Старец-утешитель

«Старец-утешитель» — собрание воспоминаний об исповеди у старца Амвросия Оптинского — бесценное свидетельство старческого служения. Здесь же представлены записи бесед старца, некоторое его письма, воспоминания о его приездах в Шамордино.

Воспоминания монахинь об исповеди у старца преподобного Амвросия Оптинского

Эти воспоминания получены от Лидии Евгеньевны Межековой (монахини Анфусы) и, видимо, нигде не были изданы. Владыка Иоанн (Снычев) сказал, что о них не знает. Мы [С. С. и Н. С. Самуиловы] поняли так, что он сомневается в истинности воспоминаний. Тогда мы запросили у Лидии Евгеньевны, как они к ней попали. Она ответила вот что: "…когда я жила в Коз[ельске] у м[атушки] Амвросии [Оберучевой], я увидела у нее мешочек с записочками, там были просто отрывки бумаги... когда матушки приходили от б[атюшки] Ам[вросия] после исповеди, они по свежей памяти записывали исповедь. Я, конечно, просила м. Амвр[осию] дать мне переписать, а переписывая, ничего не изменяла, ничего не добавляла сама и ничего не уничтожала. А в общем получилась целая книга. Глаф[ире] Орест[овне], по-моему, отдельно писал б. Ам[вросий], ее исповеди здесь нет. Вот все, что я могу написать про исповедь у б. Амвр[осия]. А сколько там полезного и нужного для всех. <…> Гр[ешная] Л[идия]".
Только Лидия Евгеньевна все-таки ошибается: есть в "Воспоминаниях… об исповеди…" и о Глафире.

 

Исповедь 24 апр[еля] [18]86 г[ода]
Готовься уж к субботе, завтра ведь пятница, вечерню пропустила, приобщаться-то уж нельзя. Делать нечего, в субботу-то уж разрешим на вся. Будь покойна. Ступай полежи на диванчике, пока я напьюсь чаю, тогда я исповедую тебя к субботе.
Ну, пожалуй, говори наперед. Когда бы только ни захотела, для меня все равно. Хорошо бы вас свесить — в ком больше потянет. Это от тщеславия: врагу хочется как-нибудь да воспрепятствовать доброму делу. Каллиста Антиликуди[1] — это ведь очень высокая книга, да ты там едва ли и что поймешь; это обычное дело у врага — мажет и размазывает возношением, а потом и дурные помыслы нашлет: возношусь до небес, — а дальше как?.. знаешь? — так: и ниспадешь до бездн.
Пожалуй, разок прочитай, только ты там ничего не поймешь. Это за тщеславие. Вот и выйдет: прыг, прыг, прыг. Не идет человек, а прыгает: прыг, прыг, прыг; так и ты, понимаешь сладость и возносишься, значит не идешь, а прыгаешь.
Ну, теперь читай, после доскажешь. За грехи болезнь Господь посылает. Терпи. Ты послушай: много очищаются грехи болезнями. Можно помазать чем только найдешь удобным.
Конечно, можешь не осуждать. Не осуждай, не осуждай, не осуждай. Говори: "Не соизволяю, не хочу, не желаю, не могу, сама я хуже всех. Не соизволяю, не хочу, не желаю, сама я хуже всех, как могу я осуждать?".
Этого теперь уже не будет: м. Х. уже оставила мысль о переходе, м[атушка] иг[умения] и арх. на то не соизволяют, и я по этому случаю ее не буду трогать с места. Ведь хорошо бы было перейти ей тогда, если бы все было мирно да тихо, а как все восстали, что же тут хорошего; да и она мне пишет, что помыслы о переходе у нее отстали и больше желает теперь остаться в Б. Я говорю тебе, что нужно вас обеих свесить, тогда и будет видно, кто из вас лучше. Ну, м. А.-то в чем же? Хоть тебе ложью и кажется, а ты отвечай помыслам: "Тогда посмотрим". Да для меня решительно все равно, когда бы вы ни приехали. Это от слабости и от болезни, а ни от чего другого. Читай. Кончай скорей исповедь, я отсырел.
Ступай теперь отдыхай, а что есть еще на совести, завтра приготовь записку, я прочитаю.
Подле забора мы заберем тесом сарайчик, накроем его и будем собирать туда щепки. Хоть и для себя, да будем собирать. Это ничего, в твоей келлье будут жить и служить для обители. Зоя[2] будет назойлива, ну вот мы ее поместим сюда.
14 марта. Как можно старайся ближних не испытывать, жить и говорить проще. Никогда, никогда не испытывай.
24 апреля. Вот выстроим тебе келлью? Смотри, вот как будет: вот эта келлья будет твоя, это м. А., здесь будет общая прихожая, тут будет жить келейница м. Ан., вот здесь твоя. Тут будет кухня, это другая келлья твоя будет: здесь будешь спать, а тут секретные вещи твои лежат, это твоя прихожая.
28 апреля. Не ты ли говорила мне, что расходиться не желаешь? потому я и устраивал вас вместе. Да теперь и неловко поместить ее вот в этот корпус, а прежде-то можно было и было бы удобно… Ступай.
29 апр[еля]. Для чего тебе коридор? Ведь я тебе для этого назначаю целую келлью.
Исповедь 10 янв[аря] 1881 г[ода]
Клади три поклона, читай! Что же не называешь себя? Этого мало, говори: монахиня… ведь ты монахиня?.. Подай, вон висит мантия, надень.
Я тогда только отвечу за тебя, если не буду тебя учить, а если учить буду, да ты не послушаешь, тогда ты ответ сама отдавать будешь. Бог на суде с тебя взыщет. Не отвертишься. Во сне ли или наяву, но пострижение было, и теперь уже никаким способом его не снимешь.
Это все помыслы… от нерадения происходящие, оттого, что "выну во уме, во устнех и в сердце" не имеешь Иисусовой молитвы. Всегда произноси: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешную", — тогда дурные помыслы и не будут в тебе иметь места. Выну [всегда] твори Иисусову молитву. Когда придут помыслы, говори: "Опоздали, пострижена"…
Помиловал тебя Господь, что не вышла замуж. Покарал бы он тебя, и потерпела бы ты от него — много… Выну твори Иисусову молитву. Читай. На каждом стихе говори: "Виновата". Вот ты Евд. осуждала, а когда о. Ан. взял в руки ножницы, так и назад попятилась?.. Никого никогда не осуждай. Говори: "Виновата осуждением, досаждением, самомнением, непослушанием, тщеславием, укорением, гневом".
[Исповедь] 10 ноября 1884 г[ода]
Читал! Еще есть, давай сюда, читай. Разумеется, если оставаться, так нужно переписать другую. Тогда видно будет. Если спросит — скажи, что желаешь присоединиться к числу сестер, а как видно, без просьбы тебя принимают. Ты только кланяйся да помалкивай, тогда видно будет, что делать. Ведь в больнице келлью тебе дают… ту, которую я тебе назначил, или нет? ты помнишь, как я тебе показывал?.. Ты только больше кланяйся да молчи.
Ну, читай, какие грехи есть еще, говори. Простит Господь, да еще как простит-то!.. Ты помнишь в Евангелии, как простил Господь: одному пятьсот рублей, а другому сто копеек?.. А?.. Что больше? Сто копеек или пятьсот рублей?.. Господа благодари, не меня… Ты вспомни: как в Евангелии пришла к Господу грешница, Господь принял ее и простил множество грехов ее, а фарисеи стали осуждать и роптать на нее; как Господь сказал: "Симоне! имам ти нечто рещи. Два должника были должны одному человеку: один был должен сто копеек, а другой пятьсот рублей. Он им долг простил обоим. Который же больше его за то полюбит?.. Тот ли, которому простил сто копеек, или тот, которому простил пятьсот рублей?.."[3].
Это все вражие. Глядела на картинки, и страсть в тебе действовала, и ты ею услаждалась. Иной раз какую хулу нанесет враг в помыслах, ведь и выразить-то нельзя, грех… Просто говори: хульные помыслы… Ты пойми: страсть в тебе действовала, а ты ею услаждалась. Господь все простит… Ведь Он простил пятьсот рублей и сто копеек простил… Кто сколько просил, тому столько и простил. Давай сюда, я прочитаю. Напиши. Все мне говори. Что же, что в гостях, все-таки должна спрашиваться, а не по-своему делать. Молчи. Раз, другой оговорят, так лучше будет. Там видно будет, молчи да кланяйся. Нужно еще с нею поговорить об этом. Об стоячках я ей скажу сам, не от одной тебя, а от многих я слышу, что очень неудобно во всех новых постройках сделано.
Да ведь там всегда должен гореть ночник… Да ведь дел-то у нее очень много? Ведь посуди сама. Дела все вдруг скопились, а это нужно ей говорить самой… Пусть к тебе ходит Гр., Гр. будет жить с больною Пар. в одной келлье и будет ходить за больными, пусть она ходит тебя наведывать и что нужно сделать.
Ну, очень рад, что тебя видел, — дай мне чулки. Ступай. Если можешь — оставайся ко всенощной, а не можешь — ступай. Это от слабости. Хоть и ничего не читаешь, хоть и целый день лежишь, да усердней твори Иисусову молитву. Спать захочешь, спи на здоровье, а как проснешься — Иисусову молитву твори. Молись сколько можешь, а работу бери только от уныния. Молитва дороже, хоть лежа молись, работу оставь, только от уныния бери работу. Усердней твори Иисусову молитву. Напиши мне, что нужно. Все открывай. Все говори. Ничего не скрывай. Напиши, мне прочитать легче, чем говорить.
[Исповедь] 30 января 1879 года
О тщеславии
Ну, что скажешь, ваше высокобольная?.. Покаяться хорошо, а исправиться еще лучше… Ну, говори, в чем виновата? В чем открывается тщеславие?.. Вот и укоряй себя так: тщеславная, да еще соня… Тщеславная соня. Как придет тщеславие, так молись: "Господи, от тайных моих очисти мя, и от чуждих пощади рабу Твою"[4]
А в церковь ходи… Ведь помыслы тайные? от тайных помыслов не следует оставлять церкви, а должно укорять себя и каяться. Знай грудь да подоплека![5] Молись: "Господи, от тайных моих очисти мя и от чуждих пощади рабу Твою". Тщеславиться тут нечем, всегда ходи, когда только можешь: и к утрене и к обедне… ведь можно же выспаться? Пораньше ложись… Если в десять часов ляжешь, выспишься, а в девять — так и очень можно встать к утрене.
Разве можно всех слушать? Мало ли чего ни скажут, всех не переслушаешь… Конечно, по немощи и болезни ты не всегда можешь быть в службе, но как только в силах — ходи… в церкви можно и посидеть, когда устанешь, это ничего…
Чем же тщеславиться, когда обутая спишь?.. Апостол Павел говорил, что нечем ему хвалиться. Если он говорил: "Токмо о немощех своих похвалюся"[6], что ж мы-то имеем, кроме немощи?.. Ты послушай! Какая ты ни есть чудачка, а все различишь, когда от тщеславия тебя учить станут?.. Варв[ара] дура, а понимает очень, что ты говоришь ей от тщеславия… Что ты сделала хорошего? — ничего!.. а если бы и сделала когда что… береги-молчи.
Конечно, болезнь бывает и от тщеславия. Как ты почувствуешь тщеславие, вслух не читай, а читай одна, для себя… Так так и говори: "Давайте вам почитаю в укорение своего тщеславия". Чего же тут не понять, говоря: "давайте вам почитаю" — они не поймут и не знают, в чем дело, а ты одна понимаешь и должна чувствовать укорение. Читая, читай для себя, а не для других. Прочитай в "Лествице" в 23-й степени в конце перед хульными помыслами, что там пишут о тщеславии: конь, на котором едет гордость, есть тщеславие, — там и увидишь: коня и всадника вверже в море и в бездну смирения… Чуть что сделаешь не так — кайся. Этот страх — к исправлению. Праздник можно пробыть, а к масленице уезжай домой. Я ослаб.
[Исповедь] 24 февр[аля] 1885 г[ода]
Бог простит. В чем же ты зазираешь? Да разве ты лицемер? Что сказано в Евангелии-то: лицемере! вынь прежде бревно из глаза своего, тогда и увидишь, как вынуть нужно будет сучок из глаза ближнего; и грех ближнего Господь уподобил сучку, а свой — бревну[7]. А сама-то ты во всем исправна? Если нет, так как же других-то зазираешь? Знаешь ли ты: в "Добротолюбии" один из отцев святых пишет, чтоб не зазирать других — зри блуд твой… Блуд свой смотреть велит, — это значит: свою неисправность.
Уж видно, придется весны подождать. Теперь пошли им что-нибудь на прокормление, а тогда приедет начальница, весною и переведем. Без начальницы, согласись сама, ведь переводить неловко.
25 февраля. Перед окнами ваших келлий постройки не будет, а будет часовня с северной стороны против кухни, на кладбище. Там, в этой часовне, будут читать Псалтирь. Дорога будет с той стороны больницы, а мимо вас никакой дороги не будет, разве только какой водовоз проедет. Разве тебе новый корпус, где живут певчие, мешает? Такое же расстояние предполагается сделать и в новой постройке. Эта келлья поставится на крестьянской усадьбе, которая перенесется на другое место. Можно сделать одну грядку во всю длину и засеять цветами. Ну, что там только перед окнами, — во всю длину лучше, и над одной грядкой накопаешься вдоволь.
Если зазираешь больных, то и ходить не нужно. Рассказывали: когда была жива покойница казначея, ее сестра дала им рубль, да не велела сказывать сестре своей. Сама сказала, что дала им рубль, а их не предупредила. М. Аф. пришла, спрашивает у них, сколько им дала Мак. денег… и вышла неприятность.
Больных в особенности не зазирай никогда. Пусть там как они хотят, так [и] путаются, а ты не зазирай.
Иди путем правды. Избегай лжи и в шутку. Мне ты должна все говорить, а больше никому ничего не говори. Часто этакие помыслы бывают от врага, а ты и будешь скрывать их и тем их укреплять в себе. И Т. оправдать нельзя. Рассказывают: она недалека… и очень упряма временем бывает, она их племянница, пусть там как они хотят. Ты бы так сказала: "Конечно не живу здесь, а приехала"… вот бы и не солгала.
Как же так строили, что снег заносит… говорили, что забрано хорошо? непременно нужно забить снаружи досками.
Лучше уж ступай. Только, пожалуйста, не спеши: спрохвала лучше все поделаем. Как вздумаешь, так и начинай готовиться.
[Исповедь] 20 мая 1880 г[ода]
Вот при трех свидетелях тебе говорю — напиши сестре: до тех пор, пока всех денег от тебя не получу, до распоряжений никого не допущу…
Ты, пожалуйста, не путай. До распоряжений ни в каком случае не допускай. Делай свое дело: что тебе нужно — бери, но его не впускай. Об одном прошу: не впускай в хозяйство: взяли скотину, уж теперь нечего делать. Больше-то не бери. Если откажутся и скотина их в твою пользу останется — тогда можно продать.
Ты вот подумай: спешили, а теперь стали тянуть. Это что-нибудь да значит. Разными путями подсылают узнавать, что делается… Ты написала сестре вместо того, чтобы объяснить о получении денег и задатка — [ч]то до тех пор, пока всех денег не получишь, до распоряжений никого не допустишь. Это бы было лучше. Об одном прошу: не допускай до распоряжений. Напиши сестре, что ты не желаешь, чтоб был надзор в твоем имении. Это ты сама видела, как высматривали Ал[ехино (?)]. Напиши так: людей, которых я не желаю видеть, тем более иметь с ними дело, — которых я терпеть не могу, — я сама видела, что они ходят и высматривают Ал[ехино (?)]. Не допускай только до распоряжений.
Исповедь 25 янв[аря] 1885 г[ода]
А вот м. Г.! Что же ты воровала? У себя… так у кого же? Бог тебя да простит, теперь не будешь воровать.
Разве ты забыла, что ...Царствие Небесное нудится, и нуждницы восхищают е[8]...? Ведь приехала же. Чего же ты боишься? — говори… Скорее, прямо говори, скорее к делу…
Правда, тщеславия нужно бояться… ну, да ничего. Начала с тщеславием, — а кончать будем с смирением… постараемся во славу Божию все сделать. Как-нибудь в середине поста, а теперь что же… точно угорелые…
14 янв[аря]. Остерегайся осязания… Оно возбуждает страсть и непристойные движения, нехорошо и очень вредно… Бог простит. Остерегайся. Ступай.
29 янв[аря]. Бог простит… Это ведь гордость. Гордые ведь это помыслы, смешанные с хулою. Хула и гордость вместе смешаны тут, Бог да простит. Вот и есть, что потолок [голова] болит. Бог да простит. Что вспомнила, то сказала, еще вспомнишь — опять скажешь. Ты послушай: страсть осязания-то меньше стала действовать теперь или все так же? Что ж тут мудреного? Ты сделала в ней навык, вот она и действует; вдруг избавиться от нее нельзя.
Кто тут стоял-то? Да видно, не заметили, подумали, что стукнуло что-нибудь.
Да ты больше сиди: где тебе стоять? в болезни это не требуется.
Исповедь 7 мая 1883 года
Притвори только дверь, надевай мантию, никто не подойдет. Читай. Бог да простит. Бог да простит, читай дальше… уж слишком подробно! читай дальше. Вот ведь как ты путалась, от этого-то и болезнь такая. Что ж с тобой делать, что лжешь, — Бог да простит. Как можно старайся не лгать. Теперь ступай. Мантию не снимай, подожди перед образом Божией Матери. Ну сними, да только с собою возьми мантию, тогда опять позову, только отпущу о. Иос[ифа][9].
И в голову то мне не приходило. Ты послушай: ну что же из этого, что увидал тебя в мантии о. Иос[иф]? Ведь он же знает, что ты пострижена, даже и сам был на постриге. А бр[ат] С. не поймет. Он еще и различия не знает, хоть бы и в мантии тебя увидал, так бы и думал, что так нужно. Ну, читай скорей. Дурак!..[10] Зачем ты то думаешь. Мне и в голову того не приходило — показывать тебя в мантии. Отец Иосиф служащий завтра, я как увидал его, и вспомнил, что нужно его взять, и выслал тебя. Не составляй никогда своего разума. Ну подумай: ведь ты не одна, а я стар, слаб, забываю, увидал о. И[осифа] и вспомнил, что нужно его взять.
Ну, читай скорей, я устал, после выскажешь, как прочитаешь книжку. Как не выполняешь правило: конечно, на пустяки тратишь время и теряешь правило. Что ж с тобой делать, что не слушаешь и вместо правила теряешь время в дрязгах и пустых разговорах. Как можно от лжи удерживайся (отпуст).
Напиши им, что я и сам болею.
11 мая. Ты лучше ей найми квартиру, а к себе в келлью не бери, не уживетесь, тогда хуже будет… Она уж мне говорила, и я ей советовал нанять у кого-нибудь квартиру и тебе говорю: не бери к себе в келлью. Дай ей сперва денег платить за квартиру только. Ей будут помогать. На житье достанет. Тогда видно будет. Ты за квартиру плати деньги, и только. В Москву тебе незачем ехать, только в Калуженку и Тихонову. Приедешь из Тихоновой — лучше будет.
19 мая. Это нервное, ты, верно, простудилась. Растирай мазью вот эти места да повыше завяжи горло.
20 мая. Готовиться можно, а постригаться нужно подождать. Готовиться можно.
28 мая. Придется подождать, пока окрепну силами и ты очистишься… Сама суди, можно ли приступать к такому делу в нечистоте? У нас все есть, тебе дадим. Да годится ли? принеси показать <…> Да хорош ли подрясник-то? Ну, утекай.
[Исповедь] 27 февраля 1877 года
Ты очень побеждаешься тщеславием, потому и попустил Господь такую сильную брань. Ты горда, тщеславна, завистлива, осудлива, всем этим укрепляется сладострастие, и до тех пор, пока не смиришься, брань не может уменьшиться. При этой сильной брани ты гордишься так — что же бы было, если бы ты была свободна? и рукой бы не достать тебя?.. Молись так: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешную…". Ударяй на слово "грешную"… Вспоминай грехи, которыми оскорбляла Господа, и смиряйся. Если смириться не можешь, а "добродетели" лезут на ум, говори так: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешную. О! Рабе непотребная! Зри блуд твой и прежния твои блудныя путаницы, — и сейчас же опять: — Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную". Крестись чаще, как только возможно. Делая крестное знамение, помни и чувствуй, что ты ограждаешься силою Распятого. Когда сидишь в келлье одна, крестись постоянно; имея руки свободными, в особенности изображай на себе крестное знамение. По временам оставь дело, положи несколько поклонов и опять принимайся за дело. Крестись иногда и при других; если спросят: зачем? — скажи: "Так вздумалось".
Если непристойные движения беспокоят тебя, говори так: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную. От тайных моих очисти мя и от чуждих пощади рабу Твою. Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную". Сердцеведец Господь зрит произволение. Если возмущают тебя воспоминания, молись так: "Грех юности и неведения моего не помяни, по милости Твоей помяни мя Ты, Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную". Если так будешь молиться, скоро отстанут от тебя помыслы.
Береги глаза. Старайся смотреть в землю, в особенности берегись тех, к которым чувствуешь страсть. Как огня берегись встречи с такими людьми, и когда нечаянно столкнешься, прими благословение молча, не поднимая глаз, и если заговорит с тобою, как можно строже посмотри. Помни же — посмотри как можно строже, чтоб почувствовал, — иначе не будет толку никакого. Св. Иоанн Лествичник пишет: в таких случаях даже дерзость не считается грехом и иногда даже необходима.
Когда на кого-нибудь приходят помыслы осуждения, не позволяй себе высказывать, а молись за них так: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй раба или рабу Твою (такую-то) и святыми ея молитвами прости меня грешную". Молясь так вместо осуждения, ты просишь, чтобы святыми ея молитвами Господь простил грехи твои. Помыслы осуждения скоро отстанут, надоест [врагу] давать тебе повод к награде.
Читай чаще "Богородице Дево, радуйся"… как, бывало, помнишь — о. Пахомий "Ангел вопияше" читал… и его поминай… Больше молчи, ничего не говори. Тебе ведь не замуж идти. С кем ни говоришь — имей на устах и в сердце молитву:
Боже, милостив буди мне грешной.
Боже, очисти грехи моя и помилуй мя.
Создавый мя Господи, помилуй, без числа согреших, Господи, прости мя грешную.
М. с. о. н. Г. И. Х. Б. н. п. н. А.[11]
[Исповедь] 1 февраля 1880 года
Ты послушай: живи проще!.. Жить проще лучше всего. Голову не ломай. Молись Богу. Господь все устроит, только живи проще. Не мучь себя, придумывая, как и что сделать. Пусть будет — как случится, — это и есть жить проще. В церкви быть — великая отрада и утешение. Бывай чаще. Нужды нет, что дремлешь. Хоть спи, да в церкви. От слабости не слышишь службы, — твори молитву и крестись чаще, это все равно. Не можешь креститься — попроси Гл., она тебя перекрестит. Да! Хорошо быть в церкви!.. Я и сам бы желал пойти в церковь… Читай каждый день двенадцать псалмов, и ты будешь покойна.
Что ж, отправила деньги? Кому отправляешь-то? На чье имя?.. Вот ты как соришь деньгами. Давно ли заняла, а теперь уж и еще взяла, и опять нет ничего?.. Ведь так и капитал потерять можно. Тебе нужно попридержаться. Когда уезжать будешь, делать нечего, уж и еще дадим пятьдесят рублей. Помни же, не ошибись в билетах. Если не согласится добавлять, то не иначе принимай, как по биржевой цене. Как ты до сих пор этого не знаешь: на бирже назначается цена билета; кому нужно купить или продать билет, справляются и по этой цене и покупают уже по тому, как там назначено.
Ты отбери все от Ив[анских (?)]. Пусть они говорят, а ты слушай, тогда и видно будет… Старух всех к ним непременно, как же тебе брать на себя, ведь их чем-нибудь да нужно содержать?.. ведь ты подумай! сколько ты им уступаешь? Ведь тебе дают девяносто т[ысяч], а ты им уступаешь за шестьдесят, да кроме того что ты продала бы отдельно от имения другим, то ты им отдаешь задаром. Ты можешь упомянуть, что, уступая им пять т[ысяч], ты возлагаешь на них обязанность содержания старух до самой смерти. На себя старух не бери. Кроме расхода за ними нужен уход. Где тебе возиться с ними, да и для чего?.. Вот мы посмотрим, если будет тебе в тягость купленный дом, то можно и продать его Сухотиной…
4 февраля. Что вам угодно, В. В.?.. Теперь не могу. Пусть приедет Ив[анская (?)]. Отбери от них, как и чего они хотят, да тогда и приходи. Грехи завтра. Можно готовиться. Чего же ты думала раньше? а теперь, как только начнешь готовиться, какие-нибудь притчи и повстречаются… Попробуй начни с завтрашнего дня, а уж если какие притчи повстречаются — ну, ничего. Ступай.
Исповедь 16 марта 1880г[ода]
Будешь смиряться – пройдет. Как Господь сказал: ...научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашым...[12] Учись у Господа смирению: ...научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашым... и болезнь пройдет. Смирись. Ходи себе да ходи по церкви – ничего. Ступай! Мне нужно с сестрой твоей заняться, ты видишь, как она поседела, а все занята миром.
Седенькая, седенькая!.. Ты слушай: не гонись за покупкою многих имений, верь мне: одна барыня, которую и Гл. видела, хотела удержать четыре имения, да с ума и сошла, а имений все-таки не удержала, все пошли с аукциона. Конечно, из десяти т[ысяч] не стоит упускать хорошее имение... Есть деньги – покупай имение, нет – не нужно.
На общем. Ну, ты что мне скажешь? Ведь и ты постарела! Хуже стало здоровье?.. Это все равно как две утки купались в грязной луже и им сделалось хуже... и одна баба проходила через грязный двор вешать сушить чистое белье на забор.
Если бы тебя потребовали к Царю, и ты вместо того, чтобы внимать Ему, стала бы представлять в себе разные образы? Не осталась ли бы виноватою пред Ним?..
[Исповедь [11 марта 1885 г [ода ]
А! М. Г.! Г. Анновна! Ан. Гл-вна! Нет, Г. Иоанновна!.. Ну, что скажешь хорошенького? Что?.. Вашими св[ятыми] молитвами. Грехи... ну, говори, какие? Пиши, записывай... Хоть бы и одну взял, да постыдилась бы это сказать. Да ты бы матери-то ее сказала. Или она и сама больше того знает. Ну, ничего. Бог даст, обойдется все благополучно. То рассказывают: у одной горбатой, говорили, что никак не может быть детей, а Бог дал – родила, да еще не одного, а двух, не то трех... Бог милостив.
Да ты ведь не фарисей! Как же осуждать-то можешь? У фарисея было много добродетелей: и то... и то... а у тебя кроме грехов ничего... Как же тебе можно осуждать? Никого! Никогда не осуждай! Как можно старайся не осуждать.
Посиди там, возьму. Да ведь теперь вечер; ведь уж шесть часов. Ну, сходи к о. Ан. узнай, да приди сказать.
[Желт, плачут][13]... ступай! Уж до завтра. Утро вечера мудренее. Если придется, с С. И. поедешь, а то так после. Не проси, сами пришлют.
Исповедь 12 марта 1885 г[ода ]
Запирай дверь! Надевай! Прежде читай книжку, потом уже записку. Бог да простит. Тут остановись; читай теперь записку. Бог да простит. Посмотрим, как дело покажет. Каких лет ты была? Это враг научал, не твое. Бог да простит. Как можно старайся о славе Божией и ходить в церковь. Вот ты как рассказываешь про себя, так одна послушница мне рассказывала: часто она по немощи, а иногда и по лености не ходила в церковь, а имела усердие после службы в церкви прикладываться к иконе Царицы Небесной. Вот и видит она один раз во сне: будто подходит она прикладываться к иконе Царицы Небесной и видит, что на иконе ножки у Младенца Спасителя начинают двигаться и Сам Младенец шевелится. Ведь икона, а ножки двигаются. Она испугалась, все же по привычке продолжала подходить к Матери Божией прикладываться... и видит, что Спаситель, сложив ручку, благословил ее и сказал: «Когда слышишь колокол или звон, смотри не пропускай!». Она приняла благословение, приложилась к иконе и в страхе проснулась.
[Исповедь] 14 декабря 1882 г[ода]
Ну иди, иди скорей! Ну что, как м. иг[умения] отпустила, с выговором или нет? Она землю подкупает к монастырю и просила меня тебя попросить помочь ей; видно, придется тебе билетик-то дать ей. Гр. меня осаждает письмами, все просит денег; вот уже ей передал я двадцать три руб[ля], и еще прислала записку, просит денег, хочу послать ей три рубля, можно или нет? Что ж, сказывать им, что ты приехала, или нет? Так слышишь же, о. Иос[иф]! Не говори бабе, что Гл[афира (?)] приехала. Когда узнают от кого, пусть сами приедут повидаться.
О[тца] М.-то молодого нет здесь в хибарке, он удален, место его занимает бр[ат] Сергий, – ты его видела, испугалась или нет? Ничего. Ступай.
Исповедь 22 декабря
Что ж, записка есть или нет? На память говорить будешь?., ну говори наперед, после книжку читать будешь. Дурак! лицемерием... удерживайся от лицемерия. Я тебе говорил – не принимай горячо, а ты еще с лицемерием.
С тщеславием – это так кажется, ты не ради тщеславия делаешь, а представляется только – ради тщеславия.
Из молодых никого не растирай сама, пусть мать растирает. Ты прежде путалась в этих грехах, оттого тебе и помыслы бывают, это вредно для тебя. Вот видишь! помыслы бывают, лучше врозь сидите, лучше два света жгите, да врозь сидите. И читайте по очереди. Как помыслы приходят – оставляй чтение, уходи в свою келлью и сиди одна.
Ну, читай книжку. Тут все грехи выставлены, ни одного не пропущено! Читай! Видишь! Этою книжкою-то все и забытые-то грехи повытащим. Говори на каждом стихе: «Простите меня гр[ешную] Господа ради, виновата». Видишь, это все ведь «добродетели» наши... видишь, какие «добродетели»-то наши, все грехи-то вытаскиваются наружу, а ты боишься позабыть... тут все выставлено, все «добродетели» наши. Говори: «Согрешила, виновата». Что еще выдумала теперь – нельзя. Когда будешь готова – пострижем. Видно, провинился в чем, а ты и помнишь. Ступай, не могу. Я едва сижу, еще много исповедников, а голова сильно болит. Не могу.
23 [декабря (?)].Где тебе сердечную молитву проходить, – устами и умом тверди Иисусову молитву. Ты к какой больше привыкла? Если к полной, так устами и умом произноси: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешную». Ударяй на слова: «грешную, грешную, грешную». Сердечной молитвы не касайся, а то спутаешься. Тебе полезней устная. Согбенность и сидение на стульце не твоей меры. Ты начиталась «Странника»![14]. Так подумай, кто он был? какой духовной меры? Можешь ли ты с ним равняться? Он был к тому подготовлен... Молись усердней... Как знаешь, так и молись! Чем усердней будешь молиться, тем ближе и скорее будет помощь Божия. Углие огненные возжигать на главе – означает ум, в молитве предстоящий. Где тебе усердно молиться? Хоть бы просто чаще бы устами и умом вспоминала Иисусову молитву, и то бы хорошо было.
Кому замечать-то за тобою? Твои и увидят, так не заметят и не поймут. Ты послушай. Когда вспомнишь м. Ан. или м. и[гумению (?)] и других, на кого приходят помыслы, говори: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас». Когда молишься о себе, говори: «помилуй меня грешную», а когда на кого осудительные помыслы приходят – «помилуй нас».
Пореже ходи, говори: была нездорова. А что если скажет – не принимай горячо. В церковь ходи и к утрене и к обедне. Я почему говорю пораньше выезжать завтра: рано приедете – отдохнешь, а то будешь шататься. Будьте свидетели всех: благословляю во имя Отца и Сына и Св[ятаго] Духа. Аминь.
[Исповедь]17 ноября
Заняться не могу, я слаб. Живи по-христиански, а не по-крестьянски. Ведь видела меня, долго здесь жила, чего ж тебе еще?.. Говорю: живи по-христиански, а не по-крестьянски. Как тебя оставить-то? Ведь ты колеблешься... Ты смотри: куда желание больше перевешивает?.. Ехать... так и поезжай. Не знавши лучше жить... а знавши не исполнить – хуже... гораздо хуже. Говорю тебе: живи по-христиански, а не по-крестьянски. На вот ей просфору от меня. Чего же сама не вынула?.. [Ну уж на... вот эту отдай от себя. Нет, эту от меня, а эту от себя...
ну, уж отдай эту от себя, а эту от меня.[15] Ступай. Как же переходить-то будешь без м. Ан.? Ну, там видно будет, хоть и одна перейдешь, ничего. Какие тебе нужны будут вещи – оставляй, а не нужны – отдай. Хуже будет самой раздавать. Лучше в общину отдать лишнее теперь.
Исповедь 15 ноября 1884 г[ода]
Клади поклоны, надевай мантию, запирай дверь, бери книжку... скорей, а то мне некогда. Читай. Отец [Иосиф] после прочитает тебе молитву. Давно сообщалась-то? Ну, это можно за прежним благословением. Читай скорей. Хотела оказать любовь... да и не хватило. Смиряться будешь, не случится; это оттого послалось так, что нет смирения. Без смирения вот и усиливается брань. Смиряйся! Будешь смиряться – этого не будет. Ты ведь дочка моя... Я не хожу, и ты не ходишь... Читай скорей... Ступай! Купец ожидает, спешу. Ступай.
Исповедь 18 декабря 1884 года
Поди возьми мантию – на! Клади три поклона, пока я приду. Бог да простит. Читай. А помыслы-то бывают?., ну, читай. В помыслах только хорошо быть казн[ачеей], а на деле – трудно. Так и знай, что в помыслах хорошо быть казн[ачеей] только... Бог да простит... Прибавляй: «Простите. Виновата, простите...». Бог да простит... Бог да простит... Бог да простит... Это за прежние твои греховные путаницы!.. Ведь путаниц-то много было? Ведь в разные стороны ты путалась-то. Враг, научая тебя путаться, знал, что болезнию будешь наказана. Ведь он как зол-то? Знал, что больна будешь, так пусть посильнее больна будешь... Бог да простит тебя. Зачем же лгать... только и сказала бы: двадцать коп[еек] с чем-то... этого не нужно, вперед не делай. Бог да простит... Ступай, у меня много исповедников, спешу. Уж читаешь когда по книге, слов не прибавляй, ни в каком случае...
17 декабря.Хоть и оставил я тебя теперь заниматься, да дело это нужно обдумать, спешно сделать не годится... В Б.-то ты желаешь что пожертвовать?., так нужно же хорошенько обдумать... Теперь сюда приедут м. Вар. Энгельгар(д)т, Ек. Вас. и другие... Я слаб, праздник скоро, исповедники... Не могу как следует заняться тобою. Да и тебе не совсем-то будет приятно в толкотне такой находиться. Ведь голову вскружат... Ступай лучше завтра домой... А с м. С. ехать еще будет лучше... поедешь в возке... с начальницей... вот как...
Что значит пятница?.. В пятницу Господа распяли... То и значит: Распятие. Значит: нужно распинать плоть свою. А суббота означает покой. Покой только будет во гробе... значит, в жизни-то нашей теперь мы должны лежать как во гробе, ни людей, ни себя ничем не беспокоить, ни во что не входить и не вступаться, быть как бы мертвыми ко всему... Воскресение же это хорошо... Это уж очень хорошо – воскресение.
Говори: «Пока мне трудно»... а совсем не отказывайся от послушания, какое бы тебе ни назначили.
Больна... За то простит Господь грехи твои. Путаниц-то разных было много? Оттого и больна. Терпи. Потому и бью, что больно. Болезнями очищаются грехи по великому милосердию Божию.
Исповедь 18 марта 1887 года
Ну, говори, что нужно, так: мне пере(о)буться нужно, да я уйду... Говори скорей: называй, кого злопомнишь: В., еще кого? Ты разве фарисей, что осуждаешь?! Ведь ты не фарисей! Ты хуже мытаря... Я-то прощаю тебя, и ты меня прости!..
[Исповедь] 19 августа 1885 г[ода]
Пиши м. Ан., вызывай ее, пусть едет сюда, отсюда и поедете... Как жить? Прежде всего не тужить, потом никого не осуждать, никому не досаждать, хуже всех себя считать, заповеди Божий исполнять, закон Божий возлюбить и хранить, как говорит [св.] Давид: Коль возлюбих закон Твой, Господи: весь день поучение мое есть.[16]...Ко всем заповедем Твоим направляхся... и ...уразумею пути Твоя[17]. Видишь, только тогда уразуметь пути Господни можно, когда заповеди Его возлюбим и будем хранить.
То было прежде, а теперь другое. Прежде была лицемерка, а теперь исправляйся. Как лицемерить станешь, так совесть и вызывай, говори: «Совесть, иди сюда»... Кричи: «Совесть, где ты? Иди сюда».
Пиши-то к ней скорей, вызывай ее. Пиши, чтоб захватила все, что тебе нужно, и привезла сюда, отсюда и поедете. Держи себя проще. Ступай, возьму еще. Пиши то скорей, чтоб ехала сюда.
20 августа.И у меня тоже все болит... Да как же ты в Тихонову-то поедешь? Письмо-то уж послала?.. Ступай отдыхай. Тут и понимать-то нечего. Спроси у кого хочешь, всякий тебе скажет, что значит – жить не тужить. Это уж так просто и понятно, как нельзя больше. Жить не тужить, и только всего, – довольной быть.
Исповедь 16 ноября 1883 г [ода]
Так если хочешь... ступай к о. Анатолию[18]. Он тебя пострижет, а я не могу. Ступайте к нему, сговоритесь – в какое время... Я думаю, во время вечерни. Да ты уже исповедовалась, когда готовилась. Ведь ты и готовилась-то к тому, чтоб схиму принять. Исповедь, и та была для этого. Ну, как ты хочешь, а я исповедовать тебя теперь не могу. Попробуйте теперь сходить к о. Ан[атолию], что будет. Ступай. Видела во сне, а то вот и на деле увидит тебя в одном парамане. Ступай.
5 ч[асов] в[ечера].Читал твою исповедную записку. Слушай. Сейчас я тебе разрешительную молитву прочитаю, а ты уже больше никогда не вспоминай грехов своих, исповеданных теперь, а взамен вспоминания решись нести всякие скорби, какие будет угодно Господу послать тебе к очищению от грехов. Помни же, что при постриге все грехи прощаются, только уже и ты их не вспоминай, а то у сатаны есть своя уловка: памятию грехов осквернять души или ввергать их в отчаяние. Ведь только один раз стоит решиться нести скорби. Скорби заменят забытые грехи. Помни одно: должна решиться на все скорби. Сейчас разрешительную молитву тебе прочитаю, а ты решись нести скорби. Хоть будет сатана ловить тебя и представлять прежние твои грехи, а ты об них не заботься, решимость твоя нести скорби будет ходатайствовать перед Богом о прощении грехов твоих. Подай сюда, я благословлю. Теперь ступай.
7ч[асов]в[ечера].Сестро! Как твое имя?.. Анна!.. Спасайся во ангельском чину. Христос посреди нас... Поздравляю... и милости Божией получить желаю. Помни же: чтоб с Глафирой все было забыто. Будут искать Глафиру, а ее нет. Я очень рад и теперь тобою покоен. Что подают на гостинице, то и ешь: ведь ты новая схимница. Анна Ив. пишет, что Маша очень понравилась брату моему Николаю Михайловичу, говорит ей, что хотелось бы ему поехать в Опт[ину], да боится, что в схиму постригут... оттого и не едет.
Так схима-то попалась не та, что дал ей о. П.? Мы все так: бережем, бережем да лучшую и подсунем. Аналав ты при себе имей, а когда спать ложишься, то клади его в маленькую подушечку и на ней спи, будто так привыкла, и понравится тебе. Ну, я очень рад и доволен, давно это дело тянулось, и если бы меня дожидать – еще бы должно было продлиться. Для меня это очень трудно, и правило я должен через это нарушить. Видно, придется тебе, м. Д-я, подарить какой-нибудь шерстяной подрясник.
Вот и м. Гл[афиры] теперь желание исполнилось. Ступайте, не могу больше.
Исповедь 1 августа 1886 г[ода]
Постой тут у двери. Запирай дверь, надевай мантию. Читай. Кого ты осуждаешь, в чем? Видно, по-твоему неисправна... а ты-то исправна? И хорошо поступаешь, да с лучком. Что значит «с лучком»? Лук, знаешь, ведь воняет; попробуй разотри его в своей руке да понюхай, как пахнет, и выйдет нехорошо. Вот и помни, и лук имей при себе, как только придут помыслы возношения, ты разотри его и понюхай, они и отстанут. Ты послушай: ходи к нему, я не запрещаю, только пореже, и поменьше рассказывай. Будешь говорить – будут путаницы; уж одного держись лучше. И мирская пословица есть: «У семи нянек дитя всегда бывает без глазу». Да ты не сделала бы и того, что исправляет Е.
Молись Богу: «От тайных моих очисти мя и от чуждих пощади рабу Твою», – пройдут.
Не можешь читать по книге, молись без книг, читай: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешную». Все равно, заменит книги, хоть лежа, да читай, четки перебирай (глазами можно). Не можешь четки перебирать – устно читай да смотри на них. Бог простит. Читай конец.
3 [августа].Ты вот что делай в другой раз. Когда чувствуешь, что желаешь что-нибудь сказать по страсти – молчи. Удержись, не говори. Ведь это брань... победить нужно, тогда только отстанет. Бог простит.
4 [августа].Вот тебе, вот тебе, хозяйка, келейница. Кланяйся ей. Мы все тебе делать будем, только отпускай нас к обедне, к вечерне и к утрене. Знаешь ли? Этому человеку дали келейницу – С. И. Ты можешь всегда видеть и с Гр. ему передать что нужно и сходить к нему, как уж совсем уезжать. Здесь-то пока наживайся. Будь благодарна, что тебе дали келейницу. Довольно и этого с тебя теперь.
7 [августа].Ты-то нам теперь не нужна. Леле нужно на пальто восемь р[ублей], можешь ты дать? и за ученье его платить?.. Да! уж это нужно. Ничего. Нужно что – покупай.
Дала одну тысячу, и будет с нее, прибавлять не нужно. Действительно придется вдвойне содержать. Проще держи да к утрене, к обедне пускай, она любит Богу молиться и об тебе помолится, и для тебя хорошо будет. Что же это такое? Одна не ходит и другая не ходи – это не ладно, пусть хоть одна да ходит. Руководи она У. своей как хочет, а другим воспрещать ходить в церковь не может. Об этом я и сам ей скажу Если и службу пропустит, пожалуй, и дома проболтается, и выйдет не Богу и не людям. Видишь ли, чтоб не болтаться, лучше к службам ходить. Ты много раз толковала об А. Н., а о том, что он тебе нравился, молчала, ни разу не сказала. Бог простит. Ступай. У меня голова дурна, чаю не пил еще. Ступай.
8 [августа].Не осуждай, не зазирай никого ни в чем. Сама посуди: что-нибудь удастся сделать хорошо, а ты все это и обмажешь...
Исповедь 19 октября 1886 года
Хорошо, читай свои записки, остальное можно после написать и уж подать. Теперь читай книжку, записки прочитаешь в конце. Бог простит. Бог простит. Читай подряд записки. Бог даст, исправишься, и лицемерие пройдет. Это от врага. Это от того, что с детства много скрывала, и привыкла к тому, и теперь и трудно отвыкать. Ничего. Все говори. Не бойся, теперь ты большая, запрещать тебе некому. Говорю тебе: все открывай. Да тут не нужно и приискивать случаев, их много и без того. Честолюбие, властолюбие...
В чем же ты следуешь своей воле? Мысленно? Это дело другое. Вот расскажу тебе, какой был раз со мной случай. Один господин что-то рассказывал мне про другого, характер которого был очень самолюбив, и говорит мне: «Вот я ему задал!». Я же знал того характер и что он этого не допустит, сказал ему: «Что-то не верится...» – «Мысленно задал ему», – ответил он мне... Так и ты: не имеешь возможности исполнить на деле, мысленно противодействуешь.
Не нужно пускать, говорю тебе, запирайся кругом, а то девочки будут лазить. Вот ты и скажи об этом м. А. Не от меня, от себя скажу при случае. Ей самой скажи, а не Ул. Скажи, что это тебя соблазняет, возмущает, что ты сама видела, и не только видела одна, но из четвертого корпуса видела, как смотрели на нее. Говорю тебе: выскажи это м. А., а остальное предоставь воле Божией.
Читай. Вот ты все отрываешься. После поговорим, а теперь читай подряд. Бог простит. Ведь люди-то тебе помогают, спасают... Бог простит. Не позволяй келейнице прикасаться к себе, скажи, что этого не любишь. Вместе не нужно чай пить, избалуешь. Вот Чулкова также, смотря на простоту келейницы, позволяла ей все и снисходила, а теперь она от того так избаловалась, что сладу нет. Жить с ней нельзя, и не отходит. Так и ты: пускай чай нальет да подаст тебе, а сама после напьется. Да хоть и вместе пьет, да на другом столе, или ты сама себе нальешь, а она после напьется – это еще того лучше, и разговоров не допускай. Что тебе ее расспрашивать, ты и сама много знаешь разных путаниц! Ты послушай: очень привыкают они, требуют потом и разговорами сильно балуются.
Чем же тебе помешала?.. Да ведь это дело трудное, не время. Смиряйся! Говорю тебе: смиряйся, что не исполняешь. Ведь я говорю ей для тебя же: Бог простит. Ступай. М. М.-то очень слаба, неудобно. Если осилишь дотянуть до поздней обедни, лучше будет, просторнее, а ты хоть всю обедню просиди. Ходи, ходи по церкви, ничего, кто на тебя смотрит, никому нет никакого до тебя дела. Ты хозяйка, потому и нужно, чтоб лучший кусок тебе доставался. Напиши и записку, к вечеру подай.
[Исповедь] 11 сентября 1881 года
Как на сражение идут?.. Идут же, ведь не боятся. Так и здесь. Разница в том только, что здесь душа идет на сражение, а там тело. Телом-то еще страшнее, пожалуй, сражаться.
[Исповедь] 8 апреля 1891 года
Утром. Идите, кто хотите, – собором... Немцы говорят: что собор, что забор – все одно. Один немец нанимает извозчика и говорит ему: «Вези меня на забор». Извозчик отвечает: «Этого нельзя, как везти на забор?». Немец одно свое говорит: «Вези меня на забор, где звоняют...». И понял тогда извозчик и привез его к собору...
Один крестьянин пришел исповедоваться и говорит духовнику: «Простите, батюшка, жену прибил». Тот отвечает: «Это нехорошо, за что же ты ее прибил?». Мужик отвечает: «Хоть она и не виновата, да прибил я ее для того, что я беспамятен, забыл грехи свои, а как прибью ее, так она выскажет мне все грехи мои за целый год...» – «Да ты бы, прежде чем бить ее, попросил ее тебе напомнить...» – «Уж я пробовал, – мужик отвечает, – да она молчит, а как прибью ее, так все расскажет».
В Малоархангельском уезде Анюту называют Нютя, да и так к каждому слову прибавляют нуте... Как станут говорить – первое слово начинают: нуте-с...
Вечером.Упала духом – подымайся. Нагибайся. Ах ты, дура, ты мне ногу отдавила... Какая ты толстая... М[атушка] Н., дай ей, как называется-то? Оплотки[19]– нет, лепешки – тоже нет, капсюльки, кажется?.. Дай ей капсюлек, чтоб было, знаешь это, – положительно и основательно. Сколько для этого дать нужно? Четыре и дай, да не возьмешь ли ее и ночевать к себе?.. Пожалуй, без тебя и не останется. Ну, хоть уж пришли сейчас, чтоб поскорее подействовало. Послужить – можно, и ты послужи, да смотри не тужи... да чего и тужить-то? Тогда тужи – как если бы были у тебя ременные гужи, а как наши-то с тобой гужи сплетены из мочала, – разорвались: надвязал, так и помчало... Письма о. Леонида не отдавать.
5ч[асов]в[ечера].Ну, ничего, Бог милостив, Царица Небесная ее не пускает. Сколько раз хотела она уйти, а как помолится Царице Небесной – и останется. Это хорошо, что хоть у кого-нибудь да исповедалась, – разве лучше бы было, если б так осталась? Что ж такое, что позвали, слава Богу, что приобщилась. Ты уж очень горячо все принимаешь. На, ее здесь оставим, скажем: отдохнуть им нужно. Ступай. Напейся чаю и приходи.
[Исповедь] 10 августа 1886 г [ода]
Скажи ты мне по правде, отчего ты скучна? Ну, говори наперед грехи. У нас была на скотном дворе старая начальница, забыл, как ее зовут... Матрена Григорьевна. Поселившись в Оптиной, борол ее помысл не оставаться в Оптиной, а уйти в другой монастырь. Ей благословлено было пойти на богомолье и присмотреться, не понравится ли другой какой монастырь; и где бы только она ни побывала, везде ей все нравилось. Из этого она и поняла, что это было с нею искушение. Если бы один какой монастырь ей понравился, тогда другое дело, а так как ей нравились все, кроме Оптиной, то это служило прямым доказательством, что было с нею искушение. Так и тебе. Если бы понравился один какой из женихов твоих, тогда другое было бы дело, а так как нравились все зараз, то это явное искушение. Враг всячески старался вырвать тебя в мир, но милосердие Божие не допустило.
[Исповедь] 16 мая 1885 г [ода]
Добродетель-то от неудобств и происходит... Добродетель на скитском языке значит неудобство. И правильно это значение. От тесноты, от неудобств, от всех преград и напастей отделяется добро, деланное во благое; как в Евангелии говорится: ...восприял еси благая твоя в животе твоем, а Лазарь-то – злая[20]. Вот в этих-то неудобствахзлая – и соделалась добродетель – благая, так что взят он был в рай на лоно Авраамле. Рассказывают, что близ Петербурга есть монастырь, называется Никифорова пустынь. Оттуда старец Амфилохий был призван в Петербург во дворец. Там одна из фрейлин позвала его к себе, показывает ему: «Здесь вот моя спальня»... повела его на лестницу, показывает ему свое место, говорит: «А вот здесь я слушаю»...
[Исповедь] 5 ноября 1884 года
Ну, как твое здоровье?.. Приехала. Нет, не читал твоих записок. Что же там написано? говори. Чем ты не покойна? Нужно дать непременно, она человек больной, а ведь ты знаешь, как больному приятно съесть вареньица. Делаешь милость, так делай как должно, ведь хвалится милость на суде. Касательно меня ты будь покойна, я тебя прощаю во всех грехах твоих. Да, очень вредно детям смотреть на статуи. Я многим говорил, чтобы не возить детей туда.
Рассказывали мне: недавно... видит во сне, лежит в гробу о. Ефрем в церкви, в то же время она взглянула в алтарь через северные двери и видит: о. Ефрем живой стоит перед жертвенником в полном облачении. Она удивилась: каким образом один и тот же человек в гробу лежит мертвым и в алтаре стоит живой. Тогда ей говорят: о. Ефрем умер, вот его тело лежит в гробу. Здесь же, в алтаре, находится душа его, живая, потому ты и видишь его живым.
За злопомнение твое он от тебя во сне отворачивался, чтоб ты покаялась. Видно, туго оттуда подается прощение. Милость Божию тебе обещает, а прощение подать – видно, не может. Будем надеяться на обещанную милость Божию.
Не ты, а враг невидимый тебя научает. Вот он и мстит тебе за то неверием... Покоряться трудно не тебе одной, а всем. Да делать-то нечего, нужно. Ты знаешь, в Ш[амордино] теперь правило исполняют после вечерни, пятисотницу[21] кладут... так и бухают поклоны раз за разом, и ты-то можешь класть поклоны... Ну, так вот что делай, если не можешь: ляг на локти свои, как ты ложишься всегда, да и крестись не переставая и не поднимаясь, пока все не перестанут класть поклоны; когда перестанут они класть поклоны, станут спокойно, и ты встань... Чем тут соблазняться, нечем, да и некогда, ведь поклоны-то всем нужно класть.
Ну, что делать: хоть и не нравится м. А., что ты кланяешься в ноги, делать-то ничего не нужно, а она как хочет. Дура, какое тебе дело было говорить: «вам, вероятно, известно». Твое дело молчать. Молчи, оставь ее, как она знает и как хочет. У тебя будет своя келлья, куда захочешь, когда захочешь пойдешь, не будешь никому отчета отдавать, будешь жить в больнице с больной. Ступай. Что тебе нужно – говори, только будь покойна.
Исповедь 27 мая 1877 (?) года
Ты говори себе: почему же делаешь хорошо, а выходит все скверно?.. Не бойся тщеславия, делай что можешь; не смотри ни на что, запрись и скажи потом – занята была. Со временем и тщеславие уничтожится... Больше смиряйся... Читай почаще «Богородицу», как можно чаще читай! Как, бывало, помнишь, «Ангел вопияше» о. Пахомий читал, – и его поминай... Когда молиться захочется – молись. Голову не расчесывай, а прямо молись, и дверь запирай всегда, чтоб не мешали... Хоть лежи и ничего не делай, только Бога помни.
Покорить мысли трудно. Да! Это очень трудно, по крайней мере не соизволяй. Больше молчи, ничего не говори. Когда тетка или другой кто станет тебя хвалить – молчи, ничего не отвечай. Когда заметят, что не отвечаешь и не принимаешь похвалы, то перестанут и хвалить.
Исповедь 16 и 23 марта 1879 г[ода]
Что же означает схима, как не смирение? Всякий сам за себя даст ответ Богу. Благодать Божия толкнет каждого и в свое время приведет к покаянию. Не учи никого. Ты за это не ответишь, если кто не так что сделает...
После тщеславия всегда следуют помыслы блуда и возношения. Чем же тщеславиться в неисполнении правила? Правило выше всего. Нет ни одного монаха, который бы был выше правила. Ты в монастырь пошла не для того, чтобы сердиться. Зачем иметь памятозлобие? Будь снисходительна к келейным. Если В. нехороша, можно будет рассчитать и переменить келейных, если они неудобны. Пока живет т[етка], порядка быть у вас не может.
Исповедь 6 февраля 1880 года
На! читай! Это хорошо! Это значит, что Ив[анский] смирится... Возьми сколько тебе нужно у о. Мих., я бы тебе сам дал, да идти не хочется. Возьми у него пятьдесят руб[лей]. Читай же! Ведь мне четыре человека исповедовать. Скорее! Бог простит... Это больше ничего, что искушение. Береги глаза. От них все зло. Как можно храни себя, чтоб не смотреть. Все равно, хоть к ранней, хоть к поздней, – как управишься, только подходить будешь, не смотри на служащих. Храни глаза. Потому и приходит, что ты зовешь. Ведь ты угощаешь, а потом осуждаешь... А вот как делай: поставь, пусть едят сколько хотят, а сама не угощай, скажи: «Не угощаю, потому что осуждаю».
Ты послушай! Приедет Ив[анский], ты ничего не говори... Пусть он сам начинает и говорит. А ты слушай. Да придержись сначала, что выкуп оставляешь за собою. Да имей в виду то, что купчую совершить только тогда, когда они все деньги тебе уплатят. Помни это, это очень важно. Тебе с ними не судиться. От тебя, если умрешь, имение к ним перейдет непременно... Если же кто из них умрет, не уплативши тебе, придется иметь дело с опекой. Где тебе с этим возиться? да и не судиться же с ними, если не все уплатят? А купчую можно совершить и тогда. Ведь ты не обманешь их, это они знают очень хорошо, только предохранишь себя от хлопот. Теперь ступай. Это все после. Сначала молчи. Ведь не ты в них, а они в тебе ищут, значит что ж тебе говорить? Нужно молчать и узнать, чего они хотят.
Да разве только и есть одна гостиница у о. Ал.? у него есть и другая. А у о. Вен. еще лучше. Ты будешь ходить к ним, вот и будет хорошо. Сходи к о. Вен., скажи, что ожидаешь сестру с зятем, что батюшка благословил попросить Вас, нельзя ли для них приготовить номерок у Вас в гостинице. Что ж, сходи завтра. Теперь ступай. Ведь мне четыре человека исповедовать. Если успею.
Исповедь 12 февраля 1886 г [ода]
Читай книжку, пока еще видно; что сказать нужно, после скажешь, как прочитаешь. Скупа. Любви не имеешь к ближним... хорошо, что высказала, значит пройдет, это вражие. Кайся во всем, Бог простит.
20 февраля.Не делай обещаний, велик грех обещаться и не исполнить. Ты понуждайся просто, без обещания. Ведь и в Евангелии сказано, что всякому христианину нужно понуждать себя на всякое доброе дело: нудится Царствие Небесное. Помыслов не принимай. Что бы враг ни принес, не соглашайся, это не твое, он и отвечать будет, ты отдели себя от помыслов, говори: «Не соизволяю». Повторяй чаще, ограждая себя крестным знамением: «От тайных моих очисти мя и от чуждих пощади рабу Твою...» – и весь псалом: Боже, в помощь мою вонми: Господи, помощи ми потщися. Да постыдятся и посрамятся ищущий душу мою...[22] и т. д. Не желай. Рассказывают: одна барыня будила служанок своих, как только первые петухи запоют, и заставляла их работать. Им не хотелось так рано приниматься за работу, они и согласились – убили петуха, а барыня их еще раньше будить стала, и стало им еще хуже – одежда вся у тебя есть. Теперь поносишь тайно, а в будущем – явно.
Я никого не наказываю. Наказывает Бог. Ведь болезнь-то твоя не есть ли наказание Божие? Там больно, там больно, – и чувствуется, за какой грех несешь наказание.
23 февраля.Самое лучшее – слушаться, тогда будет и порядок в действиях: одно другому мешать не будет и вовремя все будет сделано. В своеволии нет толку никакого. Оно только мешает делу...
Исповедь 11 янв[аря] 1887 года
Говори сперва, что есть у тебя на душе, – ты что-то грустна? Скорбишь как будто о чем-то? Говори; учить-то очень любит Гл. Да ты об этом М. не говори. Я что-то этого не понял и до сих пор не понимаю. Она просила благословения, я и благословил ей в К., ведь кучера не было.
Слышала ты, о. П. теперь главным гостинником сделан и будет заведовать всеми гостиницами. Вот когда приедешь сюда в другой раз, у него и проси себе с келейницею твоей номерок; прямо к нему и ступай, он тебе не откажет; тогда и не будете связаны, а теперь уж дотягивай, а то переходить на гостиницу теперь нехорошо.
[Исповедь ] 25 августа 1880 г[ода]
К именинам! а когда будут ее именины? Уж наверно там будут гости? а разве согласишься ехать туда, если там будут гости? Ведь если бы там никого не было на именинах, то хорошо бы было поехать тебе туда, а при гостях-то быть тебе неловко! Лучше уж в другое время когда-нибудь съездишь.
Церковные деньги и после можно, об них нужно переговорить и подумать хорошенько. По почте посылать всю сумму денег С. Г. нельзя, нужно самой отдать, а то вексель у нее останется, тебе же нужно будет его взять непременно. Пошли ей следуемые проценты, спишись с нею, как она желает получить, какими деньгами, да тогда или сама свезешь ей деньги, или с Н. Д. послать можно. Отдавая деньги, он получит от нее вексель и привезет его тебе.
Нужно поправить так, чтобы срок был направлен куда следует. Тебе одной этого сделать нельзя, это должна сделать сама м. игумения]. Ступай, я очень устал, уж второй час.
Исповедь 19 декабря
Возноситься нечем. Бог дает слово. Доброго слова человек сам собою сказать не может. Всякое доброе слово от Бога... Сказано: Не нам, Господи, не нам, а имени Твоему даждъ славу..[23].
Исповедь 18 марта 1890 года
Говори, что есть на душе. На кого злопомнение имеешь? На В.? Еще на кого? – говори скорее. Дура! Нет хуже злопомнения и зависти! Бог простит. Тогда пострижем. Запрись. Читай книжку. Я переобуюсь сам. Бог простит грехи забвения. Читай. Каким снисхождением ты пользовалась! Бог простит. Будет с тебя и мантии... Ведь и за мантию ответ велик. Ты послушай: за мантию – скорбь, а за схиму – другая, да и еще побольше скорбей... К смерти тогда и в схиму тебя пострижем, а теперь пока в тебе смертного ничего не видать, ты хоть и больна и пострадаешь еще, а смертного в тебе ничего не заметно. Это ничего: ходи да ходи по церкви.
[Исповедь] 19 янв[аря] 1889 г[ода]
Это значит: кто живет просто, добродетельно, к тому благ Господь, а кто станет обращать внимание на чужие грехи, что грешники живут в мире, то все и потеряет. Кто был [св.] Давид?! и тот затрясся, когда возревновал, мир грешников зря. Много нужно трудиться, много ран принимать, чтобы не погибнуть от гордости. Когда нас не трогают, не толкают... гордость живет в нас до конца жизни.
Исповедь 15 июня 1886 г[ода]
Бог простит. Да было ли еще благословение-то? Было? Это тебе за блох так болит. Зачем ей? Мне говори и кайся, а ей и другим не говори.
Как, и при новой тоже смех? Вас уж так судьба сама сводит. Сколько раз разойтись хотели, да вот и нет. Да если бы и разошлись, так друг о друге все стали бы скучать: ты об м. Ан., а она о тебе скучать бы стала. Не гонись ни за чем, оставь. Ты, должно быть, за мелочами гонишься. Больше даешь – не жалеешь, а мелочь какую-нибудь, которая не стоит и внимания, тебе жалко, не так ли?.. Такой у нас был покойный Ключарев, м. Амвр[осии][24] муж. Бывало, пятьсот рублей даст – не жалеет, а за полтора рубля какие-нибудь – привяжется. Так и ты.
Да это хорошо. Отъятие имения вменяется в двойную милостыню. Не жалей.
Как ты тонко чужие грехи разбираешь... Чужие грехи тонко разбираешь, а не свои. Смотри в землю, и не будешь видеть, и будешь покойнее. Ты больна за грехи. Терпи. Привыкай говорить зараз. Ты послушай: привыкай всегда во всем винить себя. Если что не так, обвини себя, что не умела, не хотела понесть, – и будет тебе польза, а ближних обвинять – грех, хоть и правду говорить будешь, все-таки грех. Обвиняй себя, не будешь в накладе. И писать прямо привыкай, обвинять себя. Ступай. Бог простит.
[Исповедь] 12 апреля 1879 года
Помози, Господи! Разве можно предаваться мыслям на молитве? Помыслы оскверняют молитву Смирней быть – значит: не гордиться, не тщеславиться, не укорять никого и не смеяться, не браниться на келейниц, жить проще... В болезни укоряй себя так: гордячка, тщеславная, ворчунья... Когда больна, так не до смеху и не станешь пробирать келейных, а здоровая-то – то не то, другое не так... Считай, что болезнь тебе послана за гордость, тщеславие и осуждение, а тех помыслов не принимай, они от врага. Слава Богу, что ты не замужем.
Исповедь 3 декабря 1886 г[ода]
Говори, что у тебя есть еще на совести. Ведь это только в помыслах, а не на деле? Мало ли что враг не нанесет. Ты уж много наговариваешь на себя. То ведь были святые, а мы с тобой грешные. Поумерим. Перестанем заготовлять, ведь уже на много лет дров заготовили, довольно. Так не дрова? А я думал – дрова...
Да, это нервное. С помыслов прежде начинай, удерживай помыслы, не позволяй себе уклоняться к ним. Эта болезнь тебе за проказы твои, – делать нечего, терпи за то, что виновата. Посмотреть на тебя – какая ты хорошая на вид... а уж внутри тайнолукавства! – только знай грудь да подоплека. Ну, ничего, Бог даст исправимся. Можешь готовиться. Во всем тебя прощаю.
Ну, ничего. Столько поживет, сколько Бог велит, так и напиши ей, что больше того не проживет, сколько Богу угодно, чтоб была покойнее. Ежели постарается хорошенько пожить, то скоро умрет, а если плохо будет жить, то дольше поживет, – пусть выбирает сама.
(В последний прием батюшки о. Амвросия я обратилась к нему с просьбой: «Батюшка, что ж велите вы передать А. Ив., она в сильной скорби, Господа ради просит ваших св[ятых] молитв и благословения». Батюшка ответил: «В терпении вашем стяжите душы ваша[25]. Да какая же скорбь-то у нее?». На слова мои: неустройства по училищу, гнев да неприятности... он отвечал: «Вот что передай ей от меня: Многи скорби праведным...[26] и многи раны грешным...[27]». Батюшка весело говорил, улыбался и ручкою своею ударял по другой ручке. «Праведная ли она, грешная ли, а терпеть все нужно...»)
[Исповедь] 1 августа 1879 г[ода]
Приехали!.. Вот какие вы счастливые, позавидуешь вам... В Б. – ничего, все хорошо, слава Богу... Крыльцо только недоделано, ждут тебя, да теперь, кажется, опять начали что-то работать. Хоть бы и отставили Ал. Еве, то мы теперь и сами можем окончить крыльцо без нее. Крыльцо ведь не жилье, хоть и не совсем хорошо, так ничего.
...Ефрем крепость главы моея, Иуда царь мой[28]. Вот что удивительно: он не изменяется. Каким я знал его сорок лет тому назад, таков он и теперь, а ведь три болезни перенес в продолжение этого времени, да какие болезни – перед смертью был, ожидали – вот-вот умрет о. Ефрем, а он выздоравливает, и до сих пор в одинаковом все положении, несмотря на болезни... Так теперь стал ослабевать?.. Ведь уж пора...
Ведь ты раньше-то купалась, и довольно, – тебе не следовало купаться. Шт. – какая Штан. – это та, что здесь была?.. Напиши ей, чтоб писала мне, повторила все, что ей нужно. Пустяки, я ничего на нее не имею, и на все ее письма отвечал, это помню очень хорошо, только, может быть, она поручала письма какому-нибудь чудаку, который получал мои письма и ей не отдавал, то в этом я не виноват. Я помню очень хорошо, что на все ее письма отвечал; случалось, что на два письма в одном отвечал, только без ответа не оставил ни одного, пусть она заказным напишет. Напиши ей так: «не бойся, только напиши ты заказным письмом и не смущайся». Я ничего на нее не имею.
Что делать? Прибегай к Господу в молитве.
Что больше хочется, то и читай. Сперва читай что хочется, а потом... поди сюда что и не хочется... Неисправлением правил не смущайся... Ты живешь не на месте... Удалось исполнить правило – благодари Бога, не удалось – никак не смущайся. Утренние и вечерние молитвы читай каждый день. Выучи их наизусть и читай. Почему не успеваешь читать? Чтоб прочитать утренние молитвы, очень мало нужно времени, всего семь минут, непременно читай. Ведь ты читаешь утренние и вечерние молитвы? Еще что при этом читаешь? Это-то вот и есть келейное правило. Правило бывает разное: и большое, и малое. Келейным правилом называется то, что человек обык ежедневно исполнять.
В. одеть непременно. Нельзя ли так сделать, чтоб В. прислуживала т[етке], а тебе Пр.? Каждое утро спроси у т[етки]: «Тетя, скажи, что ты хочешь, чтоб приготовили?» – и вели то изготовить, а не станет есть – пусть не ест, проголодается – поест...
Не ешь – так зачем покупаешь?.. Скорее уезжайте. Впрочем, раньше Преображения нельзя, в монастыре вас можно отпустить.
[Исповедь] 5 февраля 1886 г [ода]
Стала ты настоящая старая старушка... Бог простит. Призывай больше в помощь Бога, пройдет. Говори себе: «Лицемере! изми первее бревно из очесе своего, и тогда узнаешь, как вынуть сучок из глаза ближнего». Ведь Господь так Сам сказал в Евангелии: Лицемере, изми первее бервно из очесе твоего...[29], так и ты говори себе: «Лицемере, изми первее бревно из глаза своего...».
Не мое дело... Мне отвечать за них не придется... Ей это попустилось за то, что не верила, когда говорили, что Ул. нехорошо делает. Ну ничего, проучить ее нужно. Здесь ей трудно, дадим послушание в хлебне, пусть там попробует. Да это правда, что своенравна. Хочешь – переведем? Вот видишь, ты сама не хочешь? а нехороша – так лучше разойтись. Ведь она в разуме, греха тут никакого нет. Согрешит – покается. Что ж тут хорошего, когда все ропщут? Мне нужно пойти. Ты сядь на полу, или ляг тут на полу. Вот посмотрим до весны, а тогда видно будет. Дочь одного священника желает в монастырь, вот мы и дадим тебе ее в келейницы.
Ступай отдыхай. Сиди в келлье у м. М., или как там Душа тебе скажет. Мы сюда тебя повозим. Почему же ты давно мне не сказала, что двери у вас плохо сделаны? Давно бы мы столяра своего прислали и их переправили. Поправим, войлоком обобьем, тепло будет. До весны уж потерпите, а там келлью новую выстроим, всего настроим. Ступай.
8 февраля.Душа там хлопочет, знаешь ты это? Келлью тебе приготовляет. Вот и будешь ты жить там, келейницу тебе дадим особенную, думаю, что хороша будет, вы там с нею и будете помещаться, а прежнюю келлью на старый хлам. Зачем отдавать, не нужно на старый хлам, она тебе годится. Не годится ли тебе? На! Все хорошо будет. Выстроим келлью, всего настроим.
11 февраля.Вы друг друга не понимаете. Ты молчи. Она любит короткую речь, а ты говоришь медленно, вот и выходит: р-р-р-р... Говорю тебе – молчи. Не берись за поручения. Пусть просят других. Молись Богу, проси усердней Господа, чтобы Он помог. Повторяй чаще: Да постыдятся и посрамятся ищущий душу мою, да возвратятся вспять и постыдятся хотящий ми злая. Да возвратятся абие стыдящеся глаголющий ми: благоже, благоже[30]. Внегда прозябоша грешницы яко трава, и проникоша вси делающий беззакония, яко да потребятся в век века...[31] Враг не может действовать, если ты прибегать будешь к Господу, а слов этих он не любит и поневоле отстанет и помыслы влагать перестанет. Говори чаще тоже: «От тайных моих очисти мя и от чуждих пощади рабу Твою». Ведь ты их не знаешь, они не твои: враг тайно их наносит. Ты отдели себя от них и молись чаще: «От тайных моих очисти мя и от чуждих пощади рабу Твою. Да постыдятся и посрамятся ищущий душу мою...» – он этого не любит, отстанет.
Исповедь 16 сентября 1883 года
Запирай дверь! Надевай... Прежде исповедную книжку прочитай, а потом уж свои записки. Говори: «Простите, виновата». Это ведь все «добродетели» твои: лицемерие, самомнение, тщеславие, злопомнение... Читай дальше до конца, тогда и говорить начнешь. Лупишь глаза, оттого и помыслы; прежде тщеславные, а потом и дурные. Ты заметь: непременно прежде тщеславные, а потом дурные. Ты вниз голову держи, вот так, не лупи глаза на народ.
Это аглицкой грех! Кто сечь-то будет?.. Когда тебе говорили: «Приими, сестро, меч духовный, яже есть глагол Божий, да выну в уме, в сердце, в мыслях и во устнах имееши молитву: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную"». Вот если бы ты это помнила и исполняла, таких мыслей бы не было. Твори молитву больше, и как только придут такие помыслы, ограждай себя крестным знамением.
Конечно, это нехорошо, – Бог простит. Ты, стало быть, восхищаешь суд Христов? хочешь быть судиею – только уж судиею неправедным?.. Ты судия неправедный, когда всех судишь. Как можно старайся никого не судить. Она-то тебе сказала, а ведь ты-то ей не скажешь? Сераф[има] смиренна, потому тебе и сказала, а ты ей своего уныния не расскажешь...
А!.. Не немудрой тебя назвал... а дрянь!.. Дрянь – вернее будет, лучше! Дрянь!.. Дура, зачем же ты это делаешь – тщеславия и лицемерия ради вымогаешь гостинцы? Особенно: угодник-то чем виноват? Угодник не игуменья... каким образом-то она тебя благословила?.. Вот ты и прибегай к угоднику и к его родителям... Как можно старайся прибегать к ним с молитвою. Вот и к нам скоро привезут образ преп. Сергия. Знаешь, где мы его поставим? В средней арке в новой церкви! Вот ты и молись, как привезут нам этот образ. С кем ты тогда к Троице-то ездила? с матерью? неужели ты это помнишь? Молись угоднику Божию.
Ну, келейники-то не поймут твоего лицемерия, а там-то зачем ты это делаешь?.. Дура! вот тебе за это... старайся отвыкать... и молчать! Ну хорошо, мы тебе язык привяжем.
Ходи, ходи к больным! Хоть с лицемерием, да ходи, он тебе пригодится.
Если к чесанию страсть не примешивается, то это ничего, а если к осязанию да примешивается страсть – то это вредно и это очень нехорошо. Ты вот что делай: положи пелынь[32] около себя на постели, вот и перестанут тебя кусать блохи, ведь блохи-то пелынь не любят, как услышат запах пелыни – уйдут. Так что ж, что у тебя нет пелыня? В лавках – сколько хочешь возьми...
Читай: «Но о всех сих изреченных...», кончай исповедь. Об келлье после на просторе поговорим... И хочется и на попятный... Ну читай: «Но о всех сих изреченных и безпамятства ради неизреченных каюся...». Хорошо, что ты милость оказала м. Ан., вовремя милость оказанная очень дорога бывает. Ей хочется, проживши у тебя зиму, весною уехать куда-нибудь. Милость хвалится на суде. Ну ступай! Теперь ни о чем другом не думай, как о том только, чтоб сподобил Господь приобщиться Св[ятых] Тайн. Лезь, лезь – всегда, когда можно и куда можно, а когда гонят – иди! Уходи. Вот так нагибай голову всегда.
[Исповедь] 7 ноября 1883 г [ода]
Что, говорят, ты плачешь? правда это? Изнемогаешь... Апостол Павел говорит: ...егда бо немощствую, тогда силен есмъ[33]. Есть хочешь – поешь. Не можешь, это, верно, у тебя спазмы в горле. Спазмы. На. Ступай.
8 [ноября].Так что же тебе хочется-то, схиму принять?.. А!.. Да понесешь ли ее? Ведь скорбей-то прибавится. За мантию скорбь да за схиму – новая скорбь, да еще гораздо больше, чем за мантию... Вот ведь почему я все оттягиваю-то... В силах ли ты понести схиму-то? Тогда ведь скорбь со всех сторон: и от врагов, и от людей, и от игумений], ото всех людей, и от келейных... Понесешь ли? Я и сам вижу, что ты слабеешь, и желал бы постричь – смотри сама. Когда станет пробирать иг[умения], тогда не так еще тут схватит... Все щипать тебя будут, а особливо иг[умения], только повертывайся. Каково тебе будет: к болезни да еще болезнь и скорбь. Ведь за схиму-то нужно много потерпеть. Что ты мне на это скажешь?..
Конечно, лучше в этой жизни пострадать, чем в будущей, да нужно ведь страдать, а без схимы меньше будет скорбей. Выбирай сама. Если удостоит тебя Господь умереть чахоткой, то кончина будет мирная, тихая, в чахотке все хорошо умирают. Будешь страдать раньше, а умрешь тихо, мирно, кончина будет хорошая, чего же тебе бояться? Ты послушай: теперь тебя пробирает иг[умения], а примешь схиму – уж не так пробирать будет, а гораздо больше.
Если готова на скорбь – можно, все же раньше будущей недели не могу: будут праздники, неудобно. К тому времени м. Ан. уедет, ты можешь взять к себе в номер Вар [вару]. На постриге может быть одна только Евд., а В. может не быть. Вот еще подумать надо, кого постригать-то назначить; о. Аг. помогал мне в этих делах, а теперь-то его нет, уж и не знаю, за кого приняться. Отец М. в этом деле новичок; новичок, новичок, да видно уже придется его подучить, а то больше некого.
10 [ноября].Поздравляю и милости Божией получить желаю. Никого не обвиняй. Как можно и всегда старайся себя укорять и никого не обвинять. Ну ты посуди: почему же хоть и по совести говоришь, а покойна не бываешь, когда людей обвиняешь, а когда только укоришь себя – покойна. И из этого только можно понять, что когда смолчишь – то и покойна, а обвинишь – непокойна. Никого не обвиняй. Ты не знаешь намерения, с каким кто и как поступает и говорит. Тебе кажется грехом, а намерений и действий, с какими кто и что делает, ты не знаешь, потому и непокойна бываешь. Если бы даже и грешил кто, ведь ты за него не будешь отвечать. Всякий сам за себя ответит. Эта ревность твоя не по разуму. Никогда никого не обвиняй – и будешь покойна.
Исповедь 28 октября 1883 г[ода]
Предаешься гневу, осуждаешь, сердишься, завидуешь, лицемеришь, тщеславишься... Ты не осуждай. Открывать должна. Все открывать должна. Не ей – мне открывай. Ей ничего не говори об этом... мое вам почтение. Нет хуже осуждения. Достанет у тебя на все, и на белый хлеб. Уж как-нибудь прилаживайся.
4-го.Вот свести бы вас с м. Ан. да заставить обеих вместе каяться. Рассказывают: один пришел на исповедь и кается духовнику: «Простите, батюшка, жену прибил» – «Зачем же ты бьешь ее?» – «Да вот зачем: когда прибьешь ее, она за целый год грехи мои расскажет, все соберет, что в целый год я нагрешил, и станет укорять меня ими, а мне-то без хлопот – и вспоминать не надо»...
Разве ты фарисей, что осуждаешь, тщеславная, и лицемеришь?.. Дура! Тверди больше: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную». Воткни нос твой в какой-нибудь угол да и тверди: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную». Около тебя говорить будут то, се, а ты знай свое тверди: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную». Будто бы дремлешь, глаза закрой, а сама говори: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную». Будут смеяться, что дремлешь, а ты знай свое: «Г. И. X. С. Б. п. м. гр. П. м. гр. П. м. гр. П. м. гр. П. м. гр. П м. гр. П. м. гр. П. м. гр.». А ведь молитва злопомнения и лицемерия не любит...
Ступай, не могу. Дура! Умом не надобно, опасно! устами произноси: «Г. И. X. С. Б. п. м. гр.». Устную молитву твори. Устами тверже и полезней тебе будет. Привыкай устно творить молитву. Если от болезни зубов открывать рот не можешь, все же языком выговаривай слова: «Г. И. X. С. Б. п. м. гр.» – и с закрытым ртом, плохо стараешься.
Читай Псалтирь или псалмы, хоть и лежа, ничего. Так что ж, что увидят, что лежа ты читаешь Псалтирь, это ничего. Что хочешь, то и читай, это все равно. И ночью читай: «Г. И. X. С. Б. п. м. гр.», что для тебя лучше, то и читай. Для тебя что лучше читать? Ну вот и читай!
Гвоздь (?) – злопомнение-то? Да, гнев, злопомнение и лицемерие – злейшие враги молитвы. Да послушай: «Ведь у Бога... милости много...». Помилует Господь, а теперь на попятный?.. Оставь их: ты не понимаешь, отчего возбуждается плотская страсть.
Читай 17-ю кафизму, вот и не будет этих помыслов. Прочитай 17-ю кафизму, только со вниманием...
[Исповедь] 4 февраля 1884 г [ода]
Правда ли это, ты, говорят, плачешь? О чем?.. С гостями тебя поздравляю. Кто же был у тебя? Где? В Киев едет?.. Саша экзамен не выдержала, потому и обещались они съездить в Киев?
Умрет – Царствие Небесное ей скажем. Сестра твоя пишет мне сама, вот тебе письма ее, – пакость какая, не найду, а сейчас было в моих руках.
Какой грех, говори. Конечно, прежде плотские помыслы, а потом неверия. Ты мне не мешаешь, говори, я слушаю. Может быть, был повод к тому?.. Ах уж эти осмотры докторов – чего нет хуже. Ты послушай: ведь девство дело великое. Св. Василий Великий говорит: «Не познах жены и девственник несмь». Вот и прости. Прежде на словах только сознавалась, а теперь на деле покайся. Ступай. Кто дал-то? Бог благословит.
Исповедь 27 янв[аря] 1884 г[ода]
Читай прежде книжку. Надевай. Бог простит. Ты ведь эту читала! Ну читай. Сколько у тебя теперь записок, а в них встречается много повторений... четыре раза повторяла ты один и тот же грех: объедалась. Ты послушай, вот как делай: собери все грехи, например что касается до осуждения, выпиши все в одно место без повторений, и другие так же. Ведь вот же взял... Возьму... только дай приехать иг[умении], без иг[умении] нельзя.
[Исповедь] 27 янв[аря] 1883 г [ода]
Ну говори, какой грех? Как пользуешься простотою ближних? Значит, выпытываешь прежде, да? и осуждаешь потом?.. Не осуждай никого! Бог простит. Дура, некогда! Чего дожидает там Н.? Ты сколько же желаешь дать? Я не могу назначать, сколько ты сама желаешь... Давай мы с другими отправим.
[Исповедь] 1 февраля
Многи раны грешному... Ты путалась прежде в грехах осязания, вот теперь и должна терпеть поневоле наказание... Многи раны грешному: уповающаго же на Господа милость обыдет[34]. Путалась-то ты много... вот и болит... Терпи. Ступай. Бог простит.
4 февраля.Что делать, терпи. Многи раны грешному: уповающаго же на Господа милость обыдет. Как только почувствуешь, что нужно выйти, выходи сейчас же, перетерпишь – вредно; дура, хуже здоровью повредишь...
Уж где нам с нею искать уединения! Помнишь, как блаж. Исидора жила? Блаж. Исидора, которую старец Питирим разыскивал? Блаж. Исидора в нужнике жила, в нужнике и Богу молилась, и то спаслась...
Напомни мне перед отъездом, я дам ей лекарства. Дня за два до отъезда напомни мне послать в аптеку принесть крушинной коры.
Читала ты об рае? Ну погоди, я тебе дам прочитать. Хоть бы с краю, да нам с тобою в рай попасть, так и то хорошо бы было. Хорошо в раю! Так хорошо в раю, что и не выскажешь! Ступай, я не могу
5 февраля.Жила Пр. М, а теперь – как не бывало... Пожалуй, года два прошло, как ее нет?.. Три?.. Что ж не напомнили-то мне?.. Ступай! <...>[35] Ступай... Ведь не сейчас посылать.
7 февраля.Напиши м. Ан., что ты согласна ее принять на время в свою келлью. Пусть она на время попросится из училища в твою келлью, а потом и совсем. Только пусть просится из училища на время, а там – видно будет... Дура, ты видишь, сколько народу, некогда! Верю, верю, верю, что нужно. Я тебя почитаю, уважаю. Что делать, терпи. Ты вот где у меня сидишь... Терпи.
Исповедь 29 апреля 1883 года
Ты что пришла?.. Да и без просьбы можно ее исповедать. Ступай подожди там подле Божией Матери. Переменю белье – возьму.
Ты разве Кит Китыч?.. В Москве был купец, звали его Тит Титович, а попросту простонародье называло его Кит Китыч. Он очень любил выпить и побушевать. Раз приходит домой и жалуется, что его обидели. Лакей его выслушал да и говорит: «Помилуйте, Кит Китыч! Может ли это случиться, чтоб вас обидели? Вы скорее всех и каждого обидите»... Так и ты. Кто тебя может обидеть? Разве только кажется так от самолюбия?
[Исповедь] 5 ноября 1883 года
От иг[умении] письмо, давай скорей. Ступай! Делайте, что нужно, Бог благословит. Ступай, я слаб.
6 ноября.Гр. говорит: на могилке помирились, а потом опять побранились с Гл. Дура, как же ты не разобрала телеграмму? Там написано: «мамаша скончалась», а ты читаешь: «Наташа». Дура, разве это можно?.. Написано: «мамаша», а ты говоришь: «Слава Богу, что Наташа...». Вперед этого не делай, это не должно. Ступай, я ослабел.
6-го вечером.Я думал о тебе: пели «Со святыми упокой»... а тебя не было... Покой... У нас был архимандрит, говорил: «Тогда будет нам покой, когда пропоют "Со святыми упокой"»... Один архимандрит пожелал оставить настоятельство и в Оптиной провести остаток дней жизни своей и стал просить благословения у нашего покойного арх[имандрита] о. Моисея[36], чтоб дозволил на покое жить в Оптиной, на что архимандрит наш отвечал: «Чтоб был для нас покой – нужно трудиться. В Евангелии сказано, что только труждающимся и обремененным даруется покой».
7 ноября.Говорят, ты плачешь... правда это? Изнемогла. Ну ничего, апостол Павел говорит: егда немощствую, тогда силен есмъ... Прошу тебя подождать, душа моя.
8 ноября.Сколько тебе лет? Шестьдесят семь лет. Если взять шестьдесят семь реп, то и в мерку не покладешь... стало быть, много пожила на свете. У меня была бабушка восьмидесяти четырех лет, и перед смертью ей очень не хотелось умирать.
Прежде желала умереть, когда была моложе, а последние годы все просила, чтоб помолились, чтоб ей подольше пожить. Брат мой – постарше меня – шутя, спросил у нее: «Бабушка, а долго вы живете на свете?». Она отвечала: «Порядочно; кажись, недели с две прожила»... Так и ты. Как назад оглянешься, и тебе, пожалуй, покажется, что недель шесть прожила... Вам по просфорке, ступайте. Я очень устал, только для вас и вышел.
[Исповедь] 27 апреля 1887 г[ода]
Как можешь, так и живи: когда придется запереться, а когда и отопрешься – примешь кого-нибудь. Все это лицемерие пройдет, будь покойна.
Что ж ты не приладишь до сих пор? Видно, уже придется тебе не ходить в церковь к утрене и вечерне, а читать дома. Разве попробовать мешочек кожаный носить, может из-за малости и выходить-то не нужно? Ну да что-нибудь придумаем. Ступай, подожди там.
[Исповедь] 28 ноября 1885 г[ода]
Во сне явился о. Серафим одной шамординской монашенке и сказал: «Много у вас хороших людей, да только пресны, соли в них мало». Без соли-то и кушанья никакого не приготовишь; чего бы ни положила, без соли все будет пресно. Так и человек, если не имеет в себе соли. Соль не только придает вкус пище, но и от порчи сохраняет: мясо и рыбу пересыпают солью, чтоб не заводились черви. Если же соль потеряет вкус соленый, то ее выбрасывают вон на попрание людям.
Исповедь 9 ноября 1883 года
Запирай дверь. Бог простит, Бог простит. Уж кто привык с нерадением молиться, того трудно переделать. Да если бы ты пожелала перейти к о. М., я был бы очень рад, да только вы с ним не поладите. Да, это помыслы?.. Где ж тебе поладить с о. М. Как, и помыслы дурные бывают?., на кого? Это нехорошо.
Чего тебе бояться? Ведь ты хозяйка и делай что хочешь в своей келлье. Плеть обуха не перебьет. Молись так: «Упокой, Господи, во Царствии Небесном новопреставленную м. Ел. и св[ятыми] ея молитвами помилуй меня грешную и окаянную рабу Твою». Непременно прибавляй: «помилуй меня грешную и окаянную рабу Твою». Прося ей Царствия Небесного, смиряйся и проси помиловать ради молитв ее тебя, грешную и окаянную рабу.
11 ноября.Как, как твое здоровье? Да, нужно постричь тебя, да вот все праздники, неудобно, да, главное, я нездоров, простудился, вот кашель навязался, придется уж подождать, когда поправлюсь. Что ж такое, что перекрестилась? Креститься – дело хорошее, всегда полезно. Это ничего. Ты послушай: да ведь скорби не минуешь во всяком случае.
Плеть обуха не перебьет. Ты – хозяйка. Ну дай ей В. келлью. Тебе нечего бояться Улья[ны], она девка простая. И В. где-нибудь в передней помести. Или: пусть внизу В. помещается. Придется, видно, вывесть Ол. от вас, а то нет помещения. Пожалуй, и к себе в келлью возьми В., если чувствуешь свою слабость. Это можно. Ведь ближе В.-то к тебе нет никого. Хоть и допекает тебя, а все-таки В. – твоя, а кроме-то на кого положиться можешь, ведь нет никого. Ул. – своей матушке служить будет, а В. – своей, вот и будет хорошо...
Плачь! а Вар[варе] скажи: «Ты, В., не смотри на меня, когда я плачу, это так я плачу, нездоровится, очень ослабела...». Да мы не допустим тебя до нищеты. Г. ли нищету иметь? Сократим немножко расходы. Ступай, поминай тетку. Как знаешь. Ну, дай о. Н. три рубля, попроси помянуть на двух обеднях и отслужить панихиду
13 ноября.Многи скорби праведным... Многи раны грешным, уповающаго же на Господа милость обыдет. Праведный ли, грешный ли – вот и нужно нести скорби или раны.......................................... Уповающаго же на Господа милость обыдет. Молись Богу. Молись Царице Небесной, чтоб Она помогла. Приноравливайся. Проще. Когда захочешь – и ступай. Опомнишься – и продолжай. Это тебе искушение, только кажется тебе,что ты не каешься. Посмотри-ка, мало ли в записках-то своих грехов-то открываешь.
[Исповедь] 7 декабря 1884 г[ода]
«Криле его посребрене, и междорамие его в блещании злата»[37]. Кто упражняется в добродетелях, тот имеет как бы крылья серебряные, а тот, кто усовершенствовался в добродетелях и соединился молитвою с Богом, у того верх тела его, то есть ум, как бы золото блестит между плеч, потому и говорится: «и междорамие его в блещании злата». Он беспрестанно вникает в слова: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешнаго».
Исповедь]27 октября 1884 г[ода]
Детей лечить?.. Мудрено. Оставь лучше, сама натура переработает. Ведь дети не понимают и потому объяснить не могут, что у них болит. А вот, пожалуй, спроси у м. Ев., она тебе скажет, чем лечить... Не шутя говорю: ты у нее спроси, она понимает, как лечить детей, да ей за это платок подари, хороший, хоть небольшой, да хороший, не шерстяной, а просто – носовой, знаешь? Чтоб приятно было нос высморкать и чтоб ей понравился. Ты выбирай на свой вкус: возьмет – хорошо, не возьмет – себе в карман положи. Я бы, кажется, сейчас готов тебе дать... На... Кто зевает, тот квас хлебает... Теперь все едят по-модному, в разных тарелках, а по-старинному так ели – все вместе из одной чашки. Один начальник училища такую имел привычку: подадут на стол кушанье приготовленное, холодное, а он и расскажет что-нибудь смешное; ученики рты разинут, начнут смеяться, а он ест, – гущу-то поест, а ученикам-то и достанется только пустой квас хлебать...
В Англии сыновья и миллионеров не избавлены от телесного наказания до последней минуты, пока находятся в училище, только для этой операции начальник училища должен надеть мундир...
Брани... будут брани... Слышать будете везде о бранях... Зрите, не ужасайтеся. Не у [еще] прииде кончина.
Был у меня Хрущев и говорил: думает он, но не утверждает, что антихрист будет какой-нибудь папа. Ведь антихрист родится тогда, когда будет полное безначалие. Народ, утомленный от безначалия, изберет его царем, и он восхитит не только светскую, но и духовную власть и воссядет на престоле. Может, и теперь папа уже сел на престол, мы этого не знаем, знаем только то, что один папа содержит в руках своих две власти – светскую и духовную, и кроме никто.
Почему называется Бог-Слово? Словом выражается мысль; сошедший на землю Бог словом передал людям заповеди Свои. Сказав: то делай, того не делай, – чрез слово соединяет людей с Богом, внушая, что за добродетель даруется Царствие Небесное, а, напротив, за порочную жизнь – мука вечная. В начале было Слово, и Слово было у Бога...[38], и Слово-Бог воплотился и сошел на землю для спасения людей.
[Исповедь] 24 ноября 1881 г [ода]
Смирней будем...
Молись лежа так (перекрестился батюшка): «Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь. Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе. Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняли, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша».
Лежи да и читай: «Царю Небесный...». Прочтешь, опять сначала начинай: «Царю Небесный...».
Исповедь 25 ноября
Вот тебе – надевай! Никто там тебя не увидит, если бы кто и пришел: примут, что так и быть следует, не разберут.
Врачу, исцелися сам. Помни это. Бог простит. А говорила напрасно: разгорячилась очень. Из того, что высказывают, бестолковщина выходит – не умеют как следует обращаться. Да ты-то говорила что или нет? Не смущайся – каждому воздадите должное: ... емуже дань, дань... емуже честь, честь[39].
Это искушение, пройдет. Схиму принять хочется – погоди! не вдруг. Не вдруг – крепче будет... Прежде поживи по-схимнически... Прежде нужно пожить по-схимнически. Середу и пятницу нужно без масла есть постами и рыбу не есть кроме субботы и воскресенья и дней, в которые положено быть полиелею и бдению. Вторник и четверг есть с маслом, а когда бывает полиелей – можно есть и рыбу.
Когда же ты в Б. поедешь? Вот тебе келлья отстраивается, только живи хорошенько. Ну, читай... Кто же это назидается тобою? разве только Д. П. да м. Аф. игуменская, да м. Аф. здешняя... А есть чем назидаться-то тобою?.. Покорить мысли трудно. Да, это очень трудно, по крайней мере не соизволяй.
[Исповедь] 14 июня
Вот тебе заповедь: никогда, никогда моих слов не передавать и не говори, что от меня слышишь, иначе выходят страшные путаницы.
Говорил я тебе и тетке в предосторожность, жалея вас, потому что Гр. ничем не дорожит, и сколько ей ни давай, все раздает. Разве я не вижу, тет[ка] во всем себе отказывает и последние гроши на нее тратит, а Гр. сколько ни давай, ничего не наготовишься.
Ты помни слова мои для себя, но никому не рассказывай. Если же когда услышишь от меня: «кому-нибудь скажи»... так уж и скажи...
25 июня.Ты послушай! Лучше никому моих слов не говори, а помни для себя. Не будет, всегда будешь сюда ездить...
3 июля.Был один случай. Помещик один, кажется Пушкин, имел очень хорошее имение, хотел его продать – порознь давали за имение двести т[ысяч], ему же не хотелось его дробить. Именье было очень хорошо устроено, несмотря на это в одни руки – по сто т[ысяч] не давали. Так за бесценок и пошло имение... По частям покупатели давали двести т[ысяч], он захотел продать имение в целом его составе – и половинной цены не получил... Ведь ты желаешь продать имение сестре? Так и продавай, сколько может сестра твоя купить, остальное продай по частям – так будет лучше... А против желания не поступай – всю жизнь не будешь покойна...
Тетка твоя будет в Царствии Небесном. Давай я прочитаю. Ну, напиши.
Исповедь 25 авг[уста] 1885 г[ода]
Это уже чисто искушение вражие. Куда тебе на начальство такую больную?
Исповедь 11 августа 1882 г[ода]
Прежде книжку читай, а потом записку. Когда духовник будет тебя спрашивать о пострижении, отвечай так: ожидаю пострижения в рясофор... Слышишь! Читай книжку... Какими честолюбивыми помыслами ты побеждаешься? Игуменьею, что ли, хочется быть?.. Куда ж тебе в игуменьи хочется? в какой монастырь?., в Хотьков, что ли?.. В Белев? А архиерею жаловаться на игуменью, что ли?.. Чтоб сам постригал?.. Да если откроешь постриг, то постригать уже не будет...
Если выйдет тебе явный постриг, то тогда может он вмениться в схиму... Поживи-ка прежде в тайном, и Господь, видяй тайное, воздаст тебе яве! А!.. 0[тец] Матфей молитвою и подвигами раздражил бесов, потому так сильно на него и нападают, а ты не раздражила и не начинала еще подвигов; на немощных же брань такая и не посылается. Ты молись так: «Господи, спаси меня грешную по единому великому милосердию Твоему...». Ты вот как делай: когда ложишься спать, поставь на тарелку свечку и начинай Псалтирь читать и поминай, кого знаешь... Свечка догорит и потухнет, хотя бы и огонь упал, так на тарелке неопасно... Дура... Так и перестала поминать? Когда дремота нападет – за дело принимайся... Когда только можешь – Иисусову молитву твори. И дело нужно... А как заблаговестят к вечерне или к обедне, оставляй дело и иди в церковь... Когда в силах бываешь, и к утрене пойди... Ты когда-нибудь – то ходишь к утрене или нет?.. Вот и ходи к службам, когда можешь.
Зачем непременно ты втайне хозяйка! Можешь и прямо давать, иначе выходит непорядок и бестолковщина, ведь ты спрашиваешь же с келейных... Лучше давай деньгами. Кого тебе бояться? Казначеи нет!.. Макария сама живет под страхом. Если иг[умения] спросит, скажи: «Благословите ходить, а оттого раньше не спросилась, что боялась, что вы не позволите... захотелось больных проведать... пройтиться захотелось...».
Читай и тверди «Странника», твори Иисусову молитву. Признаюсь, что я рад за тебя и очень доволен, что ты в тайном постриге... Теперь хоть сто лет проживи, ничего... А то ты слаба, кто знает, что могло бы быть... До схимы еще далеко, понеси прежде тайный постриг. Хоть забываешь ты, а все когда-нибудь и вспомнишь, что ты монахиня... Больше не могу, я нездоров, сильно болит голова, хотелось только вас видеть и отпустить. Сколько нужно денег, столько и бери, не смущайся... И давай денег, кому что нужно. Можно. Ступай.
Исповедь 20 сентября
Запирай дверь. Читай. Надевай. Клади поклоны. Какой грех, говори... Ах ты, дура... ну, слава Богу, что открыла. Что ж ты до сих пор молчала? Читай дальше. Да разве ты Александр Македонский? Вот и знай. Когда я захочу напомнить тебе или обличить в этом грехе, буду напоминать тебе об Александре Македонском, а ты понимай... Чего ж тут не понимать? Александр Македонский возгордился так, что хотел, чтоб поклонялись ему, как Богу.
Читай дальше. Слава Богу, что открыла, это все вражие, пройдет, если бы не считала за грех, то и не открыла бы, а то вот совесть-то и толкает, ты и каешься.
Читай дальше. Это просто помыслы наносятся врагом дурные, а как ты прежде путалась в этом грехе, вот тебе и кажется за чувство. Вздор, какая тут святыня?
Читай дальше. Вот путаница какая: В. открывать помыслы, да разве она старица? Ни с чем несообразно с нею тебе соединяться: и сведи тебя с нею, так вы подеретесь.
Читай дальше. И это опять путаница: попробуй открыть о. А. или и[гумении] С. помыслы – ан стыдно будет.
Дальше. Это все вражие, пройдет. Пореже чешись, пусть блохи кусают, это за грехи терпи. Ничего. Не бойся. Открыла – не смущайся. Стала последняя... да разве забыла, что последние-то будут первыми? Читай дальше книжку, а то опоздаешь идти к вечерне. Бог тебя простит, во всем прощаю. Возьму. А ты сама стихи сочини: «Хибарка! Хибарка! Хибарка! Вот и вышла арка!». А то есть еще имя Дарья, а по-хохлацки Одарка. Вот тебе параман. А ты-то хорошо крестишься? Да на вид-то ты смиренна, а внутри-то какая?.. Правда, что наружное-то хуже. Ты послушай! Лучше сама смиряйся... Хуже, как смирять станут другие.
Исповедь 23 марта 1884 года
Ну, что тебе нужно?., говори скорей... Помыслы?.. Оттого и мечут на ум дурные помыслы, что «выну в уме, в устах и сердце» не имеешь молитвы Иисусовой. Ты ведь обет давала, да еще не один, а два раза, здесь вот и там, иметь выну в уме, в устах и в сердце молитву Иисусову: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешную», – а не радишь?.. Если бы ты имела выну в уме, в устах и в сердце молитву: «Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй меня грешную», – дрянь всякая, помыслы, не пошла бы в голову. Ступай.
26 [марта].Малодушие твое и мучение есть доказательство, что твое согласие было с помыслами осуждения. Как можно старайся не осуждай.
Есть о чем говорить.
Вот что: нельзя ли тебе самой сделать плетку? и заставляй ее бить обух... Плетка-то размочалится, она и поймет и перестанет спорить и не слушаться.
Ничего не нужно приготовлять и готовиться не нужно. Теперь еще там толкотня. Что делать: ведь нельзя. Вот что: вот бы где хорошее место было для скотного двора – в П., ты была там? Ну, весной приедешь, мы тебя свозим и все покажем; только одно жалко: от церкви далеко. Там и устроено-то для скотного двора: две избы на углах, а в середине скотный двор... а место-то какое чудное, если бы ты посмотрела!.. Только одно неудобство: далеко от церкви. И ш[амординский] скотный двор придется перенесть на другое место. Ты послушай: нам не до прибыли... а мало-мальски чтоб было молоко, доставало бы на общину, да маслица хоть немножко да набирать... Ведь еще какие порядки заведет иг[умения]? Как ей еще это понравится?.. Там еще К., а там Б. ... ведь нужно, чтоб общее было согласие, иначе нельзя. А одна что ты там сделаешь? одной тебе не поверят. Ты только жди да молчи. Форменно переведем тогда.
28 марта.Всякий сам за себя ответ отдаст Богу. Предоставь все Богу. Ты думаешь, ты хороша?.. Верь мне: так тебя разберут другие – на грош добра не найдут. Ты их разбираешь, а они тебя. На грош добра не найдут. Рассказывают: один царь хотел прославиться и узнать, что о нем говорят и думают его подданные. Пришел к колдуну, дал ему что-то и уговорился с ним, чтоб ему сидеть за ширмами в то время, как принимает колдун народ. Так того наслушался... чего и не ожидал. Так его разобрали – на грош добра не нашли.
Так вот и тебя если бы сюда посадить за ширмы, ты бы и узнала, как тебя разбирают... на грош добра не находят. Я прямо тебе скажу: мне больше, чем кому-либо другому, приходится быть свидетелем, как друг друга разбирают. Всякий идет ко мне и говорит не свою немощь – себя ведь видят с хорошей стороны, а разбирают ближних, да иногда так верно. Где тебе самой себя разобрать? Если бы ты их послушала, на грош в себе добра не нашла бы. Как можно нужно винить себя.
Св. Иоанн Златоуст пишет: «Если хочешь познать себя – познавай себя от врагов»... не тех врагов (бесов), а от неблагорасположенных к тебе. Неблагорасположенные к тебе все твои немощи покажут, только исправляйся. Ведь ...обличай премудра, и возлюбит тя, а сказано: Не обличай злых, да не возненавидят тебе...[40], да мало еще того – опорочат тебя[41]. Ты, как она станет тебе говорить, пробурчи себе под нос: «Оскорбляяй ближняго сам сторицею оскорблен будет». Самонадеянность имела. Да страх-то твой и доказывает, что не полагалась на волю Божию, а была самонадеянна. Брань духовная совсем не то что военная. В духовной часто случается, что в отступлении заключается победа. Последний-то полководец Скобелев[42] должен был отступать, неприятель его преследует, он отступает, а потом обернется, рассыплет солдат и сделает сражение; и опять отступает, а перевернется – делает сражение. Во всем полагайся на волю и помощь Божию. Только на Бога надейся, а на себя никогда не надейся.
[Исповедь] 13 мая 1884 г[ода]
Ну, что тебе нужно, говори. Покаяться... а, это хорошо, кайся. Ну, в чем согрешила, говори: гордячка, осудливая, гордячка ты, будем знать; Бог простит. Еще в чем виновата, говори. Просишь у Бога помилования, а сама ближних не милуешь, так что ли?.. А!., да правоту-то Бог судить будет, и из смертных никто никогда прав не окажется. Ведь и в Псалтире сказано: Егда прииму время, Аз правоты возсужду[43]... Правда-то твоя, на которую ты рассчитываешь, судима будет, и перед Богом ты виновною окажешься. Лучше смиряйся и проси помилования. Ведь фарисей-то сколько добродетелей имел... все, да и то – за то [что] счел себя правым – все потерял и вышел осужден, а мытарь хоть и грешник был, да помилования просил – и оправдался. Говори за мною: Егда... прииму... время... Аз... правоты... возсужду, – вот и помни.
Еще что, – говори. Бог во всем творении Своем виден и неудобопостижен. Можешь ли ты постигнуть умом человеческим Неудобопостижнаго, всю вселенную Собою исполняющаго? Не только в тварях видно Его всемогущество, но и в листьях, и во всех творениях Его. Как велика Божественная сила Христа Спасителя и всемогуще слово Его – ты видишь из Евангелия, как Он исцелял больных, творил разные чудеса и помогал людям... Он говорит в Евангелии: «Не верите в Меня – делам Моим веруйте...»[44]. Может ли кто, как не Бог един, творить подобные чудеса? ...Христос вчера и днесь тойже, и во веки[45]. Несть греха, побеждающего человеколюбия Божия. Все простит и помилует Господь. Не смущайся хульными мыслями, а когда они приходят, говори себе так: «За то, что я грешила, послалось мне быть боримой хульными помыслами, того и стою». Не смущайся: Божественная сила Господня неудобопостижна для нас, грешных, и Евангелие не вдруг понимается. Ведь в Евангелии говорится о великом человеколюбии и снисхождении Божием, что Он телесне явил Себя людям, чтоб избавить их от грехов. Смиряйся больше и проси помилования. Все простит и помилует Господь.
Богу-то чести и не отдала... Ведь поп-то выше диакона, он же твой и духовник. Вперед будь осторожна. Готовься.
Исповедь 29 октября 1884 года
На! Надевай. Записка есть? доставай... Нет, так читай книжку, после скажешь, если что найдется.
Ну, теперь нет ли чего на совести, говори... Ты, видно, смотришь много на него; поменьше говори и удаляйся... Какое зазрение, ты говори прямо – негодуешь на В. за то, что тебя не уважает. Это не зазрение, а негодуешь ты, что тебя не уважает. Что тебе до людей, кто как хочет, так и живет? Дали просфору мою, бери и ешь, съешь кусочек маленький и будет, а то, пожалуй, целую вздумаешь съесть – и выйдет завтрак, наедаться просфорою грех, а маленький кусочек съесть – идет на освящение души и тела.
Виновата еще, говори: лицемерием, осуждением, возношением, подозрением, лукавством, завистью, леностью, нерадением... Гордячка, честолюбивая, гордячка!.. Ах ты, лентяйка, чего же не ходишь к службам?.. Ходи... непременно ходи ко всем службам... тебе только и дела что в церковь ходить... ведь послушания нет никакого. Церковь хорошая, просторная, теплая... и выходи сколько хочешь... Не можешь стоять, сиди... все сиди... только будь в церкви, молись... вот как будет хорошо-то... За себя молись и меня помяни... Молись за себя и за меня...
Чем же тут возноситься-то?.. А! ты не любишь этого... любишь, чтоб все тебя хвалили, а погрозилась, так и не нравится...
В начальницы лезешь? Куда тебе, какая ты начальница? Пожалуй, если хочешь, можно... У меня просят начальницу: умную, дельную, сметливую, расторопную... Открывается новая община, народу нет никого, а начальницу ищут... Не хочешь ли туда?.. И честолюбивые помыслы в ничто обратятся, молись усерднее в храме Божием. Вздор, пустяки, непременно ходи ко всем службам. Ходи к началу, ни на кого не смотри. Это ничего. Ходи, ходи сколько хочешь, это не грех, только стой до конца службы. Что ж, что со звонком будут водить?.. Со звонком будут водить ленивых, а не тебя, ты будь усердна, по первому звонку выходи. Коли помыслы приходят, так поменьше ходи, поменьше говори. Можно изредка сходить, принять благословение и поговорить, когда что нужно, можно немножко, а открывать жизнь свою не нужно, изредка немножко можно.
Уж коли хочешь жить там, кланяйся в ноги... Я тебе скажу: сама-то С. М., как она гнется, кланяется в ноги, смиряется передо мною и другими... то бух в ноги мне, бух в ноги о. А., так и бухает... Нет, ты должна кланяться, хоть не всегда, а изредка: когда приедет, уезжает, или другие кланяются, а ты вместе с ними, а то сама посуди: все прощаются кланяются в ноги, а ты стоишь, ведь это очень неловко...
Высказываться не нужно ни ей, ни о. А.... Ступай.
30 окт[ября].Ах! А! а! Кто идет-то! М. Г. С благодатию Божией тебя поздравляю и милости Божией тебе получить желаю... Первая проповедь Христа в Евангелии – покайтеся... и последняя тоже о покаянии... Слава Богу! Бог простит: лицемерка (4 р[аза])... Бог простит...
Ты послушай: ты еще не знаешь, что значит открываться начальнице... Не нужно, не понесешь... Ты ей откроешь что-нибудь... а ей нужно распорядиться, она и без твоих слов распорядилась бы так, а тебе все будет казаться, что твои слова – причиною ее распоряжений, ты и будешь непокойна... Как можно дальше старайся держать себя от начальников. Ни ей, ни о. А. не открывайся прежде времени. Отдавай ей должную честь, почтение и уважение, а ничего не открывай – не понесешь. Слава Богу, что каешься, понемножку и открывай все, напиши. Евангельская проповедь ведь с того и началась: покайтеся! – и последнее слово Христово было, что нужно каяться. Где уж тебе за людей молиться, хоть за себя-то молись; как будешь за себя молиться, тут и людей помянешь! Ступай. Не вдруг, понемножку.
<...>
Исповедь 18 сентября 1886 г[ода]
Клади три поклона... я сейчас приду.
Неверие от лености-то и происходит, да от гордости. Людям не хочется добродетельно жить, хочется усладиться проказами и не быть за них виноватыми, вот и придумали неверием отговариваться, а оправдываться перед людьми: «Не верим», – говорят они, потому можно жить им, как хочется. Конечно, совесть заглушают, а совершенно заглушить ее нельзя.
<...>
Исповедь 2 декабря 1886 г[ода]
М. Г.! Хватит ли у тебя терпения подождать? Мать приехала, чай буду пить, с матерью займусь, потом буду ужинать... Можешь ли ты ждать? Ну, ступай.
Бр[ат] А., давай сюда мантию. Надевай. Читай книжку, записку после прочитаешь, в конце. Он недогадлив, думает, что так и нужно. Смех – это путаная страсть; от тщеславия и от блуда смех бывает. Тщеславие-то уж откинь прочь. Ты себя испытай наперед: коли чувствуешь возношение или тщеславие, так молчи.
Ешь что придется. Коли спросят, почему не ешь, скажи: «Лакомиться грех, хоть бы по праздникам-то поесть, и то хорошо».
Мы замок купим в три рубля, все запрем, будь покойна. Что же это такое, пробой выдергивать, это нехорошо. Расколоть непременно, а то будут смеяться. На твой век хватит, не берите больше. 0[тец] Иосиф] тебе стул приготовил, не отдавал еще? Мягкое, большое... И скамеек поделаем здесь сколько тебе нужно.
Пусть прячет золу в твою келлью, вот и не будет брать, или в прачешную ходить стирать... Ну да об этом после, теперь только грехи говори.
Это вот отчего: ты напишешь, а мы здесь прочитаем, на то время подоспеет о. Ф., мы ему и скажем, он и [с]делает. Ведь он здесь часто бывает, ты и не знаешь когда. Кончай скорей, я устал, что понадобится – завтра подашь записку. Записку твою, что подали, я прочитал со всеми прибавлениями и объяснениями. Бог тебя да простит.
[Исповедь] 24 мая 1884 г[ода]
Мне В. говорила, что ты теснишь ее церковью, удерживаешь и не пускаешь, когда нужно бывает ей идти по послушанию. Правда ли это? Я в первый раз только ее взял, уж очень давно ее не брал. Она жалуется и на болезнь, что сердцебиение получила, тебя боится, на клиросе требуют, чтоб раньше приходила, станет у тебя проситься, ты кричишь, не пускаешь, она, бедняжка, и не знает, что делать. Ты послушай! Уж если хочешь быть милостива – оставь ее, не препятствуй ей ходить в церковь. А ты как думаешь? ведь истинное-то послушание в том и заключается: не разбирая идти. Ты ее удерживаешь, не пускаешь, на клиросе пробирают, отчего не идет, – оттого она и сердцебиение получила. Нужно бы было за другим кем послать, а посылают за ней, потому, говорят, что живет в богатой келлье. Знаешь ли ты, что, отпуская ее на послушание, половину награды за ее послушание получаешь ты за то, что отпускаешь? Она несет послушание, а половину только награды получает, другую половину должна отдать тебе за то, что живет у тебя... Будь милостива к ней, не раздражайся, не учи и не кричи. Как бы ни сделала, хоть и не так – пусть будет так, в этом-то милость и заключается...
25 мая.Зачем оправдываешься? Ты послушай – как от искренно любящей тебя души говорю: не оправдывайся никогда, верь – не будешь внакладе. Говорю тебе – смиряйся. Зачем лгать? Ты послушай: теперь смиряться – так уж смиряйся как следует. Ступай.
[Исповедь] 24 августа 1885 года
А! М. Г[лафира]! Ты жива... Ну слава Богу. Видно, до нас наше доходит, что все болит. Ну ничего, теперь лучше будет. «Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою...» И я тоже болен: все болит. Будь покойна, будь покойна, не тревожься, не тревожься, будь покойна, будь покойна, не тревожься... Это вот отчего: жизнь-то твоя была двойственная, ты и не можешь успокоиться; каешься-то ты недавно. Мне рассказывала одна монахиня: она была слаба на язык и тоже, как ты, каялась. Раз видит она во сне, что за язык ее посадили в темную комнату. Вот и говорит мне: там была тоже и Глафира (в темной комнате), только стала каяться – ее и выпустили. Хоть это и сон, а к делу – правдоподобен. Кайся во всем – вот и разберешься, как что почувствуешь, так и кайся. Ступай.
[Исповедь] 12 марта 1886 [1880 (?)] года
Вы что приехали? А, постричься хочешь? До тех пор, пока не продашь Ал[ехино], нельзя постригаться... При постриге ты должна будешь дать клятву и отречься от имения, как же тебе продавать тогда Ал[ехино] и торговаться?.. Ты теперь свободна, а тогда будешь связана клятвой. Потерпи полгода или год, в год-то уже непременно пострижем.
Что ж, писала сестре? Да разве я требую, чтобы ты слово в слово писала? Этого совсем не нужно. Нужен смысл только. Ступай! Не могу, – после!
Читал я вашу переписку и не совсем понял. Ты требуешь уж очень много. Если она мне не умеет написать, то как и что тебе напишет? Нет, это нужно как-нибудь да упростить. Ну, мы посмотрим тогда и разберем.
У тебя, как у всех моих дочек, немощь одна: к чужим милостива, а к своим – нет. Будь милостива к живущим с тобою! Утешь ты меня! Много у меня дочек, а все подвержены этой немощи, точно сговорились. Будь хоть ты примером для всех. Будь милостива к келейным своим. Милость – дело великое, она от смерти избавляет. Давай им жалованье, как и прежде давала. Не жалей. Был случай, что к разбойникам попал сын одного милостивого и очень богатого человека, который вез от отца денег десять т[ысяч] рублей. Разбойники ограбили его и, чтоб скрыть это дело, положили его убить. Один из разбойников, вглядевшись в его лицо, стал просить товарищей оставить ему жизнь и дать свободу. Разбойники долго не соглашались, но по усиленной просьбе товарища наконец согласились. Что ж вышло? Этот разбойник, когда был еще честным человеком, получал несколько раз от отца его милость. У него два раза горел дом, и каждый раз отец попавшего к разбойникам давал ему на постройку избы по тридцать рублей. – Так посуди же: за шестьдесят рублей оставили в живых сына и десять т[ысяч] руб[лей] возвратили. Вот как велика милость и благодарность даже разбойников.
Ты поскольку давала жалованья келейным? Давай всем одинаково: полтора руб[ля] в жалованье и рубль на чай. И Лизе, и Пр. давай так же, как и Аннушке; Варв[ара] чай не пьет, ей можно давать и по два руб[ля]. И покойная м[ать] иг[умения] говаривала, что нет хуже брать на свою одежду. Всегда бывает неудовольствие. Пусть от себя одеваются, а ты плати им жалованье. Кто говорит тебе, – ты заметь, – сами всегда бывают неустроены и мира не имеют. Ты никому не сказывай, сколько платишь, и им не вели говорить. Уговорись с каждой порознь, и друг другу чтоб не говорили. Если кто спросит, сколько даешь им, скажи: как придется, еще не знаю, не осмотрелась; или: больше рубля, – да и только.
Еще раз прошу тебя: будь милостива к окружающим, чтоб все около тебя были довольны. Ты говоришь, они зазнаются и возносятся? Так ведь не ты причиною их возношения? Оне и ответят сами за себя! Ты же за милость, им оказанную, получишь награду. Хоть ты утешь меня, покажи пример дочкам моим в милости к окружающим.
Урожай оставишь себе, заложишь да и продашь по уборке хлеба. Даже на корню можно хлеб продать. Если опять не захотят Ив[анские] покупать Ал[ехино], так и другим продать можно. Заложенное скорее купят.
Больше не могу. Ступай! Какой?.. Ну, говори... Да ведь все недостойные... Ведь ты теперь такая, а что б было, если б во всем исправна была – и рукой бы тебя не достать!
Один архиерей был миссионером послан в Сибирь. Пришлось ему зимою ехать ночью сперва на оленях, потом на собаках. Метель была страшная. Алеуты, сопровождавшие его, оставили его одного, ушли разыскивать себе ночлег. Архиерей не в силах был следовать за ними, замерзал от холода, сложил руки и приготовился к смерти, как вдруг заметил вдали кое-где блиставшие огоньки. Поняв, что это волки, несмотря на свою слабость и изнеможение и тяжелую зимнюю одежду, архиерей вскочил и взлез на близстоящее дерево.
Исповедь 16 марта 1884 года
...Уж коли хочешь меня пощадить – ни одного слова...
17 [марта].Надевай мантию, читай. Многи раны грешному... Проказ-то твоих много было, вот теперь и пришлось расплачиваться... Не осуждай. За осуждение Господь такую борьбу посылает... Не осуждай – будешь осуждать – самой придется испытать то же... Не теперь... когда приедет иг[умения], теперь там еще ничего нет. Ступай. Что же без толку спешить? Будет время, уплотим... ведь уж ты попробовала, без толку отдала и разменяли билет... все нужно делать с толком. Ступай. Скажи В[арваре]: «К о. Ан. все пиши... а если я узнаю, что ты будешь писать к о. Т., в келье держать не стану». А за разговоры с мужчинами на поклоны ставь, – прерывай и разговоры, шепчи на ухо: «Вар[вара]! а поклоны?..». Она так и отскочит, испугается. У Троицы был один случай: наместника не было в церкви, послушнику не хотелось читать часы, и потому он очень лениво и вяло читал часы и не заметил, когда вошел наместник, который, проходя мимо него, на ухо ему шепнул: «Поклоны...». Так и встрепенулся послушник и четко, и громко, и хорошо стал читать.
21 марта.Ты послушай: на помыслы не обращай внимания. Видно, было твое согласие с помыслами осуждения, что ты так смущаешься. Оставь прошлое. Забудь все, что было. Давай раскроем Евангелие, что оно нам скажет... Вот видишь... вот и читай... Вот видишь, что значит покаяние... так и ты поступай. Ступай. Ты послушай: ты мучаешься... я понимаю, да можешь ли ты высказать свое мучение? Это невозможно. Старое все оставь, не вспоминай. С [Глафирой] все осталось. Чаще призывай Господа: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас, – вот будешь вместе за себя и за меня молиться.
[Исповедь] 20 января 1884 г[ода]
И тебя поздравляю... поздравляю... поздравляю... Да как тебя зовут-то? Я думал – Анна... Кривая... Ладишь ты с нею? Ну, что твои больные? умирают, а ногой дрыгают?., да и ты с ними, видно, напугалась. Покуда ступай.
Что тебе нужно, говори. Расскажи прежде, как тебя отпустили. Мало ли что ты писала, хоть и читал я, да забыл, а теперь расскажи, мне нужно знать. На срок...
Ну, рассказывай сон... Что ж что писала, расскажи, писала не все, да я уже забыл. Которая монахиня дергала-то? Пчелкина! Какая?.. Чем же кончилось-то? Приобщилась ты или нет?.. Вот если бы ты приобщилась, немудрено и умерла бы теперь, а как кончилось ничем, то, значит, еще поживешь... и схима если откроется, ничего не будет. Ступай! Не оставлю, не бойся... Теперь и оставить-то нельзя, ведь ты к нам прицеплена. Ступай, мне нужно белье переменить. Можно сходить. Тогда сходишь, не вдруг; а платки сама раздай кому знаешь.
Исповедь 26 [января]
Ну, что скажешь хорошенького? Грехов много? Каких? Монахов осуждала, а сама монашка?.. Ну, читай прежде записку свою, а книжку после. Родных своих осуждала, каких? Хоть и последние слова были сестры твоей, а произнесла она их от великой скорби, а не от чего другого... Еще кого осуждала, говори. Сестру... а кого же она осуждала?., а смотрит такою добренькою... Да помнишь ли, как мать-то умерла? бывает, что некоторые помнят. Что ж из этого, что взяла образ, это-то ничего, а за то, что в сердцах взяла, вот это и случилось. Почему же ты до сих пор этого не открывала? Отчего же торг-то происходил?.. Ступай, тогда позову, мне нужно переодеться, постой около Божией Матери.
Надевай теперь мантию, читай свою записку. Кого же ты осуждала! Мы – иезуиты, стало быть и ты иезуитка, ведь и ты в монастырь пошла. Ты послушай: здесь есть один иеромонах о. Игнатий, – знаешь ты его или нет? высокий, худощавый такой? Он про себя рассказывал: когда еще был в мире, терпеть не мог монахов, никогда не принимал и очень бранил всех вообще монахов. А один раз случилось, что отказавши одному монаху-сборщику, он выжидал его в воротах и, долго не видя его, смекнул, что монах на заднее крыльцо пробрался к матери его, которая всегда принимала монахов. Он бросился на заднее крыльцо выгнать монаха, который, строго на него посмотревши, погрозил пальцем и сказал: «Сам в монастыре будешь». 0[тец] Иг[натий] рассказывает: «Точно он словами этими вложил в меня желание пойти в монастырь»...
Читай дальше. Зачем же ты затаила этот помысл? почему не открыла? Ступай. Да, будешь ходить к нему. Сними мантию, посиди около Божией Матери.
[Исповедь] 11 сентября 1879 года
Если бы тебя потребовали к Царю и ты вместо того, чтобы внимать Ему, стала бы представлять в себе разные образы – не осталась ли бы виновною перед Ним?
Бог есть Дух вечный, всемогущий, вездесущий, неизменяемый, необъятный, непостижимый... Изобразить Его мы не можем. Мы оскорбляем величие Его, если в каком бы то ни было виде представляем себе Бога. Поклоняться Ему мы должны в духе и истине.
Мы должны знать, что почитаем не иконы, но святых, на иконах изображенных. Человек состоит из тела и души, и потому, когда мы призываем Бога или святых, должны внимать словам молитвы, если же представляем себе в воображении св[ятые] иконы, мы погрешаем. Иконы служат только для чувственных глаз наших, чтобы удобнее было удалить рассеянность, ум и сердце устремить на призывание Бога или святых, на иконе изображенных, в душе же внимать словам молитвы. Мы не знаем, когда и как бывают приняты наши молитвы.
Я взял книгу почитать, и так хорошо открылось, что оставил до тебя. Читай! «Кто ближе всех предстоят пред Господом? Апостолы и девственники. Грешники, восчувствовав и раскаявшись в своих прегрешениях, такую милость получают от Господа, что равняются девственникам и сподобляются вместе с апостолами и девственниками занять первое место у Христа.
Св[ятый] Апостоле, девственниче и возлюбленный учениче Христов Иоанне Богослове! Зачем допускаешь жену грешную и блудницу касаться пречистых ног Христовых? Тогда, как Ангелы, Архангелы и все Небесные Силы взирают со трепетом, – грешница приближается, целует ноги Христовы, возливает миро и отирает своими волосами...
Ты, первоверховный Апостоле Петре! Имея ключи Царства Небесного, как даешь место рядом с собою грешнице?.. Так велико покаяние, что истинно кающимся грешникам уступают свое место апостолы».
Будь милостива к живущим с тобою, и ты получишь такую же милость Божию и будешь в Царстве Небесном.
Что ж, если и сядет на диване, ты можешь показать ей другое место. Ты знаешь: грубые люди необыкновенно верны бывают, а это разве безделица? Где ты найдешь теперь хорошую прислугу? Рассказывают: у митрополита [Филарета][46]был келейник хохол, очень грубый. Митрополит подошел к окну, смотрит, как набираются облака и сделалось пасмурно, да и говорит: «Дождь пойдет непременно». Келейник это услыхал и начал спорить: «Не будя». Митрополит говорит, что будет, а хохол спорит: «Не будя». Митрополит, чтоб прекратить спор, велел келейнику пятьдесят поклонов положить, если пойдет дождь. В это время стал накрапывать дождь. Митрополит и приказал ему класть пятьдесят поклонов, а хохол ему ответил: «Не буду, сам клади двадцать пять, не дождь идет, а трошки». Видишь ли, митрополиту как отвечали, где ж нам-то требовать, чтоб не грубили.
Хоть лежи и ничего не делай, только Бога помни...
Исповедь 1 сентября 1878 г[ода]
Не малодушествуй! Молись так: «От тайных моих очисти мя и от чуждих пощади рабу Твою». Прочитай в 13-й гл.: Любы долготерпит и т. д.[47]– есть ли в тебе все это? Ты выпиши это, повесь на стенке, и как придут помыслы – подойди и прочитай.
Пел батюшка о. Пахомий:
Боже, зри мое смирение,
Зри Ты мое огорчение...
И меня не обвини,
Что я, грешная тварь, дерзаю
Говорить с моим Творцом,
Что я называю
Беспорочного Отцом.
Ты меня, Боже, не остави,
Коль оставил человек.
Ты же, Господи, Царю Небесный,
Не забудь меня вовек,
Что я грешный,
Недостойный человек.
Аминь.
Исповедь 14 июня 1879 года
Бог простит. Больше смиряйся и укоряй себя. Ты не осуждай Гл., ты не знаешь, какова явится она на Страшный суд. Такие люди очень велики пред Богом. С ними мудрено тягаться. Она как блаженная. Подумай-ка хорошенько: достанет ли у тебя смирения надеть такое платье? Кто была Гл.? Какая щеголиха! Ведь ты ее помнишь, как она ходила?.. А!., а!.. А теперь? Кому она понравится?.. Так ты и берегись ее судить... – Огнь и жупел... Да! благодари Бога и белевских монашек, через них разошлась твоя свадьба. Он бы тебя кругом обобрал. Заплатила бы ты тридцать три тыс[ячи], да потом вытянул бы остальное, и бедствовала бы целую жизнь. Он и жениться хотел из расчета. Ты должна молиться Богу за белевских монашек. Если бы не они, плохо бы тебе было.
О девственном супружестве? Так зачем же было идти замуж? Понимаешь ли ты, что значит девственное супружество? Ведь ты бы этим взяла на себя все его грехи и его связала... Он бы стал грешить, а ты ответила бы за него...
Принимать помыслы – значит осквернять свое сердце. Помни одно: ты – невеста Христова! Может ли понравиться обыкновенным женихам невеста, которая себя дурно ведет? Когда же Царь Славы хочет взять тебя за Своего Сына Возлюбленного, – посуди сама, возьмет ли Он тебя такую? Помыслы оскверняют сердце, прогневляют Господа, и потому старайся изгонять их из сердца. Рассуди: Царь избирает тебя, а ты теряешь глаза на мужиков?.. Ты не думай, что Он неревнив. Он даже больше ревнив, чем обыкновенные люди, нечистую не примет. Помыслы оскверняют сердце, делают его нечистым, переходят в слова, а потом и в дела. Не допускай помыслов, в особенности на молитве. Они равняются греху на деле.
Мы тебе переменим, дадим такую харю, что как посмотришь – так тьфу...
Живи проще. Держи себя просто и обращайся со всеми просто. Кто просто живет, тому легче верить, любить и все другие добродетели исполнять. Недаром говорится: «Где просто, там Ангелов со сто, а где мудрено – там ни одного».
Зачем ты рассказала мои слова? Знай раз навсегда: что бы я тебе ни говорил, никогда никому не рассказывай, иначе будут большие путаницы. Помни же мои слова. Заповедь тебе даю: никогда никому не рассказывать, что ты от меня слышишь... Если же когда скажу тебе: «Скажи», – так уж и скажи...
Бог благословит два раза в сутки есть, ты можешь по благословению, что же съешь сверх двух раз, в том кайся. Накроши себе хлеба полную чашку, когда размокнет – выложи на блюдечко, у тебя много станет хлеба, вот и ешь.
Не можешь?.. Смиряйся, никого не осуждай и укоряй себя. Хоть и больше съешь... только как можно берегись осуждать; укоряй себя и кайся. С. И. мое почтение. Держи себя просто. Как можно проще... и никого не осуждай.
[Исповедь] 1 декабря 1879 года
Вот книга св. Кассиана Римлянина. Здесь говорится о терпении, как одна женщина просила архиепископа дать ей полезную женщину, которую бы она могла успокоить. (Батюшка взял книгу, сделал вид, что ищет статью, и взглянул на меня.) Архиепископ дал ей прежде добрую женщину. Женщина приходит к нему опять и просит, чтоб он дал такую, чтоб была ей на пользу. Архиепископ был муж духовный и тогда понял в чем дело. Он велел для нее выбрать такую женщину, которая бы сварливостью своею и своим дурным характером превосходила прочих. Женщина осталась довольна таким выбором и даже пришла благодарить архиепископа за то, что дал ей полезную женщину.
2 декабря.Народ! Где ж это вы до сих пор пропадали? Я два раза вас спрашивал, хотел отпустить вас, и отпустил бы, да вас нет... Не зевай! Я-то прощаю, да ты – подожди.
Вот пример терпения, читай... Нужно бы было прочитать еще, что пишет св. Кассиан о зависти, да время нет. Он очень хорошо выставил, как велика эта страсть и как нет никакой возможности человеческой без собственного старания избавиться от этой страсти. Он пишет, что во всех других страстях все чем-нибудь да можно помочь. Гордого можно почтить! Тщеславного – похвалить! Сребролюбивому – что-нибудь дать... и т. д. Завистливому же человеку угодить уж никак нельзя. Чем больше ему угождают, тем больше он завидует и мучается. Без собственного старания, молитвы и помощи Божией человек не может раскаяться и исправиться...
Скажи мне, кто тебя награждает такими деньгами? Ведь это обман. Это ни на что не похоже – двенадцать р[ублей] недостает. Это хорошо, что ты мне их принесла. Я с нее взыщу.
Писать! Что ж, если хочется списать, то мы тебе дадим в Б. эту книгу, как только Гр. ее перепишет. Теперь... да поладите ли вы с Гр.? Оно бы очень можно было, да ведь вместе писать нельзя? Ты хоть что-нибудь-то прочитала из этой книги? Да. Книга чудная! Очень полезная и назидательная. Хорошо бы было переписать! Да ты перепиши себе хоть то, что больше нравится... Вот что! Вперед без письма моего не принимай никого.
5 дек[абря].(Читая чью-то записку и ответив: «Ничего», – батюшка рассказал, как один священник любил выпить, а нужно было в праздник говорить проповедь. Вот он написал проповедь и принес протопопу ее просмотреть. Протопоп же велел его угостить хорошенько, поднес ему рюмочку, потом другую... сделал вид, что читает проповедь, а между прочим, велел ему завернуть простую бумагу, а проповедь оставил у себя. На другой день после обедни выходит священник говорить проповедь и, начиная словами: «Во имя Отца и Сына и Св[ятаго] Духа», развертывает свою бумагу, видит, что там ничего не написано, с удивлением говорит: «Ничего?»... Переворачивает бумагу. «И тут ничего?.. Братия, Бог сотворил мир из ничего»... Да такую проповедь на эту тему сказал, что лучше той, что была приготовлена).
Да разве ты еще не написала? Ну, ничего! Выздоравливай, тогда и напишем.
(Обратившись ко мне, батюшка сказал: «Я все собираюсь рассказать, да тебя не было. Знаешь, как мужик переносил меру гороха через речку и рассыпал?.. Ему говорят: "Плохо твое дело – горох рассыпал"... Он подобрал его да и ответил: "Плохо, да не совсем... Я рассыпал мерку, а подобрал-то две". Ему сказали: "Так, стало быть, твое дело вышло хорошо?". Мужик опять отвечает: "Хорошо, да не совсем". – "Почему?" – "Да потому, что горох мой был чистый, а теперь пополам с землею". Опять ему говорят: "Стало быть, твое дело вышло плохо?". Опять отвечает мужик: "Плохо, да не совсем. Я нес горох, чтобы посеять, а для посева земля не мешает". Ему опять говорят: "Стало быть, твое дело вышло хорошо?". Мужик отвечает: "Хорошо, да не совсем: горох вырос редок". Ему опять говорят: "Стало быть, твое дело вышло плохо?". Он опять отвечает: "Плохо, да не совсем: горох вырос редок, да чист"... Ничего... Все к лучшему! Все к лучшему!..»)
[Исповедь] 10 ноября 1880 года
«Не осуждай согрешающаго и не злопамятствуй на досаждающаго». Вот два слова, из-за которых мы читаем всю книгу. Их нужно помнить каждому и стараться исполнять. Блаженный Августин, объясняя молитву «Отче наш», говорит: «Кто имеет в сердце злопомнение и не прощает досаждающим, тот осуждает себя на вечную муку, когда читает молитву "Отче наш", потому что в этой молитве сказано: "Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим"».
Кто хочет идти верным путем и достигнуть спасения, тот непременно должен прощать досаждающим, потому что сказано: «...яко же и мы оставляем должником нашим». Если мы прощаем, то Господь покрывает нас Своею милостию – и враг ничего не может нам сделать. Напротив, когда мы имеем в сердце злопомнение, враг так и вертит нами и наводит такие искушения, что мы путаемся кругом.
«Не осуждай согрешающаго и не злопамятствуй на досаждающаго». Напишите эти слова на стенке и, читая их, почаще проверяйте совесть вашу. Старайтесь угождать Богу, и вы не будете бояться смерти. Если мы угождаем Богу, преставление отцев наших духовных не удаляет их от нас, напротив, еще теснее соединяет их с нами. Они духом пребывают с нами и покрывают нас.
[Исповедь] 26 ноября 1880 г[ода]
Это – меч духовный! Слышала, с какими словами тебе четки давали? «Приими, сестро, меч духовный, да выну в уме, во устех, в мыслях и в сердце содержиши щит веры глагол Иисусов, сие есть: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную"». «Выну» – значит всегда, непрестанно. Так помни же: выну (всегда) в уме, во устех, в мыслях, в сердце должна иметь: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную». Это – долг. Ты обязана хранить выну (непрестанно) в уме, во устех, в мыслях, в сердце: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную». Внимай словам: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную». Заключай ум в каждом слове: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную». При всяком разговоре можно творить молитву, особенно когда другие говорят, а ты слушаешь. Ничего нет быстрее ума. Возведи его к Богу, вот и будешь творить молитву, только будь внимательна. Больше ничего не нужно, как только то, чтоб ум заключался в каждом слове: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную».
В церкви дурно тебе сделалось – это за смех, за то, что, идя дорогою, смеялась.
[Исповедь] 28 марта
Господь дал, вот и управились. Уж как Господь начнет миловать, так и помилует. Вот и приобщилась... Милующих Господь помилует. Когда нужно будет – приезжай. Я так и считаю тебя искреннею своею дочкою, хотя и храмлящею [хромающей]... Матушка!.. Мать!.. Маменька!.. Рано еще, когда больна будешь, тогда и пострижем... Нет, не будет. Главное сделано, хотя и там постриг примешь – ответ все-таки здесь будет. Я за тебя теперь покоен, а то кто знает, что могло бы быть... Приезжай тогда... Чего теперь не успеешь сказать, в другой раз приедешь скажешь. Живи проще. Что тебе нужно было, получила. Чего теперь бояться, только живи проще. Берегись как можно осуждать. Осуждение хуже всего. В чужие дела не мешайся. Живи проще.
[Исповедь] 3 апреля
На! читай! Грехи после. Видишь, какую милость явила Царица Небесная, как молила Она Господа об обращении друга, и Господь внял молитве Матери Своей – обратил друга и милость Свою оказал ему за то, что он проливал слезы о заблудшем брате. Читай дальше. Видишь, как ужасен взор демонов, что вынести невозможно одного взгляда. Читай третью. Когда [св.] Василий Великий видел в видении, что Матерь Божия послала святого вмч. Меркурия умертвить Иулиана царя[48] и святой великомученик взял оружие и вышел, тотчас после видения св. Василий Великий отправился в храм, где почивали мощи святого вмч. Меркурия, и приказал открыть раку, которая оказалась пустою. Святого великомученика не было в раке, и оружия его не оказалось. Тогда [св.] Василий Великий понял, что не в видении только, но и в действительности святой великомученик исполнил поручение, возложенное на него Божиею Материю, и тогда, как все недоумевали, что бы это значило, он [святитель] уверился в истинности видения. Через несколько времени святые мощи опять лежали в раке и оружие было также на месте, только окровавленное. Это означало, что умерщвлен был Иулиан, чему подтверждением было окончание войны, которую по смерти Иулиана некому было продолжать.
[Исповедь] 11 сентября 1883 г[ода]
Какая в монастыре грамматика? на что она нужна? Рассказывают, кто-то говорил: грамматика теперь учит читать как не пишут и писать как не говорят.
Поедем тогда, когда покаемся. Как получим телеграмму, что архиерей приехал, – тр-р-р... так и поедем.
Больные пишут, идет там спор и суд насчет дверей. Тебе нечего бояться. Ходи себе, как ходила, да и только. Ни на кого не смотри, ходи себе да ходи. Ты послушай, уж что делать, ходи низом. Низом никто не может придраться. Ты никого не бойся. Ни на что не смотри, ходи к больным и никого не бойся. Хоть и иг[умения] судить будет, не бойся, тебе ничего не скажет, стыдно ей будет сказать тебе слово... а хоть и скажет – не пугайся, отвечай: «М[атушка]! Ведь и в Евангелии сказано: болен [бех], и посетисте Мене[49]...». А ей и нечего сказать!.. А когда и верхом пройди... Низом и верхом, как придется. Ты к ним верхом-то когда ходила?.. Будут за тобой присматривать, не бойся. Ничего не смеют сказать. Ну, пустяки какие, чтоб старье такое подымать? Что ж, если бы что и сказала об этом... [отвечай:] «М[атушка]! Это было так давно, я и забыла... Я забыла! В даль не помню, забываю».
23 [сентября].Что делать! В высоту забрался! Вот что значит самочинное подвижничество... Столько лет прожил и не мог привыкнуть говорить: «Простите Бога ради». Оттого и не любил, что самочинно налагал на себя подвиги: спал на полу без постели, постился, молился по-своему. Кровать стоит пустая, а он лежит на полу. Вот иногда отлежит себе бока, на диван и уляжется. Мих. увидит, скажет: «Ты зачем это тут улегся?». Вот и не нравится. Да разве я этого не видал?.. Терпел до времени... На! видишь, что тут написано? Вяз – значит завяз (пряник).
6 окт[ября].Что ты будешь делать? И «тпру» – не едет, и «но» – не везет.
10 [октября]. А то скажу, что в записке написано... Что! Получила выговор? Ну, ничего! Хоть и долго прожили, зато жили не тужили... Ничего, хоть и выговор получили. Уж я просил за тебя прощения у иг[умении], говорил, что нынче вот целый день хотел тобою заняться, да то тот, то другой – так и не дали.
Исповедь 21 августа 1884 г[ода]
Плохо живешь, ах ты окаянная! Давай сюда палку! Вот тебе за это! За себя и за меня молись так: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас... Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас... помилуй нас... помилуй нас...». И ты молись так: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас...». За себя и за меня.
[Исповедь] 26 октября 1884 г[ода]
А, м. Г. Ну, что скажешь хорошенького? Виновата? В чем? Поедешь в Б. и оставишь ее там. Пусть поживет там, а то скажут, из-за клироса перевели. Только жить-то чем будет там, не знаю. Ведь в Б.-то она жила при тебе, так и было хорошо... а теперь чем жить будет, посмотрим, а все-таки пусть там поживет, и иг[умения] увидит, что ей жить нечем будет. Она тобою не нуждается, да ведь и ты не нуждаешься ею, пусть вот останется в Б., ведь при м. Г. ей было там хорошо, а без тебя будет совсем другое. Теперь ступай! Я только хотел видеть тебя и благословить.
И забыл про это. Где же ему вспомнить о тебе, я-то и то забываю... Ты мне почаще напоминай про это, а то забываю. Ну, ступай. Ты только готовиться-то начинай, вот и будет хорошо.
Ты, говорят, коромысло как-то особенно носишь – на спине, почему на плечах носить не хочешь? Скатываются... может ли это быть?.. Да ведь и правда, что у тебя плечи-то какие-то особенные, круглые, неудобно держать коромысло... Я только видеть тебя хотел. Ты попробуй шелковинкой перевязать болячку, кажется, теперь можно. Во имя Отца и Сына и Св[ятаго] Духа, попробуй перевяжи, волоском еще будет лучше.
Чего ж скорбеть, нужно радоваться, что раздала благословения.
Тут Ев. бурлила-бурлила, никому покоя не давала, всех поедом съела. В И. перевели, и там то же продолжается... не к кому придираться, так хоть чем-нибудь взять: провизию выдавать заставили, а она и картофель прятать стала, выдавать не стала, – это нехорошо.
Ты положи в уши изюминку: разломи, выверни ее и мягкой стороной заложи в уши. Да тут и у нас найдется.
Исповедь 1 февраля 1885 г[ода]
Ты послушай: грешила-то ты очень, за это Господь и наказывает. Лучше ведь здесь пострадать, нежели там... Молись так: «Господи, даждь ми терпение, великодушие и кротость». Эта молитва в вечерних молитвах. Знаешь? Ведь здесь или там должна ты быть наказана – выбирай, где лучше? Лучше пострадать на земле. Молись: «Господи, даждь ми терпение и великодушие», – это тебе будет помогать. Говорю тебе, молись: «Господи, даждь ми терпение и великодушие».
4 февраля.Путаниц-то много было! Молись; поминай о упокоении митр[ополита] Филарета. Ты послушай: за его св[ятыми] молитвами постоянно слышишь, что бывают исцеления. Молись так: «Упокой, Господи, митрополита Филарета и св[ятыми] его молитвами исцели меня грешную и окаянную рабу Твою». Много, очень много от него получают исцелений в неподобных болезнях. Призывай его и ты, и за св[ятыми] его молитвами получишь исцеление. Московский митрополит Филарет. То добровольно поминала его, а то будешь поминать и поневоле, как болезнь прихватит. Поминай его. Можно и следует поминать иеросхимонаха Дорофея. Терпение его было удивительное. Придет кто посетить его, не могут равнодушно смотреть на его страдание, а он так благодушно переносил, так благодарил Бога, что будто не он страдал, а кто-нибудь другой. Посуди сама, каково в таком положении просидеть тридцать шесть дней?..
Что?.. Сколько?.. Девять месяцев?.. Мать твоя девять месяцев сидела и была жива... А после твоего рождения долго ли жила? Девять лет... не может быть! Ты-то каких лет от нее осталась? Девяти?.. Так ты вот гусь какой лапчатый... Тебя девять месяцев мать, сидя, носила да жила еще девять лет... Я этого еще не знал. Ну, ступай. На второй неделе приедешь исповедуешься. Пусть там как они хотят, а ты поезжай.
[Исповедь] 14 марта 1886 года
В прежнее время тебе не только не следовало быть в уединении, но даже было и опасно. Бог весть, что могло бы с тобой случиться. Тогда очень было опасно. Теперь – другое дело. Никого не осуждай. Укоряй себя. Реже ходи. На новоселье можно сходить. Ты послушай: то ли тебе приходилось переносить в жизни... а теперь за толчком гонишься. Какие скорби мужественно переносила прежде, а теперь упадаешь духом из-за пустяков! Конечно, пустяки. Верь мне, что м. Е. от чистого сердца тебя учит и тебе очень полезна жизнь с А. И. Никто вас так не выучит, как вы друг друга. Вы друг другу очень полезны. Хоть и безумные люди поносят, все-таки надо молчать. Св. Давид во псалмах говорит: ...поношение безумному дал мя еси. Онемех и не отверзох уст моих, яко Ты сотворил еси[50]. Это значит: безумный поносит всячески, а нужно молчать: онемех и не отверзох уст моих. Почему? ...Яко Ты сотворил еси, то есть Господь попускает за грехи безумным поносить нас, потому и нужно молчать. Как можно старайся ближних не испытывать, жить и говорить проще. Никогда, никогда не испытывай.
[Исповедь] 8 февраля 1887 года
Мы ждали тебя к сороковому дню, а ты вот как рано приехала... Видно, дома-то соскучилась...
9 февраля.Хотел бы взять, да все не приходится – видишь, сколько народа... Если же взять теперь, устал, вредно мне бывает.
М. Г., где твоя арфа? Это блаженный человек, по-блаженному живет. Чудак, когда над ним смеются, думает, что так и нужно, еще борится[51]...
Дурак! Дурак тому не рад, что он дурак... Арина! не Марина, если бы была Марина, то у нее была бы гал-ва (?). Арина! Кашу варила... Что реку сему чудаку? Что и как ему возглаголю, человеку, творящему свою волю, который молчит, молчит да тогда и заговорит, когда много каши наварит... Зоя, назойлива стала. И ближний мои отдалече мене сташа... Где же ты ее видела? Я и нынче могу благословить: Бог благословит, можно сходить, только будь осторожна. М. П.! Мое вам почтение, уважение и т. п.
10 февраля.Не только сегодня, я и вчера хотел тебя взять, да все не
приходится. Билет на тебя вынимается все без выигрыша. Как ни вздумаю взять тебя, приходится кого-нибудь другого. Ну, ничего. За то попадет когда-нибудь на твою долю – раз! горазд... билет в 200 000 тысяч.
Ступай, не мешай нам. Погреб плохо сделан? Когда завалится – сделаем другой. Как так? Почему же не сделаны подпорки?
Будет жить не у тебя, а в больнице. А ты не проговаривайся, не зови. Да разве есть у тебя место? Будь осторожна, не зови. Ну как вы с М. поживаете? Да ты послушай: видишь, сколько народа, времени нет, не успеваю брать.
А ты не обращай на это внимания, будто как не видишь. Скажи ей когда-нибудь: «Губы дуть – ничего не дадут»... Ступай! Н. мириться приехала, нужно ее взять. Никак нельзя теперь, ни тайно, ни явно. Приехал сюда один господин, семь лет не готовился, и то архимандрит на сырной неделе не дозволил ему готовиться.
Что это такое? Бог благословит.
[Исповедь] 12 февраля 1887 г[ода]
Да, поминать мертвых нужно, в особенности до сорока дней. Рассказывала Е. В.: умер какой-то ее дальний родственник. Его мало поминали. Приближался сороковой день, а по нем ни одной обедни, ни панихиды не отслужили. Снится он кому-то, говорит: «Мне очень нужно поминовение. Закажи отслужить по мне обедню, большую панихиду и нищим милостыню раздать...». В это время лукавый в образе человека говорит: «Не верь». Умерший, не имея возможности убедить в истине слов своих, уходя, сказал: «Хоть нищих-то не забудь». Действительно, очень важно поминовение и раздаяние милостыни нищим. Долг любви к ближним требует стоять погребение и провожать умерших.
Покойный Император Николай I [ехал] один раз по улицам Петербурга и видит: покойника везут, никто не провожает. Государь остановил своего кучера и пошел провожать покойника. Народ видит, что Царь провожает покойника, собрался и пошел за ним. Государь обернулся к народу и сказал: «Господа!., много дел вам и некогда провожать умерших. Прошу вас... покойника проводить до могилы».
[Исповедь] 8 сентября 1882 года
Батюшка сказал: «Умудряйся. На деле виднее, как вести расход, всяк научается от дела и занятия. Если ничего не делать, то можно уничтожить плату». Кому поручить покупки? – Батюшка сказал: «На деле там виднее, – тому, кто способней это делать. Чего кто стоит, то и платить. А укоризна – это монашеская плата. От этого никто не свободен. Всякому в свое время платится, одному меньше, другому больше. И за это, что кричишь, все-таки укоряй внутренно. Говорить говори им, что они не так делают, но нужно стараться себя удерживать от гнева, а то вредно для телесного здоровья, не говоря о душевном». Батюшка сказал: «Бог простит».
Исповедь 16 ноября 1887 г [ода]
Вот, надевай! Клади поклоны. Сейчас, только о. Иосиф] принесет свечку. Что ж не принес подсвечник? Разве у нас нет?.. Вот и ты, как о. Иосиф]. Давно нужно было надеть, а ты только теперь надеваешь... Прежде читай, потом скажешь, что нужно. Давно хочу написать М., да все отрывают. Скажи ей, чтоб потерпела, как-нибудь выберу времечко, напишу. Читай. Бог да простит. Бог да простит. Сегодня апостола и евангелиста Матфея. Вспомни, кто он был? Грешник, мытарь, не только любил пить и есть, даже грабил... а кто стал? Ученик, апостол и евангелист! Во всех грехах покаялся. Исповедал пред всеми: «Кого чем обидел, возвращу четверицею». Видишь ли, за одну обиду вчетверо отдавал – стало быть, велики были его добродетели, что сделался учеником и апостолом. Вот и ты ему подражай.
Навезла много вещей, может и ненужных? Говорю тебе: взирай на добродетели апостола. Все оставил и пошел за Христом. Кайся, смиряйся, укоряй себя и старайся исправиться. Ну, славу-то кто тебе воздавать станет? Другие страсти естественные: понравился кто или рассердилась... а славы-то искать ни с чем несообразно. Стало быть, не желаешь будущих благ, коли славы ищешь. Читай конец.
Вот нашла кого бояться! И. М. твоя постригаться хочет. Поди позови теперь старуху, я исповедую ее заодно теперь к постригу, а тогда уже не стану исповедовать. Ступай, говорят, разыщи старуху.
Исповедь 23 декабря 1887 г[ода]
Читай записки. Бог простит. По времени это пройдет. В деревне родилась... Обстоятельства сложились так, что она как в мышеловку попалась: была прежде хозяйка келльи, а теперь стала ничто.
Одна опытная странница говорила хуле: «Враг! Губитель мой! Стань со мною на колени! Давай со мною вместе искренно помолимся Господу Богу, чтоб Он простил тебя. Господь милосерд и милостив! Он простит тебя, если ты с покаянием и умилением Ему помолишься»... Этого враг не стерпит, убежит...
24 дек[абря].Поздравляю! Милости Божией получить желаю...
Притча батюшки Амвросия
22 марта 1888 года.Скажи ты нам что-нибудь на пользу! У меня что было, все высыпалось...
В одном монастыре был инок, имел отношение к старцу, любил часто к нему ходить и во всем открываться. Все открывал старцу, а что самое нужное было, то оставлял, и радовался своей удаче, что старец его не обличает. Все выслушивает, во всем утешает, а в этом не поясняет, что он от старца скрывает. Старец-то понимает, только время выжидает, что дальше с ним будет. Вот и прослыл инок наружною своей добродетелью и старческой беседой и был избран в настоятели. Много у него братии, и все по виду были тихи и кротки, и обитель была прославлена. Приходит настоятель к старцу своему и говорит: «А что, батюшка, хороша моя братия?» – «А тебе как кажется?» – ему старец отвечает. «Батюшка, обитель моя хороша. Так братия скромна, так братия тиха, ни слова не скажут, ни шагу [не] шагнут без меня. Они все делают по-моему, а я их учу по-твоему». Старец отвечал ему: «Обитель твоя хороша-то хороша, да растворены ворота, приходят да по целому волу уводят, придут, отвяжут и уведут, да и то твоя братия не видит.
Если волов уводят да не видят, то что другое мелкое могут видеть?». Замолчал настоятель, потупил глаза, повесил голову и ничего не мог ответить.
[Исповедь] 4 октября 1891 г [ода]
Что, дурак, скажешь? С кем ты хочешь оставаться: со мной или м. Г.?.. Ты ей не мешай, пусть скажет сама свое желание... А со мной не хочешь разве оставаться?.. Недельки на две... Будешь Богу молиться. И ко мне ходить будешь... Может, за твоими грешными молитвами я и скоро выздоровею. Мы тебя поместим в темной комнате на сундуке, приставим тебе в ноги табуретку, Лизин стол отодвинем, вот и будет тебе кровать. Тебе ставить табуретку не дадут, а ты попроси м. Д., чтоб она этим распорядилась, ее-то послушают и тебе место дадут. Не одолеют... Бог вас благословит. Ступайте. Я ведь очень нездоров. Дадим.
5 окт[ября].Ведь я сказал, чтоб м. Д. ей ход дала по келлье, ее и спрашивайте. Девочек нанять Бог благословит.
Ответы батюшки Амвросия
[1]. Как употреблять присланную рудновскую воду[52]? – Всем можно, натощак лучше. Грязью (рудновскою) можно растираться, когда чувствуется болезнь и нездоровье, – больные места. Втирать понемногу на ночь.
[2]. От холода надо оберегать себя и дома и на воздухе, надо одеваться теплее.
Если бы бабушка могла растирать, а других просить неловко.
Батюшка о. Амвросий так благословил (от сильного жара): взять чайную чашку рису, выварить его, вскипятить хорошенько, воды налить побольше, так, чтоб было вместо квасу – густой отвар, процедить и пить тепленьким во всякое время, когда захочет, и понемножку можно класть сахару. Пусть продолжает пить этот отвар.
Поить миндальным молоком можно, если будет удобно.
От задержания мочи принимать гарлемские капли через день по 15 капель.
Так как поднимать с постели тяжело, то прорезать в кровати отверстие и под кроватью подставлять таз.
Марта 27 дня 1891 г [ода]
[3]. Приезжать в Шамордино с Оль[гой] Соз. не нужно. Когда поправится К., тогда, если будет надобность, то можно.
Приобщать – по усмотрению.
Особоровать – можно.
Постригать – не нужно.
Бог милостив. Поправится.
Поить – чем будет пригодно.
Картофель – можно.
Занавеску вешать – не нужно.
Что рвало вечером после причастия – это ничего.
По усмотрению – дать слабительного.
Заболела, чем помочь ей? Молитвою.
К именинам поготовиться – можно.
Как она хочет – квасу не нужно, а холодной водой можно поить.
М.-ехать к батюшке, в Шамордино – еще погодить. Можно позвать б[атюшку] о. Иос[ифа] ее исповедать, а если откажется, о. Леон, позвать. Бог благословит ей поготовиться. Пусть попробует М.= понемногу того и другого (огурцы и кислую капусту), тогда видно будет.
Если можешь исповедаться у о. Иосифа, то теперь лучше можно поготовиться.
М.- – хоть о. Леон., хоть о. Иос[иф].
Паспорт К. пока у вас пусть сберегается, а когда будет жить в Шам[ордине], тогда и паспорт сюда взять. Если дадут увольнение вместо ежегодных паспортов, то можно молиться Богу и потерпеть.
От крыс купить ельника, он их всех истребит. Молиться Богу и потерпеть.
________________________
Желала, желала да на попятный. Вот видишь: все что ни делает Господь – все к лучшему.
Славление имени святого подает исцеления всем верующим, но кто живет неблагочестиво и несоответственно заповедям Евангельским, тому скажет Господь в день суда: ...не вем вас{1} и т. д. Рассказывают: один странник умел выпросить денег у богатой благочестивой женщины, которая дала ему тысячу рублей с тем, чтоб странник из Иерусалима принес ей частицу мощей. Бывши в Иерусалиме, странник забыл про свое обещание. Когда прожил он там все деньги, вспомнил, что дал обещание ей привезть св[ятые] мощи, но уже достать их не мог, а показаться с пустыми руками не смел. Не зная что делать, он решился на обман: со своей пятки отрезал кусочек тела – кожа наросла у него на пятке, он ее и срезал – и принес той госпоже вместо св[ятых] мощей. Барыня с великим усердием и верою приняла этот кусочек за св[ятые] мощи, молилась, прикладывалась, рассказала другим, и по вере их даже исцеления были. Странник ушел, но его не переставала мучить совесть, так что он решился вернуться и покаяться той госпоже в своем обмане, но барыня не поверила и продолжала молиться по-прежнему. Вот что значит вера! По вере и от грешного человека получают исцеления.
Вот все, о чем мы прочитали во св[ятом] Евангелии, и есть соль, которой в нас недостает, по словам о. Серафима. Если будем исполнять все добродетели, которые предлагаются в Евангелии, то не будем пресны. Соль означает все добродетели. Если в человеке недостает какой-нибудь добродетели, так уж соли нет. Ведь и в кушанье, что бы ты ни положила, если соли мало, весь вкус будет потерян. Соль не только придает вкус пище, но и от порчи сохраняет, мясо и рыбу пересыпают солью, чтоб не заводились черви.
16 июля 1891 г[ода].
Рудновская дача
Мы в твоей келлье окно прорубим. Ты будешь сидеть под окошечком как куколка и смотреть в сад. Никто тебя не тронет. Сидеть не захочешь – ляг и лежи дураком. Належишься – встань, никто тебе слова не скажет. Я тебе говорю: дурак, так будешь жить, что все завидовать будут. Будь покойна!
Месяца мая 1876 г[ода]
Вот ты и напиши родным, что доктор прописал тебе лечиться сосновым воздухом, потому ты и ездишь часто в Оптину пустынь. Ведь и я тоже доктор! Хоть не телесный, а душевный – все же доктор, и могу прописывать лекарства и лечить. В Оптиной воздух очень полезный для здоровья... Вот приезжай сюда и лечись. Ходи больше по воздуху. Здесь воздух соснового леса очень здоровый... Когда идешь в скит, сколько вдохнешь в себя лесного воздуха... вот и питайся им.
Что это на тебе лица нет? или ты нездорова? Мужик привез на базар свинью продавать и совсем было ее продал, да на слова покупателя: «Что это она у тебя плоховата?» – ответил: «Болезнь-то ведь не красит»... Как покупатель узнал, что свинья была больная, не купил ее, и она осталась на руках у мужика.
Что это у тебя губа болит? Лихорадка обметала. В одно семейство к больному позвали доктора. Когда приехал доктор, больной не стал у него лечиться, сказал: «Какой он доктор, когда у самого губа болит».
26 марта 1881 г[ода]
Ты очень слаба. Сегодня-то еще веселей смотришь, а вчера на тебе лица не видно было. Или ты от неудовольствия? Живи проще: хочется есть – ешь, хочется спать – спи. Не притворяйся. Не выказывай веселости, когда ее нет.
27 февраля 1877 г[ода]
Молись так: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешную». Ударяй на слове «грешную». Вспоминай грехи, которыми оскорбляла Господа, и смиряйся.
Действие благодати Божией и прозорливости в старце иеросхимонахе Амвросие
В 1864 году батюшка Амвросий обличил меня в одном грехе. Не сознавая его за собою, я отперлась. Батюшка продолжал спрашивать: «Может так, может этак, а может и так не согрешила ли?». Я ответила: «Это и за грех я не считала».
Потом я в Оптиной пустыни заболела. Прихожу к батюшке, а он мне говорит: «Тебя за этот грех Господь наказывает...». Не чувствуя сознания, пришло мне на память евангельское сказание, и из глубины души я воздохнула и подумала: как тогда фарисеям Господь открыл их грехи, силен и мне открыть мою совесть. И, из уважения к словам старца, я ответила: «Виновата». Как только выразила я это слово, вспомнила грехи и ужаснулась в своем упорстве, нераскаянности и [поразилась] милосердию Божию. Батюшка спросил: «А разве ты забыла: Иже бо весь закон соблюдет, согрешит же во едином, бысть в сем повинен[53]!». Я ответила: «Забыла» – и получила от старца прощение и разрешение.

Беседы преподобного Амвросия Оптинского с Глафирой Ждановой

21 октября 1862 года
Батюшка о. Амвросий при первом с ним нашем свидании спросил у нас всех наши имена и, повторяя каждое имя, обратил внимание на сестру мою: "Градислава! Имя-то какое хорошее... Гряди — слава!.. Смотри, береги славу, а то потеряешь — не вернешь... разлетится по лесам... Впрочем, если земную славу и потеряешь, небесную храни и береги".
10 марта [18]63 [года]
Будь ты Анна, будь Аннушка, не будь Анета. В Анетах пути нету! Правда это?.. (Барышню, у которой спросил батюшка: правда ли это? — звали Анной. Она вышла замуж и через полгода развелась с мужем.) Что ж она сама-то не пришла? Больна... На, вот ей письмо и четки.
18 дек[абря] 1864 г[ода]
С кем ты приехала? Где же он? Сюда-то с кем пришла? Одна?.. Вот смелая какая...
Как же тебе идти замуж, когда ты больна? Ведь и пословица есть: муж любит жену здоровую, а брат сестру богатую. К тому же желаешь в монастырь. Тем, которые желают в монастырь да выходят замуж, — не бывает счастия. Множество случаев я знаю, да вот и недавно был такой случай. М[ать] Митр. ждала к себе свою сестру, которая желала поступить в монастырь; келлия для нее была готова, и только бы ей поступить в монастырь, как присватался к ней жених, и она вышла замуж. Что же ты думаешь? С первого же дня своей свадьбы потеряла спокойствие духа. Я получил от нее слезное письмо. Да она-то еще здорова... а ты больная...
Обещания в монастырь ты не давала? Как так уверена была, что пойдешь в монастырь? Я этого не понимаю. Да это больше обещания. Это призвание Божие. Сам Господь тебя избирает Себе на служение. Сама рассуди: посланная тебе радость на молитве действительно есть указание на монастырь и дается не всем, а только тем, кого Он Сам избирает Себе на служение. Царь царей тебя зовет к Себе на служение... Обещания не исполнить грешно, а ведь это гораздо важнее — презреть звание Божие. После этого можешь ли ты надеяться получить счастие в замужестве? Ты не будешь счастлива в замужестве ни в каком случае потому, что желаешь в монастырь. Хорошо бы было, если бы твой жених сам сюда приехал. Ступай! Утро вечера мудренее! Приходи завтра. Сколько тебе лет? Шестнадцать! Как еще ты молода...
Бог благословит тетке исповедаться у о. Пимена, а сестре у о. Гавриила... А Глафира-то Жданова у кого будет исповедоваться? У меня... Да хорошо еще, если приму... Обещать я не могу, хоть бы и хотел. Я болен и слаб. Не всегда могу. Утро вечера мудренее. Приходи завтра. В силах буду — исповедую, не в силах буду — к о. Пимену ступай.
19 дек[абря].Еще приехали... Еще приехали... Уж мы с нею знаем кто. Ну вот, твой Павлун приехал. Эк ты сколько ему наобещала! Ну, ступай замуж... Ты послушай! Я не могу тебе советовать идти замуж, когда ты больна. Во-первых, по нездоровью, а еще больше по желанию твоему пойти в монастырь. Если ты выйдешь замуж — будешь непокойна тем, что презрела звание Божие и обрекла себя на жизнь мирскую. Все, желавшие посвятить себя жизни монашеской, в замужестве бывают несчастливы. Тебе куда хочется-то? в какой монастырь? Что тебе делать в Троекурове? В Белеве проще, лучше. В Белеве ты будешь жить с Ал[ександрой] Ив[ановной], а в Тр[оекурове] одна. Тебе дорога в Белев. Ну ступай! Утро вечера мудренее.
Вот что. Если до весны здоровье твое поправится и ты будешь совсем здорова, — Бог благословит тебя идти замуж. Если же здоровье твое останется в том же виде, как теперь, или будет еще хуже, не могу благословить тебя на замужество.
По теплым дням! По теплым дням!.. Смотри, теплей одевайся, а то скажут: в Оптиной простудилась. Жених-то тебе нравится или нет?.. По теплым дням! Весна нам все покажет. Мать его просит сделать помолвку. Не нужно. А впрочем, пусть просит. Отец твой на это не согласится.
29 апр[еля] [18]65 г[ода]
Ты воскресла! Ты воскресла! Если бы свадьба твоя не разошлась, ты бы умерла. Господь не допустил бы тебя выйти замуж... Ты, старая, виновата, что она едва не умерла. Говори: "Виновата".
Зачем вы сюда теперь с дядей приехали? Подождала бы да с отцом сюда и приехали. Вот и приходится уезжать не занявшись, дядя не ждет. Не унывай! Надейся на Бога! Готовься к смерти. Во всяком случае не унывай и надейся лучшего. Зачем ты окидывалась холодными простынями, да еще после горячих ванн? Ведь так можно простудиться и умереть. Что ж, что отец велит. Ты простыню намочи водой, пол прилей, будто окидывалась, а сама не окидывайся. Ведь отец твой не придет смотреть, как ты окидываешься, а после хоть бы и пришел, так увидит на полу воду и будет думать, что ты окидывалась, ты же не губи себя, не окидывайся.
Не унывай! Готовься к смерти. Надейся лучшего. Не хлопочи о дружбе. Она тебя спутает.
Имей при себе страх Божий и храни свою совесть. Филицата Гр[игорьев]на! Александра Ив[анов]на! Глафира! Подите сюда!.. Весь триумвират собрался? Кто хочет в Киев Богу молиться идти?.. Все?.. В хорошую минуту проси у дяди денег двести руб[лей] на поездку в Киев. Если он даст денег и потребует их назад, — не отдавай, скажи: так добрые дела не делают. Когда получите деньги, возьмите с собой девушку, чтоб вам в дороге служила, пару лошадей, телегу; найдите старичка, чтоб хранил лошадей и вез ваши вещи, и скорее уезжайте. Не бойтесь, что вас много поедет в одной телеге. Один будет ехать, а кто может, идите пешком. Кто из вас устанет идти, садитесь в телегу отдыхать. Попеременкой все садитесь отдыхать, а кто может — идите пешком, а телега чтоб ехала потихоньку за вами. От дождя и солнца сделайте будку на телегу и кожаный фартук, чтоб все вы могли прятаться под ними. Возьмите с собой самовар, чайную, кухонную и столовую посуду, чтоб можно было, где встретится удобное местечко, речка или ручеек, наскоро на таганчике сварить похлебку или кашицу, поставить самовар, подкрепиться пищей и отдохнуть. Будкой загородите солнце, раскиньте палатку, отдохните и отправляйтесь дальше.
Когда поедете в Киев, по дороге заезжайте ко всем угодникам помолиться. Зайдите в Белгород к свт. Иоасафу[54]. Хотя мощи его еще не открыты, но он великий угодник, много чудес бывает по его св[ятым] молитвам. Непременно к нему зайдите. Зайдите в Лубны к преп. Афанасию Сидящему[55]. Около Киева много есть святыни. Везде побывайте. Из Киева уж вы другою дорогою отправляйтесь. Зайдите в Воронеж к свт. Митрофанию и в Задонск к свт. Тихону. Лето у вас пройдет в путешествии, а осенью там видно будет, что делать. На дорогу я вам дам денег по полтиннику. (На поездку в Киев прислал батюшка нам денег 1 рубль, и, к удивлению нашему, Ал[ександре] Ив[ановне] не пришлось с нами поехать.)
25 мая [18]65 г[ода]
Одну отпускает идти в монастырь, другую нет, говорит, что очень молода. Да еще отец твой мне сказал, что ты упряма. Правда ли это? Не все ли равно, что упряма, что настойчива. Ко мне раз пришел старый солдат. В разговоре я сказал ему: "Какой ты, братец мой, чудак!". Солдат обратил большое внимание на эти слова и, проходя мимо сторожа-старика, здешнего послушника, спросил: "Скажи ты мне, пожалуйста, есть ли какое различие между чудаком и дураком?". Послушник думал, думал да наконец и ответил: "Кажется, что никакого". Так и я скажу: упрямство и настойчивость одно и то же. Старайся исправляться. Я ведь узнаю о тебе. Не от тебя узнавать буду, от других. Хоть и никто от вас сюда не ездит, да все-таки узнаю. Ведь спрашивала же ты у м. игум[ении] Макарии, трудно ли жить в монастыре?
7 янв[аря] 1866 г[ода]
А!.. А!.. Жданова нежданная сюда приехала... Только было хотел писать, чтоб ехали сюда, а вы и сами приехали. Уж и о. Константин ревнует, чтоб поскорее тебе написать, да все время нет, много раз собирался писать, да все не дают... Теперь уж мы будем лечить тебя по-своему!... Ступайте завтра к ранней обедне, отслужите молебен Царице Небесной и панихиду по старцам. А ты молись усердней Царице Небесной, чтоб Она тебя исцелила.
8 янв[аря]. А!.. Скоп! Скоп! Скоп! Идет! Молоко и сметана своя, а сама вполовину стала. Вот что: мы с тобой заведем себе бутылочку, нальем в нее парного молока — никому не дадим, сами будем пить. Ты парное молоко любишь? Хоть и не любишь, да бери себе парного молока и пей его, когда остынет. Когда сюда приезжаешь, обращайся к м. Афанасии с поклоном, чтоб хорошенького молочка дала. М[атушка] Афан[асия]! уж ты давай ей, когда сюда приедет, хорошенького молочка, ведь она больная... Теперь у нас скотница своя... Спроси у нее. Она в сметане толк узнала. С кого же начинать? Уж нужно с больных! Вот что: хоть ты и больная, да своя рубашка ближе к телу: м. Афан[асия], поди сюда.
Ну, что тебе нужно, говори. Забыла! Вспомни. Да чего тебе хочется-то? Здесь остаться?.. Теперь этого сделать нельзя. Молись усерднее Господу и Царице Небесной, чтоб Они преклонили сердце твоего родителя отпустить тебя в монастырь. Он желает, чтоб ты пошла в монастырь, да боится, что ты не выдержишь. К тому же Ив[анск]ий[56] его настраивает тебя не отпускать. И Ив[анск]ий желает, чтоб ты пошла в монастырь, да из угождения твоему отцу его отговаривает. Политику соблюдает.
Терпи и молись Богу и Царице Небесной. Силен Господь преклонить сердце твоего родителя и устроить о нас полезное. Поживи у нас. Мы тебя сюда повозим, и если тебе лучше не будет, дадим на дорогу меховой воротник, чтоб не простудить лицо. Теперь уж мы будем лечить тебя по-своему...
1866 год
Не зови к себе в гости никого: ни родных, ни знакомых. Приезжают не к тебе, а к отцу твоему, если же приглашать станешь, станут ездить к тебе, и чуть что не так, будут обижаться. Слыхала ты пословицу: званый гость велик...
10 янв[аря].Бог благословит вам уезжать. Ал[ександра] Ив[ановна]! напиши м. Митр. письмо, чтоб с честию встретила и проводила, а сама ты здесь оставайся...
29 июня 1866 г[ода]
Как вы теперь поживаете? Избу наняли и живете в ней?.. На крыльцо вместо балкона сидеть выходите? Что ж, и лавочки там есть?.. Сидишь на лавочке, читаешь или работаешь — это хорошо. По постным дням — постное едите?.. Как нечего есть?.. Мало ли что можно изготовить постное. Говоришь, горох пучит живот? Правда. А ты сделай так, чтоб не пучил. Ведь гороховая шелуха пучит живот. Ты свари горох да в сито его протри, сделай его жидким. Поджарь гренков из белого хлеба, положи их в горох тогда, когда нужно будет подавать горячее на стол. Вот тебе и будет хороший суп, и пучить живот протертый горох не станет. Ведь пучит живот не горох, а гороховая шелуха, а если ее откинуть, то и не будет пучить живот.
Что же ты читаешь? Романы не читай. Не нужно. Так рассказывают: одна барышня приехала в деревню и поехала в гости к соседке; в разговоре спрашивает она у деревенской барышни: "Есть у вас романы?", а та так наивно ответила ей: "Нет! Был один Роман, да и того в солдаты отдали". Ты читай больше исторические книги или путешествия какие... Ты говоришь, тетка любит и желает прочесть Норова "Путешествие в Иерусалим"[57]... — вот ты и читай ей вслух, а как станете читать, поезжайте с ней в Иерусалим.
Ты послушай! Береги глаза. От них все зло... Ведь это дурная привычка смотреть. Удержись раз-другой, вот и тянуть не будет. В особенности не смотри на мужчин, и на молодых в особенности. Куда идешь — смотри себе под ноги на дорогу. Встретится мужчина, а ты около него козырем пройди. Если спросит кто, почему не поклонилась, отвечай: любомудрием занята была. Ты послушай! Не обращай внимания на помыслы. Ну куда тебе замуж. Ты думаешь, хороша ты будешь, если выйдешь замуж? Ни дать ни взять как NN, тюря тюрей.
Желающим посвятить жизнь свою Господу не бывает счастья в замужестве. Вот недавно был случай: м. Митр. ждала свою сестру в монастырь, приготовили ей келлию, только бы ей приехать в монастырь — подвернулся жених, она за него и вышла. Что же ты думаешь? С первого дня своей свадьбы упала духом, так заскорбела, что не рада стала замужеству. Слезное письмо мне прислала.
Крестись чаще и имей при себе страх Божий. Призывай на помощь Ангела-хранителя. Ведь ты не одна, при тебе есть Ангел-хранитель, который отступает от нас, когда мы грешим.
Когда ложишься спать, ограждай все чувства свои крестным знамением. Делай это, чтобы никто не видал, под одеялом. Прежде всего, огради крестным знамением свое сердце. Сердце у человека лежит под левым сосцом. В сердце лежат все злые наклонности: гордость, гнев, зависть, любодеяние и прочие греховные страсти и помыслы. Сила крестного знамения умерщвляет страсти и приближает к нам Ангела-хранителя. Потом перекрести лоб. Ум у человека занимает верхнюю часть головы. Делая крестное знамение на лбу, ты тем освящаешь свой ум и приносишь его в жертву Богу. Потом перекрести глаза, уши, рот, нос и руки (зрение, слух, вкус, обоняние и осязание). Потом перекрести перси, живот и ноги. Ты знаешь, где у тебя сердце? Сердце лежит против левого сосца. Ограждая крестным знамением перси, ограждается также и сердце. Когда делаешь крестное знамение на животе, доводи крест только до пупка, а ниже не спускай, иначе будет неприлично и грешно. Около пупка сосредоточены все жилы, которые живот объемлют, и они все крестным знамением освящаются. Также и в ногах ограждай крестным знамением колена. В коленах собраны все жилы, и когда ты их перекрестишь — освящаются все ноги.
Имей при себе страх Божий.
29 июня 1866 года
Купи себе четки, носи их и почаще смотри на них с молитвою Иисусовой: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешную... (Принесенные мною кипарисовые четки для испрашивания благословения носить батюшка благословил и намотал мне на левую руку.)
29 авг[уста] 1868 г[ода]
Если можете пробыть 7 сент[ября], лошадей отправляйте, когда же прислать за вами, тогда напишем.
12 сент[ября].Что же ты, столько времени живешь здесь, а не написала мне записки! Заниматься не могу, а записку подай.
14 сент[ября].(Возвращая мне мою записку, батюшка спросил: "Ты довольна?..". Потом: "А А[лександра] Ив[ановна] видела? Рада была? Нет... Разве ты думала — она зверь какой стала...".)
Не хочешь ли ты в игумении? А ты — в казначеи поступить?.. Кто хочет иметь хорошую игумению — молитесь Богу. Просите Господа и Царицу Небесную, чтобы Они избрали вам мать. Хоть вы и желаете избрать м. Амвросию, да она-то не желает быть игуменией. Говорю вам: молитесь усердней, и все вместе, и по одиночке в келлиях, со слезами умоляйте Господа и Царицу Небесную. Служите молебны и сами читайте акафисты. Какая у вас чудотворная икона Царицы Небесной? Владимирская. Вот и молитесь Владимирской Божией Матери.
18 сент[ября].При случае напиши.
1869 г[од]
Признаюсь, хуже Гл[афиры] был... Да это что такое — у тебя глаза да нос только остались! Вы ей дайте комнатку-то получше. Комната твоя хороша ли? Отчего угарно? Ты попроси, чтобы поменьше топили. Говорю тебе: попроси, чтоб поменьше топили. Хорошо тебе было в Туле? Что ж ты там не осталась? Да ведь это уж будет не то... Господу кричали: "Осанна в вышних!", а потом народ вопиял: "Возьми, возьми распни Его!"...
Как донимают теперь Гл[афиру], так раньше гнали м. Палладию, да еще хуже... Ее подозревали даже в принадлежности к этой секте. Призывали акушерку свидетельствовать, да ничего не нашли и со стыдом сказали: "Это мы ошиблись!". Когда было гонение на покойного старца о. Леонида и запрещение ему принимать народ, пришла к нему изгнанная из Белевской обители и оклеветанная в принадлежности к еретической секте м. Анфия... И старец покойный сказал: "Будь хоть меч над головой, а уж Анфию нужно принять...". И я скажу: Гл[афиру] нужно принять.
Когда отец что станет говорить, ты молча встань и уйди!.. И труднее и вреднее тебе жить в миру, да делать нечего, поезжай опять. Знай, что тебе все зачтется за монастырь. С тех пор, как ты пожелала... Хоть ты и в миру живешь, а зачтется за монастырь. И все твои лоскутья предстанут пред Господом. Ступай! Не унывай.
1876 год
Всякий человек сам должен спрашивать, что ему нужно. Старец знает духовную меру каждого и отвечает соразмерно его силам. Мера духовного возраста не во всяком бывает одинаковая: что полезно одному, то бывает неполезно другому, и потому спрашивай сама, что нужно, и что скажут — старайся исполнять.
5 июня 1876 г[ода]
Точно знал, что вы приехали. Келейников отпустил в монастырь по делам, вышел узнать, кто здесь ожидает, а вы вот и пришли. Если бы теперь не вышел, некому бы было и доложить об вас. Хорошо, что вы теперь пришли. Сегодня ожидаем приезда семейства Соломон, тогда как они приедут, уж будет не до вас. Идите сюда. Маленькую Варю Соломон иногда я брал в свою келлию и давал гостинцев. Она и стала тщеславиться этим и говорить: вы будете тут, а я пойду туда... Пришли ко мне, а я ее на этот раз и не взял. Нахмурилась Варя, сделалась скучною, слова ни с кем не говорит, тогда как прежде, когда водил ее в свою келлию, очень весела была. Отца Пимена она тоже очень любит и называет его "батя Пи", а меня — "батя А". Говорить-то еще не умеет. Рассказывала об ней мать ее Поликсена Васильевна. За вечерним чаем разговор идет у них про Оптину, Варя и просит написать мне от нее: "Я люблю кошку! Я люблю собаку!..". Ей отвечают: "Этого нельзя писать" — "Как нельзя? Ведь это правда!..".
Анна ты Росина? Смотрите! Михаил смотрит в окно, А. увидала, отпихнула его, заняла все окно и уселась смотреть, а М[ихаил] уж из-за ее плеча со смирением выглядывает... Умная девка будет, постоит за себя... И этот хорош, да только слаб, под влияние других подпадать будет. Смотри же, А.! Будь умна, не ешь хлеба с западного гумна!.. Будь ты Анна или Аннушка, не будь Анета! В Анетах толку нету. Вот тебе послушание: учи дорогою Берту читать и писать по-русски.
10 сент[ября] [18]76 г[ода]
Ан. Пет. Люб-ая и Гл[афира] ее ассистент!.. Где же ты будешь в годовую память поминать отца? Что же ты в Ал[ехино]-то не поехала?.. Нет! Этого не будет!
1 августа 1879 г[ода]
Раньше ты купалась, и довольно бы было. В этом [году] тебе не следовало купаться. По здоровью-то ничего, а по святости воды — грех.
Чем ты раны-то лечишь? Сиреневою мазью! Это хорошо. Вот сделай еще себе такую мазь. В деревне тебе удобно ее сделать, а она очень полезна. Собери побольше разного сала: говяжьего, бараньего, свиного, гусиного, утиного, куриного — всякого, какое только у вас найдется, а также и всякого масла: коровьего, конопляного, деревянного, подсолнечного, прованского, льняного и пр. — и еловой смолы. Положи в горшок всего поровну, замажь его тестом, поставь в печь, чтобы в вольном духу простояло всю ночь. Эта мазь очень полезна.
6 сент[ября] 1879 г[ода]
Завтра в скит пускают, знаешь это? Редко бывает, да зато редко, да крепко...
12 сент[ября].Этому человеку есть место в вашем доме? Я спрашиваю о том, как примет отец твой ее помещение в вашем доме?.. Хоть маленькое жалование, да нужно брать. Давай ей полтора р[убля] в месяц (сказал б[атюшка] какую-то притчу, да я забыла, а закончил так: а то сливками нос испачкают). Купи себе книгу "Утешение в скорби и болезни" и читай... (На слова мои, какие книги читать, батюшка ответил: "А у тебя какие скорби? Разве только об Аннушке? Вот что: мы с тобой еще не дошли до того, чтобы людей исправлять! Прежде сказано: уклонись от зла, а уж потом: сотвори благо. Как приедешь домой, так ее рассчитай. Ты писала! Ведь ты писала?.. Это вот что значит: когда ты напишешь мне дело, а Дух Святый его разрешал, потому и выходило "пустяки". Если бы ты не писала, то непременно бы спуталась".
Про ключницу так батюшка говорил: "Хоть и нечиста она на руку, да нужно дать ей возможность вырастить детей. Ты призови ее да и скажи построже: "Если еще увижу — завтра же тебя не будет!". Слышишь! Построже ей скажи: "Завтра же тебя не будет!". А места ее не лишите, дайте ей возможность детей воспитать...".)
Будешь хозяйка, больше ничего. Так надоешь там, что сами привезут. Ступайте скорей, а то Даниловщина идет. Скажи отцу: архиерейские письма читал... и понял по содержанию. Не унывай! Когда Каиафа на суде дал совет: лучше одному человеку умереть за весь народ, — он был на тот же год избран архиереем, и невольно предсказал, что Христос для спасения всего народа хотел положить Свою душу. ...Архиерей сый лету тому [про]рече...[58]. Так и я скажу: "Архиерей сый лету тому прорече — 25 лет"[59].
Ты вот что делай. Когда станут бранить А[лександру] И[вановну], ты скажи: "У папаши сколько травы ти-мо-фе-евки..." — они и перестанут. А меня станут бранить, скажи: "Воробьи летают!..". Если же от этих слов не перестанут бранить, скажи: "Да какие красные...". Покойный старец о. Макарий, когда один господин пришел к нему с тем, чтоб наделать ему неприятностей, прервал разговор и сказал: "А у нас в монастыре Кондратьевич!". Господин продолжал говорить неприятности, а старец опять перебил его словами: "К нам в монастырь пришел Кондратьевич". Эти слова так озадачили господина, что он извинился перед старцем за свой разговор.
Что, у вас в доме теперь просушивается пшеница?
1887 г[од]
В келлию свою никого не пускайте, чтоб всегда двери были заперты, и когда на звонок выходишь, дверь широко не отворяй, чтоб не успели в притвор засунуть ногу. Слышишь? Чуть-чуть дверь отворяй всегда, и как отходишь, сейчас же запирай, а то будут мне жаловаться: дерзкая келейница дверью мне ногу прихлопнула. И когда узнаешь, [что] на скотный приедет о. А., запри наружную дверь и спрячься куда-нибудь, хоть на чердак сунься, только чтоб тебя не видали. Обиды не будет, когда на двери увидят замок. Ему незачем ходить к вам. И о. М. принимать не нужно. Ему дома делать нечего, станет ходить к вам — надоест вам.
Ты вот как отвечай, когда спросят, можно ли прийти к вам, — не говори: можно или очень рада, а отвечай так: спаси Господи. Сколько бы раз ни спросили, всякий раз отвечай: спаси Господи. По такому ответу никто не придет.
1889 [год]
Знаю, мне жить недолго. В монастырь принимаю не без указания Божия и Царицы Небесной, и потому кто по смерти моей переменит жительство, за того уже я не буду отвечать, а ответят сами, они нарушают не мое благословение, а волю Божию.

Письма преподобного Амвросия Оптинского Глафире Орестовне Ждановой

№ 1
М. с. о. н. Г. И. X. Б. н. п. н.[60]
Глафира Орестовна!
По немощи и недосугу вкратце отвечаю на письмо твое от 12 августа. Молись Богу в твоем неопределенном положении словами Царепророка Давида: ...скажи мне, Господи, путь, в оньже пойду...[61], имея при этом помышление и обсуждение, что для избрания супружеской жизни потребно полное здоровье, а твое здоровье, кажется, расстроено, – много или мало, не знаю, а все-таки сколько-то расстроено. Поэтому не следует дозволять себе развлекаться и особенно завлекаться каким-либо лицом. Если чему быть по Промыслу Божию, то оно само приидет без нашего ухищрения и домогательства.
Спустя несколько времени после продолжения известной молитвы и по здравом обсуждении, если мысль и желание твое преклонится к монастырю, можешь объяснить это и родителю, впрочем соображаясь с окружающими тебя и отца твоего обстоятельствами, чтобы неблагорасположенные не наговорили ему чего-либо против тебя и не настроили лишить части твоей в наследственном имении. Поэтому, кажется, благоразумнее говорить до времени, если и решишься идти в монастырь, что расстроенное твое здоровье страшит тебя и не дозволяет решиться на замужество; а потом благовременно можешь объяснить отцу и прямо, когда не будет видно означенных препятствий. Пока молись и жди, а там видно будет, как должно поступить, по указанию Промысла Божия.
Старайся действовать не опрометчиво и улучай время поговорить с отцом наедине, чтобы благовременно опровергать нерассудные наветы старых противниц, – указывая на их неблагодарность, что они вместо мира поселяют между вами расстройство.
Да поможет тебе Господь ко благому и душеполезному для тебя; только необходимо взять терпение и пождание, соответственно своей фамилии: Жданова.
Многогрешный ] и[еромонах] Амвросий,
12 сент[ября] [18]64 г[ода]
№ 2
М. с. о. н. Г. И. X. Б. н. п. н.
Достопочтеннейшая о Господе Глафира Орестовна!
Письмо твое с оказией получил. При всем недосуге и краткости времени спешу отвечать. Желал бы собственноручно писать к тебе, но по слабости и немощи не могу и потому диктую. Пишешь, во-первых, о нападениях на тебя вражиих со стороны одного лица. Если хочешь действовать как христианка и не получить душевного вреда, то действуй осторожно, но решительно, несмотря ни на какую неловкость и светское неприличие, но главную силу полагай в том, чтобы при нападении, кроме того, прибегать к Богу и просить Его всесильной помощи и заступления с верою. Заучи наизусть псалмы 3, 5, 7, 10, 11, 26 и в нужде и в искушении читай их, сначала хоть по псалтырю; несумненно верую, что всесильный и всеблагий Промыслитель Господь не попустит обидеть тебя и наругаться, только сама не расслабевай духом и старайся действовать мужественно, уповая на милость, и помощь, и заступление Божие. Лучше потерпеть всякое злострадание, нежели уступить наглому и постыдному нападению. Последствия того и другого сама можешь уразуметь.
Еще пишешь о двояком твоем расположении, не зная, на какую сторону решиться: идти ли тебе замуж, так как есть жених, или идти в монастырь, так как и к этому есть желание и стремление, но боишься искушений, что не понесешь монастырской жизни. В таком двойственном расположении, оставив собственную волю, поспеши прибегнуть к Господу и молись во дни и в нощи словами св. пророка Давида: ...скажи мне, Господи, путь, в оньже пойду... Господь как всеведущий лучше нашего знает, на что решиться для нас полезнее. И по человеческому соображению не могу тебе посоветовать, чтобы решиться на брак: во-первых, потому, что ты не имеешь полного здоровья телесного, а это первое условие и первая необходимость для супружеской жизни; во-вторых, и потому, что имеешь некоторое желание к монастырской жизни. Повторяю: молись искренно и с верою словами св. Давида и смотри, на какую сторону будет преклоняться сердце твое, к тому и направляй твое стремление. Ще-вым можешь говорить, что ты до некоторого времени не можешь решить известного вопроса. Пока довольно. Впрочем, прибавлю: если можешь ежегодно получать от отца рублей сто пятьдесят или двести серебром, то можно жить в монастыре. О гордости и о прочем поговорим лично, аще воля Божия будет.
Банку варенья получил и благодарю за усердие. Филицате Григорьевне кланяюсь и обеим вам желаю мирного и христианского пребывания.
Многогр. и. Амвросий,
6 декабря [18]64 года
Посылаю тебе просфору.
№ 3
М. с. о. н. Г. И. X. Б. н. п. н.
Ожидающая и недоумевающая Глафира Орестовна!
Письмо твое от 29 декабря получил в свое время и тогда же хотел отвечать тебе, но всегдашние недосуги и болезненные немощи мои доселе не давали мне возможности писать тебе. Что ты по приезде отсюда обмолвилась, с этим теперь уже нечего делать. Молись Богу и жди, что и как Господь устроит. Остерегайся более всего малодушествовать, и если бы случилось заметить и неблагонамеренные действия в отношении тебя со стороны других, и живущих и приезжающих. Заучи наизусть из 7-го псалма стихи: сначала два, потом с 9-го стиха: Господь судит людем... и до конца псалма. Также заучи весь псалом 3, также 10, 11, 12, 14, 15 и 16. Для успокоения своего и утешения читай сперва хоть по книге.
Да покрыют тебя молитвы святых от всякого зла, и да сотворит о тебе Господь по воле Своей святой.
Многогр. и. Амвросий,
23 февраля [18]65 г[ода]
№ 4
Христос воскресе!
Достопочтенная о Господе Глафира Орестовна!
Поздравляю тебя со всеобщим и всерадостным праздником Воскресения Господа нашего Иисуса Христа и желаю тебе провести дни св[ятой] Пятидесятницы в лучшем здоровье, нежели как мне пишешь от 20 марта. В письме этом, между прочим, говоришь и о поездке своей в Задонск, но выставляешь одно неудобство от некоторых сестер, которые, по твоему мнению, неблагоприятствуют тебе и нередко подстрекают колкостями, только не знаю из-за чего и для чего. Если брат их вместе с ними не поедет в Задонск, то, кажется, можно отправиться, смотря по состоянию твоего здоровья; крепкий человек может многое понести, а для больного и малое чувствительно. Впрочем, сама смотри, судя по твоим немощам. Если же найдешь особенный случай съездить с другими – мирными к тебе, то это еще лучше.
Напрасно ты поспешила говорить отцу о монастыре, он тебе и отказал. Впрочем, старинные люди говаривали, что все к лучшему; может быть, и тебе высказанное тобою отцу на будущее время послужит к лучшему. Молись с верою Господу, да устроит путь твой, имиже весть судьбами, вблизи или далеко.
Мир тебе!
Многогр. и. Амвросий,
3 апреля [18]65 г [ода]
№ 5
Христос воскресе!
Глафира Орестовна!
Письмо твое получил и вкратце скажу тебе на оное. Можно было слегка попросить у дядюшки деньги; но иное дело попросить, иное докучать много раз. Более не повторяй ему твоей просьбы до времени. Беспокоишься, что родитель твой хочет приехать к нам с Желябужскими. Конечно, лучше бы, если бы он приехал один (или с Александрою Ивановною), но ты об этом не заботься: с кем хочет пусть едет. Филицате Григорьевне кланяюсь и желаю вам обеим мирного пребывания. Если Александру Ивановну увидишь прежде, передай ей мой поклон и благожелание.
Посылаю тебе просфору, вкушай помалу по утрам и ежедневно уготовляйся к терпению во благоразумии и смирении. Помни главное, что не полезно спешить и настаивать не вовремя. В удобное время можешь сказать, что в женских монастырях живут на своем иждивении.
Мир тебе!
Многогр. и. Амвросий,
11 мая [18]65г[ода]
№ 6
М. с. о. н. Г. И. X. Б. н. п. н.
Глафира Орестовна!
Письмо твое получил. Если ты тверда в своем намерении, то отцу прямо говори, что ты больна, что больные замуж не выходят, и от других уклоняйся болезнью своею. Если же ты не устоишь, то сама и будешь пожинать плоды сего.
Из письма твоего вижу и давно замечаю, что не на пользу тебе совершенная откровенность с теткою. Сама видишь, как она изменчива: прежде говорила одно, а теперь толкует другое. Хоть и трудно тебе в одиночестве, но самое дело показывает, что от излишней откровенности твоей выходит лишь путаница. Видишь сама, как трудно жить одной, но делать нечего, задушевные тайны по нужде побережешь одна.
Молись искренно, и усердно, и с верою Господу Богу, да устроит жизнь твою по воле Своей святой к пользе души твоей и да укрепит тебя в твоем борении против предстоящих искушений. Поистине устрояются тебе искушения со всех сторон. Но если не будешь малодушна или двоедушна, то Господь не презрит, а подаст тебе в свое время помощь и вразумление, только не оставляй прибегать к Нему в нужде своей и когда будешь находиться в затруднительном положении. И в другое время не оставляй молить Его о помощи. Прибегай и к Царице Небесной, и к угодникам Божиим, имже веруешь. Призывая помощь Божию, старайся жизнь свою устраивать по Его святой воле, если не хочешь потерпеть вреда. Человекоугодие и человеческие приличия тут неуместны. Знаю, что родитель твой искренно желает тебе добра, но желает по своим взглядам, а Господь в Евангелии говорит: Иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин...[62]. Многие родители устраивали судьбу детей своих по своим человеческим взглядам и после сами горько раскаивались, но уже было поздно, и сделанного нельзя было воротить. Сверх всего скажу тебе: рассуди сама, рассмотри сердце твое и совесть твою, и куда душа твоя преклоняется, то и избери, но без двоедушия и малодушия. Избирай одно из двух: что изберешь, тем и будешь пользоваться.
Хорошо сделала, что отказалась от разных бальзамов, а то они могут примазаться.
Гр. Амвросий,
12 июля [18]65 г [ода]
№ 7
М. с. о. н. Г. И. X. Б. н. п. н.
Глафира Орестовна!
Вышел случай вкратце написать тебе несколько слов. На прежние твои длинные письма никак не удосужился отвечать, хотя и много раз сбирался. Обычная моя немощь и люди посещающие отнимают всякую возможность отвечать на получаемые письма. Едва выбираю время прочитывать их. Ты подробно описывала мне все неудобства и все стесняющие тебя обстоятельства. На все это вкратце тебе могу сказать одно: опять испытай свое сердце поглубже, и если увидишь, что в нем твердо стоит и не колеблется желание твое и стремление поступить в монастырь, тогда на обычные слова родителя твоего, что будто ты противишься в этом желании его воле, отвечай твердо: «Тот же Господь, Который дал пятую заповедь почитать родителей, опять говорит в Евангелии: Иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин. Рассмотрите лучше, папенька, не противитесь ли Вы воле Божией, препятствуя мне в благом моем намерении. И тем более не правы Вы в своей настойчивости, что, видя меня крайне нездоровою и не имеющею надежды когда-либо выздороветь, насильно принуждаете к таким вещам, которые приличны только вполне здоровым. Не будет ли упрекать Вас совесть, если мое здоровье до конца расстроится в сыром доме и от тех неприятностей, какие я встречаю и которых я могла бы совсем избегнуть, если бы Вы меня, больную, отпустили, куда я стремлюсь и куда прошусь». Но прежде, нежели будешь говорить это, помолись Господу и Царице Небесной, чтобы Они преклонили сердце родителя твоего отпустить тебя, аще есть на то воля Божия.
Высказавши при удобном случае родителю твоему о своей болезни и о своем стремлении, старайся не малодушествовать, хотя бы он вдруг и не решился тебя отпустить, а терпи и выжидай, пока умилосердится над тобою Господь. То есть терпи все те неудобства, которые встречаются в вашем доме, заботясь об одном, чтобы не прогневлять Господа нарушением. Божественных Его заповедей.
Мир тебе! и духови твоему!
Многогр. и. Амвросий,
5 ноября [18]65 г[ода]
№ 8
Сколько будет безвредно.
Скрывать, не говорить (что желаю в монастырь).
По соображению (высказывать, что меня занимает свет).
Ходить не ко всем службам.
Исполнять не все желания тети, а с рассмотрением.
Рассказывать о Преосв[ященном] Алексии.
Будь осторожна.
Если будет прилично вести себя (200 р.)
Смотри! (видеться там со мною).
Зачем? Гостить.
Не верь (прельщусь лестью).
Каждое утро и вечер читай 67-й псалом, также и псалом: Живый в помощи Вышняго...[63]
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
2 февраля [18]66 г [ода]
№ 9
Проси (на это денег).
Письма Ал[ександры] Ив[ановны] все получил. Наталье Орест[овне][64] мое благословение.
О Киеве и о прочем как Господь устроит!
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
28 апреля [18]66 г [ода ]
№ 10
М. с. о. н. Г. И. X. Б. н. п. н.
Глафира Орестовна!
Письмо твое получил, а также и икону, просфору и три пары носков. Благодарю тебя и Наталью Орестовну за усердие ваше. Спрашиваешь, что тебе делать в затруднительном твоем положении? Прежде всего, не малодушествовать, а затем – делать, по соображению, что придется, несумненно веруя, что силен Господь устроить о нас полезное в свое время. На И[ванского (?)] безрассудно не оскорбляйся. Нам с тобою, видно, не придется переучить его. В утешение свое вспоминай евангельское слово: ...враги человеку хотящему... домашние его[65].
За Берту радуюсь, что Господь всеблагим и премудрым Своим Промыслом дал ей видеть то, что иначе трудно было бы ей видеть. Кланяюсь ей и желаю от Господа милости и вразумления во благое.
Передай от меня приветствие о Господе с искренним благожеланием Наталии Орестовне.
Испрашиваю на всех вас мир и благословение Божие.
Многогр. и. Амвросий,
2 июля [18]66 г[ода]
Посылаю вам просфору общую, – разделитесь.
№ 11
М. с. о. н. Г. И. X. Б. н. п. н.
Глафира Орестовна!
Письмо твое от 7 августа получил и отвечаю тебе вкратце по немощи и недосугу. Здоровье мое мало поправляется, то немного лучше, то опять хуже, и кроме болезни обременен и посетителями до крайности.
Когда поедете в нижегородское имение, то можешь попросить, чтоб тебя оставили у дяди. В Дивеево можешь попроситься съездить, пожалуй и в Саров, только не очень усиливайся.
Работать можешь то, что найдешь для себя удобнее по здоровью. Вообще же умудряйся среди мудреных обстоятельств и действуй по соображению.
В Оптину пустынь можешь всегда приехать, когда пустят. Оптина пустынь всегда готова принять, была бы с твоей стороны возможность.
В чем виновата, Бог тебя простит.
Гр. Амвросий,
13 августа [18]66 г[ода]
№ 12
В Оптину идти пешком невозможно.
Надо погодить еще. Теперь осенью там, в Киеве, не совсем благополучно.
В Оптину к 7 сентября опоздала. Можно. По соображению просить благословения идти в монастырь хорошо.
Пока погодить говорить о Пр[еосвященном] Алексии.
Хорошо.
Сюда можно сходить в с. Дреплы.
Не говори ложь от неприязни.
Господь вас обеих да благословит на все благое.
Мир тебе! Терпи и умудряйся во спасение!
Гр. Амвросий,
23 августа 1866 года
№ 13
М. с. о. н. Г. И. X. Б. н. п. н.
Недоумевающая Глафира Орестовна!
Много писем получил от тебя, и много раз собирался отвечать тебе, и даже начинал писать, но всегдашняя молва, в которой живу, и немощь, и недосуг месяца полтора или более не давали мне возможности окончить начатое письмо. И теперь много писать не имею ни сил, ни времени, а вкратце отвечаю на главный твой вопрос. Приехать к нам можешь с Любавскими, когда отпустят и будешь иметь возможность. Если поездка эта состоится, то приезжай к нам поговеть, а если почему бы то ни было не состоится, то можешь тогда поготовиться и приобщиться Св[ятых] Тайн у себя в деревне. О чтении Псалтири скажу, как объясняешь, что действительно следовало бы на это сперва испросить благословение; впрочем, теперь продолжай по силе и возможности. Маша пусть оберегает себя по возможности, и если бы было удобно, ты бы не ночевала вместе с матерью, а в другом безопасном месте. Также пусть усердно да молится о матери своей, чтоб Господь сохранил их обеих от наветов вражиих.
Многогр. и. Амвросий,
26 ноября [18]66 г [ода]
№ 14
М. с. о. н. Г. И. X. Б. н. п. н.
Глафира Орестовна!
Длинное письмо твое получил, но отвечать тебе теперь на оное не имею ни сил, ни времени, а вкратце скажу тебе о знакомствах – не бойся, но от сближения удаляйся сколько возможно. А что писала туда – об этом не беспокойся.
Поздравляю тебя с наступающим праздником Рождества Христова, сердечно желаю тебе всерадостное сие христианское торжество, а также и приближающийся Новый год встретить и провести в мире и спокойствии душевном и в утешении духовном.
Многогр. и. Амвросий,
20 декабря [18]66 года
№ 15
М. с. о. н. Г. И. X. Б. н. п. н.
Глафира Орестовна!
Письма твои от 15 и 19 января получил и вкратце отвечаю на все твои вопросы.
Ал[ександра] Ив[ановна] предполагает поехать опять в Москву провожать гувернантку Забусову, которая теперь у нее гостит в Белеве, хотя это еще недостоверно, и не знаю, застанет ли ее твое письмо. Разве скоро напишешь. Но кажется, от вас почта не очень скоро доходит.
Калину пить, если находишь удобным, можешь попробовать еще. А если неудобно, то лучше оставить.
Катихизис Берта может оставить у себя. У нас есть другой экземпляр. Пусть себе читает и особенное обращает внимание на такие места, где опровергаются заблуждения лютеранские, например об иконах, о призывании святых, о церкви и т. п.
Чай разливать можешь сама в случае посещения особенных, хороших гостей, а когда приедет кто попроще, то может и бабушка семидесятилетняя разлить.
Впрочем, если узнаешь, что Александра Ивановна раздумает поехать в Москву, то можно и прислать провизию, или удобно будет, потому что кн[язь] Ухтомский умер и дети его не захотели заплатить Александре Ивановне долга под разными оговорками и чрез это стеснили очень Александру Ивановну, так что она и не знает, за какие меры приниматься.
Положение твое мудреное. Потому умудряйся сама во спасение, сообразуясь с обстоятельствами, имея в виду одну цель христианскую – чтобы не удалиться от Господа.
Мир тебе!
Многогр. и. Амвросий,
28 января 1867 года
№ 16
Читал письма Пр[еосвященного] Алексия, понял по содержанию.
9 марта 1867 года
№ 17
На средине держать себя. Ни избегать его, ни угождать ему, и кольми паче[66] не соглашаться во всем на деле. По какому случаю брать деньги: по соображению – на месте виднее. Если уже нельзя отказаться, по крайней мере не читать их.
Если будет можно, не езди в Лихвин, зачем насиловать себя.
Можно и оставить, зачем озабочи[ва]ть такими вещами.
На все письма в подробности [отвечать (?)] не могу, а действуй соображаясь с своею пользою душевною. Старайся хранить в себе и при себе страх Божий, и он тебя сохранит от всякого зла.
Если поедешь в Лихвин, то и приехать к нам можешь с кем придется, если будет возможно.
Гр. Амвросий,
апрель 1867 г [ода]
№ 18
Как Бог устроит заехать в Оптину.
Предоставь его и себя всеблагому Промыслу Божию. Собирайся и жди, пока тебя отпустят.
Молись Врачу душ и телес Господу о помиловании души твоей. Оставь его и молись о нем.
По соображению при нем читать для себя. Не оставляй оного чтения.
Как благодарить Господа? Читай псалом: Благословлю Господа на всякое время...[67]и другой: Благослови, душе моя, Господа...[68].
Как хотят.
Филицату Григорьевну приветствую о Господе.
В слабом и обремененном состоянии находится мое здоровье.
Нет! Лучше в будущей...
Послушание, смирение и терпение.
Сколько можно и о сем: о угождении и спокойствии отца, а более о своем здоровье.
Терпеть. Есть и так: от малодушия больна.
Если будет не вредно – по причине холода, – сходить вниз, а вредно – не выходить из своей комнаты.
Хорошо всякий пост говеть. Иногда можно употреблять и святое масло, а иногда и полечиться.
Мир тебе! Терпи и молись, ожидая полезного в свое время, и Господь тебя не оставит.
Гр. Амвросий,
3 сентября 1867 г [ода]
№ 19
Глафира Орестовна!
Письмо твое получил, но не дали мне ответить тебе пространно, как бы хотелось, а вкратце скажу тебе: можешь писать мне, о чем объяснила мне, но только при верной оказии, а по почте писать об этом неудобно. Помыслы же, борющие тебя в настоящее время, можешь открывать духовному твоему отцу.
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
13 января [18]68 года
№ 20
Если пред обедом (креститься при других), пояснее бы сказать?
Что-то у тебя рука слаба? Не виновата ли она? Смотри на себя со всех сторон, памятуя, что посреди сетей многих ходим, и ограждайся страхом Божиим.
Гр. А[мвро]сий,
13 июля 1868 г [ода ]
№ 21
По усмотрению креститься.
И не нужно будет заезжать, чтоб после не лгать пред отцом.
Можно пожечь письма.
Скажи, что так думала.
Это обольщение – не чувствовать грехов своих.
Это ослепление было – погибнуть.
Это противоречие.
Это хуже всего – от лукавства.
Старайся хранить совесть и поступать по страху Божию.
Гр. А[мвро]сий,
15 сентября 1868 г[ода]
№ 22
Берту оставь действовать как хочет и как знает. Господь в свое время лучше нашего сделает потребное. О прочем некогда.
Мир тебе!
Гр. А[мвро]сий,
14 мая 1869 г [ода]
№ 23
Подожди и верь, что это устроится в свое время. Силен Господь устроить о нас полезное.
Оставь это на волю Божию...
Оставь его, он по-своему спасается и верует.
Потерпи мало.
Нисколько не стыдно перед отцом.
Не малодушествуй, а надейся лучшего.
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
13 марта 1870 г [ода]
№ 24
Молись Царице Небесной, да Ее содействием избавишься от такой беды душевной.
Можно.
Если кончила годовой срок, можешь класть не обязательно.
Слегка разве – попроситься. Можешь надеяться, а подождать нужно, чтобы не испортить дело докучливостью отцу.
Несбыточная мысль (в Ив. устроить монастырь).
Самой лучше не доить коров.
Не нужно учиться печь хлебы.
Напрасно – угостить хорошенько.
Здоровье мое неисправно.
22 мая 1870 года
№ 25
И я поздравляю вас с наступающим праздником Рождества Христова и Новым годом.
Господь да простит в чем сознаешь себя виновною! Жаль Наталью Ор[естовну], что здоровье ее расстроилось до такой степени, и может болезнь усиливаться от подозрения и ревности.
Гр. Амвросий,
24 декабря 1870 г [ода]
(Адрес). От иеромонаха отца Амвросия Орестовной Глафире Ждановой.
№ 26
Да что и как с папашей твоим уладишь! лучше пока потерпи.
Больше сиди дома.
Повремени иметь старицу.
Видно, уже по смерти отца.
Поэтому пока живи хоть безбрачно, ожидая, как устроит тебя Господь согласно воле Своей.
Вкратце тебе пишу по недосугу и немощи. В двусмысленном твоем положении молись искренно Господу: ...скажи мне, Господи, путь, в онъже пойду... – и на какую сторону более будет перевеса, ту и можешь избрать, если обстоятельства подадут к тому руку; а если будет препятствие, то, значит, воли Божией нет на это.
Гр. Амвросий,
10 июня 1871 года
№ 27
Хорошо.
Всеблагий Господь да устроит о вас полезное по воле Своей святой.
Гр. Амвросий,
10 июня 1872 года
№ 28
М. с. о. н. Г. И. X. Б. н. п. н.
Чадце скорбящее и недоумевающее, Глафира Орестовна!
С подателем получил от тебя подсвечник и носочки. Благодарю за усердие твое.
По причинам, которые описываешь, советую тебе не настаивать, чтобы везли тебя к архиереям или отделили часть имения. Теперь все это неблаговременно по изъясненным тобою причинам. Ни отцу, ни Иванским ничего не говори, а потерпи еще и подожди, молясь с верою Господу и Царице Небесной, чтобы устроили о тебе полезное, как будет Им угодно. В твоем положении человеческими средствами неудобно ничего делать, а скорее можно испортить дело. Если же потерпишь и подождешь, тогда в благоприятное время можешь и поступить и требовать своего с принадлежащим тебе правом.
Мир тебе!
Многогр. и. Амвросий,
5 декабря 1872 г[ода]
№ 29
М. с. о. н. Г. И. X. Б. н. п. н.
Глафира Орестовна!
Получил от тебя целую кучу писем, но прежде не мог тебе отвечать по крайнему недосугу, да и теперь пишу тебе вкратце, потому что очень занят исповедниками и утомлен до изнеможения.
Спрашиваешь: ехать ли тебе в Москву лечиться? Если прежде тебе там доктора помогли и если болезнь такая, что требует лечения, то и поезжай. Если же прежде московское лечение нисколько тебе не помогло и если болезнь такая, что терпимо или нет особенной надобности в лечении, то можно и не ездить. Еще спрашиваешь: не проехать ли тебе из Москвы совсем в Оптину и далее. Не советую тебе теперь это делать, так как сама пишешь, что отец твой очень слаб, так что со слезами книги читает. Потерпи еще и потяни: Бог весть, сколько его жизнь продлится. Касательно замужества Маши и выбора жениха, – пусть смотрит она сама и мать ее.
Мир тебе!
Многогр. и. Амвросий,
24 февраля 1873 года
№ 30
Правда, что не твоей меры всегда пребывать в молитве, а ты хоть противу дурных помыслов твори Иисусову молитву. Презирай мирские понятия о призывании Божией помощи противу злых помыслов. Не гордись и не осуждай других, и не будешь фарисей. Обольщение бывает, когда человек примет вражий внушения, что он будто стяжал нечто духовное или благодатное. Бойся сего и ощущения внутренние считай только за чувства покаянные.
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
23 ноября 1873 года
№ 31
Письмо твое Ал[ександра] И[вановна] мне передала. Разговаривай проще, презирай их – помыслы неверия и прекословия. Просто призывай Божию помощь. Утро употребляй на рассматривание себя. Живи проще, не напрягаясь, только со страхом Божиим и во смирении духа.
Гр. Амвросий,
25 ноября 1873 года
И тут долго жить ей опасно.
№ 32
М. с. о. н. Г. И. X. Б. н. п. н.
Скажи сестре, что, пока отец жив и пока ты не получишь в свои руки своего наследства, ты никакого распоряжения не будешь делать. К этому можешь прибавить, чтобы она была уверена, что А[лехи]на ты не отдашь в монастырь, и что об этом и не думала, и что этого и сделать нельзя. (А продать это имение для себя – это можно, только пока знай это про себя.)
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
30 декабря [ 18]73 года
№ 33
М. с. о. н. Г. И. X. Б. п. п. н.
Глафира Орестовна!
Письмо твое от 18-го числа получил; по нездоровью отвечаю тебе кратко.
Хорошо, что ты не сказала Пр[еосвященному (?)] о помыслах глубокого откровения. Такая откровенность была бы неуместная. Да и то ты высказала кое-что лишнее, о чем бы лучше умолчать. Отец твой едва ли пойдет в монастырь, об этом, кажется, и думать нельзя. Хорошо бы хоть бы тебя отпустил, но и то сомнительно, чтобы он при жизни своей позволил поступить в монастырь. Впрочем, пусть будет что будет. Господь да устроит о тебе полезное по воле Своей святой. Молись и жди!
Многогр. и. Амвросий,
23 июня [18]74 года
В Евангелии говорится: ...архиерей сый лету тому рече...
№ 34
(Обещание ответа на болезнь мою.)
Хорошо.
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
12 мая 1875 года
№ 35
Что делать? Необходимо потерпеть для пользы душевной.
Болезнь старайся переносить с упованием на милость Божию!
Бог да благословит тебя!
И послед[нее]: [в] письме пять руб[лей] получил и прежде два р[убля] получены и розданы бедным.
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
24 мая 1875 года
Даше выйти замуж можно за такого, кто может кормить жену.
№ 36
Мир тебе, Глафира Орестовна!
Писать много некогда.
Гр. Амвросий,
27 августа
Духовное завещание можно другое написать – последнее всегда силу имеет.
№ 37
Господь да простит тебе прежнее и да утвердит в будущем!
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
6 января 1876 года
№ 38
Только не забывай м. Мелетию и более ничего.
«Спаси Господи!» – говорить и когда-нибудь четверть чаю дать.
По временам – бывать у м. Мит. Од.
По усмотрению – ходить в гости.
К кому не часто, после, изредка, – можно.
Тоже не часто: пока двум означенным.
Бог благословит чай пить после обеда, а утром холодную воду.
Можно до некоторой степени играть на фисгармонии. Если же почувствуешь вред – тогда отказывайся от игры и не дерзай!
Можно нанять дочь бедной дьячихи.
Если есть дома, то вели привезти, а если там нет, то сколько нужно – поговорим лично.
Только не очень расстраивай.
Лично объяснить это.
Выбери место в церкви.
По возможности сил поститься.
В Великий пост раза два говеть, у кого придется исповедоваться.
Пока не думаю передавать другому!
Целуй реже и осторожнее.
Неправда, что лучше не ходить к старцам! Вера ведь тут! и по желанию желающих.
Господь тебя да простит!
Помози Господи!
Да простит тебя Господь, не пугайся помыслов, а старайся их открывать, и будешь успокаиваться.
Нудится Царствие Небесное[69].
Господь поможет.
Какой страх? Никто не заметит твоего желания быть со Христом – будь покойна, и через это не можешь лишаться Царства Небесного.
Не вполне понимала! Монашество есть не непрестанная молитва, а частая. Знаю, что тебе нужна помощь. Помози Господи! Постарайся открыть настоящим образом гордость и малодушие, вперед не верь этому, что ты умней и лучше всех, – врут! Помози Господи познать себя!
Господь тебя да простит. Это искушение вражие – хульные, гневные и осудительные помыслы.
Не евши жить нельзя – Господь да простит. Да упразднит их Господь! Как ни пьют, да так пьют; ты лучше – едва ли? О! О!
Это нужно и по болезни твоей, не делать свободных движений.
Господь тебя да простит!
Гр. Амвросий,
февраль 1876 года
№ 39
На это ничего не отвечай или скажи – посмотрим после.
Хорошо! Зажечь другую лампаду Хорошо! Купить дров.
Слава Богу, что всем очень хорошо.
Пиши все вопросы в одну тетрадку.
Бог да благословит тебя на все благое.
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
8 марта 1876 года
№ 40
Письма ваши и с почты получены, то есть Александры И[вановны] и твое.
Мир вам!
Гр. Амвросий,
9 марта 1876 года
№ 41
Бог благословит Варвариной матери поступить в работницы к Покровскому дьякону и дом ей продать кому-нибудь хорошо!
Бог благословит учить в училище, и не заучиваться, а по силе!
Гр. Амвросий,
14 марта 1876 года
№ 42
Прежде перекрестись!
Читай средне.
Читай средне.
Всякое, когда удобнее.
Не исполняя – смиряйся.
Бог благословит говеть на 6-й неделе.
Приходящее все нужно отвергать на молитве.
Помыслы презирать.
На Святой можно сходить к Палт.
За это зазирай себя.
Господь тебя да простит! и да утвердит!
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
16 марта 1876 года
Уведомляй о получении моих ответов. Число то же.
№ 43
Лучше верить всем.
Нет! ничего не бойся! Можно и Ан[не] Фед[оровне] принять. Напиши ей, чтобы принимала от него и кончала со всеми дворовыми. Да! взять пчел хорошо, – тогда видно будет, а в монастыре – первое дело послушание...
Бог да благословит, пока и не занимайся с детьми.
Неправда! по приказанию М. Иг., а по своему усердию бестолковому пусть говорит, а ты помалчивай. Говорю, на все помалкивай.
Бог благословит с пользою переносить болезнь свою. Терпи, молясь Богу! Помыслы презирай и от ропота удерживайся. Да простит Господь тебя.
Бог да простит тебя – не унывай, а лучше смиряйся и кайся. Бог вас да благословит.
Мир вам!
Гр. Амвросий,
20 марта 1876 года
Если что посылаешь, означай, – получено, а не знаем от кого.
№ 44
Бог да простит, помози Господи!
Хорошо. Помози Господи истинно раскаяться!
Господь да простит!
Хорошо. Чтобы работала на воздухе.
Мир вам всем!
Гр. Амвросий,
23 марта 1876 года
№ 45
Можно съездить в Опт[ину] денька на два.
Это ничего, а всех советов нельзя принимать. Получил – получено, не получено – сама отдай.
До некоторых часов и на ночь.
Посылаю вам с Александрою Иван[овною] общее поздравление, а м. игуменье – по почте; чье раньше придет – с праздником приветствуя вас радостным приветствием! Христос воскресе!
Мир вам!
Гр. Амвросий,
31 марта 1876 года
№ 46
Неблаговременно ехать на богомолье по нездоровью, да! да! Не отдых, а вред может быть еще! Сиди дома! Оставайся! Бог благословит! А может быть, не будет! а в Белеве застанет!
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
3 мая 1876 года
№ 47
Оставайся, разумеется, на квартире, где покойнее, впрочем.
После приезда Иванского, если долго не оттянет, ехать в Опт[ину].
Презирай это – после рассмотрим. Хорошо писать поздравления].
Мир тебе!
Гр. А[мврос]ий,
4 мая 1876 года
№ 48
Опасно верить. Сон этот пустяки и даже искушение – вранье, – давно бы открыть, и прошло бы.
Может быть.
Так хорошо бы – быть смиренною.
Да простит Господь тебя и исправиться да поможет.
№ 49
Лучше пока бывать у М. М., по усмотрению иметь с нею откровенность – подождать рассказывать, что случалось; можно – пить вместо чаю холодную воду; лучше бы погодить вступать в монастырь, после потолкуем.
Мир тебе! Не спешить основательнее.
Гр. Амвросий,
27 мая 1876 г [ода]
№ 50
М. с. о. н. Г. И. X. Б. н. п. н.
Глафира Орестовна!
Думаю, что по слабости твоего здоровья едва ли сможешь сама объездить все дальние места, в которых нужно быть ради раздела имения. Поэтому советую тебе списать простую копию с письма Иванского, с раздельного акта и с доверенности, данной Иванским, и все это послать к дворянскому предводителю Лихареву, указав прямо на сомнительные места. В случае необходимости можно обратиться и к адвокату, только к такому, который бы не продал.
Мир тебе!
Многогр. и. Амвросий,
17 октября 1876 года
Нездоровится мне.
№ 51
Это хорошо – дай со всех бумаг простые копии.
Пока эту поездку оставить.
Хорошо.
Может Анна Ф[едоровна] застраховать.
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
2 ноября 1876 г[ода]
На словах многое сказано Анне Фе[доро]вне, так и сделать.
№ 52
Нужна ли она будет и удобна ли она – квартира? Она совсем уедет домой. Нет! Не повредит, уедет.
Когда придешь исповедоваться.
Сколько придется пробыть в Оптиной.
Не обойдетесь ли без нее. Пусть. И это можно!
Мир тебе!
Гр. А[мврос]ий,
13 ноября 1876 года
№ 53
Едва ли? по благословению М. Иг.
Еще рано петь – не поступивши в монастырь формально. А чем жить будет и как? Уедет.
Можешь исполнить.
1 декабря 1876 года
№ 54
Ну уж едва ли считают тебя достойною других исправлять. Это неладно! Последнее лучше всего, то есть самой исправиться.
1 января 1877 года
№ 55
Это хорошо, можно отказаться, – зачем же ехать, когда откажешься? Лично нужно потолковать.
Где? Очень можно оставить знакомство.
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
15 янв[аря] 1877 года
№ 56
(От батюшки о. Амвросия. Разрешение исповеди.)
Господь да простит тебя и впредь да утвердит.
Многогр. и. Амвросий,
март 1877 года
№ 57
О! О! Чем? Великою немощию!
Не гордись. С своими келейницами не поступай сурово. Нет! Отвергай ее – на тот свет ничего не возьмешь, зазрим себя. Исправься. Лучше ценить труды служащих, тогда и распорядишься как следует, не побеждаясь этими страстями и не лишаясь чувства благодарности, доходов достанет на жалованье служащим.
Спроси. Пусть так, видно, от скорого зову. Можно. Наперед спросить, по усмотрению, спросить.
Можно, один раз сходи.
Когда можешь – сведи, сообрази!
Если можешь читать – хорошо, читай, если можешь. Помози Господи. Это полезно – привесть в порядок душу свою покаянием. Узнай сама.
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
март 1877 года
№ 58
Можно.
По твоему слову я разменял один из твоих билетов в сто рублей на свое лечение. Но есть еще у тебя два сотенных билета; под один билет посылаю тебе тридцать рублей, из них двадцать р[ублей] купонами, которые в Белеве в лавках принимаются за деньги. Остальное доберешь, сколько будет правда.
Мир тебе! и тете твоей!
Гр. Амвросий,
7 апреля 1877 года
№ 59
Можно по соображению.
Повремени.
Пореже.
2 мая 1877 года
№ 60
Подождем. Хорошо. Лучше помолчать пока, хорошо.
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
5 мая 1877 года
№ 61
Помози Господи. Так отвечай. Обещай согласие. Поезжай когда захочешь, по усмотрению. Господь да простит!
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
10 июня 1877 года
№ 62
Если лес и домашним образом хорошо продается, то подождать еще. И хорошо, и не нужно. О продаже леса другим оставить до приезда Анны Федоровны. Не приедет. Не пиши, а отдай м. настоятельнице. Билет в пятьсот руб[лей] получен и полежит до усмотрения.
Мир вам!
Гр. Амвросий,
5 октября 1877 года
№ 63
Впрочем, после видно будет – как?
Можно – хорошо – и не нужно. Когда будет можно. Хорошо. Думаю, что согласится подождать. Хорошо.
Мир вам!
Гр. Амвросий,
11 октября 1877 года
№ 64
На какую пользу, зачем? Да! Это опасно, а как предупредить – не знаю. Напиши. Можно – не нужно.
Мир тебе и живущим с тобою!
Гр. Амвросий,
ноябрь 1877 года
№ 65
М. с. о. н. Г. И. X. Б. н. п. н.
Сестра о Господе Глафира Орестовна!
Письмо твое получил. Новую келейницу можете отпустить домой, взяв пачпорт ее у м. Евфросинии, а м. настоятельнице можешь сказать, что она оказалась слаба здоровьем. Анне Федоровне можешь написать, чтобы она теперь продала ржи на такую сумму, какая вам нужна. А в феврале можно и все продать. Дороже февральских цен едва ли будет. Остальное – как Господь устроит.
Мир вам!
Гр. Амвросий,
4 января [18]78 года
№ 66
Хорошо.
По времени и по надобности. Немудрено, что протянется ввод во владение.
Мир вам!
Гр. Амвросий,
4 января 1878 года
№ 67
Читай о нем по 1-й кафизме.
Ничего не делать, положиться на волю Божию.
Бог благословит – пора!
Ксению отпустить – дойдет.
Мир вам!
Гр. Амвросий,
13 янв[аря] 1878 года
№ 68
Бог благословит, если успеешь, одеваться на пятой неделе. Помози Господи, чтобы была истинная послушница. А у нас не нашли мухояр[70]. Бог да простит тебя. Помози Господи!
Отложить постройку келлии еще на год, пока наберешь денег. Теперь не нужно, после сама узнает. Не нужно. Пусть другой кто напишет. Можно написать, что в Белевском монастыре, а у кого она теперь живет, не нужно обозначать.
Если ты покойна духом, то одевайся, а если не совсем покойна, тогда можно и подождать. Бог простит и да поможет. Бог да благословит всех вас.
Гр. Амвросий,
21 марта 1878 года
О деньгах потолкуем после.
№ 69
Все это искушение, Бог даст – все пройдет.
И слава Богу!
Бог да простит и да поможет.
Можно, если придется отложить, а пока переправит настоятельница.
Чтобы поправить.
Когда будет удобно приехать в Опт[ину]. Как она захочет – тет[ка]? Это после, по соображению. Не нужно до времени никому писать, что тебя одели, после напишешь. Тяни.
Всех вас Бог да благословит.
Мир вам!
Гр. Амвросий,
24 марта 1878 года
№ 70
Если будет потребность, то нужно лечиться.
Можно и призанять на одеванье.
Читай псалом: Терпя потерпех Господа...[71].
Отслужи молебен Божией Матери Скоропослушнице и целебнику Пантелеймону и свт. Николаю. Мир тебе! и прочим!
Гр. Амвросий,
3 апреля 1878 года
№ 71
Деньги получил покойному о. Клименту па милостыню.
Мир тебе! и всем мир!
Гр. Амвросий,
30 апреля 1878 года
№ 72
Не дожидаться их. Дети, они в конце мая только домой приедут.
Можно бы поехать в Алех[ино], если бы там было кому ходить за больными.
Мир тебе и твоим!
Гр. А[мврос]ий,
12 мая 1878 года
№ 73
Так неудобно.
Когда пройдет лихорадка.
Неудобно на своих лошадях, удобнее по железной дороге. Если лихорадка не помешает.
Мир гр. Глафире!
Гр. А[мврос]ий,
19 мая 1878 года
№ 74
Да ведь ее еще нет. Зачем же говорить. Она много говорит.
Мир тебе!
Об имении нужно еще поговорить.
Гр. А[мврос]ий,
25 июля 1878 года
№ 75
М. с. о. н. Г. И. X. Б. н. п. н.
Сестра о Господе Глафира Орестовна!
Два письма твои с оказией получил. Посылаю тебе вексель и другие бумаги. Хотя о бумагах ты пишешь, как будто бы они не совсем тебе нужны, а в одном будто как и нужны. Уведомь о получении их.
Иванского ты нисколько не бойся. Если не хочешь принять его в своей келлии, можешь принять его в училище у Александры Ивановны. О моем порицании или нарекании не беспокойся.
А сестре своей можешь написать, что она тебе пишет письма в оскорбительном тоне, чего ты не заслуживаешь, и что она сама первая должна опасаться, по своим словам, что[бы] Господь не воздал ей должным за несправедливое нарекание, которое она тебе пишет по какому-то неосновательному подозрению. Никто из благомыслящих людей собственную осторожность не называет несправедливостью, оскорбляющей других.
«Я хотела поступить с тобою по-сестрински касательно передачи тебе Алехина на законном основании, но чем же я виновата в том, что лицо, защищаемое тобою, порицающее безмерно меня и других, поступило вопреки желанию и моему, и твоему. Поэтому не спеши навязывать и приписывать несправедливость другим и побойся греха за несправедливую несправедливость. Поверь, что я была всегда твоею сестрою, какою и теперь есмь в отношении тебя, а ты рассуди и рассмотри сама и постарайся быть мне сестрою, праворассуждающею, а не пристрастною», – вот я тебе написал так, а ты сама можешь переладить, если только сможешь.
А до некоторого времени можешь и погодить так писать сестре. Какое у тебя будет чувство, так и поступи.
Мир тебе и всем твоим!
Многогр. и. Амвросий,
8 января 1879 года
№ 76
Когда приедешь – потолкуем.
Хорошо.
Для чего? Можешь Анне Федоровне написать об этом, если нет надобности вызывать ее сюда.
Ничего. Спаси Господи.
Бог благословит в Опт[ину] приехать с В.
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
18 января 1879 года
№ 77
Это, вероятно, и не будут уплачивать, и не надейся.
Бог да благословит, помози Господи. Отвечал. Как ты скажешь и чем?
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
5 февраля 1879 года
Прасковья М. почи о Господе.
№ 78
Не знаю, на пользу ли будет, а если удобно, то поехать, а неудобно – остаться. Можно продавать лес. А Анне Федоровне, ведь она главная. По усмотрению. Неудобно – можно и в другое место.
Гр. Амвросий,
3 марта 1879 года
№ 79
Лучше приискать кого-либо другого, чтобы готовила, а смотрела бы Евс[т]игнеевна.
Можно, если Градя согласится, напиши и узнай.
Аннушке и Евдокии Лодыженским вместе.
Хорошо, пей!
Поздравляю и милости Божией желаю.
Мир тебе!
Многогр. Амвросий,
22 апреля 1879 года
№ 80
Сестра о Господе Глафира Орестовна!
Александра Евс[т]игнеевна пишет, что на постройку твоей келлии уже задолжала девяносто рублей, а денег еще потребуется много, то вышли ей хотя в два раза по сту рублей.
Мир тебе!
Гр. Амвросий
Лихорадка прошла, слава Богу.
№ 81
Мать игум[ения] недовольна на Александру] Евс[тигнеевну], и потому, думаю, неудобно ее просить в Алехино, впрочем, как решит м. игумения.
А кто ходить за ними будет? Сперва хоть одну корову.
Мир тебе!
Гр. А[мврос]ий,
8 августа 1879 года
№ 82
После потолкуем. Нечем было возноситься помыслами. А кто бы у ней мог смотреть над постройкой келлии.
Да будет мирна сестра!
11 авг[уста] 1879 года
№ 83
После сама возьмешь.
Теперь неблаговременно поехать к сестре в Москву с м. Ан. Ей уже поздно.
Можно когда-нибудь проехать к Димитрию Ростовскому.
По усмотрению и надобности брать вещи из Ал[ехина].
Бог да благословит ее и тебя.
14 авг[уста] 1879 г[ода]
№ 84
Не знаю, что из этого выйдет. Может быть, часть правды есть, но не все. Слышно, станового поворотили на другую сторону.
Говори: за десять тысяч не хочу продать сестре. Узнай, что нужно.
Постепенно. Смотря по тому, что будут давать, можно давать знать покупателям. Нынешний урожай самим можно продать. По усмотрению и надобности продавать лес. Не нужно еще его прочищать. Я говорил ему, он ответил: отчего же, хлеб уродился.
16 августа 1879 года
№ 85
М. с. о. н. Г. И. X. Б. н. п. н.
Сестра о Господе и чадо духовное Глафира Орестовна!
Письмо твое получил с Сергеем и сто рублей в другом конверте, и кроме пять рублей на поминовение старушки.
Сергею говорил о неисправностях, он не признает этого справедливым, да и прежде как-то слышал, что станового перетянули в противоположную сторону, на сторону тех, которые добиваются выгоды в твоем имении. Поэтому дело это еще подлежит рассмотрению. Поживи немного в Алехине и рассмотри обстоятельства, и поверь[72] то, что говорят.
Семену Иванычу сто рублей отдано, и вексель надодранный посылаю тебе, а в лавку после отдам.
Пересылаю тебе два письма.
Счета погоди передавать игумений.
Мир тебе!
Гр. Амвросий
№ 86
Не нужно писать М. Иг., а просить м. А. и ей послать ключ, запечатанный в письмо.
Можно позвать о. Ф. Бог благословит – позвать о. Ан., чтоб обеим вместе приобщиться.
Господь да простит вас.
Гр. Амвросий,
29 октября 1879 года
№ 87
Это после. После. Так.
Приди завтра утром – пока двести тридцать рублей взять или как еще.
Гр. Амвросий,
6 ноября 1879 года
№ 88
Можно приехать для поздравления, а не для толков. Поздравляю с принятием Св[ятых] Тайн.
Без надела или с наделом.
На какие сроки и сумму.
Получил я от тебя пять серий; на четырех отрезаны вперед за год купоны, а на пятой – за два года, значит, на двенадцать руб[лей] хватили. Не знаю, от кого ты получила серии эти. Напиши, чтобы вперед так не делать, себя не обманывать и других не общипывать, а быть осторожнее в том и другом случае.
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
29 ноября 1879 года
№ 89
Хочешь побеждать не смирением, а презорством[73] и гордостью или презрением.
Остерегаться.
12 декабря 1879 года
№ 90
Все это мудреное дело, и конца не дождешься. Не нужно.
Не знаю. Не нужно. Лучше погодить дома и осмотреться.
Хоть и скоро! – как устроится. Если дает – занять.
26 января 1880 г[ода]
№ 91
Хоть бы за выкуп тетке заплатить пять т[ысяч] или платить за пять тысяч.
Ну, пусть так!
Гр. А[мврос]ий,
5 февраля 1880 г [ода]
№ 92
М. с. о. н. Г. И. X. Б. н. п. н.
Мир тебе и Божие благословение, чадце духовное Глафира Орестовна!
Письмо твое чрез Анну Федоровну получил.
Ты спрашиваешь, как тебе отвечать сестре, чтобы поправить свою ошибку? Можно написать так: «Я не подумавши и не сообразившись с делом хотела было уступить и урожай настоящего года, но теперь вижу, что этого сделать нельзя. До окончания дела много еще потребуется денег за обработку земли, и на жалованье служащим, и на другие расходы. Поэтому кроме зимнего посева ржи, которое имеет посеяться на определенных десятинах земли, тебе настоящего урожая уступить неудобно. Пока весною Алехинское имение не образуется Земельным банком, вы не спешите занимать деньги тысячу пятьсот рублей. Не спеша сделать дело будет обстоятельнее». Касательно и пяти десятин лесу оговорись.
Мир тебе!
Многогр. и. Амвросий,
4 марта 1880 года
Пока купчая не совершена, переговоры и договоры дозволительны и распоряжения возможны.
Исповеданное Господь да простит тебе.
№ 93
Не нужно тотчас по получении письма от Ив[анских] относиться к Шел., а прежде списаться. Просто не спешить. Как заявляют. В сентябре – иметь расчет об урожае. По соображению – спешно делать неосновательно. Не нужно это, после. Не нужно. Выкупную сумму запечатать в конверт и попросить казначею на время в ризнице спрятать. Упомянуть, что теперь это запрещено, то есть вперед отрезать купоны.
Не знаю, узнать. Думаю, можно дать формальную расписку.
Можно – в Опт[ину].
По соображению бывать у знакомых.
5 апреля 1880 г[ода]
№ 94
М. с. о. н. Г. И. X. Б. н. п. н.
Сестра о Господе Глафира Орестовна!
Письма твои с оказией и с почтой получил. Ты мне столько написала вопросов, что у меня ни времени, ни сил не достанет отвечать на все, потому что мне очень нездоровится.
Иванскому можешь отвечать так: «Вы вините меня, а я виню вас, зачем неосмотрительно спешите. Имение не осмотрено и не оценено, дело о закладе еще не начато, а вы уже занимаете деньги и пишете актовое условие, тогда как я Вам говорила и опять повторяю, что по родственному чувству я уступаю Вам имение много, много дешевле других, уступаю Вам и выкупную сумму за крестьян, но урожая настоящего года уступить не могу. В этом не стесняйте моего внутреннего чувства. Я хочу по имению дело кончить обстоятельно и расстаться с людьми, служившими мне, хорошо и мирно. Да и годовые расходы неудобно рассчитывать и соображать после, что куда тратилось; я не в числе работ, а ведь имела же на себя годовые издержки. Вы говорите, что я отлагаю продажу на неопределенное время. Это зависит не от меня, а более от Вас, и от самых дел и обстоятельств, сопряженных с продажею имения, так как у Вас нет всех наличных денег. А спешно и кое-как имение передать не могу, потому что потребно много расплат разным лицам. Наконец, и выкупную сумму Вы взваливаете на меня, а я по слабости здоровья и по другим обстоятельствам хлопотать о ней не могу. Лучше бы Вы оставили ее за собой, а мне выдали наличную сумму. Словом, по-родственному сойдемся, только не спеша и обстоятельно».
Напиши своими словами в этом роде, а там видно будет. Также напиши, пусть Иванский тебе пришлет образчик в Московский банк или лучше потолкуй с нотариусом, чтобы дать доверенность Иванскому с тем, чтобы закладные листы Земельного банка высланы были в Белев на твое имя. Потолкуй с нотариусом, как лучше: прямо самой тебе послать заявление в Московский банк или дать доверенность другому.
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
7 апреля 1880 года
Р. S.Я задержал извозчика Ясветовых (?) до девятого часа ради твоего письма. Дай им хоть рубль. Извозчик с них взял дорого.
№ 95
Сходить хоть к Ек. Ив. Теперь напомнить о содержании старух. Если Ив[анский] не потребует, то не нужно давать расписку, на бумаге не выяснять условий продажи, а просто. Самой высказывать не нужно, без сего ничего не нужно.
Не нужно присылать, не нужно приносить доверенность, а только одно смотри, чтобы было высказано: доверяешь заложить имение, но с тем, чтобы банк выслал прямо тебе в Белев деньги, а кроме ничего не писать в доверенности.
Гр. А[мврос]ий,
27 апреля 1880 года
№ 96
Христос воскресе!
Чадце, не совсем крепкое телом и духом, Глафира Орестовна!
Покупатель твой все спешит и прежде времени хочет повернуть на свою сторону. Поэтому и ты поспешай из деревни перевезти в Белев все, что считаешь нужным взять. Это будет прочней и покойней. Впрочем, пусть покупатель твой как хочет толкует и как хочет записывает, ты не должна его допускать до распоряжения, пока не получишь всех денег. И Анне Федоровне скажи, что дело хозяйское нужно вести до конца, чтобы иметь похвалу пред всеми и от тебя получить приятную благодарность.
Многогр. и. Амвросий,
10 мая 1880 г [ода]
№ 97
«Пожалуйста, пока не получу всех денег за Ал[ехино], прошу не вмешиваться в распоряжения мои в Ал[ехине]. Ведь это вмешательство может помешать самому делу и заставить не отдавать Вам Алехина, а продать другим, а я бы этого не желала».
26 мая 1880 года
№ 98
Вот как: «Пока не получу всех денег за имение, до распоряжения не допущу».
Не поймавши, уж не так поступает...
3 июня 1880 года.
№ 99
Но дела еще не устроены...
Не без сего... Можно или не брать лошадей, или продать. По усмотрению. Погодить. Следует. Можно отдать. Можно после. Не понимаю. Погодить.
Июль 1880 года
№ 100
Чадце духовное Глафира Орестовна!
Письма твои получаю, но отвечать некогда было. Пишешь о неладных жолубах [желобах] погребицы. Надобно их устроить, чтобы вода текла куда следует и не было вреда другой постройке.
С келейными живите пока, как будет возможно; по времени, Бог даст, как-нибудь уладимся.
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
17 августа 1880 года
№ 101
Сестра о Господе и чадо духовное Глафира Орестовна!
Посланные тобою вещи получены; но посланные яблоки не застали уже твою тетю в Оптине. Она была в Козельске, откуда ее хотели отвезть на другой день в Белев.
Ладыженские едва ли возьмут всю квартиру на свою ответственность. Поэтому, если найдется хороший постоялец, который возьмет на свою ответственность весь дом и даст порядочную цену, в таком случае можно передать этому постояльцу. А Ладыженские, если захотят, пусть у него нанимают квартиру для своего отца. Только ты не толкуй, что я тебе теперь пишу об этом. Более писать не время.
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
29 августа 1880 года
№ 102
Два письма твои получены. Иванскому в доверенности напиши что нужно, – не сомневайся. Пока купчая не будет совершена, Иванскому мудрить нельзя – так думаю. Сделай, как написано. Квартиру отдай кому будет можно и кому выгоднее, за цену, какую дадут. Ив[анским] если не нужен, передай его [дом] м. игуменье. Не найдется ли покупатель на дом, подождем, а пока отдай под квартиру, что дадут.
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
4 сентября 1880 года
№ 103
Можно бы, а не годится ли бедным. Хорошо. Пополам. Можно по временам, смотря по нужде, хорошо. Погодить. Бог да благословит.
Гр. Амвросий,
2 октября 1880 г[ода]
№ 104
Почему же оставить до весны? Теперь удобнее достать хворосту без листьев.
Как сами уладятся – своя воля царя боле.
Не нужно.
Не нужно. Лучше подождать постояльца, который бы согласился жить вместе с Ладыженским. Спешить не нужно.
Мир тебе! и всей келлии.
Гр. Амвросий,
6 октября 1880 г [ода]
№ 105
Сестра о Господе и чадо духовное Глафира Орестовна!
Пишешь, что Рикману квартира твоя понравилась, а не пишешь, что за человек Рикман и как велика его семья. Он желает квартиру твою нанять на пять лет. Что ж? На это согласиться можно, только поправку квартиры не бери на свою ответственность. Пусть Рикман поправит квартиру хоть теперь, хоть весной, как ему желается, на свой счет и живет там пять лет, платя ежегодно полтораста рублей. Если же он будет указывать на поправку квартиры, тогда можно согласиться положить и сто двадцать рублей, но с тем, чтобы платил за страховку дома. Толкуй там, как можете столковаться, а все-таки прежде проси полтораста рублей. Можно на пять лет и контракт написать. А там, где старец Ладыженский живет, – он ли или другой может жить?
С теткой Сусанной Григорьевной лучше бы расплатиться, нежели платить ей 10 % долгое время. В ноябре месяце Фролов поедет в Тулу, напиши ее адрес, он мог бы отвезть.
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
14 октября 1880 года
№ 106
Сестра о Господе и чадо духовное Глафира Орестовна!
Когда увидишься с сестрой, скажи ей только: «Я ради тебя и ради твоих детей уступила из имения тридцать тысяч, то теперь уже сама смотри, чтобы имение мимо тебя не попало в руки прямо к твоему благоверному, это будет для тебя нехорошо и для меня неприятно».
На другие твои письма отвечать тебе я не имел ни досуга, ни возможности.
Ты боишься, как бы на конце не испортить дела о продаже имения, или, вернее, касательно получения тобою денег. Тут весь секрет состоит в том: пока не получишь должных тебе денег, не передавай нотариальным порядком имения, не давай подписок и расписок, каких не понимаешь. Вот и все опасение.
Мир тебе!
Многогр. и. Амвросий,
11 марта 1881 года
№ 107
Сестра и чадце Глафира Орестовна!
Посылаю тебе объявление в Государственный банк и опись, подпиши и пришли обратно.
Мир тебе и Божие благословение!
Гр. Амвросий,
28 апреля 1881 г [ода]
Нездоров.
Парашу принять, которая жила у покойной м. Афанасии.
Мебель лишнюю можно продать. Книжку получил.
№ 108
Посылаю тебе три рубля. Сама посылай Татьяне, а я не знаю, куда ей посылать.
Гр. Амвросий,
14 мая 1881 года
№ 109
М. с. о. н. Г. И. X. Б. н. п. н.
Глафира Орестовна!
Письмо твое получил. Посылаю тебе билет Московского Земельного банка в сто рублей. О другом твоем желании распорядимся потом. О получении меня уведомь.
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
19 июля 1881 года
№ 110
Сестра о Господе и чадо духовное Глафира Орестовна!
Деньги по письму твоему посланы в банк и при случае квитанцию на это получишь. По слову твоему три билета Государственного банка по сту рублей передам плачущей Наташе. Ежели мука и крупа от дяди хороши, то можешь их оставить и для себя, по времени заплатишь деньги, если возьмут.
С келейными своими улаживайся по усмотрению, и дворника можешь переменить, если найдется лучший.
Впрочем, посылаю тебе три билета по сту рублей, сама и передай ей, а также посылаю расписку на отправку денег в Тульский банк и два объявления из Правления Поземельного кредита и письмо.
Мир тебе!
Многогр. и. Амвросий,
8 октября 1881 года
Р. S.Наталья рассудила оставить билеты у нас, а квитанцию посылаю тебе.
№ 111
Можно оставить это – впрочем.
За сколько имен.
Сама смотри.
По усмотрению.
Декабрь 1881 года
№ 112
Из посылаемых денег трать по соображению. О вспомоществовании родным не знаю – смотри сама. Можно напомянуть сестре. Дай двадцать или пятнадцать р[ублей]: больна, помогать нужно.
Мир тебе!
Гр. Амвросий,
21 янв[аря] 1882 г[ода]
№ 113
Сестра о Господе и чадо духовное Глафира Орестовна!
Письмо твое получил.
Поздравляю тебя с прошедшим днем рождения.
Посылаю тебе сто пятьдесят рублей.
Мир тебе и Божие благословение!
Многогр. и. Амвросий,
22 янв[аря] 1882 года
№ 114
Глафира Орестовна!
Спиши копию с общего поздравления для себя, для м. Анастасии, для Анны Осиповны, а четвертую на всякий случай.
Многогр. и. Амвросий,
апрель 1882 г[ода]
№ 115
Христос воскресе!
Сестра о Господе и чадо духовное Глафира Орестовна!
Сегодня день твоего Ангела. Прежде не успел тебя поздравить с сим знаменательным днем. Поздравляю теперь. Сердечно желаю, чтобы Всеблагий Господь, за молитвами св[ятой] девы Глафиры, даровал тебе потребное здравие телесное и благомощие душевное, чтобы проводить жизнь с христианским терпением и смирением, без которых ни одна из добродетелей не совершается. А если, по-видимому, когда-либо и совершается, но не бывает прочна. А смирение одно грешному и неисправному мытарю исходатайствовало у Господа милость и прощение многих согрешений и, сверх того, приложение правды, которой лишился горделивый фарисей за возношение свое и за укорение и уничижение мытаря. Мы, слабые и неисправные и повинные многим грехам, твердо должны помнить и крепко подражать смирению и самоуничижению мытареву, так как слабосильным по телу и малодушным по внутреннему расположению других средств ко спасению нет. По всему этому мы и должны держаться мытарева правила: «Боже, милостив буди нам грешным».
Многогр. и. Амвросий,
26 апреля [18]82 года
Р. S.По содержанию писем твоих никак не удосужусь отвечать. Напор народный не дает мне и опомниться.

Воспоминания о приездах батюшки родного в Шамордино в 1885, 1888 и 1889 годах

Три раза удостоилась я видеть дорогого батюшку во святой, им основанной женской обители в честь Казанской Божией Матери (в Казанской Горской общине), известной более под именем Шамордина (по названию деревни), до его переселения туда совсем на жительство, где и окончил он дни свои. И батюшка родной часто спрашивал у многих, которых желал принять к себе в обитель: была ли в Шамордине и не прописал ли тебе там кто-нибудь "Ш" на морде? Говорили, конечно, нет. Тогда батюшка, расставив широко пальцы, проводил по лицу рукой и тем как бы решал вопрос о поступлении в Шамордино в число сестер.
Первый раз увидела я батюшку [в обители] в 1885 году, в июне месяце, числа так 17 — 19-го. Я, собственно, пробыла там только один день при нем, к моему великому сожалению. Внутреннее мое состояние после потери детей и [вследствие] разных других обстоятельств было в то время ужасное. Потребность видеть дорогого батюшку стала необходимой, даже и не говорить, а [хотя бы] только видеть его. И вот в таком-то настроении, услыхав, что батюшки нет в Оптиной, решилась я идти к нему пешком в Шамордино, не зная и дороги туда. Часов в пять вечера (так как днем невозможно было идти от сильной жары) вышли мы с Ираидой Мих. Сенчуковой (также батюшкина [духовная] дочь) из Козельска и поплелись по большой дороге, но могли с непривычки дойти только до села Прыски, верстах в шести от города. Там наняли мужика с простой телегой, и со всеми остановками для отдыха и с плохой лошаденкой попали в Шамордино только часов около одиннадцати ночи. Это был мой первый приезд туда.
Мы подъехали прямо к гостинице, и мне как-то сразу сделалось легче на душе. На крыльце нас встретили монашки. Мой первый вопрос был: "Где батюшка? Покажите мне хоть дом, где он остановился". Но мне ответили, что уже поздно. Кое-как при луне я все-таки могла кое-что разглядеть, и общий вид обители сделал на меня приятное впечатление. Гостиница мне также очень понравилась, вероятно еще и потому, что в этот самый день батюшка осматривал ее и конечно заходил и в тот номер, где нам пришлось стоять. Все так чисто, уютно, хорошо нам показалось, а над моею кроватью, к моей радости, оказался портрет батюшки (где он сидит без камилавки в келлии перед столом и что-то пишет). Взглянула на портрет, и мне еще больше захотелось поскорее увидеть батюшку. Всю ночь я не могла уснуть от какой-то радости и волнения, мне непонятных!
На другой день мы пошли к обедне. Церковь мне тоже очень понравилась. Я стояла как раз против самой иконы Царицы Небесной. Лик этой иконы произвел на меня сильное впечатление, которое и до сих пор осталось во мне. Пели очень стройно и хорошо, я много плакала и молилась, особенно во время молебна с акафистом (стояла я сзади монашек на коленях, так что никто мне не мешал). В конце молебна около стеклянных дверей, которые отделяли церковь от других комнат (церковь домовая), увидела я наконец батюшку сидящим и всех по очереди благословляющим. При виде его мне еще больше захотелось плакать и, пробираясь к нему с трудом через толпу монашек, его окружающих, я горько, горько плакала. Батюшка издали заметил меня и как будто стал раздвигать монашек, чтобы дать мне место около себя. Я приползла к нему на коленях и упала головой ему на руку. Батюшка одной рукой взял меня за подбородок, а другой ударил по голове и сказал, словно утешая: "О чем плачешь?". Я ответила: "Сама не знаю, батюшка". И действительно, это были какие-то необыкновенные слезы.
Потом батюшка ушел к себе, а я все время сидела на крыльце около его келлии, что рядом с церковью, и ждала, когда меня пригласят к нему. Даже не хотела идти обедать, хотя меня и звали. Солнце жгло мне голову, но я ничего не замечала. Наконец батюшка прислал мне сказать, с сестрой матушки [игумении][74], что "если не пообедает и не напьется чаю, совсем ее не приму". Я, конечно, сейчас же исполнила приказание батюшки и обедала с гостями и с о. Анатолием в беседке возле хибарки. Так как матушка игумения была больна, то вместо нее сидела с нами Софья Ивановна Русанова. А чай после обеда пила я уже в доме.
После обеда батюшка ездил осматривать постройку (тогда еще корпусов новых не было, был только церковный дом, старый дом, рухольная, трапезная, гостиница, дом Федора Федоровича и еще какая-то постройка). Когда батюшка вышел из дому, чтобы садиться в пролетку, то, проходя мимо меня, остановился и вдруг сел возле и говорит: "Хочу здесь посидеть". Я, конечно, сейчас же на колени перед ним, но батюшка очень скоро встал и ушел. А когда приехал с постройки, то опять немного погодя вышел на крыльцо в сени, чтобы благословлять всех. Тут одна женщина все протягивала к нему руки и громко просила благословить ее, Веру Смоленскую, как она себя называла. Но батюшка вынул вдруг откуда-то большую просфору, прибил меня ею по голове и сказал: "Нет, я благословлю сперва Веру Козельскую". Потом пошел осматривать трапезную, тут и все двинулись за ним, и я, конечно, не отставала. Мы едва поспевали за батюшкой, так он шел скоро. И когда вошел в трапезную, то хлопотливо так забегал, размахивая ручками, а потом и говорит: "Скорее хлеба, соли, да побольше ковригу". И все это ему поставили на стол, но он уже пошел дальше в рухольную. А я, пока батюшка был там и вообще в том корпусе, все время стояла на коленях на крыльце, и он, проходя мимо меня, бил меня по голове и говорил: "А блохи все стоят!".
Когда шли в трапезную, я, идя сзади батюшки, вспомнила вдруг почему-то слова из Евангелия: "...которые прикасались к одежде Его, исцелялись"[75], и еще из Деяний апостольских, как тень апостолов Петра и Павла исцеляла больных[76]. Тогда я схватила батюшку за ряску, думая: не берет меня, но, может, и так исцелит мою больную душу, — и просила его в уме об этом, и не успела еще дотронуться до его одежды, как вдруг он повернулся молча ко мне лицом, поглядел, и так же скоро опять повернувшись спиной ко мне, побежал дальше. Я даже вздрогнула от неожиданности, настолько меня поразило случившееся.
В этот день соборовали игумению, и я сидела в зале и слушала пение. Мне было очень жаль матушку, хотя я ее совсем не знала, и так хотелось пойти к ней туда, поближе, но некого было просить об этом, да и не до меня им тут всем было! Вечером, часов в девять, наконец принял меня батюшка в проходном коридоре рядом с церковью, лежа на постели о. Иосифа, и первое его слово ко мне было: "Как ты меня нашла здесь?". Я ответила: "Слышала, батюшка, что вы здесь". Потом поговорил со мной, утешил меня конечно и отпустил в Козельск на шамординских лошадях, с доктором Деконским, который приезжал к матушке [игумении] и теперь разыскивал меня. Батюшка сказал так: "А разве ты с ним знакома? Ну, поезжай скорее, а то один уедет". Через день батюшка сам вернулся в Оптину, и после его отъезда дня через два сгорела в Шамордине гостиница: как ни просили батюшку остаться еще погостить там, но он, говорят, страшно заспешил отъездом, должно быть не хотел видеть пожара.
Еще забыла написать про одно обстоятельство, которое почему-то осталось у меня в памяти. Осмотрев все, батюшка, проходя мимо церкви со стороны хибарки, вроде бы хотел зайти в церковь, и все ждали этого, а я уже поспешила стать на верхнюю ступеньку лестницы, ведущей в церковь, но батюшка остановился, посмотрел на меня, улыбнулся и побежал мимо. А я так и осталась в недоумении на крыльце, батюшка будто этим сказал мне: "Погоди, еще не время!".
Во второй раз увидела я батюшку в Шамордине в 1888 году, где он прожил при мне девять дней с половиной, от 19 июля вторника (св. преп. Макрины) и до 28-го, четверга (апп. Прохора и Никанора). Батюшка сам говорил потом: "Я прожил в Шамордине девять с половиною дней, и так было тепло и хорошо, а сюда приехал — опять холода". Я в это время гостила в Шамордине. Долго мы ожидали батюшку, еще в первых числах июля прошел слух, что он собирается к нам, но мы от радости и верили и не верили и боялись даже говорить об этом, особенно страшились перемены погоды. Главным образом его задерживали оптинские гости: Соломон, министр Тизенгаузен и другие важные особы, которые давно не видели батюшку и приехали с этой целью и гостили в Оптине, так что нас в это время и не пускали туда. Да и на самом деле батюшка был очень занят: летом народу в монастыре вообще бывает больше, особенно простого классу, и батюшка всех принимает без разбору.
Но не забыл и нас батюшка и исполнил свое обещание и давнишнее желание опять побывать в своей [Шамординской] обители. И вот, наконец наступил желанный, радостный, незабвенный для нас день. С утра приехал кто-то из наших из Оптина [монастыря] и объявил, что батюшка сегодня выезжает и будет у нас часам к пяти или шести. Началось волнение, все радуются, бегают, суетятся; погода, как нарочно для батюшки, стоит прекрасная: на небе ни облачка, жарко — одним словом, все ожидает батюшку и радуется. Комната для него уже готова в церковном доме, вся убрана коврами, поставлен маленький иконостасец. Готова комната и для о. Иосифа, которого также ждут. Из батюшкиной комнаты отворена дверь в коридор, ведущий в церковь, и поставлено кресло в коридоре, чтобы батюшке удобно было сидеть во время службы и видеть всю церковь и все слышать.
Церковь убрана цветами, колонны обвиты гирляндами из зелени и зажжена люстра, а нам всем велено собраться около церкви к четырем часам. Около пяти вечера прискакал верховой из Полошкова, посланный туда с утра, и возвестил: "Едет!". Что мы в это время почувствовали — передать за всех это состояние не могу, скажу только про себя, — это была радость несказанная, какая-то благодатная, и радоваться и плакать вместе хотелось! Все уже было готово к встрече, мы в полном порядке выстроились от святых ворот и до самой церкви по обеим сторонам ковровой дорожки, по которой должен был проходить дорогой гость. Впереди всех за воротами при въезде стояла матушка игумения[77] с образом чудотворной иконы Казанской Божией Матери, рядом с ней казначея с хлебом и солью, потом певчие, затем старшие монахини и так далее по порядку, и в конце — приют детский, тут и меня с ними поставили, так как я жила почти что в приюте.
Начали трезвонить, из-за лесочка показалась карета — и вот подъехал родной и вышел с противоположной стороны кареты (где успел переодеться с помощью о. Иосифа) уже в мантии и в крестах, а за ним о. Иосиф; на глазах у батюшки были слезы. Певчие запели: "Днесь благодать Святаго Духа нас собра и вси вземши крест свой глаголем: благословен грядый во имя Господне". Батюшка сделал три поклона перед образом Царицы Небесной, приложился к кресту, взял икону и в сопровождении матушки игумении пошел с иконой к церкви, а певчие запели и пели не переставая. Мы поклонились старцу до земли, почти все плакали, но тихо, и никто не смел к нему подойти, слышно было только одно стройное пение встречного гимна. Батюшка прошел между нами твердой, свободной походкой и с таким выражением лица, которого я никогда не забуду: его лицо было радостное и молящееся одновременно. Никогда я не видала батюшку таким торжественным. Одним словом, все кругом было одно торжество из торжеств, да и как же иначе — живой угодник Божий прибыл в нашу обитель!!! Когда он вошел в церковь, певчие запели "Достойно есть", затем следовала ектения и так далее — как вообще принимают великих посетителей. Батюшка прошел прямо в алтарь, передал икону, сделал несколько поклонов, приложился к престолу и пошел прямо на могилку к покойной матушке Софии. Там помолился, поклонился три раза, перекрестил могилку (и так он поступал каждый раз после обедни, показывая и нам пример делать то же); тут также батюшка прослезился.
Вернувшись с могилки, он приложился к Спасу Нерукотворенному, а потом сел на игуменское место, и мы все стали подходить к нему под благословение, но чинно и по порядку, как никогда, сперва монашки, а потом мирские, которых, надо заметить, наехало очень много: и простых, и привилегированного сословия. Батюшка никого не оставлял, со всеми занимался...[78]
Венок из Шамордино на могилу Оптинского старца иеросхимонаха Амвросия († 10 октября 1891 г.)
Меж двух брегов крутых, кремнистых
Поток журча, клубясь бежит;
Меж сосен и дубов тенистых
Обитель иноков стоит.
Под звон колоколов сребристый
Толпой стекается народ...
Спешит укрыться в храм Пречистой
От всех житейских злых невзгод.
Но только храма дверь закрылась,
Куда ж стремится вся толпа?
Сама собою проложилась
Куда-то узкая тропа.
В конце тропинки скит пустынный,
Недосягаемый женам,
У входа в скит живет предивный
По жизни старец и делам.
Его хибарка всем доступна,
Открыта сирым и вдовам;
Здесь бедный и богатый купно
К святым склоняются стопам.
Здесь все находят подкрепленье,
Душе и телу врачевство;
Здесь слов Христовых исполненье,
Любви и веры торжество.
Здесь разрешат недоуменье
И подадут благой совет;
Здесь душ заблудших обновленье,
Тут и слепой увидит свет.
Равно здесь приняты радушно,
Равно отец всех любит чад,
И каждый здесь великодушно
Другому все отдать бы рад,
Лишь только старца бы дождаться,
Лишь только б с ним поговорить,
Минут бы десять хоть заняться,
Чтоб душу всю ему открыть.
Кто ждет с терпеньем, кто уныло,
Кто с воздыханьем слезы льет,
Кто, как приятное кадило,
В душе молитву Богу шлет.
Ничье не тщетно ожиданье,
Ничей не всуе будет труд;
Не любят здесь лишь оправданья
И величаться не дадут.
Здесь слово лучшее "простите",
"Не знаю" — лучший здесь ответ,
Смиренное "благословите"
Ответят вам на ваш привет.
Сам старец, часто утружденный,
Выходит с словом: "Виноват!
Вот я какой изнеможденный", —
Но каждого утешить рад.
"Вы говорите, всем я нужен,
Простите ж, дайте отдохну;
Вы видите, как я недужен,
Но отдохнувши, вас приму!"
А в ком приметит нетерпенье
Иль малодушную печаль,
Тому тотчас в нравоученье
Прочтет всем годную мораль:
"Терпел угодник Моисей,
Терпел пророк и Елисей,
Терпел пророк и Илия,
Так потерплю ж теперь и я!".
И всякий слышащий смирится,
И слово старцево твердит,
Святейшей воле покорится,
И жребий свой ему вручит.
Из стихотворений Слепцовой

 

 


notes

Примечания

1

Каллист Антиликуд — Каллист Ангеликуд (? — XIV) — выдающийся богослов-исихаст второй половины XIV в. Неясно, впрочем, о каком сочинении Антиликуда идет речь.

2

Зоя (назойливый, настоятельный) — хлопотун, докучник. (Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4-х тт. Т. 1. М.: Русский язык, 2000. С. 694.)

3

Ср. Лк. 7, 37 — 42.

4

Ср. Пс. 18, 13 — 14: Грехопадения кто разумеет; от тайных моих очисти мя, и от чуждих пощади раба Твоего…

5

Подоплека — подкладка у крестьянской рубахи, от плеч по спине и груди. "Знает одна грудь да подоплека" — заветная, задушевная тайна. (См. Даль В. И. Толковый словарь… Т. 3. С. 193.)

6

Ср. 2 Кор. 12, 5: …себе же не похвалюся, токмо о немощех моих.

7

См. Мф. 7, 5.

8

Мф. 11, 12.

9

Преп. Иосиф (Литовкин) — оптинский старец, в то время келейник преп. Амвросия.

10

В устах старца это слово звучало не оскорбительно: так ощутимо, но с неизменной любовью вразумлял и смирял он некоторых своих овец для вящей их пользы.

11

Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас. Аминь.

12

См. Мф. 11,29

13

В рукописи зачеркнуто

14

Имеются в виду «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу», изданные в Михаило-Архангельском Черемисском монастыре Казанской епархии во второй половине XIX в. Первые четыре рассказа написанны архим. Михаилом (Козловым) (1826 – 1884). В редактировании этой книги принимал участие свт. Феофан Затворник. В 1911 г. дважды издавались в России, а затем переиздавались за границей еще три рассказа («свидания») странника, которые (в рукописи) были найдены в бумагах в Бозе почившего преп. старца Амвросия Оптинского, он же назывался в числе возможных авторов.

15

В рукописи зачеркнуто.

16

Пс. 118, 97.

17

Пс. 118, 128 и 15.

18

Преп. Анатолий (Зерцалов) (6/ 19.03.1824 - 25.01/ 7.02.1894) - оптинский старец. Батюшка Амвросий называл его великим старцем и великим делателем молитвы Иисусовой.

19

Облатка – лекарство в капсулах.

20

Лк. 16, 25.

21

Пятисотница – келейное правило монаха, состоящее из 500 кратких молитв: 300 Иисусовых, 100 Божией Матери, 50 Ангелу-хранителю и 50 всем святым (Агапит (Беловидов), архим. Житие преп. Амвросия, старца Оптинского. В 2-х чч. Изд. Св.-Введенской Оптиной пустыни, 1999. С. 304).

22

Пс. 69, 2-3.

23

Пс. 113, 9.

24

Монахиня Амвросия (Ключарева) – бывшая помещица, владелица имения близ деревни Шамордино, где трудами преп. старца Амвросия была устроена женская Шамординская обитель.

25

Лк. 21, 19.

26

Пс. 33, 20.

27

Пс. 31,10.

28

Пс. 59,9.

29

Мф. 7, 5.

30

Пс. 69, 3-4.

31

Пс. 91,8.

32

Пелынь, пелунь и пелун – полынь. (См. Даль В. И. Толковый словарь... Т. 3. С. 29.)

33

2 Кор. 12, 10.

34

Пс. 31, 10.

35

Пропущены зачеркнутые в рукописи слова, которые не удалось восстановить.

36

Преп. Моисей (Путилов) (15/ 28.01.1782 - 16/ 29.06.1862) - оптинский старец.

37

Ср. Пс. 67, 14: ...криле голубине посребрене, и междорамия ея в блещании злата...

38

Ин. 1,1.

39

Рим. 13, 7.

40

Притч. 9, 8.

41

Ср. Притч. 9, 7: Наказуяй злыя приимет себе безчестие, обличали же нечестиваго порочна сотворит себе...

42

Скобелев Михаил Дмитриевич (17/ 29.09.1843 - 25.06/ 7.07.1882) -русский военачальник, полководец, герой Плевны, освободитель балканских славян в русско-турецкой войне 1877 – 1878 гг. С его именем связано также присоединение Туркестана (Средней Азии) к России.

43

Пс. 74, 3.

44

Ср. Ин. 10, 38: ...Мне не веруете, делам (Моим) веруйте...

45

Евр. 13, 8.

46

В рукописи зачеркнуто.

47

См. 1 Кор. 13, 4: Любы долготерпит, милосердствует, любы не завидит, любы не превозносится, не гордится...

48

Юлиан Отступник – римский император (361 – 363). Род. в 331 г. Убит в 363 г.

49

Мф. 25, 36.

50

Пс. 38, 9 - 10.
* Борится – по-видимому, от церк.-слав. «борити» – воевать, нападать.

51

Пс. 37, 13.

52

Вода из древнего колодца, найденного старцем преп. Амвросием летом 1891 г. при обустройстве им Рудновской дачи [бывшее владение покойной м. Амвросии (Ключаревой)] в Шамординском монастыре. «К этому колодцу батюшка посылал потом некоторых больных обдаваться из него водою, также раздавал из него воду и глину, которые оказались целебными» (Агапит (Беловидов), архим. Житие преп. Амвросия, старца Оптинского. С. 454).

53

Иак. 2,10.

54

Свт. Иоасаф (Иоаким Горленко), еп. Белгородский (1705 — 1754). Канонизация и открытие мощей святого состоялись 4.10.1911.

55

Свт. Афанасий III Пателларий (1597 — 5.04.1654) — Лубенский чудотворец (память 2 мая), Патриарх Константинопольский (1634 — 1652). В 1652 г. он навсегда покинул Константинополь и искал защиты "от обиды нечестивых агарян... от бусурманской обиды и многих налогов..." у русского царя Алексея Михайловича, "волею своею оставив свой патриаршеский престол... И ты, праведный государь... меня иностранца призрел..." Скончался свт. Афанасий в Мгарском Преображенском монастыре близ г. Лубны (совр. Полтавская обл.) и был погребен по восточному обычаю сидящим на троне.

56

Иванский — муж сестры Глафиры Орестовны, Наталии Орестовны. Старец Амвросий видел, что он пытается обмануть Глафиру при покупке ее наследственной части имения Алехино, и заботился о том, чтобы этого не произошло.

57

Путешествие по Святой Земле в 1835 году Авраама Норова. Ч. 1 – 2. СПб., 1844.

58

Ин. 11, 49.

59

Примеч. авт. (зачеркнуто).

60

Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас.

61

Пс. 142, 8.

62

Мф. 10, 37.

63

Пс. 90.

64

Наталья Орестовна Иванская – замужняя сестра Глафиры Орестовны

65

Мф. 10, 36.

66

Кольми паче (церк.-слав.) – тем более.

67

Пс. 33, 2.

68

Пс. 102, 1.

69

См. Мф. 11, 12: От дний же Иоанна Крестителя доселе Царство Небесное нудится, и нуждницы восхищают е...

70

Мухояр – старинная азиатская ткань (Даль В. И. Толковый словарь . Т. II. С. 363).

71

Пс. 39. 1

72

Поверить – проверить, чтобы убедиться на деле в верности. (См. Даль В. И. Толковый словарь... Т. III. С. 151.)

73

Презорство (церк.-слав.) – презирание, пренебрегание, непослушание, строптивость.

74

Первая настоятельница Шамординского монастыря схим. София (Астафьева-Болотова) († 24.01.1888).

75

Ср. Мк. 6, 56: ...которые прикасались к Нему, исцелялись.

76

См. Деян. 5, 15: ...выносили больных на улицы... дабы хотя тень проходящего Петра осенила кого из них. ...И исцелялись все.

77

Игумения Евфросиния (Розова), управляла монастырем с 1888 по 14.04.1904 г.

78

На этом рукопись обрывается.

comments

Комментарии

1

Мф. 25, 12.


Сообщить об ошибке

Контактная информация
  • mo@infomissia.ru
  • http://infomissia.ru

Миссионерский отдел Московской Епархии

Все материалы, размещенные в электронной библиотеке, являются интеллектуальной собственностью. Любое использование информации должно осуществляться в соответствии с российским законодательством и международными договорами РФ. Информация размещена для использования только в личных культурно-просветительских целях. Копирование и иное распространение информации в коммерческих и некоммерческих целях допускается только с согласия автора или правообладателя

 


Создание сайта: studio.hamburg-hram.de