Таинство Брака

Связанные узами супружества, заменяем мы друг другу и руки, и слух, и ноги. Супружество и малосильного делает вдвое сильным, доставляет великую радость благожелателям и печаль недоброжелателям. Общие заботы супругов облегчают для них скорби, и общие радости для обоих восхитительнее. Для единодушных супругов и богатство делается приятнее, а в скудости самое единодушие приятнее богатства. Для них супружеские узы служат ключом целомудрия и пожеланий, печатью необходимой привязанности.

Книга предоставлена издательством «Благовест», бумажную версию вы можете приобрести на сайте издательства http://www.blagovest-moskva.ru/

cover

Таинство брака

Рекомендовано к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви (ИС 10-14-1345)



© Издательство «Благовест» – текст,оформление, оригинал-макет, 2010

* * *

Любить заповедано нам

Брак в христианстве имеет в основе чувство любви и взаимного уважения, которые тесно взаимосвязаны.

Любовь есть непостижимая тайна, ибо она все преодолевает, двигает горами, любящий бывает так самоотвержен, что спокойно и осознанно жертвует жизнью для другого. О значении любви и ее характерных проявлениях, признаках ясно свидетельствует апостол Павел: Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится… А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше (1 Кор. 13: 1–8: 13).

Из этого апостольского свидетельства следует, что любящий считает важным не себя, а другого, и свою жизнь менее важной, чем другая жизнь. Любовь не умаляется при всех жизненных обстоятельствах, но лишь возрастает, ибо в браке двое составляют как бы одного человека – двуединство во Христе. Об этом Господь говорит так: оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью; так что они уже не двое, но одна плоть (Быт. 2: 24). Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает. (Мк. 10: 6–9).

Суть любви – самоотверженная самоотдача ближнему. Человек узнает по-настоящему другого человека только любовью. Любовь есть переживание бытия одной личности, узнающей другую. Совершенное приятие и познание одной личностью другой совершается только во Христе. Ибо Христос – совершенная личность, достойная окончательной и всецелой любви, и Он Сам – полнота любви, дающий и любящим друг друга в Нем дар чистой, благодатной, непрекращающейся, но все возрастающей любви. И любовь Божия тем более раскрывается, реализовывается в человеке и между людьми, чем более они сами живут по Христу и во Христе. Любовь до того совершенства достигает в нас, что мы имеем дерзновение в день суда, потому что поступаем в мире сем, как Он (Господь) (1 Ин. 4: 17). Во Христе и супруги достигают постепенно полноты взаимного единства – единства любви.

Муж, по учению слова Божия, должен любить свою жену, как Христос любит Церковь, то есть любить прежде всего жертвенно, до готовности страдать и умереть за нее. Такая любовь переносит все невзгоды, разность характеров и любые недостатки.

Жене вместе с любовью к мужу должно быть присуще повиновение. Но, хотя по учению слова Божия мужу и дана власть, но на эту власть он должен смотреть не как на преимущество, а как на долг. Первенство вручено Богом мужу не для унижения жены, не для господства над нею, а для разумного, кроткого управления домом. Это власть любящего человека, строящего свои отношения со второй половиной по подобию союза, отношений Христа с Церковью.

Итак, Господь заповедал нам жертвенно любить друг друга (см.: Ин. 13: 34). И в браке супруги призваны эту заповедь, эту задачу воплотить в жизнь. Как великолепно сказал святитель Иоанн Златоуст: «Брачная любовь есть сильнейший тип любви… И в будущем веке верные супруги безбоязненно встретятся и будут пребывать вечно со Христом и друг с другом в великой радости» и еще «Нет ничего драгоценнее того, как быть любиму женой и любить ее. Когда муж и жена между собой согласны, это мудрый полагает в числе блаженств. Где есть это, там есть всякое богатство, всякое счастье».

Установление брака

Установление брака относится к первоначальному созданию человека. Видя, что не хорошо быть человеку одному, Бог сотворил ему помощника, соответственно ему …И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку (Быт 2: 18, 22). И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими, (и над зверями), и над птицами небесными (Быт. 1: 27–28). Эта двуединая любовь несла им радость и ощущение полноты бытия.

По пришествии Своем на землю Господь Иисус Христос не только подтвердил ценность и богоугодность брака, но и возвел его в степень Таинства: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, человек да не разлучает (Мф. 19: 5–6). «Неполнота» одного человека восполняется другим человеком, его второй половиной.

Выйдя в мир на Свое открытое служение роду человеческому, Господь явился на брачный пир в Кане Галилейской и сотворил там первое чудо, претворив воду в вино, и присутствием Своим освятил этот и все брачные союзы, заключаемые верными и любящими Бога и друг друга супругами. Господь освящает сочетание супругов в Таинстве Брака и сохраняет нетленным союз их душ и телес во взаимной любви по образу Христа и Церкви, если только сами они пребывают в верности Божиим определениям и самочинно не разрушают свое единство.

Девство и брак – вот два пути, указанные верным в Слове Божием (см.: Мф. 19: 11–12; 1 Кор. 7: 7, 10). Церковь благословляла всегда оба эти пути и осуждала порицателей того и другого.

Апостол Павел призывает не слушать лжеучителей, запрещающих вступать в брак (см.: 1 Тим. 4: 1–3), которые явятся в последние времена. И до конца времен будут совершаться браки православных христиан во славу Божию и на пользу человечеству, и благословенная семейная жизнь будет еще процветать, ибо благословение, которое испрашивается на всю Церковь, дается и малой церкви – христианской семье.

Понятие о Таинстве Брака, его цель и смысл

Брак в Церкви – Таинство, в котором при свободном (перед священником и Церковью) обещании женихом и невестой взаимной верности друг другу, благословляется их супружеский союз, во образ духовного союза Христа с Церковью, и испрашивается и подается благодать Божия для взаимной помощи и единодушия, и для благословенного рождения и христианского воспитания детей.

В христианстве брак достигает всей полноты совершенства. Первоначально благословленный Богом (см.: Быт. 1: 28), он получает освящение и утверждение от Христа (см.: Мф. 19: 5–6) и становится образом таинственного живого союза Христа с Церковью, почему и называется тайной великой (см.: Еф. 5: 31–32).

Брак – это домашняя Церковь, школа любви. Церковь молится, чтобы Господь подал вступающим в брак жизнь мирную, единомудрие, «единомыслие душ и телес», друг к другу любовь в союзе мира, исполнил «домы их пшеницы, вина и елея и всякия благостыни, да преподают и требующим» и, имея всякий достаток, изобилуют на всякое дело благое и Богу благоугодное, да «благоугодивше пред Богом возсияют, яко светила на небеси, во Христе Господе нашем».

Брак есть также поприще самоотречения, поэтому мы слышим в чине венчания слова: «Святии мученицы, иже добре страдавше и венчавшеся, молитеся ко Господу, помиловатися душам нашим». Супруги, подобно мученикам, призваны терпеливо переносить жизненные скорби, бороться со страстями, подражая Христу. Венцы брачные – это венцы победы над чувственностью; при совершении Таинства перед вступающими в брак полагается и крест, символ самоотречения и служения ближнему и Богу.

Церковь молит Господа подать благодать бракосочетающимся сохранить в браке «целомудрие», соблюсти «ложе их нескверное» и «непорочным сожительство их», чтобы они достигли «старости маститей», «чистым сердцем делающа заповеди» Божии. Но и для самих супругов борьба с грехом в браке становится важнейшей задачей. Тогда будет происходить взаимное духовно-физическое совершенствование мужа и жены, тогда как без этого отношения супругов неизбежно будут искаженными, немирными, неблагодатными.

Человеческий индивидуализм, себялюбие создают в браке особые трудности. Преодолеть их можно только усилиями обоих супругов, если супруги ведут сознательную и постоянную работу по борьбе со страстями, разрушающими основу брачного союза – любовь. Самое страшное в браке – потеря любви. Поэтому все мысли и усилия надо направить на сохранение любви в семье – все остальное приложится.

Священное Писание и Церковь в своих молитвах чина венчания указывают и на вторую основную цель брака – деторождение. Церковь благословляет брак как союз для целей деторождения и для христианского воспитания детей. И если главное в браке – взаимное единство супругов в любви, то дети – естественное следствие этого, плод любви.

Мудрость христианского брака – дать полную свободу тому, кого любишь, ибо земной наш брак – подобие брака небесного – Христа и Церкви, – а там полная свобода. Тайна счастья христианских супругов заключается в совместном исполнении воли Божией, соединяющей их души между собой и со Христом. В основе этого счастья – стремление к высшему, общему для них объекту любви, всех к Себе зовущему (см.: Ин. 12: 32). А без любви к Спасителю, усердного стремления к пребыванию с Ним никакое соединение не прочно, ибо и чувства изменяются и проходят, и тело болеет и стареет, и проходит образ мира сего (1 Кор. 7: 31).

Итак, главный смысл брака – в любви и вечном единстве мужа и жены для благоугождения Богу и жизни с Ним и в Нем на земле и в вечности; иначе говоря – достижение богоподобия, ибо в браке человек может достигнуть и обрести подобие жизни высшего бытия.

История богослужения бракосочетания

Богослужение при бракосочетании совершается издревле. Еще в патриархальный период брак считался особым установлением, но о брачных обрядах того времени мало что известно. В ветхозаветной истории Израиля брачные церемонии получили значительное развитие. Придерживаясь патриархального обычая, жених в присутствии посторонних лиц должен был прежде всего предложить невесте подарок, обыкновенно состоявший из серебряных монет. Затем приступали к заключению брачного договора, которым определялись взаимные обязательства будущих мужа и жены. По окончании этих предварительных актов следовало торжественное благословение бракосочетающихся. Для этого устраивалась особая палатка под открытым небом: сюда являлся жених в сопровождении нескольких мужчин, которых евангелист Лука называет «сынами брачными», а евангелист Иоанн – «друзьями жениха». Невеста же являлась в сопровождении женщин. Здесь их встречали приветствием: «Да будет благословен каждый, приходящий сюда!» Потом невесту обводили три раза вокруг жениха и ставили по правую сторону от него. Женщины покрывали невесту толстым покрывалом. Затем все присутствующие обращались к востоку; жених брал невесту за руки и они принимали ритуальные благопожелания от гостей. Подходил раввин, покрывал невесту священным покрывалом, брал в руку чашу с вином и произносил при этом формулу брачного благословения. Жених и невеста пили из этой чаши. После этого жених брал золотое кольцо и сам надевал его на указательный палец невесты, произнося при этом: «Помни, что ты сочеталась со мною по закону Моисея и израильтян». Далее прочитывался брачный контракт в присутствии свидетелей и раввина, который, держа в руках другую чашу с вином, произносил семь благословений. Новобрачные снова пили вино из этой чаши. В то же время жених разбивал первую чашу, которую он до этого держал в руке, о стену, если невеста была девицей, или о землю, если она была вдовой. Этот обряд должен был напоминать о разрушении Иерусалима. После этого палатка, в которой происходила брачная церемония, убиралась и начинался брачный пир – свадьба. Пир продолжался семь дней, в течение которых жених должен был передать невесте приданое и таким образом выполнить брачный договор.

В христианском чинопоследовании брака постоянно встречаются упоминания ветхозаветных праведников и пророков: Авраама и Сарры, Исаака и Ревекки, Иакова и Рахили, Моисея и Сепфоры.

В христианстве брак благословляется со времен апостолов. Святой Игнатий Богоносец в письме к Поликарпу замечает: «Женящимся и посягающим надлежит вступать в супружество с согласия епископа, дабы брак был о Господе, а не по страсти». Климент Александрийский (II век) указывает, что только тот брак освящается, который совершается словом молитвы. Апологет III века Тертуллиан говорит: «Как изобразить счастье брака, одобряемого Церковью, освящаемого ее молитвами, благословляемого Богом?» Святые Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Амвросий Медиоланский свидетельствуют о священническом благословении и молитве, которыми освящалось вступление в брак. В 398 году IV Карфагенский Собор постановил, чтобы родители или вместо них избранные представляли жениха и невесту для благословения.

С апостольских времен вступая в брак по гражданским законам, христиане предварительно испрашивали на него благословение своего епископа. И о намерении вступить в брак объявлялось в Церкви до заключения гражданского договора. Тертуллиан писал, что истинный брак совершался перед лицом Церкви, он освящался молитвой и скреплялся Евхаристией.

Таким образом, христиане вступали в брак и через церковное благословение, и через принятый в римском государстве договор.

При этом священника обычно приглашали домой для благословения жениха и невесты от лица Церкви перед Богом.

И в дальнейшем Церковь освящала браки, но она признавала и действительность браков между христианами, которые были заключены без ее благословения в гражданском порядке.

Византийский император Лев Мудрый (886–912) предписал заключать брак только с церковного благословения. В 1095 году византийский император Алексей Комнин распространил обязанность церковного благословения браков и на рабов.

Византийский император Андроник Палеолог (1282–1328) и Константинопольский патриарх Афанасий (1303–1309) окончательно запретили заключение брака без ведома и благословения приходского священника. Совершение христианского брака перешло в исключительное ведение Церкви.

В настоящее время в чинопоследование брака входит обручение и венчание. В древности обручение, предшествовавшее брачному обряду, было актом гражданским; он совершался торжественно, в присутствии многих свидетелей, которые скрепляли брачный контракт. Обручение сопровождалось обрядом соединения рук жениха и невесты, а жених дарил невесте кольцо. К X–XI векам обручение утрачивает свое гражданское значение, и обряд этот совершают уже в храме, сопровождая его соответствующими молитвословиями. Но еще долгое время обручение совершалось отдельно от венчания и соединялось с последованием утрени.

Чин самого бракосочетания у христиан в древности совершался через молитву, благословение и руковозложение епископа в церкви во время литургии. И сейчас в чине венчания мы слышим литургийные элементы: возглас «Благословено Царство», мирную ектению, чтение Апостола и Евангелия, сугубую ектению, возглас: «И сподоби нас, Владыко» и молитву «Отче наш». Как показывают некоторые рукописные Требники X–XV вв., чин венчания переплетался с литургией: часть чина, кончая Евангелием и сугубой ектенией, совершалась до литургии или заменяла ее часть до Трисвятого, остальное совершалось на литургии после «Отче наш». В конце литургии новобрачные приобщались. В древнейших же римских памятниках VI–VII веков чина венчания нет, а вместо него «литургия за новобрачных». Отделение чина венчания от литургии произошло в XII–XIII веках, и в настоящее время венчание обычно совершается после литургии.

Древнейшими частями последования венчания нужно признать молитву перед возложением венцов и после Евангелия, пение 127 псалма, приобщение общей чаши вместо причащения Святых Даров и благословение бракосочетающихся во имя Пресвятой Троицы. Позднейшее происхождение имеют две первые молитвы, чтения из Апостола и Евангелия, две последние молитвы по снятии венцов и молитва на разрешение венцов в 8-й день.

В XVI–XVII веках чинопоследование брака в Русской Православной Церкви полностью сформировалось.

Место и время совершения Таинства Брака

Таинство Брака – церковное Таинство и совершается в храме Божием. Церковность брака означает включение его в богочеловеческий организм Церкви. Именно церковность дает возможность взойти к Небу и питать семейную жизнь благодатной любовью к Богу и друг другу.

Каждое браковенчание должно совершаться отдельно; но на практике бывает и одновременное венчание нескольких пар. Брак совершает один священник при сослужении одного диакона (если он входит в состав причта). Не допускается соборное совершение венчания.

Согласно каноническим правилам, не разрешается совершать венчание в течение всех четырех постов, в сырную седмицу, Пасхальную седмицу, в период от Рождества Христова до Богоявления (святки). По благочестивому обычаю не принято совершать браки в субботу, а также накануне двунадесятых, великих и храмовых праздников, чтобы праздничный вечер не проходил в шумном веселии и развлечениях. Кроме того, в Русской Православной Церкви бракосочетание не совершается по вторникам и четвергам (накануне постных дней – среды и пятницы), накануне и в дни Усекновения главы Иоанна Предтечи (11 сентября/29 августа) и Воздвижения Креста Господня (27/14 сентября). Исключения из этих правил могут быть сделаны по нужде только правящим архиереем. Венчание рекомендуется совершать после литургии, за которой жених и невеста причащаются Святых Тайн.

Совершитель браковенчания

Таинство Брака может совершить только законно поставленный священник, не находящийся под каноническим запрещением.

В Русской Церкви существовала норма (84-я статья Номоканона), возбранявшая иереям в монашеском чине (также и епископам) совершать браковенчание, но в современной практике она не действует, хотя венчание в монастыре не приветствуется.

В синодальную эпоху Высшая Церковная власть требовала, чтобы браковенчание совершалось только священником того прихода, членами которого числились жених и невеста.

По традиции Русской Православной Церкви свидетелями при венчании могут быть два совершеннолетних мужчины православного вероисповедания, которые достаточно хорошо знают вступающих в брак жениха и невесту, чтобы поручиться перед Богом в том, что брак заключается по любви и взаимному согласию и для венчания не существует канонических препятствий. В исключительных случаях одним из свидетелей может стать женщина. По русской традиции, всякая супружеская пара имеет свидетелей, организующих брачный пир. А в храме они будут держать венцы над головами новобрачных. Свидетели должны быть крещеными.

Чинопоследование Таинства Брака

Чинопоследование брака положено всегда совершать в храме, обычно после литургии. Оно состоит из: 1) обручения и 2) венчания и разрешения венцов.

Последование обручения:

Обручение означает скрепление перед Богом и Церковью взаимных обещаний вступающих в брак. Видимый знак этого – вручение жениху и невесте колец с молитвой священника об их небесном благословении.

Жених и невеста по окончании литургии стоят в притворе храма лицом к алтарю; жених справа, невеста слева. Священник в полном облачении выходит из алтаря через царские врата, держа в руках крест и Евангелие. Перед священником выносится свеча. Крест и Евангелие он полагает на аналой, стоящий посреди храма.

Кольца, которыми будут обручаться бракосочетающиеся, во время литургии находятся на правой стороне святого престола вблизи друг друга. Диакон, следуя за священником, выносит их на специальном подносе. Священник, приблизившись к новобрачным с двумя зажженными свечами, трижды благословляет их иерейским благословением и вручает им свечи. Возжженные свечи являют радость встречи двух любящих людей. Одновременно – это символ их чистоты и целомудрия. Они должны гореть на протяжении всего последования Таинства Брака.

Священник вводит жениха и невесту внутрь храма и начинает совершать обручение.

Вслед за обычным началом: «Благословен Бог наш…» произносится великая ектения, которая содержит прошения о спасении вступающих в брак; даровании им детей для продолжения рода; ниспослании им любви совершенной, мирной и помощи; сохранении их в единомыслии и твердой вере, сохранении чистоты их отношений в браке.

Затем читаются две краткие молитвы, в которых воздается хвала Богу, соединяющему разделенных в любви, и испрашивается благословение на новобрачных; вспоминается благословенный брак Исаака и Ревекки как образец чистоты.

Священник, взяв кольцо, произносит трижды: «Обручается раб Божий (имя) рабе Божией (имя)». При каждом произнесении этих слов он творит крестное знамение над головою жениха и надевает кольцо на четвертый (безымянный) палец правой руки его. Затем берет другое кольцо и произносит, знаменуя крестом голову невесты, трижды: «Обручается раба Божия (имя) рабу Божиему (имя)», и надевает ей кольцо также на четвертый палец правой руки. Кольцо – знак вечной неразрывности брачного союза в благодати Божией.

В знак отдания себя на всю жизнь друг другу во Христе жених и невеста трижды обмениваются кольцами при участии друга жениха или священника.

Возложив кольца на пальцы обручающихся, священник произносит молитву обручения, в которой просит Господа, чтобы Он благословил обручение, утвердил обручающихся в вере, единомыслии и любви, и даровал им Ангела Хранителя во все дни их жизни.

Завершается последование обручения краткой ектенией с добавлением прошения об обрученных.

Последование венчания:

Жених и невеста, держа в руках зажженные свечи, торжественно входят на середину храма. Им предшествует священник с кадильницей, указывая этим, что на жизненном пути они должны следовать по заповедям Господним, а добрые дела их будут, как фимиам, возноситься к Богу. Хор встречает их пением 127 псалма, в котором Давид прославляет благословенное Богом супружество; перед каждым стихом хор поет: «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе».

Жених и невеста становятся на разостланный на полу плат перед аналоем, на котором лежат Крест, Евангелие и венцы. Жениху и невесте предлагается перед лицом всей Церкви еще раз подтвердить свободное желание вступить в брак и отсутствие в прошлом со стороны каждого из них обещания третьему лицу вступить с ним в брак. Эти вопросы лучше всего произносить на русском или родном языке бракосочетающихся, например, в такой форме:

«Имеешь ли ты искреннее и непринужденное желание и твердое намерение быть мужем этой (имя невесты), которую видишь здесь перед собою?»

Ответ: «Имею, честный отче».

«Не связан ли ты обещанием другой невесте?»

Ответ: «Нет, не связан, честный отче».

Затем, обратившись к невесте, священник спрашивает:

«Имеешь ли ты искреннее и непринужденное желание и твердое намерение быть женою этого (имя жениха), которого видишь перед собою?»

Ответ: «Имею, честный отче».

«Не связана ли обещанием другому жениху?»

Ответ: «Нет, не связана, честный отче».

Итак, жених и невеста подтверждают перед Богом и Церковью, добровольность и твердость своего намерения вступить в супружество.

Начинается таинственное освящение супружества Божественною благодатью с литургического возгласа: «Благословено Царство…», которым провозглашается сопричастность бракосочетающихся Царству Божиему.

После краткой ектений о благосостоянии душевном и телесном жениха и невесты, священник произносит три пространные молитвы: «Боже Пречистый, и всея твари Содетелю…», «Благословен еси, Господи Боже наш…» и «Боже Святый, создавый от персти человека…», в которых вспоминается таинственное создание женщины из ребра Адамова и первое брачное благословение в раю, распространившееся впоследствии на Авраама и других патриархов и праотцев Христовых по плоти. Священник молит Самого воплотившегося от Девы Спасителя, благословившего брак в Кане Галилейской, благословить сочетающихся рабов Своих, как Авраама и Сарру, Исаака и Ревекку, Иакова и Рахиль и всех патриархов, и Моисея, как родителей Пресвятой Девы, Иоакима и Анну, и родителей Предтечи, Захария и Елисавету. Он молит Господа сохранить их подобно Ною в ковчеге, и Ионе во чреве кита, трем отрокам в печи вавилонской, и даровать им радость, какую имела царица Елена, когда обрела Честный Крест. Он молит о поминовении родителей, их воспитавших, ибо «молитвы родителей утверждают основание домов», и вместе с чадородием даровать бракосочетающимся единомыслие, долгоденствие, целомудрие, взаимную любовь и союз мира, благодать в чадах, обилие благ земных и венец неувядаемый на небесах.

Священник, взяв венец, знаменует им крестообразно жениха и дает ему целовать образ Спасителя, прикрепленный к передней части венца. В Требнике не указано один или три раза следует совершать это действие, поэтому в одних местах совершают его трижды, в других – по одному разу над женихом и невестой.

Венчая жениха, священник произносит: «Венчается раб Божий (имя) рабе Божией (имя) во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа». Благословив таким же образом невесту и дав ей приложиться к образу Пресвятой Богородицы, украшающему ее венец, священник венчает ее, произнося: «Венчается раба Божия (имя) рабу Божию (имя) во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа».

Затем священник произносит трижды тайносовершительные слова, и при каждом произнесении благословляет обоих иерейским благословением: «Господи, Боже наш, славою и честию венчай я (их)». Этими словами и увенчанием глав вступающих в брак провозглашается честь и слава человеку как царю творения, а также честь жениху и невесте за целомудрие. На всю последующую жизнь супруги становятся друг для друга царем и царицей – в этом высший смысл венцов на главах их. Этим увенчанием выражается также честь и слава мученических венцов. Ибо путь к Царству Божиему – это свидетельство Христа, а значит, распятие и страдание. Супружество, которое не распинает постоянно свой собственный эгоизм и самодостаточность, нельзя назвать христианским. В супружестве Божие присутствие подает радостную надежду, что брачный союз сохранится и в Царствии Небесном. Так что брачные венцы – это еще и венцы Царства Божия, как свидетельствует священник, снимая венцы с головы жениха и невесты: «Восприими венцы их в Царствии Твоем»

Далее возглашается прокимен: «Положил еси на главах их венцы, от каменей честных, живота просиша у Тебе, и дал еси им» со стихом: «Яко даси им благословение в век века, возвеселиши я радостию с лицем Твоим».

Читается отрывок из послания апостола Павла к Ефесянам (5: 20–33), где брачный союз уподобляется союзу Христа и Церкви, за которую предал Себя возлюбивший ее Спаситель. Любовь мужа к жене – это подобие любви Христа к Церкви, а любовно-смиренное повиновение жены мужу – подобие отношения Церкви ко Христу. Это – взаимная любовь до самоотвержения, готовность пожертвовать собою по образу Христа, отдавшего Себя на распятие за грешных людей, и по образу истинных последователей Его, страданиями и мученической смертью подтвердивших свою верность и любовь к Господу Последнее изречение Апостола: а жена да боится своего мужа – призывает не к страху слабого перед сильным, но к страху опечалить любящего человека, нарушить взаимное единство. Тот же страх лишиться любви, а значит присутствия и помощи Божией в семейной жизни должен испытывать и муж, глава которому Христос. Муж и жена – члены Церкви и, будучи частицами полноты церковной, равны между собой, повинуясь Господу Иисусу Христу (см.: 1 Кор. 11: 11–12).

После Апостола читается Евангелие от Иоанна (2: 1–11). В нем благовествуется о Божием благословении супружеского союза и освящении его. Чудо претворения воды в вино Спасителем прообразовало действие благодати таинства, которым земная супружеская любовь возвышается до любви небесной, соединяющей души о Господе. Когда первое вино оскудело, было дано вино иное, чудом сотворенное из воды. Так и в естественном брачном союзе отношения супругов, не будучи греховными по природе, но тем не менее лишенные благодати, претворяются в благодатные, освящаясь таинством, приближаются к великому Первообразу – союзу Христа и Церкви.

После прочтения Евангелия произносится краткое прошение о новобрачных и молитва священника, в которой он просит у Господа венчающимся мира и единодушия, чистоты и непорочности в течение всей долгой жизни и достижения мудрой старости «с чистым сердцем делающа заповеди Твоя».

Затем следует просительная ектения, и новобрачные вместе со всеми присутствующими поют молитву «Отче наш», заповеданную нам Самим Спасителем. В устах бракосочетавшихся она выражает решимость служить Господу своею малой церковью так, чтобы и через них на земле воля Его исполнялась и царила в их семейной жизни. В знак покорности и преданности Господу они преклоняют головы под венцами.

Приносится общая чаша с вином, над которой священник читает молитву: осеняет чашу крестным знамением и дает ее жениху и невесте. Новобрачные попеременно (сначала жених, а потом невеста) в три приема испивают вино. Общая чаша – это общая судьба вступивших в брак с общими радостями, скорбями и утешениями и единая радость о Господе. Все теперь у них одно. (В прошлом это была общая евхаристическая чаша, соучастие в Евхаристии, которая запечатлевала исполнение брака во Христе. Христос должен быть самой сущностью совместной жизни. Он – вино новой жизни детей Божиих, и вкушение от общей чаши предвозвещает, что, старея в этом мире, мы все молодеем для вечной жизни).

Преподав общую чашу, священник соединяет правую руку мужа с правой рукой жены и, покрыв соединенные руки епитрахилью, а поверх ее – своей рукой, как бы связав их руки пред Богом, знаменуя тем их соединение во Христе, а также то, что муж через руки священника получает жену от самой Церкви, и обводит новобрачных троекратно вокруг аналоя, на котором лежат крест и Евангелие. Это хождение образом круга вообще означает духовную радость и торжество бракосочетающихся (и Церкви) о совершающемся таинстве и выражение их твердого обета, данного перед Церковью, вечно и верно хранить свой супружеский союз. Обхождение совершается три раза – во славу Святой Троицы, Которая призывается во свидетельство обета.

При первом обхождении поется тропарь «Исаие, ликуй…», в котором прославляется таинство воплощения Сына Божия от Девы Марии. Участие Богородицы в жизни семьи – основополагающее.

Во втором тропаре: «Святии мученицы…» – прославляются и призываются к молению за нас подвижники и мученики, наряду с которыми как бы поставляется и венчаная чета как победившая искушения, сохранившая целомудрие и теперь выступающая на подвиг жизни в супружестве. По их примеру новобрачным внушается побеждать в своей жизни все диавольские искушения, чтобы удостоиться венцов небесных.

Наконец, в третьем тропаре: «Слава Тебе, Христе Боже» – прославляется Христос – похвала апостолов и радость мучеников – и вместе радость и слава новобрачных, надежда и помощь их во всех обстоятельствах жизни.

Затем священник снимает с бракосочетающихся венцы, и в двух последующих молитвах «Боже, Боже наш» и «Отец, и Сын, и Святый Дух» священник просит Господа, благословившего брак в Кане Галилейской, воспринять и венцы новобрачных и благословляет их иерейским благословением. По окончании ее новобрачные целомудренным поцелуем свидетельствуют чистую любовь друг к другу.

По принятой практике после этого читается молитва на разрешение венцов (В Требнике после чина венчания помещена «Молитва на разрешение венцев, во осьмый день». В древности вступившие в брак семь дней носили венцы, а в восьмой день слагали их с молитвой священника. Венцы в древности были не металлические, а простые венки из миртовых или масличных листьев, или другого какого невянущего растения. В настоящее время молитва на разрешение венцов читается прежде отпуста венчания).

Далее, согласно обычаю, новобрачных подводят к царским вратам: жених целует икону Спасителя, а невеста – образ Божией Матери, затем они меняются местами и прикладываются соответственно – жених к иконе Божией Матери, а невеста – Спасителя. Здесь же священник дает им Крест для целования и вручает им две иконы: жениху – образ Спасителя, невесте – Пресвятой Богородицы. Эти иконы близкие молодых обычно приносят из дома или приобретают в храме как родительское благословение. Затем обычно провозглашается многолетие новобрачным, они сходят с солеи, и все присутствующие поздравляют их.

На отпусте поминаются равноапостольные Константин и Елена – первые земные цари, распространители Православия, и святой мученик Прокопий, научивший двенадцать жен идти на мученическую смерть, как на брачный пир.

Последование о второбрачных

Второй брак Церковь допускает лишь по снисхождению к немощам человеческим. Долгое время он вообще не получал церковного благословения. Святой Иустин мученик, писатель II века, говорит, что «вступающие во второй брак у нашего Учителя (Иисуса Христа) считаются грешными». Святитель Василий Великий пишет, что второй брак есть только «врачевство против греха». По словам Григория Богослова, «первый брак есть закон, второй – снисхождение». По 17-му правилу святых апостолов, «кто по святом крещении двумя браками обязан был, тот не может быть епископ, ни пресвитер, ни диакон». По 7-му правилу Неокесарийского Собора (315 г.) «двоеженец имеет нужду в покаянии». Еще более строго смотрит Церковь на третий брак, усматривая в нем преобладающую чувственность, о чем в 50-м правиле святого Василия Великого сказано: «на троебрачие нет закона; посему третий брак не составляется по закону. На таковые дела взираем как на нечистоты в Церкви, но всенародному осуждению оных не подвергаем, как лучшие нежели распутное любодеяние». Таким образом третий брак является крайней уступкой церкви в целях недопущения греха прелюбодеяния. В древности двоеженцу назначалось от 1 до 2 лет, а троеженцу – от 3 до 5 лет отлучения от Евхаристии.

Четвертый и последующие браки не благословляются.

Лицо, предыдущий церковный брак которого был расторгнут по его вине (виновная сторона), вступать в повторный церковный брак не может.

«Последование о второбрачных» отличается от обычного венчания меньшей торжественностью, двумя покаянными молитвами. Вообще, от вступающих в повторный брак требуется покаяние. Обручение совершается, не поется 127 псалом; в начале венчания не произносится «Благословено Царство» и великая (мирная) ектения; венцы возлагаются; разрешения венцов нет.

По чину второбрачных венчание совершается только в том случае, если и жених, и невеста вступают во второй (или третий) брак. Если же один из них вступает в брак впервые, совершается венчание по обычному чину.

Из великого последования брака не читается молитва на обручение «Господи Боже наш, отроку патриарха Авраама сшествовавый» и после этой молитвы не бывает ектении «Помилуй нас, Боже…».

В Большом Требнике перед последованием о второбрачных печатается «Главизна Никифора, патриарха Константинопольского» (806–814 гг.), в которой сказано, что двоеженец не венчается, т. е. что на него не должно возлагать венца при бракосочетании. Но этот обычай не соблюдается ни в Константинопольской Церкви, ни в Русской, а потому венцы возлагаются и на второбрачных в знамение соединения и власти над будущим потомством, но не в награду за целомудрие.

В Требнике нет указаний благословлять второбрачных свечами. Но по существующей практике перед обручением им дают зажженные свечи, которые означают свет благодати совершаемого таинства и теплоту молитвенных чувств.

Чин благословения супругов, проживших много лет без церковного благословения

Бракосочетание для пары, которая соединилась узами брака до уверования в Господа Иисуса Христа, не проводится, брак считается законным. Однако, в некоторых случаях, известны примеры проведения обряда венчания уже сочетавшихся ранее гражданским браком пар.

В Требнике содержатся чинопоследования обычного венчания и венчания второбрачных. В обоих молитвы не совсем подходят к данной ситуации. Обручение, которое совершается перед венчанием, тоже теряет свой изначальный смысл – кольцами они обменялись уже десятки лет назад. Поэтому в XIX веке святителем Филаретом Московским был составлен чин «благословения супругов, проживших много лет без церковного благословения». Он намного короче чина венчания – нет обручения, венцы не возлагаются на головы супругов, общую чашу с вином супруги не пьют, вокруг аналоя их священник трижды не водит. Возможно, поэтому данный чин не получил распространения, ведь обычно всем хочется, чтобы в такой день все совершалось как можно более торжественно и красиво. В некоторых приходах его все же используют и сегодня, но, чтобы избежать смущений и сомнений в действенности совершившегося, супруги должны быть очень воцерковленными людьми, чего обычно и не хватает тем, кто приходит венчаться после стольких лет в браке.

Церковно-канонические препятствия к браку

Православная Церковь, хотя и считает гражданский брак лишенным благодати, фактически признает его и отнюдь не считает незаконным блудным сожительством. Однако условия заключения брака, установленные гражданским законодательством и церковными канонами, имеют значительные различия, поэтому не всякий гражданский брак, зарегистрированный в ЗАГСе, может быть освящен в Таинстве Брака.

Так, допускаемые гражданским законодательством четвертый и пятый браки Церковью не благословляются. Церковь не благословляет брак, если один из бракосочетающихся (или оба) объявляют себя убежденными атеистами, пришедшими в церковь лишь по настоянию одного из супругов или родителей, если хотя бы один из супругов некрещен и не готов принять крещения перед венчанием.

Нельзя венчать брак, если один из бракосочетающихся фактически состоит в браке с другим лицом. Гражданский брак должен быть расторгнут в установленном порядке, а если предыдущий брак был церковный, то необходимо разрешение архиерея на расторжение его и благословение на вступление в новый брак.

Препятствием к вступлению в брак является виновность в расторжении предыдущего брака.

Запрещается вступать в брак лицам, находящимся в близких степенях кровного родства, вплоть до четвертой степени (то есть с троюродным братом или сестрой), а также – в родстве духовном, обретенном через восприемничество при крещении. Духовное родство существует между крестным отцом и его крестником и между крестной матерью и ее крестницей, а также между родителями воспринятого от купели и восприемником того же пола, что и воспринятый (кумовство). Поскольку согласно канонам при крещении требуется один восприемник того же пола, что и крещаемый, второй восприемник является данью традиции и, следовательно, нет канонических препятствий для заключения церковного брака между восприемниками одного младенца. Строго говоря, по той же причине между крестным отцом и его крестницей и между крестной матерью и ее крестником также не существует духовного родства. Однако благочестивый обычай запрещает такие браки. Поэтому во избежание соблазна в таком случае следует испросить специальных указаний от правящего архиерея.

Разрешение архиерея требуется для венчания православного с лицом другого христианского вероисповедания (католиком, баптистом). Не венчается брак, если хотя бы один из бракосочетающихся исповедует нехристианскую религию (мусульманство, иудаизм, буддизм). Однако брак, заключенный по инославному обряду и даже нехристианский, заключенный до присоединения супругов к Православной Церкви, может считаться по желанию супругов в силе, даже если только один из супругов принял крещение. При переходе в христианство обоих супругов, брак которых заключен был по нехристианскому обряду, совершение Таинства Брака не обязательно, так как благодать крещения освящает и их супружество.

Нельзя венчать того, кто однажды связал себя монашеским обетом девства, а также священников и диаконов после их рукоположения.

Взаимное согласие вступить в брак является обязательным условием законности и действительности брака.

Что же касается совершеннолетия жениха и невесты, их психического и физического здоровья, добровольного и свободного согласия, то поскольку без выполнения этих условий не может быть предварительно зарегистрирован гражданский брак, Церковь при наличии Свидетельства о браке освобождается от выяснения этих обстоятельств. Скрыть от представителей государственных органов те или иные препятствия к браку можно. Но Бог все видит. Поэтому главным препятствием для совершения незаконного брака должна стать совесть бракосочетающихся. Кроме того, физическую неспособность к брачному сожитию можно обнаружить только по вступлении в брак. Причем физическую неспособность к брачному сожитию не следует смешивать с неспособностью к деторождению, которая не является препятствием к браку и не может служить причиной развода. И еще. Церковные законы не запрещают венчать людей, если они больны и сами желают вступить в брак. Но венчание их должно быть совершено в храме. Все эти обстоятельства выясняются при оформлении документов на венчание в церкви, и, в перечисленных выше случаях, в церковном бракосочетании отказывается.

О расторжении церковного брака

Брак – вечное единство. Господь не допускает развода, кроме вины любодеяния. Но, учитывая человеческую слабость, Церковь разрешает новый брак.

Основанием для расторжения брака может быть нежелание одного из супругов (неверующей половины) продолжать совместную жизнь в браке с верующим. Христианам, инициировавшим расторжение брака уже после уверования, в большинстве случаев бракосочетание не преподается (согласно Новому Завету, им следует примириться с первым (-ой) супругом (-ой)).

Священный Синод Русской Православной Церкви 28 декабря 1998 года с сожалением отметил, что «некоторые духовники объявляют незаконным гражданский брак или требуют расторжения брака между супругами, прожившими много лет вместе, но в силу тех или иных обстоятельств не совершившими венчание в храме… Некоторые пастыри-духовники не допускают к причастию лиц, живущих в «невенчанном» браке, отождествляя таковой брак с блудом». В принятом Синодом определении указано: «Настаивая на необходимости церковного брака, напомнить пастырям о том, что Православная Церковь с уважением относится к гражданскому браку».

Право признания церковного брака несуществующим и разрешения вступить в новый церковный брак принадлежит только архиерею. На основании представляемого Свидетельства ЗАГСа о разводе, епархиальный архиерей снимает прежнее благословение и дает разрешение на вступление в новый церковный брак, если, конечно, к этому нет канонических препятствий. Епархиальное управление не производит при этом сложного судебного разбирательства, но опирается на показания самих супругов, свидетельство духовника и решение гражданского суда по данному делу.

В Русской Православной Церкви брак расторгается с разрешения епископа только при достаточных основаниях; канонически таковым может быть только прелюбодеяние одного из супругов. На практике таковыми также могут быть:

• психическое заболевание одного из супругов;

• заключение одного из супругов в местах лишения свободы по причине принесения кому-либо тяжкого вреда или убийства;

• отпадение одного из супругов от Православия;

• злонамеренное оставление семьи;

• пропажа супруга (и) на срок более 5 лет;

• вступление одной из сторон в новый брак;

• противоестественные пороки;

• неспособность к брачному сожитию, наступившая до брака или явившаяся следствием намеренного самокалечения;

• заболевание СПИДом;

• медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания;

• совершение женой аборта при несогласии мужа.

Церковь не регистрирует развод, т. к. если супруги разошлись, то брака де-факто нет, он прекращает свое существование.

Практические советы венчающимся

Важно согласовать место и время совершения Таинства. В церквях, где предварительная запись отсутствует, бракосочетающиеся договариваются о совершении Таинства непосредственно в день свадьбы. Для венчания в Церкви требуется свидетельство о браке, поэтому регистрация брака в ЗАГСе происходит раньше венчания.

В день венчания супруги обычно причащаются. Поэтому им необходимо подготовить себя к этому: усерднее молиться дома утром и вечером, посещать церковные богослужения, читать Священное Писание. К домашним вечерним молитвам следует добавить правило ко Святому Причащению. С молитвой соединяется пост – воздержание от скоромной пищи – мяса, яиц, молока и молочных продуктов, – а если супружеская жизнь уже имеет место – воздержание от брачных отношений.

В день венчания бракосочетающиеся приходят в храм к началу службы, исповедуются, молятся за литургией и причащаются Святых Тайн.

Делать фотографии и снимать бракосочетание видеокамерой разрешается не во всех храмах: лучше сделать памятную фотографию на фоне храма после совершения Таинства.

Обручальные кольца надо заранее отдать венчающему священнику, чтобы он освятил их возложением на престол.

Требуется взять с собой кусок белого полотна или полотенце, на котором венчающимся полагается стоять при совершении таинства.

У невесты должно быть головное покрывало – фата или платок; косметика и украшения должны или отсутствовать, или использоваться в минимальном количестве.

Обязательны нательные крестики для обоих супругов.

Хорошо, если православные родители жениха и невесты, сохраняя древний благочестивый обычай, предварительно благословляют их по чувству родительской любви и от лица Господа и святых святыми иконами со знамениями потребностей жизни – хлебом и солью. Начало родительского благословения детям, вступающим в брак, указано в Слове Божием. Так, некогда Вафуил благословил дочь свою Ревекку для супружества с Исааком (Быт 24: 60), Рагуил дочь свою Сарру для супружества с Товием (Тов. 7: 11–12). Однако, отсутствие родительского благословения при условии, что вступающие в брак достигли брачного возраста, не является препятствием для совершения Таинства.

Заключение

Итак, Таинство Брака, в котором супругам было ниспослано Божественное благословение на совместную супружескую жизнь, совершено. Отныне у них начинается общая жизнь во Христе с трудностями и радостями, успехами и огорчениями, наступает новый этап духовной борьбы, духовной жизни, когда любовь супругов подвергнется многим испытаниям, но несомненно сохранится при всех обстоятельствах. Их ждет много искушений, но немало и побед в самых непростых жизненных ситуациях. А самое главное – с ними будет Господь, соединивший их, и вместе с Ним и в Нем их любовь, их единство достигнут столь желанной, столь взыскуемой и воистину реальной полноты и совершенства.

Заключим свое повествование о Таинстве Брака словами святителя Григория Богослова: «Связанные узами супружества, заменяем мы друг другу и руки, и слух, и ноги. Супружество и малосильного делает вдвое сильным, доставляет великую радость благожелателям и печаль недоброжелателям. Общие заботы супругов облегчают для них скорби, и общие радости для обоих восхитительнее. Для единодушных супругов и богатство делается приятнее, а в скудости самое единодушие приятнее богатства. Для них супружеские узы служат ключом целомудрия и пожеланий, печатью необходимой привязанности».



Сообщить об ошибке

Контактная информация
  • mo@infomissia.ru
  • http://infomissia.ru

Миссионерский отдел Московской Епархии

Все материалы, размещенные в электронной библиотеке, являются интеллектуальной собственностью. Любое использование информации должно осуществляться в соответствии с российским законодательством и международными договорами РФ. Информация размещена для использования только в личных культурно-просветительских целях. Копирование и иное распространение информации в коммерческих и некоммерческих целях допускается только с согласия автора или правообладателя

 


Создание сайта: studio.hamburg-hram.de