Письма о смирении, самоукорении и терпении скорбей

Собрание писем преподобного Макария Оптинского к разным людям: монахам, мирянам. Основная тема «Писем о смирении, самоукорении и терпении скорбей» — смирение, «самая божественная добродетель», как называл её отец Александр Шмеман.

«деланием заповедей человек очищается от страстей, достигает бесстрастия и восходит к духовному умозрению; — и все это должно быть растворено смиренномудрием, потому что смиренномудрие все сети вражьи сокрушает; при исполнении заповедей должно пройти и огонь искушений от людей и от врагов, а без искушений мы не познаем себя и не можем смириться и получить духовный разум.

Касательно же подвигов, поста и молитв, на все это должно себя понуждать, по силе нашей, но не покоряться лености и, под видом немощи, не извинять себя; оставлением правил воздержания и молитвы входят в нас страсти и сильнее действуют: тогда в делании заповедей изнемогают и произволение, и силы. Если ж будем о неисправлениях и немощах наших смиряться, болезновать сердцем, то и это вместо делания вменится; да немощью нашей и невольно низлагается гордость — всех наших зол виновница; а с гордостью и правила, и посты Богу неприятны. Читай отеческие книги со смирением и получишь просвещение разума, если будешь стараться по силе исполнять и во всем себя зазирать, а не ближних.»

Преподобный Макарий Оптинский
Письма о смирении, самоукорении и терпении скорбей

Письмо 1

Достопочтеннейшая [1] о Господе Е. В-на!
Похвально ваше намерение в желании спасения и искании к сему путеводства, чему научают нас святые отцы наши, искусившие на деле жизнь духовную. Вы возлагаете сию обязанность на меня. Но сколь похвально ваше желание, столь трудно с моей стороны оного исполнение. Не имея свойств на таковое дело и не видя в себе плодов духовных, чему могу других научить? Это очень нередко меня обличает, и, заключаясь в границах моего неразумия, дает видеть мое ничтожество. Слова Спасителя нашего: врачу, исцелися сам (Лк.4:23) и слепец слепца аще водит, оба в яму впадут (Мф.15:14) не мало меня устрашают. Привычка моя входить в излишние разговоры и суждения, может быть, нередко и неправильные, но многими непонимаемые, подают повод думать о мне то, чего не имею — и искать через меня душевной пользы. Хотя бы я и должен сего отрицаться, но, будучи столь слаб в моем характере, не могу отказывать и при чувстве моего неразумия, вхожу в их положение, предлагаю от слова Божия и от учения святых отцов; и когда кто получает душевную пользу, то сие происходит действием благодати Божией, не по моему достоинству, но по вере их, им даруемую.
Сие написал вам, хотя показать мое ничтожество, впрочем совершенно в малом виде, — и причину, по коей думают некоторые о мне нечто, и дабы вы знали, что я ничего не могу сам собою сделать.
Просьба ваша словесная и письменная убеждает меня искать не своих си, а яже ближнего; и, забывая свою худость, по слабости моего характера, не смею вам отказать в вашем прошении; не полагаюсь на свой разум, но на Бога, вразумляющего и бессловесных, к пользе разумного своего создания, и искупленного кровью Сына Его Господа нашего Иисуса Христа, Который, по вере вашей, за молитвами духовного моего отца, силен просветить слепого, показать стезю или предостеречь от стремнин, на пути сем обретающихся; только прошу вас, и ваши молитвы присовокупите к вспомоществованию в сем высоком и важном предприятии. По скудости моего разума не взыскивайте красноречия; и ежели буду что писать, или говорить, не от дел моих и не от разума, но от Писания и святых отцов учения, что Господь подаст помраченному моему уму для пользы вашей, предлагая, по слову святого Иоанна Лествичника, "что некоторые, шедши путем и попавши сами в тину, других предостерегают, дабы опасались и не замарались тою же тиною и грязью; да через сие избавление их и они получат прощение грехов своих" (ст.26, гл.14).
Не могу систематически изложить вам учения отцов святых; но как случится, усматривая ваше душевное устроение, Богу вразумляющу, по вере вашей: ибо без Него не можем ничесоже творити (Ин.15:5), и, призвавши в помощь Его ответствую вам: прочитавши писание ваше, усматриваю, что по прошествии заблуждения пылкой юности и неведения вашего, Богу вас сохраняющу, утомившись рабством страстей, пришли в чувство и стали искать успокоения в Боге, прибегли к Нему, с верою просили и искали, а Он, по неложному Своему обещанию: просите и дастся вам: ищите и обрящете: толцыте и отверзется вам (Мф.7:7), не презрел моления вашего, все оные призраки и тени обратил в ничто и показал вам суетность и ничтожность наших желаний, в коих полагаем найти верх блаженства, упоены быв страстью. Сколь жалостны люди, коих большая часть увлекается бурными волнами страстного моря, и носятся управляемы своим разумом, а истины не обретая. Сильное волнение и бедствование потопления принуждает их возопить: Господи, спаси нас, погибаем! Тем и получают спасение. Печали, скорби и болезни разлучают миролюбцев от благоугождения и любви мира и делают их служителями Богу и истинными христианами. Вы это испытали на себе, по претерпении искушения: теперь вы видите себя свободной и совершенно ни от кого независимой, кроме Бога; не должны ли вы Бога, за таковый Его промысл, немолчно благодарить, что Он, хотя и скорбными приключениями, но избавил вас от суеты сует? И паки не прилепляйтесь к суете. Ежели бы случилось быть вам в замужестве, то не вящшия ли бы ожидали вас скорби и более тех, кои прошли? Оные прошли, и вы теперь свободны; а то только бы еще начинались, конца же им и вида бы не было. Можете усмотреть это на многих партиях, во многих отношениях: в мучительном несогласии, в худой нравственности другой половины, хлопоты о воспитании детей, их худая нравственность или несчастная участь, споры, тяжбы об имениях, подражание миру в моде и в образе жизни; и нельзя всего исчислить, что бы могло случиться с вами, отводящее от исполнения заповедей Божиих; но всего этого премилосердый Господь вас свободил, лучшее нечто предзревши о вас. Что же воздадим о сем Господеви, яже воздаде ми? Чашу спасения прииму, и Имя Господне призову (Пс.115:4)! Много есть людей в мире, привязанных к нему и несущих его обязанности; пусть и идут своим путем, и они суть под промыслом Божиим; о них мы умалчиваем; но говорю о вас, видя промысл Божий, другой путь вам предназначающий.
Обратившись к Богу, вы хотели вступить в монастырь, но вам отсоветовали, и посему видно, что еще не было к этому времени, и тогдашнее ваше вступление не могло бы быть прочно и полезно для вас. Вы, удалившись мирских удовольствий и сует мира, не оставляли намерения вступить в монастырь, и истинное желание угодить Богу в вас не изменяется, о чем всегда молитва ваша приносится Богу. Вы было успокоились, но на нетвердом основании душевного вашего устроения спокойствие ваше поколебалось от высокоумия. Спасительная мысль — оставить мир и вступить в монастырь для благоугождения Богу и спасения, блеснула в вас, озарила ваше сердце и исчезла, погашена быв высокоумием; вам вообразилось: что вы принесете Богу? Все это делаете не от любви к Нему, но не обретая счастья в мире. На сие скажу вам: самолюбие и высокоумие не дозволили со смирением мытаря возопить ко Господу, или, по подобию блудницы, припасть к ногам Спасителя; но, с своею правдою, советовали вам придти к Нему по примеру фарисея. Но что смиреннее, то тверже и прочнее; да и самая любовь крепко соединена со смирением, на которое Бог призирает. Любовь доказывается исполнением заповедей Божиих со смирением, которое заключается в числе оных. Кто больше имел любви к Богу, как не святые? — Но все они вменяли себя быть ничто и худшими всех, видя всегда недостаток свой; и чем ближе приближались к Богу, тем меньше о себе мыслили. Многие же из них начинали от страха, приходили к надежде и достигали к любви. Господь призывает к себе людей разными средствами: несчастьями, бедами, скорбями, болезнями и прочими, без коих они не могли бы обратиться и быть достойными — приятыми быть в число детей небесного Отца. Блудный сын, испытав лишение богатства, ощутив скорбь, пришел к Отцу, просил принять яко единого от наемник: не из любви сие сделал, а принят Отцем с любовью (Лк.15). Смоковница, неприносящая плода, образовала нераскаянного грешника, и уже дано было повеление посещи ее, вскую и землю упражняет; но садовник умолил господина подождать еще лето, пока осыплет гноем (навозом), может быть и принесет плод (Лк.13:6–9). Это значит посещение скорбями, или болезнями, через которые грешник обращается к Богу. Святой Ефрем Сирин представил в притче "рабов, посланных от господина работать на ниве; но они, по лености, не хотели переехать реку, а легли и спали беспечно; господин, пришедши к ним и видя их без действия, велел слугам своим перевезти их сонных на другую сторону реки и положить каждого на участке своем; некоторые, пробудясь и увидев себя перевезенных, познали снисхождение господина и принялись за работу; а другие, беспечные, и при таком снисхождении не захотели исполнить воли господина". Святой Иоанн Лествичник пишет, что некоторые пришли во врачебницу не для врачевания, но, ласковостью лекаря удержаны быв, познали, что имели болезнь в глазах своих и получили от него исцеление(Степ.1:18). Еще: семя, нечаянно падшее на землю, обильный плод принесло. Примеры сии могут вас удостоверить, что Бог приемлет всех к Нему приходящих каким-либо образом, только с благим намерением и полагающих надежду спасения не на своей правде, но на Божием милосердии. Хотя из истории жития святых отцов и видим, что некоторые, воспалены быв любовью Божиею, оставили мир и, удалившись, совершили великие подвиги: но также видим, что разбойники, блудники и другие грешники не были отринуты Богом и получили спасение. Вас устрашает монашеская жизнь: что за несоблюдение подвигов большее примете наказание. Подвиги должны быть соразмерны силе каждого: Бог выше меры не требует, но ищет исполнения заповедей Его, врачующих наши страсти; а всего более взыскивает от нас смирения, которое, и кроме дел, прощает многие согрешения; а напротив, дела без смирения ни мало не приносят пользы, пишет святой Исаак Сирин (сл.46). Святой же Марк Подвижник пишет в 109-й главе: "От дел, и словес, и мысли праведник Един; от веры же, и благодати, и покаяния мнози праведницы". Итак этого (бессилия) опасаться не должно, а уповать на Бога и на помощь Его.
Вам показалась жизнь монастырская так же суетна, как и мирская, и потому вы находили одно уединение верным способом победить страсти и угодить Богу. Теперь, вы хотя и живете спокойно в своем имении, но находитесь в двоедушии, не понимая, на истинном ли пути стоите, и страх овладевает вами, да не погибнет душа ваша, и от сего мятется дух ваш. На сие вам отвечаю: уединенная жизнь ваша не может принести вам пользы, но даже и опасна от бездействия заповедей Божиих и сокровенных внутрь лежащих страстей, которые мы познаем от сообращения с людьми единомысленными; а познавши их, стараемся, при помощи Божией, борьбою искоренить, о чем словесно говорено было вам довольно, и сами, прочитывая книги святых отцов, видите тщету уединения и пользу сообращения; о сем более и не распространяюсь. Я отнюдь не принуждаю вас идти в монастырь, но предоставляю вашим чувствам, паче же званию Божию. Что же касается до страха вашего о понесении подвигов; то это обычай врага устрашать воинов Христовых еще до вступления в сражение. А еще есть кознь его: старается прельстить временными благами, готов весь мир представить ему, только бы отвести от работы Господней. Он дерзнул даже Самому Спасителю представить вся царствия мира сего, в часе времени, требуя за то себе поклонения; но посрамился, окаянный(Мф.4:8,9,10)! И вы презирайте его козни, а предавайтесь в волю Божию и не сопротивляйтесь Божию званию. Вы имеете только наружные оковы, можете их всегда сбросить. Суета же монастырская от мирской много различна: там по необходимости, а в мире для прихоти и роскоши.
Упомянули вы в своем писании, что Бог не требует более от человека, как исполнения обязанностей звания, в котором он рожден, которые, по разумению вашему, стараетесь исполнить без укора совести. Как сей пункт не маловажен, то и о нем надобно получше рассудить. Обязанность сия состоит в исполнении заповедей Божиих, по обету, данному нами в крещении, в каком бы кто звании ни был; но нам в исполнении оных предлежит сопротивление от врага рода человеческого — диавола, о чем пишут святые Апостолы; святой Петр: супостат ваш диавол, яко лев рыкая, ходит, иский кого поглотити. Ему же противитеся тверди верою (1Пет.5:8,9), святой Павел: несть наша брань к крови и плоти, но к началом и ко властем, и к миродержителем тьмы века сего, к духовом злобы поднебесным (Еф.6:12). Видите, какую мы имеем невидимую войну: он всегда старается бороть род христианский противными действиями заповедям Божиим, через наши страсти; к сему служат главные его оружия — страсти: славолюбие, сластолюбие и сребролюбие. Побеждены быв сими, или одною из них, и прочим страстям даем свободный вход действовать в сердцах наших. Из вашего же разумения видно, что вы о сей брани или сопротивления имеете не совершенное понятие и не столько осторожности; а только старание ваше, без укора совести, исполнять свою обязанность; но и в сию не проникли, как должно, в чем оная состоит. Ежели бы вы исполнили и весь долг свой без укора совести, а лучше сказать, без смирения, то никакой нет пользы. У сопротивника нашего два средства, которыми он доводит людей до прогневания Бога: первое, ввергнуть в пороки; а второе, когда не успеет сего сделать, то в гордость, то есть в мнение о себе, что мы исполняем волю Божию, и с сим подходит весьма тонко, — не вдруг ослепляет гордостью, "но убеждает вменять, что они делают добродетель, и повергает в сердце их семя радостного мнения; от него же заченшися, воспитывается внутренний фарисей, который, день от дня умножающеся и возрастающе, предает таковых совершенной гордыне и прелести, за которую попускается от Бога преданным быть во власть сатанинскую". Сие рассуждение одного богодухновенного мужа и великого старца молдавского (см. жит. Паисия Великого, стр.134). Пишет и святой Иоанн Лествичник: "Что иногда и все пороки отходят от человека, оставляя один — гордость, который в состоянии заменить и дополнить прочие" (Степ.23:5). В таковой-то брани или войне духовной нужно непременно оружие, против которого не может устоять вражия сила. Какое же это оружие? — Святое смирение. Как же достигнуть его? Разные способы есть к приобретению его.
Первое: исполнение заповедей Божиих, в числе коих и сие есть: блаженни нищии духом, яко тех есть Царство Небесное (Мф.5:3). Егда сотворите вся повеленная вам, глаголите, яко рабы неключими есмы: яко еже должни бехом сотворити, сотворихом (Лк.17:10); и научитеся от Мене, яко кроток есмь, и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим (Мф.11:29).
Второе: познание своих немощей. Пишет святой Исаак Сирин в 61 слове: "Блажен человек познаваяй свою немощь, занеже сие познание бывает ему основание, и корень, и начало всякия благостыни. Однако никтоже может ощутити немощь свою, аще не будет попущен мало искушен быти, утомляющими тело или душу. И праведник, не познаваяй своей немощи, на острии бритвы имать вещи (находится в опасности), и никакоже отступил есть от падения, ниже от тлетворного льва, глаголю же беса гордыни". И паки: "Не познаваяй немощи своея оскудевает от смирения; оскудеваяй же от сего скуден есть и от совершенства; и оскудеваяй от сего присно пристрашен есть (находится в страхе)". В 58-м слове: "Еже некиим случаем греха поползатися, явительно есть естественныя немощи, занеже для пользы попустил Бог души принимательной быти страстей, усмотре бо не вышшу сих оную уставляти прежде второго пакибытия (воскресения). Еже принимательной быти оной страстей (то есть побеждаться страстьми) полезно есть ко убоданию (к укорению) совести; а еже пребыти в сих (в страстех) бесстудно есть и бессрамно".
Третье: память прежних наших грехов сокрушает сердце и смиряет душу.
Четвертое: "От послушания рождается смирение, — пишет святой Иоанн Лествичник в 4-й степени, — от смирения рассуждение, от рассуждения рассмотрение, от сего прозрение". И святой Кассиан в слове к Леонтину игумену: "Истинное рассуждение не приходит, аще не от истинного смирения, которое снискивается, да не точию еже творим, но и еже помышляем, открываем Отцем, и да ни в чем же своему помыслу веруем, но и во всем словесем старец да последуем и она быти добро веруем, еже аще они искусят" (Слов. о разс. Доброт., часть 4-я).
Пятое: смотрительное от Промысла Божия попущение впадать в страсти, дабы более восчувствовать свою гнусность, смирить себя, и иметь в помысле, что есть худший всех тварей; о чем св. Григорий Синаит в 117 главе пишет: "Аще человек не будет оставлен и побежден, и обладан, поработившись всякой страсти и помыслу, и духом побеждаем, и не от дел отнюд помощи обретая, ни от Бога, ни от иного кого, яко мало и не в отчаяние приити искушаему во всех: не может сокрушитися и имети себя меньша всех, и последнейша и раба всех и самых бесов неключимейша, яко мучима и побеждаема. И сие есть смотрительное промысла наказательное смирение, через которое второе и высокое от Бога дается". Еще служит к приобретению смирения всегдашнее самоукорение. Видите из сего рассуждения, что весьма опасно проходить путь добродетелей без смирения, самонадеянно. Есть многие примеры, как древних, так и нынешних времен, впадших в прелесть от сего. От чего да избавит нас и вас Господь Своим милосердием. И при скудном моем понятии, чем больше рассматривать ваше душевное устроение, тем больше открывается находившейся там гордости, что подтверждается и собственным вашим сознанием. Сколь же та пагубна и ослепительна, имеете много доказательств от писания св. отцов и от своего опыта. Но как вы признаете себя одержимою сим недугом; и хотя ослепление столь велико, что вместо полезного лекарства прилагаете вредящие и более расстраивающие язвы пластыри: однако ж благое ваше произволение подает надежду, что, при помощи Божией, получите исцеление сему недугу: в чем и не должно отчаиваться.
Я считаю вредоносными для вас сии действия: испытание разума Писаний, для нас сокровенных и недоведомых; ибо прежде времени познание оных вредит нам, и прежде делания первых познать второе не полезно, а через труды и исполнение заповедей, удобопонимаемых нами, откроет Бог и прочее, нами недоразумеваемое. А ежели прежде времени узнать весь разум Писаний, то, возгордившись, ум пренебрежет о деянии: и все потеряет. Что скоро и без труда приобретается, то скоро теряется и пропадает.
Не хотеть убедиться, что необходима для нас борьба со страстями, а еще считать сие угнетением человечества — явная гордость и богоборство: дерзаем износить суд на Самого Бога. Когда не борют нас страсти, тогда удобно приходим в гордость, не видя никак за собою пороков, и стремление в скорости победить страсти — есть безумие, от гордости происходящее. Требование награды, по долгу, за свои заслуги и за борьбу со страстями, а не по милосердию Божию ожидание, гнуснее фарисейской гордости. Подвиги против страстей тогда только тягостны бывают, — когда гордо и самонадеянно проходим оные, а когда, смиренно, призывая Божию помощь и исправления оной приписывая, то они бывают удобоносимы. Иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть (Мф.11:30), сказал Спаситель. Проходя духовную жизнь и побеждаемы быв страстьми, не должны малодушествовать, но более укрепляться в вере. Воин на войне тогда бывает искусен, т. е. приходит в познание воинской науки, когда много раз и ошибки делает, и ранен бывает; но первое его вразумляет, а за второе награды получает. Однако не с одного раза может научиться воинской науке. Кольми паче духовная жизнь требует научения и много времени. Также и художеству кто хочет научиться, не вдруг делается художником, но многократно портит делаемую штуку и паки поправляет, и требует наставляющего. Духовного же ли художества хощем в мгновение научиться, да еще самомненно и самочинно? Это невозможно! Когда самые поползновения наши смущают нас и до малодушия доводят, то сие есть знак гордости: да они-то и суть наказание за гордость. Уединение — самое пагубное средство для вашего устроения; оно подает вину к гордости и неискусных погубляет. Св. Иоанн Лествичник пишет: "Недугующии мнением и лукавством ниже да видят след безмолвия". Но так как вы познали теперь сами вред вышеписанных действий, то и я уверен, что вы от них будете всемерно отвращаться и не допускать входить им в сердце ваше, а место оных займет все то, что уничтожает гордость, а приносит смирение. К тому же смиренное сознание своих немощей перед Богом невольно возбуждает прошение Его помощи и ненадеяние на себя, и убедитесь в том, в чем не могли убедиться. О чем мы с вами словесно говорили, то премилосердый Господь силен даровать вам успокоение совести и наставить на истинный путь, ведущий в Царство Небесное.
Рассмотрите повнимательнее сие мое писание, сообразите со своим устроением и с чувствами. Я желал, при помощи Божией, предложить вам приличное и нужное к теперешнему вашему положению. Вникните сами в божественное Писание и в учение св. отцов, прося Божией помощи на все дела ваши и начинания, да подаст Он вам истинный разум, веру и смирение, и укрепит в пути добродетели и в духовной брани, и сподобит обрести настоящий путь, ведущий ко спасению, и успокоиться на оном. Пребываю здравия и спасения вашего желатель и недостойный богомолец И.М. 28 апреля 1838 года.

Письмо 2

Слава премилосердому Господу, даровавшему вам разум и укрепившему вас против востававших на вас козней вражиих. При помощи Божией все ваши сомнения и страхи уничтожились, вы теперь в обители — покойны! Воздавайте благодарение Господу, удостоившему вас сего звания.
Мы получили от вас два письма от 24-го и 28-го сентября. В первом описываете вы свое путешествие. Понимаете ли вы, что бывшие вам на пути препятствия и мысленные приражения — ни что иное, как козни вражии, дабы сделать вам препятствия к предпринятому благому начинанию? Но ничто же успел сопротивный; благое ваше произволение и послушание преодолело и привлекло к вам помощь Божию, и все в ничто обратилось.
Мы сердечно радуемся, что вы нашли матушку игуменью и мать Г-ю, равно и прочих сестер, приявших вас с истинным радушием и любовью, без всякой лести и обмана, коими бы можно было вовлекать в какие-либо сети.
В бывших вам против нас сомнительных помыслах и приражениях мы вас прощаем и советуем по сей части быть спокойной; мы знаем, что это кознь вражия, хотевшая отторгнуть вас и не допустить до исполнения благого предприятия; да и то должны вы знать, что где предлежит вам польза, там бывает и сопротивление, чтобы, поколебавши вашу веру к нам (хотя и недостойным сего), вести вас своим разумом и волею; — но ничто же есть бедственнее сего; при том же всякому благому делу, или предыдет, или последует искушение: на первый случай с вами последнее и случилось. Вы можете иметь различие в вещах и судить здраво; сравните настоящее ваше жительство с прошедшим; что вы потеряли? Вспомните слово Спасителя нашего: всяк иже оставит отца и матерь, дом, и прочее, Мене ради и Евангелия сторицею приимет (Мф.19:29). Вы оставили все, чего ради? Конечно Бога ради, ища спасения души своей, — и обрящете. Вы испытали домашнюю одинокую жизнь: какую пользу приобрели от оной? Сознаетесь, что ни какой. Живя в сообществе сестер, посвятивших себя на служение Господу, вы будете не праздны от делания заповедей Божиих, которыми можно приблизить себя к Богу. Сообщаясь с ними, будете познавать свое устроение и немощь, через что будете приближаться к смирению. Ежели же бы вы сделали что и благое, не доверяйте себе и не приписывайте своим силам, но Божией помощи, и о всем открывайтесь матери А-и.
Не доверять себе и не следовать своему разуму и воле — есть путь ко смирению; без него же, хотя бы и доброе что было нами сделано — Богу неприятно. Смирение нас успокаивает. Вы, читая отеческие книги, теоретически понимали, но теперь вступили и в путь практики. Мы вам предоставили, чтобы вы деяниями читали; но дома не с кем было сего делать, а теперь вы находитесь в сообществе делателей винограда Христова. Кажется, вы должны понять, что жизнь ваша в мире была бедственная; уединение для вас не приносило пользы, а потому вредно; а сообщества с мирскими, по обычаям мира, вы не могли понести. Пусть мир живет, как хочет, а нам, познавшим истину, надобно оной и следовать. Не вси вмещают словесе сего, говорит Господь наш, но имже дано есть свыше (Мф.19:11). Вы сподобились свыше звания: благодарите за сие Господа и не жалейте о мире. Когда же придет вам сожаление о родных, можете утешать себя тем, что свидание с ними вам не запрещено, и не так далеко расстояние; только не советуем скоро спешить свиданием.
Касательно же скорбей, на пути сем встречающихся, скажу, что оные происходят более от наших страстей; страсти наши их нам причиняют, посылаются же промыслом Божиим для исцеления наших страстей и не выше силы нашей, а по мере нашего устроения(1Кор.10:13). Без искушений же не познаем себя и не придем во смирение. Искушения посылаются или для наказания за грехи, или к искусу нашей веры и любви к Богу, или для того, чтобы возбранить от грехов. Прочтите у св. Макария Египетского в 7 слове главы от 13-й до 16-й; вы отчасти уже на себе испытали случившиеся вам дорогой приключения; повредили ли они вам? Так и впредь не надобно бояться скорбей, но уповать на силу и помощь Божию, — и все к лучшему устроится. С благословения матушки игуменьи, и матери Б., и с согласия З. И мы советуем вам с нею поместиться; для вас будет обоюдная польза, — друг друга тяготы носить и познать свое устроение; она уже несколько поискусилась. Да будет на вас мир Божий и благословение.
О бывающих вам снах советуем не смущаться и оным не верить. Прочтите в лествице о сновидениях; увидите, что это лесть вражия; когда же дурные сны бывают, сказывайте матушке; от закоснения бывает вред, — во всем должно ей открываться.
Мы советуем заняться вам писать полууставом, как и спишите книгу Исаака Сирина; сия работа много вас утешит и доставит душевную пользу вам и прочим.4-го октября 1838 года.

Письмо 3

Из второго письма вашего из обители вашей, писанного 15-го октября, видно, что вы убеждаетесь тем, что, оставя дом и родных, вы ничего не потеряли, а вступили на путь деятельности, ведущий вас ко Христу и ко успокоению, и что обиталища сии — не суть изобретение человеческого ума, но Дух Святой, через богодухновенных отцов, уставил жительство сие для тех, кои позваны будут от Бога или из любви к Нему, или ради множества грехов своих.
Слава Богу, что все находящие вам страхи и сомнения исчезли, и вы познали то опытом, чему прежде не верили. Вы окружены ликом дев — невест Христовых, вступивших добровольно в ограду Христову, вы видите их не сожалеющих, что оставили мир, но радующихся, что удостоились такового свыше звания, хотя и не все они одинакового устроения; и разными путями, но все идут к одной цели. Сравните же теперь уединенное ваше пребывание с теперешним вашим жительством? Вас стращало то, что надобно умереть своей воле и чувствам; однако ж видите, что мертвость сия оживляет, и порабощение доставляет свободу. Не жалейте и о потерянном времени; — оно не потеряно, но, видно, еще не приспело. Вы вступили в обитель, управляемую точно матерью, а не госпожою игуменьею; вам показан путь как идти, и имеете руководительницу: все это велий дар Божий для вас есть. Приносите Господу благодарение сердечное и постарайтесь об исполнении Святой Его воли.
Вы убеждены, что надобно иметь сильное послушание для спасения, но страшитесь неразумия своего, потому что не всегда бываете в одном устроении, да этого и быть нельзя, чтобы быть не бориму страстями и не волнуему от многоразличных помышлений. Но на все сие имеете наставление св. отцов, и первое правило — сознание и откровение матери своих немощей, хотя бы и против нее враг вооружил, завидуя пользе вашей: то все надобно открыть, чем и упразднится его кознь.
Упоминаете вы, что теперь пришло для вас время деяниями читать учение св. отцов: точно так. Живши в мире, вы не имели к сему средств с кем бы делать. Мудрование мирское противно закону Божию; этого нельзя опровергнуть; почему и хотящии благочестно жити гоними будут (2Тим.3:12). А здесь другое намерение и расположение: хотя иногда в чем и погрешит кто, но сие послужит к вящему искусу и исправлению их, и ко смирению. Деятельный разум предпочитается простому понятию и разумению писаний; почему и сказано: разум кичит, а любы созидает (1Кор.8:1). Не надобно углубляться далеко в разумение, чего иногда не понимаете, оставьте это так, ум еще не чист, не может всего обнять; будьте довольны тем, что разумеете, и постарайтесь оное исполнить; тогда и то откроется. Св. Исаак пишет: "Горе предати новоначальному высокая"; и в другом месте: "Не пользует разумение писаний пребывающих в страстех". По келлии старайтесь, сколько можно, мир иметь;и не себе угождати, но кийждо ближнему; и всегда ближнего честию больша себе творяще(Рим.15:1,2; 12:10,18; Флп.2:3); друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов (Гал.6:2).
Все же случаи, какие бы ни происходили, будут вам полезны к самоукорению, к терпению, к познанию своей немощи и к достижению смирения; а на все сие решение матери Г. должно служить вам успокоением. Мы сердечно радуемся, что вам даровал Господь такую товарку и собеседницу единомысленную; да будет же между вами мир, любовь и согласие.
Вы очень хорошо сделали, что написали к своим родным о вашем решении, они сначала, может быть, и поскорбят, но успокоятся.
N. вашу успокаивайте благонадежием свободы; но так как она, по усердию своему, не захочет вас оставить, то для облегчения ее можете взять другую: только найдется ли такая, которая бы с охотою пошла туда? Когда же не будет такой, то можно взять какую-нибудь бедную девушку, желающую жить в монастыре, могущую работать. О сем посоветуйтесь с матушкою игуменьею, и с Г., и с З. И. 29-го октября 1838 года.

Письмо 4

Уже вам известно о получении нами письма из маленькой записочки, в письме матушки, к вам приложенной. А теперь, по мере слабого ума нашего, на оное вам ответствуем.
Во-первых, поздравляем вас облекшись в одеяние дев, посвятивших себя Господу. Хотя оно для взора света сего мрачно и неприятно, но нам любезно. Оно своею наружностью выражает внутреннее наше невнимание к миру и его прелестям; через что имеем свободу, совлекаясь страстей, приближаться ко Христу.
Слава премногому Его милосердию, что Он вас успокаивает и носит, как чадолюбивая мать младенца, на длани руки своей, непреобыкша еще, за мягкость ног своих, ходить. Но надобно же быть и испытанию к вящей вашей пользе и познанию своей немощи, а от сего к стяжанию смирения. Вам отчасти уже и появлялись противные прилоги, — что могла бы и дома угодить Богу. Но благодарение Господу, через откровение ваше вы успокоились. Держитесь же всегда сего спасительного средства.
Мы не находим нужды представлять вам неудобства, которые бы имели и могли иметь препятствием к вашему спасению, живши в своем доме. Вы должны быть в этом довольно убеждены. Одно это, что таковые помыслы приходят к вам с смущением, доказывает вам, что есть действие вражие, и не надобно им следовать, но откровением уничтожать. Хотя вы и говорите, что недостойны идти путем вам указанным: но вы на оный призваны, вас никто не сгоняет с него, и он очень верен и непрелестен.
Вы беспокоились о родных своих, что они горячо примут ваше от них отсутствие; но напротив они столь благоразумны, что не только не отвращают вас от сего спасительного предприятия, но еще и молят Бога о укреплении вас на сем пути; а В. и сама желает, по времени, иметь у вас пристанище. Не есть ли это дело Божие и измена десницы Вышняго (Пс.76:11)?
Касательно собственности вашей, братец ваш хотя и не советует спешить, но по нашему мнению, кажется, не для чего и медлить; дабы удобнее отвлечь ум от мира и от опасений, кои вам видны в участии других. А от сего и брань с этой стороны не будет вас беспокоить. Имение ваше состоит на имя братца вашего, в честности коего никак нельзя усумниться: но случай, обстоятельства и непредвидимые обороты судьбы делают во всем изменение. Впрочем во всем этом надо полагаться на власть Божию и излишне о сем не заботиться. Он как весь мир питает, одевает и о всех промышляет, так и о нас попечется. Только ищите прежде Царствия Божия и правды Его, и сия вся приложатся вам (Мф.6:33). Хотя вам и рано еще выезжать из обители, но на сей предмет — дабы успокоить себя, полагаем, проживши там будущий мясоед и святой Великий пост, после же праздника Пасхи приехать сюда и устроить дела свои, как Господь вам поможет. Между тем пройдет полгода вашего там жительства, и вы можете сравнить жизнь домашнюю с тамошней.
О сообществе вашем с З. И вы держитесь правил матери Г.: с осторожностью, чтобы от противомудрствования не произошло между вами вражды и ненависти; помните апостольское учение: друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов (Гал.6:2). Мать К. мы желали направить на правую стезю. Но вышло иначе. Мы и после ей предлагали уже прямо, что мать игуменья занята, чтобы покорилась другой, кому она отдаст; но она, по пылкости своей, находит для себя окормительницею мать игумению. Мы больше не могли противоборствовать; самолюбие другой стороны уже довольно пострадало… Мы сердечно о ней сожалеем, зная ее пылкость и могущий произойти от оной вред; но предаем ее промыслу Божию, приведшему ее во святую обитель, что не попустит ей погибнуть, но сподобит прийти в разум истины. К сожалению о матери К., она не видит своего вреда; хотя мы и много ей писали и открывали глаза, но видно до времени лежит покров на сердце ее. Однако силен Господь и ее просветить.
Вы же внимайте себе и своим недостаткам; чужие страсти нам не вредят, но еще показуют нам видеть наши и смиряют нас. Наклонность ваша к уединению должна сообразоваться с тем, сколько от оного приобретается пользы, и сие должны не сами поверять, но отдавать на рассуждение матери Г. Ежели оно не приносит смирения плодов, но дает вину к высокоумию, то нельзя его одобрить. Не хвалим и рассеянности, но советуем держаться среднего пути. Хотя многое для вас там не нравится, но вы не должны суд сей покорять своему разуму; общие устройства и чиноположения обители приимите за свято.
Что ж касается до частных немощей и побеждений от страстей, то относите к тому, что мы находимся в борьбе со страстями, и не все имеем равный разум и силы к противоборству, а также и направление, и различное устроение, различные сословия и разные характеры. Но из всего сего благость Божия устраивает полезное, чего мы, без особенного просвещения, постигнуть не можем; и много о сем писать не будем; а только скажем, что через немощных, оскорбляющих нас, мы стяжаваем терпение или познаем свои немощи.
Вера и расположение ваше к матери Г. для вас очень нужны и полезны, и мы никак не намерены вас с нею разлучать, ежели бы и исполнились слухи, пронесшиеся у вас о ней. Но мы сего не желаем, а пусть она там будет. Впрочем Бог весть, что кому полезно.
Замечание ваше хотя и правильно на счет управления обителью, но где же найдете такого гения, чтобы мог один все обнять? То и в этом случае надобно не давать воли своему рассуждению, и оставить это так, как оно идет; слава Богу, что до нас не касается. Вы еще не знаете сего креста. — Случается, что и невольно на него восходят. Мы разумеем об обеих сторонах, однако же сие вам не так еще понятно[2].
О таинстве монашеского образа прочтите у св. аввы Дорофея в первом слове об отвержении мира; много есть и у других отцов, у св. Симеона Фессалоникского, и у Иосифа Волоколамского, и у других. Прочтите еще в житии Симеона Христа ради юродивого, 21 июля, об откровении о сем таинстве. Понять же силу сего таинства вы еще не можете. Желать его, яко спасительного средства, порока нет; но искать и домогаться постыдно и доказательно, что к оному, еще не готовы. Проходите прежде искус, а тогда и будет видно. 26 ноября 1838 года.

Письмо 5

Поздравляю вас встретивши сей праздник Рождества Господа нашего Иисуса Христа, равно и с приближающимся Новым годом. Желаем, чтобы милосердый Спаситель утешил вас в мирном вашем обиталище, любви ради Его вами избранном, истинным утешением сердечной радости о Господе, а не мирским, суетным, тленным и скоропреходящим.
Смущение ваше о том, что не понесете обязанностей, принятых вами на себя по облечении в монашескую одежду, ввергающие вас в уныние — совершенно суть козни вражии, дабы поколебать ваш мир и спокойствие, которое вы по временам ощущаете. Нельзя же, чтоб не было и браней, ибо в оных более искусство воина показуется, и вера утверждается. Муж же неискушен не искусен. А Сам искушен быв, может и искушаемым помощи (Евр.2:18).
Вы пишете: чем смиреннее одеяние, тем более дает чувствовать страсти, скрывающиеся под его покровом. Сие-то и нужно, чтобы оные видеть в себе и чувствовать. Когда вы их чувствуете, то уж верно не вознесетесь своими исправлениями, а будете иметь смиренное мудрование и самоукорение, за гнусность оных, и старание о исправлении; на что призрит Господь и подаст Свою помощь (Пс.33:19). Исправив же что, уже не будете себе приписывать, зная свою немощь. Прочтите слово Иоанна Карпафийского утешительное к инокам. Оное вам будет полезно.
Мы вам делали совет не спешить скоро отлучаться из обители, хотя и нужду имеете, к чему и срок назначили полгода: но не потому, чтобы подозревали в желании возвратиться и быть подле своих. Вы не понудительно, но добровольно посвятили себя сей жизни; и уже имеете награду временно, не желая променять ни на какие светские удовольствия. Когда поживете еще, более удостоверитесь в истине сего. Однако ж не желайте и всегдашних утешений, ибо они без креста не только непрочны, но даже опасны. Вам показалось странным мнение о разделении в соотношениях и в чувствах к сестрам вашего круга против других сестер. Что находите не рассудительным? Ибо как всех одна цель, стало быть должно любить каждого: а подразделения могут разделять на партии и препятствовать достижению истинной цели. Не надобно принимать в строгом смысле сего разделения и считать партиями; но иметь рассуждение, которое, как свет, просвещает мысленные очи. Грубое понятие разделения нельзя одобрить, но удаление от противомудрствующих, хотя и к одной цели стремящихся — нужно. Как пишется в старчестве: "Всех люби и всех бегай". И в псалме: Бог вселяет единомысленныя в дом (Пс.67:7). И сами вы охуждали сие мнение, но по необходимости и по разсуждению следуете делом оному. — Что мы вам и покажем после. Отеческие законоположения уставили непременным и нужным ко спасению: иметь откровение и повиновение к старцам, о сем нечего много писать, вы убеждены писанием и самым опытом, что оное полезно.
Но в нынешние времена есть многие противящиеся сему учению и порицающие исполняющих оное. Имевши с такими единство, не находитесь ли в опасности лишиться здравого смысла и пристать к их лжемудрованию?
Есть и такие, которые уважают и принимают сие учение, но для них не нравится наставление или образ жизни старца или старицы, к коим вы имеете расположение; они судят о них, обращают их дела в худую сторону; и это падает на сердце ваше, колеблет вашу веру и удаляет вас от недра матери. О чем тщится диавол всеми мерами, как бы только ослабить веру и вести путем самомнения и самочиния, мечет помыслами и через людей старается сие учинить. — Не должно ли таких людей удаляться? С вами это случилось, вспомните о К.
А другие почитают и учение сие, и людей тех, к коим относитесь, не охуждают; но их нравственность и другие суждения для вас не нравятся. Не нужно ли и таких удаляться, дабы самим не подпасть тому ж, или через подражание, или за осуждение их. И в сем случае вы так поступаете относительно к М.: на языке одно, а в сердце другое; а старого воробья на мякине не обманешь… это что значит? Политическое обращение — то же, что и удаление.
Описанные действия нужны с рассуждением, но их нельзя назвать разделением на партии. Не надобно иметь к ним враждебных завещаний, но понуждаться к люблению и избегать суждения о них; и хотя они не тем путем идут — т. е. легчайшим и кратчайшим к стяжанию смирения и победе страстей, и конечно тяжелее влекут иго подвига; но, по намерению к одной цели, силен Господь спасти их, или болезнями, или скорбями. Ежели они наносят вам скорби, то надобно считать их орудиями Божиими, ко спасению вашему употребляемыми, и своими благодетелями, молиться за них Богу и истреблять всякий вид к ним немирства. Сему-то учат и наставления — отца или матери, а не злобе или ненависти.
В некоторых случаях вы смелее относитесь к единодушным сестрам, нежели к тем, кои противомудрствуют, по вышеписанным причинам, что не должно казаться разделением, как довольно о сем показали вам.
В привязанности к матери вы находите много детства. Но где вера, там и детская любовь; без коей как вы можете доверять ей тайны своего сердца? Рассуждения о сих предметах могли вас повредить; хорошо, что вы их открыли; а то они могли бы принести невкусные плоды.
При взгляде на мать К. вам живо представляются страсти других. Но кто может испытать внутренние движения сердец их? Многое кажущееся нам греховным действием, по благому намерению, приемлется от Бога добрым делом; а иное — и в образе добродетели представляющееся, по злому произволению, у Бога отвержено. Оставим дела их на суд Божий, а мы попечемся о себе, и дабы, через строгое суждение о других, не быть подобным видевшему сучец в оце брата своего, а в себе бревна не видевшему. Нельзя, чтобы не было болезни в сердце их о том, что вы видите в делах их худого; а посему по глаголу старца: "Ты видишь других падения, но не видишь их покаяния", можно и вам то же сказать. Конечно, самолюбие и осуждение других, бывших в таком же отношении к начальнице, поставили и ее в мрачной сей стезе; но не без болезни проходят ей сии поползновения. Однако ж вам отнюдь не мешают страсти других ко спасению идти, — вам более это должно послужить наукою; а неприятные для вас или до вас касающиеся отношения к познанию себя, своих страстей, немощей и к стяжанию смирения. И вот тут-то надобно деяниями читать книги отеческие. В мире же, когда вы жили одни, вы не могли ни себя познать, ни страстей своих и немощей; а потому и смиряться было не в чем; а паче еще была вина видеть свои исправления. Что может быть опаснее сего? Но теперь вы, благодатию Божиею, находитесь в подвиге Христова воинства. Убегайте составлять свой разум и свое мудрование — следовать им и своей воле. По милости Божией вы имеете мать духовную; открывайте ей все: будете спокойны. Хотя иногда буря восстанет, ожидайте погоды и ясного времени; это непременно и нужно в духовном обучении.
Мать Г. Господь укрепляет для вас немощных, силен и впредь облегчить ее болезни, только бы вы все к ней относящиеся приносили плоды смирения. Молитесь о сем Богу.
О монашестве скажем вам то: вы не можете своим разумом постигнуть сего таинства, а паче когда еще и думаете изобиловать оным. "Вера тончайша есть разума"; верою только постигаем таинства. Довольно для вас одного убеждения жития Симеона и Иоанна; а о прочих и нужды не имеется. Прочтите жития духоносных великих мужей: Антония Великого, Павла Фивейского, Паисия, Феодосия, Пимена, Пахомия, Макария, Памвы и прочих; также матерей: Олимпиады, Евпраксии, Февронии, Марины и других, угодивших Богу бесчисленных; и оставьте разумом испытывать неиспытанное. Цари, князи, богатые и убогие, премудрые почитают их памяти и покланяются св. их мощам. Не в монашестве ли они просияли? Может ли наш разум сравниться с разумом оных? Но они не испытывали, а с верою принимали образ. Оставьте испытание, которое вам много принесет вреда. И того нечего страшиться, что вы видели при пострижении К. и З.: смиренно чувство всего этого будет свободно; оно-то требуется во всякой степени; а достигать можно до него многими средствами, о чем вам довольно писано.
Призывать угодников можно краткою молитвою, но не особенно составленными, как многие делают самочинно. За исполнением оных не достанет времени и положенного правилами отеческими исправить. 30 декабря 1838 года.

Письмо 6

Отправивши на почту письмо к вам, получили ваше в самый день вашего рождения 31 декабря, и сейчас же берусь за перо, и вас со днем оным поздравляем. Желать вам ничего лучшего не можем, как, милосердием Божиим, стяжать мир душевный и неотъемлемую надежду спасения, не по делам нашим, но по заслугам Спасителя нашего Господа Иисуса Христа.
Благодарение Господу, что Он вас успокаивает духом и телом. Оно и впредь будет, когда будем держаться правила, изреченного Самим Господом: научитеся от Мене, яко кроток есмь, и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим (Мф.11:29). Смирение в самых бранех доставляет успокоение. Ибо без браней и смириться нельзя, но опасно прийти в высокоумие. Почему за все благодарите Бога.
Проведенное в суете время уже не воротишь; но благодарение Господу, что призвал вас и утвердил в благотишное пристанище. Вспомните, как трудно было для вас решение, и каким вам казалось наше звание? Но это была явная кознь вражия. Бог помог вам от оной ускользнуть и суету попрать. 31 декабря 1838 года.

Письмо 7

Очень заметно, что писали вы письмо от 3-го января в сильном смущении духа, которое совсем противоположно второму вашему письму, и конечно писали, не читая еще нашего письма. Мы о вас сердечно соболезновали, но понудить вас не имели намерения, ибо благое произволение прочно, а не принужденное.
Вы пишете, что делаете из послушания; а мы отнюдь не требуем принужденно, но добровольно. Вас верно что-нибудь тронуло и по части самолюбия; а более всего опасно вникать в недостатки других: в таком случае враг ловит и представляет вещи ничего не значущие в большем виде; — но мы предаем это забвению. Впрочем не худо, что вы изъяснили свои чувства, хотя в минуты заблуждения повстречавшиеся с вами.
Второе ваше письмо, 11 января посланное, совсем противно тем взволновавшимся чувствам, кои вы имели, писавши первое письмо; этому нечего дивиться; без борьбы победы не бывает, и не познав своей немощи смирения не достигают.
Вы говорите, что не имеете плодов смирения, но вместо его гордость и самомнение вас обуревают. Как же вы хотите в столь краткое время стяжать смирение? Это высочайший дар: а как он снискивается, о сем вы имеете наставление в первом письме; и прочтите в книгах св. отцов о сей великой добродетели. Послушание к матери когда будете выполнять в точности, не полагаясь на свой разум, то и цвет сей добродетели будет в вас процветать. Но знайте, что ненавидяй добра диавол многие брани воздвигать на вас будет, дабы отторгнуть от спасительного сего подвига.
Не дозволяйте своему разуму простираться в высокие и неудоборазумеваемые понятия; сие вам не полезно, прежде делания первых; и прежде времени не пользует знание высоких, а паче еще повреждает и ум надмевает.
О матушке же не печальтесь, что ее мало оценяют; довольно, что вы ею пользуетесь, и другие, кто хочет: но горе человеку тому, егда рекут вси человецы добре (Лк.6:26). Она также должна иметь своего рода скорби, смотрением Божиим посылаемые ей ко искусу. 21 января 1839 г.

Письмо 8

Напрасно вы беспокоитесь, что мы будем оскорбляться на вас за решимость оставить С. монастырь. Разве мы вас нудили к сему? До сих пор мы из писем ваших видели только то, что вы там спокойны, кроме одного письма; но и то вы после опровергнули; и потому полагали, что на том месте есть звание к вашему спасению. Но теперь, видя противное сему чувство ваше, отнюдь не скорбим на вас и не понуждаем остаться там, а предоставляем воле Божией и вашей, — куда Он вас руководит и где устроит ваше спасение. Впрочем, должны вам заметить и просим не принять сего за оскорбление с нашей стороны; но когда бы умолчали, это осталось бы у нас на совести, что поступили по человекоугодию: перемена произошла в вас от презорства и зазрения ближних в их немощах и неисправлениях, что мы заметили из ваших писем, на которые, сколько могли, старались дать вам вразумление. Вы не найдете на земле совершенства; но недостатки других ни мало не препятствуют вам идти путем спасения; и хотя они наносят вам оскорбления, — но они суть орудия Божии, показывающие вам ваше устроение, дабы, познав через сие свои недостатки, немощь и неразумие, попеклись об исцелении себя. Строгое же ваше о них суждение не допускает сего исполнить, и вы остаетесь без плода.
Читая духовные книги, прилагайте более к себе, а не к другим в оных написанное; а иначе вместо того, чтобы приложить пластырь к своим язвам, налагаете вредный яд, и более оные растворяются. Вы видите страсти других, но не видите, каковые они подъемлют за них труды и скорби, раскаяние, окаявание себя, отложение надежды на свои исправления, и прочее, как пишет св. Иоанн Карпафийский, кои приемлются от Бога вместо деланий, нам сего неведущим. Но ежели бы и сего не было, то неведомыми нам судьбами не силен ли Бог, посланием скорбей или болезней, устроить их исправление и спасение?
Мы вам показывали у св. Каллиста в 43 главе, что "смирение одно и кроме дел простит многие согрешения; а напротив дела без смирения бесполезны". Мы видим, что вы не имеете спокойствия, которое снискивается только смирением; а как снискивается смирение, мы вам прежде много писали, да и сами вы из отеческих книг можете видеть.
Вы испытали уединенную жизнь, — какую она вам пользу принесла? доставила ли спокойствие? Отнюдь нет. Мы вам пишем это совсем не с тем намерением, чтобы удержать вас в С-е; но дабы вразумить вас, что и в другом месте может встретить вас искушение, хотя и не точно такое, но другого рода, а все искушение: ибо вся жизнь наша есть искушение (Иов.7:1). 7 марта 1839 года.

Письмо 9

Благодарение Господу, что Он умиротворил дух твой в священной обители, причислив к честным девам, работающим Ему. Старайся исполнять долг свой деланием заповедей Христовых с крайним старанием и сокрушением сердца, вменяя себя последнейшей и меньшей всех. С таковым устроением всегда будешь иметь покой; а исходя из сего, многие усрящут смущения; ты уже сие отчасти испытала. Писать книгу св. Исаака Сирина да благословит тебе Господь и да поможет; польза велия будет. 30 сентября 1839 года.

Письмо 10

Слава Богу, что умиротворилась в пребывании во св. обители и в келлии с единомудренною сестрою, под руководством одной матери. Даруй же, Боже, успевать тебе во благих по Бозе деяниях; но на оные не полагаться, а более смиряться и иметь сокрушенное сердце и смирение, ибо без сего нельзя истинного мира достигнуть. Когда же не будет браней, то чему ты научишься? И как познаешь себя? Когда будешь видеть только свои исправления, а немощей не будет, не смиришься. Св. Исаак пишет: "Егда обрящешь мир неизменен, тогда убойся, занеже далече отстоиши от правого пути, ходимого страдательными ногами святых" (Сл.78).
Не устрашаем тебя, но внушаем небоязненность в приходящих бранях, и в необходимости оных. Читай отеческие книги, познавай теоретически; а придет случай, показывай на практике. Понуждай себя на делания заповедей Евангельских и увидишь, сколь далеко отстоишь от оных, тогда по неволе должна смириться; а хотя бы что и исполнила, то не забудь и той заповеди: егда сотворите вся повеленная вам, глаголите, яко раби неключимы есмы (Лк.17:10). Пекись о стяжании смирения, которое нужно во всякой добродетели, как соль во всякой пище. 31 октября 1839 года.

Письмо 11

С сердечным удовольствием поздравляем тебя с днем твоего Ангела 26 января. Вот уже другой раз приносим тебе сие поздравление во св. обители. Да укрепит тебя Господь и до конца жизни твоей пребыть в оной, подвигом добрым подвизаться, течение скончать, веру соблюсти и, преселясь в вечные обители, получить венец правды со всеми возлюбившими Господа! Иного чего лучшего пожелать тебе в сей день мы не находим.
Мы очень рады, что ты покойна, хотя сей покой и нельзя прочным назвать, ибо оный снискивается истинным смирением: но сие предадим на волю Божию. Он знает, когда ко утешению даровать успокоение, и паки, когда посещать искушениями к познанию своей немощи, и к обучению в духовных бранях, и к смирению. Токмо да не оскудеет вера твоя в отеческом Его о тебе промысле.
Мы слышали, что начала писать книгу св. Исаака Сирина. Да поможет тебе Господь совершить сие дело и богодухновенным его учением прийти в разум духовный. В 78 слове он не одобряет и мир всегдашний, но говорит: "Убойся, егда обрящешь мир неизменен на пути твоем". А почему? Далее увидишь, прочитавши. Да и многие св. отцы, деятельным путем прошедшии, о сем нас научают. Будь же благодушна во всем, что принадлежит к блаженству кротости, по словам св. Лествичника, св. Петра Дамаскина и прочих. 22 января 1840 года.

Письмо 12

Что святое учение великого мужа св. Исаака Сирина кажется тебе непонятным, ни мало о сем не удивляемся. Ежели будешь писать, читать и понимаемое делом исполнять, сколько можно, то и разум духовный в оной обретающийся ясно тебе откроется, и увидишь важность, величие и красоту слова его, исполненного неизреченной духовной пользы. В 78 слове мы писали тебе прочитать статью: "Егда обрящешь на пути твоем мир неизменен, тогда убойся", которая очень удобовразумительна и дающая познать, что, когда думает человек иметь мир всегдашний, то сего бы опасаться. Ибо в борьбе со страстями, пока они не будут совершенно побеждены и мы не приидем во смирение, нельзя иметь всегдашнего мира, но бывает рать и заступление, страх и надежда, мрак и свет. Но как видим из письма твоего, что имеешь еще стужение страстей, против коих, с помощью Божией, через откровение духовной матери, наставлением ее, борешься и умиротворяешься, и не мнишь себя быть победительницей страстей, а смиряешься, видя свою скудость и немощь к исполнению заповедей Божиих: то это еще не есть опасность. Господь да сохранит тебя от самонадеяния и самообольщения. Не опасайся и мнимого твоего равнодушия: оное нужно и полезно для желающих спастись и состоит в заповеди Божией о блаженствах: "Блаженни кротции". О чем прочитай у Петра Дамаскина на листе 14 и 69 и будешь различать о своем равнодушии. 10 февраля 1840 года.

Письмо 13

Угодно было всемогущему Творцу нашему призвать в вечный покой вашу духовную мать, а нашу по духу возлюбленную дщерь, мать Г. Да будет Его Святая воля! Оная всегда блата, свята и совершенна, и мы, хотя и с прискорбием, но должны покоряться оной безропотно и с сыновнею покорностью. Знаем, что невыразима для вас скорбь лишиться той, которая прохлаждала зной страстей ваших, питала души ваши манною слова Божия, подавала успокоение в смущениях и недоумениях ваших. Но каково же было видеть ее столько время страждующую безотрадною болезнью, которая, может быть, послана была, смотрением Божиим, окончательным испытанием для приобретения вечного покоя. Неисповедимый и непостижимый в судьбах Твоих Господи! Приявший несомненно в селения Твои рабу Твою Г., посли утешение духовное рабам Твоим, сетующим о лишении духовной своей матери! Посли свет Твой и просвети сердца их к познанию истины, и к благоугождению Тебе настави их!
Мы о вас и о всех о ней сетующих сердечно соболезнуем и не могли принять равнодушно извещения сего, хотя и всякая почта не радовала нас, видя ее жестокие страдания и ваше томление. Но теперь уже сего возвратить невозможно, и когда любите ее и хотите чтить ее, подражайте вере ее и житию, дабы и самим удостоиться отойти отсюда блаженной кончиною. Она, аще обрела благодать перед Богом (в чем и не сомневаемся), будет и о вас ходатайствовать у Бога и не меньшую пользу вам принесет, как и жила с вами. 1 октября 1840 года.

Письмо 14

Мы уже писали к тебе вместе с N.N., по получении писем ваших о кончине матери Г., 1-го октября, и от того же числа получили еще кучу ваших писем, в коих все одно и то же изъясняется — скорбь ваша и недоумение, как провождать жизнь свою и к кому приклонить главу. По сей части и мы недоумеем, что предпринять. Вы все узнали путь жизни сей, что нужно к руководству и к откровению иметь человека, и что гораздо тяжелее самим собою управлять, как бы ни был кто премудр; почему и нелегко будет идти самочинным путем и без откровения; ибо по слову св. Моисея в послании св. Кассиана: "Само то, еже открывали помыслы отцем, увядает их и немощнейши творит". Но к кому иметь сие отношение — должна каждая из вас явить свою веру и сердечное расположение. По сим качествам дарует Бог и слово, и утешение, и развязку в недоумении; а враг, ненавидя гласа утверждения, не допускает до сего, потому что ему удобно коварства свои в них неутвержденных действовать и возмущать. И по слову св. Иоанна Лествичника: "Всяк, кто не находит к кому известить своя помыслы, диавольским недугует недугом — гордостию". Надобно молиться Господу и просить Его, да пошлет таковую мать или сестру по духу, к коей бы могли извещаться. Вот сие наше всем вам наставление, и хотя мы грешны и по всему недостойны, но дерзаем молить о сем Господа!
Кстати не мешает теперь упомянуть, о чем прежде мы умолчали. В одном из писем твоих, во время матушкиной болезни писанном, ты, бывши в расстройстве духа, говоришь, что можно окормляться книгою св. Исаака Сирина. Но сходно ли было твое устроение тогдашнее, хотя в чем-нибудь, с наставлением св. Исаака? Он пылает смирением и любовью; везде о терпении, о предпочтении ближних и о самоукорении беседует. Все книги богодухновенные полезны, но самолюбивая наша воля и кичливый разум делают сему препятствие; и мы, взявши оружие, вместо того, чтобы поражать им врага, употребляем во вред себе, и когда навыкнем смирению через послушание и недоверчивость самим себе, тогда и разум истинный стяжаваем и помощь Божию к исполнению должного получаем. А то хотя и разумеем что, но о делании нерадим и паки помрачаемся. Кажется, в другом письме пишешь, что о смущении оном покаялась перед о. И., но о мнении — осталась ли при оном или нет, мы не знаем. 12 октября 1840 года.

Письмо 15

По духовной связи с вами имеем обязанность заботиться о вашем душевном благоустроении, паче же, когда и вы сего ищете с верою; а мы, оставляя свои язвы, принимаемся врачевать других. При жизни матери Г. мы были успокоены, зная ее духовный разум и вашу к ней веру; а теперь не знаем, что делать. Но совет наш таковой, который может относиться к обеим вам: сердечно радуемся о том, что вы живете единодушно, чего желаем и впредь продолжения. Теперь у вас обеих одна мысль — относиться одной к другой, хотя по внешности и кажется, что еще не знаете каждая из вас о сем расположении другой; но мы сие видим из ваших писем, чего и не можем скрывать, ибо на сем должно положить теперь основание. Ты просишь, что можешь ли быть к ней откровенною; она также пишет, что желает к тебе относиться. Вы обе равны по духовному возрасту и еще юны; ни одна не возьмет на себя обязанности быть путеводительницею другой. Что ж делать в таком случае? Представляем вам учение великого старца молдавского Василия, который был учитель и старец Паисия старца. Он пишет об образе жизни сошедшихся жить двух общежительно. Прочтите в конце надсловия на книгу блаженного отца (нашего) Нила Сорского: "Св. отцы повелевают в двух или триех жити общежительно" и далее. Сей образ жизни к вам весьма приличествует, следуйте оному, относясь друг к другу в своих недоумениях с извещением и смирением. В нужных же случаях, чего не надеетесь друг другу решить или не извещаетесь почему, относитесь к матери игуменьи, и как это не всегда может случаться, а изредка, то ни она не поскучает, ни вы суетой не повредитесь. О чем не мешает предварительно с нею объясниться и попросить ее о сем. В таком случае благодатью Божией сохраняемы, молитвами покойной матери вашей Г., избавитесь от прелести вражией, которая для вас обеих более опасна, нежели какие-либо дебелые падения. К прочим же сестрам имейте залог приязни, яко единого тела уди, а не разделяйтесь: аз Павлов, аз же Аполлосов, аз же Кифин (1Кор.1:12); но все Единого Христа ученицы; аще и немощную которую увидите и побеждаему страстьми, не ей приписывайте, а врагу, на сие подущающему. Себе же имейте последнейшими всех и спокойствие обрящете. 2-го ноября 1840 года.

Письмо 16

Да исправит Господь путь жизни твоей по святой Его воле, с которою и нам всемерно должно сообразоваться. Ты пишешь, что покойна совершенно во всем, но тут же сама себе противоречишь, пишешь: томишься таким чувством, которого и объяснить не умеешь; а далее изъясняешь и плоды свои: нетерпение, строптивость, леность.
Сия последняя еще свойственна нашей природе и к смирению приводит пекущегося о себе; а первые два порока преопасные враги, ибо оные — явные плоды гордости, и ежели не будешь вооружаться против них в начале твоих подвигов, то оные так пообладают тобою и ослепят душевные очи, что трудно и исправиться. Можно даже сказать, что какую имела прежде гордость, то оная еще более умножится. Сие не от нас пишем, а святой Симеон Новый Богослов в письменной книге, в 6-м слове, пишет, прочти его, и в Добротолюбии 31 главе писанное весьма нужно для тебя.
Мы в других ясно видим пороки, даже и малые недостатки. Позволено будет напомнить тебе, как зазирала N.N., не дай Бог попуститься сему на тебе; а за осуждение ближних случается и сие; впрочем покаяние и зазрение себя не допустит до сего.
Нетерпение и строптивость умножаются более от того, когда мы хотим составлять свою волю и мним себя быть разумными, а не познаваем своей немощи и неразумия. Прочти о сем у св. Петра Дамаскина на 11 листе с половины: "Может быть, что…" и далее, — познаешь, какие должно оставить свои хотения и разумения.
Из вышеписанного твоего противоречия замечаем, что ты не имеешь покоя, который обретается самоукорением, кротостью и смирением, по учению Господню (Мф.11:22); почему и должно снискивать сии добродетели, побеждая противные страсти. Читаешь и пишешь книгу св. Исаака Сирина, сколько там есть похвалы смирению и средств к снисканию оного; потщимся же не знать токмо, но и на дело подвигнуться; а помощь Божия близ есть.
Сие написали от истинного желания тебе спасения; надеемся, что не сочтешь за оскорбление. Неужели должны мы ласкательствовать, а не говорить правду? 18-го января 1841 года.

Письмо 17

Письма твои мы получили. В первом видели твою скорбь о болящей N., но теперь, слава Богу, сие прошло. А далее уныние: да ведь и оное проходяще. Как же можно иметь всегдашнее утешение? Мы хотим всегда наслаждаться, а крест, т. е. искушение, не хотим понести. А в Царство Небесное многими скорбями подобает нам внити (Деян.14:22). И святые были боримы унынием, но за любовь Божию терпели; ибо это духовный крест. В побеждении не надейся на свою рассудительность. 18-го сентября 1841 года.

Письмо 18

Сердечно радуюсь, что книги тебе доставили утешение и что занятие твое продолжается списыванием книги св. Исаака Сирина: это пища души. Не дай Боже, чтобы она гладом гибла; но только питайся сею пищею с разумом. Основывайся не на одном простом понятии или голом разуме, но старайся о деятельности, и чтобы посев сей произвел со временем и с Божией помощью духовный плод. Прочти во 2-й книге св. Петра Дамаскина в 9-м слове, в конце оного, о деве постящейся и чтущей св. Писание, чего от нее взыскал св. старец? По сему рассуждай и о себе. 21-го октября 1841 года.

Письмо 19

Жалуешься на себя, что нет исправления, хотя и все средства имеешь к благоугождению Божию. Страсти ежеминутно имеют свои отзывы. Да как же ты хочешь без сражения иметь награду бесстрастия? Страсти внутрь нас лежат, непобежденны, да и нам неизвестны; а когда явится вина, тогда и обличается страсть, и с нашей стороны требуется сопротивление. Через борьбу с ними, при помощи Божией, бываем лучшими или, познав свою немощь, приходим в смирение. У св. Исаака Сирина есть о сем, на 373-й стран. (изд. 1854 г.) в 61 слове, из Ветхого Завета материя: "Остави Господь языки, да накажет ими сыны Израилевы"; а к ним уподобляет страсти. Еще в 58-м слове о том, что полезно попустил Бог душе приятельной быти страстей. И во многих других отеческих писаниях найдешь, что страсти нас смиряют и уничтожают о себе высокое мнение, которое не угодно Богу. У св. Каллиста в 43-й главе прочти о смирении, и в конце. 29 ноября 1841 г.

Письмо 20

Благодарю Бога о дарованном вам спокойствии келейном, не оставляйте пещись о внутреннем вашем душевном устроении; теперь имеете самое удобнейшее и благоприятное время запастись к будущим браням не токмо одним чтением и письмом словес отеческих, но и понуждением на исполнение; ведь нуждницы восхищают Царство Небесное (Мф.11:12): теперь для вас время свободы и успокоения; а придет и то, что не будешь времени иметь в оном и упражняться: егда еси юн, ходиши аможе хощеши; егда же состареешися, воздежеши руце твои, и ин тя пояшет, и ведет, аможе не хощеши (Ин.21:18). Слова, сказанные Господом к св. Апостолу Петру, могут относиться и к нам [3] при посещении невольных скорбей, которые св. отцы почитают весьма нужными к нашему спасению. Старайтесь иметь во всем смирение и не зазирать других. 5-го июня 1842 года.

Письмо 21

Кто чего ищет, то и обретает. Мать З. ищет спасения, и мы благонадежны, что она, удостоившись ангельского образа, обрящет, милостью Божией, и спасение души своей. Ежели угодно будет Господу принять ее к Себе, пусть грядет во имя Господне; да не смущается сердце наше ниже устрашается; видно, она течение скончала, веру совершила, и надеяться надобно на милосердие Божие, что не лишит ее венца правды, уготованного любящим Его. Не надобно много сетовать и малодушествовать: Бог знает, какие бы встретили ее впоследствии искушения.
Ожидаю скорого от вас уведомления: в каком положении находится ее здоровье. 19-го сентября 1842 года.

Письмо 22

Сердечно сожалею о страдалице, матери З.; но кто может испытать бездну судеб Божиих и отеческий Его промысл, пекущийся о нашем спасении? Тесный и прискорбный путь вводит в живот вечный; и мать З. стоит на оном, хотя и невольно, но благонадежно: милость Божия близ ее есть; да не унывает и не малодушествует. Вера, надежда и любовь к Богу в сем испытании познавается и яко злато огнем искушается. Прочтите страдание Иакова Персянина, как он, при отъятии всякого его члена, имел разсуждение и благодарение; так и она по силе своей да подражает его примеру. О другом она пусть пребывает спокойна; я уверен, что вы с усердием и любовью имеете о ней прилежание; ибо "боляй и служай равную мзду от Бога получают", через нее и служащие ей милости Божией сподобляются. Опять скажу, да не унывает она: мне случилось видать болезни многих предсмертные, и добре поживших, но, видно, нужно было еще и страдание к увенчанию их в будущей жизни; как читаем и о старце богоугодно пожившем, но съеденном зверем; по какой причине, довольно известно.
Господь возвестил матери игуменьи представить вас обеих к рясофору; я о сем радуюсь, надобно ожидать окончательной воли Божией, через архипастырское соизволение. Упоминаешь, что при объявлении тебе о сем, потерялась, и овладело тобою неизвинительное чувство, что теряешь свободу и делаешься рабою обители; но не написала, свободилась ли от сего чувства? Если оно еще господствует над тобою, то ты уже еси раба; да и чья же? — самой гнусной страсти, — гордости! Напротив, мнимое тобою рабство доставить может свободу от страстей, и будешь дочь обители.
Кажется, довольно тебе известно, что в духовной жизни самый нужнейший плод есть смирение, — чему мы научаемся только языком, а на опыте не хотим и коснуться. Прочти 46-е слово св. Исаака Сирина, как оно нужно и как приобретается; так же у св. Лествичника и прочих. "Мняйся что быти, ничто же есть; и мняйся имети разум, и не весть, яко ничто же весть". Я порадовался бы, ежели бы мысль твоя и чувство представляли тебе — себя быть всех последнейшею и всех рабою, тогда бы все тебя успокаивало. Много бы можно о сем написать, но предоставляю тебе самой рассмотреть; ежели еще не свободилась того чувства, то проси Бога о сем и вмени себя худшую всех; по одному только сему помыслу худой плод произрастет от твоего делания; но да истребится он до основания.
Не столько жалею о изнеможении твоей плоти, сколько о душевной твоей болезни; но от обеих да избавит тебя Господь. 20 февраля 1843 года.

Письмо 23

Очень рад, что ты доехала благополучно в свою обитель и теперь находишься на месте подвига. Подвизайся же добрым подвигом, веру соблюдай, и да сподобишься течение скончати и получить венец правды от подвигоположника Христа. Для меня не мало удивительно, что тебя смутила весть о пострижении в малый образ; да зачем же ты и пошла в обитель? В обоих случаях надобно отсекать крайности, и в излишнем желании со скорбию, и в упорном отрицании. О всем этом довольно написано в том сочинении, которое ты читала у меня и для себя списала: прочти его, возложись на волю Божию и успокойся; познай свою немощь; а ежели бы обошли тебя, думаю, не мало бы тебя потрясло, да кажется еще бы и больше. 6 июля 1843 года.

Письмо 24

Можно ли одобрить малодушие твое о потере покойной матери З.? Да нам и грешно называть потерею переселение людей от временной к вечной жизни. Упорно желать того, чтобы по нашей воле было продолжение жизни нами любимых и уважаемых, значит желать разрушать планы судеб Божиих. Для тебя было приятно сожительство ее; положим, что и полезно; но это эгоизм: для нас то полезно, что Бог творит, и мы всякий день молимся Ему, да будет воля Твоя, — а не хотим, чтобы она совершалась над нами. Мать З. совершила свое течение и верно удостоится милости Божией в будущей жизни; а мы должны стараться подражать вере ее и жительству.
Страх твой о пострижении ложен и неоснователен есть; конечно, должно приступать к сему образу не с дерзостью и самонадеянней, но со страхом и радостью, — в этом состоит середина. Не должно дерзать, но должно радоваться, что вчиняешься в лик дев, работающих Господу. Довольно уже ощутила пользу удалением от мира, что прежде не могла разумом постигать; но Бог тебе открыл сие разумение, которое называет св. Лествичник "неизвестное народу разумение"; так и теперь не разумеешь, какую может принести пользу принятие образа монашеского. Когда же не примешь его, думаешь ли больше себя извинить в нерадении? или надеешься получить воздаяние за теперешнее свое жительство? — а не прибегаешь к самоукорению и смирению, считая уважением то, что я не монахиня; а тех монахинь, кои находятся в подвиге и борьбе со страстями, будешь укорять и зазирать? — Нет, это не согласно с духом христианства. Прочти повнимательнее о сем рассуждение, которое у меня списала, то найдешь, что — как в отрицании его, так и в искании — много погрешают, и будь тем покойна.
Я догадываюсь, твоему смущению причины происходят от тайной гордости. Не хочешь принять образа смирения потому, что не хочешь смириться. Оный побуждает нас и в скудости дел наших смириться и тем навершать свое жительство. Награда же от Бога подается не по количеству дел, но по мере смирения.
Принять имя Макарии я не воспрещаю; но сожалею о том, что не должным чином ищется. Лучше бы отдаться на волю матушки игуменьи, и как бы ей Бог известил, так и благо бы было. Спасение не в том состоит, что блаженною нарицатися, но в покорении, и смирении, и прочих добродетелях, соделывающих блаженство. Впрочем я не считаю этого твоего желания дерзостью. 27-го июля 1843 года.

Письмо 25

Поздравляю тебя принявши новый образ и новое имя; да сподобит тебя Господь достойно пожить сему званию и имени. Основание, корень и плод нашего жительства есть — смирение! О сем пекись во всяком твоем делании и начинании. Когда будешь предуспевать в том, то приобрящешь душевный мир и спокойствие.
Читай отеческие книги, паче деятельные, и не доверяй своему разуму, но приемли совет от прошедших искусом дела.
Одно сидение келейное не может сделать тебя искусной, но нужно и сообращение с ближними к познанию своей немощи. Прошу не взыскать с меня, что не скоро тебя поздравил; то немощи телесные, то посещение; а также и леность, моя сожительница, препятствовала сему. И. М. 28 августа 1843 года.

Письмо 26

Крест, посланный тебе через возмущение N., Господь силен облегчить и даровать разум истинный в рассуждении об оном. Помнишь, что ты отзывалась о ней всегда с хорошей стороны: она так и делала, — но это из гордости по невежеству; а когда пришел год борьбы, то она не имеет ни сил, ни разума воспротивиться страстям, а полагает виною других в ее смущении. Подобные случаи со многими бывают, когда не прибегают к благоразумному средству — смирению. Постарайся ей о сем почаще внушать, и что это дело Божие, а не человеческое.
О. одеть в монастырское платье… она хотя и нерадива, но более есть простоты; и она, когда смирится и познает, что мучат ее не люди, а страсти, кои она действует добровольно, то, обвиняя себя, получит облегчение и успокоение в совести. Труды же не пропадут, когда смирится; ибо Бог ценит труды, — но смиренных; а гордых отвергает.
Внутреннее же твое тягостное устроение тоже есть испытание, а после утешение. Этот-то настоящий путь духовной жизни; и тем-то любовь Божия искушается, когда мы терпим посланные от Него кресты и даже не ища в печали отрады и утешения, и предаемся совершенно Его Святой воле.
Говорить П. надобно, но соблюдать и свое устроение; удерживать гнев; и смирять себя тем, что ее наставляю, а сама имею бездну грехов и страстей, коих и не вижу. 16 сентября 1843 года.

Письмо 27

Сами не знаем, откуда придет крест. Где ты надеялась иметь спокойствие — через П., но теперь от нее скорбь. Теперь видно, что она делала хорошо, но и мнила о сем, и считала себя нечто быть; из чего и произошел такой плод. Больше всего внушай ей о великом вреде от гордости, яко богоненавистной страсти. А она быв ею обладаема, сама себя наказывает при всяком случае. Когда уже Бог гордым противится, то и людям они неприятны. Покажи ей красоту смирения и какое оно доставляет спокойствие своим обладателям; и чтобы искала сего, и при всяком случае себя обвиняла, а не других. В упорстве можно ее ставить на поклоны и лишать трапезы; а допускать рук не советую: тебе это не малое искушение случилось, впредь берегись; а ей скажи решительно, когда она не положит начала к исправлению, то отправится в деревню. Многогрешный И. М. 9 октября 1843 г.

Письмо 28

По учению св. отцов, жизнь наша есть брань духовная: рать и заступление, нашествие и утешение, страх и надежда, делание и воздаяние. Не прежде первых бывают последние. У тебя была буря, потом настала тишина. Богу благодарение избавльшему тебя от бури. Но не надобно быть без попечения; св. Исаак Сирин учит: "Во время радости возчай скорби; а во время бури ожидай тишины". А всегдашнего мира он не одобряет, но говорит: "Егда обрящеши на пути твоем мир неизменен, тогда убойся" (в 78-м слове).
Мать игумения поручила тебе келейных твоих — объясняться перед тобою; конечно потому видно, что по многим ее хлопотам и по слабому здоровью не в силах ими в подробности заняться; а ты прими сие, не яко того достойна, но яко послушница, и выше меры возлагаемые тягости неси, с помощью Божией, ради общей вашей, твоей и их пользы. А подкрадывающееся о себе мнение низвращай сама и исповедай перед матушкою; также и их немощи или недоумения не дерзай сама решать, но отдавайся на ее рассуждение: сим образом и ты не повредишься; а они могут успокаиваться. И. М. 30 октября 1843 года.

Письмо 29

Описываешь свою скорбь, случившуюся через хождение к тебе N.N.; как же ты хочешь проходить сей тернистый путь наших страстей, не имея никакой скорби? А какого рода скорбь, от кого и когда придет: — это не наше дело разбирать; Единого Бога есть ведать сие. И когда угодно Ему послать кому какую скорбь, то и всей твари содействие о сем в Его есть распоряжении.
Рассматривая со стороны, можно видеть, что тебя оскорбляет более всего твое самолюбие. Правда или нет: что о тебе думают — про старчество, но тебе не хочется не только принять укоризны, но даже и того, чтобы и подумали о тебе худо. Куда же ты от сего укроешься? Пожалуй затвори двери, а разве избежишь какого-либо другого рода скорбей? Пусть лучше будет совесть твоя для тебя зеркалом и судьею, и блаженна будешь, когда рекут на тебя всяк зол глагол Бога ради (Мф.5:11).
Сомнение и недоверчивость оставь, а в простоте сердца принимай; и себя укоряй. И. М. 1 января 1844 года.

Письмо 30

Всегда должно помнить, что вечер водворится плач и заутра радость(Пс.29:6); и бывши во обилии не думать, что не подвижуся во век: это испытал на себе великий Пророк св. Давид; и нам не должно предаваться унынию в посещении духовным крестом, посланным для нашей же пользы. И ты, бывши в искушении, получила от оного избытие и отраду, — благодари Бога. — Не могу одобрить отвержения твоего N., иногда и сама возымеешь нужду в духовном укреплении. Не берись за окормление, но в скорби утешить не отрицайся; ты о сем найдешь у Симеона Нового Богослова и у прочих.
По моему мнению для тебя совершенное уединение вредно; надобно бегать молвы большой, но не совершенно всех удаляться: у св. Иоанна Лествичника найдешь сему причину. Лучше бороться с немощами и себя укорять за них, нежели с гордостью и мнением о себе. Желаю, чтобы ты была поумнее, мирна и здорова душевно и телесно. И. М. 22 января 1844 года.

Письмо 31

Жалуешься на свое бесчувствие; но не должно ли оное показывать тебе свою нищету, и не возноситься и не малодушествовать; а все свои дела предоставлять суду Божию. Он Один весть, какую дать цену нашим исправлениям и в недостатке оных смирению.
Видя свою нищету, не будем смотреть чужих недостатков, но внимаем более их исправлениям; в чем и чистота сердца исправляется, как пишет св. Исаак, на вопрос о чистоте сердца: "Когда всех видим святыми".
Писать ко мне я никому не воспрещаю, только не на всякое могу успеть дать ответ; на требующие скорого ответа, при помощи Божией, понуждаю себя; а другие и полежат, — дождутся другого или третьего; а некоторые и совсем остаются.
Очень рад, что ты уверена в необходимости сообращения с ближними для познания своей немощи; но в молву бесполезную вдавать себя не нужно.
Описанные тобою изъяснения П. Л-ны точно обеим вам никакой пользы не приносят; и потому надобно ей откровенно сказать, чтобы их оставить. А когда она имеет объяснить свои какие-либо нужды душевные, выслушивать можно, не в виде откровения, а простого разговора, и в случае нужды можно сказать свое мнение, — то или другое, в кратких словах, опасаясь увлекаться духом наставничества. Ежели же что будет не по ней, то тебе до того дела нет, и она тогда тебя оставит сама.
Слышу от слышавших, что многие там считают меня причиною расстройства М., а я о сем спокойно слушаю: ибо не вижу в себе этого. Но сестры, винящие меня, суть щеточки, очищающие мои греховные скверны другого рода. Да не поставит им Господь греха сего, по неведению сие творят. Винят и мать N., но и она ни малейшей вины в сем не имеет. Богу больше известны совести людей, нежели людям. 3 апреля 1844 года.

Письмо 32

Во время бывшей тревоги и ты подавала свое мнение, от чего впадши в рассеянность чувств, намерена избегать подобных случаев впредь, укрываясь в стенах своих. Таковое твое мнение весьма ошибочно: ну, ежели бы все оставили мать игумению во время таковой нужды, она совсем бы потерялась: а она ведь о всех вас печется; да и дело это касается общей пользы обители, а не твоей или чьей другой личности. Вы все — едино тело и друг другу члены, то и должны способствовать, кто чем может; а паче когда видишь вред и предложением своего совета надеешься отвратить оный. Не надобно настоятельно наскакивать во всяком случае, а когда требует нужда, то надобно и сказать, сохраняя и свое устроение; в поползновениях же познавать свою немощь и каяться о сем, а не малодушествовать.
Насилу мои родные согласились уволить С-у в монастырь, только в Е-ой, а не в С-ой. Они полагают — все равно, только повинуйся игуменьи и живи хорошо. Им простительно, по неведению нашей жизни, и любовь к дочери подвижет желание иметь ее ближе, чтобы чаще видеться; а я с этим не согласен. Конечно, спасение на всяком месте неотъемлемо, но куда кого Бог призовет. Там я никого почти не знаю, не могу судить об их жизни; а в С-е более половины мне известны: не скажу, что свято живут, но желают спастись и находятся в подвиге против страстей; побеждаются и побеждают, падают и восстают, познавая свою немощь и не надеясь на свои дела, а на Божие милосердие. По сей-то известности я и желаю, чтобы она жила в С-е. Не знаю, как Бог устроит, а буду стараться к вам ее пристроить. Еще же мое желание есть, чтобы поместить ее к тебе в келью, о чем буду тебя просить, ежели дело состоится. Хотя это и будет прискорбно для матери Т., но я не нахожу там для нее пользы; не то, чтобы я тебя считал святою, но по крайней мере губы помазала. 10 июня 1844 года.

Письмо 33

Встретившее тебя прискорбие, от волнения умов, за принятие к тебе С-и, тронуло тебя, и показала немощь чувств, что не можешь быть равнодушна к ничтожным и пустым словам входящих не в свои дела людей. Я знаю, что в сем отношении совесть твоя мирна, то и ничтоже успеет враг на тебя и не преложит твоего к ним мирного завещания на немирствие. Мужество, терпение и самоукорение да пребывает с тобою, которыми низложатся козни вражии. Поговорят и перестанут. Подобные укоризны и мать У. понесла за своих жилиц, но виновна в том не была, теперь же все замолчало. Тебе это на пользу; искушена быв, можешь и искушаемым помощи; а не испытавши сама, конечно и другим не дала бы веры. Я со своей стороны усердно тебя благодарю за намерение доставить С-е по келлие спокойствие и за то, что не отказываешь в сестринском ей совете. Ей нужен совет по неопытности ее, а за всякою малостью невозможно стужать матери игумении; и она в свою очередь обязана все то делать, что может служить к твоему успокоению. Опыт будет обеим вам добрый учитель. Ежели оставить вас обеих без обучения, чтобы никто вас не тронул и не укорил, то от чего научитесь терпению и смирению? Да и по келлии живши вдвоем, удобнее можно познавать свои немощи, нежели одной, и понуждать себя к понесению друг друга. Враг будет стараться насевать, и сам собою и через других, ничтожными вещами смущение: но смирением все его козни упразднятся. Положения ваши в общем содержании весьма благоразумны. О хозяйстве по келлии, которое ты возлагаешь на С-у, можно вменить ей это в послушание, на что, конечно, и мать игуменья даст свое согласие; только для нее полезнее во всяком случае иметь с тобою согласие, а то не долго привыкнуть к самочинию и к самонравию, а еще хуже к любоначалию.
Не смотри на обвинение тебя за препятствие С-е часто ходить по келлиям; я уже ей писал, что это будет ей неполезно, да и келлейный мир может нарушиться. Одной быть опасно, а идеже еста два или трие собрани во имя Мое, ту есмь посред их, глаголет Господь (Мф.18:20). Временный и выход может доставить пользу, но частый — вред.
О племянницах твоих да устроит Господь к полезному им. По нашему мнению, кажется, еще рано взошли тучи скорбей на горизонт их жизни: но в недоведомом нам промысле Божием, может быть, назначено дню, — т. е. мужественному возрасту их быть ведренному. А может быть скорбями здешними определено им войти в покой вечный.
О В-е ты пишешь, не готовится ли этот ребенок в другой путь: я с этим согласен. N.N., когда отправляла его в Москву, была у нас и служила молебен Божией Матери в скиту; следовательно, она поручила его Господу Богу и пречистой Его Матери; этот случай, конечно, не без промысла Божия с ним произошел. Желание родителей — воспитать детей для света; а о том, какие предуготовляются им скорби, (хотя и испытывают сами их), ни мало не помышляют. То, видно, уже Сам Господь, храня его от предлежащих будущих скорбей, настоящими предуготовляет к другой жизни, к прискорбию в настоящее время родителей, но к радости впоследствии. И. М. 16 января 1845 года.

Письмо 34

Благодарю тебя за поздравление меня с днем Ангела и тебя с тем же поздравляю, ибо и ты носишь на себе название имени его; постараемся же подражать ему в том, в чем не мог ему подражать лукавый бес, — во смирении, которое всего нужнее нам ко спасению, и оно-то нас во всяком случае успокаивает. Что же напротив беспокоит и смущает? — гордость.
Описанный тобою случай меня очень огорчил: не о том, что ты была оскорблена, но о том, что тяжко оное приняла, на радость бесам; а еще больше о том, что обезверилась к матери игуменье за невнимание ее к тебе. Вера не должна иметь никаких резонов: тут действует Сам Бог. Следовательно, Ему угодно было, чтобы она не обратила внимание или не наказала за тебя мать З-у. Да и от нее нанесенную тебе обиду не иначе надобно считать, как Богом посланною. Ты пишешь, что она и опять может то же сделать, ежели ее не наказать; может, но только тогда, когда попустит Бог для твоей пользы; а в противном случае не только мать З., но и легионы бесов не смеют ничего сотворить, аще не попустит Бог.
В день твоего Ангела, вместо подарка, пишу к тебе обличение и посмотрю, от какого ты числа: от премудрых или от злых, как говорит Премудрость: не обличай злых, да не возненавидят тебе: обличай премудра, и возлюбит тя (Прит.9:8). Ты выставляешь еще свои лета, — "не по летам моим": это бы надобно тебя смирить еще, а ты ставишь в оправдание; в таких зрелых летах и уже столько времени занимаясь чтением и писанием отеческих книг, не могла стяжать ни малейшего плода. А что от нас требуется: чтение ли только одно и писание? — Это посев без плода. Обратись же к отеческим учениям, которые ты так ревностно стяжавала и сама писала: может ли кто-нибудь без попущения промысла Божия тебя оскорбить: Илии Екдика главы 30, 31, 32, 33, 34, св. Исаака Сирина сл. 34, 35, 36, 37 и 51, св. Симеона Нового Богослова гл. 31, Марка Подвижника гл. 209, аввы Дорофея: "О еже себе укоряти, а не ближняго", св. Зосимы "Беседы", св. Петра Дамаскина в 9-м слове "О деве"; а у св. Варсонофия во многих местах найдешь: "Имей себя под всею тварию". Прочитай со вниманием сии главы и посмотри на свое устроение, кого должно больше винить? Не понесла обиды, зазри же себя, а не оскорбившую бывшую причиною тебе пользы, и тогда мало-помалу укротится дымящаяся ярость. Ведь она не вложила в тебя эту страсть, а только показала смотрением Божиим. А где же заповедь: любите враги ваша (Мф.5:44)? — и как молитву можем читать: "Остави нам долги наша", когда сами не оставляем должникам нашим? Мать игуменья весьма благоразумно поступила: поболезновав о тебе, оставила без мщения за тебя; — понятно, она не одних дворянок мать, но и всех; и я знаю, что ее сердцу очень было тяжко видеть тебя в таком горьком устроении. У меня и заочно, по получении твоего письма, — горестью и жалостью о тебе поразилось сердце; и даже похоже, что плод твоего безмолвия принес таковые плоды; о нем же пишет св. Лествичник: "Безмолвие неискусных удавляет". Желаю, чтобы письмо сие нашло тебя успокоившуюся от смущения и познавшую свою немощь. Искушение сие должно послужить тебе впредь уроком.
Кстати поздравляю тебя и с прошедшим твоим Ангелом. Молитвами ее да сподобит тебя Господь улучить Царство Небесное. И. М. 19 января 1845 года.

Письмо 35

Как ожидал, так и получил твое письмо о приезде в С-е. Слава Богу, что благополучно окончилось твое путешествие; а раньше и нельзя было приехать по такой погоде и дороге. Теперь отдыхай. А радость твоя и утешение оттого происходит, что находишься на своем месте, где благоволил Господь даровать тебе место для приобретения будущей жизни: о чем и должно иметь всегдашнее попечение, не дерзая и не отчаиваясь отнюдь, аще что-либо и случится благое или злое. В обоих надобно благоразумною быть и смиренно проходить время.
Для С-и большою пользою послужила твоя отлучка; она искусом познала уединение, что оно есть еще не ее меры; и, может быть, во многом увидела свою немощь, оттого она была тебе и рада. Дай Бог, чтобы всегдашний мир был между вами. Ей нужно обучение к отсечению своей воли и разума, и тебя это не повредит, когда будешь давать полезные советы и в чем-нибудь, по ее неопытности, ее останавливать. Между тем и сама нисходи умом в глубину смирения; и когда будут тебя укорять старчеством, то самая укоризна послужит тебе врачевством.
Мир тебе и Божие благословение и всей вашей келлии. Многогрешный И. М. 24 марта 1845 года.

Письмо 36

Точно три помысла вражеские, на которые ты сделала приличный отпор: но и я нечто присовокуплю: 1-е, питавши тщеславие, когда говоришь, имей самоукорение за самый оный помысл; и то, что мы — каждый из нас — должен искать пользы не своей токмо, но и ближнего; ибольши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя (Ин.15:13). 2-е, ощутивши возмущение, не пострадала падения, но паче познала свою немощь, которая невольно велит смириться и иметь предосторожность. О 3-м Сам Сердцеведец Бог да известит тебя, что оный есть злобный и обольстительный, смутительный. И да проженет Господь от тебя все подобные не благосозидательные прилоги вражие.
Посуди же, ежели дать ей свободу лезть на небо без толку, и ты будешь молчать, смотря на это и соблюдая мнимую свою пользу: что из этого выйдет? Напротив в пользе ближнего соблюдается и наша польза. Ты даешь совет, а не старчески повелеваешь, и не берешь сего на себя, а я тебя к оному не понуждаю, и ее отвращаю. При случившейся теперешней с нею бурею, что бы она делала без поддержания и когда бы ты молчала?
А что С. смущается от слов, то в этом познается ее немощь; а иначе не может и научиться в духовной брани, когда будет стоять неуклонно. Да вразумит и утвердит Господь вас быть полезными друг для друга. И. М. 12-го июня 1845 года.

Письмо 37

До сих пор не имею времени и духа написать ответа на ваши письма, от 17-го июля писанные. Но как-нибудь принимаюсь, за помощью Божией.
Благодари Господа, что Он даровал тебе время поучаться в учении св. отцов, для созидания души своей. Всякой вещи время: время сеять и время плоды обирать (Эккл.3). Однако ж не должно останавливаться на одном разумении писаний, но надобно простираться и на делание; при скудости же оного, за наше бессилие или нерадение, пока снидем в глубокое смирение, по учению св. Варсонофия: "Имей себя под всею тварию".
Не по моему достоинству, но по вере твоей и по надобности С-ой даровал тебе Господь обрести в отеческом учении приличное для нее, на недоумение ее, решение. Да, там и еще есть подобное: когда некоторые, смутившись Оригеновым учением, вопрошали о догматах. Что нам, страстным, входить в недоведомые тайны и в постановления Церкви, а просто повиноваться оной и считать учение ее непогрешительным. "Гордый испытует тайны; но таинства открываются смиренным". Нет нужды изъяснять о сем ее любопытству, а то можно найти много доказательств, что мы ежедневно празднуем Отцу, покланяемся духом и истиною; и где есть празднование Сыну, там и Отцу в совокупности торжествуется. Аз и Отец едино есма(Ин.10:30). Видевый Мене, виде Отца, слова Спасителя нашего (Ин.14:9). В празднестве на Крещение является всей Троице поклонение, как и тропарь поется. И во время Преображения угодно было Отцу гласом явить Сына возлюбленного; а все это Церковь в гимнах нам представила. На праздник же Сошествия Святого Духа в славнике ясно выразилось величество Святой Троицы: "Приидите, людие, Триипостасному Божеству поклонимся: Сыну во Отце со Святым Духом", и прочее… Сами прочтите в Цветной Триоди; увидите высокий разум сей стихиры и богословие Святой Троицы.
Можно бы и еще много найти, но оставляю, считая излишним страстным нам в море богословия пускаться. Лучше постараемся помаленьку очищать от страстей ум и сердце, тогда сама собою благодать напишет законы свои на чистых скрижалях сердечных.
Также и искать утешений опасно гордому уму; но нести крест, который делан непременно из дерева, растущего на почве сердца нашего.
П. можно причислить к числу сестер, но надобно предварительно ей внушить, что это причисление не для чести делается, а с оным надобно иметь вящшее смирение и более подвига против страстей; чем приобретается смирение.
Преосвященный правду сказал о вас, дворянках, что входят со своими прихотями, которое слово должно принести благие плоды смирения. Когда бы он ублажал вас и похвалил, то дал бы средство возвыситься вашим рогам; а теперь, видевши сущую правду, надобно и невольно смириться. Благо мне, яко смирил мя еси! (Пс.118:71).
Да даст Господь вам мир иметь, а в случаях недугов душевных друг друга тяготу носить, имея в виду всегдашнее самоукорение.
Слава Богу, старца Паисия житие напечатано и с портретом его, и два письма к иерею Димитрию в журнале московском; обещали напечатать несколько экземпляров и особую статью. 29 июня 1845 года.

Письмо 38

Исполнилось ожиданное посещение, и туча хлопот пролетела от вас; долг исполнен со стороны матери, и знает, где находится дочь ее; также и дочь получила утешение свиданием с родными после девятимесячной первой в жизни разлуки. Ты во всем оном принимала участие и содействовала беспокойством; усердно тебя благодарю за все оное; и сестра тебя благодарит, как за беспокойство и радушное гостеприимство, так паче за С-у, и довольна ее с тобою жительством.
Теперь посудите о мне, грешном: я всякий почти день нахожусь в таких хлопотах, т. е. бываю на гостинице, а часто и в келлии принимаю; смотрю на кучу писем (которых теперь лежит без ответа до 50), ужасаюсь, надо все обработать; силы и умственные и физические изнемогают. Некогда прочитать книг, на которые только поглядываю, и будто мало утоляю голод, подобно как обонянием пищи; но оный все томит меня. Горе мне грешному! Не вижу средств к исходу, но и не знаю сокровенной воли Божией; боюсь и примеси страстей; одно остается: предаю себя, грешный, водительству промысла Божия, не хотящего смерти грешника, но хотящего всем спастись и в разум истины прийти. Я написал это для того, что ты испытала отчасти суету и можешь судить по ней о мне. Прошу помолить Господа, да устроит все во благо и подкрепит мои силы душевные и телесные.
По оным-то причинам и на твое письмо от 28 июля я еще не отвечал, но есть еще и с половины июля так лежат. Описанное тобою обстоятельство, случившееся 22 июля, оставь без тонкого испытания сущности его; а из сего усматривай свои немощи и прибегай к твердыни — смирению. Пожалуй, враг не перестанет раздувать искры, доколе произведет в сильный пламень.25 августа 1845 года.

Письмо 39

Спрашиваешь меня, что делать в немощи твоей? — Покой телесный помогает тебе, но совесть обличает. В этом случае возверзи на Господа печаль твою (Пс.54:23), и выше силы своей не простирайся на подвиг; ибо мы "не телоубийцы, но страстоубийцы" должны быть. Есть у св. Исаака в 85-м слове: "Тело немощное, аще понудиши выше силы его, то впадеши в помрачение" (стр.456, изд. 1854 г.). Ежели укрепляет тебя телесное успокоение, не от лености, но от немощи происходящее, то можешь попустить себе на оное. А сожаление о неисправлении Бог силен вменить тебе в делание (Исаак, сл.89, стр.464). Конечно, бывши в храме, когда не в силах стоять, то можно и сидеть, кроме некоторых важнейших действий службы; и в этом будь спокойна.
За попечение об С-е Сам Господь да воздаст тебе Своею милостию. Она воспользуется, и ты не повредишься; ибо спасение наше в ближнем нашем состоит; и повелено искать не своего си, но еже ближняго к созиданию (1Кор.10:24,33; Фил.2:4). Что ж бы было, когда бы оставить ее идти своим путем и, видя тонувшую, не отвести от пропасти?
Приходящие ей на тебя помыслы происходят явно — это от врага, хотящего отвратить от полезного пути. Хорошо, что она не таит их от тебя, тем они и упраздняются.
Приходящие ей мнения на N. тоже от врага, имущего приступ к ней за высокоумие и самонадеянность. Так как и на общих послушаниях лжет ей ее помысл и смущает, — и все это от того же источника проистекает, но для этого не надобно оставить послушания, а укорять себя за неправость мнения. Но, хотя бы и подлинно оскорбили ее, то и это ей полезно: пусть святость ее унижается перед нею, и химера прогоняется. Праздность ведет ко многим порокам и в уныние ввергает; то надобно ей о сем внушать.
Чтение в меру; ибо оное заменяется писанием и также приносит пользу.
О своих немощах ты говоришь, что надобно удесятерить перед другими; а сила Божия и в немощах совершается. А какое о тебе имеют заключение, то оное — меньше десятерицы — а не былица, и будь мирна.12 февраля 1846 года.

Письмо 40

За исполнение в точности моих поручений по части финансов [4] усердно тебя благодарю; а за малодушие не похвалю. Какую ты приносишь себе пользу, рассуди, когда имеешь хотя отчасти разум? Сама говоришь: "Знаю, что мать О. ликует с праведными", чего ж более нужно? Рана твоя не заживает; почему? Для чего она не с тобою; ты не имеешь такой товарки, которая бы тебя успокоила, как она? — Это самолюбие! Может ли оно когда успокоить? Да и может назваться противоборством воле Божией. Советую оставить эту химеру и искать своего спасения, как должно.
Как из прежнего твоего письма, так и из приписок в С-м письме теперь замечаю, что будто как тяготишься ею. В первом ты упоминаешь, что невольно должна быть нянькою; а здесь, что она предписывает тебе правильца. Выражение "прохождение должности няньки" означает как бы неволю. Меня это оскорбляет, что я причиною тебе тягости; а С. еще добавляет своей строптивостью, смея предписывать тебе правила. Я просил тебя и теперь прошу о ней, но не в таком отношении, чтобы быть нянькою; и не желаю, чтобы она была тебе в тягость. Ежели ты это писала в смущенном духе, то с помощью Божией пройдет; а когда залог сего увеличится, то я и не знаю, что на это сказать. Напиши мне как дальше будет ваше устроение. Ежели не переменится, то надобно что-нибудь предпринимать, хотя бы и не хотелось. Я не могу постигнуть, какого рода она предписывает тебе правила? Ежели она открывает тебе всеваемые ей против тебя вражьи помыслы зазорные и суждения, от неискусства выражает как бы выговорами или поречениями, то я ей о сем писал, чтобы она, винив себя, объявляла нечистоту своей мысли. Это явно, что враг, завидуя ее пользе, наводит ей на тебя противные внушения; а она, смущаясь оными и не скоро открывая, еще более подает ему на себя вооружаться оными. Бывает хула и на Бога, и страждущие оною приписывают ее себе, что они хулят Бога, когда у них нет ни малейшего к сему намерения. Смущение же их больше веселит врага и восставляет против их сильнее брань. Я полагаю, и здесь похоже на это: рассмотрите получше!
Желаю, чтобы вы, проводя седмицу воспоминания страстей Христовых с чувством благодарности к Искупителю нашему встретили в мирном устроении духа всерадостное Христово воскресение с сердечною радостью, и праздновали оное духовно. И. М. 30 марта 1846 года.

Письмо 41

Тебе показалось тяжко мое сомнение: не оскорбишься ли ты моим письмом? Не видишь ли ты, что я и не ошибся? Не тем, так другим, оскорбилась же; а оное выходит из одного же источника. В первом случае, по твоим словам: "Ежели б ты оскорбилась, оставалось бы тебе спросить себя: что я?". А почему ж и в этом того бы не сделать? Я, написавши мое сомнение, не счел тебя совершенною. А ты, под видом смирения полагая иметь такое устроение, что не оскорбилась бы, впала в другую крайность — оскорбилась, чем и обличилась твоя немощь и несовершенство. Так ли я говорю? — Не от уст ли твоих судишься? А ежели ты права? — то моя вина: прости! — Сколько мне предлежит различных случаев видеть немощи других и писать к ним ко укреплению, а сам из немощнейших немощнейший. Людей учу и сам учусь. Только не знаю, будет ли польза? Верно ты и подобные тебе скажут: что должен сие делать из любви к ближним. Пример сей может и тебе послужить в отношении к С-е. Ты ее учишь, — делаешь благодеяние ближнему, и сама учишься. Я, кажется, все бы бросил, а сидел один в келлии. — Это так кажется и желается: да воля не моя; да может быть и не понесу оного, что думаю взять на себя.
Я тебе много благодарен за С-у, что ты вразумляешь ее и несешь немощи. И вперед прошу не молчать, но обличать, в чем должно: аще изведеши честное от недостойнаго, яко уста моя будеши (Иер.15:19), гласит Святое Писание. И паки: больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя (Ин.15:13). Это не право растущее деревцо; ежели оставить так расти, то оно, со всеми своими самонадеянными деланиями, принесет худой плод, а когда привить его, то, может быть, и будет "плоды добры творити". Паче же когда имеет она произволение, то и помощь Божия будет. А для тебя это поприще есть делание — видеть себя и познавать свои немощи. От одного чтения не можно научиться, а надобно делать: учиться терпению, самоукорению и смирению.
В-е твоей желаю, чтобы было совершенное звание к служению Господу. Ты пиши ей о сладкой сей работе; но не скрой и труда, борьбы со страстями, дабы после не роптала на тебя. То, когда есть истинное произволение, все препятствия не возбранят. — Сердечно радуюсь, что мир между вами водворяется; да и впредь пребудет оный. 16 апреля 1846 года.

Письмо 42

В чем ты просишь прощения, за то я ни мало на тебя не скорблю, а написал для вразумления; в оном будь спокойна и не бойся меня. Я и не знаю, отчего у тебя родился такой страх?!
Пишешь, что я описал твои мысли о желании уединения. Я не сердцеведец, но, видно, Бог подал слово к твоей пользе. Рассмотри, способна ли ты к уединению? Прочти у св. Лествичника в 4-й степени и в степени о безмолвии, как он предостерегает пускаться в море безмолвия обуреваемым еще душевными страстями. Ладья их еще не вынесет свирепых волн вражьих, восстать имущих на них, и постраждет потопление. Сколько могу заметить, враг борет тебя, чтобы отлучить от места, на коем можешь иметь успеяние; но ты хочешь оное и видеть в себе. Полезно ли это будет для тебя. Не паче ли должна ты видеть свои немощи и страсти и через оные смиряться. И святые отцы чем ближе были к Богу, тем больше себя смиряли, взирая на высоту совершенства, и имели себя под всею тварью. А ты, как заметно, стремишься к совершенству, — и с соблюдением (а Царствие Божие с соблюдением не приходит (Лк.17:20)); и оттого предаешься смущению. Высоко не восходи и долу не преклоняйся, но иди средним путем: пекись о стяжании чистоты сердца, знамение чего есть видеть всех святыми (Исаак, слово 21); и "око благо не узрит лукава". В этом паче и подвизайся, к чему имеешь теперь все средства, имеешь свободу жить, не обременяя своей совести какими-нибудь крамолами, (что может случаться обязанным послушаниями), обеспечена всем, имеешь и книги духовные к окормлению души твоей. В другом месте, может быть, и не попустят тебе так жить, да привыкай к тамошним обычаям; не скоро к другим привыкнешь, да и не понесешь. В этом случае советую прочитать письмо старца Софрония к схимонаху Афанасию, который собирался выходить из Свирского монастыря за некоторые обычаи, кажущиеся ему против правил: как он его смирил и какое дал наставление (Житие старца Паисия).
Ты написала много текстов из св. Исаака, но они не клонят на твою сторону, а в противном убеждают. Говоришь, что не полагала начала ко спасению, вся предана покою телесному и безотчетному усыплению чувств; а выше упоминаешь из 20-го слова св. Исаака, что "нужно еще с радостию принять горькости, да потрясут мало". И это отнесла к тому, что недостойна еще утешения от уединения; то и достойна скорбей, которые, видно, и случаются с тобою: вот уже и не согласно с покоем.
Из 7-го же слова: "Да не возрадуешися о мне, враже мой", "Да не престанет снискивая и пекийся", и прочее привела к тому, чтобы быть ближе в назидании моем. — Но это не относится к сему; а св. Исаак прямо говорит, чтобы в падениях, какие бы ни случались (описав их выше), не отчаивались: "Да не престанет снискивая и пекийся и заемля, и во ины корабли вседая" (пример купеческой торговли, когда погибает корабль) "и о надежде пловый", и проч. и "сей есть премудрый недужник, не отсекий надежды своея". Выше: и да не предаст душу свою побеждению и в самом том побеждении своем; т. е. да не отчается. Видишь, что приведенные тобою слова побуждают тебя не отчаиваться в падениях, кои могут случиться от частости браней, а не на оставление места побуждают, "снискивая и заемля" — находя средства к оставлению греха и к покаянию; а более к смирению влечет. — Потому что где падение, там предварила гордость, по слову св. Лествичника. Св. Исаак в 46 слове пишет, что смирение и кроме дел может нас спасти, а дела без оного напротив бесполезны суть.
По всем сим соображениям можно заключить: что всякий случай есть наш учитель, обличающий наше внутреннее устроение "смотрением Божиим"; и надобно предаться всепремудрому Его промыслу и водительству; как пишет св. Петр Дамаскин, о еже како стяжать веру: "Волиши ли мя упокоити разумом твоим, не противоглаголю; хощеши ли паки смирения ради искушения имети ми, такожде есмь с тобою, и проч.".
Родившаяся в тебе мысль и желание переселиться поближе, в надежде окормления, не могу сказать, чтобы была основательна; но ежели бы и основательна казалась, то места не подают руки к исполнению сего, да и надежда на человека не постоянна. Не Бог ли действует и подает, по вере твоей, слово, могущее тебя воспользовать? — Расстояние не мешает. Ежели духом о Господе расположена, то всегда близ находишься; и имеешь средство — письмо, к сообщению своих немощей; и я, пока подаст Господь силу и разум, не отрекаюсь давать ответы, хотя и сам в язвах и в блате [5] валяюсь. Близкого места я не имею в виду к твоему помещению. Итак, оставь эту мысль, а усядься там, и, как по 33 слову св. Исаака, веруй, что она не полезна; так и по Лествичникову наставлению в 26 степени, в продолжении оной: "елицы волю Божию познати желают". Прочти, что должно творить, и успокойся.
По временам можешь в хорошую погоду и у нас побывать. Обитель ваша хоть отдаленна, но свободна к сношению с нашею. А кто имеет расположение, тому и близко. 30 апреля 1846 года.

Письмо 43

Письма ваши получил. Вижу ваше жительство и нимало не удивляюсь о С-м смущении: она находится в борьбе страстей и еще не имеет понятия и силы, как должно им противостоять. Однако, слава Богу, что они есть, со временем будет искусна — падая и воставая, и познавая, какая тягость и вред дружества со страстями. Велико бы дело было, когда бы тотчас отсекать и без труда; но это не нашей меры, ибо мы еще носим печати гордости и тщеславия, то и надобно их стереть попущением падений и сознанием своих немощей. Слава Богу, что теперь помирились и находитесь на отдыхе.
Ф-а пусть побудет несколько на испытании, и когда будет твердо ее намерение, то, видно, есть и звание Божие, не надобно отревать. А касательно помещения, то, мне кажется, и у вас можно поместить, хотя и тесненько, но где любовь и смирение, там сам Бог подаст мирное успокоение. Тебе же хотя будет не без труда; но разве мы созданы жить и позваны в сие звание для себя только одних? Это выйдет, что данный талант вкопать в землю и после возвращать господину без приращения. А какому подлежит таковой наказанию? Самим не должно искать и набиваться, но когда промысл Божий устраивает, то не безбедно удаление. Я и от того не прочь, чтоб поместить ее к Н-е, но не предвидится там такой пользы, как в вашем купножитии. Ты знаешь характер матери Н-ы меланхолический; то может ли новоначальная понести и не займет ли того ж и в свою нравственность? А между тем ты знаешь, что она в свою очередь горда и строптива, то предвари ее о сем, что пошедши в монастырь, надобно совершенно переродиться: оставить гордость и капризы, и надобно от всех, кого пошлет Бог, терпеть досады и укоризны, не только от лучших, но и от худших и от последних; и совершенно отвергнуться своей воли и разума (она, может быть, сего слова и не поймет; растолкуй), ибо сими только средствами приходим в исправление своей нравственности и получаем душевное успокоение. Да и бывши на твоих глазах, скорей можешь замечать ее наклонности и обличать.
М. и А. только вчера пришли к нам в обитель и доставили твое письмо. Жаль бедную девушку, что она впала в такое омрачение, считает ненужным молиться, потому что молится только устами, а сердце холодно; и никак ее не убедишь, а все находится в своем мнении; кажется, это прелесть. Она верно имела теплоту в молитве и увлеклась оною, что заметно из слов матери, ибо она говорила ей, что ничего бы так не желала, дабы только быть свободною и молиться Богу. Должно быть наказательное попущение; но силен Господь и помиловать ее, и дать ей чувство смирения; а я ничего не могу, и не знаю. Книга наша печатается и уже 8 листов (128 стр.) отпечатано, и мне прислано по одному экземпляру. Силен Господь помочь в продолжении и окончании оной; только за нами дело, чтобы делать то, что написано. Мира, здравия и спасения тебе желаю. Многогрешный И. М. 27 августа 1846 г.

Письмо 44

Сердечно радуюсь, что у вас водворился мир. Да оный и не мог бы нарушаться, когда бы самоукорение не отступало; а как сего еще не стяжали, то по временам покушается быть и возмущение — да смиримся. И не только в сообществе с людьми, но хоть бы и в совершенном были уединении, и тогда бы являлось возмущение внутреннее и лишение мира, которое еще опаснее теперешнего.
Мать К. страдает такого рода смущением: она не имеет ни с кем сношения и собеседования (кроме разве когда о монастырских кляузах), а от бездействия ее она впадает в скуку и уныние, и вместо желаемого мира она находит в одиночестве келлейном смущение и лишение мира, так что ни за что и взяться нет сил. Я ей советовал не уединяться, но она не находит с кем обращаться, а на послушании ее пропекают, чего терпеть не готова. Ты, когда будешь к ней писать, не упускай из вида сего: не одно то ее растраивает, что входит в дрязги, но более то, что уединение ее питает страсти тщеславия, гнева и прочие; а о истреблении их она и понятия не имеет. Она только и думает о затворе и удалении от людей, а это ей вредно; но и человека не имеет к укреплению. 3 сентября 1846 г.

Письмо 45

О мире вашем сердечно радуюсь. Дай Бог, чтобы оный пребывал в вашем обиталище и во всей обители вашей. Но невозможно, чтобы когда и не возмутился оный мир; мы еще страстны и не похвалимся; иногда бывает в обществе мир, но в себе оного не обретаем. Св. Исаак пишет в 78 слове: "Егда обрящеши мир неизменен, тогда убойся". Посему и рассматривайте случаи, от них научайтесь, а не отчаивайтесь.
В-у да укрепит Господь в начальных ее обучениях: да она и в мире не балованную, а скорбную жизнь проводила; а скорбь исправляет нравственность. Нельзя обеспечиться и думать что-либо достигшей; смирение лучше и нужнее всего; а оное стяжавай послушанием и отвержением своей воли.
Всем вам вкупе пишу. Желаю мира внешнего по келлии между собою и в самих себе. А сие удобно можете стяжавать, когда будете иметь самоукорение, от коего приобретается смирение, а на смирение Господь призирает и успокаивает (Пс.112:6). Юные, покоряйтесь старшим, и друг друга тяготы носите (Гал.6:2). Помните, что послушание рождает смирение, а от него всякое благо; и обратно: от непокорения водворяется и умножается гордость и всякое зло. Избирайте лучшее.
Нас посетил проездом в Петербург курский архиепископ Илиодор. Обитель наша ему понравилась; но нам надобно взирать и слышать, что речет Сам Господь; надобно смириться и считать себя недостойными здешних похвал.
Прочитал письмо твое к матери К.; оно написано основательно и полезно для нее. Неразумная самосмышленность! Когда пострижется, то уж будет подвижнически жить и просто на небо полетит; а о стяжании смирения и слова нет. Большие порывы на подвиги, которые не приносят плода добра, а только дают обирать плоды прелести. Что ж дальше будет? — Я не избегну хулы за то, ежели что с нею случится. Живет одна, не общительна ни с кем; пришед в келлию, не находит ни малейшего покоя. Вот плоды ее подвигов, а еще на большие простирается, как бы уединиться и затворится, а ни от кого слова не понесет! Да будет воля Господня над нею; Он знает более нас, как ее устроить. И. М. 6-го октября 1846 года.

Письмо 46

За призвание тебя в святую обитель и за мирное успокоение приноси благодарение премилосердому Господу, а о неплодствии душевном зазирай себя и смиряйся, то ничем же отщетишься и удостоишься получить милость Божию.
Богатства духовных дарований посылаются смиренным духом; они только могут сохранять оное без вреда, а мы, имея гордое мудрование и не свободившись зазрения других в их немощах, и не понесши никаких досад, укоризны и насмеяний, вменяя себя достойных того, — как можем искать в себе духовных дарований? У св. Исаака во 2-м слове прочти о сугубом деянии креста, где пишет: "Аще ли зеница очесе души твоей несть чиста, да не посмееши воззрети на округ солнца, да не лишишися и самыя тоя малыя зари, яже есть простая вера, и смирение и исповедание сердечное, и малая дела, яже по силе твоей, и отвержен будеши", и проч. Св. Феогност велит "просить извещения", — но не прежде смерти, "еже есть смиреннейше". Что ж, когда бы ты уже обнадежилась в своем спасении, видя в чувстве плоды духовные? Не думай, чтобы враг оставил тебя в покое и не стал бы бороть высокоумием, — лютейшим самым пороком. Теперь же смущает тем, что ничего не имеешь. А св. Петр Дамаскин не велит отнюдь "ниже дерзати, ниже отчаяватися, аще что-либо приключится благое или злое", с чем и другие отцы согласно учат. Будем и мы, при всех наших немощах, более познавать нищету нашу и смиряться, а не отчаиваться, и возвергнем на неизреченное Божие милосердие надежду нашего спасения.
Об В-чке ты право рассуждаешь, как написано; только в одном нет ли ошибки: "Взамен прошедших скорбей и проч. — побалываю ее немножко". Но это время покажет, что должно делать, не подать бы повода к расслаблению. Впрочем, снисхождение не мешает; а какую оное имеет разность с первым, предоставляю твоему рассуждению: ибо тебе виднее все действия.
С-но устроение точно гордое; но, по милости Божией, страсти ее смирят, и когда будет иметь полное откровение и смирение. И в этом отношения она счастливее матери К., что имеет опору, а та, бедная, идет своим путем, летит прямо на небо с молитвою от сердца; хотя и мечтает, что мною окормляется, но я опасаюсь за нее, как бы не впала в прелесть; тогда и мне достанется за нее. Впрочем с С-ю во многом нахожу к ней разность. С-е я пишу на ее письмо, сколько могу понимать об ее устроении; а тебе виднее ее действия: где нужно, обличай, а инде снисходи. Вино и елей возливай на раны. А о прочем, как лучше находите, так и да будет.
Что сохраняется между вашими келлейными мир, и дела идут в порядке, — слава Богу; а о дальнейшем их духовном образовании да устроит Сам Господь. Они для вас полезны и нужны, а вы для них в другом отношении. Все мы связаны по естеству узами любви.
Желаю тебе и с юными подвижницами твоими мирного устроения и остаюсь многогрешный И. М. 22 октября 1846 года.

Письмо 47

Благое твое расположение уступить долг твой на Р-е дочерям его, — да благословит Господь исполнить сие из любви и сострадания к ближним. Брани духовные для нас необходимы; и ежели будем только побеждать, то как же смиримся: а при немощах скорее смиримся, падая и вставая. Может быть, и С. находится в таком положении, что нужно падениями обуздать ее дмение. "Егда бо обрящеши на пути твоем мир неизменен, тогда убойся", — пишет св. Исаак в 78-м слове.
Пожалейте о нашем отце Амвросие, очень изнемог; а мне было преосвященный дал его в помощь по духовенству.
Желаю тебе с твоими о Господе сестрами здравствовать душевно и телесно; остаюсь многогрешный И. М. 9-го ноября 1846 года.
Ты еще, В-чка, дитя! Но младенствуй злобою, а не разумом. Конечно, ты еще не понимаешь о духовном разуме; нельзя же так скоро научиться — в четыре месяца! Ты еще и азбучки не знаешь. Советую тебе: прочитай житие преподобного Досифея, он был также младенец, но простота его послушания в короткое время доставила ему спасение. Подражай ему и не ошибешься; читай и всю книгу аввы св. Дорофея со вниманием; и не раз прочти; а далее что читать, проси наставления у матери Е.
А кофейку теперь заговейся, да и до праздника Рождества Христова подожди, живы будем и совсем не пивши оного.
Мир и благословение Божие да почиет на тебе, — усердно желаю; многогрешный И. М.

Письмо 48

Описанные тобою действия матери К., в бытность в вашей обители, для меня не удивительны. Во всем видится ее самонадеянная предприимчивость, оканчивающаяся безполезным обранием гнилых плодов. Ежели и удастся ей к вам перейти, то только до нескольких сухих приемов будет покойна, а то увидит все в противном виде; что и со многими случается. Но она только и думает, — как пострижется или к вам перейдет, то уже будет молитва ее пламенная, восходящая прямо на небо; а о брани со страстями она и понятия не имеет, сколько не писал ей и сколько не говорил. Опасно, что впадет в прелесть, и тогда я не избегну обвинения; но обо мне мало толку, а жаль ее души. Впрочем, силен Господь даровать ей истинный разум.
Укрепляйся духом о Господе и не изнемогай, и самую мрачность духа силен Бог просветить лучами благодати Своей, аще со смирением будем проходить жизнь нашу и видеть всех добрыми и святыми, хотя бы кто и страстями побеждался, извинять; ибо он находится в борьбе, побеждается по мере немощного устроения или необразования, а иногда и по нужде какого обстояния.
Я в тебе заметил ревность не по разуму, скорбя на К., за сукно. Будь ты на ее месте, может быть, еще больше увлеклась бы; а то Бог оградил тебя всем и даровал разум и книги ко спасению. А ты что творишь? Прочитай у св. Исаака о вреде буия ревности и посмотри, нет ли оной и у тебя. Виньетка и уборка слов и меня много занимала и приохочивала писать; пусть В. твоя пишет с ними и духовный почерпает разум из учения св. отцов, простираясь и на деятельность. И. М. 23 ноября 1846 года.

Письмо 49

Открывшаяся тебе твоя немощь в зазрении ближних должна тебя более смирить и подать случай к духовному деланию и хранению. Не думай без смирения достигнуть бесстрастия; а к смирению приближаемся нашими же немощами и падениями. "Умаление в неких хранящих себе, хранители суть правды", — пишет св. Исаак. То как же ты хочешь без преткновения пребыть в обучении твоем?
Требующим душевного утешения в обдержащих их скорбях отказывать опасно, представляя вину тщеславия или повреждения своего устроения. Любовь, оказанная ближнему в нужде его, вознаградит наш недостаток: а пребывать в мнении духовного делания и уклоняться от любви ближнего опасно, как бы не пострадать осуждение скрывшего талант. Спасение наше в ближнем нашем состоит.
Увлекаясь тщеславием, обрати мысль на свою неисправность. Да чем же тут тщеславиться, когда ты не свое, а чужое учение предлагаешь? да и то, что послет Бог в ум к пользе вопрошающих, по вере их.
О. Ам-ий наш все еще находится в болезненном положении, между страхом и надеждою. Буди воля Божия!
С удовольствием принимаю от твоего усердия, В-чка, четочки. Писавши книгу, насевай в сердце своем семя слова Божия, очищая ниву от страстей; а к сему удобный путь: отсечение своей воли и разума. И. М. 24-го декабря 1846 г.

Письмо 50

Поздравляю вас с наступившим новым годом; идите путем благих дел к горнему нашему отечеству. Время так кратко, что не видишь, как год за годом проходит; а будущее неизвестно и не в нашей воле!
С-но устроение волнуется страстными порывами, и точно сильный ураган пролетел в оное время, когда она писала, и жалела, и противиться силы не находила в себе. Я написал ей, сколько Господь меня вразумил к укреплению ее в брани; и ты со своей стороны не оставь ее наставлениями, а в случае нужды, и снисхождениями, по рассуждению св. Варсонофия: мелзи[6] млеко и выйдет масло. И паки о дуге (если через меру будешь гнуть — сломается. Из Патерика). И подобно, как пишет старец Паисий о братиях его, в трех устроениях находящихся, из коих одни требуют еще млеком милосердия и снисхождения воспитываемым быти.
Ты описываешь волнование К-на устроения. Что делать, мы все пока находимся вне смиренного пути, по стремнинам и дебрям и холмам скитаемся. Видно, еще рано иметь покой, не потрудившись истребить страсти. Но милостив Бог, силен послать Свою помощь к исцелению ее.
Недостатки твои в телесном делании да восполняет смирение духа и соболезнование о сем. Мир вам и благословение Божие. Читайте книгу старца Паисия и подвизайтесь против страстей. Брань не отдышна, ужасна и свирепа с ними и с невидимыми врагами. Смирение же их побеждает. И. М. 4-го февраля 1847 года.

Письмо 51

Слава Богу! даровавшему тебе мир и спокойствие душевное, но за то появилось изнеможение телесное. Невозможно же иметь и то и другое, и при том неизменно: вечер водворится плач и заутра радость(Пс.29:6); и: по множеству болезней моих утешения Твоя возвеселиша душу мою(Пс.93:19). А (когда)аз рех во обилии моем не подвижуся, (тогда) — отвратил еси лице Твое, и бых смущен(Пс.29:7,8). Весьма ясно св. Пророк изъяснил в сих словах образ духовной нашей жизни и далее, чтоб мы не отчаивались и в спрятании благодати.
И С-у, колеблющуюся на утлой лодке самосмышления, силен Бог сохранить от потопления, токмо и ты не лишай ее в чем нужно вразумления. Страсти помрачают смысл и невольно отводят к противным действиям.
Болящих и скорбящих сестер ваших старайтесь, по силе, утешать и укреплять в подвиге: на брани духовной много случается искушений и скорбей, но все попускаются к нашему искусу и к пользе. Скорбящие видят вину других, а себя не видят и не прибегают к самоукорению и смирению.
Больше не могу ничего тебе сообщить; а желаю провождать св. пост сей благоговейно и душеспасительно. Молись и за меня, многогрешного И. М.
В-е посылаю мое благословение.18-го февраля 1847 года.

Письмо 52

Я не думал было писать к вам, почтенные о Христе сестры, пока не получу от вас письма, но пылкая и скорая монахиня К., написавши письмо, оставила мне местечко. Я с нею почти ничего еще не говорил; почтовый день, а у меня писем довольно, на прошедшей почте получил только 20, а прежних лежит побольше; когда отвечать? иногда в день и письма не удастся написать.
18-го числа я писал к вам о нашем намерении к изданию трудов старца Паисия, переводов разных отеческих книг, что однако ж зависело от предварительного согласия преосвященного митрополита Филарета, и мы были между страхом и надеждою. 22-го числа я получил письмо от Н. П., которое к вам посылаю прочитать и паки возвратить прошу. Не есть ли тут промысл Божий подать пищу душевную Своим православным людям, жаждущим и алчущим духовной пользы? Мирские люди как подвизаются о благочестии и при помощи Божией действуют так в сем деле, что нам совсем невозможно и подумать сделать. Как и первое издание все их же трудами и старанием совершилось, так и теперь, когда Господь благословит, будет совершаться. Меня письмо Н. П. весьма обрадовало, надеюсь, что и вы будете участницы в сей нашей общей духовной радости.
Уведомьте, начали ли писать стишную св. Симеона? А ты, С., напиши из моего писанного Патеричка — из второй книги, там есть на конце некоторые полезные статьи, как можем получить прощение грехов, и Исаии Отшельника, кажется, есть глава; и пришли ко мне, не замедля. И. М. 25-го февраля 1847 года.

Письмо 53

Слава Богу, что С. опомнилась от своего вредного помрачения. Силен Господь просветить ее и укрепить; и самое ее падение, и что пострадала, должно ей показать, сколь пагубно самонадеяние и сколь пагубна дружба страстей от него происходящих, и не только дружба, но и пленение от них. Тебя благодарю за снисхождение к ней, терпение ее немощей и вразумление.
В-е же другого рода искушение и скорби — от устрашения N. Это для нее испытание, и чтобы также познавала свою немощь, и возвергала бы надежду на Бога; Он не попустит выше меры искушения и не допустит миру поругаться ею, когда она истинно расположилась работать Господу. Пусть не унывает, а на Бога уповает, и Заступницу нашу Матерь Божию в помощь призывает.
А Ф-е, хорошо когда выдержит зной мирских искушений; по вступлении в обитель будет ценить оной спокойствие и чинно подвизаться на страсти с отсечением своей воли и разума.
N. N. сродно малодушествовать, по мере самонадеяния, о лишении сестры; всегда, пока рана горяча, то и боль больше бывает, а мало-помалу и заживает. Чем она поможет детям туда поехавши? разве останется гувернанткою? Господь силен их сохранить, ибо Он более о сирых печется. Все мы еще не отреклись от мира! Да укрепит ее Господь в покорности воле Божией и во уповании на Него.
О N. сожалею, еще и о том, что и она человека не имать; кийждо о своих си печется. Но милосердый Господь силен ее укрепить или болезнью сею уготовать ей вечная благая.
О N. N. не знаю, как Бог устроит, и матери игумении возвестит. Она, т. е. игумения, пишет ко мне, чтобы я ее кому поручил; но как мне это сделать, и кому я могу поручить? Ежели бы были это куклы машинальные, то можно бы, кому хочешь, поручить, хоть бы мало кто мог водить их, а то ведь люди самовластные и у всякого свои страсти; а какова с ними борьба?
Вот я тебе и головку помыл и сухариками покормил; но что нужды, вперед будешь поумнее; да кого я не оскорбляю? и мать К-ю довольно пооскорбил. Из твоего письма прочел ей строки о ней. Это так ее возмутило: на что ты поверила и ко мне о сем написала? Она о тебе так не делает; что слышит — не верит; и она ничего этого не делала; и все сие на нее напрасно. Так ее сим пораскопали, что и С-е уже не таким ей стал казаться, и в Б-е хорошо. Я показал ей, стоит ли она монашества, к которому так сильно стремится? Полагаясь на одно то, что исполняет правило монашеское и пост, и все думает с мнением; а настоящего правила монашеского, терпения, смирения и любви — и не бывало. По приезде хотела написать к тебе с извинением.
Да сподобит Господь всех вас, проводивши св. пост благоговейно, встретить праздник Воскресения Христова с сердечной радостью.
У меня время так разорвано, что не могу и сообразить: писем лежит на столе еще прежних 32, а 1-го марта получил 22. Отвечать же совсем не имею времени; и сие письмо писавши более 10 раз отрывали; а еще лежит большая обязанность сверять переписанные статьи переводов старца Паисия. 4-го марта 1847 года.

Письмо 54

Н. просит иметь к тебе откровение, то это не заключается в обязанности быть духовною матерью, а просто не отказывать в совете, о чем она будет просить с извещенною верою или высыпать снедающую какую-либо скорбь душевную; и этого тебе нечего опасаться, ты не от себя будешь говорить, а Бог, ради нее, вразумит тебя. За это также не дать бы ответа, что мы, себя спасая, оставляем ближних, ищущих нашей помощи.
Вот еще открывается новая забота: Д. Д. Неужели ж ее бросить так, на произвол своей воли и разума? Она юная пылкая, почему и непременно требует управления ею. Два года постоянно питает желание к обители, при всех неудобствах. Родитель хотя и не отвергал ее желания, но чтобы по смерти его пошла; а между тем костюм и занятия светские должна невольно иметь. А П-кие, родные ее, и слышать не хотят о ее намерении; в письмах стараются отвлекать от сего и представляют в лучших видах мирскую жизнь. Почему она и опасается, когда умрет отец ее, приедут П-кие и увезут с собою и невольно; а оттуда трудно возвратиться; и нынче зимою, бывши здесь, брат ее и зять немного не увезли с собою в П-е, во время их здесь пребывания; я вошел в ее положение, говорил отцу и матери, чтобы уволили; по многом отречении и предложении разных препятствий, наконец изъявили согласие отпустить, но не ближе лета, и, кажется, к самому тому времени, как вам надобно будет от нас ехать домой.
Мир и спокойствие да водворятся в жилище вашем; аще и случаются на духовной брани приражения, но да поможет Господь низлагать оные противоборством и смирением, и тако, по малу очищая путь Израилю от многих язык, достигнем и земли обетования. Многогрешный И. М.

Письмо 55

Хотя тесна у вас келлия, но пусть пространно будет сердце; оно может совместить многое и понести немощи других, покрыть любовью и смирением. Как оно пространно! что и Царство Небесное внутрь вас есть (Лк.17:21), глаголет Господь. Да, тесный же путь и прискорбный удобнее вводит в Царство Небесное.
Есть и пространно живущие, но мира и спокойствия не обретающие. Это не наше дело разбирать; пусть всякий сам себя смотрит; и мы также о сем попечемся и смотрим в себе: нет ли ветхого человека? есть ли любовь и смирение? любим ли врагов, яко друзей? укоризну, якоже похвалу? скудость, якоже изобилие? Когда сего нет, то и паче должно смиряться и считать себя хуже всех. Любомудрствую для тебя, а сам чужд сего делания. Горе мне грешному!
Читать что, когда и сколько, сама назначь Х-е; а то ведь писано: мед обрет яждь умеренно, да не како пресыщен изблюеши(Притч.25:16), и паки: "Горе новоначальному преподати высокая; умеренному же деланию цены несть"!
Пробор, сделанный тобою В-е, не мешает: "Укор крепку, а похвала разслабленну к добрым делам душу соделывает", — пишет св. Илия Экдик (Доброт. ч.4). Дай Бог видеть всем нам свою худость.
В.! Приими обличение с благодарением, оно воспользует тебя больше, нежели похвала, и научит терпению и смирению. Бог тебя да наставит и укрепит! 21-го июня 1847 года.

Письмо 56

Вчерашний день я к вам послал просфору и цветочков благоуханных, чтоб оные послужили для вас эмблемою красоты добродетелей и благоуханием смирения!
В часы посещения тебя душевною скорбию ты малодушествуешь. — О сем сердечно сожалею! Неужели не волен Господь искусить любовь и веру нашу к Нему отнятием утешений и посланием тяготы и мрака, чтобы мы и в сем состоянии пребыли тверды в вере и надежде к Нему; по мере терпения и смирения нашего множится и любовь к Нему. Скажи себе: аще благая восприяхом от руки Господни, злых ли не стерпим (Иов.2:10)? Вспомни слова Пророка Давида: аз рех во обилии моем, не подвижуся (Пс.29:7); может быть и ты думала навсегда пребыть в обилии, хотя не высоких дарований, но по крайней мере спокойствия, может быть и мнимого; однако ж он далее говорит: отвратил же еси лице Твое, и бых смущен (Пс.29:8). Кажется, с тобою то же случилось. Но он не возмалодушествовал, а к Богу помолился и услышан был (Пс.29:11–13). Так и ты не малодушествуй и узришь мрак оный и мглу прогнанную светом Божия милосердия.
Как же быть без прилога и изменения в устроении нашем? и как ты научишься духовной брани, не испытав оной на практике, а только от чтения уразумев? Прочти же ты у Каллиста и Игнатия 43-ю главу, у св. Исаака 78-ю и 79-ю к концу и в моем патерике, писанном во второй книге, в конце Фомы Кемпийского, те стишки, на которых поставлены крестики; — и Господь силен даровать тебе утешение.
О X. нельзя теперь еще ничего заключить из случившихся с нею перемен: может быть опаснее бы было, когда бы не выдерживала браней в начале, коих нельзя избежать, — или в средине, или в конце. С-а прежде не имела сей брани, но теперь выдерживает. Дай Бог, чтобы, по возвращении ее к вам, был у них у всех между собою мир и согласие.
Прошу тебя и сестер помолиться за меня Господу и Матери Божией: да избавит меня от сего налагаемого на меня ига настоятельства; а чтобы мне более смириться, как и вас о сем учу. Горе мне! возвышают и тут, и там, а я на деле ничто. Спасайся о Господе! Усердно сего тебе желаю, многогрешный И. М. 27 июня 1847 г.

Письмо 57

2-го числа получил я ваше письмо и сердечно порадовался, и благодарил Бога, что у вас в келлии мир водворяется. Да поможет Господь и всегда оный сохранять, и тогда, когда и С. возвратится. Конечно нельзя, чтобы ненавидяй добра враг не старался нарушать оного, возмущая страсти: но где любовь и смирение, там ничтоже успеет.
Нельзя же без искуса научиться духовному художеству, а оные борьбою познаваем; и смиряют-то нас наши же страсти, когда мы рабски им служим. Самоукорение, отвержение своей воли и разума и иметь себя под всеми, — доставляет прочный покой.
Поздравляю всех вас, и особо тебя, X., с облечением в ризу спасения и присовокуплением к лику сестер. Да поможет Господь тебе одеться внутренне в брачную одежду светлую, чтобы внити в небесный чертог Жениха Христа!
Читал письмо твоей N.N., как она выговаривает маменьке: "Зачем тебя так скоро отпустила в монастырь, ты молода, еще не видела света, и надобно бы тебя в оном испытать, и искусить, и тогда-то бы отпустить!". Вот какое готовилось тебе от нее благословение! Сильная вражия артиллерия со множеством стрел прелестей мира предстояли тебе: уговоры, ласки, угрозы, наставления священника, очернение нашего звания, удовольствия мира — все это готовилось напасть на твою, не совсем твердую и крепкую, батарею; твое малодушие могло бы поколебаться, — и герои нынешнего времени восторжествовали бы. Но на долго ли это продлилось бы? Упреки и мучительство совести отравляли бы твои мнимые удовольствия, а худые последствия, которых они ни мало не предвидели, могли бы всю жизнь твою соделать горькою и несчастною; но Божиим милосердием ты яко птица избавилась от сетей скорым решением твоим, — и это так неожиданно, что и думать было нельзя, чтобы родители согласились на твой отпуск так скоро; но Господь и им возвестил, хотя с болезнию сердца, отпустить тебя, дав и средства к тому. Благодари же немолчно Господа за таковую Его к тебе милость, и когда придет скука или подобная прежней брань, воспоминай все сие и благодари Бога, сподобившего тебя уклониться от мира в обитель. Маменька несколько смущается, что на нее падает укор, что когда бы была родная мать, то не отпустила бы. Я ее утешаю быть спокойною правостию совести в сем деле. 4-го июля 1847 года.

Письмо 58

Проходя подвиг духовной жизни, нельзя не иметь таких случаев, через которые невольно впутываешься в такие дела, которые могут принести скорбь для искуса нашего в терпении. Ты дала совет с благим произволением и на пользу ближнему, от любви; а всякое благое дело противными искушается; то ежели и случится тебе через сие скорбь, потерпи и укори себя, а не других; всяк делает по своему разуму и думает, что хорошо делает; а за ошибки, в свою очередь, очищаются скорбями. — Прочти св. Марка Подвижника о скорбях в особенном слове, в беседе с Дикаником, где так говорит к концу слова: "Не ищи: как, когда и через кого находят скорби: Единого Бога есть о сем ведети; а наше дело есть благодарно и непамятозлобно понести оные".
Там же есть, что скорби бывают и от любви, и от злобы. Ты положила начало благое — не входить ни во что и не говорить ничего, но случаи понудили тебя преступить твое намерение. Ты же не сама находила их, но они искали твоего совета. Оставить так, после было бы на совести.
Мир и спокойствие да пребывает с тобою — усердно желаю многогрешный И. М. 12-го июля 1847 года.

 

Х.! Ты увидишь из письма моего к матери Е., что я не пропустил ни одной почты, не писавши к вам, и тем самым точно избаловал вас. Не всегда же так будет, надобно и пореже писать; да ведь и писать-то иногда нечего. Красноречием я не богат; а когда накопится материй побольше, тогда можно и написать.
Пишешь, что и ты сделалась больна; видно, надобно этому быть, потерпи — и исцелеешь душевно. Этот такой путь, чтобы и скорби и болезни принимать благодушно, для очищения души; и в мире они есть, но там не так принимаются. Да вразумит тебя Господь и укрепит на спасительном сем пути, — усердно желаю многогрешный И. М.
В-ка! и тебе желаю здравия душевного и телесного; потерпи и благодари Бога за посещение Его! 12-го июля 1847 года.

Письмо 59

Горе твое с больными и во мне отзывается; что делать? видно так надобно — какой-нибудь крест нести: скорбь ли, болезнь или тесноту, только не ропщите, а благодарите Бога. Теперь крест ясно изображается перед вами и ощутительно касается вас, или даже тяжело лежит на раменах ваших. Крест, посланный вам от Бога, есть истинно великий дар Его десницы, дар, которым можете хвалиться, прославляя Господа. Хвалясь им, не себя будете хвалить, но Господа, так милосердо и премудро промышляющего о вашем спасении. Помыслите, какая честь и слава участвовать в кресте Иисуса Спасителя мира! — а вы точно участвуете в несении креста Сына Божия, если переносите ваши скорби с терпением, смирением, преданностью Господу и упованием на Него. "О, какой великий дар Божий принадлежать к числу спутников Христовых — идти узким путем, которым прошел Спаситель и Бог наш; нести часть креста, который для спасения моего всецело был поднят и принесен в жертву правосудию Божию Господом Иисусом! Какое счастье ради Христа Иисуса, с преданностью Ему: или нести потерю внешних благ имущества, чести, или терпеть болезни в теле или скорби в душе! Преданные чувственности, живущие только внешней жизнью не знают сего счастья; будете говорить вы им о сем даре благости Божией, они не поймут вас" (Хр. Чт. Июнь 1847 года).
Я только прочел сию статью и за нужное счел выписать для вас несколько строк: не принесет ли сей бальзам скорбящим сердцам вашим некоторое утешение? — чего усердно желаю; а ты можешь и еще проникнуть в отеческие книги св. Марка Подвижниика и св. Исаака Сирина, где много найдешь утешительного в скорби вашей; а ведь и Сам Господь близ есть оскорбленного сердца и силен подать душевное утешение и освобождение от скорби.
Хинные порошки, или хинину, можно давать К-е, но не в день пароксизма, и прежде очистить желудок, чтобы не произошло завалов.
Артос можно при болезни с верою всегда употреблять с простою святою водою, а с богоявленскою не всегда.
В-чка и Х-а! Будьте здоровы — сего усердно желаю, остаюсь многогрешный И. М. 18 июля 1847 года.

Письмо 60

Получив общее письмо ваше, писанное с X., от 17 числа, вижу те же ваши скорби, болезнью их причиняемые, и сам не могу быть равнодушным к сему, хотя и предоставляю воле Божией, что Он строит все на пользу, и без Его святой воли влас главы нашей не погибнет. Однако нельзя не чувствовать скорби, только не надобно малодушествовать и укрепляться в терпении по слову Апостола: во всем скорбяще, но нестужающе си (2Кор.4:8). 22 июля 1847 года.

Письмо 61

Истинно, Ангел наш В-чка перелетела в вечность! Нет сомнения, чтобы она не удостоилась получить милость Божию. Это знаем и по житию ее, по дарованной от Господа блаженной кончине, но чувства наши столько немощны, что не в силах равнодушно принять сие разлучение.
Я, прочитав строки твои, хотя и нечувствителен, но пролил слезы — сожаления о страдании ее и отшествии, — и радости о блаженстве ее в будущности; и как ни вспомню о ней, не могу без чувств умиления пребыть. Господи! Упокой душу ее в Царствии Небесном!
Но обо мне мало толку; а скорблю за тебя, что тебя кончина ее премного огорчила, также и сестер твоих С-у и Х-у. Они должны бы тебя утешать в сей скорби, но и сами немощны. Премилосердый Господь силен подать тебе подкрепление и утешение; прибегай к Нему и к Матери Божией и помни, что мы не вечно с нею разлучились, а только на некоторое расстояние времени.
Представим себе, что она отлучилась от нас в свое вечное отечество, куда и мы должны стремиться, только в неопределенное время и нам неизвестное, а ведомое токмо Единому Творцу нашему. Данное же нам время здешнего пребывания постараемся употребить для пользы душ наших и для ближних наших; а когда будешь предаваться безгодной печали, то совсем себя расстроишь и здоровье потеряешь; чем не мало погрешишь перед Богом.
Укрепляй себя рассуждением, что предел жизни положен всякому самим Богом, то и нельзя быть иначе, как в сие время разрешиться ей от соуз плоти, и что всего дороже: в непорочности и чистоте нравственности принял ее Господь блаженною кончиною: скольких она избавилась соблазнов и сетей вражиих, мира и плоти? скольких избежала скорбей, предлежавших на пути жизни, кои должна бы переносить с тяжестью, а может быть много бы и погрешила. Но теперь все это от нее удалено, и она будет наслаждаться вечным блаженством. Хотя же бы В. долго прожила, но все смерти не миновала бы.
Священное Писание утешает нас, чтобы мы не скорбели об умерших, подобно неимущим упования, т. е. неверующим. Тем подлинно нет утешения; для них не блещет луч надежды из отдаленной вечности; для них кто умирает, тот вечно умирает; а мы, верующие и убежденные в действии промысла Божия, должны быть твердо уверены, что есть воля Божия на преселение ее в вечность в настоящее время, и к величайшей ее пользе. Хотя и в юности отошла, но старость не в числе лет и считается;седина же есть мудрость человеком, и возраст старости житие нескверно (Прем.4:9). Вмале исполни лета долга: угодна бо бе Господеви душа его: сего ради потщася от среды лукавствия (Прем.4:13,14). Преставлен бысть, да не злоба изменит разум его, или лесть прельстит душу его; рачение бо злобы помрачает добрая, и парение похоти пременяет ум незлобив (Прем.4:11,12) и праведных души в руце Божией, и не прикоснется их мука(Прем.3:1).
Паки повторяю тебе: не предавайся безгодной печали, но всеми оными рассуждениями утешай себя; и то должно не мало тебя утешить, что лик обители вашей дев представших Христу исполняет и твоя В-а! Благодари Его благость, что сподобил в юности принять ее к Себе!
Да будет нам и то утешением, что Церковь, купно с нами, молится о душе ее и приносит бескровные жертвы Господу о спасении ее: то будет она в чем, яко человек, и погрешила, Господь силен даровать прощение и очистить ее, отшедшую в вере и надежде будущего воскресения.
Письмо ваше получил я 27 числа в вечеру и тотчас же записал на таблицу имя ее для поминовения; а 28 числа в понедельник отслужили у нас в скиту литургию и панихиду по ней; также и в монастыре записали для помину, и поминают всякий день на литургиях.
Да укрепит и утешит тебя Господь; молю Его благость! и остаюсь многогрешный И. М. 29 июля 1847 года.

Письмо 62

Девятый день, как В-чка наша переселилась в вечность! Она несомненно блаженства удостоится от Господа. Мы оставшиеся, здешние странники имеем утешение, воспоминая о здешней ее непорочной жизни и блаженной кончине и молим премилосердого Господа: аще в чем согрешила перед Ним, да простит ее; в чем и не сомневаемся…
Я пишу сие после нашей обедни скитской, где поминали ее и после служили о упокоении души ее панихиду. В самое оное время представил себе, что и ты с сестрами своими находишься на могилочке ее и умоляете Господа о упокоении души ее со святыми: тут невольно трогается сердце и текут слезы; я никак не надивлюсь на себя: отчего я так трогаюсь о ее кончине, не помня, чтобы по ком так плакал? Впрочем слезы сии суть радостопечальные, и я им не противлюсь.
Получив ваши письма о подробной ее кончине, не мог читать оных без слез умиления. Уповаю, что она слышит наши чувства и молитвы о ней, и сама будет молиться о вас ко Господу. Премилосердая Матерь Божия удостоила ее перед самою кончиною посещения пречистым Ее образом, и конечно, при исходе, сохранила от злобных духов, и мирно помогла душе ее разлучиться от тела. Вечная тебе память, достоблаженная сестра наша В-а! Бог да ублажит и да упокоит душу твою, и с праведными причтет, и нас помилует, яко Благ и Человеколюбец!
Ты упоминаешь, что не занялась прочитать ей отходную, — в этом не велика важность: отходная есть канон Божией Матери, коим от лица умирающего молят о мирном разлучении от тела души и об избавлении от злобы воздушных духов, а она сама молила о сем Царицу Небесную, когда образ принесли к ней, и верно услышана была ее молитва, — мирно разлучилась от тела.
Сегодня вы или получили, или получите мое письмо в ответ на ваше о кончине В-чки, в коем я желал подать тебе слово к утешению. Господь силен и без меня утешить тебя, что уже и исполняет, подав тебе укрепление и успокоение благонадежием о блаженстве В-чки.
О поминовении ее у нас не сомневайся, хотя бы ты и ничего не обещала, то мы имеем долг ее поминать; она сама предварила, подав для благолепия церкви свои украшения.
Да и тебе хорошо сделать, что нужно, к успокоению твоему, и распорядиться. Нечего страшиться о принятии образа М., но надобно этого желать.
Да даст Господь вам всем мир, здравие и душевное успокоение — усердно желаю многогрешный И. М. 1 августа 1847 года.

Письмо 63

Я слегка писал тебе в прошедшем письме об излишней привязанности к В-чке (хотя она и достойна любви была), а теперь ты сама в этом себя сознаешь виновною, и что надеялась иметь утешение в старости через нее и отнятие ее считаешь тяжким испытанием; между тем усматриваешь и пользу, — что бы она осталась без тебя? Не была ли бы ее скорбь несравненно больше твоей? Предпочти ж ее спокойствие своему, познай, что есть в нас себялюбие.
Я не укоряя тебя сие пишу, но подкрепляя твое же мнение, к преодолению скорби твоей; повергай себя в волю Божию и проси помощи; вместо ропота, благодари, что юную агницу принял к Себе в непорочности, когда злоба и страсти не пленили ее сердца; утешайся тем, что она в вечности и блаженна; и наша жизнь пройдет как сон, — не увидим; всякий год, месяц, день, даже и минута приближает нас к смерти; и так скоро текут, что нельзя и представить.
Я тебя извиняю в изнеможении от скорби: рана еще свежа и больна; прошла одна неделя, когда ты писала письмо: чем далее, тем более будет просиявать луч утешения о ее блаженстве, и наконец совсем рассеется мрак, объемлющий твое сердце, и возблистает свет истинного разума.
О том, что не успела постричь ее, не скорби: одно вступление ее в обитель, оставив свет, примет Господь и вчинит в лик праведных Своих дев; нерассудная клятва матери не может иметь влияния на невинную сию Агницу, и в этом будь спокойна; да она же в последний раз мирно с нею обошлась и рассталась. Теперь же имение их ей не нужно.
Напрасно принимаешь помыслы, зачем не везла ее в М-у лечить. Ежели б была воля Божия ей жить, то и здешний лекарь помог бы; а когда бы дорогой что случилось, то опять было бы раскаяние и, может быть, не успела бы так ее приготовить.
Я уже написал тебе: не устрашайся принять образ. Не извиняй себя немощью, не бойся и мучений; Богу содействующу вся возможешь понести, а главное смирение. Ибо хотя бы ты и на всю лестницу добродетелей взошла, но не имея смирения, ни мало бы не воспользовалась.
Приезжай! при помощи Божией ободришься и познаешь свой страх неосновательным.
Полагаешь, когда взять Х-у, будет здесь для тебя молва от приезда родных ее. Но сего и без нее не избежишь, а оставишь ее: и она соскучится, да и родные ее поскорбят.
Что ж касается до того, что она причиняла тебе скорби, то оставь ей, что может быть и неумышленно делала; я прошу тебя словами святого Апостола Павла к Филимону за Онисима: "Аще же в чесом обиде тебе, или должен есть, мне сие вмени" (Флм.1:18). Не сомневаюсь и к ней в твоем благорасположении.
Мир Божий и благословение да будут на тебе и на сестрах твоих, и да утешит тебя Господь нетленным Своим утешением — усердно желаю, многогрешный И. М. 12 августа 1847 года.

Письмо 64

Сердечно сожалею, что новая скорбь потрясает вас и более имеет влияние на расстройство твоего здоровья. Но надобно ж обучаться в училище веры и покорности воле Божией, и что все, с нами случающееся, промыслом Его нам посылается к испытанию; ты все это знаешь теоретически, надобно и на деле, видно, испытывать: "Егоже любит Господь, наказует; биет же всякаго сына, егоже приемлет" (Евр.6:8), — говорит Священное Писание; посему, ежели считать сие и наказанием, то все ты не забыта у Бога. Обращайся к благодарению и в самых тяжких минутах испытания; оное тебе послужит бальзамом и облегчением тягости.
Об В-чке сама ты рассуждаешь, что блаженна, юже избрал Господь и приял к Себе (Пс.64:5); в настоящее время, живши долее в мире, она могла бы подвергнуться многим тяжким скорбям и страданиям; но Бог лучшее о ней предзрел, приняв к Себе в предопределенное время ее отселе отхождения.
И о Х-е отдавайся на волю Божию: аще угодно Ему будет воздвигнуть ее от болезненного одра, то буди Ему слава и благодарение; аще же призовет ее в вечность, то с покорностью да приимешь Его отеческий промысл, на всех простирающийся; предаваясь же безгодной печали, не только не поможешь, но и погрешаешь и разстраиваешь свое здоровье.
Болезнь Х-и остановила поездку твою: что делать? — надобно соучаствовать болящей состраданием и служением. Господь приимет на Себя: "Болен бых, и посетисте Мене" (Мф.25:36), — говорит Он; а святые отцы научают нас, что "боляй и служай равную мзду приимут".
С-а, Х-а! Не упадайте духом в скорби, но научайтеся терпению; ибо скорбь терпение соделовает (Рим.5:3); утешайте мать Е-ю миром, согласием и любовью между собою и научайтесь послушанию и смирению.
Поздравляю вас с радостным посещением Заступницы нашей Пресвятой Богородицы, да подаст Она вам утешение в скорби вашей — усердно желаю, многогрешный И. М. 26 августа 1847 года.

Письмо 65

Сердечно скорблю о скорбном вашем путешествии, которому, может быть, я причиною (что, верно, тебе и представлялось и причиняло брань). Ежели бы я не имел в вас соучастия, то и не было бы скорби; а тут еще брань твоя не дает тебе покоя. Однако ж она на пользу для тебя: ты, не имевши оной, могла и другим не верить, побеждающимся подобною бранью. Ты хотела описать оную подробно: не бойся, пиши; сознание может освободить тебя.
Когда не вступала еще в звание матери, то и браней не было, а принявши сан воинский и оружие, тут и враг вооружился на тебя. Рассмотри результат победы и побеждений: через что думаешь найти покой, не было бы больше смущения, и без объяснения твоего понимаю твою брань. Смирись, укоряй себя, и увидишь ослабу. Придет опять, и опять за то же; Бог да преумудрит тебя в сей духовной брани; больше нечего писать.
Мир тебе и сестрам твоим о Господе. И. М. 11 ноября 1847 года.

Письмо 66

Касательно твоего устроения паки повторю, что брань твоя увеличивается после принятия образа; враг, желая отторгнуть хотя от ничтожного грешника, пожелавшего тебе спасения, восстает на тебя сильнее; какая ж бы была тебе и польза, когда бы не имела брани? Замечай во время брани, на которую сторону более склоняется сердце и находит мир — тому и следуй; а противной стороне противляйся. И помни, что сильнее брань тогда бывает, когда вознесешься о себе, думая, что в век не подвижуся и никогда не отпаду, — истину тебе говорю: не хочу сильно принуждать и привлекать к себе.
Ежели ты имела какую-либо пользу через мою худость, то знай, что здесь действовал Бог, по вере твоей, как и бессловесными соделывал пользу людям Своим. Когда ж видишь себя не пользующуюся, то к худости моей присовокупи и твое неверие, и обои они найдутся причиною сего; но я, со своей стороны, нахожу себя доселе к тебе в том же о Господе расположении и даю тот же совет: не отступать от самоукорения во всех случаях и не полагаться на свой разум; а в том, что ты во время брани поползнулась мыслию против меня и каешься в оном, сердечно тебя прощаю: будь в оном покойна.
В скорбном вашем пути, конечно, я виною нахожусь, но не умышленною: но как и до сих пор еще нет пути, а колоть, то не думаю, чтоб лучше было и теперь ехать по колоти; а долго здесь жить, не знаю, было ли бы прилично? На это можешь сказать: можно было и по домам разъехаться, — а я нахожу здесь больше волю Божию, чтобы вам быть скорее на месте вашего подвига и проходить путь спасительный там, где указал вам Господь. Хотя и потерпела, но, слава Богу, Он послал вам и отраду в путешествии.
Да устроит Господь между вами истинный мир, спасающий души ваши. Молю Его благость! Многогрешный И. М. 15 ноября 1847 года.

Письмо 67

Поздравляю тебя с приближающимся праздником Рождества Господа нашего Иисуса Христа. Это праздник мира, на землю ниспосланный! Вечная Любовь воплотилась, и Ангелы воспели: "Слава в вышних Богу и на земли мир"! С прискорбием вижу, как из первых, так и из последнего твоего письма, что у тебя "дух не мирен". Кто вложил в тебя это немирство? Царствие Божие внутрь вас есть(Лк.17:21), — сказал Господь. Посему, видно, допущен враг излиять яд свой; — гл. 31 Симеона Нового Богослова.
Мы, согрешая перед Богом, теряем мир; а покаянием оный возвращается — милосердием Божиим.
Подобно лишаемся мира, приемля скорбь и враждуя на людей; а когда самоукорением угасим сей пламень, то водворяется и мир.
Как чудно Господь связал нас с Собою: "Что сотвористе единому сих братии Моих меньших, Мне сотвористе" (Мф.25:40), сделанное ближнему Он принимает на Себя, как добро, так и противное. Где ж более искать мира, как не внутри себя? Испытаем беспристрастно все изгибы сердца нашего и истребим, выгоним оттуда гнездящегося древнего змия, паки повторю, самоукорением и смирением, паче же любовью, николиже отпадающею, — и мир желанный водворится!
Ежели нужно всегда о сем пещися и желать, то кольми паче в теперешнее время посещения болезненного; не знаем часа, в оньже позваны будем предстать Судии; а видим собратий наших, отходящих неожиданно!
Не знаю, как тебе покажется сие мое приветствие? Но я желал бы знать действия оного и на лучшее…
Желаю, чтобы все вы встретили праздник в добром здравии и духовно праздновали оный с сердечной радостью.20 декабря 1847 года.
Что делать? — достигло и ваш край посещение болезнью, и в обитель вашу проникла; непостижимые судьбы Божии все на лучшее устраивают. Нам должно благоговеть и в ничтожестве нашем повергаться перед Ним, ища умирения совести покаянием, а не паническим страхом ужасаться смерти. Смерть необходима для всех: но рано или поздно, кто умрет или паче переселится в будущность, состоит в предопределении Божием; тот только отойдет отсюда, кому предопределено в настоящее время кончить предел здешнего странствования. Старайтесь успокаивать себя.
Желаю всем болящим вашим сестрам скорого выздоровления, а всем прочим благодушного упования на благость Божию и предания себя в Его святую волю. И. М. 23 декабря 1847 года.

 

Паки о мире предложу тебе слово от слова 55 святого Исаака Сирина: "Абие бо, егда отстяжет монах любовь, сердце отстяжавает мир: сие есть селение Божие и затворяется ему дверь благодати, ею же Господь наш внидет и изыдет".
Ежели ты оскорбилась моим письмом, то приложи скорбь свою и к моей ране; и ежели от меня не примешь скорби, то от кого же можешь понести? Оставя все сие, желаю тебе мира, здравия и духовной радости в день торжества твоего Ангела.
Я написал было на трех листах тебе письмо, на три твоих, но оставляю, пусть будет так…И. М. 13 января 1848 года.

Письмо 68

Скорби тебе не по силам! — Я причиною оных, почему и мне сугубая скорбь! Где ж нам искать утешения? "Бог нам прибежище и сила, помощник в скорбех, обретших ны зело" (Пс.45:2). "Внегда скорбети ми, возопих ко Господу, и услыша мя Бог спасения моего" (Ирмос гл.4. Песнь 6). "Призови Мя в день скорби твоея, и изму тя, и прославиши Мя" (Пс.49:15). И еще много найдется в священном Писании подобных текстов о призвании Господа в скорбях и о помощи Его. Воззовем и мы ко Господу и получим облегчение в скорбях наших; Он силен даровать и утешение! Не малодушествуй, а в чем я тебя оскорбил, то прошу меня простить, и я тебя чистосердечно прощаю, и желаю душевно и телесно здравствовать. Остаюсь многогрешный И. М. 17 января 1848 года.

Письмо 69

Получил твое лаконичное письмо с поздравлением меня с днем Ангела, благодарю! — Желаю, чтоб ты умиротворилась, мои оскорбления простила и молилась за меня.
Прошедшее письмо твое скорбное и лаконичное я возвратил с надписью. Желаю, чтоб ты получила утешение. Я писал к тебе, изъясняя свою скорбь в перемене твоего тона, и много было написал, но оставил, видя тебя не твердою еще верою. Не смею приравнять себя, но напомяну апостольские слова к Коринфянам: "Аще бо аз скорбь творю вам: то кто есть веселяяй мя, точию приемляй скорбь от мене" (2Кор.27:2). Не знаю, прилично ли сие слово; но я написал.
Сегодня была у нас литургия. Я поминал тебя и всех вас на проскомидии о здравии, помня день твоего Ангела, а Х-но рождение, и заочно вас поздравляю.
А покойную В-чку на проскомидии, на ектении и на панихиде воспоминали; да упокоит Господь душу ее в Царствии Небесном!
Ты пишешь, что накануне полугодового дня смутилась о ней; говоришь: "Господь даде, Господь и отъя", — а не докончила: буди имя Господне благословенно во веки (Иов.1:21). Краткость здешнего времени что против вечности? а скорбное и приятное все проходит мгновенно; обратишь взор на прошедшее, — видится как сон. Попечемся о будущем, воображая ее блаженство, а не лишение.

Письмо 70

Прискорбна для меня скорбь твоя или просто немирство к С-е, которую я не хочу совершенно оправдать, но надобно иметь рассуждение: неужели она так далеко зашла, что и не может быть исцеленною от своих запутанностей, о коих ты пишешь, что она одно мыслит, другое делает, говорит и пишет? Не худо взглянуть нам на себя; имеешь ли и ты дар рассуждения? не можешь ли ошибаться в своем мнении при взгляде на действия других, имея еще не очищенное от страстей душевное око?
Это я видел в тебе, когда ты против меня приняла помыслы, чего я совершенно не имел и не имею, — видит Сердцеведец! От чего же это произошло? не от остраствованного ли устроения? когда ты, имевши веру ко мне, хотя недостойному оной, могла принять такие ложные мысли: кольми паче о той, с которою живешь и имеешь ежедневное обращение.
Ты знаешь, как враг ненавидит нашего спасения, завидует тем, кои хотят идти путем спасения с окормлением от других; даже ненавидит и гласа утверждения и всячески старается разрушить сей союз. Это нам показали: св. авва Дорофей и Феодор Едесский, да и другие многие отцы о сем учат. То не употребляет ли он своих козней, дабы поселить в вас немирство, влагая и тебе, и ей противные друг против друга мысли и обоих низлагая.
Скажу например: ты примешь какой-нибудь помысл о ее действиях, обличишь ее, но совесть ее в этом не видит вины: она оскорбляется, но после открывается в оскорблении, приносит раскаяние перед тобою; а ты говоришь, что вперед не будешь ей говорить, — это еще больше ожесточает.
Подобные случаи, полагаю, в последнее время нередко случались и очень могли быть; когда ты на меня приняла помыслы неправильные, кольми паче могла на нее принимать, а особенно при содействии страстей и вражиих подсад.
Не думай же, чтобы я ее оправдывал; я вижу в ней недостатки и погрешности, и во многом виновною перед тобою, в коих нещадно обличал ее и обличаю. Но тебе я все молчал, слепо веруя, что можешь окормить ее и понести немощи, удостоверяясь письмами твоими и тем, что обогащена отеческими книгами и много их читала и писала. Но когда только слегка говорил тебе о снисхождении, то увидел, это тебя потрясло, и полагаю оттого, что ты, обнося в уме одни ее недостатки и поползновения и происходящие смущения, отяготилась пребыванием ее у тебя.
Все это в течении трех лет скоплялось и возросло до такой степени, что, как вижу, не можешь ее и понести.
Но при всех ее немощах и душевном неустроении нельзя сказать, чтобы она не имела произволения к исканию спасения и покорения. Но козни вражии воздвигают смущения, и она, не видя оному разрешения, впадает в малодушие; а ты представила, что она уже не имеет и произволения. Эти мнения твои ложны.
Не знаю, почему мои письма, писанные к тебе по приезде ее сюда, тебе не понравились; и ты требовала какого-то моего откровения, и видела мой на тебя гнев, когда я писал к тебе на твои же письма, что имеешь скорбь на нее, не имеешь мира, о средствах к умиротворению к ней и к Л. Л-е (к которой ты тогда также не имела мира); а ты вывела противное из оного заключение.
Тут, при всех твоих мягких словах о готовности пожертвовать жизнью к моему успокоению, но в том же письме я видел противное действие. Это меня расстроило и огорчило: до какого ослепления ты достигла, — и не мог ничего тогда тебе писать. Как хочешь приими и назови сие мое обличение: я должен нести и по делам моим, и по всему. Не легко моему сердцу и сие, что пишу к тебе обличения, но и умолчать не могу.
По испытании всех изгибов сердца твоего, более ничего не открываешь, как то, что не умела успокоить товарища в келлии, и считаешь виноватою себя, что не почла большею честью ближнего своего, и еще, по неимению высокой добродетели — любви, не ко всем равное, — но взаимное имеешь расположение к каждому и приносишь покаяние.
Два сии действия, в кратких словах написанные, но какое имеют они пространство? Будто в том только состоит успокоить ближнего, что честью больша себе творити, а особенно к С-е, и не в том, чтобы исполнять ее прихоти, как ты прежде выразилась. Но ежедневные действия по келлии могут требовать снисходительного вразумления, а не предпочтения (прекрасный извет в рассмотрении совести). Паки взаимное расположение (конечно не око за око и зуб за зуб) — до чего оно довело; не до мира, но до расстройства мира.
Приносишь в сем покаяние, похожее на то, как кто говорит: "Всем грешен", не поясняя подробностей.
Ты описывала мне ее действия с большим преувеличиванием, даже и о болезни, будто совсем оной не было, а была притворная, — и все это, состоя в твоем предубеждении и размышлении, делало к ней отвращение и особенно в последнее время.
При испытании своих душевных страстей как мы снисходительны! — Считаем их слабее самого малого животного: а при разборе ближних поступков представляются они нам лютыми львами, тиграми, барсами и прочими. О! когда бы мы хотя половину или четвертую часть такого строгого испытания и суждения обратили на себя, то совсем было бы другое.
Ты говоришь, что мирна; но обольщаешь себя сей мыслью: ты не имеешь к ней мира — это не в одном письме повторяла ко мне, уже по ее отъезде; да и расстались вы с нею в таком тоне, — как сама же ты пишешь; а какой же это тон? не любви и мира, но…
"Имеешь расположение взаимное к каждому". — Оставя других, будем говорить о ней: она тебе сделает досаду или оскорбление, это весьма худо сделает, — не спорю: но неужели должно тем же платить? Чьи мы ученики? Она расстроена, ты взаимно. Но власть на твоей стороне, а у ней сугубая скорбь: и о том, что оскорбила и не получает материнского прощения; но видит в обхождении холодность; одно проходит, — другое подобное готово; а враг торжествует, непрестанно посевая семя раздора. Разбери получше себя без самолюбия: не найдешь ли виновною в подобных случаях? Тут требуется не прихоти исполнять, а явить материнскую любовь или снисхождение, — и довольно.
О самоукорении я тебе много предлагал, но что-то не много действует; писал о средствах к миру, но ты принимаешь не так; говоришь, мирна, — но мира нет.
Приносишь покаяние о взаимном расположении, — но такое ли оно должно быть? Покаяние истинное, от смирения и сознания своей греховности к Богу и к ближнему, все бы козни вражьи уничтожило, попалило и в прах рассыпало, и мир бы водворился; — а то его нет!
Пишешь ты, что готова жизнью пожертвовать к моему спокойствию, а после говоришь: через силы послушание возлагаю на тебя, ежели С-а останется у тебя.
В чем же мое спокойствие состоит? Неужели в том, чтобы ее успокоить в твоей келлии, а тебе оным доставить отягощение и оскорбление? Нет, но чтобы был обоюдный мир, а от оного польза и спасение: вот мое утешение и успокоение! Мир не достигается без борьбы со страстями и победы над ними, а когда они наши господа, то где мир? — не всегдашний ли плен?
Ты так мною избалована: я все, и писал, и говорил по тебе, а страсти твои и от тебя и от меня утаивались, — и вот до чего дошло! Предлагала и предлагаешь свои немощи: да разве немощи душевные исцеляются отшельничеством и уединением? не паче ли умножаются? А при сообществе есть случай лучше видеть себя, укорять за неисправление, прощать ближним, — да и сами получим прощение.
После того случая, как я писал к вам оскорбительное письмо, и после вашего раскаяния, полагал, что мир между нами водворится, и послал к тебе твои замечания, чтобы ты С-у ими обличила и вразумила, а ты поступила иначе. Я и сам мог бы ее ими обличить, но считал это короче. Где ж послушание?
На что мы читаем и пишем отеческие книги? Не для того ли, чтобы обретать от них духовную пользу на деле, а не на слове точию. Когда ладья наша плывет по тихому морю, тогда все безопасно и спокойно; но когда восстанет буря и находимся в беде потопления от волн морских, тогда-то нужно приниматься за снасти — работать, трудиться, писания отеческие к себе обращать и взывать ко Христу: спаси ны, погибаем (Мф.8:25).
Все, что я к тебе написал, — воистину от болезненного сердца и от сожаления о твоем бедном и жалком устроении, но не в защиту С-и, а дабы ты беспристрастно рассмотрела себя и принесла истинное раскаяние и исправление.
Тебе предлежит: или торжество веры, или отпадение… Вера испытуется противными случаями: вспомни, что ты не много более недели по принятии образа пробыла во успокоении и благодатном утешении. Но как бурю всегда предваряет тишина, то и тебе спокойствие было предвестием брани; да иначе и быть нельзя, — а то бы ты вознеслась превыше небес. А как с 19 числа октября приразились ветры сомнений и проч. и восстали сильные волны, то и корабль твой стал влаяться и колебаться, с опасением отнесенным быть в дальнюю страну.
Колебалась вера! — но был ли покой? борьба и доселе продолжается… блюди! познай, что все это попустилось за самонадеяние твое. Ты считала свою веру непоколебимою, — и думала "в обилии твоем, оною в век не подвижешься. Но, отвратившу Господу лице, находишься в смущении" (Пс.29:7)!
Но что-то луч надежды блещет перед мною, что брань сия на лучшее произойдет. Не моей пользы или С-й ищу, но истинно, от болезни сердца в твоем устроении, все сие тебе пишу. Что ж бы было, ежели бы я замолчал? Принятие образа не шутка!
С-у оставить у тебя, или нет, я отдаю на твою волю, чтобы благое было — непринужденное. Она этого желает и с чистым раскаянием, во всем себя укоряя, хочет положить благое начало к жизни: то, при благом обеих вас предложении, сила Господня в немощах ваших совершится; когда одна с верою вопрошает, а другая с любовью отвечает, то и созиждется град мира. О прошедшем, как должно, все переговорить, и надобно все предать забвению, и Бог мира и любви будет с вами.
Я не прошу тебя о принятии ее, потому что видел, что ты через силы твои считаешь сие, то и буду виновным твоей тягости, я и так за сие много скорблю; впрочем думаю, что тягостна она при теперешнем твоем настроении, а когда очистится небо от облаков, то и в воздухе будет благорастворение.
Ежели ж не желаешь иметь ее у себя в келлии с мирным залогом, то отпусти; и прошу простить ее и меня в нанесении тебе скорбей, а ее Бог силен управить ко спасению.
Что ж касается до меня, то, по летам моим и слабости здоровья, думаю, не закоснит изшествие мое, аще будет воля Божия; а ты прочти письмо старца Паисия к Марье Петровне Протасьевой.
Не знаю, почему это с 18 декабря в письмах твоих изменился мой титул на высокопреподобного, когда и преподобного прежде не было? Я писал тебе тем же тоном для показания тебе моего прискорбия о том, что в письмах — преданность, учтивость, но растворена чем-то другим.
С началом нового года да положим во всем начало: в делах, в покаянии, смирении, любви и повиновении слову Божию и отеческим учениям. Мир тебе! Многогрешный И. М.

Письмо 71

Мир тебе и благословение Божие! От 14 марта письмом твоим сознаешь вину свою предо мною, просишь прощения во всех против меня сомнениях, которые, по действу вражию, возникали в чувствах твоих.
Пишешь, что видишь как враг, завидуя пользе, которую ты обретала через мои вразумления, восстал, чтобы отторгнусь от меня. — Сознание в твоей вине и немощи — стать противу козням вражьим, а следовательно и последующее оным смирение для меня приятнее твоих исправлений, не имущих смирения. Через оное силен Господь упразднить всю силу вражью, тебе стужающую, и даровать тебе мир.
По истине скажу: я давно тебя во всем оном простил, и теперь прощаю, но болел сердцем, что ты по действу вражью увлекалась неправильными мнениями и мыслями, виня других в том, в чем невинны были во многом. Оставляю все, не буду дробить, и ты оставь без повторения и испытания. Я уже писал к тебе, что мы должны простить друг другу, по заповеди Божией, кого почитаем виновными перед нами; а кто невинен в чем, того Сам Бог оправдает. И теперь то же повторяю.
Хотя я грешен, неразумен и немощен душевно и телесно, но не отрекаюсь, — кто ищет с верою утешения или пользы душевной, — сказать то, что Бог подаст омраченному моему уму к их пользе, по вере, и быть в сем орудием милосердого Его отеческого промысла, аще и недостоин. В чем и ты будь несомненно уверена; но польза состоит не от меня, а с какою верою и произволением будешь искать и принимать мои слова. — С верою? — то и через грешника получишь пользу; а без веры или с сомнением и испытанием, разбором слов и действий? — то, хотя бы и праведен был, пользы быть не может. Это знаешь и от отеческих учений, и на деле испытала.
Не упрекая тебе сие пишу, но утверждая на прежнее. А мою готовность всеусердно представляю, и в просьбе твоей — пощады отеческой — прошу не сомневаться. И что теперь мною написано, не прими за непощаду или за оскорбление, чего кажется тут и нет: но я предупреждаю, дабы враг паки не подкрался со своими кознями.
Паки повторю, что искренно желаю, да твое сознание и покорность принесут плод смирения, могущее и козни вражьи упразднить, а тебе даровать прочный и спасительный мир!
Поздравляю тебя с приближающимся праздником Воскресения Господа нашего Иисуса Христа; да сподобит Он тебя встретить и праздновать оный мирно с сердечной радостью — чего есмь усердный желатель, многогрешный И. М. 3 апреля 1848 года.

Письмо 72

Ты, мать Е., жалуешься, что осуетилась, и куда девалось время твое утешительное? — Об утешительном печешься и жалеешь, а от крестного и скорбного отвращаешься. Ежели бы было тебе на пользу, то и далее оное бы продолжилось, а то, видно, надобно жить не для одной себя, но и ближним сострадать в их немощах и понести скорби, но нельзя, чтобы Господь совсем оставил тебя. Он обучает скорбными и утешительными минутами и посреди суеты, находи время почитать и подумать о душе, и я также скорблю, что не имею времени упраздниться в занятии собою, а все нахожусь в молве, — и непрерывной молве. Боже, милостив буди мне грешному (Лк.18:13).
На С-но смущение не надобно самой смущаться: придет время, обработается; враг не терпит не нанося смущения и не творя борьбы; но он же посрамится, побежден быв помощью Божией. Самоукорение и смирение весьма нужны для нее. 27 июля 1848 года.

Письмо 73

Ты поехала отсюда с мирным духом; а после, к немалому моему удивлению, вижу в тебе большую перемену: не знаю, наслаждаешься ли ты желаемым миром, живя в келлии своей уединенно и работая в вертограде сердца своего, внимая себе и своему спасению? В двух письмах твоих вижу такую краткость и холодность, даже принужденность, и потому сомневаюсь, чтобы ты была мирна. Ежели это так, то сердечно сожалею о тебе. Где ж искать мира? Ты довольно читала книг, остается подвигнуться на дело, а оное состоит в самоукорении и смирении: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит (Пс.50:19), и Он Сам велит научиться от Него кротости и смирению (Мф.11:29). — Рассмотрим, где мы находимся? на пути ли к Иерусалиму или в Вавилоне? И не поем песней Сионских, и не убиваем младенцев Вавилонских! Ежели они возмужают и укрепятся, то трудно будет с ними бороться.
Наступает день радостный воскресения Господа нашего Иисуса Христа: когда лучше, как не теперь, пожелать мира и спокойствия, и дабы встретить сей праздник с сердечной радостью, с которым усердно тебя поздравляю и приветствую: Христос Воскресе!
Испрашивая на тебя мир и благословение Божие, остаюсь желатель твоего здравия и спасения, многогрешный И. М. 2 апреля 1849 года.

Письмо 74

Два письма твоих я получил от 31 марта и от 10 апреля; благодарю за поздравление меня с праздником и за доброе расположение ко мне, которое ты изъявляешь в письмах твоих.
Я писал к тебе, вопрошая тебя о мире и спокойствии твоем, потому что для меня странны показались твои два письма — холодные и сухие. Знаю, что ты уверена, что для меня не нужны никакие твои красноречивые приветствия и уверения о расположенности; а нужен твой мир собственно для тебя самой.
В последних строках твоего письма говоришь, "что я полагаю, что ни какое чувство не может проникнуть хладность души твоей, но чувство благодарности не чуждо ей". Напротив, я никак не полагаю, чтобы не могло никакое чувство проникнуть души твоей, и сделанный вопрос не есть положительный.
Эта истина неопровержимая — что одно слово "прости", без дальнейших рассуждений, более принесет пользы, нежели целый лист оправданий.
Ты пишешь, что дух твой мирен, покоен и совершенно доволен теперешнею жизнью. Вот этого для меня и довольно!
Говоришь, что изнеможение твоих сил без укоризны совести, подает тебе полное право удалить себя от всего неприятного и посвятить себя совершенному уединению, через что здоровье ощутительно укрепляется.
Я за долг считаю напомянуть тебе, сообразясь с учением святых отцов, вступить в сие море великое и пространное: св. Лествичника, св. Каллиста и Игнатия, Петра Дамаскина о семи деланиях и во 2 книге в главе 9-й к концу; в надсловии старца Василия на книгу Нила Сорского и св. Симеона Евхаитского.
Рассматривай себя, и елико возможно, с учением их соображайся и созидай мысленный твой столп; да не како наченшу ти и не доставшу имению (терпения и смирения) не можеши совершити оного (Лк.14:28), и в большее смущение себя ввергнешь. От чего да избавит тебя Господь!
Испрашивая на тебя мир и благословение Божие, остаюсь желатель твоего здравия и спасения, многогрешный И. М.
Келейным твоим мое благословение. 23 апреля 1849 года.

Письмо 75

После долгого ожидания от тебя известия о твоем благоустройстве на новом жительстве получил письмо твое 31 марта вечером, от 14-го посланное; довольно медленно оное дошло до меня, — в 18 дней.
Видя из оного, что ты находишься в благоустройстве святой обители, под мудрым, христианскою любовью растворенным управлением матери игумении, сердечно радуюсь и паче, что там дух твой в мирном успокоении пребывает.
Остается пожелать: да поможет Господь на сем основании созидать столп своего спасения (Лк.14:28).
Все так и благоустроивается, и владыка изъявил согласие на принятие, а тут и келлия приуготовляется, и сестры все по духу. Да продлит Господь жизнь матушки вашей на многая лета к пользе спасающихся под ее материнским мудрым покровом.
О себе скажу, что при частых недугах, посещающих меня, и тупозрение постигает; читаю и пишу с трудом, слова двоятся, в глазах соринка осталась — в левом глазе, и около нее образовалась опухоль, и оттого бывает потемнение; а правым глазом я вижу только одни строки, разобрать же их не могу; что делать? о всем благодарение Господу. Он знает, что творит, и верно на пользу грешной душе моей.
Слава Богу, проводили святую четыредесятницу и продолжаем седмицу святых страстей Христовых; да сподобит Он всех нас, проводя ее с чувством благодарности к милостивому Искупителю нашему Господу Иисусу Христу, встретить с сердечной радостью день славного Его Воскресения и духовно торжествовать. Чего и тебе усердно желаю и поздравляю с оным праздником приветствуя: Христос Воскресе!
Прощу помолиться о мне грешном, и остаюсь желатель твоего здравия и спасения, многогрешный И. М. 3 апреля 1851 года.

Письмо 76

Христос Воскресе!
Благодарю тебя за поздравление меня с праздником и за христосованное яичко, которое исправно получил и ответствую: во истину Воскресе!
Благодарение Господу, что ты успокоилась в новом твоем обиталище и, искусившись в немощах своих, избираешь полезнейшее средство к успокоению: не входить в чужие дела, под мирным кровом достопочтеннейшей вашей матушки игумений; и занявшись чтением отеческих книг, находишь в них отраду, не от того, как ты думаешь, что давно не читала, но стомах [7] душевный не мог изваривать духовной сей пищи, по нездоровью оного, как пишет святой Иоанн Златоуст: "Как алчба признак есть телесного здравия, так и усердие к слушанию слова Божия можно считать самым лучшим признаком душевного здравия".
Сколько бы мы ни читали читанного нами в отеческих писаниях, всегда находим новое, и пищею души; а по мере вашего устроения, ощущаем вкус ее, меньше или больше; и то нам велия польза, что видя высоту жительства, какую проходили святые отцы, — и мы должны бы им следовать, но, по немощи нашей, далеко отстоим, — должно нас смирять: а смирение когда стяжем, то и одно оно сильно ходатайствовать о нас перед Богом; что же может быть вперед, то от нас закрыто в завесе судеб Божиих, коим мы должны смиренно покоряться, и выше меры Он не пошлет искушения. Смиренный на всяком месте и во всякое время получает успокоение от благодати Божией: "Научитеся от Мене" и прочее (Мф.11:29).
Расположение твоих келлий очень хорошо, да даст тебе Господь мирно и спокойно пожити в оных. 24 апреля 1851 года.

Письмо 77

Благодарение Господу, даровавшему тебе мирное успокоение совести касательно моей худости. Дай Бог, чтобы сие мирное чувство не нарушалось противными ветрами вражьих внушений, в коих ты довольно искусившись, можешь познавать: откуда и какой ветр навевает, по чувству, в сердце являющемуся: ежели мир и спокойствие является, то сие приписывай Божией благодати и благодарение приноси; а когда приразится смущение, то ищи вины в себе, ибо вещество страсти не исторгнуто, и потому, приражением от чего-либо, на действие подвизается.
Это я говорю не в одном относящемся до меня действии, но о всех случаях, какие могут представиться к искусу нашему, смотрением Божиим, и к обличению нашего устроения.
Да преумудрит Господь тебя в бранях духовных и укрепит против невидимых сил, восстающих на нас; крепкое на них оружие у нас — смирение, о котором только легко воспомяну, дабы подать повод поучиться и стараться о снискании оного.
Прошу не оставить меня в своих молитвах желающего тебе мира, здравия и спасения многогрешного И. М.

Письмо 78

Я все это время нахожусь в суете, как и тебе известно, и побыв на гостинной, так ослабеваю, что едва домой добреду. Суеты нигде не избежишь и у вас не обходится без нее, как ты пишешь. Да мы еще не такой меры, чтоб могли вынести безмолвия зной, опутаны все и внутри преисполнены страстей.
Пишешь, что началось твое тягостное делание по келлии — немирствие с N.! Вот тебе и поприще, и подвиг! Может быть есть смотрение Божие — твое с нею сожитие. Ее неустроение показывает и тебе твою немощь и кроющиеся внутри страсти. Ни мало ее не оправдывая, советую тебе войти внутрь себя и познать, какие действуют страсти? противляешься ли им и печешься ли о искоренении оных? — Наблюди, да не помрачатся душевные очи — не видеть своих страстей, а чужие зорко зреть, прибегни к самоукорению, — о чем прочти в 81 главе Каллиста и Игнатия и у Аввы Дорофея — "О еже себя укоряти, а не ближняго", и "О злопомнениии". Исторгай из сердца твоего все те вредные былия, кои разоряют любовь; заповедь же сия простирается и до любления врагов: то чем оправдимся не сохранив ее? В тонкости мне неизвестны действия ее к тебе и твои к ней, но видно, что между вами есть закваски вражды. — И что тяжелее сего? Надобно искать разрешения и истребления сей злокачественной закваски — в любви и смирении.
Не говоря о ней, — ибо не к ней пишу, а тебе советую, — начни с себя: пусть ты права, то будь же и мирна; а ежели сего нет, то ищи вины в себе, укоряй себя, зазирай, прости ее в ее поступках и молись за нее Богу, будь уверена — и ее сердце обратится к тебе. Рассматривая себя беспристрастно, может быть, найдешь что-нибудь, в чем можно и нужно себя укорить; и как сердце чуждо мира, то и надобно к исцелению его лечбы, кои Бог и посылает. Мы имеем много учений и примеров отеческих, только нужно за делание приняться. Вспомни у св. Варсонофия: как Андрей и Феодор были стужаемы оскорблением братий, живущих с ними, и как святой старец увещевал их, и писал, что, как его, так и брата смущает тот же диавол на вражду. — Поговори с нею мирно, не требуя повиновения; а главное — ты "повинися Богу, и повинутся тебе вся", по слову Исаака Сирина.
Все сие написал тебе не в укоризну, а желая тебе получить мир и спокойствие в бранях твоих, уверен быв, по твоим словам, что не оскорбишься на меня, возвратишься на первое чувство усердия и расположения к моей худости.
Ты желаешь, чтобы дух твой умиротворился к ней и искоренился залог неприятного чувства, которое ты ощущаешь к безблагодарности и непризнательности. — Залог этот есть твоя вина, а не она вложила его в тебя; она только показала его тебе, смотрением Божиим; то ты и должна иметь труд и молиться о помощи Божией к искоренению оного залога. По сему твоему устроению, безмолвие для тебя не полезно, как пишет св. Лествичник в 27 степени. А надобно сообращение иметь с людьми, к познанию своей немощи и подвигу о благочестии.
Мысль о свободе, говоришь, подает силы к понесению всего встречающегося; а без этой мысли можно впасть в уныние, в чем сознаешь свое малодушие, а мало выше упоминаешь о N. N. и замечаешь: "Вот как проучивают скорби Б-ских монахов!".
Но подумай, от кого это зависит? Ежели судьбы Господни по всей земли, и промысл Его обходит нас во всякое время, то не подлежит ли и она промыслу Божию, устроившему тако оной? и конечно к ее пользе; а без воли Божией, мог ли кто что ей сотворить? Когда царь и пророк Давид взывал к Богу: благо мне, яко смирил мя еси (Пс.118:71) и: прежде даже не смиритимися аз прегреших (Пс.118:67); то что мы о себе можем думать, не имея смирения? Паче должны благодарить Господа, что смиряет нас, хотя невольно. — А ты мечтаешь о мнимой свободе! — но не хуже ли она и рабства, ежели страсти нами господствуют? — Да даст тебе Господь истинный разум и смирение. 29 сентября 1851 года.

Письмо 79

Что касается пути монашеского, то в этом никто не должен сомневаться, что оный есть истинный, по установлению и преданию святых отцов и учителей наших, искусом своим прошедших путь сей жизни и оставивших нам неоцененное сокровище своих учений и примеров. И мы должны воздавать милосердому Господу немолчное благодарение за милость сию и позвание нас к сему поприщу.
Но есть в сем устроении многие и различные степени, как и в древние времена; видим, были великие подвижники, достигшие совершенства; видим и в меньшей мере к оному приближавшихся; а некоторых, за мучительствующие предприятия страстями, и не достигших бесстрастия, но не лишившихся надежды спасения; были также и слабые и немощные; но покаяние всем не возбранено, и нам недоведомо, какой суд Господь над кем определил. Но все оные и достигшие совершенства имели великое и глубокое смиренномудрие, без которого все наши дела и подвиги не благоприятны Богу.
Взирая же на нынешние времена и оскудение делателей и наставников сей жизни, нельзя не поскорбеть, и что вступающие на путь сей, хотя и с ревностью, но идя самочинно, в две крайности впадают: или, высоко возвысившись, обольщаются мнением; или ниспадают слабостью жизни. Но все нельзя отчаяться или порицать путь сей, видя ослабление и немощи умножившиеся, и отступление от высоких подвижнических дел, и лишающихся духовных дарований.
Вникая в отеческие учения рассмотрительно и смиренно, может познать, что и ныне могут быть, и верно находятся такие, кои, следуя наставлению святых наших отцов и учителей, идут путем правым, смиренным. Как Господь открыл Пахомию Великому, что будут и в последние времена спасающиеся в монашестве; и святой Нифонт Цареградский на вопрос брата: "Еда ли, якоже ныне умножишася святии во всем мире, тако и по кончине века сего?" Отвечал: "Чадо, даже до скончания века не оскудеет пророк Господу Богу; такожде ниже сатане служитель. Обаче в последних днех, елицы воистину поработают Богови, скрыют себя благополучно от человек, и не будет в них знамения и чудеса совершати, яко же в нынешних днех, но делательным путем и растворенным пойдут со смирением, и больше знаменоносных отец обрящутся в Царствии Божии".
Блаженный Василий старец, в надсловии на книгу преподобного Нила Сорского, пишет на XLVII странице: "Глаголет же св. Иустин, небесная благодать всех достизает, но не равною мерою; хощет Господь всех спасти, но не посвятити. Обаче, отсюду, да не мнишися неблагополучным быти, яко не можеши во плоти твоей, яко же святии остро, и подвижно пожити: возможеши бо и ты навершати теплым вожделением и тщанием внутренняго делания, со смирением; и сим угодити Богу". И далее там прочти о смирении пророка.
А св. Исаак Сирин в 46 слове пишет: "Смирение, и кроме дел, многа прощает согрешения; сия же напротив, без него, безполезна суть; но и многа зла сотворяют нам; и сие (смирение) аще стяжем, творит нас сыны Божия, и кроме дел благих представляет нас Богови; зане же без него вся дела суетна суть, и вся добродетели и вся делания"; и в 55 слове: "Иже не помышляет себе быти грешна, молитва Его несть благоприятна".
Еще одно учение св. Иоанна Лествичника скажу, в слове 25, отделение 63: "Потщимся и потрудимся всею силою взойти на верх сей добродетели. Если идти не можем, потщимся, чтобы оно подъяло нас на раменах своих. Если немощствуем чем-нибудь, то да не отпадем, по крайней мере, от объятий его. Ибо чудо было бы, если бы отпадающий от него получил некий вечный дар". Есть и еще много свидетельств отеческих, что при всех наших деланиях непременно должно иметь смирение; даже и самая любовь без оного не может быть действительна.
Особа, о коей ты пишешь, что живши в обители 4 года, томится духом безотрадно, и прочитав все книги, дошла до такого состояния, что и читать даже не хочет; — потому что не так делают, как написано и как должно. — Не удивительно, потому что она читала, кажется, только букву, не проникая в дух писания и намерения отеческого; она не постигла в нем смиренного пути и чувства, которое бы подало ей душевную отраду и при волнении возникавших бурных помыслов; но прямо вперила взор ума своего в презорство и зазрение ближних. Не смею ее судить, но рассуждаю о бедствии ее с сожалением; искавши спасения, по учениям отеческим, должно каждому из нас очищать свое сердце от страстей и действий оных, а не смотреть на других, что кто не так делает. По Писанию: "Око благо не узрит лукава" (Авв.1:13); и св. Исаак Сирин в 21 слове на вопрос: "Како уведети, яко достиже кто в чистоту сердца?" Отвечает: "Аще видит вся человеки добры" и проч… И даже хотя бы нам от них наносимы были и оскорбления, досады и поругания, все бы должно принимать, яко посланное нам от Бога к искусу нашему и исправлению; и считать их орудием Божиим; а в непонесении не их осуждать, а себя укорять.
Всему этому учат отеческие писания, коим не можем научиться от одного прочитания, когда не будем понуждать себя на делание терпения и смирения и достигать любви. Мы не можем — в целом — всего этого исправить, но каждый из нас обязан заняться исправлением себя; и пусть будут эти из целого единицы, а без них не может и целое составиться; когда ж их побольше наберется, то и целое устроится; но все-таки нам, ищущим спасения, должно начинать от себя прежде, а не от ближних истязывать делания; подобает бо прежде творить, а потом и учить.
Из всего этого приведенного можно видеть, что спокойствие снискивается не столько от дел, сколько от смирения (сим не отметаю дела — они нужны); как и Господь научает нас: "Научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим" (Мф.11:29). И св. Исаак, в начале 34-го слова, пишет: "Аще сотвориши добродетель добру, и не ощутиши искуса заступления ее, да не удивишися: дондеже бо не смирится человек, не приемлет мзды делания своего. Воздаяние же, не деланию дается по смирению. Обидяй второе, первое погубляет".
Сие я написал и себе в воспоминание, а когда хочешь принять, — и в твою пользу, хотя и сама ты все это знаешь; но оба мы в деле погрешаем. И всем желаю спасения, а паче кто ищет оного; но по слабости сил моих и слабости зрения, едва могу отвечать на теперешнюю мою не малую переписку; а ты еще предлагаешь другим относиться ко мне: прошу свободить меня от сего; есть люди образованные, просвещенные благодатью и достойные, могут их вопрошать, токмо с верою, и получат пользу; а я и времени мало имею, да и боюсь осуждения за недостоинство мое, да и за то, что глаголю, а в деле погрешаю.
В случае нужды, как той особе, так и А. Г-не можешь, по их вопросу, и ты предложить то, что найдешь полезным читанное или слышанное от батюшки отца Леонида; да в чем и сама от искуса пострадала. — По оскудению учителей и наставников в нынешние времена, — наставники наши и учителя суть скорби, по слову св. Петра Дамаскина: "Смирение есть порождение разума, а разум есть порождение скорбей и искушений". Вот это случилось и с твоей Ф-ой: скорбный случай ее обратил к тебе и, слава Богу, вы теперь мирны. Дай Бог, чтобы она познала ложное свое мнение, что ни в каком монастыре нельзя найти истинного пути, и приняла бы слово святых отцов: "Инок, аще смирит себя, на всяком месте покой обрящет". Не будет ли ей полезно кое-что и из вышеписанного? Когда найдешь нужным, прочти ей. 3 ноября 1851 года.

Письмо 80

Вижу, что ты все колеблешься и смущаешься: усматривая другое направление, опасаешься и сама принять такое мнение; но ведь ты уверена в истинном пути, показанном нам в отеческих учениях, которые ты довольно изучила; остается подвигнуться на делание, не столько телесными силами, сколько душевными. Мы стоим на брани с сильными и недремлющими супостатами и куда бы ни пошли, везде предлежит брань. Прочти о сем у св. Петра Дамаскина во 2-й книге в 5-м слове на средине: "Во умной же брани и проч."; на эти брани нужно оружие — смирение; а как оное стяжавать, — старайся испытывать в тех местах, где о нем пишется, а на опыте делом проходи. Петра Дамаскина книгу не мешает прочитать.
Ты полагаешь, — что только у нас можешь обрести покой: да ведь и тут потребны оружия: терпение и смирение; вспомни, как уязвила было тебя здесь стрела зависти? Ведь это было пущено от врага и возмутило твое устроение; а оных, т. е. подобных случаев, может встретиться множество. Можем ли мы людей поставить в такое устроение, как нам хочется, положив, что и как должно быть? — Отнюдь нет! всякому своя борьба, победа и побеждение, а наше дело смотреть за собою, за своими немощами и страстями и нисходить во глубину смирения: тогда и покой обрящем, по словеси Господни (Мф.11:29), — чего тебе усердно желаю. 22 декабря 1851 года.

Письмо 81

В письме твоем от 24 декабря выражается скорбь души твоей, желающей и ищущей спасения. Взывай ко Господу, ищи, проси, толцы, — обрящешь, получишь, и отверзется тебе дверь милосердия Божия. Он через Пророка Своего ободряет нас: "Аще бы и жена забыла отроча свое, Аз не забуду тебе" (Ис.49:15). Когда вдовица получила отмщение от неправедного судии, то не получим ли мы от милосердого Отца нашего, искупившего нас кровью Сына Своею Единородного, — когда душа наша, овдовевшая через грех, будет взывать к Нему с сердечным покаянием и смирением, — отпущение грехов и облечение в брачную одежду веселия и радования? Только, когда оным нас наградит, оставим на Его волю; Он награждает и работающих Ему, по слову св. Иоанна Лествичника, "иных в начале подвигов, других в прохождении, иных по окончании, а некоторых при самой смерти", — по мере смирения каждого.
Я далеко увлекся рассуждением на первые твои строки и не поздравил тебя с новым годом, которое теперь усердно приношу и тебя благодарю за поздравление меня с праздником Рождества Спасителя нашего.
Ты скорбишь о неощущении той духовной радости, которою бы желала наслаждаться при столь пресладком воспоминании великого события в воплощении Сына Божия, нашего ради спасения. Но ежели вникнешь, рассмотришь и сообразишь с отеческими писаниями свое устроение, то найдешь, что оное далеко отстоит от смирения; а и оное имеет степени и свои признаки, по мере добродетелей; а нам кольми паче, скудным добродетелями, должно смиряться и не искать утешений; ибо и те, кои стяжали богатство добродетелей и духовных дарований, считают себя недостойными оных, а еще прилогом мучения: почему они и пребывают в спокойствии; ум их, заключившись в ковчеге смирения, бывает неприступен для невидимых татей. Прочти в нашей лествице в 25 слове ст. 5, и еще у св. Исаака Сирина в 46 слове о том, что смирение и кроме дел спасает нас; в лишении же утешений не должно смущаться, но паче смиряться, считать себя недостойным того, и успокоишься.
Не мало для меня удивительно, что ты увлекаешься К-вским пребыванием, которое рисуется в твоем воображении безмятежным и мирным. Неужели ты не понимаешь, до чего оно могло тебя довести? До самой высоты гордости и глубины прелести. Св. Иоанн Лествичник, Кассиан и прочие строго воспрещают неискусным безмолвие, а твое там жительство было такого рода. Как бы ты познала свои страсти и немощи? и как бы могла смириться? Одно мечтание своих исправлений довело бы тебя до совершенного омрачения. Ты будь благодарна Господу, что Он смотрительно тебя призвал на служение Себе, и на брань против невидимых врагов. Там тебе не было бы и брани, и все пороки тебя оставили бы, кроме одного, могущего все прочие дополнить, по слову св. Иоанна Лествичника [8]. — Прочти у Иоанна Карпафийского слово утешительное к индийским инокам: как он ободряет нас и предпочитает иноческую жизнь мирской. И ты в бранях твоих не унывай, но паче познавай, что стоишь на пути, ведущем тебя к желаемой цели — спасению; и считай себя последнейшей всех. Ежели кто в чем-либо и погрешает, Господь силен его обратить на истинный путь и даровать спасение.
О-е желаю, при ее добром произволении, спастись, противостать самолюбию, самооправданию и составлению своей воли и разума. Тогда просветится ее ум и познает истинный путь, ведущий ко спасению.
Очень жаль, как ты пишешь, о косвенном пути некоторых; но силен Господь вразумить их, когда только будут поучаться и пещись об истинном смирении, без которого все дела наши суетны и ничтожны: я писал к тебе [9], что из единицы составляется целое… — разумеяй, да разумеет. 12 января 1852 года.

Письмо 82

Из всего хода дел твоих видится истинно промысл Божий, призывающий тебя на делание в вертоград Его. Богособранное стадо сестер, посвятивших себя Господу на служение, требует благоустройства и тебя поставляет в сем содейственницу и помощницу игумении. И как можно не повиноваться толико милостивому отеческому увещанию святого вашего архипастыря! Сколько он болезнует и печется о благе и устройстве обители, о спасении обитающих в оной сестер! Какое явил к тебе отеческое милостивое снисхождение! и паки обещает впоследствии. Благословение его и молитвы ниспошлют тебе разум и силу проходить возложенное на тебя послушание.
А при трудностях помышляй мудрое тебе наставление, что ты находишься на месте совершивших мученический подвиг; то и ты, при трудных случаях, уподобь себя мученичеству. Да и самое наше борение со страстями и сопротивление оным есть мученичество духовное.
В первых моих письмах я довольно тебе писал, что тебе не полезно безмолвие (что и сама ты довольно знаешь), а надобно в сообращении с ближними и столкновениями познать свои страсти и немощи и смириться. А между тем, сколько можно, стараться быть движимою любовью к ближним, ибо она покрывает множество грехов, а без оной, и без смирения, все наши подвиги и деяния не принесут пользы. Господь да вразумит тебя и укрепит. И. М. 16-го декабря 1852 года.

Письмо 83

16-го числа сего месяца я писал к тебе в Б., поздравлял с праздником Рождества Христова; а теперь поздравляю окончивши новый год сей, изобильный для тебя происшествиями, и со вступлением в новый год, в течении коего предлежит тебе новая деятельность — трудная, но с помощью Божией не неудобоносимая; оная послужит к пользе ближних, к познанию своих немощей и к смирению; а по трудах и борьбе получишь трофеи победы и успокоения.
Неужели без промысла Божия столько милостивый владыко, пекущийся, яко отец чадолюбивый, о чадах своих, возложил на тебя сию обязанность? и с толиким чадолюбивым ободрением и укреплением в сем многотрудном подвиге и толикую явил свою милость — не связал тебя навсегдашним игом, но ежели оное будет для тебя тяжко, обещал даровать и свободу. Как же не быть тебе благопризнательной к толикому благоволению к тебе отца владыки?
Я знаю, что тебе теперь предлежит труд душевный и телесный. Враг, со всем своим полчищем, ополчится против водворения в обители вашей благоустроенного порядка и мира, — что всего более послужит ко спасению многих, собравшихся искать спасения под кровом любвеобильной покойной матушки М.
Может быть, строгость и крутая настойчивость новой вашей матери игумении, а с другой стороны, немощь, несогласие и сопротивление сестер, и все сие возмутило устроение обители и тебя лишит мира, но ты, поставленная от владыки, как посредница к умиротворению, между тою и другою стороною, действуй по наставлению его, всегда призывая в помощь молитвы владыки и имея благословение его; — это тебе послужит щитом против всех стрел и козней вражьих, и удобно возможешь проходить подвиг мученичества, при благом твоем произволении, получая помощь Божию; а без подвига и скорби никакое дело благое совершиться не может; ибо, по словам старцев, всякому делу благому предъидет или последует искушение; а без того оно и прочно быть не может.
Итак, ежели ты потерпишь и в начале не дашь плещи врагу, то силен Бог подать тебе помощь; а когда, не успев приступить к полю сражения и увидя страшные ополчения врагов, побежишь, то ничто же успеешь, а явится сим твое малодушие, которое всегда и везде может тебя преследовать; — как в буре, так и в тишине сомнительно обрести успокоение; а что будет вперед и далее, неизвестно, но по претерпении и уже в тяжких и невыносимых случаях ты имеешь благонадежное обещание владыки даровать тебе свободу. Предайся во всем воле Божией; уготовляй душу твою во искушение и потерпи. Так советует премудрый Сирах приступающим работать Господу (Сир.2:1).
Письма твои и от 16 и от 19 декабря получил; из последнего видно, какой должен быть подвиг и той и другой стороне. Страсти сильно владеют людьми; и при большом уме нужно иметь смирение, а без него подручны врагу становятся, и мнящеся быть мудры, объюродевают; и все злое источается на них.
Паки повторяю тебе, ты действуй по наставлению архипастыря, и ежели имеешь дозволение, можешь объясняться перед ним, так как ему уже известен ход дел ваших. Доселе еще только сделано предвозвещение к приступу, а какие будут действия, — время и дело покажет.
Я пишу для тебя, а писать для нее поучение, по слухам, несть мое дело. И кто я? — в сем не могу исполнить твоего предложения; а советую прочитать тебе, и ей предложить к прочтению, слово к пастырю в книге св. Иоанна Лествичника: там изображена любовь пастыря к своим чадам и попечение об их спасении, — и сколько возможно следовать сему примеру.
Поручая тебя покрову Божию и желая — да укрепит Он тебя на подвиге спасительном и подаст истинный разум, мир, и да устроит твое спасение, прошу молиться о многогрешном И. М. 30-го декабря 1852 года.

Письмо 84

Благодарение Господу, что ты нашла келлию по сердцу, успокаивающую храмину, в коей душа твоя содержится, — и вкупе подвизаются на приобретение вечного спасения.
Слава Богу, что имеешь изобильный вертоград отеческих писаний, кои могут насыщать в гладе душу твою и прохлаждать в зное страстей жгущих оную, токмо имей благое произволение, и да не оскудеет вера твоя; и исправления и недостатки твои покрывай смиренномудрием, не увлекайся видеть недостатки других: мы не знаем Божия промысла и суда Его о них; покаяния дверь всем отверста и источник неоцененной Крови Христовой не заграждается злобою создания Его, но истекает на омовение грехов наших, единый от любви Его излитый и всегда ходатайствующий о прощении грехов наших.
Много найдешь у св. Исаака Сирина о величестве милосердия Божия к грешным; оставляю тебе самой по каталогу приискать. Тебе нравится этот каталог, и только недостает подобного на Лествичника, говоришь.
Благодарение Господу, при помощи Его, и сей сделан на нашу Лествицу; конечно, в печати нельзя ожидать его издания, но в списках будем иметь. Остановка за нашим деланием. Скажем: и рех: ныне начах, сия измена десницы Вышняго (Пс.76:11), а не наших сил, а только наше произволение представим Господу.
Вот мое какое горе: нынче утром встал очень слаб, подкрепился часочек и думал — что-нибудь напишу, а только успел написать к тебе вышеписанные строки, приехал отец архимандрит Л., и я должен был быть там; пока его проведал до 4-го часа, пришел в келлию утомленный и уже не до письма, а между тем на гостинной двадцать человек ожидают. Вот таким образом провожу все время: когда же писать? К вечеру бываю истомленным, а тут придут братия — извольте истязывать от меня письма! Я в неделю, по нужде только, одно или два письма могу написать, а лежит на столе более двухсот полученных мною, и не читанных; некогда и душу отвести почитать книжечку; теперь только и мог сии строки написать, спешу на гостиницу, там ждут многие, и никаких мыслей не могу собрать.
Вижу, что ты теперь по келлии успокоилась: слава Богу; но остается решиться на устроение себя при обители, о чем и вопрошаешь меня; вижу и колебание твоих мыслей и на ту и на другую сторону.
Когда хочешь устроить себя, то надобно оставить двоедушие, ибо муж двоедушен неустроен во всех путях своих (Иак.1:8); а при уповании на помощь Божию — решиться на то, к чему более дух мирен; а вперед что бы ни случилось противное к твоему искусу, надобно принимать, что это послужит к твоему спасению; через искушения мы приходим в разум истинный, а от разума к смирению, которое всего нужнее нам ко спасению; а когда будем делать разбор людских неисправностей, то нигде нельзя найти пользы и спокойствия. — Вот мое тебе решение; а более я не могу сказать.
Я писал к тебе на письмо твое о помыслах, томящих тебя, и теперь скажу, что оные происходят не от вне, но от внутрь. Вера ходатайствует нам все благое, а неверие противное; и разум противен вере, когда оному последуем и веру оставляем; — вера успокаивает, а разум в сомнение приводит. Очень высоко, но надобно сказать: в истории евангельской видим сказанное о Господе нашем Иисусе Христе, когда пришел из Капернаума во отечествие Свое: и не можаше ту ни единыя силы сотворити, за неверствие их (Мф.13:58), — не то, что не мог; но неверствие было сему причиною. И святой Апостол Петр, с верою вступив на море, хождаше по водам, а усумневся начен утопати(Мф.14:29,30).
Оставляю все разбирать, а только изъявляю мое искреннее желание тебе спастись и советую обратить внимание на свое устроение, которое требует многого занятия, чтобы истребить страсти: самолюбие, самомнение, гордость, от которых сильно действует в тебе яростная часть: читай в отеческих писаниях, чем оная истребляется, найдешь, что не тем, когда никто нас не трогает, но, напротив, когда показуют нам оную другие, смотрением Божиим. — Мир тебе! 9-го июля 1854-го года.

Письмо 85

Слава Богу, что ты удостоверилась в том, что в С-е место твоего призвания и поприще подвига против страстей и злых духов, воюющих на нас невидимо нашими же страстями.
Покой наш — победа над страстями, и почитие от оных. Где только явится возмущение сердца, то уже это и есть подвигнувшаяся наша страсть, а нисколько не виновен в оном ближний наш, показавший нам оную, смотрением Божиим, чтоб мы постарались об исцелении оной; а если разобрать, какие более господствующие наши страсти, то найдем, что это — самолюбие, славолюбие и честолюбие, совокупляющиеся от одного корня гордости, от которой и все прочие происходят: зависть, ярость, гнев, злоба, ненависть и все злое.
Смирение одно сильно противоратовать, истреблять все страсти; о сем мы довольно знаем; только надобно понудить себя к деланию; и Господь пошлет свою помощь.
О писании паки скажу, что не истязуй от меня оных часто, я много оных получаю, но на нужнейшие только отвечаю, и то не саморучно. Мир тебе и живущим с тобою! Многогрешный И. М. 30-го июля 1854 года.

Письмо 86

Слава Богу, что ты в настоящее время чувствуешь себя покойною. Когда мы во всем видим над нами волю и промысл Божий, то и успокаиваемся, ведая, что промысл Божий ведет нас ко спасению путями, Ему ведомыми. И ты, предаваясь в Его святую волю, ожидай от Него милости, сохраняющей и спасающей тебя, несмотря на то, если что и случается противное нашей воле и разуму. Кто разуме ум Господень, или кто советник Ему бысть? (Рим.11:34). Глубина богатства премудрости и разума Божия нам непостижима! Наши немощи, недоумения и скорби, обличения — суть нашего устроения, дабы смирились, познавши наше бедное устроение, и через случаи старались бы о исправлении оного, укоряя себя и зазирая, а не других обвиняя; они только есть орудие промысла Божия. Обвиняя же других, только отягощаем скорби наши и умножаем их (сл. 51-е св. Исаака Сирина).
Желаю тебе получить желаемое и посетить наши места, по намерению твоему. 24-го сентября 1854 г.

Письмо 87

Тишина моря предвещает иногда сильное волнение оного; также и после тихой и приятной погоды надобно ожидать бури, дождя, грома и молнии; и наоборот: равно и в нашем душевном устроении это бывает, и испытываем нередко сами на себе.
Что и с тобою случилось: ты была мирна, спокойна, занималась духовным чтением и проч., но благодать Божия приуготовила тебе испытание и обличение твоего устроения. Читавши отеческие книги, ты питала свою душу и ум теоретически; и была спокойна. Но спокойствие оное было не надежно — не от вне, а от внутрь лежащих в тебе страстей: самолюбия и прочих. Явилось обличение, ты смутилась; отчего же? — Явно, оттого, что прежде никто тебя не трогал.
Перейди от теории к практике и научайся, как поступать при возмущении страстей и как приобретать терпение. И что ж надобно терпеть? то ли, когда мы бываем поносимы и укоряемы по вине нашей, или то, когда невинно нас поносят и уничижают? Кажется, в этом-то и состоит терпение: когда мы невинно страждем; да и Бог это знает, но посылает. — Не сомневаюсь, что ты веруешь сему.
Опять же, когда страсть ярости и гнева подвигнулась в тебе, то она не от них вложена, а они тебе только показали ее, смотрением Божиим, дабы постаралась об исцелении ее самоукорением, и смирением, и любовью.
Но как можно любить оскорбляющих: они нам злодеи? Господь знал это, а приказал: "Любите враги ваша, добро творите ненавидящим вас, и молитеся за творящих вам напасть, и изгонящыя вы" (Мф.5:44) и: "Аще бо любите любящих вас, кая вам благодать есть, не и язычницы ли такожде творят" (Мф.5:46,47). Вот как спасительно нам сие заповедание: оно отъемлет от нас всякое оправдание и дает средство к излечению наших душевных болезней.
Итак, случай этот, мало потрясши тебя, показал тебе твое устроение; и паки мир водворился в тебе. Хотя и остались следы болезни в телесном твоем составе, но и в этом не вини других, а усматривай промысл Божий, пославший тебе и сие за малодушие твое. Благодари Бога о всем, а Он силен и телу твоему даровать здравие и душе спокойствие.
Я написал тебе то, что ты и сама знаешь, но только напомнил; — иногда при возмущении страстей возмущается и душевное око и помрачается духовный разум. 5-го октября 1854 года.

Письмо 88

Пишешь о своей и родных твоих скорби о кончине племянницы твоей В-ы; я верю, что чувства и сердце немощны, но разум и вера должны укреплять оные: кто разуме ум Господень, или кто советник Ему бысть? (Рим.11:34), и для нас судьбы Его непостижимы. Итак, в покорности воле Божией надобно искать утешения и в надежде на будущую жизнь. Ведь и мы тут не вечные жители: пройдет несколько годов — и много туда переселится; надобно о том пещися и просить Господа, да подаст Он нам христианскую кончину, непостыдну, мирну, и доброго ответа на страшном судище Христовом.
Вот это нам нужно и к сему надобно себя приуготовлять; а В-а счастлива, что избавилась здешней суетной и многоболезненной жизни; счастье здешнее не прочно; кто знает, что бы ее встретило впоследствии? А теперь она в вечности, куда и все переселимся; а так безотрадно скорбеть и убивать себя свойственно только неверующим, ибо для них нет надежды на вечность, и лишение их безотрадно. Господь да утешит всех вас духовным утешением. Чего усердно желаю и остаюсь многогрешный И. М. 22-го января 1857 года.

Письмо 89

В скорби твоей о кончине В-ы Бог даровал тебе рассуждение, что так как болезненность ее по временам усиливалась, то продолжение семейной жизни ее не могло быть для нее красивым и утешительным, что на многих случается видеть; и это должно твою скорбь растворять в духовное утешение, что она, аки птица от тенет избежавши, воспарила на свободу духа и будет, по милости Божией, наслаждаться блаженством.
Когда же в нашем разумении блистает искра сего духовного разума, то что же скажем о предвечной премудрости и любвеобильном отеческом промысле Божием? Он, конечно, явно сие усмотрел и глубиною премудрости устроил к ее спасению; а что вы, оставшиеся, скорбите о лишении ее, то это не по разуму духовному, а плоть и кровь действует; не все ли равно — она умерла бы и много лет поживши; но сколько бы испытала бурь, скорбей и превратностей жизни? Плачущие не жалели ее в сем отношении, а в воображении их рисовался проспект счастливой жизни; а это очень редко случается. Покорись воле Божией: Он может вас успокоить.
Болящую У-ю хорошо постричь, когда будет воля начальницы.
Желаю тебе и живущим с тобою мира, здравия и спасения и остаюсь многогрешный И. М. 12-го февраля 1857 года.

Письмо 90

Христос Воскресе!
Благодарю тебя за поздравление меня с праздником и я тебя поздравляю краткими строками. Никто не знает моей беды: я с голода умираю, — не имею время книги почитать. Все пишу, а вновь заваливают; дня по три лежат письма не читаны. Пишет всякий — одно, а ко мне доходят в неделю — по пятидесяти писем. Что делать? Да и писать-то времени мало: то немощь, то люди, гостинница.
Ты жалуешься на свою немощь: да ты одна, свободна; Бог видит твою немощь, выше меры не истяжет телесного делания, но попекись о внутреннем, душевном. Смирение и болезнь сердечная заменяет все наши делания телесные; а кому оная не дается — прочти в 89-м слове св. Исаака Сирина.
Матери Т-е в трудах желаю помощи, коими обрящет спасение, когда будет смиряться, "виждь смирение мое и труд мой, и остави вся грехи моя" (Пс.24:18).
Остаюсь желатель вашего здравия и спасения многогрешный И. М. 16 апреля 1857.
Ты сознаешь себя, что увлеклась в скорбь и ропот на N.; но чтением отеческих учений пришла в сознание своей немощи. Вот какую пользу приносят нам отеческие книги: оные указуют нам промысл Божий, пекущийся о нашем спасении, орудием имея людей, действующих против нас.
Если посудить здраво, доставит ли нам пользу внешнее ношение мантии? Она есть образ смирения; а если люди ищут или желают ее, то конечно уже не для смирения; о прочем умолчу…
О матери N. N-и не могу ничего тебе сказать; самооправдание на всех действует, и по сему самому не могу ее оправдывать. И. М. 9-го июля 1857 года.

Письмо 91

Новое обстоятельство — поручают тебе О-ю И-ну, и ты в этом находишься в недоумении: как принять на себя это иго? Спрашиваешь меня, я тебе и здесь еще говорил, что дело это тебя не обойдет; по моему мнению, не надобно отказываться не потому, что ты достойна, но потому первое, что для тебя самой нужно иметь непременно деятельность, ибо ты испытала, что безмолвие всегдашее для тебя утомительно, а в сообращении с нею и столкновении некоторых неприятностей, будешь и себя познавать, и работать над собою; а второе — как ее бросить, при благом ее произволении ко спасению? Она может исправиться, и примется за работу над истреблением страстей, оставлением своей воли и разума. Так прими в надежде на помощь Божию и получишь обоюдную пользу и от Бога воздаяние.
Испрашивая на тебя и на Т-у твою Божие благословение, остаюсь желатель вашего здравия и спасения многогрешный И. М. 8-го сентября 1858 г.

Письмо 92

Ты вступаешь в новый образ жизни — быть в общении с новоначальною. Видно, Бог привел ее к тебе и совокупляет с тобою для общей вашей пользы; твоя недеятельность была причиною нередко душевного мрака и уныния, а теперь в общении с О-ею И-ю будешь и ей полезна, и более будет удобства познать свою немощь. "Тебе самой себя стыдно, видя их преданность и зная, что я есмь — пакость". Если будешь иметь сей залог смиренный в твоем сердце, то мирно и спокойно совершаться будет путь ваш. Имей себя, — не яко наставница, но яко сама, шедшая путем сим, окалялась в тине и проходящих предостерегаешь, чтобы и они не попали в ту же тину и не окалялись; то спасения их ради, Господь и твое спасение устроит (Иоанна Лествичника ст.26, гл.14); и просто сказать: "Не всяко лыко ставят в строку". Она уж не молода и имеет свои привычки; если они вредны, то советовать скоро отсекать; а если средни, то можно и попустить.
Надобно знать, что враг не оставит вас в покое, но будет возлагать свои козни к разрушению вашего мира и благоустройства; но ты знаешь, как его сила немощна против смирения, которое все козни и сети его разрушает; пример твоего смирения более подействует на нее, нежели строгое запрещение.
Покажи ей вред, могущий быть от какого-нибудь неправого начинания. Преподобный Марк Подвижник, в слове о мнящихся от дел оправдаться, пишет, гл.176-я: "Получив жребий учить о Господе, и преслушаем, скорби умственне и не смущайся явственне, скорбя бо не будеши осужден со преслушающим, смущаяся же в той же вещи осужден будеши".
Это все писал вам о духовном или душевном устроении; а надобно и по внешности устроить так, чтобы было удобнее проходить делание духовное. И. М. 23-го сентября 1858 года.

Письмо 93

Ты тужишь о моем нездоровье, спаси Господи! не скажу, чтобы я лежал больной, но я здоров, — хожу, по временам ослабеваю, что ж тут мудреного? — 70 лет, чего более ожидать? только дай, Господи, христианской кончины; безболезненной, непостыдной, мирной и доброго ответа на страшном судище Христовом; о чем мы всегда, с Церковью, Господа нашего просим. Прошу и тебя помолить о сем Господа.
А если кто имеет какую пользу через мою худость, то это не мое, а по вере их; силен Господь и бессловесное животное вразумить и писанием наставить. Поздравляю тебя с переходом на новоселье: да благословит Господь вас на мирную жизнь, и Матерь Божия Своим заступлением да сохранит вас от всех сетей и козней вражьих.
Ты пишешь, что О. И. имеет благое произволение и мягкий характер, но навыки почти детские, которые по времени могут исправиться, при помощи Божией и ее произволении. Впрочем нельзя обойтись без борьбы и брани духовной. И. М. 11-го октября 1858 года.

Письмо 94

Не похвалю тебя, что ты просишь Бога о сокращении дней твоих. Ты проси даровать тебе прочее время жизни твоей прейти в мире и покаянии, христианской кончины и доброго ответа на страшном судище Христове; а о времени кончины Он Сам весть, предоставив оную; но от нас сокрыл, дабы мы были всегда готовы к смерти.
О. И-на предлагает многие вопросы подвижнические, например: в 12 часов вставать Богу молиться, по разу есть, а по два чай пить, и прочее; а о нравственном устроении ни слова не слышно. Я уже писал ей, чтобы она не увлекалась в большие подвиги, а старалась бы иметь отвержение своей воли и разума и стяжавать смирение; это скорее доведет до врат царствия. Она ясно повлекалась своими молитвенными правилами и постами; а о смирении не понимала. Ну хорошо, она поднимется на молитву ночную, а других осудит, что лежат: какая же польза из этой молитвы? Я ей писал, чтобы слушалась тебя и не делала ничего самочинно. Как же мне знать ее настроение, силы и произволение? тебе видно все: в чем ее надобно остановить, в чем понудить. Слава Богу, что имеет благое произволение, Он поможет и познать свою немощь, и смириться. Многогрешный И. М. 4-го ноября 1858 года.

Письмо 95

Быт ваш все еще не устроился, как должно, с юною делами подвижницею; в ней видны прежние привычки самочинные и самомнительные: мнимых исправлений поста, молитвы, а ни мало нет старания, чтобы познать, какие есть у нее страсти, и как оным противляться; хотя и имеет желание спастись, но еще не познала истинного пути отвержения своей воли и разума. Она о себе пишет только то, что трудно открывать свои помыслы, да и не знает, какие открывать и какие оставлять как мимоходящие. Я сначала было ей так сказал, что мимопроходящие оставлять с тем намерением, что она тебе может наскучать, а теперь вижу, что надобно все открывать, а то враг обольстит ее.
Что ты велела ей молиться, а не спать в церкви, а ночные акафисты оставить, также и поститься в меру, — хорошо сделала; мне только одно не нравится, что ты делаешь ей замечания с иронией, а не просто; в последнем средстве видится любовь, а в первом насмешка — отчуждение любви.
Читать ее заставляй так, как детей учат, по урокам, назначив прочесть сколько-нибудь, и пусть скажет, что она поняла из прочтенного. Если она не понимает нашей писанной книги (чему я не верю); то пусть прочтет славянской прежней печати, и назначь ей время чтения и время занятия в рукоделии.
Касательно содержания и келлейных, — в этом можете сойтись; и конечно, если не трех иметь, то надобно какую-нибудь приглашать в нужное время.
Брат ее находит жизнь нашу иноческую бесполезною; а что он: Евангелист ли, Апостол ли, или Пророк, или един от знаменосных и духовных отцов, что так законополагает? Но он — мир, а Господь сказал: "Аще от мира бысте были, мир убо свое любил бы: но Аз избрах вы от мира, сего ради ненавидит вас мир" (Ин.15:19). Мы же в своем смысле и разуме должны конечно иметь себя "яко отреби миру" (1Кор.4:13), то есть хуже всех считать себя, а их оставим в покое мудрствовать, как хотят. 8-го декабря 1858 года.

Письмо 96

Поздравляю тебя с наступающим новым годом, встретивши радостно праздник Рождества Господа нашего Иисуса Христа. Да благословит Господь тебя начать новый год и продолжать в благоугождении Господу по святым Его заповедям, и в смирении зря высоту оных и нашу немощь; ибо по смирению призирает Господь! Письмо твое я получил 24 числа; благодарю за поздравление меня с праздником и за благожелание.
Ты упоминаешь о желании твоем умереть: это надобно предоставить воле Божией, Он больше нас знает; ты говоришь, страсти не исцелишь, леность окаяннейшая! — Не ужели ж и смириться не хочешь? А смирение все страсти истребляет; как же мы со страстями туда явимся? Они и там покоя не дадут. А мы будем просить Господа: прочее время живота в мире покаяния скончати и христианской кончины безболезненны, непостыдны, мирны, и доброго ответа на страшном судище Христовом, как Церковь наша ежедневно молит Господа; а когда умереть, это да будет по воле Божией.
О-и И-ны плетения происходят от брани вражьей, он не спит, но "яко лев рыкая, ходит, иский кого поглотити" (1Пет.3:8), — кто не стоит на бранном подвиге, того и не трогает и так не стужает; а она неопытна, и чем более силится отогнать помыслы, но они не отходят, — смущается, а сим подает больше врагу поводов восставать на нее. Ты сама на себе испытала и испытываешь разного рода брани от врага, но не имея оружия — смирения, побеждаетесь. Во смирении же нашем помянет нас Господь, и избавит от врагов наших (Пс.135:23). Очень рад, что ты познала свою ошибку через мое обличение. Обличай премудра и возлюбит тя; даждь премудрому вину, и премудрейший будет (Притч.9:8,9); а что сказано о злых, то сама прочти.
Сестры стремятся скорее в свою обитель, и я одобряю сие их стремление: "Как ни хорошо в гостях, а все дома лучше": сколько же они пробыли в молве и отлучке от места своего подвига и были как обуморенные: "Птица летит в свое гнездо, да выведет детей, а монах поспешает в свою келлию, да сотворит плод духовный; и яко же рыба вне воды, тако и монах вне своей келлии". Это отеческие учения; а твое суждение не одобряю. И. М. 15-го января 1859 года.

Письмо 97

Какие были на тебя укоризны, то это промысл Божий попустил так быть к испытанию твоему; помнишь ли данные при постриге обеты, когда тебе говорили: будешь уничижена, оскорблена, лишена, и прочие предлагаемы были скорбные случаи, коими живот вечный приобретается; и на вопрос: терпишь ли сия все? отвечала: "Ей, Господу содействующу, все терплю"; — вот теперь надобно это и на деле показать и не только не противоречить, но и незлобиво принять: — так ли ты поступила? Сомневаюсь! — как вижу из письма твоего. Самооправдание и несамоукороние действовало под благовидным предлогом, не думай, чтобы я оправдывал другую сторону; совсем нет; а я пишу к тебе и предлагаю войти в рассмотрение своего устроения: нет ли чего там, которое возбраняет душевному миру и той науке, которую нам заповедал научиться от Него Сам Господь наш Иисус Христос (Мф.11:29).
Господь да вразумит тебя и поможет устроить на спокойствие общее; и юную подвижницу да укрепит на поприще иноческой жизни.19 июня 1859 года.

 

Тут же пишу О-е И-не, — а особо некогда писать. — Тебя беспокоит помысл, что ты "находишься в бездействии, и неужели вся жизнь твоя так пройдет?". Да в чем же, думаешь ты, должна проходить жизнь твоя, и как можно работать Господу? По мнению твоему, конечно, деятельность состоит в правиле и посте, а не в исполнении заповедей Божиих, которыми очищается сердце.
Да устроит Господь жизнь твою мирно, и спокойно, и благодушно, а паче смиренно; смирение приобретается от послушания, отвержения своей воли и разума. И. М. 25-го августа 1859 года.

Письмо 98

Из двух писем твоих и О-и И-ны вижу, что после бури и смущения она паки успокоилась и познала, хотя отчасти, свое устроение гнилое.
Я пишу к ней, что нахожу нужным к ее вразумлению, но большая разница писать и исполнять. Она заквашена своим разумом и своею волею, то и трудно оставить оные; а между тем враг, зная пользу от повиновения, старается возмущать и не допускать до оного, как пишет св. Феодор Эдесский. Что делать? надобно вразумлять и потерпеть; только при одном — в своих правилах и чтениях нельзя ожидать пользы, потребно иметь какое-нибудь занятие келлейное и послушание, и при столкновениях познает свою немощь, когда не понесет.
Чтение отеческих книг, без практики, не может нам помочь: они нас вразумляют, а наше дело исполнять, при открывшихся случаях видеть движение наших страстей, противляться оным; а при падении познавать свою немощь, смиряться и каяться перед Богом и ближним, чтобы нам нельзя было понадеяться на свое я.
Ты пишешь, попустить ее, — пусть исправляет свои правила и пост, то не понеся оных смирится, хорошо и так; но все она может ослепляться кичением, ибо в надсловии на книгу преподобного Нила Сорского, пишет: "Часто на пощение и большие подвиги подвигает бес, чтобы привести волнение и от оного в прелесть". Прочти сама в надсловии на странице XLVI. Когда же подвигнется на исполнение заповедей Божиих, то, видя свою немощь, невольно смирится, — а оное-то всего нужнее для нас в деле спасения.
Если же ей жить с сестрою Т-ою, то не может быть никакой пользы: обе затянутся на правилах и постах; — а после что будет?
Но что нам до внешних приобретений! Надобно пещись что-нибудь смиренно приуготовлять к вечности и строить дом душевный, по предписанию аввы Дорофея, или как пишет св. Илия Экдик, гл.62: "Дом убо души есть терпение: обдержится бо в нем. Имение же смирение, питается бо тем".
А ты помолись о мне грешном, пишущем и говорящем другим, а ничто же благотворящем. И. М. октябрь 1859 года.

Письмо 99

Дай Бог, чтобы жизнь ваша с О-ею была для обеих вас полезна и спасительна. Полное ее раскаяние подает надежду на сие; но нельзя, чтобы враг оставил навсегда в покое: брань будет восставать, которую благоразумным и смиренным отражением, с помощью Божией, удобно победите и кровью уязвлений ваших восторжествуете, — по слову св. Исаака Сирина. Кротость и смирение нам весьма нужны: "Господь наставит кроткия на путь и смиренныя научит путем Своим" (Пс.24:9). Как свет просвещает все видимое, так и смирение показует нам все наши недостатки и просвещает ум наш к рассуждению. И. М. 13-го апреля 1860 г.

Письмо 100

Хотя и очень изнемог силами после поездки моей в Б., и здесь не дают писать: но на письмо твое от и августа понуждаюсь дать ответ. Ты имеешь поручение не оставить советом новоначальную О-у, а ты от этого отрицаешься и заметила, что в требовании не было искренности: просишь от меня вразумления, что тебе делать в этом случае? С моей стороны, кажется, нельзя отказываться в подании полезного совета желающим и ищущим оного с верою; дело другое, — обязанность принять на себя отвечать за душу ее, а это просто совет: "Сие твори, а оного не твори". Оттого и сбиваются с пути, что идут без советов; и за отказ в совете можно также дать ответ за душу ее.
Мира, здравия тебе и твоим о Христе сестрам желаю. Многогрешный И. М. 20-го августа 1860 г.

Письмо 101

Достопочтеннейшая [10] о Господе мать К.! Вопреки вашего запрещения, сестрица ваша сообщила мне о вашей скорби, страстью причиняемой; но она сие учинила из любви же к вам, по вере ее к моей худости, прося написать вам в утешение несколько строк. Я хотя и сам помрачен, но, заповеди ради Божией, не могу отрещись исполнить сего послушания, и если примете скудоумные мои строки с верою, то силен Господь укрепить вас и поддержать в ваших немощах. Описанное ваше нерадение о жизни должно стараться исправлять и просить на сие помощи Божией, не надеяться на свои силы и на свой разум.
Сколько могу понять, вы пришли в такое охлаждение через высокое о себе мнение, — что видно из того, что будто вас страсти оставили. Господь же, милосердуя о вас, да не впадете в совершенную гордость, попустил вам искуситься страстями, а вы возмалодушествовали, считая себя погибшею. — И это знак того, что вы и понятия не имеете о духовной жизни, и книг отеческих не читали. Когда бы читали, то увидели бы, что до смерти брань с нами сопряжена, а врачуется не столько нашим тщанием, сколько милосердием Божиим и помощью Его; а паче когда терпим сии приражения и, смиряя себя, вменяем худше всех, и припадаем ко Господу со смирением: тогда благодать Божия ниспосылает нам Свою помощь.
Не ужасайтесь и не отчаивайтесь в лютости брани; надейтесь, что она пройдет, и вы, за сопротивление оной, еще увенчаетесь от Бога. Скорбь ваша, великое смущение, окаявание, отчаяние и прочее ясно доказывают нехотение ваше поработиться страсти, и Бог сие примет вместо делания. Ежели ж вы, по немощи и по действу вражию, и поползнетесь помыслом, то за сие кайтесь, смиряйтесь и уповайте получить прощение. Бич сей попущен на вас к уничижению надмения вашего, т. е. о себе мнения и других осуждения. Смиритесь, и получите свободу. В подкрепление же себя прочтите в книгах отеческих: у св. Иоанна Лествичника, в Добротолюбии в 4-й части главы св. Иоанна Карпафийского, — и блаженного Диодоха, Кассиана Римлянина, и его послание к Леонтину игумену, где найдете довольно полезных наставлений и укреплений, могущих вас успокоить. Еще средство к облегчению борьбы сей: надобно иметь откровение, что вы можете заметить из сего: — когда вы открыли сестрице вашей, то верно тягость ваша несколько пооблегчилась. Да поможет вам Господь мужественно противостать всем браням вражьим и возлюбить Господа; а любовь неразлучна со смирением. Вручая вас покрову Божию, остаемся недостойные ваши богомольцы многогрешный Иеросхимонах Леонид[11] и Иеромонах Макарий. 21 июня 1837 года.

Письмо 102

Полагаем, что вы уже удостоились принять на себя ангельский образ; с чем вас усердно поздравляем, и желаем, с упованием на неизреченную благость Божию, спасаться в сем ангельском чине, и просим молить о нас грешных.
Вы описываете случившиеся скорби, которых вы и ожидали, а посему, приготовившись к оным, благодушнее переносили. О необходимости для нас скорбей нечего и писать вам; ибо вы сами знаете сию истину, как Господь наш Иисус Христос Сам пострадал, нам оставив образ, да и мы последуем стопам Его, — и ученикам Своим, яко некое наследие, оставил скорби: в мире скорбни будете (Ин.16:33), а святые Апостолы, при многих учениях о скорбях, утверждали и сие, что многими скорбями подобает нам внити в Царствие Божие(Деян.14:22); то как же мы хотим спастись без скорбей, ибо недостойны страсти нынешнего времени к хотящей славе явитися в нас(Рим.8:18). Но наша самолюбивая часть не хочет вольно понести скорби, то премилосердый Господь невольными нас посещает, дабы спасти души наши. Послав скорбь, дарует и помощь, во еже мочь понести. Св. Исаак Сирин во многих местах своей книги, укрепляя к терпению скорбей, пишет: "Но и от сего познаваем есть человек, яко промышляем есть от Бога, егда послет ему присно печали". Еще: "Человек обретаяйся в добродетели без скорби, отверзеся ему дверь гордыни". Но и вера с любовью противными искушается; и всякому благому делу предъидет или последует искушение, а без того оно и твердо не может быть.
В нахождении скорбей надобно наблюдать, чтобы всякий случай скорбный относить к посланным от промысла Божия; оскорбляющих нас считать орудиями Божиими, коими Бог действует в деле нашего спасения, почитать их своими благодетелями, отнюдь не винить их, но себя обвинять и почитать достойными не только сих, но и вящших скорбей. Хотя в настоящее время и не подали к сему вины, но прошедшее время жизни нашей во грехах подало вину праведному суду Божию поднять жезл Свой отеческий к очищению грехов наших; при таковом уготовании и принятии скорбей, они будут вам удобоносимы и скоропреходящи. Когда же обратите вину на оскорбляющих и будете на них роптать, принося в уме себе оправдание и неповинною почитать, то скорби более умножаются и отягощаются до малодушия, которое есть матерь мучения, а напротив терпение есть матерь утешения. С таковым благим расположением принимайте и вы посланные скорби вам, то они в пользу обратятся, и помните то, что все маловременно здесь и вечере водворится плач, и заутра радость (Пс.29:6).
Вы напрасно сомневаетесь в принятии монашества и думаете, что как прежде жили без пользы, то и весь век так пройдет. В чем же состоит успеяние нашего спасения? как вы полагаете? В том ли, чтоб проходить большие подвиги и думать, что мы уже успели и находимся на пути спасения, и сим утешаться? Нет, — успеяние нашего спасения состоит во смирении. Когда мы, и делая благо, не полагаем во оном надежды спасения, но считаем себя землю и пепел. Когда же мы, делая что благо, возомним о себе нечто; тогда отнимается от нас сила к творению благого и попускается побеждаться страстями, дабы смирили свое мудрование, почитая себя хуже всякой твари. Или вы не знаете, что Господу Богу приятнее грешник с покаянием, нежели праведник с гордостью?
Теперь понимаете ли вы, что обеты монашеские и самая одежда есть нам помощь к стяжанию смирения. Не быв монахинею, вы удобно бы себя извинили во многих слабостях; а теперь напротив не можете извинить, но всемерно от них удаляетесь. При побеждении же какою-либо страстью, от немощи или за гордость попущенною, должны зазирать себя, каяться, но не отчаиваться и не считать себя погибшею, но смиряться; — на смирение призрит Господь. Читайте книги св. отцов: св. Иоанна Лествичника, св. аввы Дорофея, св. Ефрема Сирина, также и прочие, в коих обрящете истинный и незаблудный путь спасения во смирении обретающийся; а мнения о себе отвращайтесь, хотя бы и дарования какие ощутили, бойтесь принять их за истину, дабы не попасть в прелесть вражью. Хотя бы и страсти вам не стужали, не верьте сему. Св. Исаак учит: "Прежде даже не внити тебе во град смирения, не верь сему, хотя бы и почил от страстей, а ожидай какого-нибудь готовящего тебе подкопа", и еще: "Аще кто не помышляет себя грешна, молитва его несть благоприятна перед Богом".
Благодарите же Господа, что Он сподобил вас облещися в ризу спасения, и идите путем смирения. А премилосердый Господь да укрепит вас на оном, Коего покрову вручая вас и желая вам душевного мира и здравия, остаемся недостойные ваши богомольцы, многогр. Иеросх. Л. и мног. И. М. 1 ноября 1838 г.
P.S. В воскресные дни правило четочное оставляется.

Письмо 103

Вы описываете бывшее ваше малодушие в скорбях перед пострижением, а того себе не представляли, что искус сей для вас великую пользу принес; все это было смотрением Божиим устроено, а не слепой случай тут действовал. Вы приуготовились к принятию монашеского образа, а в чем состоит его сущность, и какие вы давали обеты при пострижении? не то ли, чтобы все терпеть. Параман и крест что иное означают, как не памятование о данном нам обете к терпению? Так благодарите же Бога, что Он вас обучал терпению, и ныне всякий случай должен быть уроком к научению терпению, и не только от внешних наносимых, но и от внутренних злоб духов, или к действию страстей, или к отчаянию понуждающих.
Повиноваться игуменье вы обязаны во всем и отнюдь не идти против ее, а иначе воздвигнете на себя бурю и не можете ее понести.
Писать к нам со искусством мы не воспрещаем, о чем нужно духовно вопросить. Силен Господь по вере вашей даровать слово, для пользы души вашей; о чем св. Варсонофий пишет: "Ежели не доволен твой старец решить твои недоумения, можеши вопросити иного". И сами поучайтесь в учении св. отцов, но более в деятельных, а не умозрительных, и старайтесь, сколько силы есть, исполнять оные со смирением.
Помните слово сие: поучайтесь в деятельных, а не в умозрительных, от которых вы уже и пострадали; прежде времени взыскивали того, что даруется во время свое по делании и трудах, и совершенном смирении.
Вы пишете, что читая не понимаете, а особенно Каллиста Катафигиота. Да как же можно вам такую высоту понять? Все умозрительное; вы только всуе труд иждиваете, читая оную. Читайте св. Иоанна Лествичника, св. Ефрема Сирина, св. аввы Дорофея, — в Добротолюбии: св. Марка Подвижника, св. Симеона Нового Богослова, Григория Синаита, но и то из них деятельные главы, а не о молитве; св. Каллиста и Игнатия — также деятельную часть; Петра Дамаскина, Иоанна Карпафийского, Диадоха, Никиты Стифата, Феодора Эдесского и Нила Постника. Вникая в их учения, познавайте свою немощь, а не к людям обращайте; тогда нечем будет возноситься и нельзя подумать о своей жизни чего высокого; а равно и отчаяться не можете, но в среднем чине будете проходить свою жизнь, памятуя, что перед Богом угоднее грешник с покаянием, нежели праведник с гордостью. На сей раз довольно вам написали. Сам Господь да восполнит недостающее. Недостойные ваши богомольцы мног. Иеросх. Л. и мног. И. М. 21 февраля 1839 г.

Письмо 104

Пишете вы от 12 марта, изъясняете о своих немощах, лености, нерадении и прочее, и что разве с понуждением только принимаетесь за правило и чтение духовных книг.
Находясь на поприще духовной брани, как же не иметь сопротивления и борьбы от врага? Но в том и показуется и искушается наша вера и любовь к Богу, когда хотя с принуждением приступаем к делу; а Бог, видя ваше понуждение, пошлет и помощь Свою, так и с покоем все оное будете исполнять, но тогда уже будете знать, что не своею силою, но помощью Божией творишь.
Когда же бы проходила легко какую-либо добродетель, то приписывала бы своим силам и пленилась бы умом в высокоумие, а оное больший вред с мнимыми (добродетелями) принесло бы, нежели теперешнее неисправление; тут и по нужде мысль имеем смиренную, не видя ничего в себе доброго, но не отчаиваясь; и от сего часть Божия еси и получаешь призрение свыше тебе не ощущающей сего. На чувственной брани, хотя воины и ранены бывают, однако, перевязав оные раны, паки в бой вступают, и за сие получают великие награды от царя; так и на умной нашей брани Царь Небесный взирает на воинов Своих и, видя их борющихся, хотя и уязвление приемлющих, но не отступающих от подвига, посылает им Свою помощь и награждает духовными дарованиями достойных. Пишет о сем духовный муж: "Егда искушения различна и страсти, и немощи, и недоумения обымут тя, тогда наипаче утверждатися в вере о Господе, и не отчаиваться подобает; аще бы и тысячу язв на всяк день приял еси, брате, да не повинишься врагу твоему, еже отступить от подвига, и уклониться в отчаяние. И аще тебе сие случится, да веси яко сие завидяй сатана предложению доброму твоему, тако вооружился на тя, ты же токмо не унывай и веруй, и посетит тя Господь вскоре тайным утешением Своея благодати".
В числе сих заключается и та брань, о коей пишешь; можно еще и то сказать о ней, что брань попущена за явную твою гордость о прежде бывшем твоем утешении. Врачевство сему — смиренномудрие сердца. Св. Исаак и прочие многие св. отцы пишут: "Аще не будет попущен человек утомлен быти страстьми душевными, или телесными, не может умудриться в бранях, познать своей немощи и смириться".
Итак не отчаивайся в милости Божией; читай духовные книги, — более деятельные, как мы и прежде писали; подражай их учению, а в немощах смиряйся. Премилосердый же Господь да просветит тебя, да вразумит и наставит на правый путь и укрепит на оном незаблудно идти.
К матери игуменье старайся иметь любовь и почтение; молись за нее. Ежели ж какой помысл неверия или хулы приникнет к твоему сердцу, отскочи от него, яко от блуда, по слову Иоанна Лествичника, то и ей возвестит Господь иметь к тебе материнскую любовь, и в случае нужды, по вере твоей, подаст ей слово к твоему духовному окормлению. Многогр. Иеросх. Леонид и мног. И. М. 4 апреля 1839 г.

Письмо 105

Намерение ваше благое; да благословит Господь и благопоспешит исполнить оное. Вы делаете из любви к ближнему, отказывая себе во многом, и о сем Спаситель наш изрек: "Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя" (Ин.15:13). Вы не хотите, чтобы о сем знали другие, по многим причинам, дабы не скорбели на вас, не препятствовали, а другие чтобы не хвалили: все сии предосторожности хороши. Но остерегайтесь душевного лестца, дабы он не предстал к вам с умственным велехвалением вас и ублажением за доброе сие расположение. Представляйте себе, что без помощи Божией мы ничего сделать не можем, то нечем и гордиться. Когда же возомним о себе нечто и припишем себе благие дела: тогда и помощь Божия отнимется, и мы познаем свою скудость в добре и немощь в исполнении оного. Многогр. Иеросх. Л. и мног. И. М. 15 апреля 1839 г.

Письмо 106

Вы пишете о новых своих послушаниях. Это доброе дело для общей пользы, паче же во славу Божию; проходить оные да поможет вам Господь.
Немирств же, от прекословии и споров происходящих, старайтесь всемерно избегать, а более себя укорять; на сие и Бог призрит и дарует спокойствие. Малые дела ваши, и при всех немощах, когда в оных приносите покаяние и себя зазираете, приняты Богом будут лучше, нежели великие труды и подвиги, совершаемые с высокоумием и мнением о себе.
Скука и уныние, бываемые с вами, ничто иное, как брань монашеская, ко искусу вам посылаемая. Святые и великие мужи были сими бранями искушаемы, но еще не в такой мере, а непомерно сильнее, и сим показывалась их к Богу любовь; то и вы в посещении вас оными не пренемогайте, но мужественно стойте, терпя, — и облак уныния разженется, и возсияет свет, тишина и спокойствие. А чтобы быть неизменно в спокойствии всегда, это невозможно, и совсем противный путь, который называет св. Макарий — "частию волков". Прочтите во 2-й части Добротолюбия у Каллиста и Игнатия главы 43 и 85, и в 4-й части у св. Кассиана о печали и унынии, и примите от сих учений себе врачевство и поощрение, дабы не малодушествовать во брани, но мужаться и терпеть. И. Л. и И. М. 27 мая 1839 г.

Письмо 107

Вы своего предприятия в помощь N. не оставляйте, — столько ли, сколько предположили, или и менее достанется. Гордостные помыслы отвергайте, помните слово Божие: "Аще и вся повеленная вам сотворите, глаголите, яко раби неключимии есмы: яко еже должны бехом сотворити, сотворихом" (Лк.17:10); но мы еще и много преступаем повеленного. Конечно враг не престает приносить помыслы высокоумия, дабы осквернить наши дела, но мы должны оных отвращаться и памятовать, что мы делаем не своей волей, а Божией помощью; когда же похвалимся, то лишимся помощи Божией и познаем нашу немощь.
Занимаясь рукоделием, не должно совсем оставлять правила или прочитания; оные вам более поспешествуют; ежели же что-либо оставите, то заменяйте раскаянием. Многогр. Иеросх. Л. и И. М. 3 июня 1839 г.

Письмо 108

Мы написали М.N. о сохранении в секрете вашего усердия в спомоществовании сестре на келлию.
Видим ваше усердие к сестре продолжающееся, а на оное ниспосылается и помощь Божия.
Вы пишете, что хотят вам дать новую сестру в товарищи, но вы без нашего благословения опасаетесь взять, то мы так вам советуем: когда вы имеете опасение и боязнь в сердце, что не надеетесь иметь с нею мира, то можете просить Г. игумению освободить вас от нее, — а паче когда еще надеетесь, что она вас в сем уважит. На что же добровольно подвергаться искушению, когда можете от оного остеречься? Когда что послано будет по необходимости скорбное, то уже нечего делать, — надобно нести. Ежели вы возьметесь с намерением исправить ее, а и сами еще находитесь в недуге страстей, то лучше прежде брани искать мира.
Слава Богу, что облегчилась ваша брань, но не надобно дерзать и мнить о себе велико, да не прилучится еще пострадать. Св. Иоанн Лествичник пишет: "Лисица притворяется спящею, а диавол целомудренным; та делает для того, дабы изловить курицу, а сей дабы погубить душу". Читайте отеческие книги и ищите в них, как бы приобрести во всем смирение. Святками правило четочное оставляется.9 января 1840 года.

Письмо 109

Спаси вас Господи за намерение к успокоению сестры, — делать свою помощь. Бог не оставит вас без награждения.
Удивляемся вашему малодушию и сожалеем о вас. Вы, прочтя показанные вам главы в Добротолюбии, более опечалились, что жизнь ваша не согласна со Св. Писанием. Надобно точно о сем соболезновать, но с раскаянием и смирением себя, а не малодушествовать и раскаиваться о том, зачем шла в монастырь. Надобно благодарить Бога, что извел тебя из тьмы во свет; что делать, ежели и неисправна, но не отчаивайся, а читать не преставай книги св. отцов хотя понемножку. Видя свою неисправность, все-таки зазришь себя, а не читавши не будешь себя зазирать и смиряться. То еще бы было хуже, когда бы видела свои добродетели и мнила, что благоугождаешь Богу: это явная была бы погибель. Ты, может быть, прежде и была на сем пути; но когда видишь свои грехи и каешься о них, — милостив Господь, когда усмотрит тебя смирившуюся от тягости оных, призрит на тебя и отженет от тебя все вражии козни, и освободит тебя от страстей; а доколе не смиришься, не думай быть свободна от браней: в брани же случается победа и побеждение; а Бог зрит на наше произволение и намерение; и по оным получаем или помощь, или оставление. Св. Петр Дамаскин, исчисляя семь деланий телесных после сих говорит: "Начинает ум зрети своя согрешения, яко песок морский, и сие есть начало просвещения души, и знак здравия ее". — Смотри: при делании добродетели видеть свои грехи, а не добродетели; но и грехи видя, не отчаиваться, а более смиряться, и милость Божия осеняет человека. Св. Григорий Синаит в конце 117-й главы пишет, что "аще не будет человек побежден и поработившись всякой страсти не может имети себе хуждша всех". Первое смирение рождается от добродетели, а сие последнее от грехопадений: однако же не лишается милости Божией. Тот же св. Петр Дамаскин, восставляя от отчаяния, пишет: "Обаче не подобает нам отчаяватися, не сущим яко же быти подобает, зло убо сие, яко согрешил еси человече; что же Бога прогневляеши, и от неразумия немощна вменяеши Его? Еда ли не может спасти души твоей, сотворивый толикий, его же видиши тебе ради мир? Аще же глаголещи яко и сие паче осуждение ми есть, яко и Его снисхождение, покайся и приимет покаяние твое, яко же блудного и блудницы. Аще же ли ни сие можеши, но по навыкновению согрешаеши, в нихже бы и не хотел еси, имей смирение, яко же мытарь, и довлеет ти во спасение, ибо непокаянне согрешаяй и не отчаявайся, но понужде хуждша всей твари имать себя; и не дерзает осудить или укорить коего человека. Аще и диаволу в согрешении повинулся, но паки страха ради Божия преслушает врага, понуждающего его к отчаянию, и от сего часть Божия есть". И паки на 43 листе в новом формате, а в старом на 53-м подобное сему же сама прочти и приими от сего утешение души твоей; не отчаивайся отнюдь, но возвергай на милосердие Божие грехи свои.
О поползновении же твоем кайся и оставь оное; вспомни, коликих ты избежала бед, зол и греховных соблазнов, а паче в нынешнее время. Хотя ты и чувствуешь плотскую брань, но за сие не отчаивайся; все сие должно тебя смирять и обучать браням духовным. Ты думаешь, в том святость, что не иметь брани: но этого невозможно, ты была бы неискусна в оной, не познав своей немощи, и не могла бы и другим делать снисхождения. Когда же превышают силы твои брани, то знай, что имеешь гордость; смирись, и Господь облегчит тебя. Прочти св. Иоанна Лествичника и увидишь сопротивляющиеся оной деяния.
Не имея никого окормляющего, или по-твоему с кем бы душу отвести, — паче должна читать книги и окормляться ими с призыванием Божией помощи. Берегись согласоваться сердцем твоим приписываемым тебе похвалам, но, помышляя грехи твои, отвращайся сих похвал: они душевредны, хотя бы точно достойна была. 26 сентября 1839 года.

Письмо 110

Сердечно радуемся, что мать игумения к вам совершенно умиротворилась, только соболезнуем, что спасительное установление — откровение помыслов — у вас находится не только в забвении и в пренебрежении, но даже и в посмеянии. Прочти главы св. Симеона Нового Богослова, св. Иоанна Лествичника, св. аввы Дорофея, св. Каллиста и Игнатия 14 и 15 главы, и св. Кассиана в слове к игумену Леонтину; найдете в оных согласно, что невозможно спастись без откровения помыслов и покорения своей воли и разума. Как не бедственно сопротивляться толикому учению святых и всепремудрых мужей, в них же сам Св. Дух действовал. Когда такой глад у вас окормления, то, призвав в помощь Бога, сама испытуй писания отеческие и в нужде открой сестре единодушной. Бог не лишит тебя пользы, — только ищи со смирением, ибо без оного все наше делание ничтожно и Богу не угодно. Какую принесет пользу тебе, что имя твое у всех носится? Тем паче погружай мысль свою в смирение, взирая на неисправность свою, и помни, что услаждающиеся славою; и кроме худых дел, лишатся мзды будущего воздаяния. Хотя бы ты и достойна была славы, но перед Богом приятнее грешник с покаянием и смирением, нежели праведник с гордостью.
О разрешении понедельника мы не можем вас успокоить, ибо положено св. отцами непременное правило монашествующим: — понедельник не разрешать на скоромное; то как же мы можем разрешить на употребление оного? В сем случае умудритесь сами. Это не есть добродетель, но долг. За добродетель бывает награда, а за неисполнение долга наказание. Мы судить других не смеем, но отвечаем на ваш вопрос не марая совести: в случае и большой нужды разрешаяй на что против правил отеческих, да заменяет соболезнованием о сем, раскаянием и чистым исповеданием перед отцом духовным. Иеросх. Леонид и И. М. 16 августа 1839 г.

Письмо 111

Описываете вы свои скорби за перемену к вам единодушной сестры вашей, матери N., и просите совета нашего, что вам делать. Вы указываете на перемену их к вам расположения, о своем — ни слова не упоминаете; но как видно, должно быть и в нем перемена: то может быть, со стороны ее и нет вины; вы же говорите, что прежде не хотя скрыть вашей переписки, после сама к тому вас поощряла, а притом же между вами никакой видимой ссоры не происходило. Посему кажется и надобности нет вам с нею расходиться; да теперь и по отсутствии ее на долгое время в сем предмете не должно вам смущаться. Когда же она возвратится, то лучшее средство к умиротворению вашему находим: объясниться пооткровеннее с нею о сем, и ежели в чем находится с какой стороны вина, постараться оную исправить, и паки продолжать жизнь по Бозе.
Сожалительно ваше положение, что вы не извещаетесь ни к кому иметь откровения, хотя в некоторых нужных случаях весьма бы полезно сие; но в этом ваша вина, что вы не ищете сего в простоте сердца. Ибо кто с простотою сердца и со смирением взыскует пользы, то "и малому отрочати возвестит Господь сказать ему на пользу слово"; а то, видно, действует тонкая гордость, по словам св. Иоанна Лествичника.13 февраля 1840 года.

Письмо 112

В чем полагаешь свое расстройство с У.? В том ли, что прежде делили сладкое и горькое пополам? Нам неизвестен ее духовный разум, к какой мере оный состоит? но только полагаем, что вы были прежде единомудренны и единодушны; когда ты сделала перемену в своем мудровании против прежнего, а она осталась при своем, то у вас и не может быть единодушия. Бог вселяет единомысленные в дом(Пс.67:7). Ты не должна за сие крепко оскорбляться: может быть это и на пользу послужит, и ежели у вас нет никаких личных, явных неприятностей, то для чего вам расходиться? Ты все оказывай с своей стороны тоже расположение, и ей Господь возвестит о тебе. Однако по духовному разуму не думай о себе, что ты лучше ее, но что недостойна ее внимания, и потому Господь не возвещает ей о тебе. Желаю, дабы исполнилось твое желание побывать у нас в обители, и чтобы обрести душевную пользу по вере твоей.
Сестрица твоя М. У-на горит желанием к нашей жизни. Слава Богу! Но она не видит искушений: это Бог сокрывает, призывая к Себе любящих Его. Благодарение Его благости! Хотя и посылает искушения, но каждому по силе, и по мере его устроения к пользе: а без искушений спастись невозможно. Просим тебя передать ей нашу благодарность за усердие ее и писание, — и желание наше, да устроит Господь ее по желанию сердца в лик служащих и работающих Богу дев.19 марта 1840 г.

Письмо 113

Описываете скорбь против N.N.; причиною оной видим, да и сами вы полагаете, самих вас: прежде в сердце положила выступить из границ послушания, а от одного помысла родилось большое смущение, и наконец происшедшее и в явную вражду. Ежели ж была невинность с вашей стороны, то и совесть была б спокойна, нечего бы было и смущаться; а то явно показывает вашу виновность ваше немирное устроение. И как произошло сие от гордости, то надобно искать врачевства в противной сему пороку добродетели — самоукорении и смирении. Когда кто истинно зазрит себя, то и успокоение получит; — а это слово ваше: "Неужели и теперь вы мне скажете, что есть надежда ко спасению?", весьма противно, и не прилично не только писать, говорить, но и в мысль принимать. Неоспоримо, что ты согрешила противлением от гордости происшедшим и дала место врагу возобладать над твоим сердцем, навести смущение; но неужели и нет покаяния? Для кого пришел Христос? Грешников призвать; а не праведников, следовательно и есть надежда спасения — Христос, к Нему всегда прибегаем, просим прощения грехов наших и помощи в немощах наших. Знай, что "где последовало падение, верно предварила гордость", как и прежнее было тебе попущение — страдать от мучительства страсти. — Вознадеялась на свои дела и на свою силу; сего ради и попущена впасть в сокрушение костей души твоей, да познаешь свою немощь и смиришься, а на смиренных призирает Господь.
Из писем твоих мы видим, что в одну неделю вышла большая перемена в твоем устроении, кольми ж паче теперь, и надеемся, что, при помощи Божией, гораздо в лучшем положении находишься и верно умиротворилась. Отчаиваться никак не должно, что бы ни случилось: но всегда надобно прибегать к Богу и к ближнему с покаянием; на это есть много в св. Писании и в учениях отеческих, о чем мы уже и писали прежде к вам; а особенно у св. Петра Дамаскина, у св. Исаака Сирина, у Иоанна Карпафийского. Молись Богу за игумению, всегда себя укоряй мыслью и ставь себя виновною перед нею, то и получишь исцеление.

Письмо 114

Радуемся, что имеешь мир к своей м. и. Когда будешь идти смиренным путем, то и всегда мир пребудет с тобою. Поучайся в учении св. отцов, пекись о правиле; но это посев, а плодов должно ожидать от благого устроения нрава, плод же духовный есть: любы, радость, мир, долготерпение и прочее (Гал.5:22). — Когда же не будем трудиться в посеве, то и плодов нельзя ожидать.
Вас сильно оскорбляет то, что М.М. с вами разошлась по келлиям, чему мы не мало удивляемся; для чего вам с ней вязаться, когда она не имеет по духу усердия, что уже давно вам известно? Какие бы ни были на сие причины, но, видно, так надобно быть, и вам по духовному разуму должно винить себя, но не смущаться, а успокаиваться: а смущение показывает какую-нибудь страсть. Желаем, чтобы тебя Господь утешил в сей скорби. По келлейной работе можно взять к себе какую-нибудь простую девушку, но с благословения м. игумении. 20 июля 1840 г.

Письмо 115

Ты боишься, дабы М. не открыла твоей духовной переписки, что ж из того будет? — Ежели и откроет, не порок откроет, а то, что ты ищешь спасения, не доверяя своему разуму. Когда же сие тебе вменится в вину и в строгое запрещение, то, видно, так Богу угодно за наше и твое бесплодие в добродетели. Но это еще неизвестно; между тем ты и сего опасалась, когда откроет причину вашего расстройства; равно — и тогда то же может случиться, покрывающу Богу. Хотя ты и не желаешь ей зла, но неприятное в сердце чувство к ней, и тяжело ее видеть, — показывает твое памятозлобие. Прочти поучение аввы Дорофея о памятозлобии, и "О еже укоряти себя", то и увидишь свое устроение.
Желаешь отдать себя на рассмотрение, что такое находится в твоем характере тяжелое, которое может ожесточить людей? То-то и есть, что занята собою, думаешь, что так идешь, а своей немощи не познаваешь. — Не оправдываем и ее за смущение, но сие более до нее касается, а не до тебя; а ты, смотря на свое устроение, обвиняй себя и молись за нее Богу. 7 ноября 1840 года.

Письмо 116

Описываешь свои смущения насчет перехода матери N., но все они преходящи, и надобно претерпевать, а не смущаться, о чем писал в первом письме. Из последнего видим, что оные недоумения твои и смущения разрушились, и ты должна успокоиться, что мать N. не через тебя перешла, но по своей воле, ища лучшего ко спасению убежища; но как бы она не ошиблась, вместо тихого пристанища не нашла бы на бурный океан. И ты должна свое стремление обуздывать, и, сколько можно, умиротворять себя на месте, и стараться жить по заповедям Божиим и отеческим учениям. Искушения везде преследуют нас, только в разных видах: здесь одно, а там другое, — и везде требуется терпение.
Выходящие теперь сестры, какой имеют предлог к переходу? точно ли они здесь вредятся? и в чем надеются там улучшить жизнь свою? Ты напрасно входишь в сии дрязги: без тебя бы могло обойтись; а то, когда откроется, может быть, и не понесешь; признаваться без нужды не надобно, но самая вещь покажет тогда, что нужно будет сделать. Ежели же будет воля Божия и на твой переход, то Он и путь тебе покажет; однако ж удерживай свое стремление, как сказали; куда пойдешь? ведь ты монахиня, не везде еще примут. Опять, хотя и кажется хорошо по наружности, а после найдется много неудобств и искушений, чего и не ожидала. Однако положись на волю Божию и вопий к Нему: скажи мне, Господи, путь, в оньже пойду, яко к Тебе взях душу мою (Пс.142:8).
В келлию переходить к богатой монахине рясофорной, кажется, нужды нет: это будет раболепство, и подвергнешься тьме страстей. Ты нужды не имеешь в пропитании, а еще излишнее посылает Господь, то и надобно Его благодарить, не словами только, но делами, а когда видишь излишнее в то время, употребляй и на душевное дело, и в работе умеряй. Ежели бы ты могла от монахини оной наставиться на духовную жизнь или бы по крайней мере — обоюдно друг другу послужили назиданием, то можно бы было перейти, а то, видно, она желает иметь тебя компаньонкой и будет считать себя тебе благодетельницей, а ты получишь через рассеянную жизнь вред, то лучше оставить; верно и игумения тебя не понудит к сему, а когда и понуждать будет, то Господь подаст тебе слово к оправданию.
Клясть не подобает; ибо Господь сказал: благословите, а не клените, и кленущия вяжут себя и других; но по духовной связи, ежели благословно, то и одно запрещение важно. Однако М. принимает и клятву равнодушно; надобно стараться и надеяться, что у них со временем миром прекратится; разве не тяжело тем, кои имеют злобу на сердце, аще и по благословной вине. Заповедь Божия: "Аще не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш небесный отпустит вам согрешений ваших" (Мф.67:15). Недостойные твои богомольцы, многогрешные И. Л. и И. М. 10-го декабря 1840 года.

Письмо 117

Сожалеем тебя, что впуталась в такие сети, где после должна была попрать совесть ложною божбою. Твоя была ревность помогать другим, но, видно, не по Бозе; вперед остерегайся подобных случаев. Т. У-на опасается за тебя, что и ты не вздумала бы куда переходить, заметя кое-что из твоей записки; но мы уверили ее в противном и старались по сей части успокоить. Они, видно, на себе испытали: перешедши и до сих пор не имеют своего утла. Но мы видим, что ей это искус, который всякому нужен в разных видах: в одном месте то, в другом другое смущает, а все для обучения нас терпению, она теперь относится к матери игумении со своими немощами.
Ты не знаешь, в чем время убить: служба короткая, и время тянется очень долго; находишь только в работе свое удовольствие; это лучше, нежели ходить из келлии в келлию. Неоспоримо, что лучше работою заниматься, нежели таскаться по келлиям, но и между работою можно употребить время на духовные упражнения: на чтение и на правило, которые и дополнят краткость службы с душевною пользою. Труды или работа весьма полезна, но когда делается беспристрастно; а когда за оною оставляем душевные занятия без нужды, то уже явно показывает страсть.
Просишь разрешения на твое недоумение: о слухах в избрании тебя в казначеи пишешь, и ежели точно будет сие, то как тебе поступить? Хотя оно и выше твоей силы тебе кажется, но ежели не по твоим проискам или по честолюбию, а единственно из послушания для общей пользы примешь, то и Божию помощь обрящешь. Как искание начальства вредно, и отрицание не всякое полезно.
Насчет же другого послушания, т. е. какое и при оной должности оставить при себе, — клиросное или просфорное, то по всему кажется приличнее то, которое хвалу Богу воссылает. Хотя оно и трудно тебе, но тогда ты будешь иметь долг, по обязанности своей, понудить и других быть деятельнее, и ходить к утреннему пению; это к их же спасению послужит. Ежели будешь о сем внушать им собою, и через игумению: то убоятся гласов сих, возбудятся и после привыкнут к сему, сами же будут благодарны.
Написали тебе наше мнение, а исполнение оного да будет в воле Божией; не с тем пишем, чтобы желали тебе начальства, но когда будет Божие избрание, — покорися оному со смирением. 4-го февраля 1841 года.

Письмо 118

Поздравляю тебя с праздником приближающимся Воскресения-Христова; да утешит тебя Господь в сем торжестве сердечною радостью; еще поздравляю тебя со вступлением в новую должность казначеи. Мы знаем, что ты сего не искала, но приняла за послушание, то и пошлет тебе Господь Свою помощь и всему научит, что тебе кажется дико, странно и незнакомо. Помни, что ты позвана не на честь и славу, но для общей пользы обители и спасающихся в оной сестр; не возносись своим первенством над другими, но елико велика еси, толико и смиряйся, по слову Писания: ты поставлена не да послужат тебе, но ты им послужишь, и восприемлешь мзду верных и мудрых строителей; только не возносись над другими, и, сколько можно, немощи немощных носи; не себе угождай, но ближнему во благое. Проходя путь жизни сей, познавай и свою немощь и берегись строго судить немощи других. Бог силен их спасти, однако ж, сколько можно, старайся по обители устраивать порядок, хотя внешний, что от тебя зависит, а там пошлет Бог помощь и ко внутреннему благоустроению. 22-го марта 1841 года.

Письмо 119

Во всех твоих письмах описываешь свои недоумения, скорби и смущения по должности происходящие, чего ты, конечно, не ожидала при вступлении твоем в обитель (так как теперь и сестрица твоя В. думает, только бы войти в монастырь), но невозможно быть сему, чтобы жизнь всю провести без искушений и скорбей, а быть в отраде и без попечения. Тут-то и познавай, что Бог о тебе промышляет, когда посылает скорби и печали, и хочет тебя оными обучить и преумудрить в духовном разуме. Без скорби ни смириться, ни в духовный разум прийти не можем; и будь твердо уверена, что кроме попущения Божия, никакая скорбь приключиться нам не может, хотя по-видимому и кажется, что люди причиною нам оных бывают, но они суть только орудия, коими Бог действует в деле нашего спасения. Помни, что Христос вчера и днесь, той же и во веки(Евр.13:8); и когда воздвигнется буря недоумений, смущений и печалей, прибегай к Нему вопиюще: Господи! спаси мя; погибаю, — и Он пошлет тебе Свою помощь. Для того, пишет св. Исаак, и умножил Господь сих пестунов (скорбей), чтобы пребытным к Нему взыванием и памятью Его освящалось наше сердце.
Также старайся всегда винить больше себя, нежели других, хотя бы и казалось тебе, что ты права; самолюбие уменьшает наши вины, а других увеличивает. По учению того же св. Исаака в 51-м слове, когда мы других обвиняем, то и скорби умножаются и неудоботерпимы бывают; а когда себя виним и считаем достойными быть не только сих, но и вящших скорбей, тогда оные легки бывают и скоро проходят. Имей себя землю и пепел и уготовляйся к подъятию скорбей: с таким уготовлением удобнее понесешь приключающиеся скорби.
Ты говоришь, со вступлением в сию должность совершенно расстраиваешь себя. Виновата не должность, а наше устроение, и, видно, того-то ради и попустил Господь тебе быть в оной, дабы познала свою немощь и смирилась, не зазирала бы других в их немощах. Впрочем, надобно же бы кому-нибудь быть в сей должности, и ежели не нашли способнее тебя, а без твоих происков тебя определили, то, видно, есть на сие воля Божия, для вящшего твоего укрепления в терпении, так как ты в оном оскудеваешь. Прочти в Добротолюбии у св. Марка Подвижника в кратких главах двух сочинений; там довольно увидишь необходимость и пользу скорбей, и укрепит тебя Господь, и вразумит в недоумениях, как поступать.
Ты пишешь о враждующей сестре, то если сие продолжается еще, то самое лучшее средство — молись за нее Богу. Он умягчит ее сердце к миру; также молить и о подвигшихся на зависть против тебя.
Сестрица твоя В. С. еще младенец в духовной жизни; не видит, да и не может видеть вдаль; прельщается вашей обителью, глядя только на внешность, но о внутреннем устроении от нее сокрыто, так как и все монашеские брани и скорби ей не видны, и сие смотрением Божиим, по слову Иоанна Лествичника. Бог да управит путь ее, по воле Своей, куда Ему угодно.
Т. пишет, что стремление имеет к С-у, но маменька против сего за то, что там келлий нет, в чем немало погрешает; может быть и успеет она понудить ее к переходу куда-нибудь из сих обителей, и устроит для нее келлию и внешний покой; но может ли дать ей душевный мир? сомнительно; а положительнее то, что заставит после раскаиваться и совестью терзаться. Мы не принуждаем ее к С-у, но видим больше удобности к душевному устроению, а состоит это в ее воле,И. Л и И. М. 19 августа 1841 г.

Письмо 120

О мать К.! ты стоишь в воинстве духовном — Христовом; подвизайся терпением против восстающих на тебя скорбей и своих страстей. Как бы ты научилась терпению, когда бы не было скорбей, и какой бы венец получить могла? Духовная жизнь не в том только состоит, чтобы быть успокаиваемым от благодати и получать успокоения, как ты некогда сим наслаждалась; но оно не прочно, не прошедши огня искушений; потому-то благодать, явивши себя, отступает и попускает нам быть ратованным, чтобы искусилось наше самовластие, однако ж все невидимою силою помогает. В духовной жизни крест выше утешений: от сих иногда приходят в высокоумие, а от оного, познав свою немощь, смирятся и получат помощь.

Письмо 121

Вы скорбите, что через занятие по должности лишились своего уединения, и замечаете себя во многом хуже против прежнего устроения; но вспомните, что в это проведенное вами время другая занимала сей пост и была как бы оградою для вас и для прочих в спокойном пребывании. По совершении же ею сего поприща, пал жребий и на вас, чтобы в свою очередь пожертвовать спокойствием для прочих, и это не без промысла и смотрения Божия происходит. Хлопоты ваши для общей пользы то же, что уединенное жительство; но из сего немалая польза, что вы видите скудною себя в добродетелях, — смиряетесь. Напротив же тогда, от мнимых своих исправлений, обольщаясь умом, имела тонкое и самой незаметное возношение: за это и брань была известная попущена.
Затрудняетесь в случающихся по должности недоумениях: в сих случаях надобно прибегать с молитвою к Богу; Он силен даровать оному разрешение; в некоторых же случаях, по молитве, можно принять совет от какой-нибудь матери или сестры. Нельзя, чтобы не было и скорбей на житейском пути; ибо многими скорбями подобает нам внити в Царствие Божие (Деян.14:22). Ежели нужно войти в какой-нибудь порядок и напомнить начальнице можно со смирением, а не настоятельно. Таким же образом можно сделать и в защиту других, о чем вы пояснили.
Из письма вашего видели мы страх ваш касательно переписки, — и чего нельзя похвалить; надо утверждаться верою, что силен Бог сохранить, ежели только есть польза. При желании вам мира и здравия душевного и телесного, остаюсь недостойный ваш богомолец мног. И. М. 16 мая 1841 г.

Письмо 122

Пишешь, что страдаешь унынием, но внешние скорби поутишились; а во втором, что на сих днях опять множество скорбей тебя окружало, но все прошло. Из сего можно видеть, что ты находишься на поприще подвига монашеского или христианской жизни и приняла на себя благое Христово бремя и легкое Его иго. Тебя посещает Господь, ежели не внешним крестом, то внутренним — унынием, и ты должна с терпением и благодарением принимать сие благое иго; между сими же несомненно чувствуешь иногда спокойствие духа и утешение. Духовная же жизнь не в том только состоит, чтобы вкушать внутренние ее сладости и утешения, но в том более, чтобы терпеть благодушно лишение их и прочие скорби. От всех сих познается наша к Богу любовь, когда несем их благодушно; познавая свою немощь и нищету, смиряемся от сих. Вспомни первое свое устроение, когда наслаждалась духовными утешениями; что от сего приобрела? По лишении их, одну пустоту, и едва не впала в отчаяние, когда после оных восстали на тебя волны страстей. Видишь, как не прочно оное утешение, которое не приносит смирения, а только обольщает, и без вкушения скорбных, поставляет в опасности имеющих оное.
Напротив, крест творит нас причастниками страстей Христовых и славы, но тогда, когда Ему будет угодно даровать, и нам будет полезно. И так, возлюбленная о Христе сестра! Не изнемогай в постигающих тебя скорбях, но помни данный нами обет — терпеть оные, и увещания тебе пастыря, что "когда объидут тебя оные, то радуйся, яко мзда твоя многа на небесех, и теми начертывается живот вечный".
Искушена же быв скорбями сама, можешь искушаемым помощи; можешь быть полезною и сестре твоей В.; она теперь стремится, думая, вшедши во обитель, сейчас на небо возлететь; но ты, искусившись сама, можешь удержать ее, и как пишут отцы: "Аще видиши кого юна на небо текуща, запни ему ногу". Вы обе можете быть друг другу полезны: ты ей, а она тебе. Верно не будет ближе ее к тебе никого, а это не малое дело в случающихся скорбях и недоумениях — изливать свою душу; и Сам Господь будет вам наставник и хранитель, по Своему неложному глаголу: "Идеже бо еста два, или трие собрани во Имя Мое, ту есмь посреде их" (Мф.18:20).
А о помощи бедным надобно иметь не малое рассуждение, смотря по их обстоятельствам и нуждам, сохраняя притом и свое душевное устроение; чтобы не впасть во мнение о себе и в осуждение немилосердых.
Доверия твоего я не отвергаю, но прошу помолиться, чтобы Господь даровал мне истинный разум — давать ответы на твои вопрошения; а сам о себе не могу ничесоже творить. 9-го декабря 1841 года.

Письмо 123

Удивляюсь долгому ходу моего к тебе письма от 9-го декабря, получила 6-го января, почти через месяц: из Америки скорее можно получить. Я же, напротив, получил твое письмо довольно скоро, от 19-го января 25-го, но до сих пор не отвечал. Из оного вижу, что сестра твоя М.У. располагала проситься к тебе погостить; из сего заключаю, что она должна быть у тебя в гостях. О решимости ее с маменькой также ничего не знаю. Итак, я пишу теперь к вам обеим вместе: ежели она теперь и временно живет, пусть испытывает себя и приуготовляет к терпению, без которого и спастись нельзя, — и твои скорби разделяя с тобою, научится от них и сама, когда посланы будут, только ты, матушка, не малодушествуй, но делай сим ослабы для нее. Ведь все одно: надобно нести, что Бог пошлет, только та разница, что малодушие увеличивает скорби, а мужество и великодушие облегчает. Читай книгу св. Петра Дамаскина; там много найдешь о сем, а особенно где пишет о блаженстве, кротости.
Ты упоминаешь в своем письме, что только падаю без восстания. Падения есть различного рода: надобно их смотреть, а более откуда происходят. Св. Лествичник пишет: "Где есть падение, там предварила гордость". Смиряться и полагать начало к исправлению; а при умножении гордости нельзя избежать и падений, которые ее низлагают и творят душу мнить себя последнейшей и хуждшей всех, хотя бы и исправление имела. На все есть духовная врачебница — св. отцов учение, ибо они сами прошли опытом духовную жизнь.
Как же можно было написать открыто об искушении? Письмо могло бы и тобою затеряться, или и не дойдет до тебя.
Пишешь, что худая ей помощница, сама не испытавши подобного искушения; до того дела иметь, а по крайней мере, ее откровение и посрамление себя обличат козни вражьи, и когда смирится, то и получит исцеление.
О сестре, желающей помогать родным, я не знаю, что тебе сказать: для живущих в мире сие похвально и полезно, а в монастырь вошедшим св. отцы отрицают; ибо и наше звание есть отрицание мира; они приводят примеры, "что монах даяй родным, огнь вносит в дом их". А я законополагать опасаюсь. 3-го марта 1842 г.

Письмо 124

Вы описываете свою скорбь за духовное ваше бесплодие и рассеянную жизнь; но как тут же говорите, что это происходит не по вашей воле, то чем же этому помочь? Должны сообразоваться с обстоятельствами, например: ежели взять на себя образ строгой жизни, как бы хотелось, и как бы должно было, то не вышло бы чего скорбного, и можешь ли сие понести? Конечно, за благочестие надобно все переносить, но готова ли к сему? Должно быть и готовой. Ежели же оная бывшая твоя рассеянность не сопряжена с духовным вредом, т. е. употреблением излишних напитков, и опасности подвергнуть целомудрие искушению, то можно и уважение на время сделать; а когда предлежат оные опасности, то лучше уклоняться и приготовиться понести скорбь и укоризну. Что ж касается до душевной твоей немощи, касательно неприязненных чувств к новой уставщице, то надобно всячески им сопротивляться и насаждать любовь, приобретаемую терпением. В терпении вашем стяжите души ваша, глаголет Господь (Лк.21:19). Две недели пробывши без м. игумении, что пострадала по неопытности своей? Надобно же ценить начальнические труды и заботы о спасении вверенных им душ.
Дай Бог, чтобы мать ваша восстала от одра болезни своей; но ежели будет воля Божия преселить ее в вечный покой, то Он покажет, кому поручить паству словесного Своего стада. И вы должны принять с верою и покорностью воле Божией, ничтоже сумняся.
Сестре В.С. я писал, чтобы она уважила желание своей маменьки, осталась при ней, но только бы переменила одежду; не послужит сия мера к лучшему? Не имею еще никакого от нее ответа. 25-го апреля 1842 года.

Письмо 125

В отношении расположения вашего с игуменией взаимно друг к другу и по части твоей должности, точно положение твое незавидное; что в этом толку, что нет мира? но чем же помочь этому? Ежели б можно было освободиться от должности, то, может быть, на время бы и успокоилась и ее успокоила; но как сего сделать невозможно, то, видно, надобно нести невольный крест сей: волею мы ищем только покоя, а крест отвергаем. Видно, есть воля Божия, чтобы понести тебе оный; но и в том надобно быть уверенной, что Бог не пошлет креста выше силы. Сколько возможно, старайся успокаивать мать игумению; но в случае нужды, можно говорить о каких-либо делах обители, в коих видится упущение или душевный общий вред. Не послушают тебя: ты это переноси равнодушно, упорно не настаивай, а привыкай к несению скорбей, коими приобретается живот вечный. Не без промысла Божия возложена на тебя сия должность, но чтобы научить тебя несению креста. При пострижении тебе предвозвещено было от постригателя: "Имаши искуситися многими скорбьми, имиже начертывается живот вечный, и тогда радуйся, яко мзда твоя многа на небесех". И егда объидут тя и объимут многоразличные скорби, недоумения, тогда паче в вере утверждайся и прибегай к премилосердому Господу с излиянием сердца твоего, и ищи от Него помощи и заступления; Он верно не оставит тебя без защиты.
Ты опасаешься о долге, что игумения показала: нет долга, а оный есть; чем же ты виновата, ежели бы стали после ее требовать? указали бы на нее, а не на тебя; тогда или откажут им, ежели не докажут, или велят заплатить; а ты все должна быть в стороне.
О порядке по клиросу и по ризнице смотри на свою совесть: она должна быть тебе праведным судьей. Чего не в состоянии исправить, оставляй на волю Божию.
Вот тебе, сколько мог, приношу в утешение сие мое убогое писание. Вспомни, когда шла в монастырь, помышляла ли, что могут встретиться когда тебе подобные скорби, а верно и думала об одних правилах, и тем желала возлететь на небо; но Бог другой путь тебе предуставил. В неисправлении своем и в недостатках укоряй себя, зазирай, познавай нищету и смиряйся, то и призрит на тебя Господь.
Теперь сестрица твоя В.С. решилась на жизнь монастырскую, а не ожидает, что ее срящет на сем пути. Так Бог смотрительно сокрыл от мирских людей монастырские скорби; сколько им не говори о сем, что надобно терпеть, они на все являются согласны, но по времени изнемогают.
Желаю, чтобы Господь укрепил тебя в несении скорбей, вразумил бы в недоумениях и утешил духовным Своим утешением.14-го июля 1842 года.

Письмо 126

В первом письме, от 2-го августа писанном, хотя и изъявляла свою скорбь, но все с терпением, а в последнем, от 24-го августа, вижу, что совсем оное потеряла и решаешься на такие средства, из коих первое: не знаю, чтобы могло тебя избавить от скорбей, разве на время; а последнее только усугубит твою скорбь и огорчит мать твою и всех родных, и послужит соблазном для многих. Можно сказать и о тебе тоже, что Иов сказал своей жене: "Ты яко едина от безумных жен возглаголала еси сие" (Иов.2:10).
Перейти в П-й монастырь не мудрено: уверена ли, что точно не срящут подобные оным затруднительные неудобства? И притом отдалишься от родных за 400 верст, и уже не могут без затруднения тебе доставлять провизию; но все это ничего бы не стоило, ежели бы можно было там умиротвориться; тебе тамошние монастыри не нравятся, то и сомнительно.
Выйти в мир ни с чем несообразно, какой представишь предлог к сему предприятию? Многие будут возражения и увещания. Ежели же успеешь осуществить вредоносное сие намерение, то где укроешься от угрызения совести и чем закроешь студ лица твоего от поношения знаемых и ближних? Чем утешится скорбь и печаль родных твоих? А о соблазне людском какой дашь ответ Богу? Все сии скорби, сковавшиеся вкупе, отяготеют на шее твоей и неудобь носимы будут, а вступать послушницею в монастырь, вряд ли где и примут; а когда и примут, то поношения не избежишь. Но не дай Бог и помыслить сего, не только чтобы на деле видеть исполненным. Когда же не можешь выносить тамошних скорбей, просись об увольнении от казначейства или попросись месяца на три проехаться в Ростов и в Киев; между этим временем, может быть, игумения и освободится от болезни; а ты отдохнешь от скорби и на пути где-нибудь присмотришься к обители, не понравится ли в оной.
Впрочем о скорбях должна иначе рассуждать: 1-е) что мы дали обет на терпение оных, 2-е) никто их не избежит, как бы ни старался о сем. Ежели бегаем внешних скорбей, встречают нас внутренние, тягостнейшие. Св. Исаак пишет, что "путь Божий, крест повседневен есть, и никто же взыде с ослабою на небо, путь бо оный вемы где оканчивается". — Еще: "Аще пойдет кто путем правды, и творит шествие свое к Богу, и на пути сем приключится что от скорбных, то не подобает ему уклонятися от него, но с радостию подъяти подобает без истязания, и благодарити Богови, яко посла ему благодать сию, и сподобил есть за Него во искушение впасти, и общник быти страданий пророков же и апостолов, и прочих святых, о пути сем претерпевших скорби; или от человек приидут, или от бесов, или от тела (кроме бо мановения Божия прийти сим, и попущенным бытии несть возможно); несть бо возможно инако како сотворити Богови облагодетельствованну быти вожделевшему быти с Ним, разве точию навести нань искушения за истину. Прочее, не егда будеши в пространстве, радоватися тебе подобает, о скорбех же лицем дряхловати, и яко чужди пути Божию сия непщевати; от века бо и от родов крестом и смертию наступаема стезя его. Не по следам ли святых хощеши ходити, или ин путь особен себе хощеши устроити? и не страдательне шествовати в нем?".
Прочти еще в главах Марка Подвижника: там много найдешь приличного ко укреплению тебя в терпении скорбей. — Он же в некоем своем сочинении пишет, что "по равенству наших грехов, или для искуса посылаются скорби от Бога, но не теми же вещьми, и не в то же время; то и не любопытствуй, еже како, или когда, или через кого находят: приличность бо коегождо и неотложное их тщание, и всея твари о сем содействие, единого Бога есть ведети, мы же должны есмы точию веровати правде Божией, и ведети, яко все нашедшее на ны не волею, по воле Его прииде, и сего ради терпети подобает, и не отревати то, да не приложим грех на грехи наши. Уверившись сему, братия отвещали ему: точно, без правды Божией ничто же от невольных человеком случается, аще и таинственное случаев стечение, и приличное тщание, человецы суще не постизаем".
Много бо можно и еще написать о сем, но довлеет и сего, аще с верою приимеши и подклониши выю свою игу Христову, укоряя себя, а не других, обрящеши не только укрепление, но и утешение в скорбях твоих.
Касательно перехода в другой монастырь, вспомни того брата, который, избегая скорбей, выходил из монастыря в монастырь, и везде их находил; а когда написал для памяти себе: "Во имя Господа Иисуса Христа терплю", то и умиротворился в скорбях; — помышляй и ты сие.
Желаю, да поможет тебе Господь благодушно понести скорби и послет избытие от них и утешение, но оное не всегда нам полезно; ты это на себе испытала, когда была духовно утешаема; что приобрела? Осталась только память оного, а после подвигнулись страсти и скорби, то и возмалодушествовала; все сие не без смотрения Божия к нашему смирению. И святому Петру показалось хорошо на Фаворе, "добро нам зде быти", а Господь о Голгофе, т. е. о страдании, предрекал; ибо страдания предшествуют славе. 1-го сентября 1842 года.

Письмо 127

Жалуешься на скорби свои, от коих приходишь в ожесточение; я о сем сердечно сожалею и желал бы всеми мерами, чтобы ты проходила бесскорбную жизнь, но это состоит не в нашей воле. Создавый нас Господь и приведый в сие звание Сам устраивает, кому, когда, какие и на коликое время послать скорби, не токмо для испытания нашего в Его вере и любви, но и для предотвращения нас от грехов, — терпкостью скорбей занимая нас и для введения в Царство Небесное: ибо многими скорбями подобает нам внити в царство Божие(Деян.14:22); но Он и соразмеряет каждого из нас силу к понесению. Прочти в седьмом слове св. Макария Египетского главы 13, 14, 15, 16, 17, там довольно о сем найдешь к своему укреплению. Всякому из нас посылаются скорби: иным в начале вступления в поприще, другим в половине течения, а некоторым под конец; только ведай, что всякому делу благому или предъидет, или последует искушение, а без того оно и твердо быть не может. Хотя бы ты была в другом месте, но все не избежала бы скорбей, только другого рода.
О святом Иосифе пишет св. Давид: смириша в оковах нозе его, железо пройде душа его. Дондеже прииде слово Господне(Пс.104:18,19). Кто ж был после Иосиф? В роды родов слава его возвещается. Вспомни о своем вступлении и начале; то было бесскорбное, но какой плод принесло? Сестра твоя В.С., не входя еще в обитель, имеет скорбь; а войдя в обитель, может быть, будет и искуснее, ибо, искушена быв, может и искушаемым помощи. Другая сестра А.С. не малое время понесла скорбь, не имея пристанища в обители, но за то теперь Господь их утешил, послав келлию особенную и выгодную. Премилосердый Господь силен и тебе даровать утешение в скорбях твоих, только полагай себя виновною оных, а не думай, что другие виновны, и за нетерпение свое кайся. Молись о наносящих тебе скорби, яко благодетелях твоих, виновных душевного твоего исцеления. Более ничего не могу тебе сказать, как только, поручив тебя покрову Божию и Его всесильному промыслу, остаюсь недостойный твой богомолец многогрешный И. М. 14 ноября 1842 г.

Письмо 128

Самый приятный и добрый случай имею поздравить тебя с наступившим праздником Рождества Христова; хотя пишу и через почту, но считаю потому случаем, что твоя маменька и сестра В.С. находятся у нас сей праздник, и они тут несколько строк припишут. Желаю, чтобы сподобил тебя Господь праздновать дни сии с сердечной радостью, во здравии и спокойствии духа, славя и благодаря неизреченное Божие милосердие в Его к нам снисхождении.
Писание твое, от 30-го ноября пущенное, получил я 7-го декабря; из коего вижу, что мать игумения стала к тебе снисходительнее после объяснений с нею, и ты поумиротворилась, а совершенно чтобы не было никакой скорби, сего и быть невозможно. Промысл Божий тако это устраивает для нашего спасения; покоряйся Его воле и в скорбях вини более себя за нетерпение, нежели кого другого, через что получишь облегчение.
Просимый тобою портрет, — один только и есть на мне (т. е. сам), и никак не могу им ни с кем поделиться; многие, желающие иметь оный, бывают тем удовлетворяемы, что за год до смерти моей будете его иметь [12].
Не докончивши письма, отдал писать твоей сестрице, а она его подмочила; они побыли у нас праздник Рождества Христова и сего же дня отправились домой; желаю, чтобы нашли они мир и спокойствие душам своим.
Испрашивая на тебя мир и благословение Божие, остаюсь недостойный твой богомолец многогрешный И. М. 25-го декабря 1842 года.

Письмо 129

Достопочтенные о Господе мать К. и М.У.!
Полагая, что М.У. приехала в свою обитель, пишу вместе к вам обеим. Когда угодно будет Господу привести М.У. на жительство в вашу обитель, то, конечно, вы должны жить вместе, хранить между собою мир, любовь и согласие. И хотя старшая летами, но все должна покориться матери К.: первое — по монашеству, а второе — сколько-нибудь по опыту. Впрочем ты, мать К., не должна считать себя уже искусною и достойною окормлять других: вера ее дополнит твои недостатки. И хотя не имеешь достаточных познаний и опытов к наставлению; но, вникая в учение св. отцов, предлагай им оные; видя долг наш и не находя в себе такой деятельности, по неволе должна сознать свою нищету и смириться, а на смирение призрит Господь и подаст разум и помощь к познанию и деланию. На высокая не простирайтесь, а более смиренными водитесь; ибо прелесть опаснее самых слабостей и неудобь исцеляема. Читайте же отеческие учения, паче деятельные, а не умозрительные, и простирайтесь всего более на терпение искушений, досад и укоризн, от кого пошлет Бог для испытания; а без того нельзя познать своего устроения и научиться терпению; остерегайтесь зазирать других в их немощах, а иначе сами можете поработиться тем же слабостям. Но всего описать невозможно, а всегдашние опыты могут вас научить и преумудрить в прохождении духовной жизни.
Ты, мать К., вопрошаешь меня через сестру М.: ежели падет на тебя жребий избрания, сопротивляться ли или принять на себя обязанность? Это дело состоит не в нашей воле; надобно нелицемерно считать себя того недостойною, и ежели будет на это воля Божия, избежать нельзя; надобно помнить слово Божие: иже в вас есть первый, да будет всех последнейший, и всем слуга (Мф.20:26,27), отнюдь не увлекаться честолюбием, а полагать избрание для послужения другим ко спасению, с помощью Божией, и опасаться, дабы не прелазить инуде во ограду словесных овец; но когда вводят в нее дверию, а не инуде, противиться нельзя. Св. Григорий Богослов пишет: как погрешительно искать и домогаться властительства и честей, так не менее грешно отрицаться начальства, по званию Божию; ежели бы все делали это, то все бы разрушилось благолепное устроение Церкви и обществ.
Ежели ты имеешь в виду такую матерь, которая может благоразумием и честностью жизни управить вас ко спасению, то можешь смиренно и скромно испрашивать на сие соизволение архипастыря; а когда нет в виду, то не будет ли последнее горше первых; все-таки ты в ярме и не знаешь еще, как тебе велят влещи оный, с облегчением ли или еще отягощением. В таком случае лучше предать себя воле Божией: что Он устроит, тому и повиноваться.
М.У. на тебя жалуется, что ты, принимая скорби не великодушно, расстраиваешь свое здоровье, — это непохвально. Что ж было бы без скорбей? Разные страсти волновали бы твою душу, а гордость и самомнение не отлучались бы от тебя. В скорбях прибегай к Богу; в псалмах довольно найдешь, что все в оных к Богу взывал св. Давид.
Ежели теперь М. с вами, то принесите ей мое нижайшее почтение; благодарю ее за расположение к моей худости, и ежели она получила какое успокоение духа, да приписывает сие милости Божией, а не моему недостоинству. Я ничто иное, как ничтожный грешник, вам глаголавший, а сам ничтоже творящий.
Еще М. спрашиваешь меня, принимать ли тебе приходящих с откровением о своих немощах? Принимай, хотя и не искусна в оных: их откровение — себя постыждение, доставит им пользу, а Бог наставит тебя, что сказать им к наставлению. Внушать надобно страх Божий и неизбежность наказания, когда не принесут должного покаяния; к тому ж иметь должное воздержание и смирение.
Что ж касается до монахинь, что не имеешь возможности заступиться, предай это воле Божией; например; к пострижению представляют и обходят старших, в этом деле Сам Бог действует; а когда мы происками сыскиваем, то не будет прока, и мантия будет тяжелою; даже кто скорбит за неполучение мантии, являет, что им владеет честолюбие, а не желание спасаться. Наш образ есть смирения образ, и предлежит оному искус; а это и показывает, что нет смирения; но когда бы принимали со смирением, то послужило бы на спасение. 16-го февраля 1843 года.

Письмо 130

Сердечно радуюсь, что прошла туча твоих искушений и скорбей, и ты, принявши искус оных, можешь вперед быть благоразумнее, смиреннее и другим искушаемым помощи. Видишь руку Божию, карающую и милующую. Слава премудрому Его о нас промыслу.
Предложение твое матушке есть скоромную пищу я не одобряю. Пусть бы она сама собою это делала и приносила бы более раскаяния, а то как будто бы, понуждена быв к сему, может иметь некоторое извинение. Впрочем я и с тем не совсем согласен, чтобы через ту только пищу можно исправить желудок, а думаю, напротив, — оная еще больше причинит болезни. Простой народ, мало ядущий мяса, а более хлеб, менее требуют лекарей, нежели высший класс, изнеженный роскошью. Не спорю, что вредна пища для больного желудка: грибы, капуста, соленая рыба и прочая грубая, неудобь варимая, но хлеб, вода и легкие огородные овощи не принесут вреда, а для поддержания жизни этого довольно. Познавая свои немощи, зазирай себя, кайся и старайся об исправлении.
Гнев происходит от гордости, а побеждается смирением. 27 апреля 1843 г.

Письмо 131

От 31 мая письмо ваше дошло до рук моих, из коего видя, что вы мирствуете с матерью игуменией, сердечно радуюсь и желаю, дабы мир сей сохранился ненарушимым и прочным. Вам кажется, этот мир оттого происходит, что вы не доводите до нее никаких неприятностей, а между тем находитесь в недоумении в некоторых случаях: ежели не довести до нее, то может последовать вред и соблазн, — а сказать, могут отпереться, и вам не поверят. Не всякому слуху можно верить, но ежели точно дознано какое неприличное обращение и даже можно уличить, то можно довести до игумении, а когда под сомнением, и она может оправдаться, то лучше предать воле Божией; Он сотворил нас самовластными, и по действию оного или награждает, или наказует. Ты тогда бы была виновна, когда бы через тебя допущен был соблазн, а когда ты чужда сего и еще скорбишь о сем, то Бог покрыет тебя. Когда, по общему их согласию, желают разойтись, и будет это к спокойствию, то не мешает дать совет; а ежели через сие произойдет еще вящшая вражда, то лучше советовать потерпеть скорби ко искусу и к очищению грехов, а также и к исцелению душевных немощей. Советую сестрам о терпении, когда оного не имеют, то должно себя укорять и зазирать, а их не соблазнять своим немирствием. 29-го июня 1843 года.

Письмо 132

Слава Богу и благодарение Богу, что доехала благополучно и чувствуешь в себе мир и спокойствие: это тебе доставили молитвы св. угодника Божия Митрофана. Он, видя труд ваш и веру, исходатайствовал от Бога дар сей; а ты неправильно приписываешь мне в сем участие; даждь славу Богу и угоднику Его! Что ж дальше будет, единому Богу сведомо; но и мир всегдашний иметь не полезно; мы сего еще не заслужили, а паче не можем сохранить сего дара, не имея смирения.
Журнал твоих немощей можно так наблюдать. Хорошо бы и там кому открывать немощь свою, только не оным, а кто поопытнее; всего бы лучше духовнику, хоть не вседневно, но изредка, а все лучше снимать тину с души. Замечая же за собою оные немощи, надобно смирять себя и каяться перед Богом. Когда бы ни случилась борьба и побеждение, стараться читать такие статьи в книгах, которые вразумляют, как противляться оным и какие средства предпринимать к укрощению; — остерегаться зазирать и осуждать других, воздерживаться и более всего погружать себя во глубину смирения; а Господь силен даровать Свою помощь; к нашему благому произволению.
Что сказать о Т.У.? И родные ее удерживают, но и болезнь ее доставит ли удобство к монастырской жизни? Не знаю: она пишет, что хотят отпустить к тебе погостить и тогда она посмотрит на свою способность и расположение; родные же, как бы ее ни держали, но сильнее Бога не будут, а, видно, еще нет воли Божией на ее вступление.
Спрашиваешь о матери К., которая остается жить вместе с уговором жить мирно: да это и без уговора нужно; и хотя бы что случилось противное, надобно потерпеть друг друга и тем исцелить свои душевные язвы. Как не знать, какой могут принести вред ученицы? Она сама еще требует обучения в нравственности, а тут надобно на них сердиться за то, что не так понимают букву или смысл, а собою заняться и некогда, ни книги почитать и поучиться в ней. Св. отцы даже написали в отечнике, где отроки юные в обителях, там беса не надобно.
Разрешать на употребление скоромной пищи в понедельник невозможно, ибо в правилах св. отцов положено монахам постное ясти; власть дана разрешать грехи кающимся, а не правило св. отцов разрешать: я этого на себя не беру; кто как хочет, так и разумеет.
В. Г-ну принять или нет состоит в твоей воле; по настоящему бы надобно с благословения игумении сие делать; но когда уже этот порядок потерян, то вера их может содействовать к их спасению, и ежели точно истинно кто ищет пользы душевной с верою и с любовью приемлет его, там Сам Бог ниспосылает свою помощь и устрояет спасение. 20-го ноября 1843 года.

Письмо 132

Слава Богу и благодарение Богу, что доехала благополучно и чувствуешь в себе мир и спокойствие: это тебе доставили молитвы св. угодника Божия Митрофана. Он, видя труд ваш и веру, исходатайствовал от Бога дар сей; а ты неправильно приписываешь мне в сем участие; даждь славу Богу и угоднику Его! Что ж дальше будет, единому Богу сведомо; но и мир всегдашний иметь не полезно; мы сего еще не заслужили, а паче не можем сохранить сего дара, не имея смирения.
Журнал твоих немощей можно так наблюдать. Хорошо бы и там кому открывать немощь свою, только не оным, а кто поопытнее; всего бы лучше духовнику, хоть не вседневно, но изредка, а все лучше снимать тину с души. Замечая же за собою оные немощи, надобно смирять себя и каяться перед Богом. Когда бы ни случилась борьба и побеждение, стараться читать такие статьи в книгах, которые вразумляют, как противляться оным и какие средства предпринимать к укрощению; — остерегаться зазирать и осуждать других, воздерживаться и более всего погружать себя во глубину смирения; а Господь силен даровать Свою помощь; к нашему благому произволению.
Что сказать о Т.У.? И родные ее удерживают, но и болезнь ее доставит ли удобство к монастырской жизни? Не знаю: она пишет, что хотят отпустить к тебе погостить и тогда она посмотрит на свою способность и расположение; родные же, как бы ее ни держали, но сильнее Бога не будут, а, видно, еще нет воли Божией на ее вступление.
Спрашиваешь о матери К., которая остается жить вместе с уговором жить мирно: да это и без уговора нужно; и хотя бы что случилось противное, надобно потерпеть друг друга и тем исцелить свои душевные язвы. Как не знать, какой могут принести вред ученицы? Она сама еще требует обучения в нравственности, а тут надобно на них сердиться за то, что не так понимают букву или смысл, а собою заняться и некогда, ни книги почитать и поучиться в ней. Св. отцы даже написали в отечнике, где отроки юные в обителях, там беса не надобно.
Разрешать на употребление скоромной пищи в понедельник невозможно, ибо в правилах св. отцов положено монахам постное ясти; власть дана разрешать грехи кающимся, а не правило св. отцов разрешать: я этого на себя не беру; кто как хочет, так и разумеет.
В. Г-ну принять или нет состоит в твоей воле; по настоящему бы надобно с благословения игумении сие делать; но когда уже этот порядок потерян, то вера их может содействовать к их спасению, и ежели точно истинно кто ищет пользы душевной с верою и с любовью приемлет его, там Сам Бог ниспосылает свою помощь и устрояет спасение. 20-го ноября 1843 года.

Письмо 133

Записочки твои, или журнал, при обоих письмах, получил сохранно. Между тем ты сама должна в себе смотреть, получаешь ли пользу от оного откровения и приходишь ли в смирение и сокрушение сердца? Предлагаю тебе врачевство св. Иоанна Лествичника, оно великую помощь подает нам: "Облечение во вретище, посыпание главы своея пеплом, всенощное стояние, воздержание от пищи, истаевание от жажды, или умеренное оной прохлаждение, обитание при кладбищах, а паче всего смиренное сердце, и если возможно, какой-нибудь благочестивый отец, или добродетельный брат, который бы не столько летами был стар, сколько разумом, чтобы мог, в случае нашего искушения, подать нам совет. Ибо я тогда за чудо почитаю, чтобы кто один, сам собою, мог спасти от потопления корабль души своея в сем житейском море". Что здесь сказано об отце и брате, то в вашем поле можно отнести к матери и сестре, в конце же той степени сказано: "Ежели ты мою (т. е. плоти) и свою крайнюю познаешь немощь, то тем самым свяжешь мне руки. Ежели пресечешь обжирство, то свяжешь мне ноги, так что далее шествовать не могут. Ежели прилепишься к послушанию, то тем самым от меня разрешишься. Аще снищешь смирение, то тем отсечешь главу мою" (Степ. 15). Вот что делать, хотящему избавиться от сего врага! Получа одно успокоение — келлейное пребывание, не подумай, что уже и свободна от прочих браней.
Ты боишься говорить за обижающихся: но это можешь ты говорить вместе с ними, чем откроется их претензия; а когда ты одна будешь говорить, то на тебя падет вся вина: когда же они не хотят сами входить за себя, то и тебе надобно молчать.
Работать по праздникам и воскресным дням не советую, разве по вечеру, проводя день в духовных упражнениях. Остаюсь недостойный твой богомолец мног. И. М. 18 января 1844 г.

Письмо 134

Откровение твое, писанное мне, есть как должно; но я у тебя спрашивал: получаешь ли пользу? имеешь ли сокрушение сердца, болезнование об оном? и приходишь ли во смирение? а также ощущаешь ли тишину от бурь оных? В этом-то и состоит существенная польза откровения. Как пишется в слове св. Кассиана к Леонтину игумену: "Само то, еже являти и открывати злые помыслы отцем, увядает оные и немощнейшия творит". Что и на многих опытах дознано нами: можно и открывать бесполезно, если равным; безболезненно — и вместо простого рассказа, который не приносит стыда и пользы, но еще может другую страстную повредить; потому то я и вопрошал тебя о пользе, ощущаешь ли оную?
Ежели согласится та сестра, о которой ты пишешь, принимать твои помыслы, то советую изъяснять перед нею, но не простым рассказом, а в виде раскаяния, и Господь силен устроить тебе пользу. И. М. 26 февраля 1844 г.

Письмо 135

Ты жалуешься на скорби твои, да и от страстей не свободна; ежели бы не было еще и скорбей, то страсти сильнее бы действовали, почему и должно благодарить Бога о промысле Его, устрояющем наше спасение.
Устроивши, помощью Божией, себе откровение помыслов к матери Г., должна соблюдать сие с верою, и смирением, и страхом Божиим, говоря не простым разговором, но со стыдением и похулением себя; а Бог, по вере твоей, даст слово, которое послужит к подкреплению твоему, и свобождению от страстей, и успокоению совести.
А М.Е. советую читать отеческие книги, как для назидания себя, так и ближнему, в случае нужды, подания руки помощи. И когда будешь иметь от твоего к ней откровения пользу и успокоение, то уже в подробности и не нужно ко мне писать; а разве, когда найдешь нужду, при сильном стужении, или просто изъявить свою немощь, можешь воспомянуть о сем. Да даст тебе Господь мир.
Теперь обращаю слово к вам вообще с Т.У. Поздравляю обеих со вступлением во обитель, чего давно желали вы обе. Чудные дела Божии! и противными действиями устрояют полезное для нас; когда бы не было болезни, то не скоро бы маменька ваша согласилась тебя уволить. Ты же благодушно переноси болезнь и укрепляй себя чтением жития Пимена многоболезненного. Доколе этого довольно, а дальше рукоповедет тебя Господь истинным путем Своим. Да будет на вас мир и благословение Божие, — а я остаюсь ваш недостойный богомолец мног. И. М. 28 марта 1844 г.

Письмо 136

Достопочтеннейшая о Господе мать К.! Ни мало не удивляюсь, что ты имеешь скорби: это настоящий путь нашей жизни, и скорбями научаемся терпению и смирению, и все оные посылаются промыслом Божиим. Он же нас и укрепляет, и научает, как поступать в нашествии оных: то и должно всегда к Нему прибегать, прося помощи и вразумления, да не погрешим против воли Его, отревая скорби.
Во втором письме описываешь о ходящей к тебе сестре на откровение, что ее снедает ревность и подозрение. В таком устроении не только нет пользы от откровения, но даже великий вред; вместо того, чтобы получить врачевание от страстей, она более в оные увлекается; через откровение помыслов должна получать успокоение, а она его лишается. Какое ж это откровение? Пусть испытает писания отеческие, как должно открываться, — с верою и искренностью, и с большим смирением, и принимать наставления, как от Бога внушаемые. А чтобы требовать взаимной уверенности или сомневаться в нескромности об ее помыслах, этого нигде нет, и это сеть вражья, еще более запутывающая ее. Когда хочет ходить и открывать свои немощи с верою, без всякого сомнения, то получать будет пользу; а ежели с таким колебанием, как ты пишешь, то это уже не Божие дело, а вражеское, и надобно стараться оное прекратить, ища своей пользы душевной. Какое право имеет она на твое откровение? Ты, уверяя ее в твоем откровении к ней, больше ее расстроила, а надобно именно сказать, чтобы не смела сего требовать. Да сохранит вас Господь от таковых и подобных сетей и козней вражьих, а сподобит обрести истинный отеческий путь, коим они прошли и достигли Царствия Небесного, — и вам буди оное получить благодатью Божией. 31 мая 1844 г.

Письмо 137

Очень рад, что получила решение на свое недоумение касательно той сестры, о которой ты писала. Искренне сожалею о страдании М.У., подкрепи ее, Господи, смиренно о сем молю и ей советую призывать в помощь Господа и помнить, что недостойны страсти нынешнего времени к хотящей славе явиться в нас (Рим.8:18). Бог силен бы избавить ее от сих страданий, но, видно, надобна к испытанию ее веры и любви к Богу сия мера. Всякому предлежит искушение, и всякому своего рода; каждому должно понести свой крест, а какой именно, это не в нашей воле состоит; вольные злострадания мы сами можем себе налагать, а в невольных Бог знает, кому что послать. И. М. 15 июля 1844 г.

Письмо 138

Достопочтенные о Господе мать К. и М.У.!
От 24 июля и от 13 августа письма ваши я получил. К сожалению не вижу отрадного облегчения болезни М.У.; предпринимаемые средства не воспользовали, но более расстроили здоровье. Кто знает будущее? А Господь попускает так быть; может быть, это и послужит на спасение. Верно бы не могла так вольных трудов понести, а иногда бы и уклонилась на какую сторону; ведь страсти многоразличны; теперь же невольный труд и нехотя переносим, хотя и с пренемоганием, но несем. Слава премудрому о нас Божию промыслу! Когда дают совет еще полечиться, то не надобно оным пренебрегать, — только просить Бога послать такого лекаря искусного, — вразумить его, и дать силу принимаемым лекарствам; также и того надобно послушать, когда маменька зовет, и игумения соглашается отпустить к ней. Когда поздоровеешь, можно опять приехать.
Ты же, К., о подозрениях на тебя ложно возносимых не скорби, а думай о том, что не подала ли к сему повода веселым и свободным обхождением в разговорах? Не всяк судит по сердечным чувствам, а более по наружности.

Письмо 139

Достопочтенная о Господе мать К.! Ни мало не удивляюсь, что ты по должности только несешь одно имя; это почти и вообще есть так; и для тебя нет от сего душевного вреда, а еще, может быть, и польза: не пристрастишься к честолюбию и научишься через скорби терпению; только надобно наблюдать, дабы не было ответственности за какие-нибудь дела, под именем твоим сделанные. И это когда предвидишь, можешь стараться предотвратить каким-нибудь способом, а более вручать себя в промысл и покров Божий, ибо без него никто и ничего не может тебе сотворить.
Чувствуемые тобою утешения надобно различать: истинные ли они или ложные? И оные не могут повредить, когда не будешь обольщаться ими, а считать себя недостойною утешения. Смирение сохранит тебя от прелести; а хотя бы оные были и благодатные, но ежели увлекаешься в высокоумие, считаешь себя приобретшею богатство сие и уже обнадеживаешься во спасение, то паки лишишься оных, так как уже и было с тобою. Бог посещает рабов Своих иногда и за терпение скорбей утешением, и тогда более, когда они не ропщут, а считают себя достойными скорбей, по смиренному их залогу. Вообще в духовной жизни, в делании нашем: страх и надежда; нашествия и утешение, и прочее. Господь да вразумит тебя и сохранит от всех сетей и козней сопротивного. 14 октября 1844 г.

Письмо 140

Достопочтенные о Господе мать К. и М.У.!
Блаженны вы, обретшие краткий и легкий путь ко спасению верою в молитву, приложенную вами при письме; я удивляюсь такому вашему малодушию и вере таким бредням. Кажется, это близ того, что верить сну Пресвятой Богородицы и 12 пятницам, также письму Иисусову, найденному семилетним отроком.
Назад тому года два или три, подобно сему было рассеяно, что в Риме папа во время литургии слышал таковый же глас: поражу мир бедствиями в 1841 и 1842-м году! На два сии года было назначение и сочинена была подобная молитва, с таким же условием, как вы пишете, и чтобы передавать ее 9-ти человекам, а за неисполнение обещалось наказание. Многие, подобные вам, принялись было за сию проповедь, но после оказалась явная ложь, и похоже, что это умысл папистов; а теперь то же самое изменили на слышанный во Иерусалиме глас — тот же самый. Посудите, может ли одна эта молитва спасти от бед, без дел благих? И как это осмелиться приписать эту молитву преосвященному Антонию Воронежскому? Оставя то, что он не может выдать ее без позволения св. Синода, — оная имеет тонкую армянскую ересь: у них читается трисвятое так: св. Боже, св. крепкий, св. бессмертный, распныйся за ны, помилуй нас. И в сей молитве после трисвятого читается: "Помилуй нас и весь мир Твой от всякия погибели, кровью Твоею, дабы смылись грехи наши". Будто бы вся Святая Троица за нас распиналась и пролила кровь? У нас недавно был послушник, нынешним летом возвратившийся из Иерусалима, а о сем ниже слово сказал; и также недавно был монах у нас из Воронежа, и тот ничего о сем не ведает; а чего бы ближе от них узнать о сей немаловажной вещи?
И так советую вам оставить эту вашу надежду на сию молитву и не проповедывать оной, а кому и сказали, предостеречь от этого суеверия. У нас довольно молитв, положенных в церковном круге: можно ими пользоваться с верою; да и самое трисвятое славословие великую имеет силу; с благоговением и верою прочитывающим подает Господь помощь и милует; а более всего надобно пещись об исполнении св. Его заповедей, и покоряться учению и постановлению св. Церкви, и не слушать таких выдумок и лжесловий.
Не мало удивительно, что просвещением внешним хвалящиеся за ничто ставят преслушать Церковь, например: есть скоромное, а принимать такие нелепости: ежели всякий день читать оную молитву, и девятерым ее передать, — будет избавлен от бед, и в противном случае будет наказан. Это то же самое, что верить сну Богородицы и 12-ти пятницам. Может ли преосвященный Антоний издавать такое учение? Видишь, чем обольщают, именем св. мужа, клевеща на него.
Теперь скажу в касающемся до каждой из вас: ты страдаешь болезнью и ропщешь, что не можешь ходить в церковь, этим погрешаешь. Отец чадолюбивый послал тебе этот крест и не требует от тебя утруждения тела в молитве внешней: оно утруждено болезнью, а ищет от тебя терпения и благодушия. Св. отцы болящих и благодарящих равняют с проходящими подвижническую иноческую жизнь. Советую тебе благодушествовать, а и в церковь ходя, можешь более согрешить. Предайся воле Божией.
Ты же, мати К., хлопочешь о порядках и за них распинаешься. Но Бог весть, будет ли от того какая польза для тебя? Обыкновенно лошади держатся для общей потребы; ежели и игумения на них ездит, то ведь она общая всех мать и печется об общей пользе; в чем же погрешает, за то сама и будет отвечать перед Богом. Что ж из твоей ревности? Еще на тебя же сестры вооружаются. Смотри, имей рассуждение, как лучше поступать, соображаясь с вышеписанным. Пожелав вам обеим мира, здравия душевного и телесного, остаюсь недостойный ваш богомолец мног. И. М. 15 ноября 1844 г.

 

По написании к вам ответа на ваши письма, в тот же день получаю ваше письмо, от 5-го ноября, о случившихся с вами происшествиях. Поболезновав о вас душою, спешу отвечать и на сие ваше вопрошение: хотя и не нахожу себя достойным к таковым решениям, но, по вере вашей, дерзаю уповать на вразумление Господне к вашей пользе.
Скажу о том, что более тебя беспокоит — клятва: но клятва неразсудная не имеет никакой силы; даже и от священника вязание неразсудное не имеет силы, но от епископа разрешается, по правилам. Есть одна повесть: "В Молдавии митрополит, ехавши по дороге, увидел пастуха, и попросил у него ягненка, а тот ему отказал; он же оскорбившись сказал: "Будь ты проклят!". В то же время некоторым из прозорливых открыто было, что клятва из уст митрополита пошла, и, подошед к пастуху, не могла в него войти, но обратилась паки к митрополиту, и в него вошла". Это ужасная повесть: и потому-то опасно налагать клятву. Ты испытай свою совесть, и в чем виновна, раскайся; когда не допускают для объяснения, заочно кайся и молись за него Богу, и будь спокойна.
Но на должность сама не вызывайся? А когда понуждена будешь за послушание, то можешь принять; однако ж представь и то, что тебя в оной смущает. Ты боишься скорбей и гонений; в этом уповай на Бога; с тобою то только могут сделать, что будет угодно попустить Богу. Смиряйся своим мудрованием, и Бог выше меры не пошлет тебе искушения, а в искушениях-то и познается наша к Богу любовь и упование. — Когда смиришь себя, то и ее Господь силен умиротворить к тебе.
Вот тебе уроки монашеской жизни. Ты только в теории видела и смотрела на нее, а теперь поучайся на деле; недостаток дел наших дополняется скорбями.

Письмо 141

До получения моего письма, ты, м. К., паки ко мне писала 20 ноября о своих скорбях и недоумениях; но от 4 декабря пишете вместе, что разрешились ваши недоумения и скорби поутишились. Кто ж сие сотворил, как не Бог? Слово Его: поражу и паки исцелю, сбывается на вас. Не падай духом в скорбях, а прибегай к Богу, неси с покорностью и проси от Него вразумления в недоумениях. Опыт тебя научил, что не имеешь твердости в характере; поревновала, да едва в чахотку не впала; а писано есть: страшливый да не исходит на брань, "избегаяй искушений, лишается дарований духовных". Что делать? От обоюду тесно. Молчать, — надо быть участницею; говорить, — надобно понести крест. Предавшись воле Божией, укоряй себя молча; ответственность за злоупотребление не на тебя ляжет. Ты делом не участвуешь, а невольно из страха молчишь: Бог судит наше произволение.
Ты говоришь, что сестры ваши и мирские видят, что ты невинна, но Бог видит гораздо больше твою невинность; но попущает быть скорбям, которые наполняют место нашей скудости в добрых делах; а это значит невольными скорбями спасает нас. И так воздавай Богу благодарение, а не малодушествуй: вся во благо произыдет, по благости Божией.
Слава Богу, что Господь и тебя М.У. вразумляет и укрепляет в болезни твоей; а вы друг другу помогайте и утешайте, по слову Писания: брат от брата помогаем, яко град тверд (Прит.18:19). 12 декабря 1844 г.

Письмо 142

Ты не должна робеть, что подала такой совет матери N., который послужил ей к утверждению в ее недоумении; а для них будет полезнее: всякая будет знать свой угол и свой кусок: добро и красно еже жити братии вкупе, по единомыслию. Ибо Господь вселяет единомысленные в дом (Пс.67:7), а где разногласие и всегдашнее несогласие, и у всякого свой разум, то какая будет польза? Ты хотя и терпела скорби, но после, может быть, вкусишь сладость мира. Впрочем укорять себя всегда нужно, дабы не прельститься умом о себе, что ты умна и достойна чего-нибудь; а вместо того считай себя последнею из всех.
Увещевай М. не обвинять строго С., а винить более себя и познавать свою немощь; тогда и мир Господь подаст ей.
Одежду на престол шить да поможет вам Господь, во славу пресвятого имени Его. Церковную службу можно иногда, но не всегда, оставлять, по рассуждению. Хотя не все, но некоторые службы надобно быть к освящению себя, и праздники и полиелеи более нужно почтить.
Шить по воскресеньям не должно: спорости не прибавится, а греха не избежишь.
Когда подаете на поминовение, то веруйте, что Бог помянет их; хотя вы и не слышите имен, но они уж верно поминаются на проскомидии; не надобно оставлять поминовения. Желаю тебе и всем твоим о Христе сестрам мирно и спокойно пребывать, и да будет на вас Божие благословение! Мног. И. М. 9 октября 1845 г.

Письмо 143

Спрашиваешь о З., принимать ли тебе ее от Евангелия при пострижении? Не советую тебе на это набиваться самой или искать подчиненности; но ежели будет ее усильная просьба, по вере, а не по каким-либо видам, и когда мать игумения на это согласна, то почему же не принять: чин наш того требует, а что может быть впоследствии, это от нас закрыто. Ты, при помощи Божией, должна предлагать учение, подобающее нашему званию, а получать пользу ей, — Сам Бог будет действовать, по мере ее веры; но нудить к этому не должно, а представлять, как важна обязанность ваша — общая, и какие плоды бывают через откровение и послушание, и напротив, что страждут ходящие противным путем. Ей трудно открываться, потому что враг завидует могущей быть пользе, препятствует ей, наводит стыд и неверие; а когда будет снисходить во глубину смирения, то и легко будет, и покой обрящет.
Скорбь твоя на мать игумению происходит более от твоего устроения, как ты описываешь сама, умножая в помыслах скорбь на нее, вредишь себе и не исправляешь своего устроения. Ежели б было в воле твоей, чтобы шли дела так, как бы ты хотела, или как бы должно быть, то можно бы и стать против этого; но когда не в твоей воле, и по многим твоим стараниям ничего не успеваешь, то, видно, надобно предаться терпению и воле Божией, — видно, есть Его воля, дабы ты несла этот крест. Желая оставить обитель, уклоняешься от сего креста, — а там не знаешь, какой тебя ожидает. — Смирись под крепкую руку Божию и возверзи на Него все твое попечение, укоряя себя за нетерпение и за неимение любви, которую Господь повелел иметь и ко врагам. Молись за оскорбляющих тебя.
Не всем произноси о твоих оскорблениях, а разве той только, к которой имеешь откровение и получаешь совет по Бозе. Желаю тебе и всем вашим о Христе сестрам мира, здравия и спасения. Мног. И. М. 10 июля 1845 г.

Письмо 144

Ты опять жалуешься на скорби, посетившие тебя, которые в том состоят, что дали тебе в келлию подначальную. Надобно это принять так, что, видно, должно так быть, и успокаиваться. Для приходящих сестер, хотящих пользоваться, места немного нужно: нужна от одних вера, а от тебя любовь, — то и будет ладно.
Тому нечего дивиться, что за благочестие нападают на З., и не должно оставлять совсем, а иметь рассуждение: когда уважить их, а когда отсечь сластолюбивый обычай; но, как можно, остерегаться — не судить их, а потерпеть не мешает: это не есть соблазн, когда мы желаем идти, хотя мало стезею, указанною нам святыми отцами ко спасению.
А родным давать опасно монастырское: бедности их не поможешь, а паче оную умножишь. Святые отцы за это строго пишут и не попускают сего творить.
О лекарствах же не должно сомневаться, и не испытывать, какое оно; ибо оное употребляется не за сластолюбие, а на укрепление немощей. Ежели бы кто точно знающий уверил, что это скоромное, то не должно принимать за совесть, как пишет св. апостол. Пожелав тебе и всем твоим сестрам проводить благоговейно пост сей и встретить с сердечною радостью праздник Христова Воскресения, остаюсь многог. И. М. 24 марта 1845 года.

Письмо 145

Упоминаешь о матери З., что она нудится к откровению, и до болезни; но не видно, есть ли ей от сего польза. Когда получает оную, то пусть и понуждается продолжать. Враг же, "ненавидяй гласа утверждения", наводит ей тяготу и болезни; но на это не должно смотреть: оно пройдет. — Также и на других сестер за сие же самое вооружается враг и вооружает на них людей, противляющихся сему постановлению св. отцов. Но также на это нечего смотреть: лишь была бы им душевная польза и избавились от сетей вражиих.
Ты же о себе так и думай, что это не твоей меры — принимать помыслы других, и когда они получают пользу, не от твоей святыни, благочестия и ума, но по милосердию Божию, по вере их подающему тебе слово на их пользу. Ибо Господь силен и бессловесным даровать слово и малое отроча просветит сказать на пользу, с простотой сердца ищущему оной. Когда же оставишь сей чин откровения, то оный и совсем искоренится и из памяти выйдет; а ежели будем продолжать хотя и недостойные, но достойные от оного пользуются, и обычай сей войдет в употребление, не на разорение, а на созидание ищущих спасения.
Смотри и за собой: да не ускользают от тебя твои немощи и страсти; оскорбляясь на враждующих за оное, познавай, что это есть твоя немощь, смиряй себя и проси помощи от Бога.
О занимаемых деньгах что ты можешь сделать и чем воспрепятствовать? Водить в дела, заводить суды, да избавит тебя Господь от сего! Обитель не разорится вещественно, но жаль душ, разоряющихся от сего действия, и о том предоставь промыслу Божию, терпящему нашим беззакониям, удаляйся от осуждения. Господь силен судьбами Своими устроить им путь к покаянию.
За послушание можешь учить, а иногда наказывать непокоривую и упрямую, но должна удерживать свою страсть гнева и раздражения. Всем нам предлежат искушения и скорби, которые отняв, сомнительно спасение. 29 мая 1845 г.
Мать З. благодарю за память. Когда за собой ничего не замечает, то не водится ли духом гордости? А смиренные видят грехи свои, яко песок морской.

Письмо 146

Достопочтенная о Господе мать К.!
На первое письмо твое об откровении Р. скажу: по вере ее можно принимать, но когда откровение ее будет искреннее и потщится исполнять сказанное матерью, тогда откровение ее может принести плод, свободит от страсти; а ежели она будет только говорить, а не пресечет источника, из которого истекает поток страсти, — то когда смрад оного исчезнет? Надобно иметь страх Божий, остерегаться тех случаев, которые дают пищу страсти, отвергать гордость, суждение о других, наказывать плоть свою воздержанием и смирять себя, то и поможет ей Господь свободиться от оной и духовнику исповедать, как должно, а не прикровенно, — и получит спокойствие.
Поздравляю тебя с новопостриженною и новоприемною духовною твоею дочерью матерью Л. Да поможет тебе Господь руководить ее истинным путем к спасению; а ее да укрепит в вере и повиновении к тебе и подаст ей силу и помощь в исполнении данных ею обетов Господу. Матери В. не советую отказываться от пострижения; да не будет после отказ виновен ее скорби; искать не надобно, а предлагаемое не отвергать. На всех вас испрашивая мир и благословение Божие, — остаюсь желатель вашего спасения, многогрешный И. М. 24 апреля 1846 года.

 

А тебя, М.У., поздравляю с праздником; да утешит тебя Господь и укрепит в болезни твоей, усердно желаю. Затруднение в откровении помыслов, явно, что от врага; ибо враг ненавидит и гласа утверждения. Читай св. аввы Дорофея "О еже не составляти свой разум"; св. Симеона Нового Богослова, св. Иоанна Лествичника; там ясно показано, как себя рассматривать и в чем открываться. Еще в послании к Леонтину игумену св. Кассиана; послание исполнено великой пользы. Сейчас получил ваше письмо от 14 посланное.
Сердечно рад, что Господь утешил вас на праздник, а в течение жизни невозможно избежать скорбных случаев, которые посылает Господь по мере нашего устроения и нужды ко спасению. Когда будем видеть руку Его, нас посещающую, то увидим оную и укрепляющую и наставляющую на правый путь.
Да поможет Господь тебе, мати К., украсить св. престол одеждою, без тщеславия и со смирением; сколько можно, пекись и об украшении душевного одеяния деланием заповедей Божиих.

Письмо 147

Мать N. своими страстями сама себе смущает. Откровение ее и послушание должно быть с верою, что Бог возвещает то или другое о ней тебе; а не с требованием непременно того, что она хочет или как хочет, чтобы к ней поступали. Принимая вражьи помыслы, что другими лучше занимаются, сама себя оным мучит; вера получает столько пользы, сколько верует, а по мере неверия оной лишается.
В случившемся искушении с келлейною ты поступила, как Бог тебя наставил; ты должна всегда прибегать к Нему в недоуменных обстоятельствах и просить вразумления и помощи. Ежели она исправится, то можно и снисходить, простить прошедшее; а когда пребудет в таких же поступках, и точно дознано будет; то надобно отправить домой.
Говоришь, что должна скорбеть не только о своих немощах, но и о других: посему заключаешь, что, видно, Господь наказует тебя за неисправность. Может быть и так; но хотя бы ты была и исправна, а все скорби необходимы, как за грехи наши, которых мы еще мало ощущаем, так и по причастию к ближним; ибо мы живем не для одних себя, а и для ближних, и в ближних наших и наше спасение совершается, когда терпим от них и соучаствуем в их немощах и скорбях. Когда нельзя обойтись без келлейной, то надобно и им потерпеть. Да вразумит тебя Господь и укрепит во всех делах твоих. 16 июля 1846 года.

Письмо 148

Хотя и без намерения ты понуждала мать X. к пению, но когда оное выше сил ее, и ты сие знала, то, конечно, ты не без вины, за нерассудное понуждение к тщеславному пению; впрочем есть и ее вина за необъявление своей немощи и выше силы понуждения себя. Но как бы то ни было, а все попущено от Бога, и надобно веровать, что сие послужит ей ко спасению.
Судьбы Господни нам непостижимы, коими путями устраивает Он наше исправление. Недостаток дел восполняет скорбями или болезнями. Ты же считай себя виновною отчасти; но не смущайся за ненамеренность твою, а вина состоит более в тщеславии. Можно бы было славить Бога и без такого понуждения вредительного, но проще и посмиреннее, а мы ухищряемся для тщеславия помудренее и почуднее. Опыт всему научит, как поступать вперед, только уж ее нудить не советую; Бог не требует хорных ваших пений, а сердца сокрушена и смиренна, и призирает на молитву смиренных и не уничижит моления их.
О X. я писал к тебе прежде: какой толк и какая польза из того откровения, где находит смущение, что ею не занимаются. Прочти ей или вели самой прочесть в книгах св. отцов об откровении и повиновении, несоставлении своего разума, отсечении своей воли: у св. Лествичника, у св. Симеона, у св. Каллиста и Игнатия 14, 15 главы, у Феодора Эдесского, у св. Кассиана и у св. Дорофея; найдет ли она в них пример такой, какого она ищет? Она должна из того видеть неправильное свое действие, что ни мало не приходит во смирение, а когда бы она руководствовалась чином, положенным от отцов, то чужда бы была вражьих смущений, или, по крайней мере, познавала бы их и винила бы себя, и сопротивлялась; а она все противное делает. Какой же это путь? Совсем противный, а не истинный. А мать Е. другого рода недугом страждет; но все из одного источника проистекает, — от наветов вражьих, как и что буду говорить? И от сего смущается. Не лучше ли бы со свободой сие делать и в простоте сердца, со смирением? Лечение магнитизированием чуждо должно быть веры христианской; ни в Писании святом, ни в отеческих учениях сего не видим. Хотя бы и получили мнимое излечение, но оно ложно и притворно, а все остается больною. Неизлечимые болезни должно лечить с верою, прибегать к Богу и угодникам Его; а когда не получит кто исцеления, то, видно, надобно нести сей крест, посланный на спасение души его. Всем знающим меня мир и благословение Божие с ними и тебе. Остаюсь многогрешный И. М. 24 августа 1846 г.

Письмо 149

Пишешь, что раздел не кончился, потому брат не захотел вам ничего прибавить. Что ж до этого дела? Пусть отдадут вам то, что следует. Неужели и того не хочет сделать, а только желает вашего наследства? Горе нам грешным! За прах и пепел крамолимся; да еще того хуже, что через богатство впадаем в различные страсти и грехи; о сем и не помышляем. Мы также не можем себя оправдать в любоимении; потому что не вполне себя отреклись. Впрочем по вашему положению и слабому устроению действительно трудно или даже не понесете лишения; наследства же брату искать после вас нет резона, кроме одного любоимения. Дай Бог, чтобы избавиться вам судных дел.
Сестре Т.У. желаю успокаиваться после бывших ей хлопот и скорбей: мирная келлейка и согласное общество, а притом Сам Бог силен подать ей успокоение, только пусть идет путем смирения, во всяком случае смиряя себя и укоряя, а не думая, якобы что благо творила.
Мать Т. сама причиною своего неустроения; я писал ей довольно о сем, а ты покажи ей те учения св. отцов, которые о сем наставляют. Надобно, чтобы она совсем искоренила мысль свою, что ты обращаешься с другими лучше; ибо этим самым все основание, на коем созидается спасение, разоряется. Всем вашим о Христе сестрам, знающим мою худость, — мир и благословение Божие, и желаю спасения. Мног. И. М. 15 октября 1846 года.

Письмо 150

Не нахожу никакой пользы в твоем намерении ехать в С-е на долгое время, для научения их порядку монастырскому. Можешь и ты ими соблазниться, и они тобою соблазнятся, и в устроенном порядке много случается неудобств и искушений, которых никак нельзя предвидеть; а понести оные, надобно совершенно там жить, а в гостинку будет токмо одна теория, несообразная с местными вашими обычаями и нравами. В целое общество ввести новый порядок весьма трудно и почти невозможно; а случается устраивать порядок какой-нибудь обители, но такими людьми, которые проходили сами жизнь оную долговременно и познали искусом; и на новом месте или в новом собрании общества; с таковыми же помощниками и разве малая часть из прежних к ним присовокупится.
И так мой совет, — оставить сие намерение без внимания, а жить по уставам и правилам, св. отцами положенным. Ты не заметила, что здесь вмешалась тонко страсть властолюбия; исторгни ее, пока еще молода и не пустила глубоко корней. Мир тебе и сестрам твоим! Остаюсь желатель вашего спасения многог. И. М. 4 января 1847 года.

Письмо 151

Горе мне, что разрушил твои планы, в мечте твоей рисовавшиеся и обещавшие успокоение впереди; чем за сие разделаюсь? Не знаю. Но помысл меня оправдывает тем, что твое предприятие основано не на кресте терпения, а на мнимом успокоении, которого, уверяю тебя, не получила бы: ибо страсти твои все были бы с тобою, — то могли ли бы они тебе дать покой? Бог тебе указал поприще и возложил послушание; проходя оное по совести, не погрешишь, а в случае каких-либо, по немощи, поползновений, приноси Господу покаяние и смиряйся. Но тебе хочется достигнуть Царствия Небесного не тесным путем и крестом терпения скорбей и искушений, а пространным и бесскорбным. Куда ж сей путь отводит? — не нужно подтверждать. Господь Своим ученикам обещал скорби и искушения, а по них и утешение, и св. Апостолы учили, что многими скорбями подобает нам внити в Царствие Божие (Деян.14:22); то как же мы хотим получить оное без скорбей? Или ищем отдыха? А св. отцы учат, что "бегаяй скорбей, обретает еще большия", и "бегаяй скорбей, уклоняется спасения". Скорби рождают разум, а от разума смирение, нужнейшее к нашему спасению. Наши же скорби не суть без вины, но суть порождение нашего страстного устроения, для исправления которого и для очищения страстей и скорби посылает Господь по мере нашей. — И так, будь же довольна тем местом, на коем тебя Господь поставил и подает случай бороться со страстями; при твоем произволении и противлении оным, помощь Божия всегда готова.
Отягощаешься работою, так что и правило и чтение за оною оставляешь: сама сему виновна; хотя и благолепие дому Божию делаешь, но все надобно с рассуждением и умеренно заниматься, не на срок взяли работу.
Аще будет воля Божия матери Ф. на выздоровление, то воздвигнет Господь ее от одра болезни; а когда нет; то да придет в покаянии и в надежде получения милости Божией в будущую жизнь. Бывшие ей искушения и всем нам должны быть уроком, что брань вражья неминуема, и дабы, не надеявшись на свои силы, прибегать к Богу, повергая перед Ним свою немощь и прося Его помощи.
От прислуги наносимая вам скорбь да упразднится; надобно поступать и с нею благоразумно: ведь она по неволе живет у вас и понятия не имеет, что должно противиться страстям; одна узда обуздывает их стыд. Но вам, как нельзя обойтись без них, то и надобно увещевать и страхом, и любовью, и снисхождением. Да ведь и от вольных не избежишь скорбей. Молитесь Богу, да пошлет вам по сердцу вашему могущую послужить вам и успокоить. Прошу молить за меня желающего тебе мира, здравия и спасения, многогрешного И. М. 1 февраля 1847 г.

Письмо 152

Достопочтенные о Господе мать К. и Т.У.!
Общая ваша скорбь о смерти матери Ф., и потому обще к вам и пишу; а более помогая моей лености.
Безмерною скорбью покойной матери Ф. не принесете никакой пользы, а себе причините большой вред. Она пошла в предопределенное ей время в будущую жизнь, чего никто не мог переменить; ибо в плане судеб Божиих тако было предназначено. Слава Богу, что она христианскою кончиною скончалась и с чувством раскаяния в надежде на милосердие Божие. Наш долг молить Господа о упокоении души ее в Царствии Небесном. Святой Апостол говорит: "Во всем скорбяще, но не стужающе си" (2Кор.4:8). Скорбь нам пользует, а стужение или малодушие вредит; то и вы, при скорби вашей, не малодушествуйте, и оная вам облегчится.
По заповеди братца вашего П., я должен молить о нем Господа, да поможет ему в трудных делах, порученных ему промыслом Божиим. Пусть и сам во всех случаях призывает Господа, ибо без Него не можем творить ничесоже. И когда бывают скорби по делам от неправодеющих, то должен помнить, что "вси хотящии благочестно жити, о Христе Иисусе, гоними будут" (2Тим.3:12). Впрочем не могут ничего ему учинить, аще не попущено будет что от Бога; токмо да наблюдает за собою, да не возвысокомудрствует и возомнит о себе много: ибо есть заповедь Божия: "Аще и вся повеленная сотворите, глаголите, яко раби неключими есмы, еже должни бехом сотворити, сотворихом" (Лк.17:ю).
М.У. имела желание относиться в своих немощах и недоумениях и изъявила к тебе оное иметь; я, одобрив оное, предложил о сем тебе, и ежели не будет в тягость, то советую не отвергать от себя, не ища от них почести, а желая их пользы, которая не от твоего достоинства, но, по вере их, от Самого Бога дарствуется. 4 марта 1847 г.

Письмо 153

Достопочтенная о Господе мать К.!
От 3-го и от 17-го марта письма я твои получил. За правило Ч. получила епитимию; что тут мудрого и важного? Можно так рассудить: видно, она исполняла правило с тщеславием, с мнением о себе, считая себя лучше других, и их осуждала за неисправление, того ради и попустил Господь быть возбранению; но не все ли равно, и то за правило можно почесть, которое игумения наложила: все молитвы же к Единому Богу, — пусть будет спокойна. Ежели она исправляла четочное правило, то не нужно было и огня зажигать. Конечно, в неисполнении чего-либо можно каяться на духу священнику.
Хотя ты и не проходила сама пути послушания с откровением, но приходящих к тебе с оным не должна отвергать; по вере их Бог подаст тебе истинный разум, что сказать им по потребе каждой, для пользы душ их; только старайся быть, ни яко обладающе причту, но образ бывай стаду (1Пет.5:3), состражди в немощах их душевных и телесных.
За желания мне благодати, — не чувствовать труда в ответах на письма ваши, — благодарю. Да чтобы я мог сделать, аще бы благодать Божия не поспешествовала мне, по вере вашей, в ответах? Я чувствую себя немощна, скудоумна и многогрешна, то что может быть от меня? А когда вы получаете какое утешение, — благодарите о сем Бога. Ежели угодно Господу употребить мою худость яко орудие или какой инструмент в деле сем, то кто славится: орудие или делатель?

 

Почтеннейшая о Господе Т.У.!
Вопрошаешь меня: приступить ли тебе к лекарству по рецепту матери Т.? — Сама собою боишься, как бы больше не расслабить себя. И я не могу взять на себя предведения, — будет ли польза, или нет? А думаю не мешает испытать, с надеждою на помощь Божию, и когда будет воля Божия, то получишь облегчение; впрочем для нас не проницаема тайна судеб Божиих: каким путем угодно Ему устроить твое спасение; может быть и болезненным, яко удобнейшим. Теперь твоя забота — болезнь; а тогда многоразличные страсти душевные и телесные сменялись бы одна другой. 5 апреля 1847 г.

Письмо 154

Вы все возлагаете на меня решение таких вещей, в коих я и сам недоумеваю; не хотя же вас оставить так, и уповая на вразумление Божие по вере вашей, дерзаю писать. О матери Ч. скажу: хотя и неправильно возбраняет ей исполнять правило мать Л., но не ее воля, и пусть она исполняет правило тогда только, когда время подает ей руку, а в неисправлении чтобы старалась смиряться и себя укорять, и полагать надобно, что возбранение сие не без вины ее есть: видно, она увлекалась мнением о себе сильнее. Составление своего разума и воли происходит от гордости и не может принести плодов смирения, без которых все дела наши ничтожны и пользы нам не приносят. Сие представь ей, и ежели не послушает, то буди на ее воле.
М.В. убоялась страха, в чем есть кознь вражья, хотящая удержать ее в своем мудровании: лично открыть невозможно, а на письме тяжело; я не нудил ее к откровению; а когда написала, то оное останется между нами только известным, сохраняющу Господу тайны сердец человеческих, а ежели угодно Ему попустить быть открыту чему, то аще и во тьме ресте, во свете услышатся (Лк.12:3). Я написал ей, сколько мог, но не знаю, будет ли для ней удовлетворителен ответ. 13 мая 1847 г.

Письмо 155

От 26 мая и от 2-го июня писаниями твоими извещаешь меня о своих происшествиях, о неприятностях матери Л. через N.N. Конечно, когда дело сие возъимеет ход, то и всем вам будут большие хлопоты и неприятности; впрочем Господь не попустит выше меры искушения, и посетив скорбью, дарует от оной освобождение; а что находят скорби, этому нечего удивляться: недостаток дел наших восполняют скорби, промыслом Божиим посылаемые. Об отношении к тебе М.В. не знаю, как это устроить; так как сама к ней относишься, то каким же образом ей подчинить тебе свою волю? Да и тебе, в случае нужды, надобно же иметь с кем-нибудь совет, то не сделать ли вам так, как написано в книге старца Паисия, на 172 стр.: "Егда бо два снидутся" и проч., т. е. иметь совет между собою о чем нужно с извещением и верою; а ежели она извещается совершенно не следовать своей воле и разуму, то это еще лучше. Я вам изложил свое мнение, а там опыт покажет, как лучше дело сие устроить.
Страсть к табаку не похвальна, а паче для нашего звания, потому что, если есть страсть, то лучше господствовать над страстью, нежели быть рабами оной. Наш подвиг, время и помощь Божия свобождают нас от страстей. Испрашивая на тебя и на сестер твоих мир и благословение Божие, остаюсь желатель вашего спасения, многогрешный И. М. 10 июня 1847 г.

Письмо 156

На письмо твое от 23 июня, хотя кратко, отвечаю: М.В. не надобно отвергать, когда ищет спасительного пути, а себя надобно считать недостойною сего и нисходить во глубину смирения; получаемая же ими польза происходить может от Самого Господа, по вере их, и ты тут ничто иное, как малое орудие, которым Сам Бог действует; по мере их веры, получают и пользу, а по неверию лишаются оной. — В скорбях и недоумениях можешь открывать ей свою душу, когда находишь от сего подкрепление и утешение, а о страстях не знаю, может ли она понести, не преткнувшись соблазном о сем? Помолись Господу, да наставит тебя, кому доверить свои немощи; и к кому будет извещаться сердце твое, той и возвещай. 1 июля 1847 г.

Письмо 157

На письмо М.N. ответствую, сколько подал Господь мне разума и понятия к ее пользе — открыть истину и показать средство к ее исправлению. Ты не понуждай ее насильно к послушанию тобою глаголемых ей. Когда хочет и послушает, то получит свободу от бедственного своего устроения; а не хочет, да будет на воле ее. Ты не искала ее подчинения, а покорилась прошению ее, то ежели она и оставит тебя, не скорби за сие; видно, что бес не терпит сего, чтобы открывались его злобные козни, не допускает до исполнения, но наводит самосмышление и ожесточение, слагая вину на других, а себя оправдая и тем укрепляя таившуюся между ними вражду. Я писал к ней, отнюдь не связуя ее и не понуждая, а только представлял истинный разум и пользу, какую приносит откровение и послушание. Надобно молиться за нее Богу, да подаст ей силу противиться вражьим ухищрениям. И матери В. надобно понуждать себя к самоукорению; то ее ради смирения и ее Господь умиротворит. — Во всем оном препоручаю вас промыслу Божию и Его покрову, а тебя да вразумит Он, как поступать в таких недоумениях: всего невозможно написать на всякий случай. 23 августа 1847 г.

Письмо 158

Письма твои от 12 октября и от 3 ноября получил. Из первого вижу, что ты была нездорова; и М.У. с доносом на тебя, что сама не бережешь своего здоровья, и чтобы тебе строго подтвердить — беречь оное. Я это хоть не в точности, но исполняю; советую не рисковать оным, а беречь: что будет прока, когда потеряешь оное, и надобно будет за тобою ходить? Лучше ты по возможности послужи другим. Жаль М.Д., что она крамолится о том, что гул детей учащихся мешает ей заняться собою, что происходит по совету вражью от ее самосмышления и рвения. Она еще не такой меры, чтобы предаться такому безмолвному уединению; она еще работает страстям: мнению, ярости, гневу и прочим душевным страстям; а не победивши их в сообращении с людьми и седши на уединение, услышит не детский шум, а бесовский, который тяжелее оного будет. Наше стремление должно быть к одной цели любви, а здесь не видно сей цели. Без любви ни пост, ни милостыня, ни мученичество, — явно, что — и не безмолвие — пользы не принесут. Вспомни того брата, который не оставил товарища своего приемшего брань П-и, но пошел с ним в город и до тех пор был с ним там, пока тот, пришед в чувство, обратился в келлию свою, — не предпочел безмолвие любви; также и многих видим оставляющих безмолвие и вдающих себе в молву, ради любви ближнего. С твоей стороны представь ей вред ее самосмышления; послушает — хорошо, а нет, — на ее воле да будет. Кто с верою вопрошает и не исполняет совета, тот погрешает.18 июля 1847 г.
Ты пишешь, что получила дозволение от игумении ехать к нам; но сие твое намерение испытуется насмешками и оскорблениями. Ежели чаете и веруете найти тут какую-либо душевную пользу, то ненавидяй добра враг всячески старается сделать сему спону. Но вы будьте тверды в вере и неприступны, и аще будет на сие воля Божия, чтоб вам быть у нас, то ничто не воспрепятствует оному. На себя же я не надеюсь, чтобы мог доставить вам какую-либо пользу, — разве по вере вашей Господь даст разум и слово рещи вам что на пользу, о чем просите и молите Его.

Письмо 159

По отъезде твоем от нас я уже три письма твои получил; хоть и прискорбно, но, слава Богу, доехали до обители; ты боялась, как встретит игумения, но ее встреча не сделала тебе вреда: а из последнего письма твоего вижу, что мирна с тобою; а повстречалось другое, непредвидимое скорбное происшествие через кончину подначальной. Где, думаешь, быть скорби, там оной не бывает, а отколь не ожидаешь, приходят, — потрясут и паки пройдут: а мы приобретаем от сего искус в делах и в терпении. — Да сохранит тебя Господь и от сего, и от прочих искушений, и пошлет Свою помощь в обстоятельствах.
Ты смущаешься за то, что не пустила кровь после удара; да ведь ты это сделала от неумышленности и не с намерением, то и надобно отвергать смущение и быть спокойной. Ежели Бог вас утешил бытностью в нашей обители, то надобно принять и искушение с благодарением, так как всякому благому делу или предъидет, или последует искушение. Об обиде за милостыню не скорби, а благодари, что случай имеем к оставлению ближним долгов. 9 марта 1848 г.

Письмо 160

От 29 марта и от 5 апреля письма твои я получил. — В первом письме твоем писала твое смущение на К., а во втором вижу, что умиротворилась; кажется, могли познать, что немирство наше происходит от нашего неустроения, а не от чужих страстей: они своими пороками не влагают в наши сердца немирства, но только обличают и показуют нам, что в нас есть, и какой залог мы имеем в себе.
Ты от того успокоилась, что приступила к настоящему сопротивлению страстей, скорбела не о том, что оскорбляли, но о том, что не переносишь, как должно. Господь, видя твой сей подвиг, и даровал тебе умиротворение. Так надобно всегда и во всех случаях поступать, по главе 209-й препод. Марка Подвиж., 31 Симеона Нового Богослова и аввы Дорофея: "О еже себя укоряти, а не ближняго". От нас требуется искус и мужество в брани: и отнюдь не дерзать и не отчаиваться, аще что-либо будет благое или сопротивное. О сестрах твоих С. я все еще не вижу настоящего основания, а все пока еще колебание; враг ненавидит покоя, а наводит то такое, то другое смущение. Когда бы было самоукорение или самоотвержение, то мир был бы.
Вас всех смущают волнения западной Европы, — что ж делать? Надобно молиться Богу. Он силен помиловать нашу православную Россию от бед оных.
Дневные твои записочки читал; бывающие случаи попускаются за возношение и за осуждение ближних. За все оное надобно себя укорять и познавать свою немощь, каяться и смиряться; а Господь силен даровать прощение и помощь впредь на делание благого. Остаюсь желатель твоего и всех сестер твоих мира, здравия и спасения, мн. И. М. 24 апреля 1848 г.

Письмо 161

Получив письмо от 26 апреля, не спешил с ответом на твое малодушие о неполучении от меня писем, уверен будучи, что скоро получишь; что и исполнилось. Закоснение мое в ответах происходит оттого, что писем много, и я часто нахожусь в затруднении и в недоумении, кому прежде отвечать; а немощь не допускает всех вкупе удовлетворить; то, когда и впредь случится закоснеть, прошу не стужать си и не малодушествовать.
В первом письме описываешь свое нетерпение против оскорбляющих и малодушествующих о том, что не любишь их как друзей. Спрашиваешь, не продается ли терпение у нас? Ты купила бы оное дорогою ценою и ищешь от меня научиться, как любить врагов и как друзей? За покупкою терпения нет нужды далеко ходить: оно везде предлагается хотящему стяжать его, — и весьма не за дорогую цену: везде найдешь оное, — и в келлии, и в церкви, и в монастыре, только не ленись приобретать! Скорбь терпение соделывает (Рим.5:3), учит св. Апостол; видишь, от чего приобретение терпения, — от скорби. Не будет скорби, — как ты стяжешь терпение? Не тот виновен, кто наносит тебе скорби, а ты, что не приемлешь врачевства, посланного тебе от Бога для исцеления твоего душевного недуга.
Господь повелел любить врагов, а заповедь Божия не невозможна. Когда же не любим врагов, то, видно, больны душою; ко исцелению ее-то и посылаются от Бога случаи, кои нам показуют болезнь; исцеление же ее состоит в любви и смирении; не имея сих, должны паче смиряться и себя укорять, а не оскорбляющих нас, — за то, что мы не исполнили заповеди Божией.
Тако проходящим нам путь, по времени, истребится злоба, а водрузится любовь; но ведь это не одного раза и дня или лета дело, но многим временем и деланием стяжавается, при помощи Божией; а помощь Божия дается смиренным.
Смущение же твое за то, что не так поняла, нисколько не приносит пользы, но и много вредит: оно показывает гордость, а не хотение иметь подвиг — труд и самоукорение, но желание сейчас достигнуть бесстрастия, без труда и подвига, и смирения, и точно так, как бы кто хотел взойти на высоту всей лестницы — одним шагом и величаться на верху оной. Лучше иди с познанием своей немощи и с самоукорением, то и достигнешь желаемого. Поучайся же в отеческих книгах, как проходить делание сие, искать исцеление не отвне, но отвнутрь нас. Я на некоторые покажу тебе: читай Марка Подвижника главы, а особо заметь 209, св. Симеона Нового Богослова 31 главу; св. Иоанн Лествичник во многих степенях учит сему; св. аввы Дорофея "О еже укоряти себя, а не ближняго", "О злопомнении", "О еже како ходити в путь Божий"; Илии Экдика главы 29 и проч., св. Кассиана "О гневе" и проч. Они могут вразумить и возбудить к деланию, а не к смущению, но к смирению.
И так о сем довольно: полна лавка товара, только покупай, не ленись, а товар добрый и не дорог.
В другом письме твоем ты пишешь, что имеешь уже отдых от скорбей; — за все это приноси благодарение Господу, премудро все устрояющему. Вечере водворится плач, и заутра радость(Пс.29:6), "рать и заступление, страх и надежда, подвиги и воздаяние, мрак и свет, скорбь и утешение, вся сугуба к нашему обучению"; так шли отцы наши и нас научают. 29 мая 1848 г.
X. когда не может учиться грамоте, то пусть внимает чтению других и послушанию; не одни грамотные спасаются.

Письмо 162

Многими скорбями подобает нам внити в Царствие Божие (Деян.14:22); а ты пишешь, что находишься в скорбях; поэтому и должно полагать, что ты стоишь на пути к Царствию Божию; и паки св. Апостол увещевает: "Во всем скорбяще, но не стужающе си" (2Кор.4:8); не воспрещает скорбеть, но не велит малодушествовать. В терпении же нашем и Господь повелевает нам стяжавать души наша (Лк.21:19).
Х-е попускать одеваться, по примеру ваших послушниц, в цветные платки не советую; а когда можно, и тех усовещавать к оставлению неприличных нашему званию одежд: и добрый и худой пример принимается друг от друга; она не будет носить такого одеяния, другая, третья, а на них глядя, и прочие оставят эту глупость; а когда ей попустить, то скажут: К-я келлейная носит, почему же и нам так не носить?22 июня 1848 г.
О скорбящих на тебя сестрах и не ходящих к тебе, не нужно их заискивать, а можно их сим избаловать. Но смотря по вине и устроению каждой поступать, где понежней, а где построже, как Бог тебя наставит для их же пользы, только ты имей правое намерение.

Письмо 163

Сердечно сожалею тебя, что ты попалась в такой просак, поверила заказать на такую сумму, не имев в виду никакого обеспечения, но что же делать? Видно, попущением Божиим это сделалось; может быть, за твое тайное возношение о старании твоем по церкви и для искуса твоей веры; а быть может, и за бесплодие духовного делания. Поне таковою скорбью навершится недостаток дел твоих, и впредь будешь осторожнее в подобных случаях; только не малодушествуй и принимай с благодарением, терпением и смирением, моля об оскорбляющих тебя. Бог силен невидимо и неожиданно тебя утешить. Во всех случаях возлагай упование на Бога, хоть и свою сумму придется отдать, не уповай на нее, а на Бога, могущего тебя пропитать. Старайся искать Царствия Божия и правды Его, то сия вся тебе приложатся. Да поможет тебе Господь и утешит Своею благодатью.
Нельзя удивляться тому, что с матерью Д. случались такие потрясения, а надобно благодарить Бога, что она пришла в чувство и познала свою немощь, созналась в малодушии и не отпала от пути. Враг ненавидит и гласа окормления и потому старается всячески поколебать и разорвать сию духовную связь; но Бог силен ее утешить и укрепить; а ты со своей стороны не оставляй ее в болезненном положении: также и мать В. да не лишает ее сестринской своей любви, но иногда посещает; а ее да устроит Бог в мирном и спокойном духе провождать жительство на своем месте. 24 августа 1848 г.

Письмо 164

Нынешнее лето многие города и селения пострадали от пожаров, болезней, засухи, бурь и прочего. Конечно это есть наказание Божие, но ведь кого любит, того и наказует. Сколько людей обратилось к Богу через сии наказания! И не дожидая постов, притекали к таинствам покаяния и причащения; а пораженные скорбью, терпением оной, не малую приобрели пользу душам своим. — И ваша св. обитель посещена огнем, — не без воли Божией; но Он и помиловал вас, — не попустил совершенному быть истреблению. — Конечно, наш долг есть сознавать себя грешным перед Богом и умилостивлять Его покаянием и смирением. Трие отроцы, вверженные в пещь огненную, в славословии своем Бога, воспевали так: "Благословен еси Боже, яко истиною и судом навел еси сия вся на ны, грех ради наших", и прочее (Дан.3:26,28) и вместо огня обрели духовную росу благодати. Так и мы будем сознавать свои немощи и грехи; то силен Бог росою благодати Своей угасить разженные стрелы вражьи и отвратить от вас огненную напасть.
Скажу и на первое твое письмо от 5 сентября, где ты пишешь о средстве к уплате долга твоего за утвари. Я с оным согласен. Постигшее тебя сие искушение, полагаю, попущено от Бога, за возношение твое, коим ты, может быть, повлекалась, что стараешься украсить церковь, и других охуждала за нерадение о сем. Но все не без попущения Божия оружия сии на тебя устремлены. Предавайся с покорностью воле Божией и не упадай в скорби, но укрепляйся; ибо скорбь терпение соделывает (Рим.5:3). 25-го сентября 1848 года.

Письмо 165

На прошедшей почте 25 сентября писал я к тебе на письмо твое о страхе вашем от пожаров; а теперь еще получил письмо твое от 19 сент., - и все тоже не умолкает наказание Господне, — продолжается страх пожаров и холера. Не имею ни сил, ни разума подать вам утешение, — одно, что советую: — бодрствовать, стоять и не падать духом. Внешний вред гораздо меньше душевного. — Сохраняясь сама, и сестрам советуй иметь твердую веру и надежду на Бога. Он силен вас и поддержать и свободить от сей напасти. Что такое значит, что семилетняя девочка предсказывает события? Я не могу знать и не дерзаю полагать то или другое, но только похоже на то, что через предузнание ее или будут осторожнее, или придут в покаяние. Да утешит вас Господь! Усердно желаю. Мног. И. М. 2 октября 1848 г.

Письмо 166

Ты описываешь свое устроение в отношении к матери О., что не можешь нести откровений ее против тебя, что и сознаешь своею немощью. Точно, это твоя немощь; но она, видя твое негодование, еще больше на тебя смущается; а враг этому радуется и больше восставляет с обеих сторон смущение. — Нужно бы против сего с обеих сторон быть смирению; то и ничтоже бы успел враг на вас; но у вас в этом есть недостаток, и потому он берет верх. Ты хочешь, чтобы она тебе не открывала помыслов, которые на тебя ей приходят, от чего и думаешь быть мирна к ней: однако ж я не думаю, чтоб мог мир быть у тебя; хотя она тебе и не скажет, а ты все будешь убеждена, что она ими обладаема, и в прочих ее откровениях останется при тебе жало смущения на нее. — Мне кажется, тебе лучше обратить внимание на себя, познать кознь вражью, как ее, так и тебя возмущающую, и не запрещать ей говорить приходящие и всеваемые ей от врага помыслы. Через обличения они могут упраздниться, а ты не ей, а врагу приписывай оный прилог; а ей советуй приходящими на тебя помыслами не уязвляться и не смущаться, не ставить даже оные себе в вину для того, что оные то же, что и хульные помыслы, — токмо беспокоят без всякого на то ее согласия: а она уже думает, что тяжко согрешила, желая найти отраду в откровении; но при смущении твоем еще более возобновляется брань, и наносит враг, что точно так истинно твое к ней нерасположение. — Пусть она помыслами сими пренебрегает и не смущается о них, тогда может о них и не говорить и тем посрамит врага; а когда по немощи и скажет, ты не смущайся и не весели врага. Господь да даст вам мир!
Читал я твои ежедневные записки, — ни мало не удивляюсь всему там написанному. — Мы находимся на духовной брани: свойственно человеку падать; но надобно восставать и, познав свою немощь, приносить покаяние со смирением, памятью грехов своих смиряться, а смирением простить согрешения твои по слову Исаака Сирина. Прошу тебя и всех о Христе сестер не оставить меня в молитвах; и желая тебе и всем им здравия и успеяния во спасении, остаюсь мног. И. М. 6 декабря 1848 г.

Письмо 167

Сколько могу упомнить из журнала твоего, напишу о том, что ты описывала ко мне.
По окончании дня должна рассмотреть себя, не по страсти ли что делала, по тщеславию и человекоугодию; или после сама о себе мнением побеждалась; и во всем оном укорив себя, смирением и покаянием день заключи и благодари Бога о всем.
Заметил я, что слова, сказанные тобою уставщице: "Как угодно", не совсем были чисты, а с примесью чего-то; потому и она приняла их в скорбь. — Те же слова можно сказать в другом тоне, не отрывочно, но даже и с пояснением, что я не взыскиваю с тебя, что будешь петь, только с любовью, и не было бы труда в объяснении и смущении.
Не мало удивительно, что у вас считают монашество нужным только для сей жизни, а в землю хоронить, так сие и не нужно, а я, напротив, знаю таких матерей, которые стараются не упустить без сего напутствия и одеяния брачного, через которое, веруем, свобождатся от греховной скверны. После совершения сего обряда, какая поется стихира? "Познаем, братие, таинства силу", и прочее; она многое означает и подает утешение приемлющим сие таинство. Но что ж делать? Что не в нашей воле состоит, о том предадим воле Божией.
С матерью О. обращайся попроще, то, может быть, унылый дух ее ободрится. 14 марта 1849 г.

Письмо 168

С 28 февраля по 14-е марта описания твоих деяний получил. По тупозрению ума моего и ветхой памяти не могу вполне на всякий случай подробно отвечать; но скажу только или сделаю замечание, чтобы старалась в делах твоих, словах и помышлениях наклонять себя к смирению, и да не како иным проповедуя, сами неключими будем (1Кор.9:27); других научая уклоняться от страстей, сами оным да не поработимся, да еще иногда и мним, яко нечто есмы. Ты скорбишь за нерасположение к тебе матери игумении; а ты посмотри и на свое к ней; не будет ли равновесие? Разного духа, разного устроения и направления вы с нею; то как же быть и согласию? По крайней мере, сколько можно, наклоняй себя к миру и избегай суда о ней и злопомнения; с обеих сторон она и ты видите только друг в друге недостатки, а себя не укоряете, а враг и берет силу делать возмущение.
Вижу, что твоя жизнь молвистая, но, видно, так нужно для пользы твоей: безмолвная жизнь не всякого пользует, но часто попадают в прелесть. — Паки скажу: заменяй свои недостатки сердцем сокрушенным и смиренным, и терпением находящих, принимай яко должница, а не яко обиду терпишь, и молись за обидящих.
С сестрами, ищущими пользы, говори, не думая, что от своего разума или достоинства говоришь; но, по вере их, Господь вразумляет тебя; а твоего тут ничего нет: ни от дел, ни от великого ума и ни от чего другого; токмо одна готовность быть хотя малым орудийцем, которым действует Сам Бог по вере сестер. Жаль покойную Р., что не приобщили ее св. Таин и не елеосвятили. Да как же это? Когда и здоровые в пост приступают к сему таинству, кольми паче о больных бы надобно попещись; но что делать? Бог ее не оставит. 29 марта 1849 г.

Письмо 169

Три послания твоих получил. На первое ничего не могу подробно сказать, помня только, что были тебе разные передряги скорбные и твое во многом нерадение и несоблюдение языка от празднословия и осуждения; о всем оном советую при каждом случае окаявать себя и в конце дня каяться.
Откровения твоего я не отвергаю, только чтобы оное было не просто историческое повествование, но сознательное своих немощей и страстей, с благим намерением, при помощи Божией, полагать начало к исправлению себя.
На последнее, недавно прочтенное, может быть, больше могу, упомнив, написать: как жаль, что такие дни, т. е. после причастия и в первый день Пасхи, у вас выходила такая крамола. — Конечно, попущением Божиим, к наказанию твоему и ко искусу, и к научению терпения, что ты так и должна принимать, укоряя себя. — Но ежели когда видишь, что она увлечется неправильным гневом, хотя не тогда, а в другое время объясни ей, что таковое ее взыскание отнимает руки к прохождению послушания и убивает здоровье, в чем надобно быть мужественной, но не дерзкой.
Что ты бываешь более борима страстями, когда готовишься к Св. Причастию, этому нельзя удивляться. — Всегда, когда мы принимаем против врага какое оружие, то и он на нас более вооружается; а мы, видя немощь нашу, более будем стяжавать смирение.
На вопрос об исповеди: почему же не читать молитву исповедную, хоть до исповеди, хоть после исповеди, когда положена молитва ежедневного исповедания во многих канонниках? — Можете и вы прочитывать оную, когда угодно.
Когда В. не находит пользы в откровении, не надобно ее к этому и нудить; без веры и произволения какая уже будет польза? Когда с верою приходит, объясняет свои немощи и смиряется, — Бог дарует и слово к пользе того; а ежели кто идет с сомнением и пренемоганием, когда что не по нем, то какая ж тут польза может быть?
Мать О. в смущении; ее вина, и, главное, что она не имеет смирения и не старается о снискании оного, смущается и в скорби, и в спокойствии. — Господь повелел искать спокойствия в кротости и смирении, научаясь от Него. Во всем надобно себя укорять, то и не будешь смущаться.
Вопрошаешь, что по скудости 4-х процентов нечем ей содержаться, то не взять ли их из Совета и отдать их родным или в купечество? Да, это не худо, они дадут и 6 процентов, но на сколько времени продлится сия плата, кто может поручиться? Видишь, какие ныне критические времена и обстоятельства, а мое мнение, лучше брать каждый год из капитала по 100 руб.; на ее век будет; и для этого положить одну тысячу или две на мелкие билеты, — и всякий год брать по одному билету, прочие же билеты будут лежать и на них сумма накопляется. Ежели она 20 лет проживет, то всего капитала не истратит, а какая для нее польза, ежели и весь капитал останется целым, а она будет нуждаться?
Мать Д., испросив позволение причащаться одна, хотя и насмешки приняла, но проложила путь и другим в подобных случаях приступить с прошениями, чем, может быть, уничтожится оный непохвальный обычай оставаться без исполнения сего долга. Нигде нет этого, или я не слыхал, а свои причуды и еще кой-где есть.
Об откровении к тебе сестер я должен нечто тебе сказать: ты не отвергай их веры, но и не привлекай сама; а опасайся уклониться в мысль, что ты уже достигла сего, чтобы принимать помыслы других: а еще осуждай себя, что, не достойна суща, дерзаешь на таковое великое дело, и вменяй себя худшею их, и что им сказать, призывай помощь Божию, а не думай, что от себя говоришь, но их вера и помощь Божия содействует, а ты как некое орудие, коим действуешь не сама. Твое одно только должно быть произволение и желание послужить ближнему. Иже хощет в вас вящший быти, да будет вам слуга и всех последнейший (Мф.20:27), и паки: не приидох да послужат Мне, но послужити (Мф.20:28), сказал Господь; то кто ж есмы мы? Испрашивая на всех вас о Христе матерей и сестер мир и благословение Божие, остаюсь желатель вашего здравия и спасения. Многог. И. М. 28 апреля 1849 года.

Письмо 170

Из твоего подробного дневника замечаю твою молвистую жизнь и не мало о сем соболезную; — попадаются на всякий день слова: "Празднословлю и осуждаю". Мы знаем, как тяжко это, а особо осуждение, а все не оставляешь своего навыка. И о всяком праздном слове дадим Богу ответ, то что речем об осуждении? И хотя бы мы и все установленные нам правила исполнили, но и велико делание имели, а не стяжем болезненна сердца, — ничтожны труды наши. Все случающиеся с тобою скорби, может быть, смотрительно попускаются от Бога, да не бесскорбно проходишь жизнь и лишишься будущей блаженной жизни, а скорби невольно смиряют и к Богу привлекают.
Смущение N.N. наносится от врага, а она не в силах оным противляться: потребно ей смирение, то и успокоится. На какой же конец устроено откровение и послушание? На то, что от послушания рождается смирение, а оное успокаивает: а когда плода сего лишаемся, то не так оное проходим.
Не смущайся о том, что В. не открыла тебе о пострижении; может быть, она имела на сие свои резоны, и ты от сего ничего не потеряла, а узнавши приобрела то, что должна познать свою немощь, когда за это смутилась. Ежели она получает пользу, то не возбраняй, ибо не ты, а Сам Бог действует, хотяй всем спастись.
Вести тебе журнал я не воспрещаю, когда ощущала от сего пользу, только о нужных материях особо отделяй, на которые нужно отвечать. Впрочем надобно более полагаться на волю Божию. 16-го июня 1849 года.

Письмо 171

На вопрос твой о неизвестной сумме, что я могу сказать? Осуждать ближних для нас опасно, но и знавши точно, на какой предмет идет сумма (ежели не ошибочно), то, конечно, жаль, и не столько суммы, сколько душ их. Но как не можем этого исправить в людях, предоставим Божиему промыслу, терпящему их и наши немощи и судьбами своими могущему устроить все во благое; а между тем ты с благим намерением и хранением своей совести можешь делать так, как предполагаешь, под неизвестным именем; благое твое намерение, конечно, Бог не оставит без успеха, а суд Ему предадим.
Матери В. ты справедливо говорила об ученицах, чтобы не нудить себя крепко, а умеренно; а что она приняла со скорбью сие, то это произошло от ее устроения; когда же прошла пылкость, то и сама познала свою вину, и, может быть, ей послужит это впредь к исправлению, познавши, как тяжело рабство страстям; те же самые вещи видятся в другом виде при спокойствии духа, и потому надобно оным сопротивляться и раскаиваться за действие оных.
Мать О. сама мучится от своих страстей: самолюбия и зависти. Вот какие это немилосердые господа! Да поможет Господь ей свергнуть рабство сих лютых господ смирением, самоукорением и любовью, предпочитая своей пользе других пользу, но и она оной не лишится; пусть берет столько, сколько нужно, и другим не возбраняет. 28-го июля 1849 года.

Письмо 172

Из подробного твоего описания замечу только о матери О., что делать с нею. Надобно уговаривать и показывать, что это есть ее страсть. Ты никому не воспрещаешь, как и ей, — открывать свои немощи; и кто со смирением и верою приходит, тот и пользу получает; а без оных — смущение; ведь явно, что она имеет гордость. Смирит себя — и получит покой.
Да еще о К. ты беспокоишься и скорбишь, что на тебя оставили ее. При помощи Божией, сколько можешь, прилагай старание, а сохранение зависит не от тебя; и в этом будь спокойна. Многогр. И. М. 10-го сентября 1849 года.

Письмо 173

Пишешь, что по предложению матери игумении соглашаешься ехать в сбор, мечтая отдохнуть от сестер, ходящих к тебе, ожидая на сие моего согласия. Я с своей стороны не нахожу труднее послушания, как ехать в сбор; ты мечтаешь получить отдых, но можешь встретить несравненно больше искушения, таскаясь по миру и мирским домам. И те, которые ездят и с отвержением себя, за одно только послушание, и тем велий подвиг бывает; а когда еще с охотою и избегая монастырских скорбей дерзать на сие, то чего должно ожидать? Вот тебе мое мнение!
Журнал твой с 22 августа по 19 сентября прочитал: в оном особого ничего не заметил: обычная молва и суета, яко же и аз грешный влаюсь, носим волнами. Токмо о жалкой матери О. заметил, какое ее смущение, и ни мало не имеет успокоения. В этом видится явная прелесть вражья; он не допускает ее успокоиться; а причина ее — духовная гордость и неимение смирения; но и нет старания о приобретении оного. Что ж наше делание без сего света? Все тьма и мрак. Открывая свою немощь, думаем через сие похуление себя найти себе успокоение: а не разбирать — больше или меньше мною занимаются. Всяк берет столько для себя пользы, сколько у него есть веры и смирения; и даже предпочитая других пользу своей, — а без сего какая польза иметь откровение? Оно и на деле показывает. Пусть повторит те места у св. отцов, которые учат сему деланию. А ежели не находит себя столько сильною, чтоб оным следовать, то пусть живет так: руководясь верою, страхом Божиим и смирением, всегдашним самоукорением, может и сим путем спастись. Помолитесь за недостойного теня, многогрешного И. М. 1 октября 1849 года.

Письмо 174

Пишешь о зависти и ревности Н. к тебе, за усердие к тебе сестер. Этому нельзя не быть: они также люди, не победившие страстей, как и мы грешные; но они, может быть, побеждаются какою одною или не многими страстями? А мы тьмою страстей побеждаемся; потому нужно и сие к нашему искусу и к показанию, любим ли искушающих нас? Не говорю уже — врагов.
А что ты думаешь забиться в щель и там замазаться, это происходит от нетерпения и неразумия. Прочти в книжечке преподобного Нила Сорского, которую я послал тебе, слово 11-е, и оной же материи на 146-й стр.: "Аще бо кто восхощет обезпечалитися прежде времени, общий враг уготовает ему смущение множае покоя, и приводит его рещи: добрее бы ми было не родитися". Это оттого, что не победили страстей, живуще купно с братией, то они в безмолвии наводят еще большее смущение.
Что делать с матерью О.? Она вельми оскудевает в смирении; оттого не находит себе успокоения и в самом откровении; попустила врагу поругаться над нею, а приписывает слезы свои слабости нерв. Что мог, написал ей. Помоги Господи ей противостать козням вражьим!
Мать В. придерживается суеверия, боится переходить в келлию по пустым замечаниям. С молитвою и с Божией помощью, да не убоится козней вражьих, а пусть ищет Царствия Божия и правды Его, то и во всем поможет ей Господь. Желаю тебе мира и всем твоим о Христе сестрам в мире соделывать свое спасение, и поручая себя молитвам вашим, остаюсь многогрешный И. М. 12-го октября 1849 года.

Письмо 175

Очень хорошо, что ты дома осталась, избавившись от сборов; чего бы ты там не навидалась, чего бы не наслышалась! И все сии волны кипели бы в сердце твоем. А какая нужда в сборе и для чего отягощать народ? и так каешься, что во многом соблазняешься. Неужели Бог не промыслит о вас, работающих Ему, паче когда будете искать Царствия Божия и правды Его? 8-го ноября 1849 года.

Письмо 176

Да утешит тебя Господь в день Ангела твоего, по скорбям, бывающим при возложенном на тебя послушании. Да кто ж без скорбей? А когда думаем бесскорбной жизнью достигнуть спасения, то ошибаемся; удаляя от себя все внешние скорби, обрящем внутренние, лютейшие оных; потому что, не очистив себя терпением скорбей, — "деланием досады креста", возмечтали бы иметь "славу креста", как пишет св. Исаак Сирин во 2-м слове.
Ты скорбишь за ожесточение на тебя У-и за открытия игумении ее шалостей. — Осяжи свое сердце, для чего ты это делала? С намерением ли посрамить ее или избавить от темной власти вражией и от сетей, в коих она запутана? Советы твои на нее не действовали; обещания, ею данные тебе, не оправдались. Что ж было делать? Для сохранения целой обители, нужно было принять какие-нибудь меры; в случае чего-либо неприятного, ты должна быть в ответе, яко вторая по начальнице; да и все на тебе ляжет. — Не смотри на ее ожесточение, — это твое малодушие; а когда хочешь умиротворить ее; то поговори с нею и представь ей предлежащую гибель, когда не оставит страсти. Помни слово Господне: аще согрешит к тебе брат твой, и проч. (Мф.18:15), и посему должна о сем мирствовать и не смущаться.21-го ноября 1849 г.

Письмо 177

Благодарю тебя за поздравление с днем рождения моего и за все мне твои благожелания. Точно, 20 ноября сравнялось мне 61 год. Время приближается к вечности; а когда оное придет, один Бог весть, заповедавший нам бдеть и молиться, яко не вемы, в кий час Господь приидет; а я плохо о сем радею; людей поучаю, а сам неключим пребываю. Что делать!
Спрашиваешь, хорошо ли сказала матери игумении о У-е, чтобы не штрафовать публично? Когда она пришла в раскаяние и борется со страстью, то, кажется, лучше прилагать и врачество не так жгучее, дабы более не ожесточилась. Св. Апостол Павел велит Коринфянам к наказанному грешнику: утвердите любовь, да не како многою скорбию пожерт будет таковый (2Кор.2:7,8). Ты опасаешься, чтобы слабое взыскание не было поводом другим: кто пленен будет страстью, на того ни мало не подействует наказание других. Когда отвергнет кто страх Божий, страх человеческий не может много действовать.
В другом письме пишешь, что она приходит к тебе просить совета, желая отстать от страсти; а ты опасаешься принимать ее, чтобы, по непостоянству ее, после не передано было матери игумении, а та сочтет, что отвлекаешь ее от нее. Не совсем основательный страх: она ищет твоей помощи, утопая в волнах страсти, и конечно с верою; как ее презреть? Может быть, она получит исцеление по вере ее; а оставить — более расстроится: в словах же будь осторожна, а паче не касайся укоризны игуменьи и будь спокойна. Ежели бы и случилось врагу воздвигнуть на тебя за сие брань игуменьи, то не опасайся сего, Господь защитит тя.
Опять о жалкой матери О. пишешь, побеждающейся завистью. Ей надобно попещись об истреблении оной, а не о том, что ты не так делаешь: за твои дела она ответа не даст. Я писал ей с твоим письмом 21 ноября.
Вижу, что ты возмалодушествовала через молву от сестры, и во время сего малодушия желала свободиться от всего и быть безмолвною; а за тем, что ты, три часа посидевши безмолвно, впала в помыслы высокоумия, чего ж ожидать надобно от долгого безмолвия? Прочти во 2-м слове у св. Исаака Сирина о сугубом делании креста и на кого приходит гнев Божий: там очень понятно. Еще не твоей меры безмолвие и уклонение от скорбей.
Да вразумит тебя Господь в деле спасения, как поступать, и укрепит Своею благодатью.6-го декабря 1849 года.

Письмо 178

Ты смущаешься о высланных сестрах по вине их, — будь спокойна по сей части. Св. Лествичник пишет, что лучше послушника выслать из обители, нежели допустить творить свою волю, а тут еще более, нежели сие. Паки скажу: не сомневайся о высланных сестрах; сие послужит им на исправление, а другим — примером.
О твоей поездке не знаю; как Бог устроит, тому и повинись. Неси крест свой с помощью Божией, и будет тебе полезен.
Мать О. не познает, что она погрешает ревностью и завистью. Советую ей познать свою немощь и болезнь сердца, происходящую от страстей, и призывать помощь Божию. Поздравляю тебя и всех твоих о Христе сестер с наступающим праздником Рождества Христова; мирно и спокойно празднуйте, чего вам усердно желаю. Многогрешный И. М. 24-го декабря 1849 года.

Письмо 179

Описываешь случившиеся с тобою скорби, от разных случаев и сторон, что ж делать? Видно, надобно так быть; да научишься терпению и очистишься от бывших от тебя поползновений в помыслах, словах и деяниях. Впрочем все они мимоходящи и, помогающу Господу, удобоносимы; о всем благодари Бога.
Скорбишь о ходящих к тебе сестрах, недоумеваешь, что кому сказать, и полагаешь, что они не имеют веры к тебе. Ты не сердцеведец: не можешь знать, кто, как и с какою верою приходит; а сама должна действовать по благому расположению к добру, по любви к ближнему; то уже Сам Бог, по их устроению, будет действовать, ради их пользы; а ты будь мирна по сей части.
Мать О. благодарю за писание ее и поздравление меня с праздником. Когда она будет иметь благое произволение к исправлению себя, то Бог поможет ей: пусть просит и не отчаивается. Мир вам!
Слава Богу, что ты приехала в свою обитель благополучно и принята благосклонно матерью игуменией и сестрами. Приноси о всем благодарение Господу, что Он даровал тебе здесь обрести укрепление и утешение в своих немощах и недоумениях; а о том, что будет вперед, Бог весть. Мы ведь стоим на брани духовной, аще и падем, не разбиемся, яко Господь подкрепляет нас. Будем смиренно искать Его помощи. Да сохранит вас Господь от стрел лукавого. Будьте здоровы и спокойны все. Многогрешный И. М. 25-го февраля 1850 года.

Письмо 180

В письме твоем описываешь, как дивно Господь избавил вашу обитель от несчастного случая — пожара. Слава и благодарение милосердому Его о вас промыслу и покровительству!
По 3-е апреля у вас более все было смущение с матерью О.; я уже недоумеваю, какой дать совет к исцелению ее немощи. Одно средство: надобно ей себя укорять и иметь смирение. Какой же толк в том откровении, когда оное не приносит успокоения? Ведь откровение не одно нужно, а при оном и послушание. Принимать по откровении совет и уже не самосмышлять и не верить своему разуму: от этого рождается смирение.
В последнем письме пишешь, что желала бы мне прибавить десять рук, чтобы не оставить вас; кажется, и того мало будет: в два сии дня получил я 21 конверт писем, а в них — в одном по два и по три письма; то посудить надобно: я их и доселе не прочитал; когда же дам ответ? Времени очень мало имею, а все требуют ответа. Пишет каждая одна и думает, долго ли написать, а у меня одни руки; да еще прежних лежит более 30 писем; потому я и прошу, чтобы после журнала краткую выписку делать, о чем нужнее отвечать.
О матери Д. писал я, видя из общих ваших писем что-то неловкое между вами, как будто чужие стали; а я сего бы не желал. Неужели должно быть между нами разделение? Аз Павлов, аз Аполлосов, аз Кифин (1Кор.1:12). У нас один Наставник и Учитель, Господь наш Иисус Христос, — любви и смирению, единодушию, миру, и проч. Когда заметишь в себе против других немирство или какой помысл взошедший, самоукорением низлагай его: ежели же он усилится и утвердится, то объяснением друг другу уничтожится. Это на опыте известно: "Являемое свет, а не являемое тьма". Господь вразумит и укрепит вас на пути сем. 29-го апреля 1850 года.

Письмо 181

Достигши своей обители, встретила паки скорбь; но все это не без промысла Божия. Как по скорби надобно ожидать утешения, так и после утешения, которое здесь имела, надобно было ожидать скорби; но милостив Господь, и оная пройдет. Надобно злату искушатися в горниле, а нашему устроению в скорбях. Я получил письмо твое от 18 января. Недоумение твое состоит в принятии монахинь П. и С., кои просят тебя о сем, а ты полагаешься на меня, как я решу, а мне не мало тесно отвсюду. Что тебе сказать, при таком громком шуме, об отвлечении тобою от игуменьи сестер к себе? Когда еще этих принять, то можешь ли понести молву и укоризны граждан? А дойдет и до начальства; да и как принять против упорного противления начальника? К тому же мать В. уже и просила о принятии, хотя и была во искушении, но сказанное слово назад не воротишь. Итак я не могу собрать духу сказать: прими, и предать тебя на вящшия скорби. Мне кажется, тебе себя устранить, не входить в это дело; а когда сама игумения скажет: прими, тогда не надобно отказываться или можно не принять; может быть, это покажется и скорбно для них, но что делать? можно ли против рожна идти? Когда откровение их тебе было тайно, то и не происходило крамолы; а теперь открыто и явно будет, и не безопасно Для тебя. Жаль и сестер; но они должны видеть невозможность дела сего, — и все равно скорби не избегнут, и даже сугубой. Итак предаться воле Божией и повинутися, кому предаст мать игумения; а там уже совет иметь и на подчинение.
Да избавит Господь вас от всех сетей вражьих. И. М. 27-го января 1851 года.

Письмо 182

Скорбно и для меня видеть тебя изнемогающую в скорбях твоих. Помысли, что скорби твои промыслом Божиим устроились, хотя кажется и неправильно и через людей, но люди только орудие промысла Божия. Что ж мы должны тогда ли только терпеть, когда бываем в чем виновны? Нет. Надобно терпеть все находящее, без чего мы не можем научиться терпению; а чего ради Бог попускает тебе скорби, это Ему единому известно. Может быть скудость дел наших восполняет Господь наведением скорбей, а в невинности твоей в сем совесть твоя тебя должна утешать. К укреплению твоему в скорбях, читай в отеческих книгах: у св. Марка Подвижника, у аввы Дорофея, у Петра Дамаскина, у св. Исаака Сирина много найдешь себе утешения в 20, 21, 34, 35, 36, 37, 51 главах. Также и другие отцы укрепляют нас. Кажущееся тебе бесчестие, по слову св. Марка Подвижника, послужит тебе наведением будущей славы Божией; а св. Писание говорит: егоже бо любит Господь, наказует: биет же всякаго сына, егоже приемлет (Евр.12:6). Видишь, что ты не лишена милости Божией. Имевши скорби, смиряй себя и взывай к Нему в немощи своей: Он скоро пошлет тебе Свою помощь и утешит.
Не знаю, чем кончились ваши постриги? не было ли и еще тебе чего за них? Я писал тебе касательно постригов, чтобы не вступать, а оставить на волю Божию, как Он устроит, так и да будет. Необращение на тебя внимания игумении служит к твоему смирению, а искушения выше меры Бог не пошлет.
У тебя все повторяются скорби, то от М., то от N.: нет дел, так скорби заменяют. Заповедь Божия, а не моя: "Любите враги ваши" (Мф.5:44). Не можем любить, то поне не возненавидим, а себе укорим за оскудение любви. Да не сбудется на нас слово: "За умножение беззакония, изсякнет любы многих" (Мф.24:12). Молись за нее и считай себя худшею ее; тогда Бог отвратит сердце твое от злопомнения. "Молитва злопомнителя сеятва на камени", — пишет св. Исаак.
Спрашиваешь, как поступать с матерью В.? Об этом много было писано и говорено, как поступать. Пусть она прочтет главы Симеона Нового Богослова, св. Иоанна Лествичника, св. аввы Дорофея, св. Кассиана; найдет там у всех, что ученик от старца, яко от уст Божиих, а не так, как она на каких-то условиях хочет быть, и ищет не пользы души, а сближения. — Каково же это? Не ей должно преподавать советы, как с нею поступать, а от тебя принимать с верою и любовью, хотя бы что и противно ей казалось. Таковое покорение будет по Бозе; а как она хочет, то ни ей, ни тебе пользы не будет. Когда она отсечет свой разум и волю, тогда и успокоится; ибо от того смирение стяжавается, а смирение успокаивает. 9-го февраля 1851 года.

Письмо 183

Сердечно сожалею о скорби новопостриженных сестер, что они не имеют утешения в духовном окормлении и подкреплении; впрочем, малодушие их более увеличивает их скорбь. Жаль и тебя, как через нанесенные тебе скорби, так и более через неустройство твое против матери игумении: еще далеки мы от смирения и любви, всепобеждающей и носящей. Аще оставляем грехи ближнему, и Бог оставит наши: старайся себя укорять за такое бедное устроение духовное. Надобно рассудить: если бы ты была на месте ее, то в подобном случае также бы поступила. Конечно ей представляется в начальстве ее как бы уничижение и презрение перед народом; а тебе предпочтение и возвышение. Хотя тут и далеко от духовного разума, но как и та, и другая сторона уклонились от него, то буря страстей и волнует душевное море, пока самоукорением и смирением хотя одна сторона не утишится. Ежели будет воля Божия тебе их руководить, без твоего к тому искания, а по вере их и согласию игумении, препоручить тебе их в окормление; то здесь не нужны никакие обряды и передачи; а просто сказать: "Препоручаю тебе сих сестер в духовное окормление". Довольно и одного сего слова, с миром и любовью сказанного. По настоящему начальник обители есть отец всех и попечитель о спасении душ, вверенных его пастве; а он уже поручает, по усмотрению своему, для окормления, братию духовному старцу, одному или многим, по количеству общества; а сам он все-таки есть непосредственно отец и наставник всех, и тут уже нет разделения: или аз Аполлосов, аз Павлов, аз Кифин, но все есмы Христовы ученицы; так должно быть и в вашем обществе. — Но горе нам грешным, что в лютые наши времена чин сей изменился, и редко где можно найти единодушие, мир и любовь. — Враг восстал сильно на работающих Господу и нашими страстями борет нас, и нередко низлагает; а смирения, — крепкого оружия, сокрушающего все сети вражьи, — не имеем мы грешные и только языком о нем поучаемся и глаголем; а на самом деле и следа его несть в нас.
Новопостриженных мать А. и мать Г. поздравляю с принятием сего образа; да поможет им Господь сохранить обеты свои, данные перед Богом, и помнить, что монах есть столп терпения и бездна смирения. 27-го февраля 1851 года.

Письмо 184

Сердечно жаль тебя, что до тех пор не могла умиротвориться к матери игумении. Я уже не могу тебе ничего на сей счет сказать: довольно было писано.
Вот тебе и еще крест от матери В., об этом много было писано и тебе, и ей. Послушание рождает смирение, а смирение успокаивает, а она желает, сама не знает чего, но смириться не хочет. Подозрения, замечания, самосмышления терзают ее сердце. Когда ей подумать о душе своей и об искоренении страстей? Она даже и не видит, да и видеть не хочет, а только смотрит на твои движения и из них ложно сшивает самосмышление, коим мучит себя. Надобно ей взяться за ум и смириться; тогда и успокоится. Где явится смущение, то уж там непременно враг посеял плевелы; надобно тотчас исторгать их и не допускать пускать ростки, а то трудно тогда будет.
В принятии В. не могу тебя понудить; ты сама испытала ее; и была ли ей какая польза через откровение? То же и теперь должно быть.
Прошу тебя и всех твоих сестер помолиться о мне грешном и немощном и остаюсь желатель вашего спасения, многогрешный И. М. 27-го марта 1851 года.

Письмо 185

Все одно и то же — скорби тебя не оставляют, а окружают: видно, есть на это воля Божия, чтобы скорбным путем вести тебя в жизнь вечную. Ведь не можешь сама отвратить креста твоего; то неси сие бремя легкое и иго благое, хотя и кажется тебе тяжким; но могла ли бы ты понести оное, ежели не укреплял тебя Господь? Он попускает для пользы твоей, Он и укрепляет. Прочти у Макария Египетского в 7-м слове, в 13-й главе и далее. Веруй же несомненно, что Господь может тебя освободить от скорбей; да и освободил бы, ежели бы предвидел из того твою пользу.

Письмо 186

Письмо под номером 186 в книге отсутствует. — А.Л.

Письмо 187

Ты пишешь о скорби твоей от сестер, относящихся к тебе; это ни мало не удивительно; но враг воздвигает их против тебя, и самое падение их должно привести их к смирению; а ежели часто они сим поползаются, то никакой пользы не обрящут; ибо у них, видно, и предложения нет к послушанию, то лучше оставить их. Ты ничем ими не связана; — да для меня еще это ново, что ты сама ходишь к ним, как-будто называешься и ищешь от них откровения: они должны сами искать от тебя приятия их к оному; а не тебе к ним ходить; разве случайно зайти. — Обличить можно оскорбившую другую, не дожидая ее сознания. — Часто случается, что иногда не сознают себя виновными, а все винят другого.
Пишете: можно ли тебе вмешиваться в дела мирские, когда будет в чем просить совета А.П., и к ним поехать? Что относится до любви к ближнему, то мне кажется, не безбедно оставлять, а дать совет просящим с верою, — есть дело любви и милостыни духовной, токмо остерегаться должно возношения и мнения о себе. Да своим ли разумом мы говорим? Не паче ли, по вере их, действует Сам Бог? А мы токмо малейшее орудие; то ежели и пользу кто обрящет, не от нас сие, а от Бога, по вере их. И поехать к ним можно, ежели там нет большой рассеянности; впрочем всегда надобно иметь в мысли свою скудость.
По ночам вставать сестер не понуждай, а оставь на произвол каждой из них.
Во всех твоих делах да подаст Господь тебе Свою помощь, призывай всегда Его в твоих недоумениях. Всем твоим о Христе сестрам и тебе желаю мирного устроения и здравия. Многогр. И. М. 28 июня.
Очень рад, что имеете книгу ставрофилию. — Да укрепит Господь вас в несении креста, который Ему угодно послать каждой из вас: "Аще кто хощет по Мне идти, да возмет крест свой" (Мф.16:24); поэтому нельзя быть без оного.

Письмо 188

Жалуешься на свое бедное устроение, что не имеешь мир к N., и по времени отрыгается память обиды и злопомнения. Этого нельзя одобрить, а надобно стараться исторгать сии плевелы из сердца своего, помянуть Христовы страдания, претерпенные невинно за наши грехи: а мы тьмами повинны грехов и неисправлением в жизни нашей; то хотя скорби не будем отревать и смирять себя во всем: ибо смирение и кроме дел прощает наши согрешения. Какой плод покажем от дел наших? Никакого; а ведь плод духовный есть: любовь, радость, мир, долготерпение и проч. (Гал.5:22), то как же нам не смиряться?
Вот кстати приспела обида от сестер С., не могу их похвалить. — Конечно, видно, враг им внушает противный на нас помысл; но ты отпусти им, не ведят, что творят: отпустишь и тебе отпустится.
Благодарности не ищи, то получишь от Бога воздаяние.
О В-ой келейной, когда брат не дает вольной, можно и внести за нее; а то жаль, что попадется опять к господам, имея желание работать Богу; только надобно смотреть, какова ее нравственность, и вместо благодарности В., не бросила бы ее, получивши свободу, — это вам виднее. С матерью Д. когда у вас мирно, то случай, о коем ты описываешь, был мимолетный и послужит к обличению немощного твоего устроения и к смирению.
О входе послушницам в алтарь я не могу дать разрешения, когда правилами не допущено; а монахиням дозволено входить и пометать алтарь.
Об упущении службы, что ходите по первому звону и не застаете полунощницы, не скорбите много, ибо это зависит не от вашей воли, но и опечаливает вас такое бесчиние. Заменяйте верою и произволением; дома же всего не возможно вычитывать, читайте кафизму или две, по возможности, и утренние молитвы.
О матери О. устроении, внушай ей, что гордость не принесет ей спокойствия, а всегдашнее смущение. — Святые имели себя под всею тварью, то что ж мы грешные о себе скажем или подумаем?
Забыл сказать о ходе к сестрам в келлии для их откровения: я не ставлю законом — не ходить к ним, но случайно можно; а то они могут тебе поставить обязанностью ходить для их откровения: то уже не они в тебе, а ты в них имеешь нужду. 14 августа 1851 г.

Письмо 189

Ты жалуешься на леность свою; она не виновата, а ты; то себя обвиняй, смиряйся, и через сие получишь над нею победу.
Ряска не принесет спасения, то тщеславие всегда воюющее против смирения; и кто ищет спасения, тому непременно нужно и смирение. И так, кажется, излишне наряжаться, а иметь опрятность можно и от дешевой материи.
Немцев лютеран и католиков, умерших в вере, нельзя поминать на проскомидии: они не имели в живых сообщения с Церковью нашей, то как же по смерти мы посмеем их присоединять к Церкви? Правила воспрещают поминать еретиков; по записке твоей православные имена у нас будут поминаться. Тебе и всем твоим сестрам мира, здравия и спасения желаю. Мног. И. М. 22 августа 1851 года.

Письмо 190

В письмах твоих вопрошаешь о М., соглашаться ли жить ей? — и о бедном ее положении, по неимению работы; и потому не оставить ли этот монастырь? — Когда еще нет той товарки, с которою жизнь ей была вредна, то ради бедности не нужно оставлять. Ожидать здесь Божией помощи и тратить то, что есть, хотя до половины; мы не знаем промысла Божия; а может быть, ей попущено за то, что она понадеялась на свою работу, думала, в век не подвижится; и за то еще, что имела гордость, считая себя нечто.
О твоих скорбях от И. и Н. что сказать? Ведь ты пишешь: неисправна тем и другим, осуждаешь, празднословишь, сердишься; то надобно же за них что-нибудь потерпеть, промыслом Божиим посылаемое к очищению.
От матери А. случившаяся тебе паки скорбь, конечно, вражьим наветом произошла, но причина более та, что она долго скрывала приходившее ей на тебя раздражение, пока накопилось до преизбытка. Являемые язвы скоро нецелеют, а неявляемые возсмердят. Когда ищем пользы через откровения помыслов, то надобно с верою вопрошать и исполнять, а не требовать, чтобы ответ был согласен с их желанием и разумом, — а паче еще с настоятельным требованием. Ты полагаешься на то, что я скажу: оставить или нет. А я тебе скажу: соображайся с обстоятельствами и с своими силами, и с видимою пользою или вредом; так и поступай; только требования их настоятельные им не полезны; в них и следа нет смирения и веры.1 октября 1851 года.

Письмо 191

Вчера только отправил к тебе письмо, а ныне получил твое скорбное и прискорбное письмо, из которого вижу, что вы причиною считаете меня сей скорби, полагая, что переход Д. устраивается по моему желанию.
Это мне и прискорбно, что ложь такая сшита, да и прежде, при старании моем умиротворять вас, не избегал скорби. Я каждой из вас предлагал к самоукорению и смирению; а вам обеим казалось, что будто мне наговорено от каждой. Это давно прошло, но я только напомянул, что и тогда, как и теперь, не избежал в мнениях ваших, что я причиною ваших скорбей. О желании своем мать Д. к переходу в другое место и письмами заметала меня, и словами докучала, что она никак не хочет там оставаться. Я ей в этом советовал предаться воле Божией, и как Он устроит, тому и повиноваться. Много было толка, какое избрать место. Я предлагал, но все это единственно по неотступному ее прошению и желанию, а с моей стороны ни малейшего не было желания; а как уже сказал: предавал воле Божией; но ни в одно место не было решимости ее кроме Б-а. Весьма для меня неприятны такие ее увертки, что с своей головы сваливает на другую. И паки скорблю на нее за безумное откровение В-е. Полагаю, это от того произошло, — как она была тогда к тебе не мирна, и В. тоже, то они совокупились; и Д., видевши в ней ангела, излила всю внутренность своего сердца. Я тогда же не одобрял такого близкого их соотношения и даже писал ей, что не вижу пользы от жизни с В., ибо, при немирстве обеих к тебе, не могут между собою умириться. Смотря на все это стечение случаев, через кои постигают тебя скорби, нельзя не отнести их к промыслу Божию, к твоему искусу, и как бы не была велика тягота их, но Бог силен даровать тебе укрепление. Вспомни прошедшую бурю скорбей, была ли она легче сей? Но там еще тем скорбнее было, что ты, видя себя правою, впадала в злопомнение.
Вы пишете и читаете ставрофилию; и конечно, в то время готовы вы нести крест, но истинное произволение испытуется на деле, как и военное искусство. Не тогда воины делаются храбрыми, когда они только учатся артикулу и маневрам; но когда побудут много раз на сражении и много раз претерпят.
Да даст тебе Господь истинный разум и укрепит в находящих скорбях, которые не без воли Его находят. Остаюсь желатель твоего спасения многогр. И. М. 11 ноября 1851 года.

Письмо 192

После малого отдыха тебе от скорбей, паки оные тебя постигли различные и многообразные; видно, наш путь такой, некуда деваться. Не будь скорбей, то и золото наше изоржавело бы и никуда не было бы годно, а скорбями, яко огнем, злато, очищается. — Не унывай и не ропщи, а возверзи на Господа печаль твою, и Той пошлет тебе утешение.
Ты скорбишь о беспорядочной службе церковной. Конечно, скорбно видеть это; ибо для нас первое утешение — чинное славословие Божие. Ангели выну хвалят Господа со страхом, и вся тварь благоговеет перед Ним и хвалит Его, по псаломнику и славословию трех отроков; хвалит Его и словесная Его тварь — человек. — Хотя и не в силах достойно принести Ему хвалу, но, сколько можно, и что зависит от нашей воли и силы, должны приносить Ему жертву хвалы, и жертву сердца сокрушенного и смиренного. А как не в твоей воле состоят ваши беспорядки, то ты и предоставь это воле Божией. Он Сам попечется утешить богособранное стадо Свое, токмо не западала бы в вашем ревновании о благочинии и благоговении искра тщеславия; иначе она и попалит все прочее. Как идет, так пусть и идет, а ты не входи; ибо тебе не поручено наблюдать за порядком. Лучше дома прочти кафизму благоговейно, а церкви не удаляйтесь; ибо одно: Господи помилуй! — соборное, Богу приятнее, а о прочем старайся себя успокаивать. Ежели бы ты могла что сделать и упустила, то конечно бы подлежала ответу! А о пении, ежели и оставят клирос, не твоя это обязанность; как угодно начальнице, так пусть и распоряжается.
О матери Г. ты дала благой совет, а в силах ли оный будет исполнить? — не знаю; надобно молиться Господу; да поможет сохранить свечу свою неугасимою. Горе нам! Видно, последняя година, како пасутся овцы? Но Господь силен хотящим и ищущим спастися подать Свою помощь.
М., видно, хромает на оба колена. Когда истинно сознает свою немощь, то это добре; а ежели пребудет блазнящеся, то кая польза ей ходить к тебе? Она ведь и сама не такова, какова должна быть и это явно, что есть борьба, а в оной является иногда победа, а иногда побеждение; а ежели сего не будет, но пребудет во всем не падательна, то сим отверзается дверь гордыне и прелести. Пишет св. Лествичник: "Иногда от нас и все грехи и страсти отходят, а остается один порок гордости, который и один должен погубить душу".
А матери Е-е о Ф-е ее скажу, что ни ты, ни я не связали ее, но предоставляем воле ее отослать ее и нанять другую. Хорошо прочесть вам в книге св. Варсонофия ответы к Андрею, где он жалуется на оскорбляющего его служащего ему брата; — это будет в первой четверти всей книги, где он пишет, что брата ратует враг, досаждает ему и проч. В последних строках пишет она, что Ф., прося прощения, горькими слезами обливается; по этому видно, жалеет о своем дурном устроении. Что делать? По отгнании ее, может быть, и лучше исправится. Господь да вразумит вас и наставит на всякую истину. 22 апреля 1852 г.

Письмо 193

Вижу, что твои скорби умножаются, но знаю и то, что оные попускаются промыслом Божиим к испытанию твоему; и, конечно, выше меры не пошлет Господь тебе оных. Пусть называют сектою, которой не бывало и не будет между нами; пусть считают себя обиженными, сами составили в уме своем оное; а что хотят все быть правы, пусть будут правы. А тебе, ежели будет не вместимо, можешь дать место гневу, уступить другим казначейство и быть в числе рядовых, внимая своему спасению; а скорби все не избежишь, — в сих то и соделывается спасение.29 апреля 1852 года.

Письмо 194

Ты пишешь о многообразных своих скорбях, да куда же от них деваться? Прочти св. Исаака Сирина в 21-м слове о пользе оных и в 34, 35, 36 и 37, когда можешь от них освободиться, то делай; но, видно, есть воля Божия, спасающая тебя сим крестным путем от многих других напастей душе-тленных; подвигов нет, то скорби вместо их вменятся. — Ты через послушание стоишь на кресте, самой сходить опасно; а столкнут, то и хорошо. Но впрочем всего лучше возложитъся на Бога и предаться Его святой воле: Он лучше нас знает, что кому нужно и полезно послать, — неужели Он не силен освободить тебя от скорбей? Но мы не постигаем Его отеческого о нас промысла, на какой конец сие творит; токмо вера может нас успокоить, и через то стяжаваем плод терпения.
О пении же, когда ты находишь нужным оное поддержать, а не оставлять на дьячков, — то и поддерживай, как и было; а скорбь во всяком благом деле неизбежна. 3 июня 1852 года.

Письмо 195

На три твои письма отвечаю. Особенного ничего нет, и все одно и то же — скорби, встречающиеся ежедневно, то от чужих, то от ближних, то от своего устроения, а все попущено ко благу и ко уведению своей немощи и к стяжанию плода терпения, — есть и от сострадания о ближних. Мы не понимаем сокровенного промысла Божия, какими путями Он ведет нас и устраивает наше спасение, а все надобно видеть свои недостатки и стяжавать самоукорение и смирение, избегая зрения чужих грехов. Немощь матери В. показывает тебе и твою немощь, а ей я уже много писал и говорил к пользе, — и довлеет, когда будет внимать оному и отвергать свои подозрения: от послушания рождается смирение. — И тогда послушание в ней будет истинное, когда увидит приращение смирения, а при оном не будет и смущаться; впрочем и пользы нет от мнимого послушания и откровения.
О М. положении очень сожалею, но чем помочь? Видно, нужно к смирению ее сие испытание; но Бог не попустит выше меры искушение; она, видно, понадеялась на свое искусство, потому и пострадала; а когда положит на Бога упование, то Он и промыслит о ней.1 июля 1852 г.

Письмо 196

Вижу, что тебя посещают ежедневно различные скорби, то от того, то от другого лица или случая. Посему ты должна знать, что стоишь на истинном пути, ведущем в жизнь вечную; о сем много есть в святом Писании утешительных слов, чтобы мы скорбя не стужали си, т. е. не малодушествовали и не пренемогали, а принимали оные посланными от руки Божией, к своему научению, к преуспеянию, — да стяжем плод терпения.
В настоящее же время главный твой крест — мать В.; что же делать? Сколько ей говорили и писали, сама она читала отеческие писания о том, в чем состоит покорение и откровение, и какая от того польза. От послушания рождается смирение, а от ее к тебе мнимого послушания рождается смущение, подозрение, зависть, поречение твоих действий относительно ее. Конечно, она бедная не понимает, что оное враг ей приносит; а она принимает и слагается помыслом, утверждается и считает себя обиженною, плачет, расстраивает себя и тебя. Надобно утвердиться в вере, что ты поступаешь с нею, по внушению Божию, а не так, как ей враг представляет, — говорить о своих немощах со смирением и самоукорением и принимать слова, как от уст Божиих; а всякую зависть и подозрение отвергать; ибо враг ей показывает вещи все в противном виде; а она, ему веруя, смущается. Когда не будет принимать вражьих советов, то скоро успокоится, а в противном случае ей жить с тобою не только нет пользы, но и велий вред; и потому лучше ей тебя оставить. Что толку жить и не иметь спокойствия, а в смущении и слезах время проводить? Она должна понимать, что, приемля вражьи советы, все это и страдает от них. Да утвердит Господь ее и в страхе Своем и в воле Его, о чем надобно молиться и нудить себя отвергать злые мысли, и принимать благие советы; ведь мы воины духовные и имеем невидимую брань с гордыми бесами. Оружие на них — смирение, а без оного они низлагают нас. Она, находясь в сей лютой брани, должна приобретать смирение, и ты со своей стороны, сколько можно, познавай свою немощь и снисходи. Господь да помилует вас!
Пишу очень спешно, — все отрывают, а почта большая. Лекарь же мне сказал, что для здоровья моего ядом служит переписка, а я на то не гляжу. На всех вас испрашиваю Божие благословение и желаю вам спасения. Многогр. И. М. 19 июля 1852 года.

Письмо 197

Не одна ты недоумеешь, как умиротворить М.Е.; и я, очень о сем сожалея, не нахожу средств к доставлению ей спокойствия. — Сколько писал и говорил ей, что от послушания бывает стяжание смирения и побеждаются страсти; а в ее устроении противное видится: она не покоряется без рассуждения и не отвергается своего разума и воли; но принимает совет вражий, представляющий ей, что ты ее не любишь, ею не занимаешься. Вместо того, чтобы стяжавать смирение, могущее ее успокоить, она, водясь гордостью, обретает зависть и мучит оною и себя, и тебя. А когда бы обращала внимание свое на смирение, то враг не мог бы ей показывать то, чего совсем нет; да и какая ей нужда испытывать, с кем как обращаешься и кого больше любишь? Она должна смотреть на свои действия, есть ли у нее к тебе любовь? А где любовь, там нет зависти рвения: любовь всему веру емлет, вся уповает, вся терпит, и николиже отпадает(1Кор.7:8). А любовь не духовная, а плотская, не любит соперничества, и потому, вместо упокоения, обретает смущение. — Говорит: не понесу оставления тебя; да какая же польза быть в таком всегдашнем волнении и смущении? Я не могу и тебя одобрить за раздражение, но в ее устроении видно бедственное положение; уже не ты должна ее окормлять, а должна ей покоряться. — Не знаю, что тут и делать? Разве попробовать не внимать ее смущению и не уверять, что ты поступаешь с нею, как должно, а тебе должно иметь в совести перед нею правость, — и довольно; — а языком не оправдываться, пусть сама познает свою ошибку и немощь, и смирится. Ты же старайся себя укорять за ярость свою, а скорбь сию считай посланною к твоему искусу, так как и прочие скорби к научению тебя терпению и плодам оного. Смирение есть порождение разума, а разум порождение искушений. Но куда уклоняться от креста? Он всюду нас преследует, ибо не отвне, но внутрь нас имеем залог — страсти наши. Когда бы исполняли заповедь любви, т. е. любите враги ваша, то все бы нас успокаивало; а пока далеки от нее, то и должны невольно сокрушаться скорбями. Да подаст Господь тебе терпение и истинный разум!
Пришлю тебе книгу св. Варсонофия Великого печатную: я только вчера получил; и сердечно порадовались, что удостоились видеть в печати столь полезную книгу. 9 августа 1852 года.
Получил книгу и спешу послать к тебе оную. — Святые отцы Варсонофий Великий и Иоанн да подадут тебе наставление и утешение во всякой скорби. Что значат мои слова, против их учения?

Письмо 198

Слава Богу и благодарение Господу, что возвестил м. игумении принять в обитель З.З.; а касательно ее желания относиться к тебе, надобно быть поискуснее, пока она совершенно ее примет и оденет: она сего не понимает, а ты ей растолкуй. Ведь надобно иметь и мудрость змииную и чистоту голубиную: в нашем мудровании "не даждь вины ищущим вины". Я ей кратко напишу, а ты растолкуй почему. Она просит о правиле; это еще можно успеть; пусть печется о правиле жизни, терпении и смирении, и никого не зазирать и не осуждать, а считать себя последнейшею всех, и будет успокаиваться. Живши с Н. необходимо должна себя укорять в случающихся приражениях, а не оправдываться; то будет мир: ибо враг побеждается смирением. — Хотя я и писал к тебе, чтобы не ходить одной к игуменьи для поздравления; но ежели есть ее на то сильное настояние, то можно и снизойти к ее немощи; а сказать можно, что ее ласки растворены непомерною строгостью; а где нужна защита, там она делает противное, при всех твоих трудах и самоотвержении не для оправдания себя, а чтобы она вразумилась; себя считай достойною всякого презрения. — Излить скорбь свою иногда можно с кем по сердцу, но стараться более себя укорять, а не других, потому что мы далеки от исполнения евангельской заповеди о любви: любите враги ваша, а следовательно и виновны. И. М. 20 сентября 1852 г.

Письмо 199

В дневных твоих описаниях обычные происшествия служат и к обучению твоему и к их назиданию; а паче чтобы в скорбях прибегать к Богу и искать от Него помощи. Действия М.В. нельзя одобрить: впрочем она достойна сожаления, что покоряется советам врага, не к созиданию и спокойствию, но к расстройству и смущению ей приносимым; а она не понимает сего, сколько ни стараемся ей объяснить, что значит откровение. Да это подозрительно, что она только и говорит об откровении одном, а о послушании ни слова, а я часто ей предлагал учение святых отцов, что для того и откровение, чтобы не следовать своему разуму, но предлагать свои мысли, слова и дела на рассуждение другим и советы, яко от уст Божиих, принимать; в этом-то состоит и вера, а не в том, что только и думать, что мною не занимаются, и тем себя и других мучить, какая из этого польза? А ты когда находишь в себе раздражительность, должна себя укорять. Я написал ей, сколько Господь вразумил: а как она примет, да будет на воле ее.
Смирять ропотниц должно; ибо снисхождение им последует на вред и на пагубу; а в своих немощах не оставить и себя без зазирания, что может послужить к смирению. И. М. 1 ноября 1852 года.

Письмо 200

Пишешь, что М.В. несколько успокоилась; желаю, да и совершенно Господь подаст ей покой. Ежели она удостоверится, что ей брань эта от врага, то она будет противиться, прибегая с молитвою ко Господу и смиряясь. Когда письмо мое пришло ей по сердцу и оным воспользовалась, то да воздаст благодарение Господу, и пусть оное почитывает, когда потребует нужда; ведь я не от себя писал, а Господь подает слово моему скудоумию ради ее пользы. А чтобы ты знала, какова брань бесовская, то и тебе попустил быть боримой. Куда мы годимся без помощи Божией? Одно приражение помысла повергает нас во власть врагу; и так должно быть смиренным, не судить строго других, находящихся или и подвиге, или в нерадении; силен Бог возставить их. "Возлюби грешники, — пишет св. Исаак, — и возненавидь грехи их".
Принимаю участие в скорби З.З. и желаю, да укрепит ее Господь. Он весть, что кому нужно и полезно, то, может быть, и сей крест послан ей на спасение; а без того она могла бы впасть или в гордость, или в какие грехи. Да будет воля Господня на всех нас.
Ты писала о упреке совести за дарованное тебе, — воздай чем-нибудь; наказание себя совсем излишне, а лучше принимать укоризны, досады, уничижение от других, которые св. Исаак уподобляет терновому венцу, когда мы не предварим оскорблениями. 25 ноября 1852 г.

Письмо 201

Сердечно рад; что М.В. поуспокоилась; дай Бог, чтобы и более множился ее покой. Ведь покой даруется смирению, то пусть она не дает веры своим помыслам, а с верою и смирением принимает то, что ты ей скажешь. В этом также нет и вони [13] смирения, что ей кажется, будто она не так открывается или ничего не говорит, и за то смущается; что говорит, в том пусть доверяет своей совести, что ничего не скрывает, а не вражью совету, смущающему ее: оному и конца не будет; сказала, обвинила себя и будь спокойна. А о том, что нечего открывать, надобно Бога благодарить, покрывшего ее Своею милостью в настоящее время, но не возвышаться своею мыслью, а помнить прежние согрешения, смирять свое мудрование, то враг и не прикасается к ней с своими кознями; а то она и полагает только в одном откровении иметь спасение, но по навету вражью, и от оного пользы не получает: а только смущается и врага утешает, и на большую брань против себя воздвигает все одним и тем же. Пора ей уразуметь коварство вражье и сопротивляться оному смирением и презрением его советов и внушений.
М. также больна недугом гордости, которая и не дает ей спокойствия, а при оном лишается и физических сил. Весь наш труд должен быть обращен на уничтожение гордости и стяжание смирения, без которого и любовь не можем приобрести, и прочие дела и подвиги никакой пользы не принесут (св. Исаака слово 46).
О М., положение ее трудное; но что ж делать? Господь попустил искушение к испытанию ее и к научению терпения; и всяк из нас своего рода имеет брань, да не осудимся за праздность, и да не произрастут терния пороков на земле нашего сердца. Пусть она внутренне смиряется перед монахинею и на деле имеет смиренное обращение. А в случае какой-либо вины, почему же не просить и прощения? Но в этом, что ходит слушать писания, вины не видно. Ежели бы она жила под ее руководством и духовным окормлением, то не должно бы было и ходить без ее воли.
Ты скорбишь о том, что говоришь сестрам, сама не проходивши сего пути, да и должно себя укорять, а то бы пришел помысл высокоумия и мнения о себе; но отвергать не должно о чем-либо вопрошающих и ищущих пользы. Ты не от своего разума говоришь им; но, по вере их, Господь дает тебе разум, что кому сказать или какого отца святого учение предложить; и это не твое, а ты только малое орудие, которым действует Бог в деле спасения ищущих оного. Можно привести пример и о милостыне: духовный совет есть милостыня и больше той, которую подает кто от вещественных имений.10 декабря 1852 года.

Письмо 202

Не могу подробно описать на все твои случаи мимоходящие, — скажу о некоторых вообще: ты хотя и упрекаешь себя в рассеянной жизни твоей, но паче всего надобно удержать себя от осуждения других. Когда мы имеем свои немощи, то должны больше смиряться и умилостивлять Господа покаянием, и помнить, что не осуждаяй не осужден будет.
Скорбь твоя о немирстве на тебя пожертвователя должна умиротворяться зеркалом твоей совести. Чем ты перед ним погрешила, в том и кайся, когда можно, и объяснись; а ежели совесть не обличает, то будь покойна.
К причудам М.Е. будь равнодушна: она может сама опомниться и познает, что в сеть вражью запутывается.
О З.З. не малый труд их умиротворить. — Первая довольно пожившая, и хотя знает, что должно иметь к мире самоукорение и смирение, но на деле сему не училась; а другая мирская и понятия о сем не имеет, а думает спастись только тем, что молится внешне, и проч., а на нравственное ни малейшего внимания не обращает, и, просто сказать, не, тронь меня; потерпеть надобно, как далее Господь устроит. Можно ей внушать: когда она будет так жить и не будет стараться видеть своих вин, то Бог не возвестит игумении на принятие ее в обитель.
Игумении ты говорила так или не так, трудно узнать, но будет видно на деле; чем оправдается твое учение? Когда произрастит плод мира, то и хорошо.
Матушка ваша Е. Е-вна пишет ко мне о своей скорби, что ты, М.М., бывши у ней, скучала и скорбела о нескором возвращении в обитель; просит, чтобы не возбранять тебе посещать ее, утешать в старости и в немощи. Я отвечал ей, что я с своей стороны не возбраняю, ежели только м. игумения благословит. И так вам не надобно оставлять ее; может быть, и не много осталось времени послужить ей.30 декабря 1852 года.

Письмо 203

Слава Богу, что доехала благополучно и принята игуменией мирно. Что встретили тебя некоторые сторонние скорби, то сему надобно быть; но они ничтоже успеют, токмо то, что угодно будет Господу попустить. На твой вопрос о З.З. скажу: так как она сама колеблется на предпринятом ею пути, и по болезни, и потому, что некому ходить за нею, а притом по немирству с М., жизнь ее монастырская будет для нее тягостна. — Она стремилась в монастырь, думая найти покой, а того не знала, что оный зависит от победы над страстями и от смирения, терпения и любви. Предоставьте ее воле и отнюдь не уговаривайте остаться; а покажите ей, что наш путь есть тесный и прискорбный, который вводит в жизнь вечную; и когда согласится идти оным и терпеть все с самоукорением и смирением, то пусть остается: а ежели не видит в себе к сему сил и возможности, то лучше, познавши свою немощь, жить у сестры с миром; а в оном она не погрешит, когда так решится; то не надобно одеваться.
О матери В. довольно уже было писано и говорено; пусть вникает в писания отеческие, которые я ей показывал: откровение тогда пользует, когда соединено с послушанием, — тогда приносит плод смирения; а откровение с требованием, чтобы было так, как и чего ей хочется, нимало не принесет пользы. Пусть прочтет 14 и 15 главы Каллиста и Игнатия. 21 февраля 1852 г.

Письмо 204

О входных поклонах в церковь и исходных для меня весьма странно мудрование ваших стариц, когда Россия и весь восток христианский соблюдают благочестивый обычай: войдя в церковь в праздник, кладут малые поклоны, а в будни — великие по три поклона с молитвою: Боже милостив буди мне грешному! Создавый мя Господи помилуй! и прочие. Есть написано в конце Псалтири о начале правила. Да на это есть и постановление в преданиях старческих, только теперь не имею времени найти. Также и по выходе из церкви делают поклоны. И. М.

Письмо 205

Не удивительно, что ты смутилась, узнав о смущении маменьки за несогласие ваше с матерью Д.; но при рассмотрении своей совести, которая тебя не зазирает в сем, осталась спокойною. Ведь у всякого свой взгляд на вещи, и с самооправданием, а самоукорения нет, то и спокойствия лишается. Жаль маменьку вашу, что она смутилась по неведению, но Бог ее утешит. Не унывай в постигающих тебя скорбях, но благодари Бога, что Он посылает тебе оные к обучению и предохранению от страстей, которые без скорби могли бы произойти в действия греховные. Не имея дел и подвигов духовных, заменяй терпением скорбей, самоукорением и смирением.
Когда одета З.З., то так Богу угодно; только жаль, что у них немирство с М., а она не познает своей немощи, а видит вину в ней; оттого не получает исправления и успокоения. Надобно и обеим им искать спокойствия в самоукорении и смирении; ибо это такое оружие, которое все сети вражьи сокрушает.
Желание О. одеться в монастырское платье и относиться к тебе в своих немощах не надобно отвергать, но принять с любовью и со смирением внушать ей, как Бог тебя наставит и вразумит, по вере ее, для ее пользы. Ежели же она не с правым помыслом это делает, то не может укрыться; но обличится, и ты не повредишься от сего.
Также и К-ну дочь, по желанию ее, надобно одеть в черное платье, когда на это мать игум. соизволит. Теперь она живет у вас, как мирская девочка, и ум ее может свободно колебаться и к мирской жизни, не имея обуздания; а когда оденется, то уже отложит попечение о мире. Хотя и будет брань, но она уже стоит в ополчении Христова воинства и не одна борется со врагом, но и прочие способствуют ей. Видно, есть ей Божие звание.
Ежели придется кстати, можешь сказать игумении о приобретении, а о сборе можно указать, что по возложенной на тебя должности не удобно надолго отлучаться; есть и другие монахини, которые могут исполнить это послушание; или просить уволить от должности казначеи; тогда и за сбором удобнее ехать. Это я так рассуждаю, а как Бог тебя наставит и устроит, это лучше будет.
Ты заботишься о хорном пении и скорбишь, что оный скоро уничтожится. Если вы поете в славу Божию, то не уничтожится; а когда по тщеславию, то не мудрено статься этому; будто только и людей у вас, что одна упрямая уставщица; можно и другую какую приспособить. Да исправится — петь хорную, только на сходе со стихами, а по клиросам можно петь по обиходу, как и у нас поют. Напрасно ты давала совет к посту другим, через что подала соблазн о мнимой вашей святыне. Не важное дело, что есть или не есть вареное, а в уставе показано на первой неделе в среду и в пяток трапеза, что у нас и исполняется, а и в прочие дни мы по немощи вареное употребляем; лучше мир, нежели смущение. Также и о чае на воле всякого да будет, и твои напрасно в изнеможении не подкрепляли бренную свою плоть. "Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит" (Пс.50:19). От немощного Бог не истяжет поста, но терпения и благодарения. "Постимся, братие, постом духовным, благоугодным Господеви". И далее, какой пост, поем в триоди во время поста. Мир вам!

Письмо 206

При ожидании Архиерея ты ожидала новой скорби; вот какое наше бедное устроение! Когда хвалят нас, мы услаждаемся, а при укоризнах падаем духом: а надобно бы быть равнодушнее. Похвала нас не вредит, а когда усладимся ею, то лишаемся воздаяния. По слову Исаака Сирина: "Делатель есть безмезден, усладившийся похвалою". Уставщица просила у тебя прощения, а ты с нею несколько жестоко поступила; ведь и одно то, чтоб нагнуть себя, немалого стоит труда; разве легко врагу это? А ты вместо целительного пластыря прилагала к ране известь; потому она больше против тебя ожесточилась.
С В. разговор твой был обстоятельный. Я не мало ей удивляюсь; она ищет спасения, читает книги, имеет совет, а не постигает пути и всегда находится в смущении; никто не причиною ее смущению, но сама она. Ежели она желает идти путем послушания; на что ей испытывать, как с нею поступают? Довольно для нее отвержения своей воли и разума; не надобно верить тому разуму, что внушает ей враг, а слушать того, что скажут те, у кого с верою вопрошает: но она всегда слушает врага, верит ему и смущается. "Смущение есть вражья колесница", — по слову Исаака Сирина. Пусть прочитывает св. Иоанна Лествичника степень 4 и 26-ю продолжение; "Елицы волю Господню" и проч., и у Каллиста Игнатия 14 и 15, у Симеона Нового Богослова слово 7 и в Добротолюбии в главах Феодора Эдесского с 40 по 46 главу. Пусть помнит, что "от послушания рождается смирение", и поверит свои действия.
Отчаяние же не что иное, как плод гордости. Грешна, — так смирись, покайся, и Бог примет покаяние. Да даст Господь ей истинный разум и укрепит на невидимых врагов силою смирения, которое весь тул [14] стрел вражьих уничтожит.
Ты скорбишь о расстройстве вашего хора: ежели оный и расстроится, то, верно, за тщеславие ваше. Пели хорошо и тщеславились: и это уже не ради славы Божией, а ради своей славы: не можете пения петь хорного, пойте простое со смирением, и оно уладится для вас лучше хорного нотного. Ангели непрестанно поют и славословят Бога; но по нотам ли они поют? И тщеславятся ли оным? Напротив, они благоговеют и не могут насытиться славословием: так и вы, когда оставите тщеславие и будете петь ради славы Божией, то Бог пошлет вам и человека и сих умиротворит.
По неразумию твоему дух рвется куда-нибудь в большую обитель, где бы до тебя не касалось ничего. Нигде не найдешь покоя, пока не смиришься; ведь и бес туда же пойдет и другого рода наведет скорби; видно, надобно терпеть на одном месте, ожидая воли Божией. Когда будешь достойна, Он подаст и покой; — покой даруется смиренным, а мы, видно, еще не достойны оного и полны страстей, которых терния должны ежедневно исторгать из земли сердца нашего терпением скорбей.
Юную подвижницу не надобно отвергать; видно, есть звание Божие, и одеть в одежду спасения и внушать о послушании и смирении во всем.
Ты упоминаешь о М.М., что она все болеет и малодушествует. Сердечно о ней сожалею и, для укрепления и утешения ее, советую ей прочитывать у св. Варсонофия ответы на вопросы о болезнях, писанные 45, 166, 167, 168, 169, 130, 213, 607, 516, 621, 512, 526, 347, 519, 509, 511, 517, 530, и служащим больным 214 и 774, и еще 513 и 514. Да даст Господь ей отраду и душевное утешение. И. М. 8 апреля 1853 года.

Письмо 207

Христос воскресе!
Во всех трех твоих письмах видно нестроение и от того происходящие скорби; что ж делать? У нас нет и тени монашеского делания, — любви и смирения не видно; то надобно же спасение наше устроить. Господь попускает скорби, да потерпевши невольно смиримся и приидем в разум истинный. Конечно, тягостно видеть такое неустроение и упущение в нравственности, по мнимому токмо человеколюбию, где бы надобно строго удержать порядок и самим им и другим в пример. Когда этого не делают те, кому должно, и тебе возбраняют; то как же ты будешь сама настоятельно и упорно исправлять наперекор игумении? Пожалуй, еще и в вину поставят. Хотя и вся тягость дел монастырских лежит на тебе, но все бы надобно делать с совета и согласия начальницы. А у вас оного нет, а только одно удобрение телесное: и потому надобно наблюдать, дабы иметь мудрость змииную и чистоту голубину, по слову Господню, и молить Его о сем, — да вразумит и сохранит. Конечно, надобно было сделать наказание дерзким; и оно принесло бы пользу; но каково было и есть на тебя негодование не от простых, но от высших; и потому в подобных случаях должно представить могущий быть вред от послабления и пользу от наказания, и оставить на ее волю.
А что касается до того, что твоих оставляют не приукаженными, то известно, от чего это происходит, — от неудовольствия; но неужели этим возбраняется спасение? Отнюдь нет! Не лучше ли оставить мудрование человеческое, а предоставить воле Божией; и веровать, что Его смотрением сии оставлены без определения? Да что ж, неужели только определенным открыт ход к спасению, а тем и запят? Совсем нет. Но определенным еще больше предлежит труда и скорби: погляди на себя и на прочих, и кому удобнее смириться, тем или другим? Кажется, то, что бы должно нас смирять — образ монашества, то приводит к гордости и тщеславию, а в простоте сердца работающие Богу более смиряются. Чего ж от нас более требуется, как не смирения? Оно просвещает ум, низлагает страсти, и Бог на оное призирает; а оставив оное, гоним гордость и тщеславие и скорбим на тех, кои, хотя смотрением Божиим, не дают на сие нам ходу. Предоставим это воле Божией, Он больше нас знает, кому что полезно.
Ты пишешь о сборе, и по прежним предположениям он должен пасть на тебя; нечего делать, но только надобно просить уволить от казначейской должности; ибо, отлучась на долгое время, все равно будет кто-нибудь заведывать оною. И в сем должна быть тверже и мужественнее, но наперед помолясь ко Господу и Матери Божией, прося помощи и воли Божией в сем деле. Представить можно игумении, какая от тебя польза, что ни в чем не имеет с тобою совета, ни согласия на устройство чего-либо лучшего в обители, порядка, и проч.; а когда будет другая по сердцу ее, то и ей будет приятнее и покойнее; но да будет во всем этом воля Божия на тебе! 26 апреля 1853 года.

Письмо 208

Читал твой журнал и видел, что довольно было тебе скорбей. Слава Богу! Когда будешь считать себя достойною оных, то получишь облегчение и освобождение. То время было самое воспоминание страстей Христовых, которые Он терпел нашего ради спасения, то нам ли уклоняться скорбей, за грехи наши посылаемых? Господь воскрес, вошел во славу Свою и нас да воскресит от страстей наших терпением скорбей. Молись за оскорбляющих тебя. 5 мая 1853 года.

Письмо 209

Во всех твоих письмах видны скорби, то от того, то от другого. Конечно, это такой путь; по слову св. Исаака Сирина: "Путь Божий есть крест повседневен, и от века и от родов крестом наступается стезя его" (Исаака сл.35, стр.172). Чем спастись? Подвигов больших не имеем, о посте не спрашивай, а о смирении и говорить нечего. Святой Лествичник и святой Петр Дамаскин пишут, что "скорбей порождение есть смирение, а смирения порождение есть разум истинный". Хотя и неправедно на тебя нападают и оскорбляют, а ты старайся винить себя, а не их, ибо они суть орудие промысла Божия, посланное тебе к испытанию. От сего удобнее понесешь скорби и получишь утешение; обвиняй себя и тем, что не имеешь любви к скорбящим, а заповедь велит и врагов любить.6 июня 1853 года.
Принимать сестер тебе можно; ведь они ищут спасения; а кто скорбит за это, не по разуму скорбит, и, препятствуя, врагу помогает, который "ненавидит даже и гласа утверждения".

Письмо 210

Пишешь со скорбью о Н., что терпит побои. Ежели не в силах этого отвратить, то надобно побуждать к терпению и принимать с самоукорением. За прежние свои поступки и рассеянность, когда она была ближе к миру, то враг ее не трогал; а обратилась работать Господу, то и наводит искушение; но не иначе, как попущением Божиим. Святое Писание укрепляет нас так: "Чадо, аще приступавши работать Господеви, Богу уготови душу твою во искушение; управи сердце твое и потерпи" (Сир.2:1,2), и в других местах есть много укрепления на сии скорби. Прочти у св. Макария Египетского в 7-м слове главы 13, 14, 15, 16, 17: везде найдешь, что скорби нам необходимы ко спасению. Буди воля Господня! Но оные попускаются не всем равно, но одним в начале, другим в продолжении подвигов, а иным при окончании оных, по неизреченной премудрости Божией, все на пользу нам устрояющей.
Носить, что велят, не надобно противиться, только не услаждаться оным.
Заработанные деньги, когда они у тебя лишние, можешь употребить для бедных сестер, по желанию твоему; только хорошо бы, когда в тайне оное делалось, не являя себя. Многогр. И. М.

Письмо 211

Написав сии строки, я получил от тебя еще 2 письма. О матери В. не надобно много смущаться, когда и выйдет. — Нравственность свою с собою понесет и, верно, вместо чаемого блаженства и чаши сладости, вкусит скорби и чашу горести.
А хор ваш смиренный будет угоднее Богу тщеславного: не будет кому петь партесного, но простое пение все могут петь и приносить хвалу Богу, а не для угождения людям.
Мать В. жалка, что увлекается своим мнением, и оттого — рвением и завистью: а они-то и есть ее мучители. — А когда бы она имела истинное послушание, то освободилась бы оных жестоких мучителей и стяжала бы смирение, которое дарует успокоение. Пусть прочтет у святого Иоанна Лествичника 15-ю степень и у Каллиста и Игнатия 14, 15 главы, и постарается исполнять так, сколько возможно, то и исцелеет.
А в свою очередь нельзя и тебя похвалить за раздражение, но что ж делать? Премилосердый же Господь все наши немощи носит. И тогда, как мы, имея свои язвы греховные, не престаем других судить и осуждать: за то, хотя Господь и терпит нам, но попускает искушения, чтобы через оные потрясти нас и привести в чувство и сознание своей худости и смириться. Поручая тебя и всех твоих сестер покрову Божию, остаюсь желатель вашего здравия и спасения. Многогр. И. М. 3 июня 1853 года.

Письмо 212

Чувствительно [15] сожалею, что у вас немирство. Рассудить дело ваше, кто прав и кто виноват, не моего ума; но кажется, это попущено к твоему искусу, а по времени умирится. Ежели бы с обеих сторон было внутреннее, истинное укорение, то бы и внешнее понесли. Прочти (у Матфея) Евангелие гл. 5, 6, 7, - и, сколько можно, уничтожь себя и смири, яко несохраншую заповедей Божиих; проси Его помощи, да упразднит козни вражьи, а оставлять себя от причастия животворящих Таин на долгое время весьма неполезно. Хотя дня три поготовься со смирением, может быть, и мир даст Бог; где смирение, — там и милость Божия. Перед таинством можешь сказать ей от сердца: прости! — в чем чувствуешь, т. е. в воздаянии словами друг другу и в мысленном враждебном залоге. Мы, смертные, не знаем, когда позовут нас к ответу: "Будите готови, яко не весте, в кий час Господь ваш приидет" (Мф.24:44).
Что пошли оные самочинницы в К., оставь их на промысл Божий, да сохранит их Господь от сетей вражьих; а ежели оберут плоды самочиния, тогда вперед искуснее будут.
Сестру П. поздравляю принявши Святые Таины; а идти на исповедь — не за обряд должно, но со смирением и сокрушенным сердцем, исповедуя Самому Богу. Будьте здоровы и мирны; Господь да простит вас. И. М.

Письмо 213

Почтеннейшие о Христе сестры матери О. и П.!
Из письма сестер вижу, что одна из вас стала обмогаться от болезни, а другая крайне слаба и очень изнемогает духом от скорби по сестре. Жалею по тебе, что покоряешься духу печали, он пользы не приносит, а более расстраивает; можем ли противиться воле Божией, когда есть Его воля взять кого от здешнего мира в будущую жизнь? Надобно принимать лишение их так, что, по милости Божией, они переселяются от скорби в покой, и отнюдь не должно себя этим убивать, но беречь свое здоровье, во славу Божию, — то Бог силен и утешить, и послать или человека, или писанием отеческих книг; а об отшедших, хотя и скорбно их лишение, но утешаться должно надеждою будущих благ. Бога ради не унывайте и не ропщите, а старайтесь приносить Господу Богу благодарение.
Прекращаю сии строки; желаю вам благодушествовать и в терпении покорствовать воле Божией, и с сестрами мир и любовь иметь. И. М. 28 сентября 1831 года.

Письмо 214

Почтеннейшая о Христе мать О.!
Слава премилосердому Господу, посетившему тебя лютою болезнью и паки исцелившему, и не только по телу, но частью и по душе, как вижу из писания твоего, полученного 22 декабря. Приноси за сие благодарение Господу, что Он противными лечбами исцеляет нашу немощь и болезнями очищает грехи; а через благодарное и смиренное терпение еще и венцов сподобляет. Восставшая на вас буря и волнение, т. е. от некоторых клевета несобытных деяний (о коей я однако ж ничего не знаю), как она ложна, то и разрушится, и буря та утихнет, волны укротятся, — токмо не престанем взывать ко Христу: "Господи спаси ны, погибаем" (Мф.8:25).
Великий твой страх при явлении к игуменье обратился в другую сторону, и хотя, может быть, она была предупреждена оными клеветами, но Бог на сердце ее противное клеветам дал чувство. Не видите ли, как велика глубина богатства и премудрости и разума Божия? Не смотрением ли Божиим удален я от вас? Мнимая ваша польза другим служила на соблазн: далее еще бы более могло их расстроить и даже восставить так, что может и неудобь бы могли понести, — ни я, ни вы; а теперь, при помощи Божией, ты, что могла слышать от богодухновенных уст батюшки отца Л. и матушки Г., приемли в память; и в подобающее время приемли от них себе врачевание; а паче имеешь отеческие книги: св. Дорофея, Иоанна Лествичника, Добротолюбие и проч.; из них же всегда, с Божией помощью, обрящешь пользу; а в недоуменных случаях, призвав в помощь Господа и молитвы батюшки, поступай по расположению сердца, сообразно и ближе с волей Божией; можешь писать и к батюшке на разрешение, как и о предложении тебе игуменьей о монашестве.
О смущениях и нетерпениях против ближних одно средство: самоукорение, смирение и терпение; аще что и случится, не давать места врагу, но примирением прекращать и себя всегда укорять, и достойной вменять поношения и укоризны; а хотя и с болезнью примешь оные, то и тут познавай свою немощь и зазирай себя, отчего всегда будем иметь случай к укорению себя; а не ближних.
О союзе духа с Ф-ю я давал советы для пользы общей, и аще обретала в оном пользу — дело Божие; но что угодно было батюшке ее подчинить тебе, то это не мое дело; видно, ему Господь возвестил наложить тебе сие послушание. Он больше весть, — надо повиноваться, хотя и сами ничто же есмы, но, за молитвами и по вере приходящих, силен Господь укрепить и подать слово. И. М. 27 декабря 1831 года.

Письмо 215

О Христе Иисусе матери и сестры О. и П.!
При душевном спокойствии и душевного здравия вам желаю, и всегда о Господе радоваться и о всем благодарить. 27 числа мая получил я ваши писания; слава Богу, что хотя немного поутишились в скорбях ваших и насчет постройки Господь вас обеспечил, помощью через брата. Для чего вам от него скрывать ваше положение чувственное (до душевного, конечно, состоит на воле вашей, да и не нужно для него оное)? Он вам брат, и, как я вижу, кажется, очень хорошо расположен, то и войти в ваше положение для него весьма приятно. Что он предлагал вам о переходе вашем в Н-е монастыри, о сем и мне он говорил, но я представил ему невозможность. А что ты, мать О., к нему не пишешь, я сего не одобряю; пиши — просто, не упоминая о случаях мнящихся скорбных и ничего не объясняя, но когда он сам вызовет тебя к сему, тогда можно и изъясниться и представить свою невинность. Они люди светские, им не понятен внутренний глас, зовущий человека идти сим путем; но не знаем, может быть, и их такожде Господь воззовет; а молчание являет род неудовольствия; надобно сей узел развязать. Поручение от батюшки Г. В-не — иметь к тебе вход — надобно понуждаться и исполнять. Хотя мы и не видим в себе добра, и как ты, так и я, разумом нашим более в состоянии помрачить, нежели просветить: но Бог Сам утешает с верою прибегающих и слово подает к утешению. Весьма бы худое было дело, когда бы я и ты мнили, что можем быть руководителями заблудших; это по недостатку стоющих и достойных, — Бог действует и недостойными. Итак, малодушествовать не подобает: и просить Бога, да Сам Он даст тебе слова на пользу реши, поневоле к тому принуждаемой. Интересной части берегись в некоторых случаях; иногда нельзя бывает и отринуть, дабы не сделать обиды, но не в значительных размерах; — да будет сие на рассуждение батюшки.
О матери А. - что тебе есть от нее крест, это видно и известно мне от ее устроения; но смотри, во время тишины имеет ли она сожаление и раскаяние о своих буйствах и огорчениях или нет? Сознает ли, что виновата, и просит ли прощения или приносит оправдание? Ощущает ли пользу, или только невольно, принужденно открывается с ропотом? Ежели о поползновении кается, и жалеет, и желает исправиться, — то есть надежда, что милость Божия посетит ее, и надобно потерпеть ее немощи, так как и Господь терпит наши грехи. Во время тишины можно больше сделать выговора и наклонить к отсечению воли, нежели во время бури, и сказать ей, что от сего вред и для тебя неудобоносимая тягость. А ежели она сама желает от тебя отстать, то нечего бояться, пишите обе к батюшке и просите его разрешения. Я писал о сем: на его волю положился и помянул, что советовал о сем к нему отнестись.
Мать В. также, яко человек, может победиться мнением неправым, а паче видя к тому повод, вход ее к тебе; внутренне прощай ее и приемли укорения, яко достойна сего.
К отцу духовнику вашему почтеннейшему примиряйтесь; это на первый раз он, не знавши вашего устроения, так поступил; но с верою приходите и обрящете пользу.
Господь премилосердый да покроет вас от всех сетей вражьих и вразумит идти путем заповедей Его, и да простит все согрешения ваши, перед моим недостоинством описанные. И. М. 2 июня 1832 года.

Письмо 216

Почтенная о Христе сестра матушка О.! Со всеми единодушными о Христе сестрами, мира, здравия и спасения желаю.
Сознавая себя виновною в оскорблении сестер, пишешь, что и сама испиваешь чашу горестиц, приравняй же оную горесть, — что и они чувствуют, и охраняйся. Немощь Ф-ы носится единственно за послушание и Бога ради, дабы не погибла душа ее; однако ты внушай ей должное и к смирению клонящееся. Не всегда ж она бывает в таком духе; может быть, когда и мирствует; тогда ей с любовью наедине говори, а Бог силен, за молитвами батюшки, умилить сердце. Точно, тяжело быть всегда в смущении или большую часть; о сем проси и моли всех сестер и каждую особо, да мир Христов, данный нам, водворяют в себе искоренением страстей. Слова твои мне не понравились: "Что же мне с нею делать, она и меня не редко одаряет"? — Неужели ты себя лучше прочих ставишь? Этому я внутренне посмеялся и пишу сие шуточно, а не выговаривая.20 января 1833 года.

Письмо 217

Благодарю за присылку батюшкиного письма и вас поздравляю с утешением, полученным от такового ж, которое я прочитал, но он и ко мне пишет тоже касающееся до вашего строения, и, как видно, Бог ему возвещает, чтобы не отлучать Н-у от вас. Видится, как в вашем, так и в моем письме, твердое о сем изречение; — еще он присовокупляет в моем письме, которые строки здесь помещаю: "Когда же, по смотрению Божиему и от любви старицы, воспоследовало начало им к соединению близ друга, то силен Господь и далее им вспомоществовать, пребыть в постоянном согласии; а ежели Его всесвятая воля и разлучиться им, то дальней крамолы не попустит Бог". А что сии, мать Ф. и Н., попущены матери О. - показывать азбуку, поучаться непадательному пути смирения и познаванию своих немощей и дабы не теряла того, что преподает прочим; а когда она, О., при содействии Божией помощи, за молитвы отцов наших, будет продолжать три победоносные орудия: 1-е, терпение, 2-е, самоукорение, 3-е, смирение, — тогда все преодолеет и победит сим благим все злое (Рим.12:21).
Строки сии касаются тебя; а выше писано им то же, что и в твоем письме: то, кажется, и должно принять его совет, яко от уст Божиих, и потщаться, по силе, исполнить, при помощи Божией; а что впредь последует, для нас покрыто мраком неизвестности, и хотя мы делаем во уме нашем разные планы жизни нашей, думая, будет то и то, но промысл Божий управляет иначе.
Впрочем я вас не связываю, да и батюшка, верно, согласится: когда усмотрите, что иначе устроить полезнее, — Бог да благословит, т. е. просить ли другое место или ее куда в другое место отделить, ежели это возможно; но блюдите, дабы там, где мним обрести покой, не вышло бы какое смущение.
О заключении других не оскорбляйтесь; я уверен, да и все благомыслящие, что ты, я, и все известные нам особы веруем во единую соборную и Апостольскую Церковь, приемлем ее догматы и чтим все таинства; аще и грешны, но чаем милосердия Божия. Надобно жалеть о неправо так о нас мудрствующих; и молим Господа, да не поставит им во грех сего. Будьте мирны и спокойны со всеми о Христе сестрами; мир и благословение Божие да умножится им.13 апреля 1833 года.

Письмо 218

Почтеннейшие о Христе сестры, мати О. и П.!
Слава Богу, что удостоилась ты, мать О., причастия Святых Таин; да будет сие тебе во исцеление души и тела; хотя с понуждением, но должно было себя смирить, и всегда бы так подобало иметь себя: землю и пепел и худшей всех, тогда бы и мир Божий с нами водворялся; — и помнить должника, коему Господь отпустил тьму талантов, а он своему должнику и ста пенязей не отпустил, что за сие пострадал (Мф.18:35)? Также и в других случаях старайтесь носить друг друга тяготы; а в случае поползновений, не закосневать и не малодушествовать; но прибегайте с покаянием к Богу и ближнему, прежде себя внутренне обвинив.
Сие пишу обеим вам так поступати и приходящим к тебе сестрам внушать, дабы не имели враждебного залога к враждующим на вас и на них и не произносили бы словом или делом, подавая какой вид противный, и тем более на вас и на себя восставляя их; но яко благодетелей вменять их и посланных от Бога к показанию нашего устроения, дабы, аще хотим, и исправились бы.
Да просветит Господь Бог ваш ум и сердце и укрепит творить волю Его святую; и мир Свой да подаст вам, молитвами батюшки отца Л., и да простит все согрешения ваши.17 августа 1833 года.

Письмо 219

Весьма болезную о сем, что у вас бывают нередко душевные неустроения, все это от несамоукорения с обеих сторон. Хотя ты бываешь и расстроена другими, а на сестре опирается твое смущение; когда нужно что сказать ей, хотя за сестер или в другом чем, — лучше во время смущения перемолчать, а во время мира сказать, — больше пользы и себе и ей будет; а в смущении сказанное больше рождает свары и немирствия. С И. А-ною старайся также умиротвориться; ведь она тебе сестра, да еще немощная духом и телом. Бога ради несите немощи друг друга и низлагайте вражьи коварства; не утешайте его вашим расстройством; при помощи Божией, поучайтесь в книжечках святых отцов и начало полагайте к созиданию.
Я весьма скорбею о вашем расстройстве. Да простит вас Господь и да даст мир и любовь между собою. Касательно прочих сестер — я о сем вещи не имею; когда приедет батюшка, проси его со смирением; ежели свободит, аз тя не понуждаю, равно и на них сей обязанности не накладываю. Они сами должны знать, если ощущают пользу, — да ищут и держатся лучшего. А ты, при Божией помощи, за молитвами батюшки, что Бог вложит в сердце твое, не отрекись сказать слово, хотя бы и для себя было в тягость: "Больши сея любве никто же имать, да кто душу свою положит за други своя" (Ин.15:13) и любовь покрывает множество грехов (1Пет.4:8).
Паки повторяю вам: имейте мир между собою, низлагая все вражьи коварства смирением и самоукорением, и в мире говори сестре, о чем-либо прилучится.15 сентября 1833 года.

Письмо 220

Ты скорбишь на меня, о Христе Иисусе сестра П. В-на, что не писал к тебе особого письма, а для чего вместе писал с сестрою; — а сим самым и мне, немощному, наводишь скорбь. Случится к вам оказия скорая, — надо написать, хотя по строчке или по две, но и это составит много. Поверишь ли ты? — Прошедший раз, во втором часу кончил письма ночью, а спать некогда. Теперь также еще и половины не написано, а уже 10 часов, близко к полночи. Вам всякой к одному легко написать; а мне одному ко всем не без труда; — и о сем до зела скорблю.
Ты хотя писала некоторые материи, но о них уже и писано и говорено было многажды; почему я и полагал, что ты, вникнувши в то, умирилась; не знаю, что делать, а вряд ли мои силы вынесут! Что ни пишу, все то же и то же, — что должно понуждать себя противостоять всякому смущению, врачевать смирением и откровением. Прочитай все 100 глав св. Иоанна Карпафийского; из них много найдешь к утешению своему, хотя и случится когда и смутиться на кого, но за это не малодушествовать, а, смирив себя, чаять доброго устроения. И. М.

Письмо 221

Почтенная о Христе мать О.!
Писание твое я получил и, по силе немощного моего ума, сколько мог, вникал; вижу из оного случившееся с тобою от сильной брани побеждение должно познавать свою немощь и смиряться до зела перед Богом и людьми, и считать себя худшей всех; в таком устроении призирает на нас Бог и посылает Свою помощь; а доколе не смиримся, во всяких случаях смущения не убежим; тако и в скорбях случающихся всегда на себя вину полагай, и почиешь. Не думай, чтобы свободна была страстей; почему старайся избегать вин их, как то: обхождения с другим полом, разговоров и помыслов; но во всем полагайся не на свою силу, но на помощь Божию, Который силен избавить нас от страстей бесчестия. За сознание твое и раскаяние да простит тебя Господь Бог.
А что есть польза неотъемлемая через откровение помыслов, то сама на себе искусила; о чем и святые отцы нас научают, дабы не таить помыслов, но являть их: являемое свет, а неявляемое тьма (Ин.3:19,20,21). "Само бо то, еже являти и открывали злые помыслы отцем, увядает оные и немощнейшие творит".И. М. 17 сентября 1829 года.

Письмо 222

Почтеннейшая о Господе сестра, а по духу дочь П.! Слава Богу, что даровал тебе милость Свою прийти в чувство, познать вину твою против сестры; испросивши прощение у нее, уже будь спокойна, только имей уроком, дабы впредь от подобных случаев храниться. Прошедшее твое немирствие к ней происходило не от чего другого, как от действия тобою страстей, которые ослепляют душевные очи и не опускают видеть истины. Хотя мы много тебе и писанием и словами советовали, представляя св. Писание и отеческие учения, но все не действовало. Равно и теперешнее немирство Г. В-ны и М. силен Бог умиротворить, когда смирение явится в твоих чувствах. Зазри себя и обвини, что виновата, достойна того, много врала на ближних; но хотя бы и ничего не говорила, то виновата за неисполнение заповеди Божией: любите враги ваша.
О болезни твоей мы тебе сострадаем и сожалеем, и советуем не роптать, но понуждать себя к благодарению. Сознаешь себя, что не имеешь дел, то милосердие Божие послало на спасение твое болезнь, к очищению грехов и к возбранению от оных: "Аще внешний человек наш тлеет, тогда внутренний обновляется" (2Кор.4:16).
Да исправит Господь все душевные и телесные нужды и да простит вам все согрешения ваши. Иеросх. Л. и И. М.

Письмо 223

Почтеннейшая о Христе сестра, мать О.!
Что ж нам делать, когда так устроил Бог — иметь к тебе вход сестрам? Видно, безмолвие вам не на пользу. Сестру старайся успокаивать и нести ее немощи; хотя в чем она и смутится, — снисходительно потерпеть; а сестер просить, чтобы они от того удержались, чем она оскорбляется, снисходя ее немощи; так и их немощи Бог понесет.
Вход сестер есть дело милости душевной, а без милости куда мы годимся? Знаешь, что и девам затворен был чертог, не имущим елея, т. е. дел милости. Я поскорбел на сестру твою; она на меня скорбит, — что к ней не пишу; но уже истинно выше сил моих; при каждой оказии я себя так понуждаю и изнуряю на письма, — но и то всех не могу удовлетворять. Господа ради, прошу вас, не скорбите на меня, ежели когда и не напишу: примите и это с верой; вот и теперь не могу многим писать, оставляю до будущей оказии; право, изнемог, никак не могу. И. М.

Письмо 224

Почтенная о Христе сестра П.!
Чувствительно о тебе сожалею, видя из письма твоего жалкое твое устроение и немирство с сестрою. Ты пишешь: "Дерзость и яростная часть в сильном градусе действует; за сущую малость вся внутренность загорится". Что же тут делать? Надобно непрестанно себя укорять и нисходить в глубину смирения; видишь, что это суть плоды гордости. Св. Симеон Богослов в 31 слове: "Безчествуемый или досаждаемый и зело болезнуяй о сем, познаваем есть от сего, яко древняго змия обносит в недрах", т. е. гордость. У св. Дорофея много найдешь полезного для исправления твоего устроения, только понуждайся, при помощи Божией, следовать оным, как то: о смирении, самоукорении, терпении и проч.; все они показывают нам наше устроение и средства к исцелению. Ты как приняла однажды в сердце против сестры укоризненный помысл, то уже всякое ее движение для тебя кажется острым, и сие от несамоукорения и неверия. Ты забываешь промысл Божий, что без воли Его ничто не может с нами неприятное приключиться; и все это попускается к исправлению нашего устроения, дабы мы, видя свою немощь, сознавались перед Богом и людьми, и просили Божией помощи со смирением, и могли бы достигнуть такого устроения, чтобы любили врагов, по заповеди Господней. Здесь пишу касающееся тебя: но и сестру твою, не думай — чтобы хвалил; должно быть обоюдное самоукорение и несение немощей друг друга.
О плане келии твоей оставь скорбь свою, много ли тебе надобно? Могила три аршина, — и довлеет. А ты, слава Богу, еще свободно сидишь, ходишь и дышишь, яко царица; иные достойнейшие не имут крова и в узах заключены суть, а ты столько прогневала Творца и сидишь в такой отраде.
Что же приходят сестры к матери N. - это делается не ее волею; и эту мысль отложи, что другим предоставлен покой, тебе только нет. — Какой покой? Хоть на небо занеси без смирения, не обрящешь покоя, и там страсти не дадут покоя. Веруй сему и старайся здесь их исторгать, — имеешь случай; по твоему устроению не полезно безмолвие. Понеси немощи других: "Никто же больше сея любве имать, да кто душу свою положит за ближняго" (Ин.15:13), и: "Любовь покрывает множество грехов" (1Пет.4:8). Приезд батюшкин тебя тяготит, это от сопротивного; он чувствует, что откроются его козни, и ты исправишься: ему этого не хочется, но ты паче радуйся. Смирись, Бога ради, с сестрою, да простит тебя Господь! К приходящим сестрам будь полюбовнее и снисходительнее; этим много облегчишь свою брань. И. М.
От слова Иоанна Карпафийского:
"Распространих слово утверждения ради бедствующих от малодушия пасти. Зане же обретошася, писасте ми, у вас сущих во Индии неции от братии, паче чаяния, зело отягчены искушении и отрицающеся и жития и пребывания иноков, глаголюще быти то утесненно и тмоедственно, и яко яве мирских убо ублажиша, порекошася и день, в оньже образ прияша. Сего ради и аз понудихся должайшее сотворити настоящее слово и гладкими глаголы яко же мощи и невежде, и не книжному глаголемая разумети".
Выше:
"Ниже окаявай себе, яко погибнешь: не глаголю бо яко непорочно живеши терпя во иноцех, но аще и зело грешен еси, скорбь души твоея и злострадание честнейше есть у Бога превосходящия житейской добродетели, печаль твоя многая и жаление и проч. Аще благочестив и смиренномудр еси не превозношаяся суетным дмением, ниже продерзая, но сокрушен сердцем и вменяя себя неключима раба быти и сокрушенным духом; аще таков смиренномудр еси? лучше есть твое — о иноче! прегрешение — правды мирских, и нужнейшее твоя скверны — паче великаго житейских очищения".
31-я глава Симеона Нового Богослова:
"Безчествуемый или досаждаемый и зело болезнующий сердцем познаваем есть от сего, яко древняго змия обносит в недрах. Аще убо с молчанием претерпит, или со многим смирением отвещати будет — немощна сего и разслабленна содела. Аще же с горестию противоречит, или возглаголет с дерзостию, — даде крепость змию яд излияти в сердце его и свирепо поядати внутренняя его; яко же отсюду, на всяк день укрепляему тому, снедию творити исправление во благих и крепость окаянныя его души, и жити ему оттоле греху; мертву же всеконечно быти правде".

Письмо 225

Почтеннейшая о Христе сестра, мати О.!
Желаю тебе со всеми о Христе единодушными сестрами мира и здравия душевного и телесного.
Писание твое, посланное через брата N., получил и содержанию оного внял; равно и от него о сей материи довольно известился. Чувствительно сожалею о тебе и об искушаемых от общего врага душ наших, имеющих с тобою духовную связь по откровению. Но сколько бы ни было ухищрений, однако премилосердый Господь не попустил тебе пасть под крестом сего искушения, но укрепил и поддержал непостижимою Своею силою и могуществом. Хотя от стекшихся душевных смутительных случаев и телесную болезнь понесла; но и от оной воздвиг тебя Господь. А плоды скорбей твоих явственно сама познала на себе: увидела свои недостатки, страсти внутрь лежащие и действия оных; и хотя не вдруг исправилась, однако помрачающая душевные очи гордость и мнение не будут иметь места и предлагать об исправлении своих мнимых добродетелей, а ближних зазрения; но паче в бездну смирения и самоуничижения низводиться должна, а на оное призирает Господь и дарует мир душевный. И между ними, после таковых происшествий и обличения оных, впредь будет больше осторожности и рассмотрения.
Послушай о пользе искушений св. Исаака Сирина в 35 слове:
"Во искушениих пребывающии никогда же попущаются от промысла приити в руце бесов; паче же, аще ноги братий лобызают, и покрывают вины их, и сокрывают я, яко же своя".
В 36 слове:
"Весть Господь, яко несть мощно в покои телеснем сущим, пребыти в любви Его, и сего ради возбранил их от покоя и сласти его".
В 37 слове:
"Всяк сын необучен не приемлет богатства дому отца своего, во еже помощися от него. Сего ради прочее, первее искушает Бог и томит, таже показует дарование. Несть иже во время обучения не скорбит, и несть кто, ему же не горько бывает время, в няже ядом напояется искушений".
Рассмотрев сие, уразумей, что попущение искушений от любви Божией бывает, и с благодарением приемли. Впредь же будь поосмотрительнее в словах и не вдруг откровенно доверяй что всем; и проси о сем Бога, да даст тебе разум о всем. В принятии же вещей без великой нужды отрицайся и остерегайся, а паче, когда уже произошло от сего значительное смущение, потому что не можешь быть покойна. Наше спасение в сострадании ближним содевается, по возможности сил; а выше сил ниже Бог требует. Совершенно тебе развязаться нельзя, но будь равнодушнее в их объяснениях и не заискивай их, т. е. не ходи к ним без крайней нужды, — а чтобы всяк, кто имеет нужду, сам искал тебя и со смирением; но памятуя и свои немощи, неси и других, и прощай ближним согрешения.
Что ж касается до испытующих о тебе, об иноверстве, — в этом будь спокойна, имея незазорную совесть в исповедании православной веры и содержания всех церковных постановлений; то хотя бы и стали испытывать, Бог тебя вразумит, как отвечать, по слову Самого Господа: "Егда же приведут вы пред цари и владыки, не пецытеся, како или что отвещаете, Святый бо Дух научит вы в той час, еже подобает рещи" (Мф.10:18). Премилосердый Господь да укрепит тебя и вразумит, и да даст мир душевный. И. М. 7-го февраля 1834 года.

Письмо 226

Трогательно для нас слышать о бывших между вами, мнящимися быть в единодушии, различных потрясениях, от козней вражьих происшедших; но когда стоишь утвержденною на камне веры и взирать будешь на Начальника веры и Совершителя Иисуса, пострадавшего за нас, то никакие колебания не низвратят тебя, а паче когда все творить будем со смирением, удаляя мысль свою от зазрения других, искушаемых общим врагом нашим. Сама на себе искусила: во время приражения к тебе сестры В. Г-ны с сильными выговорами получала внутреннюю свободу: а когда зазрела другую, что пострадала?
Мы не связываем отнюдь ни тебя, ни их, но, по их желанию и нужде, соизволяем на их к тебе откровение, а тебе советуем не нудительно; когда они имеют душевную, а хотя и телесную нужду и придут со смирением, изъясняя свои немощи, для облегчения совести, не отревать их; но какое подаст Господь слово к утешению и врачеванию их, по мере веры их, скажи им. Не мни же отнюдь о себе, что будто бы ты достойна сего, или имеешь дар; но помышляй, что, по вере их, Бог дарует им свободу. Заметь сие: по вере, а без веры может ли быть какая польза? Это можешь, когда случай потребует, им сказать, т. е. когда кто в смущенном и буйном положении будет требовать настоятельно чего-либо. Имей совершенную свободу и равнодушие к их капризам и, сколько можно, удерживая себя от возмущения, равнодушно можешь сказать, чтобы с такими требованиями смущенными не беспокоили себя к тебе приходом, — ничего не получат; ибо не на этот конец устроено между вами духовное согласие, чтобы беспрестанно крамолиться, но что иметь облегчение совести и, через объяснение, избегать варств вражьих и предуспевать возрастом в духовной жизни; но у вас видится противное. Хотя от таковых твоих советов и произойдет им неприятность, но ты старайся сама в себе умиротвориться и о сих сожалей. Не произноси другим на них укоризненных слов; к сказанному тобою прибавится еще вдвое, и родится немирство и хула; а то само по себе мало-помалу, от самоукорения, упразднится смущение.
Мы тебе написали, сколько вразумил Господь, в утешение; а Он Сам силен тебя утешить и умиротворить вас и разрушить все сети вражьи. Иеросх. Л. и И. М. 14-го марта 1834 года.

Письмо 227

Во-первых, всех вас прошу, не нарицайте меня таковыми титулами, коих я не имею, и недостоин именования оных, ибо они предстанут на суд предо мною и осудят меня, — что знаю свою худость и не отвергаю оных, ежели же и еще вы не уважите сей моей просьбы (не говорю уже приказания, ибо не стою сего), то впредь не получите, хотя и ничтожен есмь, моего ответа на ваши писания.
Внимая писанию твоему, обращаюсь к последнему пункту, касательно твоего побеждения против сестриных немощей; кажется, смотрительно попустилось от Бога искуситься сим наказанием, за зазрение немощей и страстей ближних. Боюсь сказать утвердительно, — по мне тако.
В. Г-на точно имеет немощь самолюбия и проч., но ты, не в простоте сердца обращаясь, а смотря только недуги чужие, помрачилась и сама тьмою страсти. Но благодарение Господу, что наказание вмале бысть, и не низврати, но исправи; тщися зреть умом своим свои токмо грехи, а чужие зри добродетели, и Господь призрит на тя. Тебе бы должно иметь ту отговорку, что не имеешь от батюшки повеления, а между тем писала бы к нему и просила освобождения. Но, видно, так и быть, может и сей случай послужить к развязке дела. О случившемся с тобою происшествии не малодушествуй, но смиряйся и помни, что виновна.
"Ничтожнейшая П!". Аще бы в сердце всегда мысль сия обносилась, согласно с подписанием в письме твоем, то велия бы была у Бога, ибо Он на смиренные призирает и глаголет, как можно обрести покой душам нашим: "Научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем" (Мф.11:29). Но мы с тобою, сестра П., еще несьмы сей меры, но да тщимся, при всяком случае, мысленно себя укорять и всякую дерзость и рвение, с помощью Божией, от себя прогонять; а в случае побеждения не унывать, но с покаянием к Богу и ближнему притекать. Седящая в темнице, да просветит тебя умный свет Спасителя нашего! Не скорби о сем, что ты сидишь; Бог больше весть, что тебе на пользу; когда в келлии сидя, немоществуешь страстями, то что бы было в здоровье? Тогда они более бы свирепствовали, а ныне благодари Господа, что тако устроил о тебе, и приноси Ему терпение болезни твоей со смирением. Вас учу смирению, а сам исполнен гордости, дерзнул тебя назвать ничтожною: сие учинил в надежде, что простишь меня. И. М. 27-го мая.

Письмо 228

Не смущайся, но полагайся на волю Божию; и ежели тебя поносят ложною клеветою, то паче радуйся и принимай это врачеванием твоих душевных страстей, и как сама сознаешь, что это есть воздаяние за слова или дела, коими оскорбляла твоих ближних, и за прочее преступление заповедей Божиих. Мы в том твердо уверены, что ты не имела и в помысле носить или готовить нож на N.N.; но это козни бесовские и совет вражий, — ложь облекает истиною. Много есть примеров и древних и нынешних, что впадших в прелесть смущает враг, не только в помыслах предлагает, но и явно показывает вещи, коих совсем не было, дабы уверить и до конца прельстить повинующихся ему. Надобно о ней сожалеть и, по силе своей, молить Бога: да исцелит ее и не попустит впасть в руки вражьи. Мы знаем, что тебе это тяжело, по связи, но понуждай в сердце своем прощать ее, да и сама прощение получишь; и не возненавидеть, а жалеть о ней. Имеющаяся у тебе память злобы на В. Г-ну, за обиды ее, старайся отвергать и уничтожать, не выпуская из памяти: "Аще не отпущаете ближним согрешения их, ни Отец ваш небесный отпустит вам согрешений ваших" (Мф.6:14); и радуйся, что сподобляет тебя Господь благотворить столько причинившим тебе обиду, и не оскверняй исполнения сей заповеди злопомнением. Когда же видишь неотступность от тебя сего змия, повергай свою немощь перед Богом, и проси Его помощи. Равно и о К-е смотри, отколь холодность твоя происходит, — не от нашего ли недостатка? А что в ней есть худого, обличи с любовью, и аще послушает, приобрящешь сестру; аще же преслушает, буди на ее воле; но блюдись ненависти.
Ф. твоя возлюбила мир и к нему прилепилась нерешимыми узами; что ж делать? Точно, должно тебе зазирать, что не могла быть ей примером благочестивой жизни и с нею в некоторых случаях строго поступила, и исполняя свою страсть. Нам неизвестно, что бы было впоследствии с нею: могла ли бы она противостать палительным стрелам вражьим и потушить пещь плотского ражжения? Надобно, предавши это воле Божией, успокоить себя, что Он, Своим человеколюбием, может ее спасти там или недоведомыми судьбами паки устроить путь к монастырской жизни.
Сколько подал Господь, к твоему утешению написал, но ты и сама потщись поучиться в учениях св. отцов. Прочти главы Марка Подвижника, там много найдешь к укреплению твоему, и св. Исаака Сирина 20 слово; у вас оно есть списанное. Св. Варсонофия выписываем сии строки: "Господь претерпел крест, тебе ли не радоватися в скорбех, великодушное перенесение коих вводит в Царствие Небесное? Добрый знак, что ты скорбишь: разве ты не знаешь, что скорби или искушения посылаются Богом для испытания нашего? И Господь сказал: в мире скорбни будете".27-го июня 1834 года.
Радуемся о благополучном вашем возвращении в свою обитель и о благоприятном принятии вас матушкой игуменьею; благодарите о сем премилосердого Господа не одними словами и чувствами, но паче старанием об исполнении святой Его воли. Далее простираясь на подвиг, не отчаиваться в Божией помощи, что не попустит пасть под крестом скорбей, но пошлет и избытие и разум, как поступить в оных случаях. Тебе довольно было говорено об обращении и с благомыслящими твоими. Когда они с мирным и смиренным духом ищут пользы, то несомненно и обрящут ее Божиим пособием; а ежели с бурным духом, насильно тщатся оную извлечь, то, вместо благих плодов, горькие и вредные вкушают и сами себе вред наносят. А ты, сожалея их, сама в себе мирствуй и терпи шпигования интриги, укоряя себя за подвигнувшуюся страсть, аще оное последует, где же нужно, — то как св. Апостол Павел пишет к Тимофею — "подобает быти: с кротостию наказующу противныя: еда како даст им Бог покаяние в разуме истины; и возникнут от диаволския сети, живи уловлени от него, в свою его волю" (2Тим.2:25,26). Смотри, какое сердоболие святого мужа о грешниках, да еще противных истине; он их не винит, но считает уловленных от диавола в свою волю. Постарайся, по силе, и ты подражать сему учению и обрящешься желающей быть исполнительницей заповеди Божией о люблении врагов, которые не суть враги, но еще и благодетели, побуждающие нас к исполнению заповедей Божиих. А вот теперь видим и событие, что одна, бывши живо уловлена от диавольские сети, ныне возникла от нее; мать Ф.: она пишет и о худом своем устроении, и поступках, и о пришествии в чувство и раскаяние. Письмо ее мы только нынче получили и душевно порадовались о ее обращении; но писать к ней на сей почте не успеваем; дай Бог, чтоб впредь не поколебал враг ее расположения. Конечно, он не перестанет от борения, но помощь Божия сильна и крепка. Таким образом и другие, может быть, возникнут. И. М.

Письмо 229

Христос Воскресе! Почтенная о Господе сестра О.!
Со всеми о Христе единодушными сестрами здравствовать душевно и телесно желаю.
Благодарение Господу, что получили от батюшки, в утешение себе, писание; равно и о сем слава да будет Господу, что даровал тебе чувства возложить надежду и попечение на Господа Бога, на счет вашей постройки и на начальство; посему вы и благодушествуете. Вот явное заступление Божие, молитвами батюшки, на тебе явленное; и впредь советую тебе, сестра, во всех случаях скорбных и недоуменных, призывая молитвы батюшки, возлагаться на волю Божию с покорностью, то и самые скорби удобоносимее будут. Я слышал, что о пострижении тебя не представлено, то ежели ты о сем и смутилась, но утешай себя тем, что есть на то воля Божия к лучшему возустрояющая. Постригшись, хотя в обществе и возвысишься по званию, но больше взыщется, т. е. определят в какое-нибудь начальство или в другие должности, тогда и тягость гораздо умножится; а ныне будь довольна теперешним твоим званием, — оно тебе в пору, и неси. Ежели ж будет воля Божия и выйдет постриг, не отрицайся.
Описанные тобою случаи о двух тебе дарованных сестрах, к познанию твоей немощи и для их пользы, хотя и скорбны, но приняли благоприятное окончание, т. е. кончилось их раскаянием и соболезнованием. Что ж делать, сестра? Я желал бы, чтобы никогда подобного не случалось, но когда так попускается? Ежели б можно было свободиться, — добре бы было; но, видно, нельзя, и Бог так возвестил батюшке; прочти его письмецо, о котором я тебе писал в моем письме, что он писал ко мне о тебе, и веруй, что сие тебе на пользу. Бог покроет тебя и сестру от вышесильных искушений; продолжай исполнять порученное от батюшки послушание, не отвергая приходящих с верою; хотя немощна и неразумна, но Господь на пользу каждого просветит тебя и даст слово. В случающихся смущениях между сестрами, советуя терпеть и возлагать на себя укоризну, давай прочитывать св. Дорофея: "О еже себя укоряти, а не ближняго"; также "О смирении" и вообще, во всяком случае, пусть занимаются сей и св. Иоанна Лествичника книгой. Хорошо читать и в прологах поучения, они очень полезны; назначив каждой прочитать, сколько Бог возвестит, и когда потребует нужда напоминать о сем учении, как отцы поучают бороться со страстями, дабы после иметь покой. Хотя и трудно бороться, но нужно, ибо жизнь наша есть бескровное мученичество. Господь да вразумит тебя и да даст мир Свой и да простит вся твоя согрешения; остаюсь недостойный богомолец, многогрешный И. М.

Письмо 230

Достопочтенные о Господе по духу дочери мати О. и П.!
Мать О. была больна, но теперь, слава Богу! Пооблегчилась, за все это благодарите Господа Бога, Он знает, что нам на пользу; и удаляйтесь от ропота, друг друга тяготы носите, поочищайте почаще сердца ваша и удобряйте их смиренною мудростью. Хоть бы и дела какие имели добродетелей, не себе, но Богу приписывайте; а кольми паче видя себя в скудости оных, заменяйте оные смирением и покаянием; и добрые дела без смирения не спасут; а напротив смирение без дел сильное о нас ходатайство у Бога. Иеросх. Л. и И. М.
Ты, сестра П., пишешь о бывшем тебе смущении и раскаянии. Сожалительно это: сколько мы тебя старались укреплять надеяться не на дела свои, но на милосердие Божие и смириться, но ты все смущаешься и порицаешь одеяние; себя укоряй, и успокоишься. Сие, кажется, пострадала от долгого твоего закоснения в неоткровении и неочищении совести; понудь себя к этому, и получишь облегчение. Скажи пожалуй, ежели бы ты была не обязана одеянием, мирна ли бы ты была при теперешних твоих делах? Может быть, и в горшее бы впала, извиняя себя мирским одеянием; а других бы зазирала, видя их немощи, и впала бы в совершенное презорство и гордыню. Теперь же ты не смеешь и помысл приблизить к суждению неисправных, сама в тине валяяся и совестью убодаема, остаешься в границах смирения: а тогда, может быть, и мечтала бы еще нечто о себе. Не смущайся, но смиряйся и успокаивайся; а смущение, знай; что от сопротивного. Бог да сохранит тебя от всех его сетей.20 ноября 1835 года.

Письмо 231

Мы истинно желаем, но не имеем силы дать твоим сестрам спокойствия: сила страстей и бесовское коварство разрушают оные с обеих сторон. Бога ради, прошу тебя, мать О., внушай им все к смирению и к испрашиванию прощения; одно только это оружие упраздняет все силы вражьи. Нельзя и их оправдать, ибо и они человецы, яко же и мы, да еще и невежды. Для того-то они тебе и поручены, дабы вразумить их и доставить им благоустроенную нравственность; в чем да поможет тебе и им премилосердый Господь молитвами батюшки нашего отца Л.
Остаюсь недостойный ваш богомолец, многогрешный И. М. 9 января 1836 года.

Письмо 232

Из писем твоих, мать О., видим мы бывшее тебе посещение, милостью Божией, и по сем брань и твое во оной побеждение. Не удивляйся сему; после утешения всегда бывает отдание, ко искусу нашего смирения. Что делать? Победилась страстью, но и паки Бог помог опомниться и прийти в чувство. Не от ближних к нам долготерпения получаем исправление, но от нашего незлобия к их неправдам и обидам; и все это случается не без промысла Божия, но смотрительно попускается; а мы, оставляя Бога, взыскуем на ближних и удаляемся правого разума. Сестре П. желаем благодушествовать и не унывать в бранях, а, сколько силы есть, сопротивляться оным и возлагать надежду на милость Божию, прося от Него помощи. Господь силен ее укрепить, а паче когда смирится. Иеросх. Л. и И. М. 18 марта 1836 года.

Письмо 233

Н. О-не старайся говорить должное, вразумляющу тебя Господу; а за самочиние и преслушание пожнет горькие плоды своеволия; мы ей пишем, но как примет, — не знаем. Искусивыйся все весть, а не искусивыйся и еще водимый духом мира не понимает могущего быть вреда. Ты, при своей осторожности, сохраняющу тебя Господу, не будешь выше меры в сем искушении. Предлагай ей для чтения те места св. отцов, где более отсечение своей воли повелевается: св. Лествичника, св. Дорофея, Симеона Нового Богослова, Каллиста, Игнатия 14 и 15 гл., и Феодора Эдесского: 40, 41, 42, 43, 44 и 45 гл. При благом ее произволении силен Господь даровать плод благой семени слова Божия, и за сие получишь от Господа награду.
Новоначальной сестре В. З-не желаем, да укрепит ее Господь непоколебиму на камне веры и свободит от всех смущений и козней вражьих; и как ей, так и прочим сестрам, посылаем недостойнии наше благословение.7 ноября 1836 года.

Письмо 234

От 11 марта письмо твое и П. мы получили; видим из оного, что вы, хотя и при слабости здоровья, но все еще, о укрепляющем вас Иисусе, течение совершаете. И впредь да поможет вам Господь проводить жизнь свою по заповедям Господним в мире и согласии между собою и со всеми, низлагая всякое злое вражье умышление, возносящееся к расстройству мира и любви. Старайтесь друг друга тяготы носить, прощающе друг друга погрешения, да и Господь простит вам прегрешения ваши.
Благодарение Господу, что Он даровал тебе, сестра П., некоторое облегчение, при всей твоей лености и нерадении, о коих ты описываешь; а когда еще будешь благодушествовать и принимать посещение Господне, что послано тебе от неизреченной Его любви, чтобы спасти тебя, не могущую делами своими заслужить сего дара, то и еще больше получишь утешения, отрады в духе и облегчения. Что пишешь ты, мать О. о Н. О-не, то на требования ее ты не должна снисходить, но она и сама верит и сознает, что это не должно, и обещает оставить оное. Но впрочем по незнанию ей сего и духовных браней, встречи сии, о коих ты писала, надобно ей простить, они послужат ей впредь осторожностью и наукою; ибо враг не престанет и еще чем-нибудь искушать ее, так как и все мы не свободны от его стрел и сетей, и аще бы не Господь помогал, то ниже минуту могли бы постоять против оных. Ты этим не отягощайся, что несешь немощи немощных; и твои немощи Господь понесет; а ты говори им должное, от чистого усердия и за послушание к нам недостойным, желающим вам спастись; то хотя семя сеется и из нечистых рук, но, может быть, падет на добрую землю, которая со временем и плод принесет. Ко всем старайся иметь равную любовь и к Г-ии тоже; давай им читать в книгах то более, что служит к самоукорению, смирению, терпению, послушанию и любви.
Пишет еще к вам А. В-на Ж-ва, просит также, чтобы и ее тебе поручить для духовного собеседования и окормления; она знает это, что иметь окормление много значит, но при отъезде мы ей не говорили, куда ходить, потому что она ехала к вам только погостить и посмотреть обитель. Мы, зная ее тонкие и высокие понятия и острый ум, оставили ей на волю самой избрать для себя наставницу. Так как она теперь желает у вас остаться, то и просит о сем, чтобы тебе поручить; а мы просим тебя по Бозе принять на себя этот труд, не яко достойную сего по уму и по делам, но по вере их, да не охладеет она. Она, или паче Бог будет действовать в этих случаях, а чтобы не вышло чего-нибудь неприятного со стороны начальниц ваших, то мы к игуменье пишем о сем, и ты можешь объясниться с игуменьею и показать ей эти наши строки; мы, кажется, видим ее к нам благоволение и не сомневаемся, чтобы она приняла какое подозрение в этом на нас или на тебя. Это делается как к общей, так и к ее пользе, облегчая ее иго правления; ты не против ее вразумляешь, а больше еще к послушанию и дабы не сбиться с пути в противную сторону превосхождений или оскудений, но средним путем идти.
На В-ны строки особо отвечать времени нет, да и нужды мало настоит; пусть она сохраняет послушание со смирением и упорство нрава смягчает, да держится откровения; когда помыслом себя смирит, то не трудно ей будет делать откровение.

Письмо 235

От 8 июля писание получили мы с N.N. и, внимая оному, усматриваем случающиеся с вами обеими болезненные и скорбные потрясения, чему не удивляемся, ибо всем идущим спасительным путем предлежат различные скорби и искушения. — И сие знак есть, что вас любит Господь и предуготовляет, через здешние скорби и болезни, к вечному блаженству; но мы сожалеем о том, что вы малодушествуете. Не имея дел благих, чем же получить милость Божию, как не принятием находящих скорбных и болезненных со благодушием и благодарением и себя укорением? От сего и скорби удобоносимее бывают. Малодушное твое несение обид и презрение происходит от твоего устроения, в чем ты себя и сознаешь; для нас также это больно, что от единодушных сие происходит, и облегчить сего не можем, дабы еще вящше не нанести тебе скорби, которая тебе, как видим из письма, и случается; ты откроешь для облегчения скорби, а она, по простоте, станет им выговаривать; — там же вместо сознания и исправления больше закипит. Все мы немощны, а через немощных хочет Бог нашего исправления.
Надобно себя приуготовлять к благодушному принятию скорбей. Первое: твердо веровать, что без воли Божией никто не может нам не только причинить скорби, но ниже слова неприятного или презрительного сказать; и все это посылается нам на пользу, или к искусу веры нашей и показанию нам нашей нравственности, или к наказанию за грехи, — и почему бы ни было, но все спасительно. Второе: иметь себя предварительно прах и пепел и хуже всех, тогда, пришедшей скорби, удобнее тяготу сию понесем, а ежели смутимся и не претерпим, познаем свою немощь, укорим себя и поскорбим не за то, что укорены или досаждены, но за то, что не претерпели. Третье: читай книги св. отцов о сей материи: св. Лествичника, св. Дорофея, св. Исаака слова: 20, 34, 35, 36, 37, 46, 51 и прочих отцов в Добротолюбии находящиеся учения; памятуй страдания Спасителя нашего Господа Иисуса Христа, оставившего нам образ, да последуем стопам Его, иже укоряем противу не укоряше(2Пет.2:23). От сего возбудится душа к мужеству и благодарению и находящих терпению. Еще, когда есть у вас, прочти беседы преподобного Зосимы: великой пользы исполнены. Ежели не будет нам случаев, так мы и не познаем своего устроения и не исцелимся от страстей. 31 глава Симеона Нового Богослова явно показывает нам, от чего мы малодушествуем. Когда ж, для облегчения совести, будешь открывать игуменье, то проси усердно, дабы не взыскивать с них сего и виду не показывать, потому что ты не жалобу произносишь, а открываешь свою немощь, ища исцеления: то и тут тебя Господь сохранит. При таковом твоем делании ты будешь почитать их не языком, но сердцем своими благодетелями пекущимися об исцелении души твоей.
Еще изъясняешь ты свое малодушие, при поручении тебе нами сестер случающееся; может быть, не от внутреннего ли тщеславия и боязни, вкупе сопряженных, сие происходит: ты должна это презирать. Мы делаем сие, не считая тебя умною или святою, но знаем, что страстная и ими довольно заушенная и валявшаяся в тине страстей; то дабы вступающие вновь и к нашей худости прибегающие не пали совершенно во рвы сии; или не вознеслись бы на горы высокоумия, то и поручаем тебе остерегать их, чтобы и они не попали в те же рвы. О сем пишет св. Иоанн Лествичник, а еще он же в 26 ст. пишет: "Да благодушествуют смиренные, хотя они и грешат", и далее: "Ежели они от прежде бывших худых привычек бывают мучимы, но хотя простым словом могут учить, то пусть учат, ибо, может быть, слов своих устыдившись, начнут делать добродетель; и за то, что они показывали путь ко спасению, и сами от Бога получат милости и спасение". Прочти сама повнятнее эту статью. Не смущайся, Бога ради, за сие, но со смирением и на Бога надеждою теки путь твой, и Бог тебя спасет. Иеросх. Л. и И. М. 17 июля 1837 года.

Письмо 236

Получив писание от сестры П., от 7 ноября, о совершившемся принятии тобою, мати Р., торжественном, утешительном иноческого образа, сердечно радуемся и желаем тебе помощи от Бога к сохранению оного и данных тобою обетов; усердно поздравляем обеих вас с сим духовным утешением. Ты, сестра П., жалуешься на свое устроение и изнуряющую тебя тоску. Мы стоим на брани, надобно иметь подвиг, представить произволение и просить Божией помощи, сознавая себя виновною в худом устроении своем, низводя себя в глубину смирения, и Бог поможет тебе. Не зазирай никого в их немощах, принимай оскорбления, яко заслуженные и посланные тебе от Бога, для уврачевания твоих язв; а когда будем делать противное, то и пожнем горькие плоды своего посева. Терпи тоску не пренемогая, но виною себя полагая, и ожидай избытия; остерегайся, оное (уныние) ее воспользует, а в твоей болезни более повредит. Иеросх. Л. и И. М. 13 ноября 1837 года.

Письмо 237

Случающиеся от ближних приражения принимать с самоукорением; ежели смутитесь, то не ищите причины в ближних, но взирайте на свое гнилое устроение, которое требует сих приражений к исцелению, и должно оные считать посланными от Бога, чтоб видеть себя и через самоукорение положить начало к исправлению. Эта азбука нам довольно уже известна, пора и за дело приниматься и к чтению простираться.
Ты, мать Н., описываешь подробности некоторые, возмущающие вас по послушанию, но можем ли мы оные возбранить? Не Бог ли всеми управляет и все посылает к нашему искусу, употребляя на сие орудие — подобострастных нам? Прибегнем к твердыне смирения и кротости, которые одни сильны успокоить и умиротворить сердца наши. Многогрешный Иеросх. Л. и И. М. 25 декабря 1837 года.

Письмо 238

Почтеннейшая о Христе сестра П.!
Чувствительно соболезную о немирстве, случающемся с сестрою, и о постигающем тебя малодушии. Ты себя сознаешь в нетерпении и в подании повода к смущению; также живешь в лености, осуждаешь и зазираешь сестер, дерзкими словами оскорбляешь, часто яростью побеждаешься: по таковому твоему внутреннему устроению и скорби чувствуешь, а не отвне, т. е. от ближних.
Надобно попещись испросить помощи Божией об исправлении себя; а исправить себя невозможем без того, пока кто тебе не откроет и не покажет твою рану; и тогда терпением и самоукорением прогоняется страсть. А безмолвием и спокойствием не можешь свободиться от душевных страстей; св. отцы повелевают: "Имеющим жестокий нрав обращаться с жесточайшею братиею, да частыми выговорами и укоризнами смягчится их жестокость и, смирившись, исцелеют". Видно, и тебе Бог смотрительно попустил быть в молве, к познанию своей немощи. Как ты немощна, так немощна и сестра твоя и прочие сестры, приходящие к ней, не по ее воле, но по приказанию батюшки, и между всеми вами враг насевает горькие свои плевелы и строит козни, дабы наводить смущения, и доводит до ссоры, и, чего Боже храни, до разлучения. Я тебе, как душе своей, советую: не приемли советов вражьих на сестру и на сестер, тебя возмущающих; но старайся укорять себя, оказывать всем любовь и снисхождение. Может быть, уже и конец твой недалек, и сего ради паче враг тщится наводить возмущения и советует ублажать мирских жительство. Пишешь, что читала слово Иоанна Карпафийского: что ж там написано о сем? Прочти опять, увидишь; что не велит ублажать мирских паче иноков. И еще один брат вопрошал старца: "Како мы постимся и молимся, а все глаголем: падохом, и все воздыхаем, и тужим; а мирскии, в сластех и похотех живуще, всегда веселящеся, и не глаголют, яко падохом"? — На сие старец отвечал: "Они пали единым падением дивным, и не видят сего, ниже могут востати. Притом же их и беси так не борют; приемли лучше злострадание монастырское, нежели блаженство мирское". После случающихся с сестрою смущений, укорив себя и зазрев строптивый свой нрав, проси прощения, изъяснив свое смущение, не ставя виною кого-либо, но себя виня и свою немощь представляя. Я написал бы и ей о сем, но боюсь: может выйти смущение между вами; она скажет, что ты на нее жаловалась. — Изъяснять другим в смущении хотя не мешало бы, но также опасно, как бы не произвести смущение; в сем случае опыт более научит. Невольная скорбь попускается тебе за вольные оскорбления ближних и за все описанные тобою свои немощи; ты волею не носишь скорби, но отреваешь, то и неволею попускается. Против батюшки ты виновата; ты знаешь, сколько ему дела, и требуешь письма к тебе; когда бы смирила себя, то бы спокойно приняла. Да утешит тебя Господь и да даст мир между вами. Недостойный богомолец И. М.

Письмо 239

Почтеннейшая о Христе сестра П.!
Несмиренная, самолюбивая, оскорбилась, что батюшка к тебе не писал, а не смирилась, что недостойна сего. Я же, грешный, всегда на твои письма отвечал; на последнее, в котором ты себя назвала злонравною, отвечал, и еще с сими словами прибавил: "Злонравным пользует злая страдати", а ты говоришь, что не получала от меня ответа. Итак сделав тебе такой выговор, Господь да простит тебя, и аз недостойный прощаю. Господа ради, во всяких случаях понуждай себя к смирению, и терпению, и самоукорению, и обрящешь покой; ты читала у отцов святых, что оскорбления нам нужны, и мы через оные получаем кротость и смирение; не можешь понести, — обвиняй себя и укоряй. Мир Божий да почиет на тебе, молитвами батюшки; и аз недостойный посылаю мое благословение и остаюсь недостойный твой богомолец, многогрешный И. М.
Я уверен, что не оскорбишься на меня за сей тебе выговор, ибо оный не от злобы или ненависти, но от истинного доброжелательства и усердия.

Письмо 240

На писание твое, хотя малыми сими строками, тебе отвечаю: слава премилосердому Господу, что Он утешает вас и возвестил братцу вашему утешать вас и присылать нужное к содержанию; благодарите о сем Господа. Я хотя и писал, что ты этим тщеславишься, но это тебе служит более в предосторожность, дабы не закралась страсть сия в сердце твое; а когда чувствуешь от оной себя свободной, слава Богу! О сем радуюсь, что даровал Господь вам с сестрою мир, после бывших сильнейших бурь и вражьих восстаний, тщащихся поколебать душевную вашу храмину и расстроить враждою с сестрою — воспоминанием обид и досаждений. Храни же сей мир и не допускай пока поругаться врагу вами; но, низводя себя помыслом в бездну смирения, низвращай возникающие скорбные помыслы, и узришь помощь Божию. Да даст тебе Господь мир душевный, и да покроет тебя от всех сетей вражьих, и да простит тебе все согрешения твоя вольныя и невольныя, а за молитвы достопамятных наших отцов: Феодора, Клеопы и Афанасия, мир Божий да почиет на вас. Иеросх. Л. с братией и многогрешный И. М.

Письмо 241

Христос Воскресе!
Почтенная о Христе Иисусе сестра П.!
После знойных и лютых стрел вражьих благоволил премилосердый Господь прийти тебе в чувство и познать вражье коварство: к чему тебя вело твое закоснение и накопление смутительных и мнительных мыслей? Конечно, не к миру, но к вящшему неустройству. Никак бы ты не могла быть мирною, аще и предлагал тебе враг быть под покровительством П., но Бог от сего тебя избавил, что же устроено от батюшки быть к вам хождению, — это учинено для общей вашей пользы. Я тебя и лично и письменно о сем удостоверял; ты знаешь строптивость своего нрава; чем же оный исцеляется, как не сознанием себя и раскаянием и всегдашним самоукорением? А когда тебе нет случая себя видеть, то и смириться не можешь, а следовательно и исцеление будет сомнительно. Хотя ты и немоществуешь телом, но дух да здравствует; когда будешь себя укорять, то удобно откровение иметь можешь и других недостатки сочтешь за сучек, когда увидишь свое бревно. Господь да простит тебя в твоем временном поползновении от должного. И. М. 8 апреля 1833 года.

Письмо 242

Христос Воскресе!
Почтеннейшая о Христе сестра П.!
Вот и тебя милосердый Господь утешил батюшкиным отеческим писанием. Содержи в памяти написанный в оном разум духовный, почасту прочитывай его и, при помощи Божией, потщись исполнять его отеческие советы, которые ты уже и преступила, а оное самое важное в твоем устроении и относится к твоему спокойствию. Когда сестра тебе сказала: "Всегда вижу тебя утешенную, и не знаю отчего" — ты на сие ей отвечала: "Если буду говорить, что чувствую, часто у нас будет неприятность, и я понести не в силах"; но, кажется, ты уже испытала, что через откровение и изъяснение своих немощей и вражьих подсад можно получить успокоение. Ты говори, что меня смущает такой и такой помысл против вас, или против сестры какой, хотя ты с ним и не согласна; а ежели и согласна, по немощи или неразумию и ослеплению, и то объясни; то, кажется, не должно бы быть тут неприятностям, а должно оным разрушаться; только изъясняй со смирением, показуя рану и желание исцелиться, а не в роде выговора или упрека; я уже много раз тебе о сем писал. И. М. 13 апреля 1833 года.

Письмо 243

Почтеннейшие о Христе сестры, мати О. и П.!
Сожалею о матери Ф., что с нею случилось такое потрясение; не знаю оному причины. Конечно, ей самой известна она, доведшая ее до такого крайнего изнеможения; а так как этот пароксизм известен для нее, и знает, через что более приходит, то и надобно, сколько можно, беречься от сих случаев, которые доводят до сего, по крайней мере от тех, которые состоят в нашей воле, т. е. келлейных. Ежели у них что бывает с сестрою, надобно объясняться о делах со смирением и удерживать яростную часть опаляющую, сжигающую и испепеляющую благое и спокойное устроение ума и сердца. Также и со стороны, аще что приключится, более веровать, что промысл Божий так устраивает. Что ж до меня касается, то я не нахожу в ней против меня вины, разве имеет сама какую мысленную, и в том совесть ее изобличает, или я ей чем подал к сему вину. Во всем оном да простит ее Бог, и аз недостойный ее прощаю; надеюсь, что также уже кончилось оное потрясение, и теперь она паки здорова и благодушествует. Вам же надобно немощи немощных носить, и не себе угождать, да и наши немощи Господь понесет; и прощать ближним, да и нас Господь простит: а при подвижении сердца от случаев, замечать и познавать свое устроение. О сем многажды молил и писал вам; и ныне то же повторяю, аще и сам во всем оном погрешаю. Господь да поможет вам во всем Своею милостью и да простит вам все согрешения ваши, и мир Божий да почиет на вас. И. М. 11 июля.

Письмо 244

О Христе Иисусе сестра и духовная дщерь Н.! Спасения и радования о Господе желаю!
Радуйся, сестра, что Господь удостоил тебя воспринятие святого образа, в коем пожить богоугодно, яко же и все отцы и матери святые пожили, Господь тебе да поможет. Боязнь к восприятию благого сего ига происходила в тебе от сопротивного; слава Богу, что не покорилась оному помыслу, устрашающему тебя. Вступление твое в обитель начальное не было ли уже обетом Христу, чтобы работать Ему всем сердцем и тщаться исполнять заповеди Его, кои и всякий христианин обязан исполнять? но, принявши оружия Его духовные, удобнее можешь течь путь сей, всегда зазирая себя и укоряя. Аще бы когда и благо что сотворила, то вменяй сие Божией помощи и благодати, а себя прах и пепел считая; в поползновениях также не малодушествуй, но прибегай к Богу и ближнему с покаянием, укоряя себя; и мир Божий да будет с тобою. Случающиеся каковые скорби принимай, яко посланные от Бога к твоей пользе: не люди сами собою их тебе нанесли, а Бог посылает к искусу твоей веры и любви к Нему, и, может быть, хотя возбранить какие-либо поползновения. Принимай же, сколько можно, равнодушнее и не крепко оскорбляйся оными; чем можешь иметь и душевное спокойствие, при всей твоей телесной болезни, о которой также веруй, что угодно Богу через оную спасти тебя: подвизай сердце твое к благодарению. Не малодушествуй, ежели не в силах исполнить правило; укорение себя и смирение и здесь да заменит оное. О сем тебя прошу; молитовку Иисусову по четкам или так проходи, хотя и сидя или и лежа, по немощи, но со смирением, низлагая всякий помысл возносящий тебя, яко бы что благо сие творишь; также не приемли ничего, аще умно или чувственно что будет, но во всем и во всех делах твоих, даже и в помышлениях имей совершенное откровение к матери твоей, и глаголемое ей тебе старайся исполнять. Господь да поможет тебе иметь себя в помысле своем меньшей всех, и всех почитать, яко ангелов Божиих, и любить всех. Аминь. Мир имейте и любовь между собою и со всеми; недостойный И. М.Требую ваших молитв.13 октября 1833 г.

Письмо 245

Почтеннейшая о Христе сестра П.!
Ты, изъясняя свое устроение, пишешь, что в сердце твоем возрос злобный змей; как это жаль! Доколе он будет пребывать, можно ли иметь мир? Не нужно ли его истребить и прогнать благодатью Божией? Это может совершиться самоукорением, сознанием своей немощи, истинным покаянием перед Богом и людьми. Сколько есть сему примеров в отеческих писаниях! Потщись и ты себя понудить к смирению, и Господь невидимо поразит его враждебную главу. Поверь, сестра, истинно тебя сожалею и всегда пишу, желая и надеясь твоего исправления. Ежели есть у тебя мои письма, то прочти их; чем они наполнены, как не сим, чтобы тебя соблюсти от сетей вражьих? Ты пишешь, что не находишь в себе вин к непримирительности сестер; но после сознаешься, что наводила им неудовольствия неумышленно и умышленно. Мы сами своих дел очень слабые судьи, но другие и малейшей черты не упускают из вида; — так лучше скажем: виновата во всем; Господи! прости меня и дай мне положить начало перед Тобой и любить не только ближних, любящих мя, но и врагов, по заповеди Твоей! А ежели видишь в себе упорное сердце и враждующее, паче себя укори, яко преступницу заповеди Владыки. Посмотрим на свои дела, какой дать ответ, не за монашество точию; но и за христианство. К укреплению твоему в борьбе, прочти у св. Марка глава 90, 209 и 36 на обороте о том, без чего не может быть истинный христианин; св. Симеона Богослова 31 главу. Поучением сих словес и многих других воздвигай себя к Богу и кайся о своих недостатках; все сие попускается Его промыслом, к исправлению нашему. Не будь в числе ратоборцев, противляяся наведениям, и от людей взыскуя. — Да даст тебе Господь силу и крепость к попранию коварств вражьих и миром своим оградит тебя. Остаюсь недостойный богомолец И. М. 27 ноября 1833 года.

Письмо 246

Ты пишешь, сестра П., что батюшка ни слова на твое письмо не написал, а я, прочитавши его, — хотя и твоего письма не знаю, — но ясно понимаю, что на все твои вопросы решение дано. Ты внемли оному, прочти получше: он тебе советует терпеть скорби со смирением, которые для того и посылаются от Бога, — да смиримся; привел тебе батюшка тексты св. Писания весьма назидательные, которыми ты можешь пользоваться, ибо мы, страдая, сострадаем Христу и как бы доканчиваем страдания Его в своей плоти, да и с Ним прославимся(Рим.8:17). Помни св. Марка: "Не ищи, как и через кого пришла скорбь, единаго Бога о сем ведети есть, ибо и вся тварь содействует по Его воле"; и св. Антония: "Люби убо приключающаяся, да не будеши, неблагодарно снося, нечувствительно самаго себя мучити". Видишь, от чего страждем? — от нашего устроения, как и батюшка пишет. Будь же утешена батюшкиным писанием и благодари его; а в чем находишь еще недоумение, можешь ему изъяснить и просить решения; и аще Господь восхощет, то и получишь оное. Слава Богу, что у вас прекратилось смущение с В. Г-ою; храни себя и впредь не подавать повода к оскорблению. Господь да вразумит тебя и покроет от всех сетей вражьих! И. М. 3 ноября 1833 года.

Письмо 247

Все, что мы страдаем от бывающих нам неприятностей и скорбей, суть плоды нашего внутреннего устроения и награда за содеянные грехи. По всему имеем долг пить чашу полыни судеб Божиих, как за грехи к очищению, так и для исправления нашего устроения. Когда бы мы были в благом устроении, то радовались бы об оскорблении нас, по заповеди Господней: но мы не только сего не творим, но еще и противимся воле Божией, взыскуя от ближних исполнения заповедей, сами и перстом не касаясь. Посмотри на себя, нет ли этого и у тебя, что я описал; а также и батюшкино письмо прочитывай и, с Божией помощью, полагай начало к терпению находящих, для твоего исправления, от Бога посылаемых скорбей? Сие много раз я тебе писал. Ты описываешь свои страсти, в том числе и злопомнение, за испитую тобою чашу скорбей от сестры; а не видно, чтобы старалась о сопротивлении страстям и искоренении оных. Начни, Бога ради, и проси от Бога помощи, и обрящешь мир; а против злопомнения всеми мерами вооружайся, памятуя: "Аще не отпущаете человеком согрешений их, ни Отец ваш небесный отпустит вам согрешений ваших" (Мф.6:14), и во всех случающихся скорбных низводи себя во глубину смирения; — и, паки глаголю, обрящешь мир. Для того и книги читаем, чтобы научиться, как подвизаться против страстей; а не просто, за обычай, прочтя 3 листа, — и так полагать: но прочтя о какой-либо страсти, надобно посмотреть: как она во мне действует? И какое средство указано против нее, тем и вооружаться. Например о злопомнении: прочти у св. аввы Дорофея, то ж и у Лествичника, и погляди на себя, в какой ты мере? И потщись, призвав Бога в помощь, исправлять повеленное. Так и о прочих, а посему, если и более 3 листов прочтешь, с таковым рассуждением и себя рассмотрением, пользы не лишишься; "поистине, аще не делаете, не можете словом навыкнути сия", — пишет св. Дорофей. А ты скорбишь за принятый тобою образ, сие и причиной и твоего самонадеяния и нетерпения. А свое безумное прошение остави о прежней болезни, но да будет на тебе воля Божия, и сохранит Он тебя от всех сетей вражиих! И. М. 7 ноября 1833 г.

Письмо 248

Молитвами батюшки Льва, В. Г-на, слава Богу, умиротворилась в своей скорби. Дай Бог, чтобы и впредь не колебал враг ее помысла; и к тебе также умирилась; но ты со своей стороны докончи в себе самоукорением, ибо мы имеем сами нужду в понесении ближними наших немощей; а Господь всех нас да умиротворит тожде мудрствовати еже о Христе Иисусе (Флп.4:2); но ненавидяй добра враг воздвигает свои козни, — и все действия и слова устраивает — и видеть, и слышать страстно и смущенно: но смирение разрушает все сети вражьи; сего каждый нас поищет в себе, и Господь призрит и мир дарует.
Сердечно сожалею о болезни матери О., а паче о ее малодушии; где ж вера? Промысл Божий так устроил, надобно смиренно и повиноваться и в терпении, и принимать с благодарением;ибо когда внешний наш человек тлеет, тогда внутренний обновляется(2Кор.4:16). Лекарство принять не мешает, с надеждою Божией помощи, но паче прибегнуть должно к духовному врачевству, т. е. к очищению совести, размышлением о содеянных, и кого чем не оскорбила ли, — сожалеть в мысли, — а если явно, то и сознанием перед тем; исповедаться и св. Таин сообщиться, хотя и недавно сего удостоилась, но и еще не мешает, особливо же когда будет продолжаться болезнь; но я желаю, чтобы оная скорее прошла. Ты же долг имеешь иметь о ней попечение и по родству и по человечеству, а приходящие помыслы о прошедшем суть ничто иное, как искус твоего самовластия; чему оное приклонится, и по равенству примем должное воздаяние во благих или злых. И. М. 1 января 1834 года.

Письмо 249

Описываешь душевные твои язвы, но там же показываешь себя неприемлющей посланного от Бога, для исцеления твоего, врачевства. Тебя оскорбляют словом, — и они тебе благодетельствуют, а ты их считаешь врагами и восстаешь на них, отмщая своим руганием и укоризнами. По заповеди же Божией должна бы их любить; не имеешь любви, — себя укорять должна за сие, а не их; они истинствуют о тебе по внутреннему твоему устроению; и когда бы ты имела себя в мысли грешною и самопоследнею (как иногда пишешь себя называя), то и укоризну бы могла понести без смущения. Да сподобит тебя Господь прийти в таковое устроение; сего тебе желаю и, покрову Его поручая, остаюсь недостойный богомолец, многогрешный И. М. 24 ноября 1834 года.

Письмо 250

Достопочтеннейшая о Господе сестра, по духу дочь, мати О.!
Желаем тебе и с сестрою твоею П. здравствовать душевно и телесно и в духовном возрасте преуспевать, с упованием на помощь Божию, и всегда о Господе радоваться. Писаньице твое, от 28 марта посланное, мы получили и поутешились, что Господь даровал тебе по душе отдохновение и мир от приходящих сестер, а по телу обе вы, яко еще страстные, наказуетесь; благодарите Бога и памятуйте, что когда внешний наш человек тлеет, то внутренний обновляется (2Кор.4:16). А аще будет воля Божия, то и по делу силен послать вам облегчение. А что на вас ропщут и нас хулят, о сем внимать не подобает, токмо да храните совесть вашу, сколько сил есть, идти путем заповедей Божиих и по преданиям отцов святых, иже, Духом Святым движимы, научают нас идти сим путем. А аще помысл бесстудствует, приносит тебе кичение, яко наставнице и окормительнице других, — помяни свои грехи, и что за таковой помысл бывает оставление и попускается впадать в различные помыслы и скорби, к познанию своей немощи.10 апреля 1834 года.

Письмо 251

Мир Божий да почиет на тебе и на всех окружающих тебя единодушных сестрах, и да сохранит вас Господь от всех сетей и козней вражьих, коими покушается устрашить вас и колебать дух ваш. Желаем же вам всем в мире и спокойствии здравствовать душевно и телесно. Воистину достойна сожаления В. Г-на о приключившихся с нею жестоких и странных болезненных приключениях, что, полагаем, не иное что, как последствие всегубительнейшей прелести, от злолютого врага наводимое. Хорошо, что вы утешили ее принятием св. образа и, — благодарение Господу, — что она сознает себя виновной и еще пребывает в вере и надежде на милосердие Божие. Оно сильно коснуться ее и, по толиких страданиях, с миром принять душу ее.26 января 1835 года.

Письмо 252

Достопочтенные о Господе, по духу дочери, мати О. и П.!
Почтенная В. Г-на, а в монашестве В., скончала течение дней своих, и хотя по многоболезненных страданиях, как телесных, так и душевных, но мирно, с приятием напутствования пречистых Таин Христовых, отошла в будущий век предстать Создателю Своему, с надеждой ожидания помилования о содеянных в житии ее грехах. Наш долг есть молить Господа о упокоении души ее в Царствии Небесном и помышлять о себе, что и наша жизнь здесь не долговременна; а потому и надобно примиряться Богу покаянием и исправлением жизни своей, по заповедям Божиим, и просить у Господа кончины безболезненной, мирной и доброго ответа на страшном судище Христове.
Мы писали к вам укрепляя в скорби, советовали полагаться на волю Божию, и что Он выше меры не пошлет искушение; благодарите Бога.
Мати О.! Когда приходят к тебе для откровения келлейные матери Х-ны, старайся им внушить более о терпении, смирении и послушании, без коих никак нельзя обойтись; брань вражья, как ей, так и им предлежит; — на оную победа — терпение и смирение. Укрепляй их, сколько подаст тебе Господь, для пользы их, наставлением; но опасайся, по неосторожности или из сострадания возливать на огонь масло; да вразумит тебя Господь в сем деле. Поручаем вас покрову и промыслу Божию; да будет между вами мир, любовь и согласие; да сохранит вас Господь от всех сетей и козней вражьих. 28 марта 1835 года.

Письмо 253

Немощь твоя, мать О., хотя нам довольно известна, однако ж не советуем просить свобождения от приходящих с верою и желающих через откровение успокаивать свою совесть и предохраненным быть от козней и сетей вражьих. Не нарицаем тебя ни премудрою, ни святою, но вера приходящих более действует, и Бог дарует слово по вере их; а пользы ради их, Господь и тебя спасет и исторгнет из блата того, в коем ты себя видишь погрязшую. Когда угодно будет Богу, Он силен тебя Сам от этого свободить или отпадением их, или другим образом. Ты уже свободилась одной тягости, более всего тебя тяготившей, будь же благодарна Богу и на Него полагайся. Келлейные пусть ходят к тебе хотя изредка, только ты их более поощряй к смирению и терпению, и чтобы больше просили прощения; враг ненавидит добра, возмущает ее против сего, ты им более советуй, чтобы свои немощи открывали, и в оных укрепляй. Еще новая сестра, неизвестная нам лично, но по письмам, кажется, довольно благоразумная и откровенная, Г. В-на, просит нас неоднократно дозволить к тебе ходить; мы ей советовали просить тебя ей самой, что она и исполнила; и мы на сие соизволяем и просим не оставить ее, по ее расположению и вере, в нуждах ее наставить не от своего разума, но Богу тебя вразумляющу. Только советуй посокровеннее ходить; враг зело ненавидит сего и враждует на сие, но Бог силен укрепить вас против его сетей.
Мир Божий да почиет на всех вас. Многогрешный Иеросх. Л. и многогрешный И. М. 27 апреля 1835 года.

Письмо 254

От 8 числа августа писание твое мы получили, из коего видим случающиеся тебе скорби и потрясения и, от слабого твоего душевного устроения, побеждение от страстей. Из сей борьбы заключай, что мы с тобою не выше страстей, а все еще требуем снисхождения, так как и другие от нас того же требуют. В сем-то состоит и обучение, чтобы познавать свою немощь; не в том состоит благочестие, чтобы, не имев борьбы и не чувствуя страстей, мнить себя стоящими на пути спасения, но в том; когда мы истинно смиримся; тогда и добродетели, творимые нами, будут ограждаемы и хранимы силою смирения. Св. Исаак Сирин в 34-м слове учит: "Умаления в некиих, хранящих себя, хранители суть правды". Не отчаивайся, видя себя не совершенной в добродетелях, а напротив умножающиеся немощи: но умственно нисходи в глубину смирения. Борясь со страстями, сопротивляйся, призывай помощь Божию: аще же случится и побежденной быть, не пребывай в оном, но старайся врачевать рану покаянием и смирением и удаляй мысль твою от зазрения других в их немощах. Руководствуйся словом Божиим и учением святых отцов, и Господь тебя наставит и укрепит в пути Своем, равно и как поступать с приходящими к тебе сестрами. К З.Е. мы писали на прошедшей почте несколько и строго, но что ж делать? Ты там можешь растворить это любовью и снисхождением, помня свои недостатки.
N.N. просила нас, чтобы дозволить ей ходить к тебе; мы не хотим насильно тебя этим обременять, но ежели ее есть истинная вера, и будет усердно и неленостно сего искать, то советуем не отвергать, хотя изредка велеть ей приходить. Многогрешный Иеросх. Л. и многогрешный И. М. 21 августа 1835 года.
Мать П.! Видим из письма твоего, что страдаешь, при многих твоих немощах, и закоснением в откровении; это самая большая сеть вражья, чтобы запутать тебя в свои пагубные сети и лишить душевной пользы. Отринь всякий стыд и со смирением изъясняйся, — хотя и выговоры будешь получать, все это послужит к твоему смирению. О приходе вашем к нам состоит в воле Божией. Я никого не призываю, а приходящих не отгоняю.

Письмо 255

Достопочтенная о Господе, по духу дочь, мати О.!
По приезде к брату, нашел тут N.N., которая приносила жалобы на своих келлейных, что они делают ей большие грубости, непослушание и даже насмешки; в этом случае для меня предстояло великое затруднение: она описывала мне многие подробные, бывающие между ними происшествия, свидетельствуясь перед Богом своею совестью; — что мне тут было делать? Я старался при помощи Божией приклонять ее к терпению и миру, и рассматриванию самой себя, не имеется ли и своих недостатков и страстей? Сколько мог заметить, вижу и со стороны келлейных много вины. Цель нашего намерения, — ходить им к тебе, — устроена не для того, чтобы рождалось смущение между ними, но для того, дабы, успокоив свою совесть, скорее бы могли умиротворяться, — как и везде это происходит: но это для нас очень оскорбительно, что происходят от сего противные плоды. Я не тебя в этом виню, но изъявляю только наше соболезнование; не думаю, чтобы ты им говорила что-нибудь противное и не к терпению клонящееся: но думаю, что они не по чину исполняют долг своего откровения: представляя свои скорби, обвиняют только других, а себя не укоряют, не зазирают, ни мало не познавая своих немощей и не относя случающихся скорбей к воле Божией и к попущению от Него, для испытания их нравственности и исправления в оной; от сего-то и происходит, вместо пользы, между ними смущение. Я все меры употреблял, говоря ей полезное, но вижу, что сильное возродилось смущение и немирство, которое только при свете смирения может уничтожиться. Просим тебя, Бога ради, внуши и внушай им, чтобы имели смирение, терпение, повиновение и во всяком бы случае испрашивали смиренно прощения. В противном случае мы власти ни над нею, ни над ними не имеем, а, видя таковую запутанность и затруднение, принужденными найдемся не входить в дела ваши и совершенно прекратить переписку со всеми, которая не приносит ни малейшей пользы, а еще вред. Прошу тебя, не объявляй им этого письма, но уничтожь его; а с ними поступай так,