Три сочинения…

Три сочинения старца иеросхимонаха Амвросия, написанные им при жизни Оптинского старца иеросхимонаха Макария (Иванова), и, конечно, с его благословения.

Письмо, писанное от имени неизвестной монахини к ее дяде лютеранину (против лютеран).

Ответ благосклонным к Латинской Церкви о несправедливом величании папистов мнимым достоинством их Церкви (против католиков).

О церковном поминовении христиан неправославных.

237. Письмо, писанное от имени неизвестной монахини к ее дяде лютеранину (против лютеран)

Я вас всегда любила, почитала и уважала, дяденька, как отца. Поэтому вам всегда желала блага, как себе. Но какое для нас благо выше всех благ, как не спасение вечное для душ наших? Посильное исследование сего предмета привело меня к тому, что я решилась письменно побеседовать с вами, дяденька, о том, что теперь так много занимает душу мою. Прошу вас, дяденька, взять терпение — прочесть длинное письмо мое, и еще прошу взять на себя труд — рассмотреть и исследовать то, что в нем написано. Это я нахожу нужным и для вас, и собственно для меня, для успокоения души моей, искренно вас любящей. Выслушайте же, дяденька, объяснение мое.
В начале поступления моего в монастырь я безразлично думала о христианских вероисповеданиях, так как слыхала многократно в кругу людей образованных, что будто бы во всяком вероисповедании можно спастись, лишь нужно быть хорошим человеком. Поэтому я, рожденная в православной вере, по вероучению Православной Церкви и старалась, по силе своей, устраивать спасение свое, читая различные православные книги в продолжение двенадцати с лишком лет. Что же я узнала в продолжение сего времени и чрез это чтение? Узнала я, что Православная Церковь, в продолжение восемнадцати с половиной столетий, сохраняет неизменным и неповрежденным от нововведений то учение, которое передано ей от Самого Господа нашего Иисуса Христа через его апостолов и их преемников — епископов и пастырей стада Христова и посредством Вселенских Соборов. Еще узнала я, что вне сей единой Святой Соборной и Апостольской Церкви, каковой по всей справедливости называется и есть Церковь Православная, весьма сомнительно и неверно спасение в других вероисповеданиях, потому что апостол Павел ясно говорит в Послании к Ефесеем: Един Господь, едина вера (Еф. 4: 5). Слова сии показывают, что едина только — вера истинная, другие же вероисповедания всячески не истинны, а ложны, и едина только есть Церковь истинная, именно та, которую Сам Господь в начале основал через апостолов Своих и их преемников — епископов, и о которой говорит в Евангелии: созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ей (Мф. 16: 18). Очевидно, что Господь наш Иисус Христос основал одну главную и Соборную Церковь, а не много различных. Хотя в Апокалипсисе (Откровении) упоминается о семи церквах, но эти церкви были частные, единомысленные с единой Соборной Церковью.
Что же значат прибавленные Господом слова: и врата адова не одолеют ей? Богодухновенные толковники Божественного Писания объясняют, что Господь наш, как Бог, знал, что в последующие времена люди, гордые и высокоумные, не захотят повиноваться Божественному учению единой истинной Церкви, Самим Господом основанной, а по своим хотениям и мудрованиям человеческим будут изобретать разные мнимые пути благоугождения Богу; верный же путь спасения, в единой истинной Церкви, будут хулить, и даже восставать на самую Церковь, хотя и безуспешно. Потому Господь и прибавил: врата адова не одолеют ей, то есть люди заблуждающие, высокоумные хулители истинной Церкви, которые находятся под влиянием темных сил, и, по всей справедливости, суть врата адова, потому что ложным и гибельным учением своим прельщают неопытных и низводят их во дно адово. Хотя многим покажется слово сие жестоко, особенно иноверцам, старающимся жить благочестиво, но пусть сами они внимательно рассмотрят слово апостола Иуды, который всех отделившихся от единости веры и Церкви называет чуждыми духа истины и духа Божия, как написано в его писании: яко в последнее время будут ругателе, по своих похотех ходяще и нечестиих. Сии суть отделяюще себе (от единости веры и суть) телесни, духа не имуще (Иуд. 1: 18–19), то есть люди плотские, или душевные, но никак не духовные. И святой апостол Иоанн Богослов, в числе трех почитаемый столпом первенствующей Церкви Христовой, пишет об отделившихся от оной, что они чужды того, чему учили самовидцы и служители Слова, чужды участия апостолов, как читается в его Послании: От нас изыдоша, но не беша от нас: аще бы от нас были, пребыли убо быша с нами; но да явятся, яко не суть вcu от нас (1 Ин. 2: 19).
Читая подобные свидетельства о различии учения Православной Церкви от прочих вероисповеданий, я пожелала, оставив другие, разузнать, сколько смогу, на чем основывают свое вероучение лютеране, потому что в числе их находится близкий моему сердцу человек — вы, любезный дяденька. Из разных источников, какие я могла иметь, мне удалось узнать следующее:
1) Лютеранское вероисповедание получило свое начало от Лютера, бывшего священника Римской Церкви. Мне тут же представилось преимущество Православной Церкви, основанной под непосредственным влиянием Самого Господа Иисуса двенадцатью Его избранными учениками и апостолами и семьюдесятью меньшими, и учениками апостолов, каковы Дионисий Ареопагит, дивный Иерофей, Игнатий Богоносец, и прочие. Также пришло мне на мысль, что христианское учение Православной Церкви насаждено со многими трудностями и всякими скорбями, и запечатлено кровью безчисленных мучеников. Лютер же основал свое учение за царским столом, при многом ласкательстве вельмож и народов, угнетаемых папскими злоупотреблениями, которые готовы были принять всякое учение, лишь бы только избавиться от неистовой папской власти.
2) Лютеранское вероучение существует только 300 лет, и уже успело разделиться на семьдесят с лишком разно мыслящих сект и обществ, из которых каждая партия считает свое вероучение правым. Меня поразило и удивило несказанно то, как умные из лютеран, при таких неблагоприятных последствиях и при таком разделении и разномыслии, не примечают неосновательности и явного противоречия в лютеранском учении. Не очевидна ли после сего истина вероучения Православной Церкви, которое проповедано и насаждено разными апостолами, в разных странах, среди различных народов, которые имели неодинаковое наречие, разные нравы и обычаи и руководились различными законами? Но, несмотря на все это, Православная Церковь какое вероучение содержала в первенствующие времена христианства, то же содержит неизменным и неповрежденным от нововведений в продолжение 18 столетий с половиной [31]. Хотя были времена, в которые Православная Церковь сильно была возмущаема, по ухищрению злоначальника диавола, различными еретиками, но православные пастыри, собираясь со всей вселенной, общим советом, при содействии Святаго Духа, очищали христианскую истину и ограждали Церковь Православную правилами, переданными от апостолов и святых отцов, согласно со Священным Писанием. 3) Хотя учение протестантов произошло по нужде, вследствие злоупотреблений и насилий папской власти, но если бы Лютер и Кальвин искали истины и славы Божией, а не своей славы, чтобы прославить имена свои в потомстве, как преобразователей Церкви, то, при заблуждении и уклонении частной Римской Церкви в нововведения, могли обратиться к Соборной Восточной Православной Церкви, которая среди различных скорбей, яко крин в тернии, процветала благочестием и сияла истиною вероучения, и таким образом числом последователей своих умножили бы число сынов единой истинной Церкви Христовой и избавили бы оных от того разделения и разномыслия, в каком бедствуют они душевно в настоящее время, влачась ветрами различного суемудрия человеческого. Но высокоумие и славолюбие приводили ли когда-либо кого к истине? Их плод: суемудрие и ложь, и обольщение себя и других.
4) Лютеране отвергают предание Церковное, говоря, что"мы принимаем только писанное в Евангелии и Посланиях апостольских", чем явно сами себе противоречат, потому что в Посланиях есть прямое указание на приятие Церковного предания. Святой апостол Павел пишет к Коринфянам: хвалю же вы, братие, яко вся моя помните, и якоже предах вам, предания держите (1 Кор. 11: 2). И еще: Темже убо, братие, стойте и держите предания (2 Фес. 2: 15). И в Послании к Тимофею: О Тимофее, предание сохрани, уклонялся скверных суесловий и прекословии лжеименнаго разума (1 Тим. 6: 20). И святой апостол Иоанн Богослов пишет в Соборном послании: Много имех писати вам, и не восхотех хартиею и чернилом, но надеюся приити к вам и усты ко устом глаголати, да радость ваша будет исполнена (2 Ин. 1: 12). Неужели эта устная беседа апостола Иоанна и беседы прочих апостолов произнесены были на воздух и оставлены без внимания учениками первенствующей Церкви? Нет; из таких устных бесед составлялись так называемые правила апостолов, существующие доселе в Православной Церкви. Скажем и более сего: ежели отвергнуть предание Церковное, то нельзя верить и Евангелию, потому что Господь Своей рукой Евангелия не писал, а устно передал учение благовестия апостолам; ученики же первенствующей Церкви написали слышанное от Господа учение. И в начале, в разных местах, написано было много евангелий; но Церковь, рассмотрев оные, признала достоверными и истинными только писания четырех известных евангелистов, прочих же отвергла. Итак, правильно ли поступают лютеране, отвергая авторитет Церкви в отношении предания оной? Господь наш Иисус Христос не только Сам устно проповедовал учение благовестия, но и ученикам не дал заповеди писать, а повелел проповедовать оное устно же, как читаем у евангелистов Марка и Матфея: проповедите Евангелие всей твари (Мк. 16: 15); шедше… научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, учаще их блюсти вся, елика заповедах вам (Мф. 28: 19). А что апостолами написано, то написано после проповедания Евангелия, по требованию обстоятельств. И это устроилось промыслительно, чтобы после можно было по сим посланиям повторять переданное ими устно учение. Известно также, что многие апостолы ничего не писали, а другие если и писали, то писали, по их собственному свидетельству, уже об извествованных в них вещех, по преданию, якоже предаша нам, иже исперва самовидцы и слуги бывшии Словесе (Лк. 1: 1–2), — притом писали не обо всех предметах, а только о некоторых, о других же вовсе умалчивали, как уже и без того известных по преданию. Посему-то Православно–Кафолическая Церковь за источник христианской религии, кроме Священного Писания, признает и священное предание.
5) Православная Церковь имеет семь Таинств, а лютеране признают только два Таинства — Крещение и Евхаристию. Да и сии Таинства не имеют у них настоящего значения и совершения, потому что Таинства сии совершает у них мирянин, хотя и называется он пастором, то есть человеком, почитаемым у них за священника. У лютеран нет священства, потому что нет епископов, так как основатель их учения Лютер, будучи только священником, не мог передать другим священства. Кто же однако поставляет пасторов на дело служения? Они избираются из числа людей, получивших духовное образование, и консистория протестантская, или духовное правительство их, где миряне заседают в числе членов, дает им от себя право именоваться пасторами и совершать священнослужение.
Но может ли совершать Таинство Евхаристии мирянин? Нигде в Священном Писании и в Церковной истории нет ни примера, ни указания на то, чтобы мирянин мог совершать Таинство Евхаристии. Поэтому некто из мирян, каким бы именем ни назывался он, если дерзает на сие, весьма согрешает, и великий ответ даст Богу; а приобщающиеся от него весьма обманываются, и тщетно обольщают себя. Притом, Таинство Евхаристии требует другого Таинства — Покаяния и Исповеди грехов пред духовным лицом и получения разрешения от него, достоин ли кто или недостоин приобщения Святых Таин Тела и Крови Господней, да не в суд и осуждение себе яст и пиет, не разсуждая тела Господня (1 Кор. 11: 29), как свидетельствует святой апостол Павел. Если Иоанну Крестителю крещаемые от него исповедовали при Крещении грехи свои, то правильно ли поступают лютеране, исповедующиеся сами себе, в своей совести, стыдясь от гордости исповедать язвы свои греховные другому? Но стыд сей, понесенный кающимся пред духовником, избавляет его от стыда на Страшном Суде Господнем, как справедливо верует Православная Церковь. Не напрасно сказано в Священном Писании: Исповедайте друг другу согрешения и молитеся друг за друга, яко да изцелеете (Иак. 5: 16).
Положим, что Крещение по нужде может совершить водой и мирянин, во имя Святыя Троицы — Отца и Сына и Святаго Духа. На этом основании Православная Церковь признает Крещение и протестантское, но она сие Крещение, как и свое собственное, утверждает другим Таинством — Миропомазания, чтобы очищенный от первородного греха и возрожденный в купели Крещения получил и новые силы свыше для утверждения и преуспеяния в христианской жизни, когда через таинственное помазание сообщается ему печать дара Духа Святаго. Пример сего видим в первенствующей Церкви. Когда Самария была крещена благовестником Филиппом, одним из седми диаконов, то апостолы послали двух из среды своей утверждать в вере новообращенных в Самарии, сообщая им Духа Святаго. Чувствуют и протестанты потребность сего Таинства, потому что у них сохранилось название конфирмации, или утверждения в вере; но как Таинство сие может быть только сообщено одним епископом, или, если через священника, то посредством мира, освященного молитвою архиерейскою, посему у лютеран некому преподать дары Святаго Духа новообращенным.
Хотя между лютеранами есть одна партия, которая мнит иметь епископов, но мнение это несправедливо и ложно, как обличал сие в недавнее время один лютеранин же, из англичан. Человек этот получил духовное образование и должен был занять место помощника мнимо–епископского; но он прежде пожелал узнать, действительно ли лютеранское епископское рукоположение ведет непрерывое свое преемство от апостолов, и в продолжение трех лет он с большим старанием исследовал исторически предмет сей. Что же он нашел через это исследование? Нашел, что все мнимо–священные лютеране ни что иное, как миряне — собственное выражение исследователя. Потому что при последней перемене католицизма на протестантизм один только епископ согласился принять лютеранское учение, но сей епископ всегда по болезни уклонялся от посвящения других, по свидетельству исследователя, рассуждая справедливо, что к новому вероучению не идет старое священство. Поэтому меньшие духовные лица лютеранские вынуждены были сочинить некоторую формулу и по ней поставляли себе одинаково епископов и священников, в продолжение ста лет. Но всякое неправое дело само собой и обличается. Священники, одинаково поставляемые, как и епископы, стали по времени считать себя равными им в правах, по каковой причине лютеранская формула посвящения потребовала исправления и прибавления, что такой-то поставляется для священнического служения. Вот история лютеранского епископства!
Означенный же исследователь, исследуя начало лютеранского рукоположения, с тем вместе исследовал и вероучения: латинское, армянское и православное, и присоединился к последнему, как сохраняющему вероучение свое неизменным и неповрежденным от нововведений со времен апостольских ("Духовная Беседа", 1858, № 42).
6) Лютер отверг хранение постов, установленных от времен апостолов в Церкви Христовой по благословенным причинам. Справедливо ли и основательно ли это отвержение? Не Сам ли Господь наш, Богочеловек, подал тому пример, постившись чеыредесять дней и четыредесять ночей? А что Господь творил, то творил для подражания нашего, как Сам свидетельствует: образ бо дах вам, да, якоже Аз сотворих… и вы творите (Ин. 13: 15). На сем основании, и в память поста Господня, в Православной Церкви издревле установлен пост великой Четыредесятницы. Хотя не все могут в этом подражать Господу, как избранные его Моисей и Илия, постившиеся сорок дней и сорок ночей, но каждый правоверующий христианин должен по силе своей хранить пост сей, как предписано в правилах единой истинной Соборной Церкви Христовой. Ежели апостолы, мужи богодухновенные и святые и безстрастные, постились, как это видно из многих мест Деяний Апостольских, то основательно ли сделал Лютер, лишив людей немощных и страстных сего святого оружия к обузданию страстей, то есть поста; потому что пост с рассуждением и в меру соблюдаемый укрощает страсти плотские.
Кроме сего, на пост, соблюдаемый православными перед праздником Рождества Христова, есть явное указание в Деяниях Апостольских, что оный установлен еще во времена апостолов, и был тогда уже известен всей первенствующей Церкви Христовой. Святой Лука, описывая ту морскую бурю, в которой бедствовал корабль, везший апостола Павла в Рим, выставляет на вид, что святой Павел предсказывал сотнику это бедствие по причине позднего времени и уже начавшейся зимы: занеже и пост уже бе прешел (Деян. 27: 9). Очевидно, святой Лука упоминает здесь о известном посте тогдашней Церкви. Пост сей у православных бывает от 15 ноября до 25 декабря, именно в то время, когда на Средиземном море бывают страшные зимние бури. Что скажут на это лютеране, мнящие предписывать себе правила жизни из Священного Писания?
7) Также лютеране, вопреки Священному Писанию, исповедуют, что Дух Святый исходит и от Сына. Не Сам ли Господь говорит о Святом Духе, что Он от Отца исходит, как написано у евангелиста Иоанна (Ин. 15: 26). Есть и еще у лютеран мудрования, ни на чем не основанные, но о них теперь говорить не время.
8) Один лютеранин из немцев, недавно принявший Православие, открыл следующую злонамеренность Лютера. Господь говорит в Евангелии: аще же (брат твой) и Церковь преслушает, буди тебе якоже язычник и мытарь (Мф. 18: 17); и святой апостол Павел пишет к Тимофею: да увеси, како подобает в дому Божии жити, яже есть Церковь Бога жива, столп и утверждение истины (1 Тим. 3: 15). Лютер понял силу слов сих, что ими апостол и Сам Господь приписывают Церкви великую важность в отношении истины и данного ей от Господа духовного права. А так как он от частной Римской Церкви, ради злоупотреблений ее, отторгся, к Соборной же Православной Церкви, по высокоумию и славолюбию, пристать не захотел, то и заменил в немецком переводе Священного Писания слово"церковь"словом"приход", тогда как на немецком языке есть подлинное слово"церковь". Справьтесь в подлинниках: еллино–греческом, латинском и французском не испорченном (не говорю о славянском), и увидите эту поддельность. Притом рассудите: ежели в семидесяти лютеранских разномыслящих партиях всякий приход будет столп и утверждение истины, то какая же это будет истина Христова? И еще: как исполнится лютеранское высокопарное проповедание любви, когда они, по сказанной причине, должны презирать друг друга, как язычников.
9) Лютеране, в оправдание своего отделения от единой Соборной Церкви, приводят место из Деяний Апостольских: яко не на лица зрит Бог, но во всяцем языце бояйся Его и делаяй правду приятен Ему есть (Деян. 10: 34–35). Но слова эти не служат в оправдание лютеранам, а более в обличение им. Это сказано о Корнилии Сотнике, что он за творение многой милостыни и за всегдашние молитвы действительно был приятен Богу, но не был совершенно угоден Ему, а был еще недостаточен в том, что требовалось к совершенному спасению. Почему явившийся Ангел и повелел ему призвать апостола Петра, объясняя и причину призвания: той речет тебе глаголы, в нихже спасешися ты и весь дом твой (Деян. 10: 6).
Вместо неправого толкования сего места и происшествия лютеране должны бы вразумиться правильным смыслом оного и обратиться к Апостольской Церкви. Это особенно необходимо тем из них, которые стараются жить благочестиво и совершают многие молитвы к Богу, потому что в Церкви они обрели бы глаголы к совершенному благоугождению Божию и получили несомненное спасение с домами своими.
10) Лютеране и еще одному месту Священного Писания дают совершенно иной смысл. Святой апостол Павел пишет к Тимофею: Един бо есть Бог, и един ходатай Бога и человеков, человек Христос Иисус, давый Себе избавление за всех: свидетелство времены своими, в неже поставлен бых аз проповедник и Апостол(1 Тим. 2: 5–7). Православная Церковь объясняет это место Священного Писания так, что дело искупления нашего и избавления нас от клятв и первородного греха никто не мог совершить, никакой человек, ни Ангел, а токмо Единородный Сын Божий и Слово Отчее. Лютеране же, взяв только половину смысла сего места, именно: един бо есть Бог, и един ходатай Бога и человеков, усиливаются доказывать этим отвержение почитания святых угодников Божиих, считая излишним и ходатайство их за нас пред Богом. Но справедливо ли мудрствуют лютеране? Добросовестно ли толкуют так?
11) Вопрос. Отчего вероучение Православной Церкви, насажденное разными апостолами в различных местах и народах, пребывает одинаковым и неизменным в продолжение осьмнадцати столетий с половиной; лютеранское же учение, преподанное одним человеком, разделилось в продолжение трех столетий более нежели на семьдесят разномыслящих партий?
Ответ. Оттого, что Соборная Православная и Апостольская Церковь заповедует чадам своим понимать Священное Писание так, как объясняли и объясняют оное избранные Божии мужи, очищенные от страстей, Богоносные и Духоносные, и признаваемые за таковых от всей Соборной Церкви Христовой; Лютер же позволил каждому своему последователю толковать Священное Писание по своему усмотрению. Но как и одна гордость, не говоря о других грубых страстях, сильно может ослеплять человека, так что он не может видеть представляемой ему истины, поэтому и высокоумные последователи Лютерова учения, толкуя каждый по–своему Священное Писание, не могли не впасть в разномыслие и споры и раздоры, отчего неминуемо последовало разделение их на столько несогласных между собой партий.
Лютер неправое свое мнение, что всякому, ради живущего в нем Духа Святаго, можно толковать Священное Писание по своему разумению, неправо основал на словах апостола Иоанна: И вы помазание имате от Святаго и весте вся (1 Ин. 2: 20). Лютеране не имеют сего духовного помазания, потому что не имеют Таинства Миропомазания, через которое сообщается крещаемым печать дара Духа Святаго, как уже доказано это выше примером Самарии, крещенной от благовестника Филиппа, но не получившей еще через одно Крещение Святаго Духа. Хотя каженик, крещенный тем же Филиппом, и святой Павел, крещенный апостолом Ананией, и получили Святаго Духа, но частные случаи, бывающие по нужде и по особенному Промыслу Божию, не могут быть общим правилом. Притом и получившие Святаго Духа могут угашать его различными страстями (см. 1 Фес. 5: 19); а с угасшим светильником исследователь поневоле будет блуждать во тьме неведения и прелести вражией.
12) Лютер подверг сомнению Соборное Послание святого Иакова, брата Божия. Когда другие вероисповедания признают это Послание за подлинное послание святого Иакова, то почему же один Лютер признает его за сомнительное? Святой Иаков в своем Послании говорит, что одной веры недостаточно ко спасению, а потребны при вере и добрые дела. Лютер же проповедует спасение через одну веру, без добрых дел. Но справедливо ли последнее мнение? Не Сам ли Господь говорит в Евангелии: аще… хощеши внити в живот, соблюди заповеди? (Мф. 19: 17). И кроме хранения от грубых пороков заповедует Господь хранение и от самых тонких, именно: не гневаться, не осуждать, хранить целомудрие и в очах, творить милостыню, пост и молитвы без тщеславия и любопоказания, прощать обиды, любить врагов, молиться за творящих нам напасть; а все это и называется добрыми делами. И в этих добрых делах Господь не имеет никакой надобности; но исполнение святых Его заповедей служит лишь хранением собственно для человека. Что будет и с дорогими вещами, когда они будут оставлены в презрении, в сырости, в нечистоте? Одна сгниет, другая изоржавеет, третью изъест моль. То же самое бывает и с христианами, презирающими хранение и исполнение заповедей Божиих, и особенно с теми, которые исполнение оных считают ненужным и излишним. Доктор собственно для себя не имеет надобности в предписываемой им диете; но сохранение диетических правил необходимо для больного, который у врача сего лечится. Так и для христианина, мнящего веровать в Бога, необходимо исполнение заповедей Божиих, и никак недостаточно ко спасению одной веры. Потому что и бесы веруют и трепещут, но не имеют надежды получить спасение. А если некоторые из христиан, по немощи, не могут совершать всех добрых дел? Тогда Господь приемлет благое их произволение и сознание своей немощи, и смирение пред всеми, и прошение помилования от Господа единым Его милосердием. Ибо Господь ненавидит только горделивое самооправдание тех, которые измышляют лукавые изветы к своему извинению.
Благонамеренные и из лютеран признают потребность благочестивой жизни и исполнение заповедей Божиих, потому что самое внутреннее сознание человека, самая совесть его требует сего. Одни лишь ослепленные гордостью и сластолюбием неправедно надеются получить благой конец и милость Божию туне и после укоризненной их жизни; но весьма ошибутся в этом. Что сеет человек, то всячески и пожнет.
13) Некоторые из лютеран усердно и с горячностью молятся Богу, и на этих чувствах душевных мнят основать свое спасение, оставляя без внимания главнейшую заповедь Господа, Который говорит: Не всяк глаголяй Ми: Господи, Господи, внидет в Царствие Небесное: но творяй волю Отца Моего, Иже есть на небесех (Мф. 7: 21). Как в начале преслушанием праотцов нарушена была воля Божия, так и теперь исполнение оной начинается прежде всего послушанием Церкви Христовой, как Сам Господь свидетельствует о сем пред пастырями ее, начиная от апостолов: Слушаяй вас, Мене слушает: и отметаяйся вас, Мене отметается: отметаяйся же Мене, отметается Пославшаго Мя (Лк. 10: 16); и в другом месте: аще же и Церковь преслушает (а не народ), буди тебе якоже язычник и мытарь (Мф. 18: 17). Тщетно против сих слов Господа лютеране хотят оправдать себя другими словами Священного Писания: Вы бо есте церкви Бога жива, якоже рече Бог: яко вселюся в них и похожду, и буду им Бог, и тии будут Мне людие (2 Кор. 6: 16; Лев. 26: 12). Человек сугубое имеет естество, — состоит из тела и души, и Господь прежде сотворил тело, потом же душу. Поэтому всякий, именующийся христианином, прежде должен принадлежать к видимой Церкви Христовой, как Сам Господь повелевает, потом уже да позаботится он и о духовной своей церкви, по внутреннему человеку. И то и другое необходимо. Не вотще сказано в Священном Писании (Пс. 67: 7): Бог вселяет единомысленныя в дом Свой, то есть в Церковь Свою, как воинствующую на земле, так и торжествующую на небеси, ибо обе они составляют одно царство Дома — Владыки Христа. Посему разномыслящим и отделяющимся от сего Дома Божия предлежит явная опасность остаться вне, с юродивыми девами, так как они по упорству (против Церкви) будут иметь оскудение в потребном елее.
Вот, дяденька, что узнала я, то представляю на рассмотрение ваше. Не подумайте, что я хочу учить вас: яйца курицу не учат. Также не желаю, чтобы вы просто поверили словам моим; но только искренно прошу вас исследовать важный и необходимый предмет сей. Еще прошу дать мне благородное слово, чтобы вы, прежде совершенного исследования, не говорили и не рассуждали об этом с вашими пасторами и близкими вам лютеранами, а если угодно будет вам в случае недоумений что-либо узнать о Православии, то можете поговорить о сем с высокопреосвященным Григорием, с Андреем Николаевичем Муравьевым и со Степаном Онисимовичем Бурачком. Я знаю, дяденька, что вы усердно молитесь Богу. Потому прежде исследования обоих вероисповеданий помолитесь Господу с верой, без всякого предубеждения к той или другой стороне, православной и лютеранской. Я верую милосердию Божию, что если человек с правотой сердца взыщет истины Христовой, то всячески оная откроется ему без примеси ложного мудрования. Только не принимайте извещения о сем и удостоверения через какой-либо голос извне, или внутри вас. Это, по православному вероучению, может быть от врага, ненавистника истины Христовой и сеятеля плевел ложного учения. Извещение и удостоверение, по учению Церкви, есть просто разрешение самомнения и убеждение в истине Христовой, чего как себе, так и вам желаю от всей души и от всего сердца. Аминь.

238. Ответ благосклонным к Латинской Церкви о несправедливом величании папистов мнимым достоинством их Церкви (против католиков)

Напрасно некоторые из православных удивляются существующей пропаганде Римской Церкви, мнимому самоотвержению и деятельности ее миссионеров и усердию Латинских сестер милосердия, и неправильно приписывают Латинской Церкви такую важность, что будто бы, по отпадении оной от Православной Церкви, сия последняя не пребыла такой же, а имеет необходимость искать соединения с ней. По строгом исследовании мнение сие оказывается ложным, а энергическая латинская деятельность не только не возбуждает удивления, но, напротив, возбуждает глубокое сожаление в сердцах людей благомыслящих и разумеющих истину.
Православная Восточная Церковь от времен Апостольских и доселе соблюдает неизменными и неповрежденными от нововведений как учение Евангельское и Апостольское, так и предание святых отцов и постановления Вселенских Соборов, на которых Богоносные мужи, собравшись от всей вселенной, соборно составили Божественный Символ православной веры и, провозгласив его в слух всей вселенной во всех отношениях совершенным и полным, воспретили страшными прещениями всякое прибавление к нему и убавление, или изменение, или переставление в нем хотя бы одной йоты. Римская же Церковь давно уклонились в ересь и нововведение. Еще Василий Великий обличал в этом некоторых епископов Рима в Послании своем к Евсевию Самосатскому:"Истины они не знают, и знать не желают; с теми, кто возвещает им истину, они спорят, а сами утверждают ересь"(Окруж. Посл. § 7).
Апостол Павел заповедует удаляться от поврежденных ересью, а не искать с ними соединения, говоря: Еретика человека по переем и вторем наказании отрицайся, ведый, яко развратися таковый, и согрешает, и есть самоосужден (Тит. 3: 10–11).
Соборная Православная Церковь не двукратное, а многократное делала вразумление частной Римской Церкви; но последняя, несмотря на все справедливые убеждения первой, пребыла упорной в своем ошибочном образе мыслей и действий.
Еще в седьмом столетии породилось в западных церквах неправое мудрование, что Дух Святый исходит и от Сына.
Вначале против сего нового умствования восставали некоторые папы, называя оное еретическим. Папа Дамас так о нем говорит в соборном определении:"Кто об Отце и Сыне мыслит право, а о Духе Святом не право, тот еретик"(Окруж. Посл. § 5). То же подтверждали и другие папы — Лев III и Иоанн VIII. Но большая часть их преемников, обольстившись правами на преобладание и найдя в том для себя много мирских выгод, дерзнули изменить православный догмат об исхождении Святаго Духа, вопреки постановлениям седми Вселенских Соборов, также и вопреки ясных слов Самого Господа во Евангелии: Иже от Отца исходит (Ин. 15: 26).
Но как одна ошибка, которую не считают ошибкой, всегда влечет за собой другую, и одно зло порождает другое, так случилось и с Римской Церковью. Едва только успело явиться на Западе сие неправое мудрование, что Дух Святый исходит и от Сына, как само породило другие, подобные тому, исчадия и ввело с собой, мало–помалу, другие новизны, большей частью противоречащие ясно изображенным в Евангелии заповедям Спасителя нашего, как то: кропление вместо погружения в Таинстве Крещения, отъятие у мирян Божественной Чаши и Причащение только под одним видом хлеба, употребление облаток и опресноков вместо хлеба квасного, исключение из литургии Божественного призывания Всесвятаго и Животворящаго и Всесовершающаго Духа. Также ввело новизны, нарушающие древние Апостольские обряды Соборной Церкви, как то: устранение крещаемых младенцев от Миропомазания и принятия Пречистых Таин, устранение брачных от Священства, признание папы за лицо непогрешительное и за местоблюстителя Христова, и прочее. Таким образом, низвратило весь древний Апостольский чин совершения почти всех Таинств и всех Церковных учреждений, — чин, который содержала древняя Святая и Православная Церковь Римская, бывшая тогда честнейшим членом Святой Соборной и Апостольской Церкви (Окруж. Посл. § 5, пункт 12). Но главная ересь Римской Церкви, не по существу, а по действию, есть измышленный догмат главенства или, вернее, горделивое искание преобладания епископов Рима над прочими четырьмя Восточными патриархами. Ради сего преобладания приверженцы Римской Церкви поставили своего папу выше правил и учреждений Вселенских Соборов, веруя в его непогрешительность. Но какова эта папская непогрешительность, свидетельствует неложная история. О папе Иоанне XXIII говорится в определении Констанцкого Собора, низложившего сего папу:"Дознано, что господин Иоанн папа есть грешник закоренелый и неисправимый, был и есть беззаконник, справедливо обвиняемый в человекоубийстве, в отравлениях и других тяжких злодеяниях, который часто и упорно пред различными сановниками утверждал и доказывал, что душа человеческая умирает и потухает вместе с телом человеческим, подобно душе животных и скотов, и что умерший отнюдь не воскреснет в последний день". Беззакония папы Александра VI и его сыновей были так чудовищны, что, по мнению современников, этот папа заботился о водворении на земле царства сатаны, а не Царства Божия. Папа Юлий II упивался кровью христианской, постоянно для своих целей вооружая христианские народы друг против друга ("Духовная Беседа", 1858, № 41). Есть много и других примеров, свидетельствующих о великих погрешностях пап, но теперь говорить о них не время. При таких исторических свидетельствах о повреждении ересью и о погрешностях пап, справедливо ли величаются паписты мнимым достоинством Римской Церкви? Справедливо ли уничижают Православную Восточную Церковь, основывающую свою непогрешительность не на одном каком-либо лице, но на учении Евангельском и Апостольском и на правилах и постановлениях седми Вселенских и девяти Поместных Соборов? На сих Соборах были со всей вселенной мужи Богодухновенные и святые, и установили все, касающееся до потребностей и духовных нужд Церкви, согласно со Священным Писанием. Поэтому основательно ли поступают паписты, которые ради мирских целей поставляют лицо своего папы выше правил Вселенских Соборов, почитая папу своего более непогрешительным?
По всем высказанным причинам Соборная Восточная Церковь пресекла общение с частной Римской Церковью, как отпадшей от истины и от правил Соборной Православной Церкви. Римские же епископы как начали гордостью, гордостью и оканчивают. Усиливаются они доказывать, что будто бы Православная Соборная Церковь отпала от их частной Церкви. Но это несправедливо и даже нелепо. Истина свидетельствует, что Римская Церковь отпала от Православной. Хотя паписты, ради мнимой правоты, выставляют на вид, что патриарх их во время единения с Соборной Православной Церковью в числе пяти был первый и старший, но это ради царственного Рима, а не по духовному какому достоинству или власти над другими патриархиями. Несправедливо назвали они и церковь свою католической, то есть соборной. Часть целым никогда называться не может, а Римская Церковь до отпадения своего от Православия составляла только пятую часть Единой Соборной Церкви. Особенно же потому Римская Церковь Соборной называться не должна, что она отвергла постановления Вселенских Соборов, последуя неправым своим умствованиям.
Некоторым бросается в глаза численность и повсюдность приверженцев Латинской Церкви, и потому думают, недостоверно разумеющие истину, что не должна ли ради сей причины называться Латинская Церковь Вселенской или Соборной? Но мнение это весьма ошибочно, потому что нигде в Священном Писании не приписывается особенного духовного права множеству и численности. Господь ясно показал, что признак истинной Соборной Церкви не заключается во множестве и численности, когда говорит в Евангелии: Не бойся, малое стадо: яко благоизволи Отец ваш даты вам Царство (Лк. 12: 32). Есть и пример в Священном Писании не в пользу множества. По смерти Соломона, при сыне его, разделилось Царство Израильское, и Священное Писание десять колен представляет отпадшими, а два колена, пребывшие верными долгу своему, не отпадшими. Посему напрасно Латинская Церковь старается доказывать правоту свою множеством и численностью и повсюдностью.
Признак Вселенской Церкви на Вселенских Соборах святыми отцами означен совсем иной, то есть соборно положено: веровать во едину Святую Соборную и Апостольскую Церковь, а не просто во вселенскую, или повсюдную Церковь. Римская Церковь, хотя и имеет повсюду во вселенной своих последователей, но так как не хранит свято Соборных и Апостольских постановлений, а уклонилась в нововведения и неправые мудрования, то совсем не принадлежит к единой Святой и Апостольской Церкви.
Также весьма ошибочно рассуждают к латинам благосклонные, которые думают, во–первых, что по отпадении западных от Православия, в Соборной Церкви будто бы чего-то недостает. Ущерб сей заменен давно премудрым Промыслом — основанием на Севере Православной Церкви Русской. Во–вторых, будто бы ради прежнего старейшинства и ради численности Римской Церкви Православная Церковь имеет потребность в соединении с оной. Но ин суд человеческий, и ин суд Божий. Апостол Павел ясно говорит: кое общение свету ко тме? (2 Кор. 6: 14), то есть что свет истины Христовой с тьмой еретичества никогда совмещаться не может. Латины же своей ереси оставить не хотят, и упорствуют, как свидетельствуют о них на деле исполняющиеся столько столетий слова Василия Великого:"истины они не знают, и знать не желают; с теми, кто возвещает им истину, они спорят, а сами утверждают ересь", как сказано выше.
Благосклонные к латинам, вместо сего, должны бы лучше рассуждать о сказанном во псалмах: Возненавидех церковь лукавнующих (Пс. 25: 5), и пожалеть о тех, которые, ради преобладания и сребролюбия, и других мирских целей и выгод, возмущали едва не всю вселенную посредством инквизиций и лукавых иезуитских происков, и доселе возмущают и оскорбляют православных в Турции через своих миссионеров. Миссионеры латинские не заботятся обращать в христианскую веру природных турок, а стараются совращать с истинного пути православных греков и болгар, употребляя для сего всякие небогоугодные средства и ухищрения. Не лукавство ли это, и не злобное ли лукавство? Благоразумно ли было бы искать единения с такими людьми? По этой же причине стоит ли удивляться мнимому усердию и мнимому самоотвержению сих деятелей, то есть латинских миссионеров и сестер милосердия? Это прямо жалкие подвижники. Они стараются не ко Христу обращать и приводить людей, а к своему папе.
Что сказать еще на вопросы: Латинская Церковь и другие вероисповедания могут ли называться Новым Израилем и ковчегом спасительным? И как разуметь о Евхаристии настоящей Римской Церкви?
Новым Израилем может называться только Церковь Правоверующая, а поврежденная еретическими мудрованиями не может. Святой апостол Иоанн Богослов говорит: От нас изыдоша, но не беша от нас; аще бы от нас были, пребыли убо быша с нами: но да явятся, яко не суть вcu от нас (1 Ин. 2: 19). И святой апостол Павел говорит: един Господь, едина вера (Еф. 4: 5), то есть едина вера истинная, а не всякое верование хорошо, как безрассудно думают отделившиеся от единой истинной Церкви, о которых святой апостол Иуда пишет: яко в последнее время будут ругателе, по своих похотех ходяще и нечестиих. Сии суть отделяюще себе (от единости веры и суть) телесни (душевни), духа не имуще (Иуд. 1: 18–19). Почему чуждые духа истины и как назовутся Новым Израилем? Или как будут кому-либо пристанищем спасительным, когда и то и другое не может совершаться без благодати Святаго Духа.
В Православной Церкви веруется, что хлеб и вино в Таинстве Евхаристии пресуществляются призыванием и нашествием Святаго Духа. А латины, как сказано выше, сочли ненужным призывание сие, и исключили оное из своей литургии. И так разумеющий — сам да разумеет о Евхаристии Латинской.
Еще вопрос: если же, как сказано, кроме единой Святой Соборной и Апостольской Церкви, каковой называется и есть Церковь Православная, так сомнительно спасение других вероисповеданий, то почему же в России не проповедуется открыто истина сия?
На это ответ очень простой и ясный. В России допущена веротерпимость и иноверцы, наравне с православными, занимают у нас важные должности: начальники учебных заведений, по большей части, иноверцы; начальники губерний и уездных городов часто бывают иноверцы; полковые и батальонные командиры — нередко иноверцы. Где ни начни духовное лицо открыто проповедовать, что вне Православной Церкви нет спасения, сановитые иноверцы оскорбятся. От такого положения русское православное духовенство и получило как бы навык и укоренившееся свойство говорить об этом предмете уклончиво. А может быть некоторые, по той же причине, и от всегдашнего обращения с иноверцами, а более от чтения их сочинений, стали и думать снисходительнее в отношении надежды спасения и прочих вероисповеданий.
Несмотря на дух кротости и миролюбия и терпения Православной Церкви и ее пастырей и последователей, на Западе издано в предшествовавшие века последователями разных христианских вероучений, преимущественно же издается в наши времена, такое множество книг против учения Восточной Церкви, что их трудно было бы даже перечесть, не только оценить по достоинству. И хотя такие книги вообще наполнены клеветами, баснями, порицаниями, очевидными вымыслами и лжами, особенно же умственными ядотворными хитросплетениями, с очевидной целью образовать в Европе дух, враждебный Восточной Церкви, особенно нашем Отечеству, и, поколебав вероучение нашей Православной Церкви, совратить последователей ее с пути истины; но так как они издаются под заманчивыми названиями, в уютных формах, с такой типографической опрятностью, что как бы невольно завлекают любопытство читателей, то, конечно, и в нашем Отечестве, куда сии сочинения проникают темными путями, найдется немало таких, которые, имея поверхностное понятие о предметах христианского учения, не могут не увлечься мыслями, противными истине. Особенно вооружились теперь против православных писатели Латинской Церкви, провозглашающие господство своего папы и частной Римской Церкви над всеми правительствами и частными церквами и народами мира; преимущественно же в настоящее время заняты сим иезуиты во Франции, которые, пользуясь повсеместным распространением французского языка, усиливаются с какой-то лихорадочной деятельностью, посредством сочинений на этом языке, насадить повсеместно свой образ мыслей, противный вероучению и иерархическому устройству Восточной Церкви, не щадя для этой цели самых чудовищных вымыслов, очевидных лжей и безсовестного искажения исторических истин. Многие из православных образованных, читая эти сочинения на французском языке, и не читая своих, на русском, о православном вероучении, легко могут поверить хитросплетенной лжи вместо истины, которую они хорошо не знают.
Желающему подробно знать те причины, по которым паписты так далеко уклонились от Православия, полезно прочесть недавно вышедшее сочинение об отношениях Римской Церкви к другим церквам — Авдия Востокова [32]. В этой книге, во второй части, особенно замечательны места о присяге латинских епископов своему папе, и о клеветах папистов на православных (с. 49, 60 и 137).

239. О церковном поминовении христиан неправославных

Так как во все времена при служении в Православной Церкви всегда поминались о упокоении души усопших только православных христиан, потому в постановлениях Церковных и не пишется о непоминовении иноверцев, ибо нигде их не поминали.
Выписываем из Церковных постановлений как поминались и ныне поминаются отшедшие о Господе.
На проскомидии:"Таже (то есть потом) взем иерей пятую просфору, глаголет:"О памяти и оставлении грехов святейших патриарсех православных и благочестивых царей и благочестивых цариц, блаженных создателей святыя обители сея (и других усопших поминает по имени и конечне глаголет) и всех в надежде воскресения, жизни вечныя и Твоего общения усопших православных отец и братий наших, человеколюбче Господи"".
На сугубой ектинии, во время вечерни, утрени и литургии:"Еще молимся о блаженных и приснопамятных патриарсех православных, и благочестивых царех и благоверных царицах, и создателе святыя обители сея (или храма сего), и о всех прежде почивших отцех и братиях, зде лежащих и повсюду, православных".
На литии во время бдения:"Еще молимся о успении, ослабе блаженныя памяти и оставлении грехов всех прежде отшедших отец и братий наших, зде лежащих и повсюду, православных".
На полунощнице:"Помолимся… о всякой души христиан православных, ублажим благочестивыя цари, православныя архиереи… и вся прежде отшедшыя отцы и братию нашу, зде лежащыя и повсюду, православныя".
На литургии, прежде освящения Даров, иерей говорит:"Мир всем". Лики поют:"Милость мира жертву хваления". Иереи в алтаре, в знамение взаимного мира и единомыслия, дают друг другу целование о Господе (в шею, или в руку. В древние времена то же делали все христиане). По освящении же Даров иерей, в знамение единства Церкви, поминает в вере почивших праотцев, патриархов, пророков и апостолов, мучеников и преподобных и всех святых. А диакон читает диптихи, то есть помянники усопших верных, отшедших с надеждой спасения и воскресения (Нов. Скриж. и Служебник).
Если же открывалось, хотя по времени, как видно это из Церковной истории, что кто-нибудь из записанных на этих таблицах оказывался замешанным в ереси, то имена таких всегда исключали. Причину сего выставляет святой Дионисий Ареопагит, говоря так:"Невозможно, чтобы к Единому вместе приводимы были и миротворного единения с Единым были причастниками люди, разделенные между собой"(святого Дионисия о Церковной Иерархии, 1854, гл. 3, отд. 8).
Тут же далее говорит святой Дионисий:"Если бы мы, будучи озарены созерцанием Единого, были собраны воедино в единовидном и Божественном собрании, то не допустили бы себя впасть в особливые похотения, из которых образуются земные и страстные вражды".
Если бы римские первосвященники не впали в особливое похотение преобладания, то не враждовали бы на Православную Церковь по земным и страстным причинам. Также и лютеране, и вообще протестанты, если бы не недуговали особливыми похотениями чревоугодия и высокоумия, то не нападали бы на православных за соблюдение постов и покорность постановлениям Православной Церкви Христовой. Они забыли заповедь Самого Господа в Евангелии: аще же… Церковь преслушает, буди тебе якоже язычник и мытарь (Мф. 18: 17). Сими словами с тем вместе определяется ясно забота и попечение православных в отношении иноверцев, кто бы они ни были. Но по закону любви Церковь наша молится о соединении Церквей, то есть об обращении иноверных еще при их жизни с той мыслью, чтобы Господь, имиже весть судьбами, обратил их к свету истины и привел на путь спасения. Если обратятся, то добро и благо; когда же при жизни своей не обратятся, по недоведомым нам судьбам Божиим, то по смерти их Церковь уже не может их поминать, так как они не имели общения с нею при своей жизни.
Достойно замечания, что когда кого-либо из православной царской фамилии выдают в замужество за иноверца, то супруг сей только при жизни его поминается на ектениях, и притом безымянно; по смерти же не поминается. А для царских родственников могла бы Церковь сделать снисхождение, если бы это возможно было.

 



Сообщить об ошибке

Контактная информация
  • mo@infomissia.ru
  • http://infomissia.ru

Миссионерский отдел Московской Епархии

Все материалы, размещенные в электронной библиотеке, являются интеллектуальной собственностью. Любое использование информации должно осуществляться в соответствии с российским законодательством и международными договорами РФ. Информация размещена для использования только в личных культурно-просветительских целях. Копирование и иное распространение информации в коммерческих и некоммерческих целях допускается только с согласия автора или правообладателя

 


Создание сайта: studio.hamburg-hram.de