Андрей Критский. Творения

«Великий канон» — одно из гениальнейших произведений Церкви, грандиозная поэма сокрушенной души, наполненная библейским духом. Также в том вошли несколько Слов святителя.


Великий покаянный канон

В понедельник первой седмицы Великого поста

Песнь 1
Ирмос: Помощник и Покровитель бысть мне во спасение, Сей мой Бог, и прославлю Его, Бог Отца моего, и вознесу Его: славно бо прославися.Припев [[1] назвалъ востокомъ, вратами заключенными, отверстыми только Богомъ, и опять заключенными. Ты одна истинно благословенна, которая Даніилу, мужу желаній, казалась горою великою, а чудному Аввакуму горою пріосененною (Авв. 3:3), которую царь Твой праотецъ пророчески воспелъ горою Божіею, горою тучною, горою преусыренною, на которой благоволилъ обитать Богъ. Благословенна Ты въ женахъ, которую Богопрозорливейшій Захарія провиделъ въ золотомъ светильнике, украшенномъ семью лампадами, т. е. сіяющемъ семью дарами божественнаго Духа. Ты истинно благословенна; — Ты умный рай, въ которомъ живоносное дерево спасенія; въ Тебе таинственно зрится и Самъ насадитель Эдема — Христосъ, который неизреченною силою исходя изъ утробы Твоей, подобно живоносному источнику, посредствомъ Евангелія, какъ–бы четырьмя потоками, напояетъ вселенную. Благословенна Ты въ женахъ, и благословенъ плодъ чрева Твоего, — плодъ, котораго вкусивъ Адамъ первосозданный извергъ изъ себя древній ядъ, принятый имъ, по обольщенію, — плодъ, который услаждаетъ горькій вкусъ древа, очищая естество человеческое, который странствующему въ пустыне Израилю источалъ реки воды, услаждалъ Мерру и дождилъ хлебъ чудный, несеянный. Благословенъ плодъ, который безплодную и горькую воду, посредствомъ всыпанной въ нее Елисеемъ соли, соделалъ пріятною и плодотворною. Благословенъ плодъ, который изъ неповрежденной отрасли девическаго чрева прозябъ, подобно грозду, полному и совершенно зрелому. Благословенъ плодъ, изъ котораго истекаютъ источники воды, текущей въ жизнь вечную, — плодъ, изъ котораго происходитъ хлебъ животный — тело Христово и спасительное питіе — чаша безсмертія. Благословенъ плодъ, который славитъ всякій языкъ небесныхъ, земныхъ и преисподнихъ, въ Троице святаго Божества, исповедуя Его тождественнымъ въ существе, но различая въ Немъ личныя начальныя свойства. Благословенна Ты въ женахъ и благословенъ плодъ чрева, Твоего: Она же — какъ говоритъ Священное Писаніе — смутилась отъ слова сего и размышляла Сама съ Собою, говоря, что–бы это было за приветствіе? (Лук. 1:29). Смутилась, — сказано. Не неверіе какое–нибудь поколебало Ея душу, — нетъ; но скорее удивленіе къ необычайному вещанію, такъ какъ въ явленіи представлялось предвестіе. Она не была подобна Захаріи, обнаружившему свое неверіе во святилище, который, хотя и пріобрелъ способность къ деторожденію, но, въ наказаніе, лишился орудій слова и, переставъ быть безчаднымъ, сделался немымъ. Она почувствовала въ душе смущеше отъ сделаннаго Ей приветствія, какъ Дева совершенно непорочная, не имевшая не только смешенія, но и обращенія съ мужемъ, и привыкшая непрестанно устремлять умъ Свой къ созерцанію вещей небесныхъ. Бывъ, какъ и естественно, стыдливою, Она должна была сначала придти въ недоуменіе, потомъ, предавшись размышленію о сказанномъ Ей, слушать говорящаго, такъ сказать, не безъ вниманія и разсужденія. Поэтому Евангелистъ мудро заметилъ, что Она размышляла (какъ–бы поверяя мысль судомъ чистаго разума, чтобы сказаннаго Ей не понять превратно), говоря: что бы это было за приветствіе? Происходя отъ благороднаго племени и будучи дщерію Давида, Она, конечно, знала божественныя повествованія, заключающіяся въ Писаніи, и потому тотчасъ могла обратить умъ Свой къ паденію праматери, представляя Себе прельщеніе ея и другія такія же событія, преданныя древними. Итакъ не безъ причины Евангелистъ написалъ, что Она размышляла; но этимъ показалъ Ея умъ и то, что Она любила иметь познаніе о предметахъ не поверхностное, а твердое и основательное. Въ самомъ деле, Ей не надлежало принимать приветствія, не поверивъ мыслей Своихъ о (возвещаемомъ) благе созерцаніемъ разума. Стараясь успокоить смущенный духъ Свой, Она не произносила словъ, но только однимъ взоромъ показывая некоторое недоуменіе, вместо голоса обнаруживала состояніе Своей души выраженіемъ внешняго Своего вида. «Что это за приветствіе? говоритъ Она. Неужели Я одна изъ женщинъ дамъ природе новые законы? Не ужели Я одна могу понести въ чреве плодъ, не имевъ сообщенія съ мужемъ? Что бы это было за приветствіе? Кто принесъ такую весть, и откуда онъ пришелъ? Почитать–ли вещающаго человекомъ? Но онъ представляется безтелеснымъ. Ангеломъ–ли его назвать? Но онъ говоритъ, какъ человекъ. Я не понимаю того, что вижу, недоумеваю о томъ, что слышу».
Что же делаетъ тогда Гавріилъ? Приметивъ смущеніе Отроковнцы и не размышляя более ни о чемъ, тотчасъ взываетъ, говоря: не бойся, Марія! Ты обрела благодать у Бога (Лук. 1:30). Итакъ, Онъ прежде устранилъ страхъ Ея, потомъ внушилъ бодрость, сказавъ: не бойся! Ты обрела благодать у Бога, которую потеряла Ева. Словомъ благодать онъ ясно определилъ свою мысль и разсеялъ все кажущіяся сомненія, а присовокупивъ: обрела благодать у Бога, совершенно отогналъ страхъ отъ Девы. Не бойся, Марія! Это — не обманчивая речь, не обольстить тебя пришелъ я; не змій лукавый опять говоритъ съ Тобою: не земный вестникъ предстоитъ Тебе: съ неба несу Тебе благовестіе, и притомъ не простое, но благовестіе радости. Не бойся, Марія! Не тщетно это приветствіе и не печаль оно Тебе предвещаетъ! Господь съ Тобою, податель всякой радости, Спаситель всего міра, — съ Тобою Тотъ, который, не отлучаясь Отческихъ недръ, вместился въ Твоей утробе. Я назвалъ Тебя Благодатною, чтобы выразить радость сокрываемаго въ Тебе таинства. Я назвалъ Тебя благодатною, потому что всю эту радость Ты вмещаешь во чреве Твоемъ; потому что Ты одежда благолепная по красоте божественныхъ даровъ. Господь съ Тобою! — воззвалъ я, чтобы выразить могущество въ Тебя вселившагося. Онъ Господь и Богъ, властитель, начальникъ мира, отецъ будущаго века. — Твой Сынъ, о Дева, и Спаситель всехъ (Ис. 8:6). Господь съ Тобою: съ Тобою благодать и истина, Господь закона, но Отецъ благодати и источникъ истины. Не бойся, Марія! Господь съ Тобою, Властитель всякаго начальства, Сынъ Отца световъ, который въ вечности родился отъ Него, но во времени воплотился отъ Тебя, который на небе весь въ недрахъ Отца, а на земле весь съ Тобою во чреве Онъ съ Тобою и въ Тебе. Невместимый по естеству, вселившись въ Твою утробу, вместился въ Тебе. Не бойся, Марія! Ты обрела благодать у Бога, — благодать, которой не получила Сарра, которой не испытала Ревекка, которой не познала Рахиль; Ты обрела благодать, которой не удостоилась ни славная Анна, ни Фенанна, ея соперница. Ибо хотя оне изъ безчадныхъ сделались матерями, — но вместе съ безчадіемъ потеряли девство; а Ты, ставъ Матерью, сохранила и девство Свое невредимымъ. Итакъ, не бойся; Ты обрела благодать у Бога, — благодать, какой никто, кроме Тебя, не обреталъ отъ вечности.
Въ чемъ же состоитъ это преимущество благодати у Бога? Ты обрела благодать у Бога; и се, зачнешь во чреве, и родишь Сына и наречешь имя Ему Іисусъ (Лук. 1:30–31). О чудо! Сперва Ангелъ разрешаетъ Ея сомненіе, а после объясняетъ самое дело. И смотри, что производитъ его краткая речь: прогоняетъ страхъ, предвозвещаетъ благодать, объясняетъ зачатіе, предсказываетъ рожденіе и назначаетъ имя раждаемому. Но здесь еще не конецъ словамъ его. Чтобы показать великое могущество Младенца, онъ тотчасъ присовокупилъ: Онъ будетъ великъ, и наречется Сыномъ Вышняго, — и дастъ Ему Господь Богъ престолъ Давида отца Его, — и воцарится надъ домомъ Іаковлевымъ во веки и царству Его не будетъ конца (Лук. 1:32–33). Видишь, какъ онъ изгналъ изъ Девы страхъ? Какъ ободрилъ духъ Ея? Назвавъ имеющаго родиться Сыномъ Всевышняго и наименовавъ Давида Его отцемъ, Онъ вдругъ возвысилъ умъ Ея, какъ видно изъ последующаго.
Смотри, какой разумъ имеетъ Дева! Она, услышавъ сіе, и зная непреложность высочайшей власти воли Божіей, сказала Ангелу: какъ это будетъ, когда Я не знаю мужа? Ты обещаешь Мне — говоритъ Она — что–то странное; ты возвещаешь Мне то, что превосходитъ естество: Я браку не причастна, — Я обручилась жениху, но бракомъ не сочеталась; Я знаю только въ Іосифе обрученника, но не мужа; со Мною живетъ женихъ, но не разделяя брачнаго ложа. Какъ будетъ сіе, когда Я не знаю мужа? Не ужели природа одну Меня сделаетъ Матерію безъ брака? Не ужели Я одна, вопреки природе, покажу новый для нея образъ рожденія? Бракосочетанія не было; сообщенія съ мужемъ Я не имела; Іосифа Я не познала; Я признавала въ немъ Своего защитника, но не мужа. Итакъ какимъ образомъ это будетъ со Мною?
Гавріилъ тотчасъ ответствуетъ и высокимъ ответомъ своимъ утончаетъ простой Ея вопросъ, говоря: почему Ты, всеблаженная, говоришь это? Почему произносишь эти слова? Я съ неба пришелъ возвестить Тебе о новомъ образе зачатія: не земнородный говоритъ съ Тобою. Я сказалъ: Господь съ Тобою; а Ты съ сомненіемъ говоришь: какъ это будетъ со Мною? Я благовествую Тебе о Томъ, который былъ прежде моего пришествія и который вошелъ во чрево Твое, — а Ты говоришь мне о муже, о земномъ рожденіи, спрашивая: какъ это будетъ съ Тобою? Размысли, — какъ процвелъ жезлъ (Числ. 17:8), — какъ камень источилъ воду и откуда онъ исполнился ею (Исх. 17:6), — какъ огонь купины обнялъ кустарникъ, не сожигая его? (Исх. 3:2) Если ты веришь этимъ событіямъ, то верь и мне. Виновникъ чудесъ, и техъ, и этихъ, одинъ и тотъ же, котораго Ты во чреве носишь; Ты особеннымъ образомъ будешь питать носимаго Тобою Младенца — не такъ, какъ Елисавета, или Анна, мать Твоя. Оне сделались матерями по обыкновенному закону природы; Ты родишь Сына, безъ мужа и безъ семени въ Тебе зачатаго. Если ты хочешь знать самый образъ событія, то я объясню Тебе и его.
Духъ Святый найдетъ на Тебя и сила Всевышняго осенитъ Тебя (Лук. 1:31). Имеющій родиться произойдетъ не отъ хотенія плоти (Іоан. 1:12). Хотеніе плоти не будетъ иметь места при рожденіи Богоматерію, — потому что оно выше пределовъ естества. И если оно вовсе не имеетъ ничего естественнаго, — то и самый способъ его выше и превосходнее естественнаго. Итакъ, никакая страсть не примешалась къ земному зачатію Ея, какъ бываетъ у людей, не сопровождала и небесное рожденіе Господа. Духъ Святый найдетъ на Тебя, и Сила Всевышняго осенитъ Тебя. Смотри, какъ открывается здесь таинство Троицы. Говоря о Святомъ Духе, Архангелъ не инаго кого–либо разумелъ, какъ Утешителя. Силою Всевышняго онъ явно назвалъ Сына, а словомъ: Всевыншій — означилъ лице Отца. Выраженіемъ же: осенитъ Тебя — онъ говоритъ, кажется, тоже, что — по моему мненію — сказалъ Аввакумъ, когда, взирая прозорливыми очами, назвалъ Деву горою пріосененною (Авв. 3:3), какъ бы изображая силу Духа, Ее осеняющую, и неизреченную скинію, въ Ней самодействующую способомъ воплощенія, по которому въ утробе Девы, свободной отъ страстей и чистой отъ всякой вещественной привязанности, воздвигъ нерукотворенный храмъ тела (Спасителя), какъ видно изъ последующаго.
Посему раждаемое будетъ свято и наречется Сынъ Божій: тотъ предвечный Младенецъ, который отъ Святаго Духа, чрезъ Святаго Отца, непостижимо образовался, поистине будетъ Святымъ и назовется Сыномъ Всевышняго, какъ Слово, совечное Всевышнему. Такимъ образомъ ясно показано Деве, — кто, отъ кого и какимъ образомъ зачался въ Ея чреве, — показано и то, что имеющій родиться отъ Нея будетъ Сынъ Божій.
Но чтобы яснее и точнее показать силу своихъ словъ, Ангелъ указываетъ на зачатіе Елисаветы, какъ–бы такъ говоря: кто могъ разрешить (неплодную) утробу въ старости, сверхъ чаянія, тотъ, безъ сомненія, можетъ сделать и Деву чревоносящею. Потомъ присоединяетъ: потому что нетъ ничего невозможнаго для Бога (Лук. 1:37). Дева, услышавъ это, особенно же будучи озарена въ уме светомъ обитающаго въ Ней и проникнута радостію о благовестіи, совершенно успокоилась и, какъ Писаніе говоритъ о Давиде, явилась радостною въ душе съ красотою очей; потому что радовалась чуду и приняла приветствіе съ удовольствіемъ. Да и сказанное Ей исполнено было неизреченной радости. Гавріилъ весьма удобно и весьма ясно убедилъ Деву принять чудо, сказавъ: нетъ ничего невозможнаго для Бога.
Но что говоритъ Евангеліе? Марія же сказала: се раба Господня; да будетъ мне по слову Твоему (Лук. 1:38). Видишь ли разумъ Ея? видишь ли превосходство скромности, облекающей Ее? Узнавъ о зачатіи и рожденіи отъ Нея, также о томъ, кто родится и чьимъ будетъ Сыномъ, какъ Онъ назовется и чей займетъ престолъ, надъ кемъ будетъ царствовать; наконецъ узнавъ и то, что имеющій отъ Нея родиться никогда не будетъ безъ царства, — Она ответила радостнымъ гласомъ: се раба Господня; да будетъ Мне по слову твоему. Очевидно, Она выразила этими словами следующее: вотъ Я въ готовности, и препятствія не будетъ никакого: душа Моя желаетъ, чрево Мое достойно, ибо оно неприкосновенно и сберегается для одного Создателя. Се раба Господня, безпрекословная къ повиновенію, способная къ служенію и готовая къ принятію; да будетъ Мне по слову Твоему. После того, какъ ты все возвестилъ Мне, какъ дóлжно, оно ознаменовалось радостію и славою вышнею. Се раба Господня; да будетъ Мне по слову твоему. Какое неизреченное смотреніе! Какая благодать! И еще более, какая вечная воля и предведеніе! Поистине, Духъ Святый вселился въ Деву и сила Всевышняго осенила Ее, по предопределенному совету и предведенію Божію.
И отшелъ отъ Нея Ангелъ — сказано (Лук. 1:38) — то–есть, по исполненіи порученнаго ему дела. Отшелъ Ангелъ, но Господь не отступилъ отъ Нея. Тотъ ограниченъ, хотя и безтелесенъ, — а этотъ неограниченъ, хотя въ теле и во чреве Девы; тотъ возвестилъ грядущаго, раждаемаго отъ Девы, для спасенія людей; а этотъ, пріявъ существо наше, преобразилъ въ Себя, возвративъ природе нашей образъ Божій и первое достоинство, непослушаніемъ прародителей потерянное, и после сего возселъ на небесахъ, превыше всякаго начальства, и власти, и силы, и всякаго имени, какимъ именуются въ нынешнемъ веке и въ будущемъ (Ефес. 1:21–22). Ему слава, держава, честь и поклоненіе, со безначальнымъ Отцемъ и съ пресвятымъ животворящимъ Духомъ, ныне, и всегда, и во веки вековъ. Аминь.
Печатается по изданію: Избранныя слова святыхъ отцевъ въ честь и славу Пресвятой Богородицы. – Изданiе Русскаго на Аѳоне Пантелеимонова Монастыря. – СПб.: Въ Типографiи А. И. Траншеля, 1869. – С. 96–114.

Слово на Рождество Пресвятой Богородицы

Нынешний праздник есть для нас начало праздников. Служа пределом закону и прообразованиям, он вместе служит дверию к благодати и истине. Возвещая славу девства, настоящий богоблагодатный день предлагает всей твари общую радость. Дерзайте, говорит он, се праздник рождества Девы, и с ним обновление человеческого рода. Дева рождается и готовится быть материю Царя всех — Бога. Дева становится посредницею между величием Божества и ничтожеством плоти.
Да веселится же ныне вся тварь, да торжествует вся природа. Да возрадуется небо свыше, и облацы да кропят правду (Ис.45,8), да искапают горы сладость (Ам.9,13), да отрыгнут холми веселие, яко помилова Бог люди своя (Ис.49,13), и воздвиже рог спасения нам в дому Давида отрока своего (Лк.1,69) — пренепорочную и непричастную мужу Деву, из которой родился Христос, чаяние и спасение языков. Да ликует ныне всякая благодарная душа и воззовет всю тварь на свое обновление и воссоздание. Ныне Создателю всего устроился созданный храм, и творение уготовляется в новое Божественное жилище Творцу. Ныне изгнанная из страны блаженства природа наша восприемлет начало обожения и персть стремится вознестись к высочайшей славе. Ныне Адам приносит от нас и за нас начатки Богу — Марию, в которой новый Адам бессеменно делается хлебом для восстановления человеческого рода. Ныне отверзается великое недро девства и церковь, по образу брачной, украшается чистым бисером истинной непорочности. Ныне сыны человеческие приемлют первобытный дар образа и подобия Божия: благолепие красоты, помраченное безобразием греха, возвращается человеку чрез союз природы человеческой с рожденною Материю красною добротою (Пс.44,3), — и человек приемлет прежний богосозданный и богоподобный вид. Ныне неплодная, сверх ожидания, становится материю и родив Родившую без мужа, освящает естественное рождение. Ныне, по пророчеству, отрасль Давидова произросла из прозябшего жезла Ааронова, дабы возрастить нам жезл силы Христа. Ныне от Иуды и Давида происходит Дева Отроковица, изображая собою царское и священническое достоинство Того, Кто принял на Себя священство Аарона по чину Мельхиседекову (Евр.7,15). Ныне благодать возвысила в достоинстве таинственный ефод Божественного священства, соделав оный из ткани царственного семени. Кратко сказать, ныне начинается восстановление природы нашей, и обветшавший мир, принимая Богоприличное образование, получает начало второго божественного творения.
Человек первоначально создан был совершенным: но природа его утратила прирожденное ей достоинство, лишившись благодати чрез грех преслушания. За это мы и были изгнаны из страны жизни и вместо райских наслаждений получили жизнь временную, как родовое наследие, а с нею смерть и растление рода нашего. Все возлюбили землю и стали предпочитать ее небу, так что не оставалось никакой надежды на спасение, кроме высшей помощи. Ни естественный, ни писанный закон, ни пламенные вещания пророков не сильны были уврачевать болезнь. Никто не знал, как исправить природу человеческую, и посредством чего удобнее было бы возвести ее к первому совершенству, доколе Творец не благоволил как бы снова создать стройный и прекрасный мир, уничтожить издревле вторгшуюся силу греха, породившего смерть, и даровать нам дивную, свободную и совершенно бесстрастную жизнь, чрез воссоздание наше в крещении божественного рождения. Но как сообщилось бы нам это великое и преславное благо, столь сообразное с законами Божественными, если бы Бог не явился нам во плоти, не подвергся законам природы и не благоволил вселиться и пожить с нами ведомым Ему образом. А как все это могло бы придти в исполнение, если бы прежде не послужила таинству чистая и непорочная Дева, которая вместила бы во утробе своей невместимого, по закону превышающему все законы естества? И могла ли послужить для сего таинства какая–либо другая дева, кроме той единой, которая прежде всех родов избрана была Творцем природы? Эта Дева есть Богородица Мария, Богопрославленная, из утробы коей изшел с плотию Пребожественный, и которую Сам Он устроил чудным для Себя храмом. Она зачала бессеменно и родила неистленно, потому что Сын ее был Бог, хотя и родился плотски, без смешения и болезней. Эта Матерь, поистине, не познала болезней рождения, свойственных рождающим и дивно питала млеком Сына, рожденного без мужа. Дева, родив бессеменно зачатого, пребыла непорочною девою. Посему непреложно эта Дева именуется Богородицею: девство Ее чтится и рождение ублажается. Бог, соединясь с человеками и являясь во плоти, дарует Матери Деве собственную Свою славу. Женское естество вдруг освобождается от первой клятвы, и как первое ввело грех, так первое же начинает спасение.
Кто же эта Дева и от каких родителей произошла? Скажем об этом кратко, воспомянув, по возможности, то, что повествуется о ней. Мария, слава всех, родилась от племени Давидова, а от семени Иоакима: Она происходила от Евы, а была чадом Анны. Иоаким был муж благочестивый, воспитанный в законе Божием, живя целомудренно и ходя пред Богом, он, впрочем, состарился бездетным. Равно и Анна была жена боголюбивая, жившая с мужем своим во всякой чистоте, но она оставалась бесплодною. Признавая первым и единственным долгом своим чтить заповеди Господни, Анна, однако же, ежедневно уязвлялась жалом бесчадства, печалилась и скорбела, нося поношение бесчадства. Так Иоаким и Анна сетовали о том, что не имели преемника рода своего, тем не менее искра надежды еще не погасала в них совершенно: оба они воссылали молитву к Богу о даровании им чада для продолжения семени их, — оба подражая услышанной некогда молитве Анны (1 Цар.1,10), не отходили от храма, усердно прося Бога, дабы Он даровал плод бесчадным. И не оставляли они своих усилий, пока не получили желаемого. Действительно, Податель даров не презрел дара упования. Неумедляющая сила скоро предстала на помощь к изливавшим умиленные и горькие слезы пред Богом и состарившуюся чету соделала способною к произращению плода. Таким образом, от неплодных и иссохших родителей, как бы от орошенных дерев, произрос для нас преславный плод — пренепорочная Дева. Узы неплодства разрешились: молитва сверх ожидания оказалась плодоносною, бесчадная родила чадо, бездетная соделалась счастливейшею материю. Поелику же произрастившая из утробы своей клас нетления произошла от неплодной матери, то родители в первом цвете Ее возраста привели Ее во храм и посвятили Богу. Совершавший тогда чреду служения священник, узрев лик дев, предшествовавших и последовавших Деве, возрадовался и возвеселился, видя как бы действительное исполнение Божественных обетований. Он посвятил сию Деву Богу, как честный дар, как некую благоприятнейшую жертву, и, как великую сокровищницу спасения, укрыл Ее в самых внутренних частях храма. Здесь Отроковица ходила в оправданиях Господних, как в брачных чертогах, питаясь небесною пищею до времени обручения, которое было предопределено прежде всех веков Тем, Кто, по неизреченному милосердию, родился из Нея, и Тем, Кто прежде времени и пространства божественно родил Его, и вместе соестественным сопрестольным и спокланяемым Духом Его, а это и есть едино Божество нераздельное и неизменное и ни в чем не различное, кроме личных свойств. Итак, родившееся от Девы научило нас веровать во Святую Троицу: безначальное Слово — Сын устроил в Деве Свое воплощение, родивший Отец благоволил сие воплощение от Отроковицы, Дух Святый осенил и освятил утробу непостижимо заченшей.
Люди Божии, собрание священное! Почтим память богоотцев, возвеличим силу таинства. Каждый из нас, по данной ему благодати, да принесет достойный дар настоящему торжеству. Родители — благочадие, неплодные — неплодство греха. Если кто из вас отец, пусть подражает отцу Пресвятой Девы. Мать, питающая чад своих, пусть радуется вместе с Анною, воспитавшею чадо, дарованное ей по молитве. Лишенная благословенного плода, пусть приходит с верою к отрасли прозябшей от Анны, и ветвь неплодия оплодотворится. Дева, непорочно живущая, пусть будет материю слова, украшая словом благолепие души. Вкупе богат и убог, юноши и девы, старцы с юношами (Пс.48,3:148,12), да торжествуем в честь Отроковицы Матери Христа Бога. Поспешим за текущими девами, внидем во святые святых. Там зреет благоуханнейший цвет, там Бог уготовал чертог для Отроковицы. Посему–то девы — ближние Ее ликовствуют, предустрояя будущее: посему–то дщери Сионовы идут за Нею, как за царицею. Храм отверз священные врата, дабы восприять всецарственную славу, святое святых открылось, дабы заключить в свои недоступные недра Пресвятую Матерь Всесвятого. Там уготована для Девы пища чудная, небесные яства предлагает Ей Тот, Кто сам вскоре имел питаться млеком Ея. Питателем Отроковицы был Дух Святый до того времени, когда потомок Давида — Иосиф обручил себе Дщерь Давидову, и Она восприяла глас Гавриила вместо семени, после чего быв непричастна браку, явилась имущею во чреве и родила Сына, не потеряв девства, поелику Родившийся от Нее сохранил и по рождении невредимыми знамения девства. Он есть Христос Иисус, истинный Бог. Ему слава честь и поклонение со Отцем и Святым Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.
Сокращено. Приб. к Церк. Вед. 1897 г. № 36.

Слово на Успение Пресвятой Владычицы нашей Богородицы

Когда–то мы возвеличили девственную скинию Богоматери, ныне же воспоем песнь погребальную. И пусть никто не упрекает меня за то, что принялся за дело, превышающее мои силы, ибо я составил это слово со смирением, по данному мною обещанию. Пусть также никто не удивляется, если слово будет заключать в себе нечто, известное лишь немногим. Итак, предстал ко гробу Божией Матери бесчисленный лик богоносцев; и все чины премирных Сил, невидимо слетев с высоты, собрались к дивному зрелищу. Богодухновенные души святых, которых книга Песнь Песней в духовном смысле именует девами (Песн. 1:2), были там же, составляя лики вокруг одра, — ибо прилично было, чтобы боговидные души усопших присутствовали при Царице естества, предваряли Ее исхождение, сопровождали Ее торжественным шествием и пели исходные песни.
Открыто лежало световидное и вместившее всю полноту Богоначального Слова тело Богородицы, которое, быв зримо на одре, объяло всю тварь благоуханием мира.
Избранные из богомудрых причастники Святого Духа, от преизобильной радости о богосладостном утешении, начали попеременно петь вдохновенные погребальные песнопения. Однако песни эти не были составлены ими: их научил произносить и давал слышать Дух Святой. Все, что говорили и слушали песнословившие, несравненно превосходя наше земное искусство, ничем не отличалось от звуков Ангелов, торжествующих на Небесах. Их высоту, глубину и бесконечную красоту описывать не нам, никогда не вкушавшим такой сладости: скорее, мы должны почтить их молчанием, как превосходящие наше разумение. Мы приступим только к тому, в чем и успех приятен, и погрешность не опасна, что не огорчит книжного, и не будет затруднительно для неведущего…
Такой конец положил Бог заветам с нами. Это — венец Божественных пророчеств, это — неизреченный Совет предвечного попечения о человеке. Это — благонаписанный образ Божественного первообраза, опора всякого восхождения к Божественному, Святейшая Скиния Творца всех, богоприятная Чаша премудрости, чистая Сокровищница жизни, неисчерпаемый Источник Божественных просвещений, непоколебимая Держава, — поскольку не была обладаема страстями Та, Которая превосходит всех чистотой. Воистину Она соделалась как бы жилищем всех чудес, бывших доселе, а последнее из них — празднуемое ныне событие (хотя все было предопределено прежде всякого времени, и, конечно, в Божественном совете каждому из нас давно назначен конец жизни).
Никто из земнородных не в состоянии постигнуть совершающееся ныне таинство. Как разорваны узы, связанные преступлением? Как разрушено умершим ранее Христом тление, посеянное прегрешением? Как избавлена от осуждения на смерть природа, получившая бессмертие?
О, дивная мена! О, божественная торговля! Когда–то преслушанием природа родила добровольно смерть; она же послушанием родила Отъявшего смерть. Вот — неистощимый Источник бессмертия. Придите, умерщвленные, почерпните! Вот — вечные реки Жизни: придите все, станьте бессмертными!
О, Дщерь Адамова и Матерь Божия! О, безмужняя Матерь и детородящая Дева! О, Создание временно Созданного в Тебе и не отступившего от Своей незримости! О Тебе пели все провозвестники Духа.
Первый Моисей, увидев Тебя — Купину, сказал: мимошед увижду видение великое сие (Исх. 3:3). О Тебе Богоотец Давид молил Христа, говоря: воскресни, Господи, Ты и Кивот святыни Твоея (Пс. 131:8). О Тебе же он пел, предобразуя исход Твой: лицу Твоему помолятся богатии людстии: ибо вот, говорит, вся слава Дщере Царевы внутрь: рясны златыми одеяна и преиспещрена (Пс. 44:13–14). Предызображая Тебя, святая книга Песнь Песней таинственно указала: Кто Сия, восходящая от пустыни, яко стебло дыма, кадящее смирну и ливан от всех благовоний мироварца (Песн. 3:6). О Тебе опять преднаписала та же книга: се одр Соломонь… столпы его сотвори сребряны, и восклонение его злато; восход его багрян, внутрь его камение постлано, любовь от дщерей иерусалимских (Песн. 3:7–10); и еще: дщери Сиони, изыдите и видите в царе Соломоне, в венце, имже венча его мати его, в день обручения его, и в день веселия сердца его… видеша Ю дщери и ублажиша Ю, царицы и наложницы, и восхвалиша Ю: ибо воня риз Ее паче всех аромат (Песн. 3:11; 6:8; 4:10). Провидя Тебя, Исаия боговдохновенно воскликнул: се, Дева во чреве зачнет — будет Корень Иессеов; и изыдет Жезл из Корене Иессеова, и Цвет от Корене его взыдет (Ис. 7:14; 11:10, 1). Ради Тебя великий Иезекииль предсказал: Сия Врата к востоку заключенна будут, и никто же пройдет ими: яко Господь Бог внидет ими, и будут заключенна (Иез. 44:1–2). И муж желаний пророчески назвал Тебя Горою, говоря: и Камень без рук отторжеся от Горы (Дан. 2:34) — отломлен, а не отсечен; отнят, но не разделен, то есть, восприятием нашего человечества.
Ты — то величественное дело страшного домостроительства, в которое желают Ангели приникнути (1 Пет. 1:12). Ты — прекраснейшее жилище сошедшего к нам Бога, Ты — земля, воистину желанная: ибо Царь славы возжелал красоты Твоей, и возлюбил (Прем. 8:2, 5) богатство Твоего девства и, вселившись в Тебя, с нами обитал (Ин. 1:14), и через Тебя примирил нас с Богом и Отцом. Ты — Сокровище тайны сокровенной от веков (Еф. 3:9). Ты — воистину живая Книга духовного Слова, без слова написанного в Тебе животворящею тростью Святого Духа, Ты одна — воистину написанная Богом Книга Нового Завета, который Бог прежде заключил с людьми. Ты — колесница Божия тьмочисленная, приведшая Воплощенному тысячи управляемых Им. Ты — Гора Сион: гора тучная, гора усыренная, юже благоволи Бог жити в ней (Пс. 67:16–17).
О, Божественный Храм и земной Человек! Столп мертвый и Столп животворящий, не плотского Израиля световодящий, но наставляющий духовного Израиля Божественным Светом к истинному знанию! Всесветлое облако и гора приосененная (Авв. 3:3), не неблагодарный израильский народ осенявшая — но избранных людей Божиих озарявшая Твоими Матерними свещами. Девственная Земля, из которой вышел Адам новый — но древнейший ветхого! Какой гроб сокроет Тебя? Какая земля примет Тебя, чистотою превзошедшую естество Неба и земли? Какие ароматы изольются на тело Твое благовонное, непорочное, источающее нетление, спасение?..
Ты воистину вся добра еси, и порока несть в Тебе (Песн. 4:7). Ты — новая мирохранительница неистощимого мира, Ты — курение умных ароматов, Ты — Цвет нетления, Земля, приносящая благовония, живоносный Ковчег, световидный светильник, боготканная порфира, царское одеяние, богоиспещренная риза, златовидная одежда, высокий трон, врата, превышающие Небеса небес, Царица всего рода человеческого, Которая выше всего, кроме Единого Бога. Какие руки погребут Тебя? В каких объятиях понесем мы Носившую Невместимого? Какую надгробную молитву сотворим над Тобою? Какими песнями воспоем исход Твой? Какими словами выскажем величия бывшия о Тебе?.. Взамен этого возгласим только: «Блаженна Ты в женах и в роды родов! Благословенна Ты на Небесах и прославлена на земле! Всякий славит Тебя со благодарением, исповедуя Матерью жизни. Вся земля исполнилась славы Твоей, все освятилось миром благоухания Твоего…
Благодаря Тебе переменились на радость скорби праматери. Благодаря Тебе поют с нами все Ангелы: слава в вышних, мир на земле!
Гроб не может держать Тебя: ибо то, что погибает и разрушается, не помрачает владычнего тела. Ад не может владеть Тобою: ибо царской души не касаются рабы.
Так отыди в мире, преселись от сотворенных жилищ, молись ко Господу за всю тварь! Пока Ты жила с людьми — Тебя имела малая часть земли; а с тех пор, как Ты покинула землю — весь мир имеет Тебя общим умилостивлением.
Радуйся неизреченной радостью в Вечном свете: там — истинная Жизнь, всесветлое Царство, необъятный лик Ангелов. Наслаждайся же добротами Сына Твоего, неистощимой радостью, нестареющим блаженством! Там — потоки вечной сладости, источники вечной Жизни. Там — предел всего, на что уповали и уповают; там — последний конец, далее которого нет ничего. Там поклоняются Отцу, славят Сына и воспевают Святого Духа — нераздельное Существо Единого в Троице Божества.
Это, да и более превосходное, говорили и пели тогда богодухновенные мужи. Я же (земля, пепел и тление) не знаю, что и сказать больше. Я верю, что Матерь Слова примет и это краткое слово и подаст то, что мы достойны принять: ибо Всесвятая, как Многодаровитая, любит и за самое малое воздавать великим.
Вас же, светлейшее собрание, призываю к окончанию слова: придите и воспоем погребальные песни, торжественно шествуя пред девственном телом, и посильными почестями увенчаем Ту, Которая дала начало празднику!
Но — для большего торжества — да явится ныне все собрание Небесных и земных, и да исполнит со мною исходную песнь и погребальную хвалу! Начнем же их так: «Отошел стан Божий от шатров кидарских к невещественным скиниям! Поднялось наддверие небесных врат, чтобы принять, в царском величии, в Небесное Царство — Пренебесную дверь Божию. В белом одеянии примите Ее, Ангелы! Хвалите, Небеса! Славьте, земнородные, и восклицайте: Град Бога, Царя великаго! (Пс. 47:1-3). Скачи, земля, возвести славу Девы, чудеса погребения: как Она перенесена, чтобы был в чести пустой гроб. Собери, о, Иудея, сынов твоих, проповедуй произошедшую от Иуды Царицу. Дерзай, не бойся, празднуй праздники твои, Иерусалим, — воспой Давидски, ясно возгласи: во исходе Израилеве от Египта (Пс. 113:1). Матерь Сион, избранная Богом, — воспой погребальное, но не рыдай в отчаянной скорби: ибо радостно, а не плачевно торжество настоящего дня!
Гефсимания! — прими новую Царицу; изнеси потребное для погребения, убери гроб благовониями! Твердо охраняй святыню, ибо она будет общим для Ангелов и человеков поклоняемым Стяжанием. Поведай последующим поколениям о преставлении, уступая (отдавая) дух Богоматери высшим духам, нам же раздавая освящение из Ее тела, как из вечного Источника.
Стечемся к Богородице все вместе: лики отцов и патриархов, духи пророков и чины иереев, собор мучеников, души праведных, ряды преподобных, всякое достоинство и возраст, цари и владыки, начальники и подначальные! Юноши и девы, старцы с юнотами, воспойте! (Пс. 148:12). Скажите Матери Божией: как блажен дом Давида, из чрева которого произросла Ты, Богоматерь! Матери и девы, прославьте единую Матерь и Приснодеву! — Невесты, предварите Неневестную и Нетленную, единую без болезней Рождшую Непостижимого! Неплодные и вдовицы, восплещите Непознавшей мужа и Отменившей законы неплодия! Ликуйте, девы, предшествуя нетленному чадорождению! Благословите, народы, ублажайте, языки; пойте Матери Божией, все колена земли, — величайте Ее с пением и кимвалами! Возьми, Мариам, тимпан и выйди пред девами! Подвигни лиру, Давид, возвысь голос и воспой Царицу Твою! Созови дев, собери хор поющих: пусть текут они за одром и перед одром. Вот — новый Кивот славы Божией, в Котором стамна златая, и жезл Ааронов прозябший, и скрижали завета (Евр. 9:4). Вот — Глава, о Которой возглашали прорицания пророков (Ис. 7:8). Вот — Лествица, Которую узрел причастный Божественным тайнам Иаков: около Нее он видел Ангелов Божиих восходящих. Вот — Дверь небесная, о Которой он сказал: яко страшно место сие: несть сие, но Дом Божий, и сия Врата небесная (Быт. 28:17).
Уже не лежит более на Израиле ярмо законного рабства, ибо Сам Христос подписал нам свободу, даровав служение в Духе, — и подписал, как на хартии, на Теле, которое из Богоматери. Прошедший Небеса (Евр. 4:14) Великий Первосвященник — Христос как бы во храме, всегда таинственно входя в девственное святилище ради нас, жрет и жрется, и, святя Себя за нас, освящает святящих Его.
Таковы таинства Твоего премирного Успения, Богородице! Таковы надгробные песни священного изнесения Богородительной Твоей скинии!
Вот — составленное нами краткое слово Тебе. Если в нем есть что–либо, достойное Твоего величия, — благодарю за это Тебя, давшую и принявшую усердие! Если же песнь сия окажется ниже достоинства, — Ты Сама яви снисхождение и сострадание во имя близости к Сыну Своему и Промыслителю о всем. Слово же это мы составили посильно для Тебя, Всеблаженная Богородица, Твоими Богодерзновенными молитвами, — будучи научены о тайнах Твоих. Но кто даст нам глас и силу слова, соответственные высоте и величию преславных помышлений о Тебе?
О, Владычице всех человеков, Подательница жизни, Святая святых и всякой святыни, Поборница возложивших надежды на Тебя! Прими эти хвалы от нас, получивших, благодаря Тебе, свет Истины!
Нам же, славящим Тебя, Богородица, за это малое приношение воздай Твоими молитвами к Сыну Твоему и нашему Владыке, Царю и Господу, — они для нас дороже и светлее многоценного богатства. Через такое молебное прошение мы, и согрешая, будем помилованы Богом, и, живя добродетельно, получим полезнейшее; через него оружие варваров будем считать стрелами младенцев, — ведь молитвами Твоими совершается всякое христианское благо и достигается уподобление Богу.
Вот, возлюбленный, — изъяснение таинства, хотя и далеко не оправдывающее надежды, однако не имеющее недостатка в усердии с нашей стороны. Высшего же и таинственнейшего ты мог бы искать у Слова, ради тебя истощившегося, и принявшего плоть, и соединившегося с тобою по человеколюбию, дабы Духом обожить всего тебя и заменить худшее лучшим, возвысить тебя от земли с Собою и устроить в отеческих седалищах.
К ним ты и восходи всегда жизнью и чистым созерцанием, поучаясь в Божественных словах и нравах. Но при этом, насколько можно, видя Бога и видимый Им, старайся, чтобы Он являлся тебе в молниях непрестанного созерцания и в восхождениях в добродетели, дабы ты был совершен в них, взойдя в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова (Еф. 4:13). Ему слава и держава во веки веков. Аминь.
Источник: Печатается по: Церковная проповедь на двунадесятые праздники: Слова, беседы и поучения святых отцов и учителей Церкви / Сост. П. Смирнов. Киев, 1904. С.482–488. Издательство Московской Патриархии, 1999.

Слово на Всеславное Воздвижение Креста

Мы славим Крест, и вся Церковь наполняется блеском славы. Мы славим Крест, и лице всея вселенныя озаряется сиянием радости. Мы славим Крест, и разсевается мрак и разливается свет. Мы славим Крест, и с Распятым возносимся, дабы, оставив долу землю вместе с грехом, стяжать небо и небесное. Крест воздвигается, и шумные клики демонов умолкают. Крест воздвигается, и вражеская сила сатаны, пораженная, падает и сокрушается. Крест воздвигается, и все верующие стекаются. Крест воздвигается, и грады торжествуют и народы совершают празднество. Так, одно воспоминание Креста уже возбуждает к животворной радости и облегчает тягостную скорбь.
Сколь же важно видеть самый образ Креста? Воззрение на Крест вдыхает мужество и изгоняет страх. Так важно стяжание Креста! Кто стяжал Крест, тот стяжал сокровище. Вы, может быть, думаете, что я под сокровищем разумею золото, или маргариты и драгоценные камни Индии, чем прельщаются люди плотские, преданные суетности? Нет. Лучшее и драгоценнейшее из всех сокровищ, и по имени и по качеству, по всей справедливости есть, по мнению моему, Крест, на котором, чрез который и в котором утверждено и воздвигнуто здание нашего спасения. Если бы не было Креста, то и Христос не был бы распят. Если бы не было Креста, то и Жизнь не была бы пригвождена к древу. А если бы Жизнь не была пригвождена, то но истекли бы из ребра потоки безсмертия — кровь и вода, очищающия мир, рукописание греха не было бы раздрано, нам не была бы дарована свобода, мы не стали бы наслаждаться древом жизни, не отверзся бы для нас рай, пламенное, обращающееся оружие не отступило бы от Едема, и разбойник не сделался бы обитателем рая.
Что я говорю? Если бы не было Креста, то и Христос не был бы на земле. А если бы не был Христос на земле, то не было бы и Девы, и втораго рождения Христова, Бог не вочеловечился бы, не было бы ни Младенца, ни яслей, ни пелен, ни обрезания осмодневнаго, ни воскормления, ни послушания родителям, ни возрастания телеснаго, ни явления в мире; не было бы ни крещения, ни чудес, ни Иуды предателя, ни судии Пилата, ни толпы Иудеев, с воплем требующей распять Неповиннаго. Если бы не было Креста, смерть не была бы попрана, ад не был бы опустошен, и враждебный змий не был бы умерщвлен. Посему Крест — великое и драгоценное стяжание! Великое потому, что чрез него явлены великия благодеяния, тем более великия, что чудеса и страдания Христовы одержали победу над всею вселенною. Драгоценное, поелику Крест служит знамением страданий Христа и Его победы. Страданий: ибо Он добровольно вкусил на нем смерть. Победы: ибо им поражен диавол, побеждена смерть, вереи адовы сокрушены, и Крест соделался общим спасением для всего мира.
Крест — надежда христиан, спаситель отчаянных, пристанище обуреваемых, врач немощных, изгонитель страстей, податель здравия, жизнь погибающим, законоположник благочеcтия, обуздатель нечестиваго злохуления. Крест — оружие против врагов, скипетр царствия, диадима красоты, закон неписьменный, образ неначертанный, жезл силы, твердыня веры, подпора старости, путеводитель слепых, свет для седящих во тьме, наставник невеждам, учитель юношам, приставник отрокам, пестун младенцам, попратель греха, вестник покаяния, глашатай правды. Крест — лествица на небо, стезя к добродетели, залог жизни, смерть для смерти, отражение тления, угашение огня, дерзновение к Богу, ключ к небесному царствию. Крест — страж в нощи, крепость во дни, руководитель во мраке, обуздатель в радости, одушевитель в печали, ходатай, умилостивитель, примиритель, поборник, защитник, покровитель. Крест — помощник в искушениях, хранитель в опасностях, утешитель в скорбях, предстатель в нуждах, кормчий на море, отрада в несчастиях. Крест — охранитель спящих, бодрствователь с бдящими, сотрудник трудящимся. Крест сила безсильным, покой обремененным, пища алчущим, подкрепитель постников, советник подвижникам, одеяние нагим, спутник странникам.
Крест — укротитель богатых, промыслитель о бедных, заступник вдовиц, покровитель и питатель сирот. Крест — честь правителей, крепость Владык, победа вождей, печать девства, союз супружества. Крест — хранитель градов, оградитель жилищ, посредник друзей, отмститель врагам, противник супостатам, преследователь язычников, оборонитель от варваров, блюститель тишины. Крест — царь любви, умиритель мира, союз твари, определитель границ любви — высотою неба, глубиною земли, длиною и широтою вселенныя. Кратко сказать: Крест — глава страданий Христовых, венец совершившихся для нас чудес.
Посему–то Крест и именуется славою Христовою и высотою Христовою. Посему–то он и почитается чашею вожделенною и совокупностию страданий Христовых, за нас претерпенных. А что Крест составляет славу Христову, послушай о сем самаго Христа. Он говорит: Ныне прославися Сын человеческий, и Бог прославися, о Нем, и абие прославит Его (Ин.13:31). Также: прослави Мя Ты, Отче, у Тебе самаго славою, юже имех у Тебе, прежде мир не бысть (17:5). И еще: Отче, прослави имя Твое. Прииде же глас с небесе: и прославих, и паки прославлю (12:28). Здесь Христос говорит о той славе, которая сопровождала Его Крест, — т. е. о смятении тогда стихий, и сострадании природы. Ибо надлежало, чтобы твари сострадали Творцу. А что Крест составляет и высоту Христову, слушай, что сказал Христос: Аще Аз вознесен буду от земли, вся привлеку к Себе (12:32); и в другом случае: Якоже Моисей вознесе змию в пустыни, тако подобает вознестися Сыну человеческому. Для чего? Да всяк веруяй в Него не погибнет, но имать живот вечный. (3:14.15). Видишь ли, что Крест составляет славу и высоту Христову?
Желаешь ли знать, что такое слава, и что такое высота Христова? Внимай, что говорит Давид: Вознесися на небеса, Боже, и по всей земли слава Твоя, (Пс.107:6). И опять Исаия, от лица Христова: ныне воскресну, глаголет Господь, ныне вознесуся, ныне прославлюся (Ис.35:10). И так поелику слава состоит в высоте; то и Христос, вознесшись на Крест, прославляется. Если же Крест Христов составляет славу; то и в настоящий день воздвигается Крест для того, чтобы Христос прославился. Не Христос возвышается, чтобы славился Крест, но воздвигается Крест, дабы прославился Христос. А Христос прославляется, дабы нас вознести с собою. Посему когда воздвигается Крест, тогда с ним совозвышается и дух благочестивых. Прославляется Христос, и с Ним прославляются славящие Его. Воздвигается Крест, и попирается гордыня демонская. Прославляется Христос, и древнезлобный змий посрамляется. Воздвигается Крест, и возставляет падших. Прославляется Христос, и изглаждает стыд поверженных грехом. Воздвигается Крест, и падают идолы. Прославляется Христос, и уничижается диавол. Воздвигается Крест не потому только, что Христос был вознесен на нем, но и потому, что, быв обретен, обличил безумие Иудеев.
А когда и как обретен Крест? — При Императорах, веровавших во Христа; впрочем не так он обретен, как если бы кто–нибудь нарочно приготовил Крест, чтобы обмануть народ одним правдоподобием, но обретен силою Божественною и безъискуственною, единственно силою и твердостию веры. Ибо Крест — сокровище Божие. Когда Господь жизни и смерти, спустя три дня после крестной смерти, воскрес: тогда Иудеи, уязвляясь стрелами зависти и одержася страхом (чтобы какия–либо из досточтимых и священных орудий страданий Христовых, сохранившись, не соделались орудиями отмщения Иудеям и защиты для христиан), зарыли в землю, и таким образом скрыли сокровище — т. е. Крест, и все прочия орудия крестныя, как то: гвозди, копие и надпись, написанную Пилатом и положенную на Кресте. Но когда Бог вручил христианам Царские скипетры и всю власть над Римлянами, в сие именно время Ему было угодно открыть Крест чрез жену благочестивую, жену Царицу, жену украшавшуюся царскою мудростию, благоволил открыть в царствование Сына ея над христианами без всяких усилий человеческих, умудрив жену (скажем так) Божественным своим Богомудрием, дабы она, пользуясь частию царским величием, частию силою слова, свойственною царственной особе, употребила все, что только могло подвигнуть непреклонное сердце Иудеев. И вот, всемирное сокровище не долго сокрывалось от Царицы искавшей онаго без всякаго отлагательства. Рука Божия скоро подала ей дар свой, т. е. тот самый Крест Господень, который ныне воздвигается для целой вселенной; а вместе с оным вручила и прочия орудия, коими совершилось блаженное и спасительное для мира страдание. Посему–то мы ныне и торжествуем, посему и празднуем, что в настоящий день обретена давно сокрытая святыня; что сие утаенное сокровище, быв извлечено из земли, возсияло как злато; что августейшее знамя царства Христова, прежде закопанное, произникло на свет; что буря демонская утихла при появлении Креста; что меч против врагов, меч самокованный, возблистал из тьмы; что Церковь восприяла свое украшение; что обладающая сокровищами нашла потерянную драхму; это — Крест Христов, знамение Господне, оружие спасения, держава Царская, трофей победы, посредник между небом и землею, твердый союз верующих, слава Апостолов, зерцало Пророков, венец Мучеников, залог покланяющихся Христу.
С тех пор, как существует Крест Христов, Христу приносится поклонение. Со времени Креста Христова мы познали Сына Божия. Со времени Креста Христова мы чтим Сына со Отцем. Со времени Креста Христова обряды Иудейские упразднились, язычество пало, христианство возвеличилось, воздух освятился, мы освободились от кровавых жертв, соделавшись участниками в безкровном жертвоприношении. Со времени Креста Христова разсеялось демонское зловоние, и мы стали обонять духовную воню мира излияннаго (Песн.1:2). Со времени Креста Христова обратились в ничто баснословныя родословия богов. Со времени Креста Христова мы исповедуем таинство Богорождения Иисусова по человечеству. Со времени Креста Христова мы познаем безначальное Начало, происходящее из Начала предвечнаго. Со времени Креста Христова мы научены веровать в Отца и Сына и Святаго Духа, и отвергли пагубный и суетный бред языческаго многобожия. Со времени Креста Христова мы отгнали от себя тени предзнаменательных образов и примирились с светом истины благодатию. Со времени Креста Христова смерть презирается, истуканы сокрушены, заклания животных в жертву прекратились, демоны прогнаны, идольския капища разрушены до основания. Повсюду Церкви, алтари, песнопения, всенощныя бдения; повсюду богословие, совершение крещения, единодушие верующих, познание Писаний, презрение к земному, стяжание небесных благ, общение с Богом. Но для чего много говорить? Со времени Креста Христова люди сожительствуют с Ангелами, небо отверсто для земнородных, и Бог присутствует и вселяется между человеками.
О Кресте, Христова и наша многоименитая похвала! О древо благознаменитое, на котором Христос распростерся! Лоза безсмертия, из которой Христос–виноград, источил для нас жизнодательное питие! О Кресте, коим изглаждено рукописание греха, и начертан завет свободы! О Кресте — сокровище неисчисленных благ, путеводитель к раю, ключарь царствия, разрешитель грехов, дарователь побед. Христос, распятый на тебе, соделал тебя древом жизни. Христос, пригвожденный к тебе, соделал тебя лествицею, ведущею к небесам. Христос, повешенный на тебе, явил тебя ходатаем благословения. Христос, распростертый на тебе, разрешил узы скованных грехом. Христос, добровольно вознесенный на тебя, совознес с собою мир. Христос, вознесенный на тебя ради нас, совлек меднаго змия, вознесеннаго на знамя. Нет более меднаго змия, который чрез одно воззрение на него, исцелял язвы уязвленных змиями. Нет уже более змия стерегущаго пяту при пути (Числ.21:8). Уже более не проклят всяк висяй на древе (Втор.21:25). Каким это образом? Таким, что благословенный отрок Иисус, Сын Божий, пременил нам клятву в благословение. Крест уже не есть более предмет проклятия; клятва пригвождена ко Кресту; Христос уничтожил клятву, и низвел на нас благословение.
Сей–то Крест Христов соделался для нас источником всех благословений. Он называется различными именами. Он именуется жезлом правоты, царствия, силы, наследия. Престол Твой Боже в век века: жезл правости, жезл царствия Твоего. — Избавил еси жезлом достояния, твоего (Пс.44:7. 75:2). Жезл силы послет ти Господ от Сиона. Именуется палицею: жезл Твой и палица Твоя, та мя утешиста (100:2); древом жизни: Древо живота ест всем держащимся ея (премудрости), и восклоняющимся на ню, яко на Господа, тверда (Притч.3:18) - древом: и будет яко древо насажденное (Пс.1:5) - где? Давид указует: при исходищах вод; - каких вод? Богодухновенных Писаний. Крест именуется подножием: Возносите Господа Бога нашего, и покланяйтеся подножию ногу Его, яко свято есть (Пс.98:5), местом: внидем в селения Его, поклонимся на место, идеже стоясте нозе Его. — Аще дам сон очима моима, и веждома моима дремание: дондеже обрящу место Господеви, селениe Богу Иаковлю (Пс.131:7.4.5). Патриарх Иаков предзнаменовал сей Крест, когда крестообразно возложил руки на внуков своих, Ефрема и Манассию (Быт.48:14). Тот же Патриарх предъизобразил Крест, когда поклонился на верх жезла Иосифу (47:31). Жезл того же Патриарха Иакова был образом Креста при переходе чрез Иордан. Ибо Иаков говорит: с жезлом сим преидох Иордан (32:10). И несколько прежде явлено было Аврааму знамение Креста в образе рогов держимаго в чаще овна (Быт.22:13), когда Патриарх таинственно совершал прообразовательную жертву, предзнаменовавшую Распятаго.
Крест предобразован и Исааком, несшим дрова всесожжения, и спешно следовавшим за отцем своим, как жертва, которую Авраам спешил принести (Быт.22:6). Силу Креста предозначал и жезл Моисея, обращенный в змия, который одержал победу над жезлами Египетскими, пожрав их, а для Египтян обратил в кровь воды речныя, чтобы оне не могли быть годными для пития. По мановению жезла Моисеева явились из вод жабы, налетела саранча, воскипели скнипы, распростерлась осязаемая тьма, и все прочия казни постигли Египтян (Исх. гл.7 и сл.). Тот же Моисеев жезл был образом Креста, когда Моисей разделил жезлом Чермное море — сюду и сюду, и раступившияся воды составили для него и для народа стену одесную и стену ошуюю (14:21.22). Прообразованием Креста был столп огненный и столп облачный, которыми Бог путеводил странствующаго Израиля, бежавшаго из Египта (13:21). Вид Креста изобразил и сам Моисей на горе, воздевая горе руки свои, когда Иисус сражался с иноплеменным Амаликом, и когда Моисей был поддерживаем Аароном и Ором, а Израиль укреплялся и преодолевал (17:11). Образ Креста предначертал и жезл, ударивший в камень в пустыни, и произведший из неплоднаго чрева его обильные источники. Прообразоваль тайну Креста и Исаия, претренный на двое деревянною пилою. Умолчу об Амане, повешенном на древе (Есф.7:10), и о Сисаре, пронзенном кущным колом, хотя и они ясно изображают Крест (Суд.4:21). Но нельзя не упомянуть о милоти Илииной, предозначавшей силу Креста, когда Илия, разделив милотию Иордан, перешел по нему, как по суше (4 Цар.2:8). Можно ли прейти молчанием и чудо Елисея, когда он опустил древо в воду, и тем извлек со дна реки железную секиру, подняв тяжелый металл легким куском дерева (6:6)? А что жезл, произрастивший в одну ночь ветвь, цветы и плоды (Числ.17:18)? не очевидно ли и он прообразовал Крест?
Велик по истине Крест, повсюду в Писании свидетельствуемый и предзнаменуемый, предъявляющий образы всех тех чудес, кои ежедневно силою Его совершаются. Покланяйтесь Кресту; ибо чрез него мы познали Господа. Крест достопокланяем, ибо благословен Распявшийся на нем. Крест достопоклоняем, ибо чрез него мы прияли благословение и свободились от клятвы. Крест достопокланяем, ибо чрез него мы изрыгли горький плод древа преслушания, и вкусили сладость спасения. Благословенно древо: чрез него прияли благословение языки. Благословенно древо: на нем Бог распростерся плотию. Зреть Бога, — распятаго, и притом среди разбойников, какое зрелище может быть изумительнее? Благословенно древо: чрез него разбойник вошел в рай, и вкушение от сего древа истребило древле вкушенную горечь. Может ли что быть досточуднее? — Жилище, которое заключил прельщенный Адам, отверз благоразумный разбойник, и откуда Адам был изгнан, туда разбойник призван, и там украшен титлом гражданства. Какая согласная разность! Вышел грабитель, и грабитель вшел: первый чрез послушание, последний чрез исповедание; один обвинен вместе с обольстителем, другой распят вкупе с Творцем своим.
Благословенно древо, из котораго устроен ковчег, таинственно спасший мир от потопления. Благословенно древо, от котораго разбойник вкусил, и удостоился райскаго наслаждения. Благословенно древо, от коего прародитель Адам не вкусил прежде, поспешив вкусить от древа познания, почему и пременил жизнь на смерть, — и котораго качество познал уже после, когда пришел в раскаяние, за что и воззван в прежнее состояние. Благословенно древо, могуществом котораго мышцы гордых ослабляются, выи врагов преклоняются, варвар отступает, и скиф бежит, тогда как никто не гонит его. И так в настоящий день вместе со мною возвысьте гласы свои, и сокровищу Креста принесите с поклонением изречение Писания. Сокровищем же Креста я называю Христа Сына Божия. К сему–то сокровищу и должно наипаче обратиться нам с словами Писания: — Вси языцы, елики сотворил еси, приидут и поклонятся пред Тобою, Господи, и прославят имя Твое: яко велий еси Ты, и творяй чудеса, Ты еси Бог един (Пс.85:9).


Сообщить об ошибке

Контактная информация
  • mo@infomissia.ru
  • http://infomissia.ru

Миссионерский отдел Московской Епархии

Все материалы, размещенные в электронной библиотеке, являются интеллектуальной собственностью. Любое использование информации должно осуществляться в соответствии с российским законодательством и международными договорами РФ. Информация размещена для использования только в личных культурно-просветительских целях. Копирование и иное распространение информации в коммерческих и некоммерческих целях допускается только с согласия автора или правообладателя

 


Создание сайта: studio.hamburg-hram.de