священство. Радуйся кадильница, место молитвы, возносимой пред Господом о всем мире; Ты исполнена благовонием Духа; о Тебе некто с удивлением воскликнул: кто сия восходящая от пустыни, яко стебло дыма кадящее? (Там же 3:6). Радуйся злато чистое, огнем Духа испытанное в горниле Божием и никакой нечистоты зла не имеющее, из которого сделанный светильник, и трапеза, и все, что по закону составлено было из золота, в иносказательном значении прилагается к Тебе, имеющей златые и многие наименования. Радуйся, древо не гниющее; Ты не допустила червя тления греховного и из Тебя устроен Богу духовный жертвенник, составленный не из дерев не гниющих, но из чистой утробы. Радуйся, царская порфира; Ты из девственных кровей Своих соткала пурпуровую одежду для Того, кто говорить в Песнях: заплетете главы Твоея, яко багряница. Что украсится еси и что усладимся еси? (7:56) Радуйся, виссон свитый; Ты сокрыла в уме Своем высокие, божественные мысли и не открыла входа для противных обольщений. Кто будет сие — сказала Ты — идеже мужа не знаю? (Лк.1:14). Чрез Тебя приготовлена пурпуровая и золотая одежда для Священноначальника высших сил. Радуйся гиацинт, волна девства, имеющая огненный вид; из Тебя таинственно сделана Богу одежда плоти. Радуйся легкое облако; земное и тяжелое Ты делаешь легкою, как–бы воздушною скиниею и заключаешь хлеб жизни, как в жертвеннике; на Тебе почивает Господь, как предвозвестил Исаия (19:1). Радуйся непорочная, неприкосновенное украшение девства; Ты родила непорочное Слово и от Тебя воссияло девство. Радуйся чистая; Ты одна можешь похвалиться, что имеешь чистое сердце; гора, истинно приятная Богу, от которой новый Израиль очищается лучше и прочнее, нежели древний. Радуйся неискусобрачная, подобно матерям изобилующая млеком для питания Младенца, из которой извлекает девственное млеко Тот, кто питает все. Радуйся нескверная, одна достойная того, чтобы Бог обитал в Тебе и по рождению Своему имеющая божественное достоинство; посему кланяются Тебе и все небесный силы. Радуйся руно, символ победы Гедеона; из Тебя образно проистекла вечная роса — Тот, кто Сам говорит: дерзайте, яко Аз победих мир (Ин.16:33). Радуйся место Божие, — вместившая во чреве Невместимого во всем, который горстию содержит все и тогда, когда находится на Твоих руках. А это если и выражается словами, то непонятно; если же и понимается, то необъяснимо. Радуйся Матерь Божия, одна раба собственного Сына, и притом по естеству; после Тебя нет матери девы, когда блаженное девство достигло прежнего нетления, бывшего в раю. Радуйся, принявшая Бога, световидная стихия божественной беспредельности; Твоим малым чревом объемлется Беспредельный, объемлющий Собою все концы. Радуйся Богородица в собственном и истинном смысле, приводящее в трепет соединение человеков с Богом; чрез Тебя небесное соединено с земным, человеческое с Богом, божественное с человеком. Радуйся чертог, украшенный девственными дарами для Того, кто говорить в Песнях: внидох в вертоград Мой, сестро Моя невесто (5:1). О соединены Его с плотию говорится в следующих словах: изыдите и видите в царе Соломоне, в венце, имже венча его мати его в день обручения его и в день веселья сердца его (3:11). Радуйся агница, бесплодная для брака и родившая от Божественного зачатия; от Тебя происшел Агнец Божий, вземляй грех мира (Ин.1:29). Радуйся светлое облако, молитвенно осеняющее нового Израиля в пустыне жизни; из Тебя услышаны благодатные установления; из Тебя воссияло Солнце правды, освещающее все лучами нетления. Радуйся светильник, золотой и твердый сосуд девства; светильнею сего светильника служить благодать Духа, а елеем — святое тело, заимствованное из чистой плоти; отсюда происходит невечерний свет — Христос; Ты осияла вечною жизнью сидящих во тьме и тени смертной. Радуйся Благодатная; Ты — и по самому делу и по имени — вожделеннее всякой радости; из Тебя пришел в мир Христос — непрестанная радость, врачевство Адамовой печали. Радуйся рай, место, которое блаженнее Едема; в сем раю опять зазеленело всякое растение добродетели и явилось древо жизни; причащаясь его, мы возвращаемся в прежнюю жизнь, между тем как пламенное оружие плещи дает, как написано. Радуйся град великого Царя — скажу словами Давидовыми — в котором отверсто царство небесное и земнородные, написанные в числе граждан, радуются; в котором слышны повествования великие и удивительные для всех языков и умов, во Христе Иисусе, который чрез Тебя помиловал меня; за что я бедный и неразумный должен был прославить бесчисленные Твои совершенства.
Ему принадлежит всякая слава и честь и поклонение — со Отцом и Святым Духом ныне, и всегда, и во веки веков. Аминь.

На всечестное Успеніе Пресвятой Богородицы

Похвальное Слово на всечестное Успеніе Пресвятой Богородицы св. Іоанна Дамаскина, помещено въ переводе въ «Христ. Чт.» 1836 г. ч. III. стр. 133–146. Этотъ переводъ нами поверенъ и исправленъ по греческому тексту. Curs. Compl. Patrologiae, edit. Migne, Paris, tom. XCVI. col. 753–762.

Люди, питающіе любовь къ какому–нибудь предмету, имеютъ обыкновеніе всегда говорить и помышлять о немъ въ уме своемъ, днемъ и ночью. Поэтому пусть никто не укоряетъ меня въ томъ, что после двухъ прежнихъ словъ я предлагаю теперь третье въ похвалу Матери Бога моего, какъ–бы некоторый даръ Ея успенію; и предлагаю не съ темъ, чтобы преподать то, въ чемъ–бы Она нуждалась, но чтобы себе самому и вамъ, предстоящимъ здесь, божественный и священный соборъ, преподать душеполезную и спасительную пищу, приличную этой священной ночи и доставитъ духовное веселіе. У насъ нетъ яствъ, какъ вы сами видите, а потому я поспешно приготовилъ пиршество, которое хотя и не обильно и недостойно Той, которая созвала насъ сюда, но, въ случае нужды, можетъ утолить голодъ. Для Матери Божіей ненужны похвалы наши; но мы имеемъ нужду въ Ея славе. Въ самомъ деле, какъ прославить то, что уже препрославлено? Какъ сделать источникъ света еще светлее? По истине, мы, совершая это празднество, сами сплетаемъ себе венецъ: живу Азъ, глаголетъ Господь, зане прославляющія Мя прославлю (1 Цар. 2, 30).
Сладко, воистину сладко вино и питателенъ хлебъ, который мы вкушаемъ; первое веселитъ, а последній укрепляетъ сердце человека. Но что сладостнее Матери Бога моего? Она пленила мой умъ, увлекла языкъ; о Ней я помышляю и днемъ и ночью. Она — Матерь Слова, и подаетъ слово; Она — плодъ отъ неплодной, делающій плодоносными безплодныя души. Ныне мы празднуемъ овященное и Божественное Ея преставленіе. Пріидите же, востечемъ на таинственную гору, превыше житейскихъ и вещественныхъ помысловъ, и вшедши въ Божественный и непроницаемый мракъ во свете Божіемъ, воспоемъ безпредельную силу: какъ Тотъ, кто съ превыспренней, духовной и недосягаемой высоты, не оставивъ недръ Отчихъ, снисшелъ въ утробу Девы, былъ зачатъ Ею, воплотился, добровольно подвергъ Себя страданіямъ и смерти и опять вознесся къ Отцу съ плотію, созданною отъ земли, стяжавъ тленіемъ нетленіе, привелъ къ Отцу Своему и Матерь Свою по плоти, и Ту, которая была земнымъ небомъ, перенесъ на небесную землю.
Ныне умственная одушевленная лествица, по которой Вышній, нисшедши, явился на земле и пожилъ съ человеками, взошла отъ земли на небо посредствомъ смерти, какъ–бы некоторой лествицы. Ныне земная трапеза, неискусобрачно носившая небесный хлебъ жизни, угль Божества, взята отъ земли на небо, и врата Божіи, зрящія на востоки (Іез. 43, 2), сделались вратами небесными. Ныне одушевленный градъ Божій изъ земнаго Іерусалима прелагается въ Іерусалимъ небесный; родившая изъ Себя первенцомъ и единороднымъ Того, кто перворожденъ всея твари (Кол. 1, 15) и единороденъ отъ Отца, водворяется въ Церкви первородныхъ; одушевленный и умственный кивотъ Господень, вносится въ покой Сына. Дверь райская отверзается и пріемлетъ Богоносную ниву, на которой произрасло древо вечной жизни, то есть Христосъ, виновникъ жизни всехъ, разрешившій преслушаніе Евы и поправшій смерть Адама: изсеченный вертепъ пріемлетъ гору несекомую, отъ которой камень, отторгшійся безъ рукъ, наполнилъ всю землю (Дан. 2, 34–35). Ложе божественнаго воплощенія Слова почило въ преславномъ гробе, какъ–бы въ чертоге, и изъ него переселилось въ небесный брачный чертогъ, чтобы славно царствовать съ Сыномъ и Богомъ. оставивъ гробъ ложемъ для техъ, которые живутъ на земле. Итакъ, гробъ есть ложе? Подлинно — ложе, и при томъ светлейшее всякаго другаго ложа; оно сіяетъ не блескомъ золота, не чистотою серебра, не светлостію камней, и украшается не шелковыми тканями, не златотканною одеждою и багряницею, но Богосіяющимъ светомъ всесвятаго Духа. Оно служитъ не для возлежанія любящихъ землю, но доставляетъ темъ, которые пленены Духомъ, жизнь праведныхъ душъ, предстояніе предъ Богамъ, которое лучше и вожделеннее всякаго блага. Этотъ гробъ прекраснее Едема. И не буду говорить о лести, употребленной (врагомъ въ Едеме): о благовидномъ, такъ сказать, совете, зависти, обмане; о слабости Евы, ея легковеріи, сладкой и вместе горькой пище, чрезъ которую она и сама потеряла умъ, и лишила его своего мужа; о преслушаніи, изгнаніи, смерти; не буду говорить объ этомъ, чтобы не сделать праздника поводомъ къ печали: но скажу только, что этотъ гробъ вознесъ отъ земли на небо смертное тело, а (Едемъ) низвелъ прародителя нашего съ неба на землю. Ибо где, какъ не тамъ, созданный по образу Божію подвергся осужденію: земля еси и въ землю отъидеши (Быт. 3, 19)? Этотъ гробъ важнее и древней скиніи, потому что принялъ въ себя умный, одушевленный, Богосветлый светильникъ и живоносную трапезу, на которой хранились не хлебы предложенія, но хлебъ небесный, не огонь вещественный, но невещественный огнь Божества. Этотъ гробъ священнее Моисеева кивота; потому что онъ заключилъ въ себе не тени и образы, но самую истину. Онъ вместилъ въ себе чистую и златовидную стамну, которая содержала небесную манну; вместилъ одушевленную скрижаль, въ которой перстомъ Божіимъ, то есть всесвятымъ Духомъ, заключено было воплощенное Слово, Слово ипостасное; вместилъ златую кадильницу, которая произрастила угль Божества и облагоухала всю тварь.
Да бежатъ демоны, да возрыдаютъ, подобно древнимъ Египтянамъ, окаяннейшіе Несторіане и вождь ихъ — этотъ новый фараонъ, жестокій губитель и мучитель: потому что они погрязли въ пучине богохульства. А мы, спасшіеся и немокрыми стопами прешедшіе сланое море нечестія, воспоемъ исходную песнь Матери Божіей. Церковь — эта Маріамъ — да возьметъ въ руки тимпанъ и да начнетъ празднственную песнь. Юныя девы духовнаго Израиля да изыдутъ съ органами и да воспоютъ въ ликахъ; цари земные и судіи съ князьями, юноши и девы, и старцы съ юнотами да прославятъ Богородицу; все сословія, все племена и народы, на разныхъ языкахъ и наречіяхъ, да воспоютъ новую песнь. Да огласится воздухъ духовными свирелями и трубами, и да озарится спасительный день огненными блистаніями. Веселитесь небеса и облака дождите радость! Взыграйте овны избраннаго Божія стада — божественные Апостолы, которые, подобно великимъ и недосягаемымъ горамъ, возвышаетесь выспренними созерцаніями; взыграйте и вы, агнцы Божіи, народъ святый, овцы Церкви, которые, подобно холмамъ, достигаете желаніемъ высокихъ горъ. О чудо! Источникъ жизни, Матерь Господа моего умираетъ. Нужно, чтобы то, что составлено изъ земли, и возвратилось въ землю, а потомъ взошло на небо, принявъ въ земле чистейшую жизнь, чрезъ отложеніе въ ней плоти. Нужно, чтобы тело чрезъ смерть, какъ–бы чрезъ огонь въ горниле, подобно золоту, очистившись отъ земной и мрачной тяжести тленія, возстало изъ гроба нетленнымъ, чистымъ и озареннымъ светомъ безсмертія.
Ныне давшая начало другаго бытія, то есть телеснаго, Тому, кто не имелъ временнаго начала первому и вечному бытію Своему (хотя имелъ начало въ Отце, какъ виновнике Божественнаго Своего существа), получаетъ начало другой жизни отъ Того–же, кто далъ Ей начало жизни первой. Радуйся, Сіонъ — божественная и святая гора, на которой пребывала гора Божія, одушевленная! (радуйся) новый Вефиль, въ которомъ былъ помазанъ столпъ — человеческая природа, запечатленная Божествомъ! Съ тебя, какъ–бы съ Елеонской горы, Сынъ Ея вознесся на высоту небесную. Да уготовятся всемірное и пространнейшее облако и крила ветреннія, и да принесутъ въ Сіонъ Апостоловъ съ концовъ земли! Кто сіи, подобно облакамъ и орламъ, слетающіеся къ телу — источнику всеобщаго воскресенія, чтобы послужить Матери Божіей? Кто сія восходящая, убеленная, вся добрая, блистающая какъ солнце? Да взыграютъ гусли духовныя — уста Апостоловъ: да звучатъ кимвалы — верховные богословы! Іерофей, избранный сосудъ, освященный божественнымъ Духомъ, божественнымъ вдохновеніемъ испытавшій и научившійся божественнымъ предметамъ, весь да изыдетъ изъ тела, весь да воспламенится желаніемъ и воскликнетъ хвалебныя песни. Все народы да восплещутъ руками, да восхвалятъ Богородицу; Ангелы да послужатъ мертвенному (Ея) телу. Дщери Іерусалимскія, последуйте за Царицею, и какъ ближнія Ея девы, юношествуя духомъ, войдите вместе съ Нею къ Жениху и станьте одесную Владыки. Сниди, сниди, Владыко, и воздай Матери Своей достойныя награды за воспитаніе Твое! Простри божественныя руки и пріими матернюю душу, — Ты, который на кресте предалъ духъ въ отческія руки! Воззови Ее сладкимъ гласомъ: пріиди, прекрасная, ближняя Моя, сіяющая красотою девства светлее самаго солнца; Ты даровала Мне отъ Себя (плоть): участвуй–же со Мною во всемъ Моемъ. Пріиди Матерь къ Сыну, пріиди и царствуй съ Темъ, кто происшелъ изъ Тебя и вместе съ Тобою терпелъ нищету. Пріиди, Владычица, пріиди, не какъ Моисей, который восшелъ и умеръ: нетъ, прежде умри, а потомъ взойди. Положи душу въ рукахъ Сына Своего; возврати персть персти, чтобы и эта вознеслась съ Тобою.
Народъ Божій! возведи очи твои, возведи. Вотъ въ Сіоне кивотъ Господа Бога силъ: Апостолы телесно предстали предъ нимъ и погребаютъ живоначальную и Богопріемную плоть; Ангелы же невещественно и невидимо окружаютъ его, предстоя Матери Владыки своего со страхомъ, подобно рабамъ. Самъ Господь присутствуетъ здесь, везде сый и вся исполняющій, все содержащій и никакимъ местомъ необъемлемый; потому что въ Немъ, какъ въ Творце и Промыслителе, всяческая состоятся (Кол. 1, 17). Вотъ Дева, дщерь Адама, Матерь Божія, плоть возвращаетъ земле чрезъ Адама, а душу препосылаетъ въ небесныя обители чрезъ Сына. Да святится градъ святый и да получитъ съ благословеніями вечное благословеніе! Да предшествуютъ Ангелы восхожденію божественной скиніи, и да составляютъ украшеніе гроба! Да озарится онъ сіяніемъ Духа! Да уготовится миро и помажется всечестная и благовоннейшая плоть! Да течетъ чистая струя и да почерпнется благословеніе изъ чистейшаго источника благословенія! Да торжествуетъ земля, принимая плоть; радостно да подвигнется воздухъ отъ восхожденія духа: да возвеютъ ветры, росоносные и исполненные благодати. Вся тварь да восхвалитъ восхожденіе Богоматери! Лики юношей да воскликнутъ; уста риторовъ да источатъ песнопенія; души мудрыхъ да помышляютъ объ этомъ чуде; старцы, украшенные сединами, да созерцаютъ его съ благоговеніемъ. Всякое твореніе да принесетъ отъ себя дань торжеству. Но и после этого еще не будетъ постигнута высота такого величія.
Пріидите, отъидемъ умственно все съ отходящею. Пріидите снидемъ сердечною любовію все съ нисходящею во гробъ. Станемъ окрестъ священнейшаго одра; возгласимъ священныя песни, воспевая такъ: радуйся, Благодатная! Господь съ Тобою (Лук. 1, 28). Радуйся, предъуведенная Матерь Божія! Радуйся, предъизбранная прежде вековъ советомъ Божіимъ, божественнейшая леторасль земная, жилище огня божественнаго, священнейшій столпъ Духа Святаго, источникъ воды живой, садъ древа жизни, лоза божественнаго вертограда, источающаго одушевленный нектаръ и амвросію, река, исполненная благоволеній Духа, нива, произрастившая божественный класъ, роза, цветущая девствомъ и издающая благовоніе благодати, лилія, украшающая царское одеяніе, агница, родившая Агнца Божія, вземлющаго грехъ міра, палата спасенія нашего, высшая ангельскихъ силъ раба и Матерь! Пріидите, станемъ окрестъ чистейшаго гроба и почерпнемъ изъ него божественную благодать. Пріидите, понесемъ на раменахъ души плоть приснодевственную; войдемъ во гробъ и умремъ вместе съ Нею; умремъ для плотскихъ страстей, поживемъ же съ Нею жизнію безстрастною и непорочною. Приложимъ слухъ къ божественнымъ песнопеніямъ, исходящимъ изъ невещественныхъ ангельскихъ устъ. Войдемъ и поклонимся, и познаемъ преславное чудо, какъ Матерь Божія взята и вознесена отъ земли; какъ перенесена на небо; какъ предстоитъ Сыну выше всехъ чиновъ ангельскихъ, потому что нетъ преграды между Матерью и Сыномъ.
Матерь Божія! вотъ я принесъ, после двухъ прежнихъ, третье слово Твоему успенію; (принесъ) съ благоговеніемъ и любовію къ Троице, которой Ты послужила, по благоволенію Отчему и силе Духа зачавъ безначальное Слово, всемогущую Божію премудрость и силу. Пріими усердіе, превышающее силы (мои), и даруй (мне) спасеніе, избави отъ душевныхъ страстей, уврачуй отъ телесныхъ болезней, сохрани отъ бедъ, подай спокойствіе жизни, просвещеніе духа. Воспламени любовь къ Твоему Сыну, устрой жизнь нашу благоугодною Ему, чтобы, сделавшись участниками Его блаженства и видя Тебя озаренною славою Сына Твоего, воспели мы, вечно радуясь въ Церкви празднующихъ достойно Духа, священныя песни Тому, кто чрезъ Тебя совершилъ спасеніе наше — Христу, Сыну Божію и Богу нашему. Ему слава и держава, со безначальнымъ Отцемъ и всесвятымъ и животворящимъ Духомъ, ныне и всегда, и во все безконечные веки вековъ. Аминь.
Печатается по изданію: Избранныя слова святыхъ отцевъ въ честь и славу Пресвятой Богородицы. — Изданiе Русскаго на Афоне Пантелеимонова Монастыря. — СПб.: Въ Типографiи А. И. Траншеля, 1869. — С. 115–122.

На Успеніе всепетой, преславной и преблагословенной Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Маріи

Память праведныхъ съ похвалами , говоритъ премудрый Соломонъ (Прит. 10, 7); потому–что, какъ сказалъ Богоотецъ Давидъ, честна предъ Господемъ смерть преподобпыхъ Его (Псал. 115, 6). Если же память всехъ праведныхъ бываетъ прославляема, то кто не воздастъ хвалы Виновнице праведности и сокровещнице святости, не съ темъ, чтобы прославить ее, но чтобъ самому прославиться вечною славою? Въ нашемъ прославленіи не имеетъ нужды сія Божія скинія, сей градъ Божій, о которомъ преславная глаголашася, какъ говоритъ божественный Давидъ: преславная глаголашася о тебе, граде Божій (Псал. 86, 3). Ибо какой иной можемъ мы разуметь градъ Бога невидимаго и неописаннаго, все содержащаго въ своей длани, какъ не ту единую, которая непостижимымъ и преестественнымъ образомъ, неописанно вместила въ себя преестественное Слово Божіе? О ней–то самъ Господь глаголалъ преславная, ибо что можетъ быть славнее воспріятія древняго истиннаго совета Божія (Ис. 25, 1)?
Ни языкъ человеческій, ни умъ премірныхъ Ангеловъ не можетъ достойно восхвалить ту, чрезъ которую дано намъ ясно видеть славу Божію. Итакъ что же? не имея силъ восхвалить по достоинству, будемъ ли мы безмолвствовать, связанные страхомъ? Нетъ. Пойдемъ ли безстрашными стопами, и забывъ о своей ограниченности, сбросивъ узду страха, коснемся безбоязненно неприкосновеннаго? Нетъ. Лучше мы растворимъ страхъ любовію и усердіемъ и, соплетши изъ нихъ одинъ венецъ, съ священнымъ трепетомъ, дрожащею рукою и съ душевнымъ пламенемъ принесемъ несовершенные начатки нашего ума, какъ должную дань признательности къ Царице Матери, благодетельнице всей природы. Разсказываютъ, что однажды какіе–то земледельцы, возделывая землю, увидели проходящаго мимо ихъ Государя, одетаго въ великолепную багряницу, съ блестящею (на голове) діадимою, окруженнаго многочисленною свитою телохранителей, и какъ у нихъ не было ничего, что бы можно было поднести въ даръ Царю, то одинъ изъ нихъ немедленно почерпнулъ въ пригоршни воды изъ протекавшаго вблизи многоводнаго потока и представилъ въ даръ Самодержцу. Тогда Царь сказалъ: «что это значитъ, сынъ мой?» Земледелецъ смело отвечалъ: «чтó было передо мною, то я и принесъ тебе, почитая за лучшее не скрывать усердія бедностію. Ты, безъ сомненія, не нуждаешься въ нашихъ (дарахъ) и ничего не желаешь отъ насъ, кроме любви и расположенности. Но для насъ сделанное (мною) составляетъ и долгъ и честь; потому что слава весьма часто следуетъ за людьми признательными». Удивленный Царь похвалилъ мудрость земледельца и, благосклонно принявъ его усердіе, щедро заплатилъ ему весьма многими дарами. Итакъ, если и этотъ гордый Властелинъ предпочелъ любовь и усердіе пышнымъ дарамъ: то не темъ ли благосконнее приметъ наше намереніе, не обращая вниманія на нашу силу, она, истинно благая Владычица, матерь единаго благаго Бога, котораго снисхожденіе безпредельно, который предпочелъ две лепты большимъ приношеніямъ? Верно приметъ она приносимую нами ей должную дань и воздастъ намъ несравненно большія блага. Итакъ, поелику говорить намъ совершенно необходимо, чтобы исполнить долгъ свой, то обратимъ теперь къ ней свое слово.
Но какъ возвеличаемъ тебя, Владычице? Съ какими словами обратимся къ тебе? Какими похвалами увенчаемъ твою священную и славную главу, Виновница благъ, подательница сокровищъ, украшеніе человеческаго рода, слава всей природы, потому что чрезъ тебя она сделалась истинно–блаженною, чрезъ тебя она вместила Того, кого прежде не вмещала, и на кого прежде безсильна была поднять взоры, (теперь) смотритъ открытымъ лицемъ. О Слово Божіе! изощри медленно–словесный языкъ нашъ; даруй намъ слово благодатное во отверзеніе устъ нашихъ (Ефес. 6, 19); вдохни въ насъ ту благодать Духа, съ которою рыбари ораторствуютъ, и безграмотные вещаютъ мудрость свыше–человеческую, чтобъ и мы слабо–гласные могли возвестить, хоть не громко, величіе Твоей возлюбленной матери. Она, избранная съ древнихъ временъ, по предопределенному совету и благоволенію Бога и Отца, безболезненно и безстрастно родившаго Тебя вне времени, она родила Тебя — наше очищеніе и спасеніе, оправданіе и искупленіе, Тебя — жизнь отъ жизни, светъ отъ света, Бога истиннаго отъ Бога истиннаго, воплотившагося отъ нея въ последнія времена. Необычайно было ея рождество (τοϰος ), превосходило природу и мысль спасительное для міра ея рожденіе (γεννησις ), достопамятно и истинно священно и всеславно ея успеніе. Ее предопределилъ Отецъ, ее предвозвестили Пророки Духомъ Святымъ, а освящающая сила Духа осенила ее, очистила, освятила и какъ–бы предоросила. Тогда неописанно вселился въ нее Ты — пределъ и Слово отчее, и воззвалъ наше ничтожное естество на безпредельную высоту твоего непостижимаго Божества. Пріявъ начатки нашего естества изъ пречистыхъ, нескверныхъ и непорочныхъ кровей святой Девы, Ты образовалъ самъ себе плоть, одушевленную душею словесною и разумною, воспринялъ ее на себя и соделался совершеннымъ человекомъ, не переставая быть совершеннымъ Богомъ, и единосущнымъ Отцу Твоему, только по неизреченному благоутробію воспринявшимъ (на себя) нашу немощь. И Ты произшелъ изъ нея единъ Христосъ, единъ Господь, единъ Сынъ, Богъ и вместе человекъ, и притомъ совершенный Богъ и вместе совершенный человекъ, одна сложенная ипостась, изъ двухъ совершенныхъ природъ, Божеской и человеческой, и въ двухъ совершенныхъ природахъ — Божестве и человечестве, не просто Богъ и не просто человекъ, но единъ Сынъ Божій и Богъ воплотившійся, одинъ и тотъ–же вместе и Богъ и человекъ, не подвергшійся сліянію и не потерпевшій разделенія, содержащій въ самомъ себе естественныя свойства двухъ разносущныхъ природъ, соединенныхъ въ одномъ лице несліянно и нераздельно, (именно) сотворенное и несотворенное, смертное и безсмертное, видимое и невидимое, ограниченное и неограниченное, Божественную волю и человеческую волю, божественное действіе, притомъ однако и человеческое действіе, два свободныхъ произвола, какъ Божескій, такъ и человеческій, Божественныя чудеса и человеческія склонности, я разумею естественныя и непорочныя. Всего перваго Адама, каковъ былъ онъ до преступленія, свободнаго отъ греха, тело, душу и умъ, съ ихъ естественными свойствами, воспріялъ Ты, Владыко, по благоутробію милости Твоея, дабы всему мне даровать спасеніе, ибо что не воспріято, то и неисцельно. И такимъ образомъ, ставши посредникомъ между Богомъ и человеками, Ты разрушилъ вражду и привелъ отступниковъ къ Отцу Твоему, заблудшее обратилъ, омраченное просветилъ, обветшавшее возобновилъ, тленное обратилъ въ нетленіе, тварь освободилъ отъ многобожнаго заблужденія, людей соделалъ чадами Божіими, опозоренныхъ явилъ причастниками божественной славы, осужденнаго быть въ преисподней возвелъ превыше всякаго начальства и власти, обреченнаго въ землю обратиться и во аде обитать посадилъ въ самомъ себе на царскомъ престоле. Но кто же былъ служебною палатою, въ которой уготовлялись эти безпредельныя блага, превышающія всякій умъ и понятіе? Не Приснодева ли, родившая Тебя?
Видите, боголюбезные отцы и братія, благодать настоящаго дня! Видите, какъ высока и досточтима та, которую прославляемъ мы ныне! Не страшны ли, не дивны ли тайны ея? Блаженны видящіе, какъ прилично видеть! Блаженны стяжавшіе умственное чувство! Какое блистаніе света озаряетъ настоящую ночь! Какія стражи Ангеловъ охраняютъ и украшаютъ успеніе живоначальной Матери! Какія боговещанія Апостоловъ ублажаютъ погребеніе богопріемнаго тела! Какъ слово Божіе, благоволившее по милосердію своему соделаться ея сыномъ принимаетъ владычними дланями ея священную душу, служа ей, всесвятой и божественной, какъ своей матери! О, благій Законодатель! Не подлежа закону, Онъ исполняетъ Имъ же самимъ данный законъ, потому–что Онъ узаконилъ, чтобъ дети воздавали должное почтеніе родителямъ, сказавъ: чти отца твоего и матерь твою (Исх. 20, 12). И что сказанное нами истинно, это очевидно всякому, кто хотя сколько–нибудь сведущъ въ божественныхъ изреченіяхъ Священнаго Писанія. Ибо если души и всехъ праведныхъ находятся въ руце Божіи, какъ говоритъ божественное Писаніе (Прем. 3, 1), то не темъ ли паче она предала свою душу въ руки Сына и Бога своего? Истинно слово сіе и выше всякаго прекословія! Но разскажемъ, если позволите, кто она, откуда, какъ она дарована въ сію жизнь, она — даръ самый высокій и самый дорогой изъ всехъ даровъ Божіихъ, какой родъ жизни вела на земле и какихъ удостоена таинствъ. Если еллины, воздавая честь отшедшимъ изъ жизни надгробнымъ словомъ, усердно собирали все, что только находили возможнымъ, дабы съ одной стороны совершеннее сделать похвалу прославляемому, а съ другой возбудить въ оставшихся более ревности къ добродетели, — и притомъ, большею частію, вплетали въ свое слово басни и безконечные вымыслы, потому–что восхваляемые ими не имели ничего своего, что заслуживало бы похвалу: то не будемъ ли мы крайне смешны и не подвергнемся ли одинаковому осужденію съ человекомъ, скрывшимъ талантъ свой, если покроемъ глубокимъ молчаніемъ дела самыя истинныя и досточтимыя, — то, что по сущей истине принесло всемъ благословеніе и спасеніе? — Начнемъ же слово свое и постараемся о краткости его, дабы оно не вышло противнымъ слуху, какъ бываетъ противна телу излишняя пища.
Родители ея (Богородицы) были Іоакимъ и Анна. Іоакимъ, какъ некій пастырь овецъ, пасъ, какъ стада, свои помыслы, водя ихъ, куда хотелъ, и будучи самъ пасомъ, подобно овце, Господомъ Богомъ, не имелъ недостатка въ благахъ. Не думайте, чтобъ я называлъ благами то, что для многихъ вожделенно, къ чему всегда обращена мысль сластолюбцевъ, чему и продолжаться не свойственно, и что не можетъ сделать лучшимъ и самаго богатаго владетеля своего, (т. е. чтобъ я называлъ благами) удовольствія настоящей жизни, которыя не могутъ быть прочными, но скоро исчезаютъ и тотчасъ разрушаются. Нетъ, не намъ восхищаться ими, и не таковъ уделъ боящихся Господа. Я разумею те блага, которыя вожделенны и любезны людямъ истинно благоразумнымъ, блага пребывающія во векъ, которыя и Богу пріятны и своимъ стяжателямъ приносятъ зрелые плоды; разумею добродетели, которыя достойно подвизавшимся и посильно для нихъ потрудившимся дадутъ въ свое время, т. е. въ будущемъ веке, плодъ жизни вечныя: ибо трудъ предшествуетъ, а вечное блаженство идетъ въ следъ за нимъ. — Итакъ Іоакимъ постоянно пасъ въ себе свои помыслы, пребывая на месте злачне, т. е. въ размышленіи о божественныхъ изреченіяхъ, наслаждаясь на воде упокоенія (Псал. 22, 2), божественною благодатію, отвлекая ихъ (помыслы) отъ стезей нечистыхъ и водя по путямъ правды. А Анна, — что значитъ благодать, — столько же была связана съ нимъ узами единонравія, какъ и узами брака. Она была украшена всеми благами, но по некоей тайной причине, страдала недугомъ неплодства. Ибо истинная благодать (тогда) также неплодствовала, будучи не въ силахъ приносить плоды въ душахъ человеческихъ; потому–что все уклонились, все до одного сделались негодны; не было ни разумевающаго, ни взыскующаго Бога (Псал. 13, 3). Наконецъ благій Богъ, призревъ на созданіе рукъ своихъ, умилосердясь надъ нимъ и восхотевъ спасти его, разрешаетъ неплодство благодати, т. е. богомудрой Анны, даруя ей дщерь, какой не было прежде и какой не будетъ после. Это разрешеніе неплодства самымъ яснымъ образомъ показало, что и міръ отныне освободится отъ неплодства благъ, и что сухой пень станетъ приносить плоды неизреченнаго блаженства.
Отъ такихъ–то родителей, по обетованію, происходитъ Богородица. Ангелъ возвещаетъ зачатіе имеющей родиться: ибо надлежало, чтобы будущая по плоти матерь единаго истинно–совершеннаго Бога и въ этомъ не уступала никому и не занимала втораго места. Потомъ она посвящается ко святому храму Божію, и здесь живетъ, показывая особенную предъ всеми чистоту и совершенство въ образе жизни, удаляясь отъ всякаго общенія съ мужами и женами нечестивыми. Когда же она достигла совершеннолетія и по закону не могла оставаться во святилище, тогда соборомъ священниковъ поручается Іосифу обручнику, или, иначе сказать, хранителю девства, который, въ сравненіи съ другими, до старости сохранилъ законъ ненарушимымъ. У него–то пребывала сія святая и пречистая отроковица, совершенно предавшись домашнимъ занятіямъ и не зная ничего, что делалось вне ея дома.
Но когда пришла полнота времени, какъ говоритъ божественный Апостолъ (Гал. 4, 4), то къ этой истинной дщери Божіей былъ посланъ Ангелъ Гавріилъ, и рекъ ей: радуйся благодатная, Господь съ тобою (Лук. 1, 28)! Прекрасно это ангельское приветствіе къ той, которая выше Ангеловъ: оно приноситъ радость для всего міра. Но решившаяся хранить ненарушимо девство и не привыкшая къ беседе съ мужемъ, смутилась сею речью. Что бы значило такое приветствіе, размышляла она съ собою? и сказалъ ей Ангелъ: не бойся, Маріамъ: обрела бо еси благодать у Бога (Лук. 1, 30). Действительно, обрела благодать достойная благодати. Обрела благодать возделавшая труды благодати и получившая богатую жатву. Обрела благодать родившая семена благодати, и собравшая обильные класы благодати. Обрела бездну благодати, сохранившая невредимымъ корабль сугубаго девства, ибо она и душу, не менее тела, сохранила девственною, отчего сохранилось (уже) и девство тела. И родиши сына, сказалъ Ангелъ, и наречеши имя ему Іисусъ (Лук. 1, 31). А Іисусъ значитъ Спаситель. Той бо спасетъ люди своя отъ грехъ ихъ (Матф. 1, 21). Что же отвечаетъ на это сокровищница истинной мудрости? Она не подражаетъ праматери Еве, а напротивъ исправляетъ ея неосторожность, и оградивъ себя природою, вотъ какъ отвечаетъ на слова Ангела: «како мне будетъ сіе, идеже мужа не знаю (Лук. 1, 34)? Ты говоришь невозможное. Слова твои разрушаютъ пределы природы, постановленные Зиждителемъ. Не соглашусь быть второю Евою и попрать волю Творца. Если ты не говоришь противнаго Богу, то разреши сомненіе, объясни мне способъ зачатія». На это отвечалъ ей Ангелъ истины: «Духъ Святый найдетъ на тя, и сила Вышняго осенитъ тя: темъ же и раждаемое свято , наречется сынъ Божій (Лук. 1, 35). Совершающееся ныне не подчинено законамъ природы; ибо Зиждитель и Владыка природы по своей власти изменяетъ законы природы». Она же, услышавъ съ священнымъ благоговеніемъ сіе, всегда вожделенное и досточтимое имя, проговорила слова покорности, исполненныя страха и радости: «се раба Господня,буди мне по глаголу твоему» .
О глубина богатства и премудрости и разума Божія, скажу ныне и я вместе съ Апостоломъ; яко неиспытани судове Его и неизследовани путіе Его (Рим. 11, 33)! Какая безмерная благость Божія! Какая неизследимая любовь! Нарицающій не сущая, яко сущая (Рим. 4, 16), наполняющій небо и землю, которому небо служитъ престоломъ, а земля подножіемъ, соделалъ себе пространное жилище во чреве рабы своей, и въ ней совершилъ самое странное изъ всехъ таинствъ. Ибо Онъ, будучи Богомъ, делается человекомъ, въ определенное время преестественно раждается, и разверзаетъ ложесна, оставляя ключи девства невредимыми; и какъ младенецъ, носится на перстныхъ рукахъ, Тотъ, который есть сіяніе славы и образъ ипостаси Отчей, который держитъ все глаголомъ устъ своихъ (Евр. 1, 3). О чудеса, истинно божественныя! О таинства, превышающія природу и разуменіе! О прославленіе девства, превосходящее естество человеческое! Что значить сіе великое о тебе таинство, о святая Матерь и Дева? Благословенна ты въ женахъ, и благословенъ плодъ чрева твоего (Лук. 1, 42)! Блаженна ты въ роды родовъ, единая достоблаженная! Се ублажаютъ (уже) тебя вси роди, какъ сказала ты (Лук. 1, 48). Видели тебя дщери Іерусалима, т. е. Церкви, и ублажили тебя Царицы (Песн. 6, 8), т. е. души праведныхъ, и во веки будутъ славить тебя. Ибо ты тотъ престолъ царскій, которому предстояли Ангелы, зря седящаго на немъ своего Владыку и Творца. Ты Едемъ мысленный, священнейшій и божественнейшій Едема древняго, потому–что въ древнемъ водворялся перстный Адамъ, въ тебя же вселился Господь съ небеси. Тебя предъизображалъ Ковчегъ, хранившій семя втораго міра, ибо ты родила спасеніе міру — Христа, потопившаго грехъ и укротившаго волны его. Тебя преднаписала купина, предначертали богонаписанныя скрижали, предзнаменовалъ кивотъ Завета, ясно предъизобразила и стамна златая, и светильникъ, и трапеза и жезлъ Аароновъ прозябшій. Ибо изъ тебя телесно произникъ пламень Божества — пределъ и Слово Отчее; изъ тебя низошла сладчайшая и небесная манна — имя, которому нетъ имени и которое выше всякаго имени; изъ тебя возникъ и светъ вечный и неприступный, и небесный хлебъ жизни, и плодъ невозделанный. Не тебя ли предъизображала и пещь, явившая огонь, росящій и вместе пламенеющій, образъ божественнаго огня, въ тебя вселившагося? Тебя самымъ яснымъ образомъ предозначила скинія Авраамова. Ибо Богу Слову, вошедшему въ скинію чрева твоего, человеческая природа представила испеченный въ золе хлебъ, т. е. свои начатки изъ твоихъ пречистыхъ кровей, которые божественный огнь какъ–бы испекъ и обратилъ въ хлебъ, т. е. воспринялъ въ свою Божественную ипостась и привелъ въ истинное существо тела одушевленнаго словесною и разумною душею. Едва я не забылъ лествицу Іакова. Что же? Не всякому ли ясно, что въ ней былъ предначертанъ и виденъ твой образъ? Какъ онъ (Іаковъ) виделъ небо, соединенное концами лествицы съ землею, и Ангеловъ низходящихъ и восходящихъ по ней, и образовательную борьбу съ собою истинно сильнаго и непобедимаго: такъ и ты соединила разделенное, сделавшись посредницей и лествицей нисхожденія къ намъ Бога, воспріявшаго немощный составъ нашъ, усвоившаго себе его и соединившаго съ собою, и сделавшаго человека умомъ, видящимъ Бога. Въ следствіе сего–то и Ангелы низошли къ Нему, служа Ему, какъ Богу и Владыке, и люди, воспріявъ ангельскую жизнь, стали восходить на небо.
Къ кому, какъ не къ тебе, я долженъ приложить вещанія Пророковъ, если хочу показать ихъ истинными? Въ самомъ деле, что это за руно Давидово, на которое Сынъ Всецаря–Бога, собезначальный и соцарственный своему Отцу, низшелъ, какъ дождь (Псал. 71, 6)? Не ясно ли, что это ты? что это за дева, о которой Исаія пророчески предвозвестилъ, что она будетъ иметь во чреве и родитъ сына, который есть съ нами Богъ, т. е. который, сделавшись человекомъ, пребудетъ вместе и Богомъ (Ис. 7, 14)? Что это за гора у Даніила, отъ которой, безъ ножа мужняго, усеченъ краеугольный камень–Христосъ (Дан. 2, 34)? Не ты ли это безсеменно родившая и паки пребывшая Девою? да приступитъ божественнейшій Іезекіиль, и да покажетъ те заключенныя врата, пройденныя отъ Господа и не отверзенныя, о которыхъ пророчески предвозвестилъ (Іез. 44, 1–2), — да покажетъ исполненіе словъ своихъ. Онъ, безъ сомненія, укажетъ на тебя, сквозь которую прошелъ сущій надъ всеми Богъ съ воспринятою плотію, не разверзши дверей девства; ибо печать остается на веки невредимою. Итакъ тебя Пророки предвозвещаютъ, тебе Ангелы предстоятъ, тебе Апостолы служатъ, и (въ числе ихъ) девственникъ и Богословъ — тебе Приснодеве и Богородице. Ибо ныне, когда ты отходила къ Сыну своему, тебя окружали Ангелы, души Праведниковъ, Патріарховъ и Пророковъ, тебя сопровождали Апостолы съ безчисленнымъ множествомъ богоносныхъ Отцевъ, по божественному повеленію, какъ–бы на облаке, собравшіеся съ концевъ земли въ сей божественный и священный Іерусалимъ, и вдохновенно воспевавшіе священные гимны тебе, источнику живоначальнаго тела Господня.
О, какъ источникъ жизни переводится къ жизни чрезъ посредство смерти! О, какъ преступившая въ рождестве пределы природы подчиняется ныне законамъ природы, и непорочное тело подвергается смерти! подобаетъ бо, отложивъ сіе тело смертное, облещися въ безсмертіе (1 Кор. 15, 53). Самъ Владыка природы не отринулъ испытанія смерти. Ибо и Онъ умираетъ теломъ, и смертію разрушаетъ смерть, тленіемъ даруетъ нетленіе, и умерщвленіе (νεϰρωσιν ) делаетъ источникомъ воскресенія. О, какъ Вседетель пріемлетъ собственными руками священную душу, отлучающуюся отъ богопріимной скиніи, воздавая законную честь той, которую рабу природой, по недосягаемой глубине своего человеколюбія, премудро (οιϰονομιϰως ) соделалъ своею матерью, воплотившись истинно, вочеловечившись неложно! Ибо это видели строи Ангеловъ, ожидавшіе твоего исхода изъ среды людей. О, какъ прекрасно отшествіе, которое даруетъ пришествіе къ Богу! Хотя это даровано отъ Господа и всемъ богоноснымъ слугамъ Божіимъ (а мы веруемъ, что даровано); но разность безмерная между рабами и матерью Бога. — Какимъ же именемъ назовемъ мы сіе, совершившееся надъ тобою таинство? Смертію? Но хотя всесвятая и славная твоя душа, по естественному порядку, и отделяется отъ блаженнаго и несквернаго тела, и тело предается законному погребенію; однако же оно не остается въ смерти, и не разрушается тленіемъ, У той, у которой въ рождестве пребыло девство невредимымъ, по преставленіи сохранено тело неразрушимымъ, и только пременено въ лучшее и божественное селеніе, которое уже не падетъ подъ ударами смерти, но останется на безпредельные веки вековъ. Какъ сіе лучезарное и вечно–светящееся солнце, будучи ненадолго закрыто теломъ луны, кажется, будто исчезаетъ, покрывается мракомъ, и изъ блестящаго делается темнымъ, и однако же на самомъ деле не лишается своего света, но имеетъ въ самомъ себе всегда струящійся источникъ света, или лучше сказать, само–то и есть, по установленію Создателя своего — Бога, неизсякающій источникъ света: такъ и ты, присно–текущій источникъ истиннаго света, неистощимая сокровищница саможизни, обильный родникъ благословенія, виновница и споспешница всехъ нашихъ благъ, хотя на временный промежутокъ и скрываешься по телу смертію, однако жъ независтно изливаешь на насъ неперемежающіяся, чистыя и неизсякающія струи безпредельнаго света, безсмертной жизни, и истиннаго блаженства, реки благодати, источники исцеленій, всегдашнее благословеніе. Ты процвела, какъ яблоко на лесныхъ деревахъ, и плодъ твой сладокъ въ гортани верныхъ. Посему не смертію назову я священное твое преставленіе, но успеніемъ, или преселеніемъ, или, вернее, водвореніемъ, потому–что, преселяясь изъ жилища телеснаго, ты водворяешься въ селеніе лучшее (2 Кор. 5, 8).
Тебя преносили Ангелы съ Архангелами; твоего исхода устрашились нечистые, воздушные духи. Твоимъ прехожденіемъ воздухъ благословляется и эфиръ освящается. Твою душу, ликуя, принимаетъ небо. Тебя сретаютъ Силы съ священными песнями и светлымъ торжествомъ, говоря сіи или подобныя слова: кто сія восходящая, убеленная, проницающая, аки утро, добра, яко луна, избранна, яко солнце (Песн. 6, 9)? Какъ ты прекрасна, какъ пріятна! Ты цветъ полевой, какъ лилія между терніемъ! За то младыя девы возлюбили тебя. Мы стекаемся на запахъ благовоній твоихъ. Тебя Царь ввелъ въ чертогъ свой, где Власти окружають, Начала благословляютъ, Престолы воспеваютъ, Херувимы, радуясь, ужасаются, Серафимы славятъ тебя, соделавшуюся, по природе и по истинному домостроительству, матерію своего Владыки. Ибо не какъ Илія, взошла ты на небо, не какъ Павелъ, восхищена до третьяго небесе, но ты проникла даже до самаго царственнаго престола Сына своего, своими очами зришь (Его) и радуешься и съ великимъ и несказаннымъ дерзновеніемъ предстоишь Ему, ты Ангеламъ и всемъ премірнымъ Силамъ услажденіе неизреченное, Патріархамъ непрестанное веселіе, Праведникамъ радость неизглаголанная, Пророкамъ торжество постоянное, міру благословеніе, всемъ вещамъ освященіе, утружденнымъ покой, плачущимъ отрада, больнымъ врачество, обуреваемымъ пристань, грешникамъ прощеніе, опечаленнымъ дружелюбное утешеніе, всемъ просящимъ готовая помощь!
О чудо истинно преестественное! о дела изумительныя! Смерть, прежде столь ужасная и ненавистная, ныне восхваляется и ублажается! Прежде приносившая одне скорби и печали, слезы и горе, ныне явилась причиною радости и светлаго торжества! Впрочемъ, хотя для всехъ слугъ Божіихъ, коихъ смерть прославляется, съ кончиною настаетъ несомненная уверенность въ томъ, что они угодны Богу, и по сей–то причине смерть ихъ ублажается, ибо она усовершаетъ ихъ и являетъ блаженными, даруя неизменность ихъ добродетели, по написанному: прежде смерти не блажи никого же (Сир. 11, 28): однако жъ о тебе мы сего не скажемъ. Не смерть твое блаженство, не преставленіе соделало тебя совершенною, и не преселеніе даруетъ тебе безопасность. Ты сама, (твое) безсеменное зачатіе, божественное (въ тебе) вселеніе, (твое) нетленное рождество, — вотъ что было и началомъ, и срединою, и концемъ, безопасностію и истиннымъ утвержденіемъ всехъ благъ, превышающихъ умъ! Истинно сказала ты, что не съ кончины, а съ самаго зачатія тебя будутъ ублажать все роды. Итакъ не тебя смерть сделала блаженною, но ты украсила смерть, отъявъ отъ нея печаль, и явивъ ее радостію. Посему, когда твое священное и всенепорочное тело предаваемо было честному погребенію, Ангелы предшествовали (ему), окружали и сопровождали его, и не опускали никакой услуги, подобающей матери своего Владыки, а Апостолы и весь соборъ (πληρομα ) церковный, водимые Духомъ, восклицали божественныя песни: исполнимся во благихъ дому Твоего: святъ храмъ Твой, дивенъ въ правде (Псал. 64, 5–6), и также: освятилъ есть селеніе свое Вышній (Псал. 45, 5); гора Божія, гора тучная, гора, юже благоволи Богъ жити въ ней (Псал. 67, 17–18). Тебя, истинный ковчегъ Господа Бога, ликъ Апостоловъ, возложивъ на рамена, какъ некогда священники — ковчегъ образовательный, и положивъ во гробе, чрезъ гробъ, какъ чрезъ некій Іорданъ, переправили въ истинную обетованную землю, т. е. въ вышній Іерусалимъ, отечественный городъ всехъ верныхъ, котораго художникъ и строитель самъ Богъ. Ибо душа твоя не была оставлена во аде, и плоть твоя не видела истленія (Псал. 15, 10). Не осталось въ земле твое пречистое и всенепорочное тело, но въ царственные чертоги небесъ переселилась Ты, Царица, Госпожа, Владычица, Богоматерь, истинная Богородаца!
О, какъ небо приняло пространнейшую небесъ! и какъ гробъ вместилъ вместилище Божества! Но они точно приняли, точно дали место. Ибо не по телесному составу она была пространнее неба (какъ телу, простирающемуся на три лакти и постоянно уменьшающемуся, равняться въ широту и долготу съ небомъ?), но преимущественно благодатію превзошла меру всякой высоты и глубины, ибо божественнаго ни съ чемъ нельзя сравнивать. О гробъ (μνημα ) священный, дивный, достойный чести и поклоненія! гробъ, который и ныне окружаютъ Ангелы, предстоя съ великимъ благоговеніемъ и страхомъ, котораго трепещутъ демоны, къ которому люди прибегаютъ съ верою, воздавая ему честь и поклоненіе, лобызая его очами, устами и желаніемъ души, и отъ котораго почерпаютъ обильныя блага! Ибо, какъ драгоценное миро, бывъ положено на одежду или въ какое–либо место и потомъ взято назадъ, оставляетъ благоуханіе и тогда, какъ уже оно взято: такъ и здесь, божественное, священное, всенепорочное, исполненное божественнаго благоуханія тело, обильный родникъ благодати, бывъ положено во гробе, хотя и взято потомъ въ страну лучшую и высшую, однако же не оставило своего гроба безъ почести, но сообщило ему божественное благоуханіе и благодать, и соделало его для всехъ приходящихъ съ верою источникомъ исцеленій и всякихъ благъ.
Предъ тобою и мы председимъ ныне, Владычица, и снова скажу, Владычица, неискусобрачная Богородица! Къ надежде на тебя, какъ къ некоему крепкому и несокрушимому якорю, прикрепили мы свои души, тебе приносимъ самихъ себя всецело, умъ, душу, тело; тебя чтимъ по возможности (поелику достойно почтить тебя нельзя) псалмами и гимнами и песнями духовными. Если, какъ научило насъ священное слово, воздаваемая нами честь, подобнымъ намъ рабамъ служитъ доказательствомъ нашего усердія къ общему Владыке, то можемъ ли мы не чтить тебя, родившую Господа? Не должны ли, напротивъ, чтить тебя несравненно усерднее? Не должны ли почитаніе тебя предпочесть самому дыханію, столь необходимому для поддержанія жизни? Ибо такимъ образомъ мы яснее выразимъ усердіе къ своему Господу. Но зачемъ я говорю къ Господу? Для благочестиво–чтущихъ твою память истинно довольно драгоценнаго дара памятованіе о тебе: ибо оно даруетъ неотъемлемую радость. Въ самомъ деле, какого не исполнится удовольствія, какихъ благъ — тотъ, кто сделаетъ свой умъ хранилищемъ всесвятой твоей памяти? Во свидетельство нашей благодарности, мы приносимъ тебе съ своей стороны сіи начатки словъ, сіе возліяніе беднаго ума, подвигнутаго любовію къ тебе и забывшаго о своей немощи. Пріими благосклонно сіе наше усердіе, ибо ты знаешь, что ему не соответствуютъ наши силы. Призри на насъ, благая Владычица, матерь благаго Господа, управь дела наши, утиши порывы гнусныхъ страстей нашихъ; введи насъ въ безмятежную пристань Божественной воли, соделай достойными будущаго блаженства сладостнаго и непосредственнаго озаренія отъ воплотившагося изъ тебя Бога Слова, съ которымъ слава, честь, держава и величіе Отцу со святымъ и благимъ и животворящимъ Духомъ, ныне и присно и во веки вековъ. Аминь.
Печатается по изданiю: Святаго отца нашего Іоанна Дамаскина, Слово на Успеніе всепетой, преславной и преблагословенной Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Маріи . // Журналъ «Христiанское чтенiе, издаваемое при Санктпетербургской Духовной Академiи». — СПб.: Въ Типографiи К. Жернакова. — 1844 г. — Часть III. — С. 159–185.

Первое похвальное слово на Успение Богоматери [православное богословие]

1. Память праведных с похвалами (Притч. 10:7), — говорит премудрый Соломон. Честна пред Господом смерть преподобных Его (Пс. 115:6), — сказал ранее Богоотец Давид. Итак, если па мять всех праведных совершается с похвалами, то кто не принесет восхваление источнику праведности и сокровищнице святости не с тем, чтобы прославить, но самому быть прославленным вечной славой? Ибо не нуждается в прославлении от нас Божия Скиния, град Божий, о котором славное возвещается, как сказал о нем божественный Давид: Славное возвещается о тебе, град Божий (Пс. 86:3). Ведь кого же подразумевать нам под градом невидимого и неописуемого Бога, все содержащего в Своей горсти, как не Ту единственную, неописуемо вместившую пресущественное Слово Божие, образом подлинно преестественным и пресущественным, о которой славное возвещается Самим Господом? И что может быть славнее восприятия древнего и истинного Совета Божия (Ис. 25:1)?
2. Ни человеческий язык, ни ум премирных ангелов не способны по достоинству восхвалить Ту, через Которую нам дано яс но узреть славу Божию (2 Кор. 3:18). Так что же? Будем ли мы молчать, удерживаемые страхом, из–за того, что не можем принес Ти Достойную хвалу? Всего менее. Пойдем ли мы, как говорится, не разбирая ступеней, забудем ли о присущих нам пределах, коснется ли дерзко неприкосновенного, отбросив узду страха? Никоим образом. Лучше мы, смешав страх с любовью и сплетя из них единый венок, со священным благоговением, трепетной рукой и пламенеющей душой принесем невзыскательный плод нашего разума как долг благодарности Царице Матери, благодетельнице всякого естества. Есть рассказ о том, как некие земледельцы, пахавшие на волах свое поле, увидели следовавшего мимо них царя одетого в великолепные пурпурные одежды, украшенного блистающей диадемой, окруженного кольцом из несметного числа телохранителей, и поскольку у них не было ничего, что можно был бы поднести в дар властителю, то один из них без промедления за черпнул руками воды (а поблизости протекал обильный поток) и преподнес ее в дар самодержцу. Царь обратился к нему: «Что это чадо?» Он же смело отвечал: «Что у меня было, то я и принес, по считав за лучшее не скрывать усердие за бедностью. Ведь ты не имеешь нужды в наших [дарах] и не желаешь от нас ничего, кроме благоговения; для нас же совершаемое мною есть и долг и по хвала, ведь слава часто следует за людьми благожелательными». Тогда удивленный царь похвалил [таковую] мудрость, принял благосклонно усердие и многими великими дарами щедро отплатил [земледельцу]. Стало быть, если тот высокомерный тиран предпочел благоговение пышности [даров], то не тем ли скорее примет наше стремление, невзирая на его немощь, сия подлинно благая Владычица, Матерь Единого Благого Бога, снисхождение Которого беспредельно, Который две лепты предпочел многоценным приношениям (Мк. 12:42)? Подлинно примет Она приносимое нами как дань и воздаст мерой несоизмеримой. Итак, когда все побуждает нас говорить, дабы исполнить свой священный долг, обратим к Ней свое слово.
3. Как же назовем Тебя, Владычица? С какими словами [к Тебе] обратимся? Какими похвалами увенчаем Твою священную и препрославленную главу, Подательница благ, Дарительница богатств [духовных], украшение рода человеческого, слава всей твари, через Которую та обрела подлинное блаженство. И Кого не вмещала тварь прежде, вместила благодаря Тебе, и на Кого не в силах была взирать, благодаря Тебе смотрит открытым лицом как в зеркало (2 Кор. 3:18). О, Слово Божие, отверзи нам косно язычные уста, даровав им слово, исполненное благодати. Вдохни нас благодать [Святого] Духа, посредством которой рыбаки становятся риторами и безграмотные изрекают премудрость, превышающую человеческое разумение, дабы и мы своим слабым голосом могли, пусть и невнятно, возвестить величие Твоей возлюбленной Матери.
Будучи избранной от древних родов по предвечному Совету без истечения и бесстрастно родившего Тебя Бога Отца, Она родила Тебя — умилостивление и спасение, оправдание и искупление, Тебя — жизнь от жизни, свет от света, Бога истинного от Бога истинного, воплотившегося от Нее в последние времена. Это рождение было необычайным, способ рождения превосходящим природу и разумение и спасительным для мира, успение же Ее славным, подлинно священным и всехвальным.
4. Отец Ее предопределил, пророки предрекли Духом Святым, а освящающая сила Духа нашествием Своим очистила, освятила и как бы заранее оросила. И тогда Ты — «Определение и Слово Отца» — неописанно [в Нее] вселился и возвел ничтожество нашего естества на беспредельную высоту Твоего непостижимого Божества. Восприняв начатки нашего естества из пречистых, непорочных и незапятнанных кровей Святой Девы, Ты образовал Сам Себе плоть, оживленную душой мыслящей и разумной, Сам явился для плоти Ипостасью, так что стал совершенным человеком, не переставая быть совершенным Богом и единосущным Отцу Твоему, воспринявшим по неизреченному милосердию нашу не мощь. И Ты произошел от Нее — Один Христос, Один Господь, Один Сын, Он же самый Бог и человек, вместе совершенный Бог и совершенный человек, весь Бог и весь человек, но одна сложная Ипостась из двух совершенных природ — Божества и человечества и в двух совершенных природах — Божестве и человечестве. Не исключительно Бог и не просто человек, но Один Сын Божий и Бог воплотившийся, вместе Бог и Он же вместе с тем человек, не принявший слияния и не претерпевший разделения, несущий в Тебе Самом естественные свойства двух разносущных природ, по Ипостаси соединенных неслитно и нераздельно: тварность и нетварность, смертность и бессмертие, видимость и невидимость, ограниченность и безграничность, волю Божественную и волю человеческую, действование Божественное, но и действование человеческое, две совершенных свободы, Божественную и человеческую, Божественные чудеса и человеческие страсти (я говорю о [страстях] естественных и безупречных).
Ведь Ты, Владыка, по благоутробному милосердию Твоему воспринял всего Адама, свободного до падения от греха: тело [его], душу, ум и их естественные свойства, — чтобы всему мне даровать спасение, ибо подлинно «не воспринятое не может быть исцелено». Ты же, став посредником между Богом и человеками (1 Тим. 2:5), разрешил вражду и привел отступников к Твоему Отцу: заблудшее обратил, помраченное просветил, сокрушенное обновил, тленное изменил в нетление; тварь освободил от заблуждения многобожия, людей сделал чадами Божиими (1 Ин. 3:2) уничиженных явил причастниками Божественной славы, осужденного на пребывание в преисподних земли возвел превыше вся кого начальства и власти (Еф. 1:21), приговоренного в землю возвратиться и во аде обитать посадил с Собою вместе на царском троне. Итак, кто же явился местом делания этих безмерных благ, превышающих ум и восприятие? Не родившая ли Тебя Приснодева?
5. Видите ли вы, любезные Богу отцы и братия, благодать сегодняшнего дня? Видите ли вы, сколь высока и достойна почитания Восхваляемая нами ныне?
Не приводят ли в трепет Ее тайны? Не исполнены ли они чудесного? Блаженны видящие их единственно возможным и подобающим образом. Блаженны стяжавшие духовные чувствования. Какое сияние света украшает сегодняшнюю ночь! Какие ангельские стражи озаряют успение Живоначальной Матери! Какие Божественные речи апостолов ублажают погребение богоприемного тела! Как Слово Божие, соблаговолившее по милосердию Своему стать Ее Сыном, служит всесвятой и божественной Матери Своими владычными руками и принимает Ее священную душу! О, благой Законодатель! Неподлежащий закону, Он исполняет закон, который Сам установил. Ведь Он Сам узаконил, чтобы дети возда вали должное почитание родителям. Почитай, — говорит, — отца твоего и мать твою (Исх. 20:12). Что это истинно, ясно вся кому, хоть немного посвященному в смысл божественных словес Священного Писания. Ибо, если, как говорит божественное Писание, души праведных в руке Божией (Прем. 3:1), то разве не прежде всех Она предаст душу в руки Сына и Бога Своего? Истинно это слово и выше всякого возражения.
Но, если угодно, мы расскажем, насколько в наших силах, кто Она и откуда, как Она была предоставлена миру сему в качестве дара величайшего и вместе с тем любезнейшего из всех даров Божиих, какие занятия имела в этой жизни и каких таинств удостоилась. Ибо если эллины, почитая усопших эпитафиями, собирали со всяческим усердием все, что только можно было найти, что бы похвала прославляемому оказалась подобающей, а у остающихся [пробудилось] усердное стремление к добродетели, — при этом по большей части они ткали свой рассказ из мифов и несуразных вымыслов, хотя бы прославляемые и не стяжали похвалы по своим собственным [заслугам], — то как же мы не заслужим всеобщее осуждение и не подвергаемся одинаковому наказанию с зарывшим свой талант, если сокроем, [как говорят], в глубинах молчания, то, что является вполне истинным и достойным почитания, то, что подлинно существует и доставляет всем благословение и спасение? Потому начнем слово, заботясь о его краткости, чтобы оно не оказалось тяжким для слуха, как излишняя пища для тела.
6. Родителями Ее были Иоаким и Анна. Иоаким, подобно пастуху овец, пас и водил, как стада, свои помышления, куда хотел. Ибо он сам был пасом Господом Богом подобно овце, и не имел недостатка ни в каких благах. Пусть никто не подумает, что я называю благами то, что дорого для большинства людей, к чему всегда стремится ум любителей удовольствий, но чему продол жаться несвойственно и что не может сделать лучшим своего владельца, — удовольствия теперешней жизни, которые не могут быть прочны, но приходят в упадок и тотчас разрушаются, даже если кто и имел их в великом избытке. Нет, не нам восхищаться подобными [вещами] и не таков удел боящихся Господа. Я говорю о благах, желанных и привлекательных для людей подлинно благоразумных, [о благах,] которые непреходящи, которые приятны Богу и доставляют обретшим [их] зрелый плод, я имею в виду Добродетели, которые в свое время, в будущем веке, дадут свой Плод — жизнь вечную принесшим должное усердие и посильный труд. Ибо труд предшествует добродетелям, а уже затем следует вечное блаженство. В них Иоаким постоянно пас свои помышления на месте злачном, пребывая в рассмотрении священных пророчеств, наслаждаясь водой упокоения, то есть божественной благодатью, отвращая [помыслы] от пустого и направляя на стези правды (Пс. 22:3).
Анна же, которая означает «благодать», была со своим мужем не только единой во браке, но и единой в нраве. Будучи украшенной всеми добродетелями, она по некоей тайной причине имела недуг бесплодия. Ведь поистине, и сама благодать была тогда бесплодна, будучи не в силах приносить плоды в душах людей, ибо все уклонились, сделались равно непотребными, не было ни разумеющего, ни ищущего Бога (Пс. 13:2–3). Но благой Бог, призрев на творение рук Своих, смилостившись над ним и возжелав его спасти, упраздняет бесплодие благодати, то есть богомудрой Анны, которая производит на свет дочь, какой не было прежде и какой не будет после. Это упразднение бесплодия явно показало, что мир освободится от бесплодия в благих [делах] и что сухой пень будет производить плоды неизреченного блаженства.
7.  Поэтому рождение Богородицы происходит по обетованию: ангел сообщает о зачатии Той, Которой предстоит родиться; ибо надлежало, чтобы будущая Матерь по плоти Единого и истин но совершенного Бога не оказалась позади кого–либо и не занимала второго места и в этом. Затем Она посвящается священному храму Божию и там пребывает, являя образ жизни [несравненно] лучший и чистейший прочих, удаляясь от всякого общения с не праведными мужами и женами. Когда же она достигла возраста расцвета и по закону ей было запрещено находиться в святилище, священники вручают ее обручнику или, иначе говоря, стражу дев ства Иосифу, который до старости своей безукоризненно, по сравнению с другими, соблюдал закон. У него и жила эта священная и пречистая дева, занимаясь домашними делами и ничего не зная о происходящем вне дома.
8. Но когда пришла полнота времен (Гал. 4:4), как говорит божественный апостол, послан был Ангел Гавриил от Бога этой подлинно дщери Божией и сказал Ей: Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою (Лк. 1:26–28). Прекрасно ангельское приветствие, [обращенное] к Той, Которая превыше ангелов, ибо оно несет радость всемирную. Она смутилась от слов его, будучи н привыкшей к общению с мужчинами (ведь Она твердо решила хранить девство). И размышляла сама в себе, что бы это было за приветствие. Архангел сказал Ей: Не бойся, Мария, ибо ты обрела благодать у Бога (Лк. 1:29–30).
Подлинно Ты обрела благодать, достойная благодати. Обрела благодать Ты, Которая потрудилась, возделывая поле благодати, и пожала многоплодный клас благодати. Обрела бездну благодати Ты, Которая невредимой сохранила ладью сугубого девства: ведь Ты сохранила душу девственной не менее тела; а отсюда сохрани лось и девство тела.
И родишь Сына, — сказал ангел, — и наречешь Ему имя Иисус (Лк. 1:31), Иисус же означает Спаситель. Ибо Он спасет людей Своих от грехов их (Мф. 1:21). Что же отвечает на это Сокровищница подлинной премудрости? Она не подражает праматери Еве, но, напротив, исправляет Ее неосмотрительность и, выставляя заступником естество, вот как отвечает на слова ангела: Как будет [мне] это, когда я мужа не знаю? (Лк. 1:34), — «Ты говоришь невозможное, — говорит Она, — ибо слова твои разрушают законы естества, которые установил Творец. Не допускаю мысли стать второй Евой и ослушаться юли Создателя. И если ты не говоришь противного [воле Его], то разреши недоумение, объяснив способ зачатия». На это посланник истины Ей [ответил]: Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сын Божий (Лк. 1:35), — «Совершаемое ныне неподвластно законам естества, ибо Создатель и Владыка естества сшей властью изменяет его пределы». Она же, услышав со священным благоговением имя, которое всегда чаяла и чтила, устрашилась кары за преслушание и изрекла слова, исполненные трепета и радости: Се, Раба Господня, да будет Мне по слову Твоему (Як. 1:38).
9. О, бездна богатства и мудрости и ведения Божия, — скажу тут и я вместе с апостолом. Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его (Рим. 11:33). О, неистощимая благость Божия! О, неизмеримая любовь Его!
Называющий не существующее как существующее, напо–няющий небо и землю, Которому небо престол и земля подножие ног (Рим. 4:17; Иер. 23:24; Ис. 66:1), соделал чрево рабы Своей Пространным жилищем для Себя и в нем совершил самое дивное из всех таинств. Ведь Он, будучи Богом, становится человеком, сверхъестественно рождается в [положенные] сроки рождения, разверзает [материнскую] утробу, не разрушая запоры девства; и подъемлется перстными руками [Тот, Который есть] сияние славы и об раз Ипостаси Отца, держащей все словом силы Своей (Евр. 1–3)
О, чудеса, подлинно божественные! О, таинства, которые пре выше природы и разумения! О „ слава девства, которая превосходи [естество] человеческое! Что это за великое о Тебе таинство, священная Матерь и Дева? Благословенна Ты между женами и благословен плод чрева Твоего (Лк. 1:42). Блаженна Ты в роды родов единственная достойная считаться блаженной. Ибо вот, ублажают Тебя все роды, как Ты предрекла (Лк. 1:48). Тебя видели дочери Иерусалима, — разумею Церкви, — и ублажили царицы, то есть души праведных, и будут восхвалять тебя во веки (Песнь 6:9).
Ибо Ты — царский престол, которому предстоят престолы, или ангелы, взирая на Сидящежо на нем Своего Владыку, Господи на и Творца (Дан. 7:9–10).
Ты умственный Эдем, священнейший и божественнейший древнего; в том обитал Адам перстный, а в Тебе — Господь с неба (1 Кор. 15:47).
Тебя предызображал ковчег, хранивший семя второго мира (Быт. 7:1–5), ибо Ты родила спасение миру — Христа, потопившего грех и укротившего его волны.
Тебя предписала купина, предначертали богонаписанные скрижали, предвозвестил ковчег завета, Твоим ясным прообразом послужили золотой сосуд, светильник, трапеза и жезл Ааронов расцветший (Евр. 9:2–4). Из Тебя [телесно] произрос огонь Божества, Определение и Слово Отчее, сладчайшая и небесная манна, Имя неименуемое, которое выше всякого имени (Фил. 2:9), Свет вечный и неприступный (1 Тим. 6:16), Небесный Хлеб жизни (Ин. 6:48), Плод невозделанный.
Не Тебя ли предвозвестила печь, явившая огонь, одновременно орошающий и пылающий, — — образ Божественного Огня, в Тебе Обитавшего (Дан. 3:25–26)? Скиния Авраамова совершенно очевидно Тебя предуказала (Быт. 18:1–6). Ведь Богу Слову, Сотворившему скинию во чреве Твоем, человеческая природа принесла испеченный в горячей золе хлеб, то есть начатки своих плодов, и Твоих Пречистых кровей.
[Эти начатки] как бы испек и соделал хлебом божественный Огонь, воспринявший их в Свою божественную Ипостась и при ведший в истинное бытие тела, оживленного душой мыслящей и разумной.
Едва не забыл я о лестнице Иакова. Что же? Не всякому ли ясно, что она познается как твое предначертание и образ? Ведь как [Иаков] видел небо, соединенное с землей концами лестницы, ангелов, нисходящих и восходящих по ней, и подлинно Сильного и Непобедимого, предизобразительно с ним Боровшегося (Быт. 28:12; 32:24–31), так и Ты сочетала разделенное, став посредницей и лестницей для нисхождения к нам Бога, Который воспринял наш немощный состав, сочетал и соединил с Самим Собой и сделал человека умом, способным видеть Бога. Благодаря этому и ангелы спустились, чтобы послужить Ему как Богу и Владыке, и люди, восприняв ангельское житие, восхищаются на небо.
А куда поместим вещания пророков? Не к Тебе ли [следует отнести их], если хотим показать их истинный смысл? Ибо что это за Давидово руно, на которое Сын Бога, Царя всех, собезначальный и соцарствующий Своему Отцу, сошел, как дождь (Пс. 71:6)? Не ты ли это, Всесияющая?
Что это за Дева, которую Исайя провидел и предвозвестил, что Она во чреве приимет (Ис. 7:14; Мф. 1:23) и родит Бога, Который будет с нами, то есть останется Богом и после вочеловечения? Что это за гора Даниила, от которой оторвался краеугольный камень (Дан. 2:34) — Христос без содействия рук человеческих? Не Ты ли, бессеменно родившая и по–прежнему Девой пребывающая? [Пусть] приидет боговдохновенный Иезекииль и покажет за творенные ворота, о которых он пророчески предвозвестил, что Господь вошел ими, и они будут затворенны (Иез. 44:2). Пусть он покажет исполнение слов своих. Непременно укажет он на Тебя, сквозь которую прошел Сущий надо всем Бог (Рим. 9:5) и воспринял плоть, не отворив врата девства; ибо поистине несокрушенной во веки пребывает печать.
Итак, Тебя пророки проповедуют, Тебе ангелы и апостолы служат, [и среди них] девственник и богослов — Тебе, Приснодеве и Богородице (Ин. 19:26–27).
Сегодня, когда Ты отходила к Сыну Твоему, Тебя окружали ангелы, души праведных, патриархов и пророков; почетной стражей Тебя сопровождали апостолы и бесчисленное множество богоносных отцов, как бы на облаке собранные божественным повелением Сына Твоего со [всех] концов земли в божественный и священный Иерусалим и боговдохновенно возглашавшие священные гимны Тебе, источнику живоначального Тела Господня.
10. О, как источник жизни приводится к жизни через посредство смерти?! О, как Та, которая в рождестве поднялась выше пределов естества, попадает ныне под его законы, и смерти подчи няется непорочное тело! Ибо надлежит ему отложить саму смертность и облечься в нетление (1 Кор. 15:53), ведь и Сам Господин Ее не отвратился испытания смертного; Он умирает по плоти, — и смертию разрушает смерть, тлением дарует нетление и умерщвление делает источником воскресения. О, как священную душу, отделяющуюся от богоприемной скинии, принимает собственными руками Творец всего [мира], воздавая законное почитание Той, Которую, по естеству рабу, Он по неисследимым пучинам Своего человеколюбия, домостроительно соделал Матерью, истинно во плотившись, непризрачно вочеловечившись. И [все] это, по преданию, видели предстоявшие строи ангелов, которые ожидали Твое от людей удаление.
О, прекраснейшее отшествие, которое дарует к Богу пришествие! Ибо, хотя это даровано Богом всем его [верным] слугам и всем богоносным [людям], — а мы веруем, что даровано, — но безмерно различие между рабами Божиими и Его Матерью. Посему какое же имя дадим Таинству, совершившемуся над Тобой? Смерть? Но, если и отдаляется по законам естества Твоя священнейшая и блаженная душа от преславного и непорочного Твоего тела, и [само] тело предается законному погребению, то оно все же не остается в области смерти и не разрушается тлением — У Той, у Которой после рождения девство пребыло нерушимым, и тело по преставлении сохранилось невредимым; и [ныне] оно пере ходит к лучшей и божественной жизни, которая уже не пресекается смертью, но пребывает в бесконечные веки веков.
Ибо как всесиятельное, многосветное солнце, когда ненадолго скрывается телом луны, кажется, как бы пропадает, омрачается и вместо блеска восприемлет мрак, однако само по себе оно не лишается присущего ему света, ибо имеет в себе самом вечно текущий источник света, как установил создавший его Бог, — так и Ты–неиссякающий источник истинного света, неисчерпаемая сокровищница Того, Кто есть сама жизнь, обильно бьющий ключ благословения, причина и подательница нам всех благ, хотя на некоторое время покрываешься телесной смертью, однако щедро изливаешь на нас непрерывные, чистые и неиссякающие потоки беспредельного света, бессмертной жизни и подлинного блаженства, реки благодати, источники исцелений, вечное благословение. Ты ведь, что яблоня между лесными деревьями… и плоды Твои сладки для гортани (Песн. 2:3) верующих. Поэтому не смертью назову священное Твое успение, но преставлением или отшествием или, точнее сказать, водворением. Ведь выходя из тела, Ты водворяешься у Господа (2 Кор. 5:8).
11.  Тебя перенесли ангелы с архангелами. Твоего восхождения вострепетали нечистые воздушные духи. Твоим прохождением благословляется воздух, и эфир освящается свыше. Твою душу, радуясь, принимает небо, Тебя встречают [ангельские] Силы со священными гимнами и с блистающими лампадами светлого торжества, говоря примерно так: Кто эта восходящая, убеленная, блистающая, как заря, прекрасная, как луна, светлая, как солнце (Песн. 6:10). Сколь украшена, сколь сладостна! Ты цветок долин, как лилия между тернами. Поэтому девицы возлюбили Тебя. От благословения мастей твоих мы побежим за Тобою. Царь ввел Тебя в чертоги Свои (Песн. 2:1–2, 3~4), где почетной стражей Те бя окружают власти, благословляют Начала, Престолы воспевают, Херувимы радостью и страхом охвачены, Серафимы же славят Ту, Которая по природе и истинному домостроительству стала Мате рью Своего Владыки. Ведь Ты не взошла на небо, как Илия (4 Цар. 2:11), и не была восхищена до третьего неба, как Павел (2 Кор. 12:2), но достигла самого царственного престола Своего Сына, [где] смотришь на Него собственными очами, радуешься и предстоишь Ему с великим неизреченным дерзновением. Ты–несказанная радость для ангелов и всех премирных сил, непрестанное веселие для патриархов, невыразимый восторг для праведников, непрестанное ликование для пророков. Ты — мир благославляющая, все [творение] освящающая; Ты — для изнемогающих облегчение, для плачущих утешение, для недугующих исцеление, для гонимых бурей пристанище, для согрешающих прощение для скорбящих милостивое успокоение, для всех просящих — готовая помощь.
12. О, чудо подлинно сверхъестественное! О, дела, наполняющие изумлением! Смерть, прежде отвратительная и ненавистная, ныне прославляется и ублажается. Прежде приносившая скорбь и печаль, слезы и подавленность, ныне оказалась причиной радости и полного торжества. У всех рабов Божиих, смерть которых ублажается, [именно] с кончиной наступает несомненная уверенность, что они угодили Богу; поэтому собственно их смерть и ублажается. Она являет их совершенными и блаженными, даруя неизменность их добродетели, о чем и сказано: Прежде смерти не называй никого блаженным (Сир. 11:28). Однако о Тебе мы того не скажем. Ведь для Тебя не смерть стала блаженством, и не преставление совершенством, и не отшествие дарует уверенность [в спасении]. Началом, серединой, концом, непреложным и истинным удостоверением всех благ, превышающих человеческий ум, для Тебя стали бессеменное зачатие, божественное вселение и не тленное рождение. Подлинно Ты сказала, что не от смерти, но от самого зачатия будут ублажать Тебя все роды (Лк. 1:48). Стало быть, не смерть сделала Тебя блаженной, но Ты сотворила смерть светлой, освободив ее от уныния и наполнив ее радостью.
Поэтому, когда Твое священнейшее и непорочное тело предавалось святому погребению, ангелы предшествовали ему, окружали его, следовали за ним, совершая все, чем подобало послужить Матери их Владыки. Апостолы же и вся полнота церковного [на рода] восклицали божественные гимны, вдохновенные [Святым] Духом.
Насытимся благами дома Твоего; свят храм Твой, дивен в правде (Не. 64:5). И еще: Освятил Всевышний жилище Свое; гора Божия — гора плодородная, гора, на которой Бог благоволит обитать (Пс. 45:5; 67:16–17). Тебя, истинный ковчег Господа Бога, возложил на плечи собор апостолов, как некогда в древности священники ковчег преобразовательный (Ис. Нав. 3:1–17) и, положив во гробе, переправил в нем, как через некий Иордан, в истинную обетованную землю — в вышний Иерусалим, город — мать всех верующих, которого художник и строитель — Бог (Гал. 4:26; Евр. 11:10). Ибо душа Твоя не сошла во ад, и плоть Твоя не видела нетления (Пс. 15:10). Не осталась в земле душа Твоя или чистое, всенепорочное тело, но по преставлении Твоем Ты водворяешься в небесных царственных обителях — Царица, Госпожа, Владычица, Богоматерь, истинная Богородица.
13.  О, как небо приняло Ту, которая пространнее небес! Как гроб содержал в себе вместилище Бога? Но [небо] приняло, но [гроб] содержал! Не размерами тела стала Она просторнее неба (действительно, как тело величиной в три локтя, да еще все время усыхающее, сможет соперничать по ширине и длине с небом?), но благодатью Она превзошла меру всякой высоты и ширины, ибо Божественное превыше сравнения. О, священная, дивная, достойная почитания и поклонения гробница, которую и ныне окружают ангелы, предстоя со страхом и благоговением, перед которой трепещут демоны, к которой с верой прибегают люди, воздавая почитание, поклоняясь, лобызая и очами, и устами со всем жаром души, и черпают изобилие благ.
Как драгоценное миро, если его положить на одежду или в какое–либо место, а потом забрать, оставляет благовонный след и после отьятия, так и божественное Твое тело: священное всенепорочное, исполненное божественного благоухания, изобильный род ник благодати, будучи положено во гробе, а затем восхищено в область лучшую и высшую, не покинуло [свой] гроб без дара, но сообщило ему божественные благословление и благодать, оставило его как источник исцелений и всяческих благ для всех приходящих с верой.
14.  Сегодня и мы окружаем Тебя, Владычица, Владычица, и еще раз Владычица, Богородица неискусобрачная; мы связали наши души с надеждой на Тебя, как с самым крепким и неразрывным якорем, приносим Тебе ум, душу и тело — самих себя всецело; прославляем Тебя псалмами и гимнами и песнями духовными (Еф. 5:19), насколько можем, ибо по достоинству [почтить Тебя] не в силах. Ведь если, как нас научило священное слово, честь, воздаваемая нашим сотоварищам по рабству, является свидетельством любви к нашему общему Владыке, может ли быть оставлено Усердное служение Тебе, родившей Владыку? Как не быть ему более других вожделенным? Как не предпочесть его самому необходимому для жизни дыханию?
Ведь таким образом мы можем лучше выразить нашу любовь к своему Владыке. Однако зачем я говорю к Владыке? Поистине для благочестиво Тебя почитающих, самодовлеющим является драгоценнейший дар воспоминания о Тебе, ибо оно есть основание для неотчуждаемой радости. Какого ликования, каких благ не исполнится тот, кто со делал свой ум хранилищем памятования о Тебе? Вот наше благодарственное приношение, то лучшее, что мы могли отобрать из слов наших, плод нашего скудного ума, подвигнутого любовью к Тебе и совершенно забывшего о своей немощи. Но прими благосклонно любовь, зная, что она превосходит силы.
Призри на нас, Благая Владычица, Родительница Благого Владыки, веди и направляй по воле Твоей дела наши, останови на падения наших постыднейших страстей, прекрати [их] смуту, при веди нас в безбурную гавань Божественной воли и удостой будущего блаженства, сладостного озарения от Лица Самого из Тебя воплотившегося Бога Слова, с Которым слава, честь и великолепие Отцу со всесвятым и животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.
Перевод свящ. Максима Козлова
Источник: Творения преп. Иоанна Дамаскина. Христологические и полемические трактаты. Слова на Богородичные праздники (М. 1997), с. 261 — 274.

Второе похвальное слово на Успение Богоматери [православное богословие]

1. Нет такого человека, который бы смог по достоинству восхвалить священный исход Богоматери, даже если 6 он имел десятки тысяч языков и уст; и даже если бы объединились все языки рассеянных по множеству мест людей, они не обрели бы должных похвальных слов; ведь Она превосходит всякую меру хвалений. Но поскольку Богу приятно то, что по мере сил приносится [нами] от любви, усердия и благого произволения, а Божьей Матери приятно то, что любезно и желанно Ее Сыну, то давайте вновь обратимся к похвалам, повинуясь вашим повелениям, о, наилучшие и боголюбезнейшие из пастырей, призывая помощником из Нее воплотившееся Слово, Которое наполняет всякие уста, к Нему отверзаемые, [Слово], Которое было для Нее единственным украшением и всеславной похвалой. Ибо мы знаем, что, начиная похвалы, мы уплачиваем долг, а уплатив его, вновь оказываемся должны, так что долг этот всегда возобновляется и конца не имеет.
Да будет милостива к нам Та, Которую воспеваем, Превысшая всех тварей и Владычица всех созданий, ибо Она есть Матерь Бога — Творца, Создателя и Владыки всех. Простите [меня] и вы, собрание любящих божественные глаголы, примите благое намерение, приветствуйте усердие, но с сочувствием отнеситесь к слабости [моего] слова.
Ведь если кто–нибудь [придет] к самодержцу, которому по воле Божией вручено кормило [правления] над соотечественника ми, у которого стол всегда накрыт и изобилует разнообразными яствами, а дворец сладостно благоухает драгоценными ароматами, и принесет ему зимней порой фиалку, подходящую по цвету к багрянице, или розу — благовоннейшую отрасль терна, которая имеет зеленые почки и производит из них двухцветный, становящийся мало–помалу к зрелости красным [цветок], а ко времени сбора — плод, сладчайший, как мед, то [царь] обратит внимание не на не значительность дара, а на его необычность, и удивится красот цветка, и, будучи хорошим судьей и истинным ценителем, воздаст земледельцу дарами и милостями — так и мы, принося в непогоду Царице цветы речей, напрягая наше немощное слово для состязаний в похвалах [Богоматери] и доставляя вам, любителям речи и слушания, некую слабую искру, возникающую, как от трения железа о камень, от любви и разума, или [некое] молодое вино слов [образовавшееся], как от выдавливания незрелого винограда, из рождающего речь разума, да будем выслушаны еще более благо склонно.
Ибо что мы можем принести Матери Слова, кроме слова? Подобное радуется подобному, в особенности дорогому для него. Посему, оставив, наконец, позади преграду, сдерживающую слова, и немного ослабив вожжи, отправим нашу речь в путь как некоего коня. Но будь мне Сам, Слово Божие, помощником, даруй слово моему бессловесному уму, словом [Твоим] соделай ровной мою стезю и направь мой путь к благоугождению Тебе, к чему стремится всякое слово и мысль мудрого.
2.  Сегодня в премирный и небесный храм приводится [Та] святая и единственная Дева, которая так возжелала девства, что в ней, словно в некоем чистейшем пламени, получило свое полное выражение. Ведь всякая дева, рождая, нарушает девство. Она же и до рождества и в рождестве и после рождества пребывает де вой. Сегодня священный и одушевленный ковчег Живого Бога–Та, Которая носила во чреве Своего Создателя, — упокоивается в нерукотворном храме Господнем (Пс. 131:3); и играет Давид, Ее праотец и богоотец, вместе с ним составляют хор ангелы, рукоплещут архангелы, славят силы, ликовствуют начала, веселятся власти, радуются господства, празднуют престолы, воспевают херувимы и славословят серафимы; ибо сами они тем всего более прославляются, что воздают славу Матери славы.
Сегодня священнейшая голубица, непорочная и незлобливая душа, освященная Божественным Духом, вылетев из ковчега, то есть из богоприемного и живоначального тела, нашла место покоя для ног своих (Быт. 8:8–9), удалившись в мир мысленный и сотворив себе жилище в нескверной земле [небесного] удела.
Сегодня Эдем нового Адама принимает словесный рай, в ко тором упразднено осуждение, в котором произросло древо жизни, в котором покрыта наша нагота (Быт. 2:8–9). Ведь мы уже более не наги и не лишены одежд, как не носящие светлости Божественного образа и отчужденные от изобильной благодати Духа. И не скажем мы уже, оплакивая древнюю наготу: Я скинула хитон мой, как же мне опять одевать его (Песн. 5:3).
В этот рай не имел лазейки змей, устремившись за ложным обожением которого, мы уподобились бессмысленным скотам.
Сам единородный Сын Божий, будучи Богом и единосущным Отцу, со делал Себя человеком из этой девственной и чистой утробы — и я, человек, обожился, смертный стал бессмертным и снял кожаные одежды (Быт. 3:21). Ибо я совлек с себя тление и одеждой божества имею на себе нетление.
Сегодня Дева непорочная и незнакомая с земными страстями, возрастая в помышлениях о небесном, не в землю отходит, но, как ставшая поистине одушевленным небом, поселяется в небесных жилищах. Разве погрешим против истины, называя Ее небом, если не сказать, заручившись подлинным знанием, что и над небесами Она несравненно возвышается. Ведь Создатель и Содержатель небес, Измыслитель всего мирного и премирного, видимого и невидимого творения, — для Которого ни одно из всех мест не являет ся местом (если определить «место» как то, что объемлет в себе находящееся), — в Ней бессеменно Самого Себя со делал младенцем и явил Ее просторным вместилищем Своего все наполняющего и единого неописуемого Божества. Он весь бесстрастно в Ней сокрылся, весь же пребывая вне [Ее] и Самого Себя имея местом беспредельным.
Сегодня сокровище жизни, бездна благодати — не знаю, как сказать это дерзновенными и бестрепетными устами, — покрывается живоносной смертью и безбоязненно приступает к ней Та, Которая в чреве носила Ниспровержителя смерти, если вообще допустимо именовать смертью всесвященное и животворное Ее отшествие.
В самом деле, как могла стать подвластной смерти Излившая на всех истинную жизнь? Но Она подчиняется законоположению Рожденного Ею, как дочь ветхого Адама подпадает под ответственность отца, ибо и Сын Ее, Который есть Сама жизнь, не отверг этого закона». Однако, как ставшая Матерью Бога Живого, Она по достоинству к Нему переносится. Ведь если сказал Бог: Как бы не простер он [первозданный человек] руки своей, и не взял так же от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно (Быт. 3:22), — то как же не будет жить в бесконечной вечности Та, Ко торая восприняла саму жнизнь, безначальную и неперестающую, не ограниченную ни началом, ни концом.
3. В древности Господь Бог, изгнав, заставил удалиться из Эдемского рая родоначальников [всех] смертных, злоупотребивших вином преслушания, помрачивших око сердца опьянением преступления, отяготивших похмельем греха глаза разума и уснувших сном смерти. Так неужели Он не примет ныне в рай Отряхнувшую [от Себя] прилог всякой страсти, Произведшую дитя по слушания Богу и Отцу и Положившую начало жизни для всего рода [человеческого]? Неужели небо не отверзет, радуясь, [свои] врата? Конечно же, да. Ведь Ева, доверившая слух вести змея, внявшая совету врага и разнежившая чувство прилогом ложной сладости, приемлет наказание скорби и страдания, обязывается родовыми муками, осуждается на смерть вместе с Адамом и поселяется в глубинах ада.
Но как поглотит смерть эту поистине всеблаженнейшую, склонившую слух ко слову Божию, ставшую непраздной действием [Святого] Духа, имевшую во чреве, по слову Архангела, [Само] Отчее Благоволение, зачавшую без наслаждения и общения с мужем все наполняющую Ипостась Бога Слова, родившую без обычных родовых мук и полностью соединившуюся с Богом? Как примет Ее внутрь себя ад? Как нетление посягнет на живоприем ное тело? Это совершенно несоответственно и чуждо Ее богоносной душе и телу.
Взглянув на Нее, смерть убоялась, ибо от своего нападения на Сына Ее [смерть] опытом научилась и, стяжав уже [этот] опыт, стала благоразумнее. Невозможными для [Богоматери] явились страшные стези ада, но был Ей приготовлен прямой, ровный и легкий путь Не небо. Ибо если Христос, Который есть жизнь и истина (Ин. 14:6), говорит: Где Я, там и слуга Мой будет (Ин. 12:26), то не тем более ли Матерь [Его] вместе с Ним водворится Прежде нежели наступили боли, Она родила (Ис. 66:7), безболезненно и Ее отшествие. Смерть грешников люта (Пс. 33:22), но о Той, через Которую умерщвлено жало смерти — грех. (1 Кор. 15:56), что скажем, как не то, [что для Нее смерть] есть начало жизни нескончаемой и лучшей? Поистине дорога смерть святых (Пс. 115:6) Господа Бога сил; безмерно дорого преставление Божией Матери.
Ныне да веселятся небеса и рукоплещут ангелы; ныне да торжествует земля (Пс. 95:11), да радуются люди. Ныне воздух, ликуя, да вторит песнопениям, темная ночь да отложит печальный и горестный мрак и да уподобится радостно сиянию дня мерцающими огнями. Ибо Живой город Господа Бога сил ввысь поднимается, и от храма Господа из славного Сиона в вышний свободный Иерусалим — цари, я имею в виду апостолов, которые стали у Христа начальниками по всей земле, приносят как многоцветней ший дар (Пс. 67:30) Матерь Бога присно девственную.
4. Уместным представляется мне (насколько окажется в моих силах) запечатлеть в слове, воспроизвести и в общих чертах пред ставить чудеса, совершенные над Святой Матерью Божией, [сведения о которых], весьма сжатые и краткие, передававшиеся от отца к сыну, мы получили издревле.
Известно, что эта святейшая из святых и священнейшая из священных, сладостный сосуд манны или, лучше сказать, истинный ее источник возлегла на небольшом ложе в божественном и славнейшем граде Давидове, то есть в повсюду известном прекраснейшем Сионе, в котором исполнялся закон буквы и был установлен закон духа, в котором Законодатель Христос положил конец пасхе преобразовательной, и — Он же — Бог Ветхого и Нового Завета дал [нам] пасху истинную; в котором в Таинство Тайной Вечери посвятил Своих учеников Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира (Ин. 1:29) и ради них принес Самого Себя в Жертву как упитанного тельца, и в виноградном точиле выдавил плод истинной виноградной лозы; в котором Христос является апостолам по воскресении из мертвых и уверяет [Фому], а через него и [все] концы [земли], что Он есть Бог и Господь (Ин. 20:19), носящий в Себе и после воскресения из мертвых два естества и два соответствующих им действования, и [две] свободные воли, пребывающие в безграничной вечности. Этот [город] — оплот церквей. Он пристанище учеников [Христовых]. В нем Святой Дух излился на апостолов в явлении многошумном, многоязыком и огнеподобном. В нем Богослов, взявший к себе Богородицу, служил Ей во всем должном; этот [город] — мать Церквей по всей вселенной — явился жилищем Матери Божией после воссияния Ее Сына от мертвых. Наконец, в Нем — блаженная Дева возлежала на неком счастливейшем ложе.
5.  Но здесь я дошел в своем слове до того [места], где дол жен выразить свое чувство, [которое я испытывал], когда пылаю щей жарчайшим и бурным огнем любви и охваченный неким волнением и слезами радости, я как бы обнимал это ложе, блаженное и прекрасное, преисполненное чудес, принявшее живоначальное тело и удостоившееся освящения от Твоего соседства, и [мне казалось], что я касаюсь своими руками самой священной, всесвященной и богоприличной скинии. Мои члены осязали очи, уста, лоб, тело, ланиты, и я ощущал прикосновение, производимое как бы имеющимся телом, хотя и понимал, что не мог видеть желаемое глазами. Ибо как [можно было увидеть] то, что было восхищено ввысь, в небесные святилища. И все это — нынешний [праздник].
6.  Но какие почести уделил Ей Тот, Кто повелел почитать родителей?
Тех, которые были рассеяны по всей земле, [которые] улов ляли людей многоголосыми и различными языками Духа, [которые] неводом слова извлекали [их] из бездны заблуждений, [что бы привести] к духовной и небесной трапезе тайной вечери, где [подается] священное яство духовных пиров Небесного Жениха, блистательно, сиятельно и царственно устраиваемых Отцом Равно сильному и Единоприродному Сыну, [так вот их–то], по Божест венному повелению, со всех концов земли в Иерусалим доставило облако, как сеть, которая сгоняет и собирает орлов. Ибо, где будет труп, — сказал Христос, Который есть истина, — там соберутся орлы (Мф. 24:28). Хотя это изречение было произнесено о втором великом и славном явлении с небес [Христа], не неуместно будет воспользоваться сладостью этого слова и теперь.
Итак, прибыли и служители Слова, дабы по долгу послужить Матери Его и почерпнуть от Нее благословение, как многоценное и дражайшее наследство, ибо кто сомневается, что Она есть источник благословления и излияние всех благ? Вместе с ними прибыли их последователи и преемники, чтобы принять часть и в служении, и в благословении: ведь у кого общий труд, соответственно и плоды [общие]. Предстало и богоизбранное общество Иерусалимлян. Но надлежало, чтобы [им] сопутствовали, став частью этой священной стражи, и отрасли древних праведников и пророков, предвозвестивших нашего ради [спасения] от Нее бывшее воплощение и человеколюбивое рождение Бога Слова.
Не [остался] безучастным и сонм ангелов, потому что они, как соблюдшие добровольную покорность Царю и потому удостоенные почетного Ему предстояния, должны были сопровождать стражей и Его по плоти Матерь, подлинно счастливейшую и блаженную, превысшую всех родов и всей твари. Ей, сияющей светлостью [Святого] Духа и светозарным блеском, предстояли с благоговением, страхом и непоколебимой любовью все те, Кто устремлял на Нее чистый взор ума.
7. Вот речи боговдохновенные и богозвучные. Вот гимны богоприличные и исходные. Ведь надлежало воспеть по этому случаю Божию безграничную благость, величие, которое превыше всякого величия, беспредельно сильную силу, снисхождение к нам, превышающее всякую степень и меру, сверхвеликое богатство непостижимого благоволения, неистощимую бездну любви, — как, не разлучаясь с Собственным величием, [Сын Божий] сошел к возвышающему [нас] истощанию, о чем вместе с Ним соблаговолили Отец и Дух; как Пресущественный из женского чрева пресущественно осуществляется20 ; как, будучи Богом, Он стал человеком и пребывает и тем и другим; как, не покидая сущности Божества, Он, подобно нам, стал причастным плоти и крови (Евр. 2:14); как все Наполняющий, превыше всего Сущий и Содержащий все словом уст Своих (Евр. 1:3) поселился в тесном месте; как вещественное и подобное траве тело сей воспеваемой [Девы] восприняло поядающий огнь (Втор. 4:24; Евр. 12:29) Божества и подобно неподдельному золоту оказалось неразрушимым.
Все это совершилось по воле Божией, ибо все возможно, когда того хочет Бог, и неисполнимо, когда Он не хочет.
По этому случаю и возбудилось состязание и борьба [речей], не с тем, чтобы одна превзошла другие, — это ведь свойство ума тщеславного и далеко от того, что нравится Богу, — но чтобы не упустить ничего в сильном стремлении воспеть Бога и прославить Божию Матерь.
8. Тогда, именно тогда Адам и Ева, прародители нашего рода, громко воскликнули радостными устами: «Ты, блаженная дочь, упразднила наказание за наше преступление. Ты, унаследовав от нас тленное тело, родила нам одеяние нетления. Ты, полу чив бытие из наших чресел, воздала мам блаженное бытие, уняла мучения, разодрала пелены смерти, восстановила для нас древнее местопребывание. Мы затворили рай, Ты же открыла путь к древу жизни. Через нас из благ произошли скорби, а через Тебя из скор бей нам вернулись еще большие блага. И как же Ты вкусила смерти, Непорочная?
Ты — мост к жизни: и лестница к небу; смерть будет для Тебя переправой к бессмертию. Подлинно блаженна Ты, всеблаженная. Ибо Кто, как не [Бог] Слово, был принесен [Тобой], чтобы претерпеть то, что Он задумал совершить?»
Торжествовал и весь лик пророков, [говоря]: «Ты исполнила наши проречения; Ты принесла долгожданную радость. Благодаря Тебе, мы осво6одились от оков смерти. Приди к нам, божественное и живоносное сокровище. Приди к нам, желающим [Тебя], Ты, исполнившая наше желание».
Но и множество еще пребывающих в теле святых, которые окружали [Богородицу ], отвлекали Ее [внимание на себя] не уступающими другим словами: «Пребудь с нами, утешение наше, единая на земле наша отрада. Не оставляй нас осиротевшими, Матерь, ради любви нашей к Сыну Твоему. Да будем иметь Тебя отдохновением в трудах и облегчением в потах. Ты [и остаться] можешь, если того желаешь, нет для Тебя и препятствия отойти, если к тому стремишься. Если Ты отойдешь, скиния Божия, то пусть отойдем вместе с Тобою и мы, ставшие народом Твоим через Твоего Сына. Тебя Одну стяжали мы на земле оставленным нам утешением. Равно 6лаженно и житьс Тобою живущей, и умереть с Тобою умирающей. Но что мы говорим «с умирающей». Ведь для Тебя смерть является жизнью; и при этом жизнью лучшей и нынешнюю жизнь несравненно превосходящей. Но для нас в чем будет ценность этой жизни, если не будем иметь с тобой общения?».
9. Я полагаю, нечто подобное говорили блаженной Деве апостолы со всей полнотой Церкви. Но когда они увидели, что Богоматерь весьма спешит к Своему исходу, то они, преисполненные Божественной благодатью, обратились к исходным гимнам, позаимствовав уста у Духа, выходя из тела и стремясь отойти с отходящей Матерью Божией (2 Кор. 5:6–9, Флп. 1:25) и даже как бы отходя прежде [положенного часа], насколько то возможно по силе их желания. Когда же все исполнили и желание, и долг, и оплели многоцветный, многокрасочный венок из священных гимнов, то восприняли, как некое Богом данное сокровище, благословение, а также исходные и последние речи Богоматери. Они, насколько я знаю, возвещали о том, сколь скоротечна и преходяща теперешняя жизнь, и открывали скрытые тайны будущих благ.
10. И вслед за тем сообразно и соответственно [событию], я полагаю, должно было произойти пришествие Царя к Его Родительнице, дабы принять Божественными и пречистыми руками Ее священную душу, чистую и непорочную. И Она, как должно, Ему сказала: «В руки Твои, Чадо Мое, предаю дух Мой. Прими Мою, любезную Тебе, душу, которую Ты сохранил непорочной. Тебе, а не земле, предаю Мое тело. Сохрани целым [тело], в котором Ты благоволил обитать, и которое, по Рождестве Твоем, сохранил девственным. Преставь Меня к Себе, чтобы, где пребываешь Ты, по рождение утробы Моей, была и Я вместе с Тобой. Ибо Я спешу к Тебе, Снисшедшему ко Мне без разлучения с Отцом. Будь утешением в отшествии Моем для возлюбленных чад Моих, которых Ты благоволил называть братьями (Лк. 23:46). Приложи им благословение на благословение через возложение рук Моих». Затем Она подняла руки и благословила собравшихся и, по произнесении таких слов, услышала: «Приди, благословенная Моя Матерь, в покой Твой. Встань, приди, возлюбленная моя, прекрасная в женах, ибо вот зима уже прошла и настало время сбора плодов… Ты прекрасна, возлюбленная Моя, и пятна нет на Тебе… Благовоние мастей Твоих лучше всех ароматов (Песн. 2:10–12; 4:7,10)». Услышав это, Пресвятая предала дух в руки Сына.
11. И что же происходит? Я полагаю, движение и изменение стихий; голоса, шум и приличествующие [случаю] песнопения ангелов, которые и предваряют, и вместе следуют, и сопровождают [Богородицу]. Одни из них составляют стражу непорочной и всесвятой Ее душе и совосходят с восходящей на небо, пока не доставят Царицу к царственному трону, другие окружают божественное и священное тело святое и ангелоприличными песнями воспевают Богоматерь. А что же те, которые предстояли божественному и священнейшему [Ее] телу? Со страхом, любовью и слезами радости они окружили это святое и всеблаженное селение, обнимали и лобызали его, все свои члены приближали к телу [Богоматери] и от прикосновения исполнялась освящения и благословения. Тогда убежали болезни, а полки демонов, теснимые отовсюду, были изгнаны в одни только подземные жилища. Воздух, эфир и небо освящались восхождением духа, а земля — положением тела. Не оказалось лишенным благословения и естество воды. Ибо [тело Богоматери] омывается чистой водой, которая не столько очищает его, сколько сама очищается. Там глухим давался одинаковый со всеми слух, хромым исправлялись ступни ног, у слепых восстанавливалось зрение, раздирались рукопиисания (Мф. 11:5) приходивших с верою грешников.
Что же затем? Чистое тело закутывается плащаницами и вновь Царица полагается: на одре. Затем лампады, благовония и сопутствующие гимны; ангелы естественными языками воспевают наиболее приличествующий им гимн, апостолы же и богоносные отцы возглашают приятные Богу и вдохновенные Духом песнопения.
12. Тогда, как раз тогда ковчег Господень отходит от горы Сион (Пс. 131:3, 13, 14) [и], двигаясь на славных плечах апостолов, переправляется в небесное святилище посредством гроба. Сначала его несут по городу, как прекрасную невесту, украшенную неприступным сиянием Духа, и так поставляют к священнейшему селению Гефсимании, причем ангелы, покрывая гроб крыльями, предваряют и сопровождают его, а [с ними] и вся полнота церковная.
И как царь Соломон при понижении кивота в созданном им храме Господнем созвал в Сион всех старейшин Израилевых, чтобы перенести ковчег завета Господня из города Давидова, то есть Сиона; и подняли священники ковчег и скинию свидетельства; и несли их священники и левиты. А царь и весь народ шли перед ковчегом, принося жертвы из мелкого и крупного скота. И внесли священники ковчег завета Господня на место его, в давир храма, во Святое Святых, под крылья херувимов (3 Цар. 8:1–6). Так и ныне при положении мысленного кивота (не завета Господня, но Самой Ипостаси Бога Слова) Сам новый Соломон, Начальник мира и величайший Зиждитель всей вселенной собрал сегодня в Иерусалиме премирные полки небесных духов и первенствующих [мужей] Нового Завета, я имею в виду апостолов со всем народом святых [их] учеников. И Он вводит душу посредством ангелов во Святое Святых (Евр. 8:2–5; 9:12, 23–24), первообразное, истинное и небесное, — под крылья четверовидных животных (Иез. 1:5–8), — и сажает возле престола Своего во внутреннейшее за завесу, куда предтечею Сам Христос телесно вошел (Евр. 6:19–20).
Что же касается тела, то оно было носимо руками апостолов, в то время как Царь царствующих (1 Тим. 6:15) покрывал его сиянием невидимого Божества, а весь лик святых следовал впереди его, издавая священные восклицания и принося жертву хвалы (Пс. 106:22), пока не было предано гробу, как некоему брачному чертогу, а через его посредство отрадному Эдему и небесным жилищам.
13. Обретались там и некоторые иудеи из тех, что не были слишком недоброжелательны. Не будет здесь неуместным добавить к повествованию (как приправу к кушаньям) то, что передается устами многих. Рассказывают, что, когда несшие блаженное тело Богоматери оказались у склона горы, некий еврей — раб греха и последователь заблуждения, подражая служителю Каиафы (который ударил владычный и божественный лик Христа Бога), — сделался орудием диавола, так что, придя в дерзкое и безрассудное неистовство и будучи побуждаем злым демоном, он бросился к тому божественнейшему телу, к которому с трепетом приближались ангелы, и схватив обеими руками — безумно и необузданно–одр, вознамерился стащить его на землю (этот порыв, конечно, есть результат зависти князя зла). Но плод упредил дело, и [этот еврей] сорвал горькую гроздь, достойную его побуждения. Ведь Рассказывают, что у него отнялись руки, и можно было видеть, как у того, кто замыслил своими руками совершить чудовищную дерзость, руки вдруг отнялись, до тех пор пока он не переменили своего намерения к вере и покаянию. Несшие ложе без промедления остановились, и тот несчастный, приложив руки к живоначальному и чудотворному жилищу , вновь из безрукого стал здравым. Ведь известно, что несчастья чаще всего и рождают мудрые и спасительные решения. Но давайте вернемся к предмету [повествования].
14. Оттуда тело переноситсяк священнейшей Гефсимании. Вновь лобзания и объятия, похвалы и священные гимны, обращения и слезы, а также потоки проистекающие от душевной борьбы и томления так что можно было видеть, как пот и слезы соперничали с потокам и [водными]. И таким образом всесвятое тело полагается во всеславном и дивном гробе; и оттуда на третий день возносится в небесные обители.
Ибо надлежало, чтобы это богоприличное жилище, неископанный источник воды прощения, невспаханная нива небесного хлеба, неорошенная лоза винограда бессмертия, вечнозеленая и прекрасноплоднная маслина милости Отчей не была заключена в пустотах земли. Но как святое и непорочное тело Господа, которое от Нее стало воиспостасным Слову, на третий день воскресло от гроба, так и Матери [надлежало] быть отнятой у гроба и переселиться к Сыну. И как Он Сам снисшел к Ней, так и Ей [надлежало] подняться в больную и совершеннейшую скинию… в самое н бо (Евр. 9:11, 24).
Надлежало, чтобы Та, Которая странноприимствовала Бога Слова в чреве Своем, Сама поселилась в божественных скиниях Своего Сына; и как Господь сказал, что Ему должно быть в том, что принадлежит Отцу (Лк. 2 :49), так и Матери надлежало пре бывать в чертогах Сына, в доме Господнем, во дворах Бога нашего (Пс. 134:2), ибо если в Нем жилище всех радующихся (Пс. 86:5), то где же [может быть] причина радости? Надлежало, чтобы Сохранивший в рождестве [Ее] девство нерушимым, соблюл и по смерти [Ее] тело нетленным.
Надлежало, чтобы Носившая в объятиях Творца как младенца жила в божественных селениях.
Надлежало, чтобы Невеста, Которую избрал Отец, пребывала в небесных брачных чертогах.
Надлежало, чтобы Видевшая на кресте Сына Своего и Принявшая в сердце меч страдания (Лк. 2:35), которого избежала при рождении, видела Его совосседающим Отцу.
Надлежало, чтобы Матерь Божия обладала всем, принадлежашим Сыну, и чтобы Она почиталась всей тварью как Матерь и раба Божия. Ибо всегда наследство переходит от родителей к детям, но ныне, как сказал некий мудрец, истоки священных рек те кут вспять, ибо Сын подчинил Матери все творение.
15. Итак, придите, будем и мы сегодня праздновать исходный праздник Матери Божией без свирелей и корибантов и не совершая вакхических шествий в честь Матери ложноименуемых богов, которую они, безумцы, измышляют многодетной, а слово истины представляет бездетной. Они [эти боги] суть не что иное, как демоны и призраки, подобные теням, которые зловредно представляются тем, чем не являются, получив себе в помощь несмысленность людей, пребывающих в заблуждении. Ибо как бестелесное [существо] может родить от соития? И каким образом оно может сочетаться? И как может быть богом тот, кто, не быв прежде, был произведен через рождение?
А то, что род демонов является бестелесным, вполне ясно да же для слепых очами разума. Ведь где–то в своих сочинениях Гомер сказал, описывая состояние чтимых им богов:
Ибо не брашен не едят, ни от гроздей вина не вкушают.
Тем и бескровны они и бессмертными их нарицают .
Не едят они брашен, как он говорит, и не вкушают согревающее душу вино и вследствие того бескровны, то есть не имеют крови, и их называют бессмертыми. Весьма справедливы слова Гомера «их нарицают». Они лишь называются бессмертными, не являясь тем, чем их называют. Ибо они умерли злой смертью.
А Тот, Кому мы поклоняемся, есть Бог истинный, Бог, Который не переходил из небытия в бытие, вечно Сущий от вечно Сущего, Который превыше всякой причины, слова и понятия как времени, так и естества. Мы чествуем и почитаем Матерь Божию, не приписывая Ей безвременное рождение [Сына] по Божеству, — ведь рождение Бога Слова безвременно и совечно Отцу, — но исповедуем второе рождение через добровольное воплощение, которого причиной Ее и знаем, и именуем. Ибо Сущий безначально бесплотным воплощается «нас ради и нашего ради спасения», чтобы подобным спасти подобное ; и, воплотившись от этой священной Девы, без сочетания рождается, Сам будучи весь Богом и весь став человеком: весь Бог с плотью Своей и весь человек со Своим пребожественным Божеством.
Итак, зная эту Деву как Матерь Бога, мы празднуем Ее успение, но не именуем Ее богиней, — прочь от нас подобные россказни эллинской глупости; ведь мы и смерть Ее возвещаем, — но мы Ее знаем как Матерь Бога, потому что Бог воплотился [из Нее].
16. Прославим Ее сегодня священными песнопениями, получив от Нее богатство быть и именоваться народом Христовым. Почтим Ее всенощными стояниями. Ублажим Ее чистотой души и тела, поистине после Бога чистейшую всех; ибо подобное следует обещать подобному. Послужим Ей милостью и состраданием к нуждающимся; ибо если мы ничем не можем послужить Богу, как милостью, то оспорит ли кто, что тому же будет рада и Матерь Его?
Она явила всем неизреченную бездну любви Божией к людям. Благодаря Ей прекратилась наша долговечная вражда с Творцом. Благодаря Ей было устроено наше с Ним примирение, нам были дарованы мир и благодать, вместе с ангелами ликуют люди, и мы, прежде осужденные, стали чадами Божиими. С Нее мы сорвали гроздь жизни; от Нее взяли отрасль нетления. Она стала посредницей для нас во всех благах. В Ней Бог стал человеком и человек Богом.
Что этого удивительнее? Что этого блаженнее?
Я теряю сознание от страха, трепеща того, о чем говорю. С пророчицей Мариам, о, юные души, выйдем с тимпанами (Исх. 15:20), умертвив земные члены (Кол. 3:5), ибо это и есть таинственный тимпан. Воскликнем восклицанием души при Ковчеге Господа Бога, и обрушатся стены Иерихона (Ис. Нав. 6:19), то есть враждебные твердыни противных сил. Будем вместе с Давидом радоваться духовно, ибо сегодня упокоевается ковчег Господа (2 Цар. 6:12–15). Возгласим вместе с Гавриилом, предводителем ангелов: Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою! (Лк. 1:28).
Радуйся, неисчерпаемое море радости!
Радуйся, единое прекращение скорби!
Радуйся, лекарство, утоляющее боль всякого сердца!
Радуйся, Поправшая смерть и Введшая [для нас] жизнь!
17. Ты же, после живоначального гроба Владыки священнейший из [всех] священных гробов, [ты], который явился источником воскресения, — говоря с тобой, как с живым, — [ответь]:
Где чистое золото, которое в тебе сокрыли руки апостолов? Где богатство неистощимое? Где богоприятная сокровищница? Где одушевленный престол? Где новая книга, в которой Бог Слово неизреченно без помощи рук был записан? Где бездна благодати? Где море исцелений? Где порождающий жизнь источник? Где горячо желанное и любимое тело Богородицы? [Отвечал гроб следующее]:
— Что ищете во гробе Вознесшуюся к небесным жилищам? Зачем со стражей требуете отчета? Не в моих силах противиться Божественным повелениям. Оставив [мне] плащаницу, [это] святое и священное тело [тем самым] сообщило мне освящение, исполнило [меня] аромата и благоухания, соделало божественным храмом, а [само], будучи исхищенным [из меня], удалилось в со провождении ангелов, архангелов и всех небесных сил. Ныне меня окружают ангелы. Ныне во мне обитает божественная благодать. Я стал для недугующих лечебницей, прогоняющей страдания.
Я — вечный источник исцелений. Я стал городом убежища (Числ. 35:11) для прибегающих [сюда]. Придите с верой, народы, и черпайте дары, как из реки. Придите, стяжавшие несомневающуюся веру (Иак. 1:6). Жаждущие, идите все к водам, — увещевает Исайя, — даже и вы, у которых нет серебра; идите, покупайте без платы (Ис. 55:1). Я же по–евангельски восклицаю ко всем: «Жаждущий исцеления от болезней, освобождения от душевных страстей, избавления от грехов, отчуждения от различных на пастей и упокоения в небесном царстве, приди ко мне с верой и почерпай из многосильного и многополезного потока благодати (Ин. 7:37–39). Ибо как энергия воды, будучи простой и единой (так же, как и [энергия] земли, воздуха и ослепительно яркого солнца), изменяется согласно естеству того, что ее принимает, и Делается в винограде вином, а в маслине маслом, так и благодать, будучи простой и единой, благодетельствует разнообразно и соответственно нужде восприемлющего. Не от собственного естества стяжал я благодать. Ведь всякий гроб исполнен зловония, гостеприимен унынию и враждебен радости, я же получил драгоценное миро и воспринял [часть] его благоухания, а миро это так благовонно и действенно, что [даже] кратковременной [его] близостью даруется неотъемлемая [ему] сопричастность; ибо поистине дары Божий непреложны (Рим. 11: 29). Я стал гостеприимцем для источника радости и обогатился его вечным течением».
18. Вы видите, возлюбленные отцы и братцы, с какой пространной речью к нам обратился всесильный гроб. И что это [действительно] было так, о том в Евфимиевой Истории, книге III главе 40 дословно записано следующее:
«Выше было сказано, что :в. Константинополе многие Христо вы церкви воздвигла Св. Пульхерия. Одной из них является и церковь, построенная во Влахернах в начале царствования блаженной участи Маркиана. Когда [император и императрица] воз двигали там священный дом Всепетой и Всесвятой Богородице и Приснодеве Марии и украшали: его всяческими украшениями, то искали всесвятое и богоприемное Ее тело. И, призвав Иерусалимского епископа Ювеналия и палестинских епископов, проживавших тогда в царствующем граде по причине проходившего Халкидонского Собора, говорят им: «Мы слышали, что в Иерусалиме есть первый и особенный храм Пресвятой Богородицы и Присно девы Марии в селении, называемом Гефсимания, где Ее живоносное тело было положено во гробе. Поэтому мы хотим перенести сюда эти останки под охрану царствующего града».
В свою очередь Ювеналий отвечал: «В Святом и Боговдохновенном Писании не передается ничего о кончине Пресвятой Богородицы Марии. Однако из древнего [и] достовернейшего предания мы узнали, что во время Ее Славного Успения все святые Апостолы, которые были рассеянные по вселенной для спасения народов, в мгновение по воздуху были собраны в Иерусалим и, когда были поблизости, им явилось видение ангелов и стало слышно Божественное пение высших сил. Так с божественной и небесной славой [Пресвятая Богородица] предала. Свою святую душу в руки Божий неким неизреченным образом. Богоприемное ее тело, вынесенное я погребенное с ангельским и апостольским пением, было положено во гробе в Гефсимании. И [на] .этом месте три дня продолжалось непрерывное ангельское пение. Когда же через три дня ангельское пение прекратилось, то апостолы открыли гроб, поскольку один из них, отсутствовавший и прибывший после третьего дня, пожелал поклониться богоприемному телу. Но они не смогли найти Ее всепетое тело, так что, обретя лишь лежащие погребальные одеяния и исполнившись [исходящего] от них несказанного благоухания, они закрыли гроб. Пораженные чудом таинства [апостолы] только и могли подумать, что Бог Слово и Господь Славы, благоволивший воплотиться по ипостаси и вочеловечиться от Нее и родиться по плоти, а после рождества сохранивший невредимым Ее девство, Сам благоволил и после отшествия Богоматери почтить Ее чистое и незапятнанное тело нетлением и перемещением прежде общего для всех воскресения.
Присутствовали там вместе с апостолами святейший Тимофей, [сам] апостол и первый епископ Эфесский, и Дионисий Ареопагит, как он сам свидетельствует в обращенных к упомянутому Тимофею книгах о блаженном Иерофее , который также там тогда пребывал, в следующих словах:
«В присутствии боговдохновенных иерархов наших, как ты знаешь, и мы, и он, и многие из священных братьев наших собрались, чтобы видеть живоначальное и богоприемное тело. Присутствовали Иаков, брат Господень, и Петр, глава и старейшина богословов. Затем после лицезрения [тела] было решено, чтобы все иерархи, насколько каждый мог, прославили бесконечно сильную благость богоначальной слабости. После богословов, как ты знаешь, [Иерофей] превзошел всех остальных священнотаинников, весь удаляясь, весь выходя из себя и испытывая подлинную общность с воспеваемым, так что все, которые его слышали и видели (знали они его или не знали), посчитали его богопросвещенным и божественным песнословцем. Но к чему мне рассказывать тебе, о чем там богословствовалось. Ведь, если я правильно помню, я часто слышал от тебя некоторые части из тех боговдохновенных песнопений».
Услышав это, цари просили архиепископа Ювеналия при слать им запечатанным тот святой гроб вместе с пеленами и одеждами Славной и Пресвятой Богородицы Марии. И, получив, по ставили [его] в священном храме, построенном [в честь] Пресвя той Богородицы во Влахернах. И это было так».
19. Что же мы ответвим гробу?
Благодать твоя неистощима и вечна, но божественная сила не ограничивается местом, и благодеяния Богоматери не обитают только в гробнице. Ведь если бы они ограничились только гробом, то немногие получили бы божественные дары, а ныне они щедро раздаются во всех земных пределах.
Итак, сотворим нашу память хранилищем для Богоматери.
Как это может быть? Она Сама Дева, и любит девство. Она Сама чиста и любит чистоту. Посему если мы очистим вместе с те лом и память, то обретем Ее благодать обитающей в нас. Ибо она избегает всякой [скверны] и отвращается нечистых страстей, гнушается чревоугодия, враждует с прелюбодейством, отвергает оскорбительные речи, избегает непристойные помыслы как порождения ехидны, ненавидит порывы гнева, не допускает бесчеловечности, зависти и раздоров; отвергает суетное тщеславие, противостоит, как враг, всякой гордости, ненавидит злопамятство, враждебное спасению, всякое зло считает ядом смертоносным и радуется противному ему (ведь противное есть лекарство от противного). Услаждается Она постом, воздерживанием и псаломским пением; радуется чистоте, девству к целомудрию, хранит с ними вечный мир и ласково их лобызает; обнимает мирное и кроткое помышление; любовь, милость и смирение охватывает руками, как своих кормилиц. Говоря вкратце, Она всякому злу печалится и огорчает ся, всякой добродетели радуется, как своему дару.
Итак, если мы со всей ревностью уклонимся от прежних по роков, а добродетели возлюбим всем сердцем и обретем их собеседниками, то Она, привлекая с Собой собрание всех благ, часто будет приходить к Своим служителям вместе со Христом, Ее Сыном и всех Царем и Господом, дабы Он вселился в сердца наши (Еф. 3:17). Ему же [подобает] слава, честь, держава, величие и великолепие со Отцом и Святым и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков.
Аминь.
Перевод свящ. Максима Козлова
Источник: Творения преп. Иоанна Дамаскина. Христологические и полемические трактаты. Слова на Богородичные праздники (М. 1997), с. 275 — 292.

Третье похвальное слово на Успение Богоматери [православное богословие]

1. Питающим любовь к какому–нибудь предмету свойственно иметь разговор о нем на устах и представлять его в уме своем день и ночь. Поэтому пусть никто не упрекнет меня, если в добавление к двум прежде сказанным я составил третье хвалебное слово Матери Бога моего, принося как бы некий дар Ее отшествию, — не для того, чтобы оказать Ей [своим словом] услугу, но чтобы предложить и себе самому, и вам, здесь присутствующим, о, божественное, священное собрание, душеполезное и спасительное яство и доставить духовную радость. Нас постигла, вы видите, нехватка [духовного] пропитания. Поэтому я наскоро готовлю трапезу, которая пусть небогата и недостойна Созвавшей нас, но, по крайней мере, способна в случае нужды утолить голод. Ибо не Она нуждается в наших похвалах, но мы — в Ее славе. Уже прославленное, как еще прославить? Источник света каким светом осветить? Но, поступая так, мы сами себе сплетаем венец. Живу Я, — говорит Господь, — и прославляющих Меня прославлю (1 Цар. 2:30). Сладок, поистине сладок винный напиток и питателен хлеб. Первый веселит, а второй укрепляет сердце человека. Но что может быть сладостнее Матери Бога моего? Она пленила мой ум, Она уловила язык, Ее образ представляю наяву и во сне. Она, Матерь Слова, и моего слова явилась подательницей. Она — порождение бесплодной, плодоносными делающая нерождающие души. И вот мы празднуем ныне Ее священное и божественное преставление.
Придите, взойдем на таинственную гору. Там, возвысившись над житейскими и вещественными образами, вступив в божественный неприступный мрак и оказавшись затем в свете Божием, воспоем силу беспредельно сильную; Того, Кто с пресущественной, невещественной и все превосходящей высоты, не покидая лона Отца, сошел в утробу Девы, зачался и воплотился; Того, Кто, пройдя через добровольные страдания, принял смерть и вместе с телом, имеющим рождение от земли, и, приобретя тлением нетление вновь восшел ко Отцу; Того, Кто и Матерь Свою по плоти при влек ко Отцу Своему, вознеся на небесную землю Ту, Которая по истине была земным небом.
2. Ныне умственная одушевленная лестница, спустившись по которой, Вышний явился на земле и обращался между людьми (Вар. 3:38), воспользовалась смертью как лестницей и взошла от земли на небо. Ныне земная трапеза, неискусобрачно носившая Небесный Хлеб жизни, уголь Божества, была взята от земли на Небо, и врата Небесные встретились с вратами Божиими, обращенными лицом т восток (Иез. 44:1). Сегодня одушевленный град Божий преставляется из земного Иерусалима в Иерусалим Небесный. Та, Которая Рожденного прежде всякой твари (Кол. 1:15), Единородного от Отца родила из Себя первенцем и едино родным, водворяется в Церкви первенцев (Евр. 12:23) — Ковчег Господа, одушевленный и умственный, переносится в покой Сыновний.
Врата рая открываются и принимают богоносную землю, на которой произошло древо вечной жизни, поправшее преслушание Евы и смерть Адама. Это древо — Христос. Он, причина жизни всех, принимает высеченный в скале вертеп, гору несекомую, оторвавшийся от которой без содействия рук камень… наполнил всю землю (Дан. 2 34–35).
Ложе божественного воплощения Слова упокоилось в преславном гробе как в опочивальне, откуда оно взошло в небесный брачный чертог, так что, пресветло царствуя с Сыном и Богом, оставило гроб ложе» для живущих на земле. Гроб называешь ложем? Да, ложем а прекраснейшим всякого иного ложа, ибо он сияет не блеском золота, не ясностью серебра, не прозрачностью драгоценных камней, не шелковыми нитями, не златотканной одеждой, не пурпурными платьями, но Богосиятельным светом Все святого Духа. Это ложе способствует не плотскому соединении любящих земной любовью, но доставляет тем, которые пленены Духом, жизнь святых душ, предстояние пред Богом, лучшее I сладчайшее из все} благ.
Этот гроб прекраснее Эдема. Я не буду рассказывать о том, что произошло в Эдеме: об обольщении, учиненном врагом, о его, осмелюсь сказать, «дельном» совете, о зависти, обмане, о податливости Евы и ее легковерии, об одновременно сладкой и горькой приманке, вкусив которую, она помрачила свой ум и обманула супруга, о преслушании, изгнании, смерти (чтобы, рассказывая об этом, не дать в праздник основания для печали), но скажу, что этот гроб вознес от земли на небо смертное тело, а Эдем прародителя низвел с высоты на землю. Ибо не в Эдеме ли было произнесено осуждение на созданного по образу Божию: Прах ты и в прах возвратишься (Быт. 3:19).
Этот гроб драгоценнее древней Скинии, ибо он принял умственный и одушевленный, Богосиятельный подсвечник, живоносную трапезу, хранившую не хлебы предложения, но хлеб небесный, не вещественный огонь, но невещественный огонь Божества. Удел этого гроба завиднее, чем у Моисеева ковчега, ибо он сподобился послужить не теням и образам, но самой истине. Он принял в себя подлинный золотой сосуд с манной небесной (Исх. 16:33); одушевленную скрижаль, на которой перстом Божиим, то есть действием всесильного Духа было запечатлено Воплотившееся Слово, Слово Ипостасное; золотую кадильницу, содержавшую как плод Божественный уголь и облагоухавшую все творение.
3.  Да бегут демоны, да рыдают подобно древним египтянам трижды несчастные несториане и их глава — новый фараон, жестокий нечестивец и тиран: покрыла их бездна богохульства. Мы же, спасенные, перейдя сухими стопами соленое море нечестия, воспоем исходную песнь Матери Божией. Пусть Мариам (под ней понимай Церковь) возьмет в руки тимпан и начнет праздничную песнь. Юные девы духовного Израиля да выйдут с бряцающими тимпанами и ликованием (Исх. 15:20). Цари земные и судьи с князьями, юноши и девицы, старцы и отроки (Пс. 148:11–12) да прославят Богородицу. Во всех собраниях и во всяком слове, на разных языках да воспоют племена и народы песнь новую (Пс. 149:1). Да огласится окрест воздух духовными свирелями и труба ми и да будет положено начало этому спасительному дню в блеске огненном. Да возвеселятся небеса, и облака да проливают (Ис. 45:8) радость. Скачите, овцы избранного Божия стада, божественные апостолы, вздымающиеся возвышенными созерцаниями, подобно устремленным в небо горам, и агнцы Божий, народ святой, чада церковные, устремляющиеся к апостолам, как холмы к высоким горам.
Сколь дивно! Источник жизни, Господа моего Матерь умерла. Надлежало, чтобы образованное из земли возвратилось в землю и затем переселилось на небо, приняв в земле дар чистейшей жизни через оставление в ней тела. Надлежало, чтобы плоть, оста вив земную и неимеющую света отягченность смертности и сделавшись в горниле смерти нетленной и чистой, сияющей светом нетления, восстала от гроба.
4. Ныне получает качало второго бытия от Давшего Ей начало прежнему бытию Та, Которая дала начало второго — имею в виду телесного — бытия, не Имеющему временного начала Своему первому и вечному бытию (хотя Он и имеет началом Отца как причину Своего божественного бытия).
Радуйся, Сион, божественная святая гора, на которой обитала Гора Божественная, одушевленная. Радуйся, новый Вефиль, где на камень был возлит елей, — человеческая природа, помазанная Божеством. С Тебя, как бы с Елеонской горы, вознесся на высоту небесную Ее Сын. Пусть будет приготовлено облако все мирное и премирное, и пусть крылья ветров принесут апостолов к Сиону от краев земли. Кто это летят как облака (Не. 60:8) и как орлы к усопшему телу — источнику воскресения всех, чтобы послужить Матери Вождей? Кто это восходит убеленная, вся пре красная, блистающая как солнце (Песн. 8:5; 4:7; 6:10)?
Да поют лиры Духа — апостольские уста; да звучат кимвалы — верховные богословы; избранный сосуд Иерофей, освященный Божественным Духом, в божественном вдохновении божественному научившийся и затем претерпевший страдания, пусть весь выйдет из тела, пусть весь исполнится рвением, пусть воскликнет хвалебные песни. Восплещите руками все народы (Пс. 46:2), пой те все хвалу Богородице! Ангелы да послужат мертвому Ее телу! Дочери Иерусалимские, следуйте вслед Царице и, как юные духом Ее девы–подруги, войдите вместе с Ней к Жениху, встаньте справа от Владыки. Сойди, сойди, Владыка, и воздай вскормившей Тебя Матери должную награду. Протяни божественные руки; прими душу Матери Ты, Который предал на кресте дух Свой в руки Отца; воззови к Ней сладким гласом: «Приди, прекрасная ближняя моя, блистающая красотой девства ярче солнца. Ты уделила Мне Свое, приди, войди, в Мою радость». Приди Матерь к Сыну. Приди, царствуй вместе с Тем, Кто из Тебя был рожден и вместе с Тобой терпел бедность.
Удались, Владычица, удались! Не как Моисей, взойди… и умри на горе (Втор. 32:49–50), но сначала умри, а потом взойди. Предай душу в руки Сына Твоего. Оставь земле земное, чтобы и оно вознеслось с Тобою.
Возведите очи ваши, люди Божий, возведите очи ваши! Вот в Сионе ковчег Господа сил, и апостолы телесно предстали пред ним, погребая живоначальное и богоприемное тело. Его окружают невещественные и невидимые ангелы, в страхе подобно рабам предстоя Матери Господа своего. Присутствует здесь Сам Господь, везде сущий и все наполняющий, все объемлющий и никаким местом не объемлемый, ибо все Им стоит (Кол. 1:17) как причиной творческой и содержащей.
Вот Дева, дочь Адама и Матерь Бога, из–за Адама тело отсылает земле, а душу предает в небесные обители благодаря Сыну. Да святится город святой и к уже [имеющимся] благословениям да воспримет вечное благословение. Да предшествуют ангелы при переходе божественной скинии и устроят гроб, который пусть украсится сиянием Духа. Пусть будут приготовлены ароматы и помажут всенепорочное и всеблаговонное тело. Пусть притекут чистые потоки и будет почерпнуто благословение из самого чистого источника благословений. Да торжествует земля (Пс. 95:11) при положении в нее тела [Богоматери], да возбурлит воздух при восхождении Ее духа, и пусть задуют нежные, как роса, и исполненные благодати ветры.
Все творение пусть восхвалит празднично восхождение Богоматери. Хоры юношей да восклицают радостно, уста ораторов да разразятся песнопениями, сердца мудрых да философствуют о чу де, старцы, почтенные сединами, в тишине да принесут Богоматери плод своих созерцаний. Все творение да внесет свою дань торжеству. Но все это не сможет явиться, пожалуй, и малой частью должного воздания.
5. Придите, отыдем все умственно с отходящей. Придите, с жаром сердечным спустимся вместе со Спускающейся ко гробу. Встанем вокруг священного одра. Воспоем священные песнопения начав их такими словами: Радуйся, благодатная, Господь с Гобою (Лк. 1:28). Радуйся, предопределенная Матерь Божия! Радуйся предызбранная прежде веков советом Божиим, земли Божественная отрасль, огня божественного жилище, священнейшее украшение Святого Духа, источник воды живой, райский сад для древа жизни, одушевленная лоза Божественного винограда, источающего нектар и амврозию, река, исполненная ароматов Духа, нива, произраставшая божественный колос, роза, блистающая девством и пахнущая благовонием «благодати, лилия с царского одеяния, Агница, родившая Агнца Божия, принявшего на Себя грех мира, место делания нашего спасения, превышая ангельских сил, раба и Матерь.
Придите, обступим этот чистейший гроб и почерпаем от него божественной благодати. Придите, возьмем руками души присно девственное тело, войдем с ним внутрь гроба и умрем вместе с ним, то есть умрем для телесных страстей и будем жить жизнью бесстрастной и непорочной. Услышим божественные песнопения, раздающиеся из невещественных ангельских уст. Войдем же, поклонившись, и узнаем необычайную тайну, как тело Богоматери было отнято у земли, вознесено и взято на небо, как Она предстоит Сыну превыше всех ангельских чинов, — и нет никакой преграды между Матерью и Сыном.
Это третье слово Твоему исходу (после двух первых) я составил, Матерь Божия, в благоговейной любви к [Пресвятой] Троице, Которой Ты послужила, зачав по благоволению Отца и действием Святого Духа Безначальное Слово, всемогущую Божию пре мудрость и силу. Прими же благое намерение, если оно и превысило мои силы, и даруй мне спасение, отчуждение от душевных страстей, облегчение телесных болезней, мирное состояние жизни, просвещение духа.
Воспламени в нас любовь к Твоему Сыну, соделай нашу жизнь угодной Ему, чтобы, сподобившись улучить Небесного блаженства и видеть Тебя, сияющей славой Сына Твоего, мы смогли воспосылать священные песнопения, — вечно и достойным Святого Духа образом радуясь в Церкви празднующих, — Тому, Кто со вершил Домостроительство нашего спасения, Христу, Сыну и Богу нашему. Ему же подобает слава и держава со Безначальным Отцом и Всесвятым и Животворящим Духом ныне и присно и во все бесконечные веки веков. Аминь.
Перевод свящ. Максима Козлова
Источник: Творения преп. Иоанна Дамаскина. Христологические и полемические трактаты. Слова на Богородичные праздники (М. 1997), с. 293 — 299.

Канонъ на Успеніе Пресвятыя Богородицы

Песнь 1–я.

Ирмосъ. Отверзу уста мои и они исполнятся (Святаго) Духа; изреку слово Царице Матери; явлюсь светло торжествующимъ и въ радости буду воспевать ея Успеніе.
Юныя девы, воспойте ныне съ пророчицею Маріамною надгробную песнь: ибо единственная Дева и Богородица преставляется въ небесное селеніе (Исх. 15, 20).
Небесныя божественныя обители достойно приняли тебя, какъ одушевленное небо, Пречистая, и ты въ светломъ украшеніи, какъ пренепорочная невеста, предстала Царю и Богу (Псал. 44, 9).

Песнь 3–я.

Ирмосъ. Богородица, живый и неоскудевающій источникъ! Укрепи певцовъ твоихъ, составившихъ духовное торжество въ (день) божественной памяти твоей, и удостой (ихъ) венцевъ славы.
Происшедши отъ чреслъ смертныхъ, Чистая, ты имела и кончину, сообразную съ природою: но (какъ) родившая истинную Жизнь, ты переселилась къ Жизни Божественной и ипостасной (Іоан. 14, 6).
Сонмъ богослововъ (Апостоловъ) отъ концевъ (земли), и множество Ангеловъ съ высоты стеклись къ Сіону по мановенію Всемогущаго, чтобы достодолжно послужить при твоемъ погребеніи, Владычица (Ис. 30, 19).

Песнь 4–я.

Ирмосъ. Созерцая неизследимый Божій советъ о твоемъ, Всевышній, воплощеніи отъ Девы, пророкъ Аввакумъ восклицалъ: слава силе Твоей, Господи.
Дивно было видеть, что одушевленное небо Вседержителя нисходитъ въ недра земли; какъ чудны дела Твои! — слава силе Твоей, Господи! (Псал. 102, 19; 138, 14).
Если непостижимый Плодъ ея, для коего она соделалась небомъ, добровольно подвергся погребенію, подобію смертному; то и безбрачно Родившая отвергнетъ ли погребеніе? (Лук. 1, 42).
Въ преставленіи твоемъ, Матерь Божія, Ангельскія воинства со страхомъ и радостію покрывали священнейшими крылами пространнейшее, Бога вместившее тело твое (Псал. 90, 11).

Песнь 5–я.

Ирмосъ. Все изумилось при честномъ успеніи твоемъ: ибо Ты, непознавшая брака Дева, отъ земли преставилась въ вечныя обители и къ безконечной жизни, даруя спасеніе всемъ воспевающимъ тебя.
Да звучатъ въ день сей трубы богослововъ, и многоречивый языкъ человековъ да возвещаетъ ныне; да огласится воздухъ, озаряясь безмернымъ светомь, и Ангелы да воспеваютъ успеніе Девы (Псал. 80, 4).
Достоинъ былъ воспеть тебя, Дева, (св. Іерофей) сосудъ избранный; будучи весь въ изумленіи, въ восторге, и всецело освященъ Богомъ, онъ и видимъ былъ всеми и действительно былъ боговдохновенъ, преславная Богородица! (Чет. — Мин.)

Песнь 6–я.

Ирмосъ. Совершая божественное сіе и всечестное празднество Богоматери, пріидите, богомудрые, восплещемъ руками и прославимъ родившагося отъ нея Бога.
Изъ тебя возсіяла Жизнь, не разрешивъ ключей девства: какъ же пречистое и живоначальное тело твое соделалось причастнымъ смерти? (Іоан. 14, 2; Іез. 44, 2).
Соделавшись храмомъ Жизни, ты сподобилась жизни безсмертной: ибо чрезъ смерть ты прешла къ жизни, (какъ) родившая Жизнь ипостасную (Іоан. 11, 25; 14, 6).

Песнь 7–я.

Ирмосъ. Богомудрые (отроки) не послужили твари вместо Творца, но мужественно презревши угрозу огнемъ, въ радости воспевали: благословенъ Ты, препрославленный Господи и Боже отцевъ.
Юноши и девы, старцы и князи, и цари съ судіями, почитая память Девы и Богоматери, воспойте: благословенъ Ты, Господи и Боже отцевъ (Псал. 148, 11–12).
Да вострубятъ трубою Духа небесныя горы; да возрадуются ныне холмы, и божественные Апостолы да ликуютъ: Царица преселяется къ Сыну, чтобы съ Нимъ царствовать (Псал. 148, 9).
Священнейшее преставленіе божественной и нетленной Матери твоей собрало горніе чины высшихъ силъ — радоваться вместе съ поющими тебе на земле: благословенъ ты, Боже (Лук. 15, 10).

Песнь 8–я.

Ирмосъ. Благочестивыхъ отроковъ въ пещи сохранило рождество Богородицы; будучи тогда образуемымъ, а ныне действительнымъ, оно всю вселенную побуждаетъ петь: воспевайте Господа творенія и превозносите во все веки.
Память твою, пречистая Дева, прославляютъ Начала, Власти и Силы, Ангелы, Архангелы, Престолы, Господства, Херувимы и страшные Серафимы, а (съ ними) и мы, родъ человеческій, воспеваемъ и превозносимъ во веки (Лук. 1, 48).
Чудно вселившійся при воплощеніи въ пречистое чрево твое, Богородица, Самъ принялъ священнейшій духъ твой и упокоилъ въ себе, какъ сынъ обязанный; посему тебя Деву мы воспеваемъ и превозносимъ во все веки (Кол. 3, 3–4).
О какъ непостижимы чудеса Приснодевы и Богоматери! Вселившись во гробъ, она соделала (его) раемъ; предъ нимъ предстоя ныне, мы въ радости поемъ: воспевайте Господа творенія и превозносите во все веки.

Песнь 9–я.

Ирмосъ. Всякъ земнородный да возвеселится духовно просвещаясь, да торжествуетъ и естество безплотныхъ умовъ, чествуя священное преставленіе Богоматери, и да восклицаетъ: радуйся всеблаженная, чистая Богородица, Приснодева!
Пріидите, возрадуемся, созерцая Богородицу на Сіоне, на сей божественной и утучненной горе живаго Бога; ибо Христосъ преселяетъ ее, какъ матерь (свою), въ жилище гораздо лучшее и божественнейшее, во Святое святыхъ (Псал. 67, 16; Евр. 9, 11).
Пріидите верные, приступимъ ко гробу Богоматери и обнимемъ (его) искренно, прикасаясь сердцемъ, устами, взорами и лицами, и будемъ почерпать обильные дары изцеленій, проистекающіе изъ источника неоскудевающаго.
Пріими отъ насъ надгробную песнь, Матерь живаго Бога, и осени (насъ) светоносною и божественною твоею благодатію, подавая Царю победы, христолюбивому народу миръ, и воспевающимъ (тебя) отпущеніе (греховъ) и душевное спасеніе.
Печатается по изданію: Богослужебные каноны на греческомъ, славянскомъ и русскомъ языкахъ. Книга вторая . — СПб.: Въ Синодальной Типографiи, 1855. — С. 53–60.


Сообщить об ошибке

Контактная информация
  • mo@infomissia.ru
  • http://infomissia.ru

Миссионерский отдел Московской Епархии

Все материалы, размещенные в электронной библиотеке, являются интеллектуальной собственностью. Любое использование информации должно осуществляться в соответствии с российским законодательством и международными договорами РФ. Информация размещена для использования только в личных культурно-просветительских целях. Копирование и иное распространение информации в коммерческих и некоммерческих целях допускается только с согласия автора или правообладателя

 


Создание сайта: studio.hamburg-hram.de