Таинство радости

Святитель Тихон Задонский — великий христианский учитель и проповедник, еще при жизни снискавший всенародную любовь и славу. Его сочинения отличаются ясностью, точностью, прозрачностью. Они всегда проникнуты любовью и состраданием к человеку, страдающему вдали от Бога.
Из трудов святого Тихона мы выбрали те места, где говорится об истинном смысле жизни и предназначении человека, а также о том, как приблизиться к Богу, услышать в своем сердце Его тихий голос.

Книга предоставлена издательством «Никея», бумажную версию вы можете приобрести на сайте издательства http://nikeabooks.ru/.

Благодарим издательство "Никея" за предоставленную для библиотеки электронную версию книги.

www.nikeabooks.ru

БАЛЬЗАМ ДЛЯ ДУШИ

Таинство радocmu

СВЯТОЙ ТИХОН ЗАДОНСКИЙ

Москва • «Никея» • 2014

УДК 242 ББК 86.37 Т 75

Рекомендовано к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви ИС14-322-2762

Тихон Задонский, свт.

Т 75 Таинство радости. — М.: Никея, 2014. — 192 с. — (Бальзам для души).

ISBN 978-5-91761-272-0

Святитель Тихон Задонский — великий христианский учитель и проповедник, еще при жизни снискавший всенародную любовь и славу. Его сочинения отличаются ясностью, точностью, прозрачностью. Они всегда проникнуты любовью и состраданием к человеку, страдающему вдали от Бога.

Из трудов святого Тихона мы выбрали те места, где говорится об истинном смысле жизни и предназначении человека, а также о том, как приблизиться к Богу, услышать в своем сердце Его тихий голос.

УДК 242 ББК 86.37

ISBN 978-5-91761-272-0 © Издательство «Никея», 2014

Предисловие

Тихон Задонский, епископ Воронежский, родился в 1724 году в Новгородской губернии, в семье бедного псаломщика. При крещении его назвали Тимофеем. Мальчик рано лишился отца, семья его жила в большой бедности.

Когда Тимофею исполнилось 14 лет, он поступил в Новгородскую духовную славянскую школу. Как один из лучших учеников, Тимофей был переведен во вновь открывшуюся семинарию и принят на казенное содержание. После успешного окончания семинарии он получил кафедру риторики, преподавал греческий язык и богословие. Тимофей снискал любовь и учеников, и начальства. Его доброта, скромность и сердечность привлекали к нему людей.

В возрасте 34 лет Тимофей был пострижен в монашество с именем Тихон, через год его назначили архимандритом Тверского Желтикова Успенского монастыря и ректором Тверской духовной семинарии.

При избрании новгородского викария, имя архимандрита Тихона было в числе восьми кандидатов. Трижды бросали жребий, и трижды он падал на Тихона. Но в Новгородской епархии он пробыл недолго и в 1763 году получил назначение на Воронежскую кафедру.

В Воронежском крае тогда скрывалось много сектантов и раскольников, процветало язычество, многие приходы были в запустении. Епископ Тихон неустанно трудился, чтобы преодолеть нестроения церковной жизни. Прежде всего он озаботился подготовкой достойных пастырей, устраивал для этого духовные школы, поддерживал из своих средств семинарию. Для священников и иноков епископ написал несколько книг и множество статей.

Не понаслышке зная, что такое нужда, святой Тихон оставался близок простому народу. Не раз отдавал он все свои средства нуждающимся, заступался за крестьян перед помещиками. Сам, будучи епископом, жил чрезвычайно скромно. Спал на соломе, накрываясь тулупом. Известно, что святитель обладал даром прозорливости, так, он предсказал наводнение в Петербурге в 1777 году, победу России в войне с Наполеоном и другие важные события.

В1767 году из-за слабого здоровья епископ удалился на покой и 15 лет прожил в Задонском монастыре, оставаясь для всех пастырем и учителем, из ближних и дальних мест стекался народ к келье святого.

Здесь он закончил свои главные труды— «Сокровище духовное, от мира собираемое» и «Об истинном христианстве».

Из трудов святителя мы выбрали те места, где говорится, как познать Бога, как услышать Его тихий зов. А для этого надо заглянуть в свое сердце, очистить его от страстей и скверны. Умолкнуть, чтобы услышать.

Умолкни и услышишь

Сам Бог хочет к нам прийти и Себя в познание нам подать! Он у всякого при дверях стоит и всякому хочет познаться, но мало кто слышит Его, стучащего в двери, поскольку у всякого слух заглушен похотями греховными и любовью мира. И, так постучав в двери и ничего не обретя, отходит ни с чем от человека. Успокой и утишь ум и сердце твое от похотей плотских и шума мирских вожделений. От всего этого отвратись и внимай Ему одному. Тогда воистину познаешь, что Он возле тебя стоит и стучит в двери сердца твоего, и услышишь пресладкий голос Его, и откроешь Ему двери. Тогда войдет в дом твой и будет вечерять с тобою, и ты—с Ним. Тогда вкусишь и увидишь, как Благ Господь (Пс. 33: 9).

Как входящие в аптеку, благовонными мазями исполненную, и несколько времени медлящие выносят с собою и благовоние мазей тех, так благочестивая душа, войдя в собрание людей, по плоти и миру живущих, и умедлив, выносит несколько злонравия, как зловония, от них прилепившегося. Ибо чувства наши, особенно слух и видение, как двери, которыми всякое зло входит в сердце наше и, хотим ли или не хотим, ударяет то и влечет к тому, что или ухо слышало, или око видело.

Хотящему хранить благочестие и успевать в том должно от дружбы и беседы мирской удаляться. Ибо в собрании сынов века сего не иное что бывает, как слова и дела, воле и святому Закону Божию противные. В одном собрании о том, в другом об ином переговаривают и пересуживают. Там одного поносят и проклинают, здесь на другого жалуются и зубами, как оружием и мечом острым, имя его уязвляют, и когда того злословием насытятся, на другого нападают. В одном собрании пиршества, пьянства, бесчинные кличи и прочее, пьянству последующее, в другом—ссоры, свары и взаимные ругани совершаются, и так Закон Божий то словом, то делом разоряется и соблазн подается. Все это ударяет и почти уязвляет совесть нашу и лишает ее мира и покоя своего. И уже не таким, христианин, возвратишься в дом свой, каким вышел из дома.

Так как сердце человеческое ко злу склонно, то удобно обращается ко злу и прельщается, и так зачинает и рождает беззаконие. Так Давид святой, выйдя из дома своего и прогуливаясь на кровле царского дома, увидел жену Уриину, и прельстился, и пал (см.: 2 Цар. 11: 2-4). Потому читаем в истории церковной, что святые от сожития с нечестивыми удалялись. Многие в пустынях предпочитали жить, нежели в городах и селах, дабы соблазном дел и слов беззаконных не повредиться. Потому весь свет удивляется праведному Лоту, что между беззаконными содомлянами живя, цел сохранился (см.: Быт. 19). Но святому мужу немалое было мучение видеть и слышать такие беззакония нечестивых людей, ибо сей праведник, живя между ними, ежедневно мучился в праведной душе, видя и слыша дела беззаконные (2 Пет. 2: 8).

Если нужду имеешь выйти из дома твоего и быть в собрании, не медли там, очи и уши береги, дабы не вошло зло в сердце твое и, по подобию разбойника, не разорило душевный дом твой, и в том случае молись Богу: Отврати очи мои, чтобы не видеть суеты (Пс. 118: 37). Горе миру от соблазнов, ибо надобно прийти соблазнам,— говорит Христос (Мф. 18: 7). Сатана везде полагает сети благочестивым и старается теми уловить их: только что из дома выступишь, тут тебя и встречает соблазн слов или дел беззаконных, которым или уязвится, или обеспокоится совесть твоя. Но язвы познать не можешь, пока в доме не уединишься.

В доме и уединении пребывающий свободен бывает от случаев тех, которые в собраниях и беседах находящихся ко греху приводят. Дом и стены соблазна подать не могут, ухо не слышит и око не видит зла, и так человек от иных не принимает и сам никому не подает соблазна, но всему тому противное может быть. Там может быть рассмотрение совести, которая, как книга записная, представит тебе прошедшего жития твоего грехи, представит суд Божий за грехи и геенну, грешникам уготованную, от чего последует истинное покаяние и сердечное сокрушение. Там бывает праведное и верное о мирских и тленных вещах, богатстве, чести, славе и сласти рассуждение, которое покажет тебе всю ту утеху, как сонное видение, ненадолго являющееся и исчезающее, и представит смерть приближающуюся, и неизвестно ко всякому приходящую, которая всему конец полагает.

Уединение празднословия не знает, за которое следует дать ответ в день суда (Мф. 12: 36), но есть матерь молчания, которое есть корень безгрешности и добрых дел. В уединении открывается книга, в которой увидит верная душа Создателя своего и познает всемогущество Того, Который все из ничего создал и все создание силой Своей содержит и сохраняет; благость Его и премудрость, в создании и правлении показанную. Увидит отеческую Его любовь к роду человеческому, которую в восстановлении падшего и обновлении обветшавшего его через Единородного Сына Своего показал.

В тишине услышишь, возлюбленный христианин, глас Божий, внутри тебя говорящий: «Я Господь Бог твой, Который тебя создал, и образом Своим почтил, и о тебе печется, Которого тебе, как Создателя и Бога своего, должно усердно почитать, любить, слушать, призывать...»

В безмолвии можешь увидеть Сына Божия, явившегося на землю во плоти и от места на место переходящего, проповедующего слово Божие, открывающего тайну Евангелия Своего, показывающего путь истины, призывающего грешников на покаяние, проповедующего Царствие Небесное, знамения и чудеса творящего, —как Агнца кроткого, терпящего хулы, поношения и бесчестия, страждущего и умирающего ради спасения нашего, восстающего от мертвых и мир благовеству-ющего, со славою восходящего на небо, сидящего одесную Отца и паки грядущего судить живым и мертвым.

Как в чистой и тихой воде удобнее солнце видится, нежели в возмущенной и волнующейся, так вечное и духовное Солнце—Бог—удобнее в тишине и покое верою и умным оком познается, нежели в беспокойстве и людской молве. От этого источника, как струи живые, проистекают христианские добродетели с помощью Святого Духа. Это духовное сокровище пресекается молвою житейских бесед и, если не будет в клети сердца хранимо, похищается.

Скажет кто: «Неужели всем христианам идти в пустыню и от людей удаляться?» Нет, о том здесь речи нет. Да будет тебе пустыней дом твой, какой Бог тебе дал ради упокоения твоего.

Если с людьми хочешь быть, то таких ищи, которых слова, и дела, и поступки показывают христианские сердца; и не только от них не удаляйся, но часто обходись с ними. Так не только в доме твоем, но и в беседе их день ото дня приобретать будешь духовную пользу. А какою пищею в беседе благочестивых насытишься, ту в доме в сок и кровь обращать размышлением старайся, и так все тебе во благое будет поспешествовать: уединение и собрание, безмолвие и беседа будут тебя созидать.

О достоинстве человека

Дивное создание Божие — человек! Создан не так, как прочие вещи. О всех вещах написано: сказал Бог, — и было; повелел, и— создалось (Пс. 32:9). О человеке не так, но что? Сотворим человека (Быт. 1: 26). Так триипостасный Бог советовал; как бы некое великое дело намереваясь сотворить, Бог говорил: Сотворим человека. Какого человека? По образу Нашему и по подобию сотворим (Быт. 1: 26). Великой и высокой честью почтен был человек Создателем своим при создании, так что выше и быть не может.

Человек по образу Божию и по подобию Богом сотворен. Какая тварь такой чести от Бога сподобилась? Не видим того. Человек того сподобился, и образом Божиим от Бога почтен. О любезнейшее и прекраснейшее Божие создание—человек! Образ Божий, как царскую печать, в себе имеет. Славен царь, славен и портрет его. Всякой чести достоин Бог, Царь Небесный, достоин чести и образ Его, человек. Такую благость, о христиане, излил на нас Бог в создании нашем.

Весь свет на службу человеку определил Бог. Небо, солнце, луна, звезды, воздух и земля с украшением своим одному человеку служат. Бог ради Себя не нуждается в них. Ибо что ни создал—для человека создал.

Обрати, человек, ум и очи твои ко всему созданию Его и рассуди: кому оно служит? Не нам ли? Кому солнце, луна и звезды? Не нам ли? Кому воздух и облака? Не нам ли? Кому земля с плодами? Не нам ли? Кому скот, звери и птицы? Не нам ли? Кому вода с рыбами и прочими живущими в ней? Не нам ли, о христиане? Нам вся тварь повелением Божиим служит, так как без нее и малейшего времени жить не можем. Кто без хлеба и воды, кто без одежды прожить может? Воздух так нужен нам, что и минуты без него прожить не можем. Какой бы наша жизнь была, если бы Бог отнял свет от нас? Не блуждали ли бы все, как слепые? Кто бы мог от невидимого врага, диавола, остаться невредимым, когда бы Бог всемогущей рукой Своей не хранил нас от врага, который сильнейшей злобой ярится на род наш...

Какого добра и благодеяния не оказал нам Бог, о христиане! Создал нас, и создал нас не скотами, но людьми, разумом одаренными. Создал особеннейшим Своим советом: Сотворим человека (Быт. 1:26). Создал по образу и подобию Своему. Какая честь может быть больше человеку, чем быть созданным по образу Божию!

Бог есть христианам Отец, потому они к Богу, как дети к отцу своему, во всяких нуждах и скорбях прибегают. Сыны века этого то к князьям и вельможам и прочим своим защитникам в день скорби прибегают, то к мамоне своей, которой служат, простирают руки свои, искупая себя серебром и золотом от належащей напасти, то силу свою, хитрость и коварство свое полагают в защиту себе и помощь. Христиане истинные не так: они все это прибежище, как суетное и богопротивное, оставив, к единому Богу прибегают сердцами и сердцем и устами к Нему вопиют: Господи, Ты был нам прибежищем в род ирод (см.: Пс. 89: 2), ты мое прибежище от скорби, объявшей меня. Радость моя, избавь меня от окруживших меня (см.: Пс. 31:7). Они в том поступают так, как дети малые, которые или в болезни страдая, или видя какую находящую беду, к отцу или матери своей простирают руки и прибегают. Так и христиане, которые есть сыны Божии по вере во Христа Иисуса (Гал. 3: 26), ниоткуда не ища и не ожидая помощи, к Богу, как Отцу своему, прибегают и простирают руки.

За великое почитает мир быть чадом царя земного, но сколь несравненно выше достоинство быть чадом Бога Вышнего, Царя неба и земли, Отцом иметь Бога безначального, бесконечного, бессмертного, неописанного, всемогущего, Царя царствующих и Господа господствующих, —ум человеческий этого титула не постигает! Вся слава мира этого пред ним ничто. На это взирая, тайн Божиих зритель Иоанн святой удивляется и говорит верным: Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими (1 Ин. 3: 1).

Если Бог Отец есть верных, то и верные—сыны Его, как апостол говорит: Все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса; все вы, во Христа крестившиеся, во Христа обмялись (Гал. 3: 26-27).

Отец плотской, хотя бы и хотел просящим детям просимое подать, но часто и не подает, ибо не все, что хочет, может, а Бог Отец наш не так: как все благое хочет, так как преблагой, так и все может как всемогущий подать нам. Потому повелено нам всего просить у Него: Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам (Мф. 7: 7).

Если Бог Отец наш, то кто на нас? Если Бог за нас, кто против нас?—говорит богомудрый Павел (Рим. 8:31). Если Бог—Отец наш, то, без сомнения, Он за нас. Какой отец за сынов своих не стоит? Кто может озлобить нас, от руки Его восхитить, погубить, если мы не захотим? Ты Мой. Будешь ли переходить через воды, Я с тобою,—через реки ли, они не потопят тебя; пойдешь ли через огонь, не обожжешься, и пламя не опалит тебя,—говорит Он через пророка верному Своему Иакову (см.: Ис. 43:1-2).

Бог падшего человека таким чудным и уму не понятным образом восстановил, и обновил, и в первое состояние, даже в лучшее, через Единородного Сына Своего Иисуса Христа привел, так, что тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими (Ин. 1: 12). Небо вместо рая со всеми благами, которых не видел глаз, не слышало ухо и не приходило на сердце человеку (см.: 1 Кор. 2: 9), человеколюбиво отворил им и его жителями и царствия Его вечного участниками сделал.

Сколь велико к нам человеколюбие Его, ибо Он, Царь царствующих и Господь господствующих, перед Которым все народы как ничто, благоволил Отцом называться и быть для нас, бедных, смиренных, отверженных и повинных вечному осуждению, и принять нас Себе в сыны и дщери. Рассуждая об этой воистину неизреченной любви, которой и Ангелы святые удивляются, святой апостол Иоанн так с удивлением говорит: Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими (1 Ин. 3:1).

Чудно и всякое удивление превосходит то, что Бог, Творец неба и земли, Великий и Непостижимый, к нам, бедным, пришел и посетил нас, пришел в нашем образе к нам... Бог Рабу Свою Матерью Своей называть и Сын Божий Сыном Девы называться благоизволил—и так Безначальный начался, Невидимый стал видим, Неосязаемый осязался, Недоступный Херувимам и Серафимам, грешникам доступный был. Царь Небесный на землю сошел. Бог нам, людям, уподобился, с нами на земле жил, с нами и ради нас смирился.

Когда согрешили мы, пали и погибли,—и тогда не оставил нас Создатель наш Преблагой в погибели нашей. И какого средства не изобрел, чтобы нас восстановить и привести к Себе! Послал к нам пророков Своих, которые нас, отступивших от Него, обращали к Нему. Дал нам слово Свое святое, как послание, в котором открыл и объявил волю Свою святую. И поскольку мы так поражены и уязвлены были лютым разбойником, врагом нашим дьяволом, что ничем не могли исцелиться, то умилосердился над нами, бедными, Милосердный наш Создатель так, что и Сына Своего Единородного не пощадил ради нас, но послал Его к нам, взыскать нас, заблудших, исцелить уязвленных и сокрушенных, спасти погибших...

Чудно: Господь от рабов Своих злых хуление, бесчестие, поношение, связывание, надругательство, посмеяние, укорение, суд и осуждение, оплевание, заушение, оболгание, оклеветание, биение, раны, насмерть ведение, ко Кресту пригвождение и к беззаконным причтение кротко и волею претерпеть восхотел! Ради кого? Ради тебя и меня, сущих врагов Своих! Это такое великое и чудное дело, что, издалека провидя его, пророк с ужасом воскликнул: Господи! Услышал я слух Твой и убоялся. Господи! Разумел дела Твои и ужаснулся (см.: Авв. 3: 2, 16).

Воистину с пророком можем воскликнуть: Господи! что есть человек, что Ты открылся ему, или сынчеловеческий, что Ты помышляешь о нем? (см.: Пс. 143:3). Ради меня сошел с небес, да меня на небо возведешь. Ради меня смирился, да меня вознесешь. Ради меня сущий Бог вочеловечился, да меня Божественного естества Твоего причастником сотворишь (см.: 2 Пет. 1: 4). Ради меня плотью родился, чтобы мне духом родиться. Ради меня гонение претерпел, да меня, изгнанного из рая, опять в рай введешь. Ради меня странствовать изволил, да меня, плененного, в отечество возвратишь. Ради меня похулен был, да врагу моему, клеветнику-дьяволу, заградишь уста. Ради меня связан был, да меня от уз греховных разрешишь. Ради меня тужил, скорбел, печалился и плакал, да меня от скорби, печали и слез вечных избавишь. Ради меня обесчещен и поруган был, да меня прославишь. Ради меня к беззаконным причтен был, да меня оправдаешь. Ради меня, жизнь моя, смерть вкусил, да меня оживишь. Удивляюсь человеколюбию Твоему!

Познавай, христианин, благородство, честь, достоинство и преимущество души человеческой. Ради избавления и искупления ее не Ангел, не иной какой-нибудь ходатай, от Бога посланный, но Сам Бог и Господь пришел. Сам ее Своим пришествием почтил и посетил. И искупил ее от диавола, смерти, ада и прочих врагов, не серебром, или золотом, или другой какой-нибудь ценой тленной, а честною Кровью Своей. Почтил Он нас в создании нашем, когда нас по образу и подобию Своему сотворил. Но более почтил, когда к нам, падшим и погибшим, Сам в образе нашем пришел, и пострадал, и умер за нас. Так дорого душу человеческую поставил Господь, что Сам ради взыскания ее пришел и ради стяжания ее Кровь Свою пролил.

Истинные христиане — братья Христовы, ибо Он не стыдится называть их братиями, говоря: возвещу имя Твое братиям Моим (Евр. 2: 11-12). И к мироносицам говорит: Пойдите, возвестите братьям Моим (Мф. 28: 10),—и к Марии Магдалине: Иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему (Ин. 20: 17). Смотри, любезный христианин, в какую высоту вознесены христиане: Господу неба и земли они братья! Выше сего достоинства и быть не может. Но и человеколюбие неисповедимо Сына Божия! Удивительно, когда царь земной подданных своих братией своей называет, хотя и сам такой же человек, как и подданные. Христос, Царь Небесный и Сын Божий, людей братией Своей не стыдится нарицать.

Бог хочет быть любим человеком. Он любит человека и хочет, чтобы и тот Его любил, и так в дружбу с ним войти. Ибо дружба не что иное есть, как взаимная любовь, то есть чтобы любить и быть любимым. Великим считаем, когда подданный раб с царем земным дружбу имеет, сколь несравненно больше—когда человек с Богом, убогое создание с Создателем, земной и перстный с Небесным Царем имеет дружбу! Чести этой не только словом изобразить, но и умом понять невозможно. К этому такому высокому достоинству любовью Своею призывает нас Бог; и благодеяниями, как вестниками и свидетелями любви Своей, привлекает и убеждает.

Хотя Бог и хочет, чтобы мы его любили, однако не ради Своей какой пользы хочет того, но ради нашей пользы. Бог, так как совершенно Сам в Себе блажен, ничего и не требует от нас, но нам все подает и ради нас все делает, и потому, если любим Его истинно и нелицемерно, Ему от этого нет никакой (пользы), но только нам самим любовь эта пользу приносит. И отсюда может всякий видеть, сколь великую любовь Он имеет к человеку, так что, когда и любимым быть им хочет, не ради Себя этого хочет, но только ради человека.

Познавай, христианин, драгоценность души твоей и не прельщайся прелестными чинами и титулами этого мира, которыми сыновья этого века прельщаются и впадают в безумие. Честь, слава и достоинство души твоей больше славы всего мира. Душа твоя—невеста, с Христом, Сыном Божиим, навеки обрученная и святой Кровью Его искупленная. Понимай ее благородство. Благородный Жених—благородная и невеста, Ему сопряженная. Не видишь этого благородства и достоинства сейчас, но увидишь тогда, когда откроются чада Божии. Еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть (1 Ин. 3: 2). Все благородство, достоинство и преимущество этого мира, вместе собранное,—гной перед честью и благородством души человеческой.

Царю своему Христу уподобляются и воины Его, истинные христиане. Смиряются ниже всех, но Бог их выше всех возносит (см.: 1 Ин. 4:4), на земле странствуют, но отечество их—небо, на земле обращаются, но их жительство— на небесах, откуда ожидают и Спасителя (см.: Флп. 3:20). В рубищах ходят, но внутри царскою багряницею покрываются. Человеческого наследия лишаются, но Божие имеют: наследники Божии, сонаследники же Христу (Рим. 8:17). На земле богатства не ищут и не имеют, но небесные сокровища отверзаются им (см.: 2 Кор. 4:7). Людьми изгоняются, но Бог их принимает (см.: 2Кор. 6:17). Люди их оставляют, но с Богом общение имеют (см.: 1 Ин. 1:3). Мир их осуждает, но Бог оправдает (см.: Рим. 8:30,33). Мир их проклинает, но Бог благословляет (см.: Еф. 1:3). Мир их оскорбляет, но Богутешает (см.: 2 Кор. 1:4). Мир их бесчестит, но Бог их прославляет (см.: 1 Пет. 5:10).

О счастье земном

Люди, когда что-либо получают по желанию своему, счастливыми называются. Так и христианин счастлив, когда имеет то, чего желает и ищет. Счастливы те люди, которые от работы, или из тюрьмы, или из ссылки, или от плена освободились. Христианин счастлив, когда от грехов, которыми как узами был связан, и от рабства диаволу освободился.

Счастливыми называются те воины, которые одерживают победу над своими врагами. Воистину счастлив тот христианин, который самого себя побеждает.

За счастье почитают многие то, что им удалось врагам своим отомстить. Истинное счастье для христианина—что он врагам своим уступает и не воздает злом за зло. Еще большее счастье—когда их любит и благотворит им. Тогда-то он подлинный сын Небесного Отца, Который повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных (Мф. 5: 44-45).

Счастье для людей, что много от людей принимают и собирают. Счастлив воистину тот христианин, который от всего, что у себя имеет, уделяет ближним своим. Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут (Мф. 5: 7).

Счастье для людей быть богатыми и славными в этом мире. Для христианина счастье—добрыми делами богатеть и славу этого мира презирать.

Счастье для людей—над другими людьми господствовать и царствовать. Христианин счастлив, когда над самим собой, над плотью своей, над страстями и похотями своими господствует и царствует и ими повелевает. Вот воистину господин, царь и повелитель! Многие над людьми господствуют и царствуют, но сами—рабы греха и пленники своих страстей. Воистину преславен царь и господин, кто страстями и похотями своими владеет!

Счастлив тот из людей, кто в радости и веселье этого мира живет. Для христианина счастье —если он печаль о Боге имеет и плачет о своих грехах. Блаженны плачущие, ибо они утешатся (Мф. 5: 4).

Счастье для людей—иметь себе сильных людей защитниками и помощниками. Для христианина счастье—иметь себе Бога Защитником и Помощником.

Счастье для людей —быть крепкими телом и храбрыми в битве. Для христианина счастье—если он крепок душой, недвижим и неодолим в битве, бываемой от диавола, и в искушениях, бедах и напастях, им наносимых, непреклонен. Вот крепость и великодушие христианское! Вот храбрый воин Христов! Ты моя крепость, Господи, Ты моя и сила! С Тобою все могу. Без Тебя ничего не могу.

Счастлив тот, кто шел к яме, и мог попасть в нее, и, увидев ее, возвратился обратно. Намного счастливее тот, кто шел к яме вечной погибели и, увидев ее и отвратившись, назад спешит. Если есть кто такой и счастья такого сподобился, поздравляю его с тем и возвещаю от Божия слова, что бывает радость у Ангелов Божиих о нем (Лк. 15:10).

Возлюбленный христианин! Пусть люди процветают в счастье этого мира. Ты довольно счастлив будешь, когда внутри себя будешь иметь счастье. Это и есть истинное, недвижимое и неотъемлемое счастье! Пусть люди много знают вне себя. Ты довольно счастлив, когда знаешь самого себя и внутри себя, хотя и ничего иного не знаешь. Пусть люди красуются здоровьем телесным. Ты довольно счастлив, когда здоровье душевное имеешь, хотя телом и недужишь. Пусть люди изобилуют тленным богатством. Ты довольно счастлив, когда внутри себя благочестие и сокровище добродетелей носишь.

Пусть люди хвалятся, что с сильными и славными этого мира дружбу имеют. Ты довольно счастлив и славен, когда вошел в дружество со Христом, Сыном Божиим, имеешь общение с Отцом и Сыном Его, Иисусом Христом (1 Ин. 1: 3), хотя и никого из людей другом не имеешь и прочее. Вот истинное счастье и подлинное блаженство, которого ни огонь, ни вода, ни тюрьма, ни ссылка, ни пленение, ни хитрость, ни злоба человеческая, ни смерть отнять не могут. Если Бог за нас, кто против нас? (Рим. 8: 31). Это блаженство везде и всегда носит с собой человек, ибо внутри себя имеет. Ибо вот, Царствие Божие внутри вас (Лк. 17: 21). Ибо Царствие Божие не пища и питие, но праведность, и мир, и радость во Святом Духе (Рим. 14: 17). С этим блаженством христианин и в тот век отходит, и с собой выносит его из мира этого и приносит в небесное свое Отечество, и от блаженства в вечное и совершеннейшее блаженство приходит, где будет душою и телом совершенно блажен. О, воистину настоящее христианское блаженство, воистину драгоценнейшее счастье!

Какая польза человеку в мире счастливым быть, но христианского счастья не иметь? Какая польза телом здравствовать, но душу иметь расслабленную? Признак расслабленной души—злонравие... Безумный человек! Оставь смертное тело—прах, землю и пепел, а украшай бессмертную душу. И тогда будешь внутри себя иметь красоту, но истинную и нетленную.

Пусть люди свободу и благородство свое показывают. Ты довольно счастлив, когда христианское благородство и душу, свободную от грехов, имеешь, хотя и работаешь на людей, или в тюрьме заключен, или в ссылку сослан, или в плену находишься.

Пусть люди хвалятся, что у царя, или вельможи, или князя в милости. Ты весьма счастлив будешь, если у Бога, Небесного Царя, в милости быть сподобишься, хотя и никто из людей не будет к тебе милостив.

Христианин! В этом мире общее счастье и для нечестивых, и для благочестивых, особенно для нечестивых. Кто, как не нечестивые, более всего в мирском счастье живут? О них-то и написано: Ибо нет позора в смерти их и продолжительности в страдании их, в трудах человеческих не участвуют и с прочими людьми не терпят наказаний (см.: Пс. 72:4-5). Но духовное счастье свойственно одним истинным христианам. Имей истинное благочестие внутри себя—и тогда будешь иметь истинное счастье, хотя и внутри себя, но неотъемлемое, и несравненно лучшее, чем мирское.

Как видим, есть покои телесный, есть покой и душевный. Тело успокаивается, когда после пути или трудов почивает. Так и душа успокаивается, когда в чистой и непорочной совести почивает и от нее ничем не смущается. Это пресладкий душевный покой. Сладко успокаивается тело, когда после трудов почивает, в пресладком покое находится и душа, когда чистую и непорочную имеет совесть. Имеет свое беспокойствие тело, имеет и душа. Тело лишается покоя, когда находится в трудах, душа лишается покоя, когда ее злая беспокоит совесть.

Когда христианин мир с Богом имеет, тогда все блаженство в себе заключает и всякое бедствие и злополучие отгоняет. Тогда человек в милости у Всесильного Бога и покрывающего Своих рабов находится; гнева и суда Божия не боится; ада и геенны не ужасается; дьяволов и всех наветов вражьих не устрашается; на вечную жизнь, и обещанные блага, и всякое благословение Божие без сомнения надеется. Одного того опасается, чтобы перед Богом не согрешить и Его не прогневать и так пресладкого мира не лишиться. Этот мир может только в чистой и непорочной совести быть—это и есть высочайший дар Святого Духа.

У всякого грешника, который Закон Божий разоряет, не может быть покоя душевного, ибо, разоряя Закон Божий, он разоряет и покой совести и раздражает совесть, которая обличает и терзает душу согрешившую. Что Закон Божий говорит, то и совесть говорит, и в чем Закон Божий обличает человека, в том и совесть обличает. Грешит ли человек против Закона Божьего—грешит и против совести и раздражает ее. Делается ли что против совести—делается и против Закона Божьего. Откуда и бывает, что когда человек богобоязненный и совесть свою чистой хранить старающийся в чем согрешит и совершит проступок, тотчас это совесть его ударит и душу его возмутит, и ее беспокоит до тех пор, пока покаянием, воздыханием и сокрушением сердца не очистит грех, и так покой душевный опять возвратится.

Люди беззаконничающие, чтобы покой душевный иметь, должны от грехов обратиться к Богу и совесть свою, грехами замаранную, покаянием очистить и ее, раздраженную, усмирить. И так покой и тишина душевная возвратится к ним. Без этого покоя иметь никак не смогут, как бы совесть свою ни утешали. И опасно, как бы от временного этого беспокойствия к вечному беспокойствию не прийти, где совесть души согрешившей всегда будет грехи представлять и воспоминанием их мучить ее и терзать. Это и есть плод греха. Сладок грех людям, но плод его горек: Возмездие за грех— смерть (Рим. 6: 23).

Что любезнее, благоприятнее и слаще, как Небесному Царю смиренному, нас ради обнищавшему, кроткому, долготерпеливому, многомилостивому, преблагому, щедрому, Агнцу Божию незлобивому, непорочному, пречистому последовать? Весьма это нам полезно.

Где вера святая, истинная и живая, там и благодать Святого Духа обитает, а где благодать Духа Святого, там плод духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал. 5: 22).

Явный знак светильника веры, горящего в сердце человеческом,—радость духовная, в сердце ощущаемая, радость о Святом Духе, радость о Боге, которая в псалмах изображается: Сердце мое и плоть моя возрадовались о Боге Живом (Пс. 83: 3), ибо где вера к Богу, там и любовь к Богу; где любовь к Богу, там и радость о Боге, что любим, тому и радуемся.

С кажет кто: «Христианам многие бывают скорби, как говорит пророк: Много скорбей у праведных» (Пс. 33:20). Правда, но эти скорби извне им бывают, и потому душевной их радости не отнимают. Тело и плоть их оскорбляется, но душа в них веселится, ибо эти скорби им бывают не как злодеям, но как христианам (см.: 1 Пет. 4: 15-16). И потому этими скорбями не погружаются, но более возносятся и хвалятся скорбями, зная, что от скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда, а надежда не постыжает (Рим. 5:3-5). К тому же и скорбь терпеть ради любимого радостно...

Бывает, что благочестивая душа претерпевает всякую ненависть, озлобление, гонение, поношение, клевету и прочее злострадание. И это козни злого духа. Сначала он сам искушает и смущает благочестивую душу. Но если не удастся ему злое свое желание исполнить и ее совратить, то другой изобретает способ к озлоблению ее, насылает на нее злых людей, которые волю его злую творят. Тогда на человека то оттуда, то отсюда буря гонений, поношений, клеветы и озлоблений восстает. Душа благочестивая в таком бедственном состоянии не должна унывать и волноваться, а к тихому пристанищу терпения прибегать... Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие (Деян. 14: 22). Так души благочестивые сообразными делаются Единородному Сыну Божию Иисусу Христу, Который злым миром обесчещен, поруган, озлоблен и крестной смертью умерщвлен. Скажи, пожалуйста, не утешительно ли человеку быть сообразным Господу славы, и за Ним, как за Агнцем Божиим, следовать? Сообразным здесь в этом мире, в страдании, в вечной же жизни — в славе? С Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться (Рим 8: 17). Воистину не может быть большего утешения христолюбивой душе. Воистину возрадуется и возвеселится душа во всяком злострадании, когда это поймет.

Насколько тяжко и горько Божий гнев чувствовать, настолько утешительно и благоприятно благость и милосердие Его в сердце своем ощущать. Это несравненно всякую радость и сладость мира сего превосходит. Как доброзрачная и благовонная роза природная изящнее и благоприятнее, нежели сотворенная из какого другого вещества или искусством живописца написанная, так малейшее вкушение благости Божией намного лучше и увеселительнее, более всякого увеселения и утешения мира этого. Это та сладкая «вечеря», которую обещает Христос предложить слушающему Его голос и отверзающему двери сердца своего: Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною (Откр. 3: 20).

Об утешении посланием Отца

Невозможно сказать, какую сладость, сладость же духовную, получают рабы Христовы и от сего источника, то есть Святого Писания! Твердо они разумеют и уверены в том, что Святое Писание есть истиннейшее Бога своего, Которого сердцем любят, слово, которым с ними милостиво и отечески беседует, и полное любви Царя Небесного послание, которое через пророков и апостолов к роду человеческому послал и в нем волю Свою святую открыл.

Как утешается человек, когда от царя своего послание получит! Как им любуется! Часто перечитывает, и прочим его показывает, и хвалится им, хотя и царь такой же человек. Сколь несравненно услаждаются рабы Божии о послании к ним Царя своего Небесного, когда рассуждают, Кто и кому Свое послание послал, и внимают, что Он есть Бог их, Создатель их, Отец и благой Промыслитель их, Царь и Господь славы, Которому они от сердца служат, любят и со страхом поклоняются. Таковой и такой великий Господь благоволил к низким Своим рабам написать Духом Своим Святым и послать через избранных на то рабов Своих, пророков и апостолов.

Сладчайшего сего утешения лишаются те христиане, которые: 1) оставляют Божественное это сокровище и Небесного Отца неоцененный дар, но забавляются в книжках, которые плоть увеселяют и к суете более склоняют, нежели отводят от нее, и поступают подобно тем, которые, оставив живой чистой воды источник, прибегают к мутным кладезям и жажду свою хотят утолить. 2) Которые читают или слушают Святое Писание ради прения, а не ради утешения, чтобы только знать, где что написано, чтобы умными быть и показаться перед людьми, а не ради того, чтобы искусными быть христианами, Бога познать и волю Его святую, начало и конец своего жития, блаженства и окаянства своего начало и состояние.

Слово Божие, вселившееся в душу христианскую, христианина обновляет и делает его богомудрым, богобоящимся, благочестивым, святым—словом, новою тварью... во Христе (2 Кор. 5: 17). Как бальзам, внесенный в дом, наполняет дом благоуханием, так и Божие слово, как духовный и благоприятный бальзам, войдя в душу человеческую, делает в ней благоухание. Благоухание этого бальзама—страх Божий, любовь Божия и ближнего, покаяние, печаль по Богу, сокрушенный дух, воздыхание, умиление, слезы, утешение, духовная радость. Это небесное благовоние Святой Дух сотворяет в душе через святое Свое слово.

Видим в этом мире, что какое семя сеется, такой и плод от него родится, как-то: от пшеницы—пшеница, ото ржи—рожь, от овса—овес и прочее. Рожденное от плоти есть плоть (Ин. 3: 6). Так и Божие слово, как семя, на земле сердец человеческих сеемое, подобный себе плод рождает. Божие слово—семя духовное, доброе, небесное, святое, животворящее. Посеянное на сердце человеческом, рождает человека подобным себе, то есть делает его духовным, добрым, небесным, святым, живым.

Слово Божие—меч духовный, по слову апостола: Имен духовный, который есть Слово Божие (Еф. 6:17), есть также оружие на врагов. Этим оружием поразил Сам Христос сатану, когда им искушаем был в пустыне, и против предложенных им козней Писание приводил, которым посрамлял искусителя (см.: Мф. 4: 1-11). Так образ подал и нам в нужных случаях тем же оружием против него с Божией помощью бороться. К отчаянью ли нас приводит—да прилагаем милосердие Божие, грешникам кающимся обещанное. В гордость ли возносит—отвечаем ему, что мы земля и пепел, и что всякий, возвышающий сам себя, унижен будет (Лк. 18:14), и Бог гордым противится (1 Пет. 5: 5). Сребролюбием ли, сластолюбием и прочими стрелами хочет уязвить нас—да взимаем приличные против стрел его пособия из того же Писания.

Что пластырь живительный для язвы или раны телесной, то для души грешной, страхом Суда Божия и печалью о грехах уязвившейся,—Евангелие. Рана телесная ослабление болезни и исцеление от живительного пластыря получает. Так душа грешная, трепещущая Суда Божия, страхом перед ним и печалью сокрушенная, ослабление, живое утешение и исцеление от Евангелия получает.

Ему возвещается Евангелие? Отвечает Христос: Благовествоватъ нищим послал Меня, исцелять сокрушенных сердцем (см.: Лк. 4: 18). Вот кому проповедуется евангельское утешение. «Нищим», то есть тем, которые духовную свою нищету признают и ищут богатства благости, милости и человеколюбия Божия, тем, которые, не находя никакой правды в себе перед Богом, но даже всякое усматривая окаянство, алчут и жаждут правды Божией о Христе Иисусе и так смиряются перед Ним. «Сокрушенным сердцем», то есть тем, которые имеют сердце, печалью за грехи, как стрелою, уязвленное. Им благовествуется, им говорится: Веруйте в Евангелие (Мк. 1: 15). Им открывается все богатство Божия человеколюбия.

Какая весть может быть нам, грешникам, более приятной, чем слышать проповедуемое отпущение грехов даром, вместо гнева Божия—милость Божию, вместо проклятия — благословение Божие, вместо осуждения —оправдание, вместо ада—отверстое Царствие Небесное и с Богом Великим, Святым и Вечным—вечное примирение и общение (см.: Рим. 5:1 Ин. 1:3,7,9). Воистину не может быть более вожделенной для грешников вести. Не так желанны для больных здравие, для алчущих—хлеб, для жаждущих—холодная вода, для заключенных—свобода, для пленных—освобождение, для слепых и сидящих во тьме—свет, как для грешников, которые подлежали вечному Божию гневу и отвержению,—отпущение грехов и оправдание. Эту благоприятную весть приносит нам Евангелие!

О, безмерное человеколюбие Божие! О, великое утешение грешникам! Сам Бог и Господь ради них в мир пришел взыскать и спасти погибших.

Ты один из грешных и погибших, значит, и тебя пришел взыскать и спасти. Держись только верою Пришедшего взыскать и спасти грешников и утверждай надежду свою на Нем, тогда непременно взыщет и спасет тебя. И не сказано: ради таких и таких-то грешников пришел Христос, но ради всех и всяких, как велики и тяжки ни были бы их грехи. Одно только от них требуется, чтобы отстали от грехов, каялись и сокрушенное сердце имели. А духовный и живительный пластырь Евангелия к ранам их приложится, и почувствуют в сердцах своих радостное известие о милости Божией к ним. Ибо они уже начинают приносить жертву Богу на алтаре своего сердца—дух сокрушен.

Без покаяния Евангелие никакой пользы не принесет. Евангелие утешение нам приносит. Но на что утешение тому, который не имеет печального и сокрушенного сердца? И это есть то, что Христос Господь говорит о Себе: Он помазал Меня благовествовать нищим и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем (Лк. 4: 18). Видишь, кому Христос благовествует.

Не бойся, грешная, но кающаяся и болезнующая о грехах душа! Веруй только в Евангелие, и почувствуешь в сердце своем жизненность его.

О том, где живет Бог

Христиане—жилища Божии, как о том свидетельствует Святое Писание. Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим, —говорит Христос (Ин. 14: 23)... И еще: Вы храм Бога Живаго, как сказал Бог: вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом (2 Кор. 6:16). И в прочих местах о том свидетельствуется. О, сколь велико и это преимущество христиан, что они жилища Пресвятой Троицы и храм Бога живого! За великое почитается принять в дом монарха земного, но несравненно большее дело—принять человеку тленному, земле и праху, Бога, Небесного Царя, и не только принять, но и живущим Его у себя иметь! Это не что иное, как Царствие Божие внутри себя иметь (см.: Лк. 17: 21). Блаженно и любезно то сердце, которое это небесное сокровище сподобилось стяжать!

Великое обещал нам Бог—Он обещал Сам в сердцах наших жить: Вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом (2 Кор. 6:16; Лев. 26:12). Нет и не может быть большего, драгоценнейшего, приятнейшего и любезнейшего сокровища, как Бога внутри себя живущего иметь. И нет большей чести человеку, как храмом Божиим быть! Бог в чистой душе, как в благоприятнейшем храме Своем, живет. И любезнее Ему в чистой душе обитать, чем в рукотворных храмах,—поскольку в душе—образ Божий. Очистим и мы сердца наши, о христиане! Да явится и в нас образ Божий, душ наших прекрасная красота, и так будем храмом Бога нашего.

Удивляйся благости Бога нашего! Бог в человеке обитает!.. И познавай, что это есть истинный христианин. В этом его благородство, достоинство и преимущество! Какого там добра и блаженства не будет, где высочайшее и бесконечное Добро?!

Спаситель наш Господь Иисус Христос, ведая, что рабы Его верные, истинные христиане, в мире скорбны будут, как и предрек им: В мире будете иметь скорбь (Ин. 16: 33),—того ради обещал с ними, по Своему человеколюбию, всегда неотлучно быть, хотя видимо и отлучился; чего ради во утешение им это слово сказал: Се, Я с вами во все дни до скончания века (Мф. 28: 20).

Видишь поутру ясно восходящее солнце и всех увеселяющее. Помысли, сколь великое веселье ощущают души, в которых Христос, Сын Божий, вечное правды Солнце, воссияет. Да научит тебя этот случай усердно молиться Ему, чтобы и в твоем сердце блеснул благодати Его благоприятный свет.

Благодатным Божиим присутствием ободряемы, верные дерзают и говорят Богу с пророком: Если я пойду посреди тени смертной, не убоюсь зла; ибо Ты, Боже, со мною (см.: Пс. 22:4). Дерзают в узах, темницах, изгнаниях, пленениях, бранях, страданиях и самых смертях, ибо Господь близ них есть, сохраняя и спасая их, и говорят с пророком: С нами Бог (Ис. 8:10); говорят с Псалмопевцем: Господь пасет нас и ничего нас не лишит (см.: Пс. 22: 1); восклицают с апостолом: Если Бог за нас, кто против нас (Рим. 8: 31).

Рассуди же, возлюбленный христианин, какое большее может быть утешение боголюбивой душе, чем Бога присутствующего иметь и на Него очами веры смотреть? А где Бог со Своим благодатным присутствием, там всякое утешение, радость и веселье.

Почувствовал это Псалмопевец на себе: Я всегда с Тобою; Ты держал меня за правую руку, и советом Твоим наставлял меня, и со славою принял меня. Что для меня небо ? и без Тебя чего желать мне на земле ? Изнемогло сердце мое и плоть моя, Боже сердца моего и часть моя, Боже, вовек (см.: Пс. 72: 23-26). Чувствовали мученики святые, и в самых жесточайших страданиях веселились, и над дьяволом и слугами его торжествовали. Чувствовали и все святые и всякие находящие скорби доблестно претерпевали. Чувствуют и ныне работающие Ему со страхом, и верою и любовью Ему прилепляющиеся, и потому всякую сладость и утеху мира сего, как гной, презирают и гнушаются, одним этим внутренним своим сокровищем довольствуясь и утешаясь.

О женихе и невесте

Что между собой жених и невеста, то и Христос и христианская душа. Невеста жениху обручается. Так и душа человеческая верою обручается Христу, Сыну Божию, и омывается банею Крещения.

Невеста оставляет дом и родителей и прилепляется к одному своему жениху. Так и христианская душа, обручившаяся с Христом, Сыном Божиим, должна оставить мир и мирские прихоти и прилепиться к одному своему Жениху Иисусу Христу; к чему Святой Дух через пророка увещевает ее: Слушай, дщерь, и смотри, и приклони ухо твое, и забудь народ твой и дом отца твоего. И возжелает Царь красоты твоей(Пс. 44: 11-12).

Невеста одевается в платье цветное и украшается, чтобы понравиться жениху своему. Так и душа христианская должна одеваться в подобающее для нее одеяние и украшать себе внутри, чтобы понравиться своему Жениху, Иисусу Христу. Одеяние души указывает Святой Дух через апостола: Облекитесь, как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение (Кол. 3:12).

Добрая невеста никого не любит так же или более, чем своего жениха. Так и душа христианская не должна любить никого равно, а тем более сильнее, чем Христа, Жениха своего.

Не нравится невеста жениху, когда равную с ним, а особенно когда большую любовь другому отдает. Так и душа христианская не угодна Христу, когда другое что равно Христу или, что хуже того, более Его любит. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня,—говорит Христос (Мф. 10: 37).

Благородство, честь и достоинство невесты от жениха зависит. Так и души христианской честь, благородство и достоинство от Христа зависит. Чем благороднее жених, тем благороднее бывает и невеста, с ним обрученная. Но так как нет никого более честного, благородного и достойного, чем Христос, Сын Божий, то и для христианской души не может быть большей чести и достоинства, как быть обрученною невестой Христа, Сына Божия.

Чести, благородства и достоинства невесты не видно, пока с женихом своим браком не соединится. Так и души христианской честь и слава не видна, пока браком с Иисусом Христом не соединится в будущем веке. Возлюбленные...—говорит апостол, — еще не открылось, что будем (1 Ин. 3: 2).

Покажется слава и достоинство невесты, когда с женихом своим благороднейшим браком соединится. Так откроется превеликая слава христианской души, когда во Втором пришествии Его браком с Ним соединится. Тогда она подобна будет прекраснейшему своему Жениху.

После брака невеста в дом жениха приводится с весельем. Так и душа христианская введется в дом и палату Небесного своего Жениха, Иисуса Христа, с радостью и весельем (см.: Пс. 44:16).

Жених радуется о невесте своей, и невеста о женихе своем. Так и возрадуется Христос, Жених Небесный, о душах спасшихся и прославленных. И как жених радуется о невесте, так возрадуется Господь о тебе (Ис. 62: 5). И души возрадуются о пресладком и прекрасном Женихе своем во веки веков.

О всем благе и всем зле

Как боголюбие есть корень и источник всех благ, душевных и телесных, мира, покоя, согласия и прочих, так самолюбие есть начало всех зол и бед на свете. Ибо как от боголюбия следует тщательное исполнение воли Божией, которая всех благ нам желает, так от самолюбия бывает Закона Божьего презрение и святой воли Его отрицание, от чего все зло происходит.

Как боголюбие рождает истинную сердечную и неотъемлемую радость, так самолюбие делает ложную, прелестную и мнимую утеху, которая подобна сновидению, ненадолго явившемуся и исчезнувшему, и вместо того вводит истинную сердечную печаль, угрызения совести и в будущем веке адское мучение, тем более жестокое и страшное, чем более себя грешник здесь любил и себе угождал.

Потому намного больше скорбей самолюбцам, нежели боголюбцам, бывает. Бо-голюбцев хотя и окружают скорби и беды, но не погружают; колют, как терние розу, но не прободают; покрывают, как мгла солнце, но не помрачают; бьют, как волны морские камень, но не разбивают: поскольку духовное сокровище и Царствие Божие внутри них (см.: Лк. 17: 21), которое, как якорь волнующийся корабль, души их держит и благонадежными во всем делает.

Боголюбцы лишаются чести, славы, богатства мирского, но не лишаются внутреннего своего сокровища, поскольку они честью, славой и богатством не утешаются, но намного лучшее имеют утешение; и как не ищут чести и богатства, так и, потеряв их, не скорбят. Притекает к ним богатство? Они не прилагают сердца к нему (Пс. 61: 11), но одним внутренним сокровищем довольствуются. Дается им честь? Они не столько с желанием, сколько с послушанием принимают ее; и принимают не как честь, а как иго, Богом наложенное, которое должно носить во славу Его и на пользу ближнего. Славят ли их? Они того не принимают, ибо всякая слава одному Богу подобает. И так не для чего им и скорбеть, когда отнимается у них то, чего не искали.

Тепят боголюбцы клевету, злословия, поношения от людей, но своей совестью защищаются и похваляются (см.: 2 Кор. 1:12); осуждает их злоречивый мир, но Бог оправдывает их (Рим. 8:33-34), и так, когда хулят их, утешаются (см.: 1 Кор. 4:13).

Имеют боголюбцы врагов своих, но не имеют к ним вражды, злобы, мщения, и поэтому внутри мир и покой имеют, хотя извне и терпят беспокойство (см.: Ин. 14: 27). И хотя ненавидят, враждуют и обижают их враги их, однако душами своими, как чада мира и покоя, безмятежно и сладко на пресладком лоне Божией любви почивают и всеприятного своего покоя не хотят оставить.

Боголюбцы, поскольку одного Бога боятся, никого, кроме Него, не боятся, хотя и всех любят и почитают в Том же Боге, и так под всесильным кровом крыл Его безопасными пребывают.

Боголюбец, он всегда и везде с пророком говорит: Господь—Просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюсь ? Господь— Защитник жизни моей, кого устрашусь ? (см.: Пс. 26: 1). На Бога я уповал, неубоюся, что сделает мне человек (Пс. 55: 12, 117: 6). Если я и пойду посреди тени смертной, не убоюсь зла, ибо Ты со мною, Боже (см.: Пс. 22:4). Что может быть вожделеннее, чем то, чтобы и посреди самой тени смертной не бояться!

Заключают в темницу боголюбцев, облагают узами, но не лишаются они духовной своей свободы, которая всегда с ними, ибо духа связать никто не может. Лишаются общего этого света, но не лишаются внутреннего просвещения. Уязвляются ранами на теле, но сладким свидетельством чистой совести облегчаются от болезни, ибо все это терпят не ради иного чего, как ради правды, и потому радуются и веселятся духом (см.: 1 Пет. 3:14).

Удаляются боголюбцы от отца и матери, братьев и друзей, но не удаляются от Бога, Который везде с ними: и в темнице, и в ссылке; и более отца и матери, братьев и друзей милостивым Своим присутствием утешает их (см.: Ис. 3:1-3, 2 Кор. 1:4).

Изгоняются боголюбцы в чужую страну; но поскольку они не имеют здесь постоянного града, но ищут будущего (Евр. 13:14), то им странствовать—везде одинаково, ибо для них жизнь в мире сем не что иное, как ссылка, из которой всегда на Отечество свое—горний Сион—смотрят и воздыхают, желая облечься в небесное их жилище (2 Кор. 5: 2).

Плачут в мире сем боголюбцы; но и плач их радостью бывает растворен, ибо плачут или потому, что преселение их продолжитель-иов мире сем (см.: Пс. 119: 5); или потому, что по немощи плоти не могут достойной любви Человеколюбцу Богу воздать; или потому, что видят Закон Божий в попрании от беззаконных, как пророк говорит: Печаль объяла меня при виде грешников, остав-ляющихзакон Твой (см.: Пс. 118: 53),—и так видят Законодателя презираемым и видят погибель презирающих. Но поскольку печаль эта—печаль ради Бога (2 Кор. 7:10), то она есть причина радости, и как после дождя воздух, так сердца их после слез прохлаждаются и утешения божественного сподобляются.

Как боголюбие бывает причиной радости сердечной, так и самолюбие бывает причиной печали.

Боголюбцы, оканчивая многобедную эту жизнь, оканчивают и скорби свои, и к совершенной переходят радости, и, поскорбев теперь немного от различных искушений, великое получают веселие (см.: 1 Пет. 1: 6-8), и кратковременное легкое страдание их производит в безмерном преизбытке вечную славу (2 Кор. 4: 17). Самолюбцы от мнимых утешений своих к истинным скорбям и от временных к вечным бедствиям при окончании жизни своей переселяются. И так как от боголюбия всякое блаженство, так от самолюбия всякое окаянство последует.

Что прямое и кривое дерево, то правое и неправое сердце. Как прямое и кривое дерево между собой, так правое и неправое сердце—прямое с кривым не ладится; так между правым и неправым сердцем нет никакого сходства и согласия.

Правое сердце Богу и воле Его святой следует, а неправое—своей злой воле и своим прихотям.

Правое сердце всякого человека любит и любви своей и от ненавидящих его не отнимает, а неправое сердце только любящих его любит и часто и тех ненавидит.

Правое сердце просто, нелестно и нелицемерно с ближним своим обходится. А неправое сердце коварно, лукаво и лицемерно поступает со всяким человеком.

Правое сердце в несчастье и приключающемся злострадании терпит. А неправое негодует, ропщет, а часто и хулит.

Правое сердце истиной, и духом, и усердным послушанием Бога почитает. А неправое одними только устами и наружностью. О таких говорит Господь: Приближаются ко Мне люди сии устами своими и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня (Мф. 15: 8; Ис. 29:13).

Правое сердце всякое добро, какое ни творит, Богу, как Источнику всякого добра, приписывает. А неправое сердце—себе и своему старанию.

Правое сердце для всякого чина и звания и общей пользы годится и потребно; а неправое сердце ни для какого звания и чина не годится. Оно где ни будет, во всем воле своей, а не Божией будет следовать, везде скверной своей корысти, а не общей пользы будет искать.

О больнице и враче

Что госпиталь больным, то Церковь святая христианам, духовно больным. В госпиталь больные входят через двери. В Церковь святую духовно больные входят верой и святым Крещением. В госпиталь входят больные для того, чтобы вылечиться от болезни и стать здоровыми. В Церковь святую входят духовно больные для того, чтобы вылечиться от душевных болезней и быть спасенными.

В госпитале есть лекарь, который больных посещает, смотрит и лечит. В Церкви святой Врач—Христос, Который христиан, духовно больных, посещает и врачует. В госпитале больным лекарь запрещает все то, что препятствует лечению его, больным подаваемому. В Церкви святой находящимся христианам воздерживаться повелевает Христос от всего того, что душевному их исцелению и получению вечного спасения препятствует.

В госпитале бывает, что не все больные исцеляются. Бывают болезни неизлечимые, и человек не все может, что хочет. В Церкви святой иначе. Нет такой душевной болезни, которой бы Христос не хотел и не мог исцелить, только бы сам больной хотел того и усердно желал, просил и искал у Христа. Все возможно для Того, слову и мановению Которого все повинуется, желание и слово Которого есть дело, повелением Которого хромые ходят, прокаженные очищаются, слепые прозревают, глухие слышат, мертвые воскресают, немые говорят, расслабленные и лежащие на одре встают (см.: Мф. 11:5). Познай только, христианин, и признай немощь свою, и проси со смирением у Врача Этого исцеления, и без сомнения жди—и непременно получишь.

В госпитале больные, желающие исцелиться, отдают себя в волю лекаря, чтобы поступал с ними так, как хочет. Так и христиане, если истинно хотят исцелиться, должны поручить и вверить себя премудрому и верному Врачу, Иисусу Христу, чтобы творил с ними, что хочет. Горькое или сладкое подает лекарство—все нужно за благо принимать. Ибо Иисус Христос—мудрый, верный и человеколюбивый Врач и очень хочет души наши исцелить и так спасти. Для этого и в мир пришел, и пострадал, и умер за нас. Тела тленные и смертные исцелял, как Евангелие Его проповедует. Души ли бессмертные не исцелит? Доверим только Ему себя—да исцеляет нас, как хочет.

Рассматривай и познавай, что в душе твоей делается, сколько и какие болезни ее мучают и к смерти ведут. Вошел ты в священную Церкви святой лечебницу искать исцеления души твоей от Христа Спасителя и так вечно спасенным быть, а не чести, славы и богатства искать, не банкеты устраивать, не в гости ездить и гостей принимать и не за прочей суетой гоняться. В лазарет приходят лечиться, а не прихоти свои исполнять. Бедный христианин! Познай заблуждение свое, и от суеты обратись ко Христу, и старайся познавать немощь души своей, и признавай ее перед Христом, да исцелишься от Него.

Христианин, видя свою страшную немощь душевную, то оттуда, то отсюда помощи себе ищет, но не получает. Многие книги с немалым трудом прочитывает, но от них исцелиться не может. Любезный христианин! Как ни старайся и куда ни обращайся, но, кроме Христа, нигде и ни от чего не получишь исцеления. Без сомнения, полезно и нужно прочитывать книги христианские, и о них размышлять, и в них поучаться. Они просвещают ум, дают разум, к покаянию подвигают и к молитве побуждают. Но все они, как видим, на Христа указывают, и ко Христу нас отсылают, и руководствуют, чтобы от Него искали мы исцеления и спасения. Он один, и, как Свет присносущный, слепых просвещает, и, как Врач, немощных исцеляет, и, как Жизнь, мертвых оживляет, и, как Всесильный, расслабленных восставляет и хромых исправляет.

Признак того, что душевная немощь начала исцеляться,—когда страсти душевредные начнут усмиряться и утихать, когда менее гордости, самолюбия, сребролюбия, ненависти, зависти, гнева, ярости, скупости, славолюбия, нечистоты и прочего зла проявляется в человеке, как признак начавшего исцеляться тела—когда оно от вредных соков начнет освобождаться. Что вредные соки в теле, то греховные страсти в душе. Вредные соки мучают тело и умерщвляют. Греховные страсти мучат душу и к вечной смерти ведут. Здоровым тело становится, когда от злых и вредных соков исцеляется. Так и здоровой становится душа, когда от злых и греховных страстей освобождается.

От Христова страдания, как от источника спасения, все наше благополучие проистекает. Его страдание — причина нашей отрады. Его смерть—причина нашей жизни. Его судом и осуждением мы от суда и осуждения вечного избавились. Его ранами мы исцелились... От Его печали, скорби и туги мир и радость вечная нам проистекли. Его милосердными слезами отираются слезы очей наших и действительны перед Отцом Небесным бывают. Обнажение Божественного Его Тела ризу спасения и одежду веселия нам сделало. Смирением и унижением Его мы вознеслись. От поругания и бесчестия Его вечная честь и слава нам последовала. Словом, все блаженство духовное и вечное от этого спасительного Источника нам проистекло.

О сладости горького

Кто к солнцу идет, за тем тень следует. Кто от солнца отходит, от того тень отступает. Так и затем, кто ко Христу, Праведному Солнцу, приближается и с верою и любовью за Ним следует,—ненависть, злоба и гонение этого мира неотлучно последует. Мир, ложью диавольской ослепленный, истины Божией не любит. И потому как Христа, саму Истину, ненавидел, гнал, так и христианина, держащегося истины, ненавидит и гонит. Однако, возлюбленный христианин, не скорби о том, что мир тебя ненавидит. Христос несравненно больше и лучше всего мира, и любовь Его слаще всего мира. Кого Христос любит и милует, тому ненависть и злоба этого мира ничем не вредит.

Когда небо густыми и темными облаками покрывается и великая буря находит, кажется, что солнце оставляет нас. Однако и в такое время оно всегда тончайшие свои лучи испускает на нас. Так, когда темное облако и буря искушений находят на нас и накрывают нас, кажется, что Бог оставил нас. Однако Бог и в такой тьме верного Своего не оставляет, но сокровенною силой Своей его сохраняет.

Бог ожидает в искушении твоего терпения и подвига, а не уныния и негодования.

Искушения нам бывают по попущению Божию для доброго конца. В искушении показывает Бог нас нам самим, что мы есть и к чему склонность имеем, к добру или ко злу; что мудрствуем, плотское или духовное; что в сердце нашем кроется, любовь Божия или любовь мира сего. В искушении человек познает свою немощь и окаянство и так смиряется. Дано мне жало в плоть, — говорит апостол Павел, — ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился (2 Кор. 12: 7). В искушении, если оно претерпится, искуситель посрамляется, как немощным человеком по Божией благодати побежденный, а человек венчается.

К успеху в христианском деле руководствует различный крест и искушение. С великою радостью принимайте, братия мои, когда впадаете в различные искушения, зная, что испытание вашей веры производит терпение; терпение же должно иметь совершенное действие, чтобы вы были совершенны во всей полноте, без всякого недостатка (Иак. 1: 2-4). Крест и различные искушения—это училище духовное, в котором обучаются христиане.

Как в училищах обучаются отроки и юноши правилам, красноречию и мирской мудрости, так в училище креста и искушений христиане, младенцы и отроки во Христе, обучаются правому, прекрасному и богоугодному житию и духовной премудрости. И чем более в этой духовной школе обращаются, тем искуснейшими в деле христианском бывают. И как воины мира этого чем более обращаются в брани и против врагов отечества своего подвизаются, тем искуснейшими и храбрейшими делаются; так христиане, воины Христовы, чем более подвизаются под крестом, знаменем христианским, против врагов своих, плоти, мира и дьявола, тем лучше успевают в деле христианского благочестия.

К испытанию же и познанию сердца нашего приводит нас различный крест, искушение и молитва. Чем более человек искушается, тем более познает себя; чем более познает, тем более просвещается; чем более просвещается, тем более исправляет себя. Как чем более просвещаемся естественным, то есть солнечным или свечным светом, тем более видим и распознаем одну вещь от другой, например белое от черного и прочее, так чем более просвещаемся вышеестественным светом, то есть благодатью Божией, тем лучше познаем состояние сердца нашего и распознаем добро от зла, добродетель от порока, истину от лжи, правое от ложного учения и истинную веру от суеверия и прочее. К этому ведет нас познание немощи и окаянства нашего.

Знак нехороший, если кто не чувствует искушения, ибо искуситель не касается того, кого видит покорным своей воле и потому под своею властью. Ратник не воюет против того, кто ему покоряется, но кто против него стоит и вооружается; и разбойник на нищего не нападает, но на богатого. Внемли этому всякий и не радуйся о том, что не чувствуешь искушения, но осмотрись, в каком состоянии находишься.

Для благочестивых душ, живущих в этом мире, любое место—ссылка. Они в этом мире находятся так, как некогда иудеи в плену вавилонском, которые, помня Сион—свое отечество, там сидели... и плакали (Пс. 136: 1). Так и всякая благочестивая душа в этом мире, как на реках вавилонских, сидит и плачет, вспоминая любезное свое небесное Отечество и горний Иерусалим. Нет благочестивой душе в этом мире истинного дома и отечества, но везде изгнание и ссылка. Потерпите, возлюбленные, и подождите, пока Господь вас из этого мира, как из Вавилона, в горний Иерусалим позовет. Тогда увидите дом ваш и Отечество ваше, но уже небесное, вечное, блаженное.

Все благочестивые, как-либо страждущие, возведите сердечные очи ваши в обители Небесного Отца и рассмотрите тех жителей святых. Никого не увидите, кто бы туда скорбным путем не пришел.

Когда непогода и буря пройдут, солнце приятнейше нам сияет. Так и когда буря искушений минует, благоприятность и любезность благости Божией в сердце человеческом чувствуется. Тогда сладчайшее вёдро (теплая ясная погода.—Прим, ред.) в душе сияет. Тогда душа утешается, мира и покоя, как сладчайшей вечери, насыщается... Тогда вкушает и видит душа, как благ Господь (Пс. 33: 9). Такая сладость за претерпенным искушением в сердце человеческом следует. Терпи нашедшее искушение, христианин, и почувствуешь потом благоприятное и сладчайшее вёдро в душе своей.

О пришельцах и странниках

Кто отлучился из своего дома и отечества и живет на чужой стороне, тот там пришелец и странник, как россиянин, находящийся в Италии или в иной какой земле, там пришелец и странник. Так и христианин, от небесного Отечества удаленный и в многобедственном мире этом живущий,—пришелец и странник.

Мир сей есть Содом, беззаконный и нечистый, и миролюбцы подобны содомлянам. Если не хочешь душу свою повредить и с этими содомлянами погибнуть, христианин, избегай общения и дружества их, как огня или как моровой язвы.

Странник, живя на чужой земле, все старание прилагает к тому, чтобы сделать и совершить то, ради чего прибыл на чужую землю. Так и христианин, словом Божиим позванный и святым Крещением обновленный к вечной жизни, старается, как бы не лишиться вечной жизни, которая здесь, в этом мире, или приобретается, или губится.

Мир останется, а все, как нагими вошли в мир, так и изыдем от мира, и ничего с собой не возьмем, ни серебра, ни золота, ни вотчин, ни чести, ни славы.

Пьянство от вина бывает, когда человек употребляет вина выше меры. Пьянство не от вина—когда человек любовью этого мира, суетными мыслями и беззаконными начинаниями упивается. Упившийся вином часто не знает, что говорит и делает, и ни стыда, ни страха не имеет, и что ни делает, почти все смеха достойно. Так и упившийся любовью этого мира и прочими беззаконными мыслями не знает, что делает. То за одно, то за другое хватается, но все начинание и дело его против него. Видит, что все умирают и никто с собой ничего не уносит. Однако так заботится об умножении богатства, о расширении земли, о создании дома и о прочих своих прихотях, о приобретении чести и славы суетной—так, говорю, заботится, как будто он один в этом мире будет жить вечно. Воистину такой человек безумен и смеха или тем более сожаления достоин!

Упившийся вином и сикерой легко протрезвляется, но упившийся любовью этого мира—с большим трудом. Похоть, которая в нем живет и делает его безумным, придумывает много причин и не допускает, чтобы он протрезвился. Мне-де ради жены, ради детей, ради старости моей немало надобно. А честь и слава, которой не менее, чем богатства, желаешь, для чего тебе надобна? Для чего нужны богатые украшения платья, домов, трапез, слуг, коней, карет, алмазы, бриллианты и прочая суета? О, упившийся не вином и сикерой, а похотью суетного мира! Продери глаза свои и посмотри на тех, которые были такими же, как и ты. Где их богатство? Где честь и слава? Где прихоти и гордыня? Где суетный убор? Оставило их все, когда мир они оставили, или, хуже того, мир их оставил и нехотящих. И случилось с ними то, что с теми людьми, которые во сне много имеют и много пьют, но, пробудившись, ничего в руках не видят и чувствуют великую жажду.

Странник в чужой земле с немалым опасением живет, потому что между незнакомыми людьми находится. Так и христианин, в этом мире живя, как на чужой земле, всего опасается и остерегается, то есть духов злобы, демонов, греха, прелести мира, злых и безбожных людей.

Истинного христианина все миролюбцы и сыновья века этого чуждаются, удаляются и ненавидят, как не своего и им противного. Об этом говорит Господь: Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а так как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир (Ин. 15: 19). Море мертвого тела, как говорят, не держит в себе, а извергает вон. Так и мир непостоянный, как море, благочестивую душу, как для мира умершую, изгоняет. Миролюбец—любезное чадо для мира, тогда как презиратель мира и похотей его прелестных—враг.

Мир непостоянен: сегодня нас хвалят, а на другой день ругают; сегодня почитают, а потом бесчестят; сегодня поклоняются, а после попирают ногами; сегодня величают, а немного позже смеются над нами; сегодня ездим на колеснице, а на другой день сидим в темнице; вчера музыка в доме, а сегодня плач; вчера в порфире и виссоне, а сегодня в рубищах ходим. И едва найдешь, кто бы в едином постоянном счастье до конца своей жизни дошел; что ни день, то почти всякому какая-нибудь перемена. Так-то мир нами играет. Любящим же Бога, хотя и многие приключаются беды и напасти, но все им содействует ко благу,—как апостол учит (см.: Рим. 8: 28).

Истинному христианину в этом мире жить скучно и скорбно. Ему в этом мире везде ссылка, тюрьма и место изгнания, как удаленному от небесного Отечества. Горе мне, —говорит святой Давид, —что жизнь моя в переселении продолжительна (см.: Пс. 119: 5). Так и прочие святые об этом сетуют и вздыхают. Страннику хотя и скучно жить на чужой земле, однако живет ради нужды, ради которой из отечества своего отлучился. Так и истинному христианину хотя и скорбно жить в этом мире, однако, пока Бог велит, живет и терпит это странствование. У странника всегда в уме и памяти отечество и дом свой, и желает он возвратиться в отечество свое.

Для сыновей века сего, пристрастившихся к миру, мир—как отечество и рай, и потому не хотят от него отлучиться. Но сыновья Царствия Божия, сердцем от мира отлучившиеся и всякие скорби в мире терпящие, желают к тому Отечеству прийти. Христианину истинному в этом мире жизнь есть не что иное, как всегдашнее страдание и крест.

К миру обращение бывает тогда, когда человек сердцем к мирским вещам, то есть к чести, славе, богатству, роскоши и всякой суете, обращается, приближается и ищет их, как любимое свое сокровище, так и к Богу обращение бывает, когда человек, все это оставив, одного Бога любит, желает, сердцем приближается к Нему и ищет Его, как Высочайшее Добро.

Что человек познает и признает за свое добро и блаженство, то и любит. А что любит, того и желает. Чего желает, о том мыслит всегда. О чем мыслит, то с усердием и ищет. Ищешь ли чести, славы, богатства и прочей суеты в этом мире? Это значит, что ты это за добро свое и блаженство почитаешь, и любишь это, и желаешь этого, и это подлинно означает, что ты сердцем от Бога и Создателя своего отвернулся и обратился к созданию Его, почитаешь это больше, чем Создателя своего. А когда, все это презрев и оставив, ищешь одного Бога и Его одного желаешь приобрести и иметь,—значит, ты Его больше всего создания почитаешь, и в Нем свое удовольствие находишь, и крайнее свое добро и блаженство в Нем полагаешь.

Одного Бога, больше всего света, несравненно почитать должно. Будь в мире, как Лот в Содоме, где все беззаконничали, но он им не подражал, а делал то, что святой воле Божией было угодно. Делай и ты так, не подражай тому, что злой мир делает. Видишь или слышишь, что худо делают люди,—будь как не видящий и глухой, не слышащий. Обращай всегда к вечности сердечные свои очи, и будут все мирские дела позади тебя, и жить будешь в мире, как бы один, ведая Создателя своего и святую волю Его.

Рассуждай почаще о смерти, при которой все прихоти свои оставишь, о Страшном Суде Христовом, перед которым надобно и тебе явиться, как и всем, о блаженной вечности, в которую пойдут бого-любцы, и о несчастливой и мучительной, которой не избежат любящие мир сей и все грешники. Таким рассуждением гаси, как водою, пьянство, в сердце твоем кроющееся. Воистину, говорю тебе, скоро выйдет из головы твоей вся суета мира сего, когда почаще будешь о тех пунктах рассуждать! Более будешь желать плача и слез, чем веселых дней. Доволен будешь краюхой хлеба со щами и вертепом и хижиной вместо богатого и красивого дома и всю красоту этого мира будешь считать мертвечиной.

Когда странник в отечество, в дом свой возвратится, то домашние, соседи и друзья его радуются ему и приветствуют его благополучное прибытие. Так, когда христианин, окончив свое в мире странствование, придет в Отечество небесное, радуются о нем все Ангелы и все святые жители небесные. Странник, пришедший в отечество и дом свой, в безопасности живет и успокаивается. Так и христианин, вошедший в небесное Отечество, успокаивается, живет в безопасности и ничего не боится, радуется и веселится о блаженстве своем.

О воде мимотекущей

Что вода мимотекущая, то и жизнь наша и все в жизни случающееся. Видим, что вода в реке непрестанно течет и проходит, и все поверху воды плывущее, как-то: лес, сор и прочее—проходит. Христианин! Так жизнь наша, и с жизнью все благополучие и неблагополучие, мимо идет.

Не было меня прежде, и вот я есть в мире, как и прочие твари. Руки Твои сотворили меня и создали меня, Господи (Пс. 118:73). Был я младенец, и прошло то. Был я отрок, и то прошло. Был я юноша, и то отошло от меня. Был я муж совершенный и крепкий, минуло и то. Ныне седеют волосы мои, и от старости изнемогаю. Но и то проходит, и к концу приближаюсь, и пойду в путь всей земли. Родился я на то, чтобы мне умереть. Умираю ради того, чтобы мне жить.

Что со мной случилось, то и со всяким человеком. Был я здоров и болен, и опять здоров и опять болен—и прошло это. Был в благополучии и неблагополучии—прошло время, и со временем все миновало. Был я в чести—прошло то время, и честь от меня отступила. Люди меня почитали и поклонялись—минуло то время, и не вижу того. Был я весел, был и печален, радовался я и плакал. И ныне то же со мной случается: проходят дни, проходит с ними печаль и веселье, радость и плач.

Хвалили меня и славили люди, хулили и поносили. И которые хвалили, те и проклинали, а которые хулили, те и хвалили,—прошло время, прошло и все, миновала хвала и хула, слава и бесславие. То же слышу и ныне: то хвалят, то хулят, то прославляют, то бесславят. Знаю, что и то минет: пройдет время, пройдет хула и хвала, слава и бесславие. Что со мной случилось и случается, то и со всяким человеком, живущем в мире этом. Таков мир, таково и постоянство его, такова и жизнь наша в мире.

Беден человек от утробы матери своей даже до гроба: рождается с плачем, живет в мире, как корабль в море плавает, и то восходит, то нисходит, то поднимается, то опускается, и умирает с плачем.

Жил я в богатом доме, жил и в хижине. Прошло время, и такой покой отступил от меня. Живу ныне в хижине и тесноте, и того не будет. Сидел я за богатой трапезой, сидел и за скудной. Прошли дни эти, прошло и все, что в них было. Это же и ныне случается, и это пройдет.

Вкушал я сладости и горести—отступил вкус, отступила сладость и горесть от меня. Слышал сладкую музыку. Прошло время слышания, и перестало мое веселье. Одевался я в хорошую одежду. Прошло это время, отошло то одеяние от меня. Ездил я на колеснице. Прошло то время, и нет того. Стояли предо мной слуги и рабы. Прошло то время, и отступили они от меня. Имел я друзей и приятелей. Прошли те дни, и обратились они кто во врагов моих, кто во лжебратию. Что со мной, то и со всяким случается.

Где то время, в которое счастлив я был, в которое был здоров, весел, радостен, славим, хвалим, почитаем; в которое богатой трапезой и музыкой утешался, ездил на колеснице цугом? Прошло время, прошло и все с ним счастье мое и утешение мое. Где то время, когда я был несчастлив, болен, печален, скорбен, хулим и поносим, укоряем и ругаем и т. д.? Прошли те дни, прошло и все то несчастье мое. Пройдет и все, что ныне в этом времени случается, как все с преходящим временем проходит.

Что один человек на себе узнает, то со всяким случается. Нет такого человека, который бы от рождения до смерти в неизменном пребывал благополучии или неблагополучии. Как под небом то вёдро, то пасмурно, то непогода и буря, то ясно и тишина бывает, так и всякому человеку случается то в благополучии быть, то в неблагополучии, то в страхе, то в покое, то в печали, то в радости быть. Но как дни и часы проходят, так всякое счастье и несчастье с ними проходит.

Видишь, христианин, что как вода, мимо текущая, и все по ней плывущее, так время нашей жизни и все со временем благополучие и неблагополучие наше проходит. Так и вся наша жизнь пройдет. Как ныне у нас прошедшие дни наши и все в них случившееся, счастье и несчастье наше, прошло, так и вся прочая жизнь наша и все, что случится в ней, пройдет.

Так прошедшие дни наши, как во сне видим, и с ними все благополучие и неблагополучие, так и прочее время при конце жизни, как во сне, будем видеть. И только помнить будем тогда и мечтать, что то-то и то-то с нами было. Такова-то наша жизнь в мире этом! Не такой будет жизнь будущего века, как слово Божие и вера наша нас уверяет. Там жизнь наша однажды начнется, но никогда не кончится, будет непрестанной и непременной. Тело наше не будет иметь немощи, дряхлости, старости, смерти и тления; а будет тело духовное, нетленное, бессмертное, здоровое, сильное, легкое и благоцветущее.

О весне воскресения и праздничной вечери небесной

Весна—это образ и знамение воскресения мертвых. Что во время весны делается, то будет и в воскресение мертвых, как видим в Святом Писании и веруем. Во время весны вся поднебесная тварь обновляется. Так и во время воскресения все обновится, по истинному Божьему обещанию.

Во время весны вся тварь, как видим, оживляется. Так и в воскресение мертвых все человеческое естество оживится. Во время весны всякая трава и зелень исходит из недр земли и является в своем виде. Так и в последний день умершие люди выйдут из гробов своих и явится каждый в своем образе.

Крепкие деревья и травы во время весны одеваются листвой и различными цветами. Так и в воскресение мертвых тела благочестивых и праведных преобразятся в новый, светлый, благоприятный и прекрасный вид, по неложному обещанию Божию.

Видишь, что во время весны все, что зимой как мертвое было, как бы вновь оживает и возрождается: земля производит из недр своих плоды, деревья листвой одеваются, травы зеленеют и цветами украшаются; воды, льдом скованные, растаивают и текут и вся поднебесная тварь в новый вид облекается и как бы заново созидается. От этой чувственной весны пусть возведет вера ум твой к прекрасной и желаемой весне, которую обещал преблагой Бог в Писании Своем Святом, когда тела от начала мира усопших верных из земли, как семена, силою Божией прозяб-нув, восстанут и облекутся в новый, прекрасный вид, в ризу бессмертия оденутся, примут венец доброты из рук Господних, процветут, как финик, и как кедр на Ливане, размножатся. Насажденные в доме Господнем, они процветут во дворах Бога нашего (см.: Пс. 91: 13-14), как невеста, украсятся красотою, и как земля, растящая цвет свой, и как сад, произращающий посеянное в нем, процветут (см.: Ис. 61: 10-11); и веселье вечное над головою их, и радостью возрадуются о Господе. Так устремляясь духом к желаемой той весне, сей ныне с верой и надеждой, с Божией помощью, семена благих трудов—и да пожнешь тогда с радостью.

Воскреснут мертвые, и воскреснут с теми телами, которые почивают во гробах. Восстанут те тела, которые пали, пробудятся те, которые спят в прахе земли (Дан. 12: 2). Восстанут те, которые посеяны (см.: 1 Кор. 15:37). Восстанут те же тела, с которыми или добро, или зло делали, чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое(2 Кор. 5:10).

Восстал Христос от мертвых, и восстал тем телом, которым пострадал и умер, и Он-начатой, первенец из мертвых (Кол. 1:18). Восстанут и мертвые теми, которыми умерли, телами.

Как нечестивым воскресение то будет печально и горько, ибо, совокупившись с телами, с которыми беззаконничали и свирепели в мире этом, низринуты во ад принять по делам своим, по Писанию: Да возвратятся грешницы во ад, все народы, забывающие Бога (см.: Пс. 9:18),—так и благочестивым Христовым рабам утешительно, радостно и желаемо так, как после зимы прекрасная весна.

Тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их (Мф. 13: 43), —по слову Христову. Прекрасная весна, в которой таковые цветы явятся на земле! Блаженны и благословенны те, которых смиренные тела так прозябнут! Какая радость и сладость в сердцах их будет, когда тела их так украсятся! Тогда сбудется слово написанное: поглощена смерть победою. Смерть, где твое жало ? ад, где твоя победа ? (1 Кор. 15: 54-55; Ос. 13: 14).

Как видим, бывает в этом мире так, что какой-то знатный и богатый человек собирает богатую и знатную вечерю или обед и зовет на тот обед многих людей. Так и Бог, Царь Небесный, сотворил вечного блаженства великую вечерю, всякого неизреченного утешения, наслаждения, радости и веселья исполненную, и звал и зовет всех по Своему человеколюбию. Всех, говорю: славных и бесславных, благородных и худородных, богатых и нищих, мудрых и неразумных и всякого пола, звания и чина людей. Звал через пророков, звал через Единородного Сына Своего, звал через святых апостолов. Зовет и ныне через проповедников слова Своего, пастырей и учителей: Идите, ибо уже всё готово (Лк. 14:17).

Пойдем с благодарением и поспешностью на этот пресладкий пир. Вечеря приготовлена, вечеря преславная, вечная и пресладкая. Рабы Божии, посланные от Бога к нам, зовут нас: Идите, ибо уже всё готово (Лк. 14:17). Двери открыты, Царь Небесный, Человеколюбивый и Преблагой, зовет всех и ждет. Входят с благодарением послушавшиеся голоса Его и приобщаются той небесной сладости.

Бывает в этом мире, что когда все званые на вечерю соберутся, тогда звавший их хозяин вводит их в украшенную палату, для вечери приготовленную, и так садятся все на свои места. Так будет и созванным на вечерю небесную и пришедшим к ней. Тогда Царь Небесный послушавшим зова Его и пришедшим к Нему на вечерю скажет: Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира (Мф. 25:34). И пойдут с торжеством и весельем в преславную, небесную, нерукотворную, вечную и царскую Его палату, и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном (см.: Мф. 8:11).

Бывает на вечере мира сего, что хозяин пришедшим гостям говорит: «Вот вам блага, предложенные на трапезе моей! Ешьте, пейте и веселитесь!» Так и человеколюбивый Господь скажет послушавшим зова Его и пришедшим на небесную Его вечерю: «Вот вам блага, которые приготовил Я вам, которые обещал вам, которые верой и надеждой ждали вы от Меня, которые око не видело, и ухо не слышало, и на сердце человеку не приходило» (1 Кор. 2:9)! Вот вам блага Мои, обещанные вам! Обещал Я вам воскресение мертвых телес ваших—вот видите это! Вы воскресли из мертвых. Обещал Я вам тело духовное, нетленное и бессмертное—вот имеете это! Обещал Я вам тело прославленное, чистое, светлое и сияющее—вот сияете, как солнце и как звезды небесные (см.: 1 Кор. 15: 42-44)! Обещал Я вам вечную жизнь—вот имеете жизнь вечную! Живите вовеки!

В этом мире вечеря временно бывает, ибо гости, пришедшие на вечерю, довольно всего получив от хозяина, по домам своим расходятся. И как вечеря, так и утешение ее прекращается. Всякое временное утешение и услаждение, как дым, вскоре исчезает. Не так будет на той великой вечере. Она, однажды начавшись, никогда не кончится, и потому непрестанно и без конца будет. На этой вечере возлежащие бесконечно будут видеть Лицо Божие и сладчайшим Его лицезрением без сытости во веки веков насыщаться. Без конца и без сытости будут эту небесную пищу есть и это пресладкое питие пить.

При подготовке книги были использованы следующие произведения свт. Тихона Задонского:

Сокровище духовное, от мира собираемое

Об истинном христианстве

Плоть и дух

В следующем выпуске серии «Бальзам для души»:

Старец Порфирий Кавсокаливит «Близость к Богу»



Сообщить об ошибке

Контактная информация
  • mo@infomissia.ru
  • http://infomissia.ru

Миссионерский отдел Московской Епархии

Все материалы, размещенные в электронной библиотеке, являются интеллектуальной собственностью. Любое использование информации должно осуществляться в соответствии с российским законодательством и международными договорами РФ. Информация размещена для использования только в личных культурно-просветительских целях. Копирование и иное распространение информации в коммерческих и некоммерческих целях допускается только с согласия автора или правообладателя

 


Создание сайта: studio.hamburg-hram.de